Белая гвардия
Белая ГвардияКонтактыКарта сайта
Поэзия Белой гвардии
 

Образование Северного фронта и боевые действия на других фронтах

Глава 9. Образование Северного фронта и боевые действия на других фронтах

Заняв Мурманск в конце июня 1918г., английский флот в течение месяца высадил десант в Сороках и занял Соловецкие острова, после чего англичане начали готовиться к захвату Архангельска, распространяясь в то же время к югу по Мурманской ж/д.

«Подобно тому, как и во многих других местах, и в Архангельске зрела измена в среде высшего командного состава в пользу Белого движения, а выступление полковника Потапова облегчил противнику красных овладение этим городом при помощи десанта с моря и взрыва изнутри, что произошло 2 августа 1918г.». 96

Для развития своих операций генерал Айронсайд, командующий союзными вооружёнными силами, располагал двумя операционными направлениями: одно совпадало с линией ж/д и шло на Вологду, Ярославль и Москву, т.е. в конечном итоге выводило в жизненные центры революции и места, удобные для расположения и действия значительных войсковых масс; другое шло на Котлас, Вятку, совпадая до Котласа с Северной Двиной, а далее с ж/д Котлас – Вятка.

Продвижение союзных войск вдоль Северной Двины совершалось медленно и с большими усилиями.

Вообще продвижение союзников вглубь страны совершалось чрезвычайно медленно и осторожно. В течение всей осенней компании 1918г. союзники продвинулись в Мурманском крае лишь только на 40 км. к югу от г. Сороки.

Достигнув первоначальных успехов, противник надолго приостановился, и лишь с середины октября он вновь начал проявлять усиленную деятельность вдоль Архангельской ж/д, стремясь овладеть узлом путей станции Плесецкая.

Уже к поздней осени 1918г. определилось вполне второстепенное значение Северного фронта в условиях обстановки гражданской войны.

«Падение Казани и захват Архангельска десантом Антанты является пределом достижений Белых в том первоначальном периоде кампании на восточном и северном фронтах, который произошёл к концу 1918г.

Силы Белых армий достигли известных успехов, особенно значительных ан Восточном фронте, но успехи эти далеко не соответствовали тем конечным целям, которые себе ставили державы Антанты.

Внутренние взрывы в городах на верхней Волге явились преждевременными по крайней мере на месяц; чехословаки около 2 месяцев затратили на усиление своего положения на Урале. Английское командование, промедлив месяц с захватом Архангельска, в дальнейшем действовало настолько медленно и нерешительно, что конкретная опасность образования единого Северо-Восточного белого фронта растворилась в пространстве и во времени».97

96 – Зеленов Н.П. «Трагедия Северной области», Париж с. 7
97 – Какурин Н.Е. «Как сражалась революция» т.1 с. 211

«Установление Южного фронта носило более замедленный и незаметный характер, являясь непосредственным результатом германской оккупации юга России, чем Восточного фронта.

И здесь, как и на Востоке, очагом его образования был казачий район – Область Войска Донского.

6 мая 1918г. восставшими против Советской власти казаками был занят Новочеркасск, а 8 мая казачьи и германские части с противоположных сторон вступили в Ростов. 11 мая казаки овладели Александровском- Грушевском, после чего, обеспечив за собою известный плацдарм для формирований, приступили к энергичному увеличению своих сил.

«Донское казачество в своей массе вовсе не стремилось к походу на Москву и в нём всё-таки были сильны тенденции к возможно мирному улаживанию спорных вопросов с Советской властью, новому же «державцу» Донской области – атаману Краснову тоже не особенно улыбалось скорое возвращение в лоно «единой и неделимой России», и он предпочитал пока изображать роль самостийного главы «всевеликого» войска Донского, стремясь лишь к выгодному «стратегическому» округлению своих границ.

В этих целях донской круг 1 сентября 1918г. издал Указ о занятии Донской армией ближайших узлов за донской границей: Царицына, Камышина, Балашова, Поворино, Новохопёрска, Калача и Богучара».98

Однако в выполнении своего общего плана наступления донское командование было упреждено командованием 10-ой Красной армии, образованной в районе Царицына из отрядов, отошедших с Украины ещё весною, и из местных формирований.

Обладая царицынским узлом, красные обеспечивали своё господство на нижней Волге, а благодаря этому и связь с Астраханью и северо-кавказским театром; утвердившись в нём, Белые могли рассчитывать на установление более тесной оперативной связи с уральским казачеством, а через него и с белогвардейским Восточным фронтом.

Это значение Царицына в масштабе общероссийском верно оценивалось донским атаманом Красновым, который в сентябре 1918г. пробовал уговорить генерала Деникина предоставить кубанцев их собственным силам, а самому с Добровольческой армией двинуться на Царицын, от чего Деникин отказался.

Все успехи Донской армии на северных направлениях являлись непрочными при условии оставления Царицына в руках красных.

«В связи с общим оживлением на Донском фронте 10-ая армия расширила масштаб своих операций. 22 августа она перешла в общее наступление, развивая его эксцентрически вдоль трёх ж/д магистралей, сходящихся у Царицына, а именно вдоль ж/д Царицын- Лихая и вдоль ж/д Царицын – Тихорецкая, и, сбив противостоящий ей заслон, подошла к Дону на широком фронте, выйдя на тихорецком направлении на реку Сал, но здесь дальнейшее движение её приостановилось в силу причин, установить которые пока не удалось, в то время, как на своём левом фланге противник одержал ряд местных успехов, захватив Калач» 99.

Угроза со стороны Царицына не позволила донскому командованию развить его успех на воронежском направлении, а заставила его стянуть все

свободные силы на царицынское направление для ликвидации успехов 10-ой Красной армии.

Для этой цели Краснову пришлось использовать свои резервные формирования. Эти силы в середине сентября вновь склонили успех на сторону Донского командования.

Октябрь характеризовался крайним напряжением сил Донской армии, причём её активные действия начинали развиваться на флангах её общего фронта в двух расходящихся операционных направлениях: на Царицын и на Воронеж.

98 – Добрынин В. «Борьба с большевизмом на юге России» с. 60
99 – Н.Е. Какурин «Как сражалась революция» т.1 с. 216

На царицынском направлении Донская армия в начале октября 1918г. перешла в наступление и к 17 октября оттеснила 10-ую Красную армию на узкий плацдарм перед самим Царицыным.

Однако на этом и закончились успехи Донской армии. Её фланги, в свою очередь, попали под удары с юга кавалерийской дивизии Жлобы, что вынудило белых выпрямить свой фронт и отойти на линию Гнилоаксайская – Лепичево- Калач – р. Дон до устья реки Иловли.

На этом боевые операции на царицынском направлении временно приостановились до декабря.

На остальном участке Донского фронта упорные бои завязались на воронежском направлении, обороняемом частями 8-ой армии красных.

Выход за пределы Донской области достался донскому командованию ценою тяжёлого форсирования сил своей армии. Моральное состояние Донской армии начинало падать, и в ней начали возникать мнения о бесполезности дальнейшего сопротивления, что вскоре привело к разложению Донского фронта, совпавшему с нарастанием сил красного Южного фронта.

Конец ноября явился поворотным моментом в ходе кампании 1918г. на Южном фронте. В дальнейшем наступательная инициатива всё больше и больше начинает переходить на сторону красных армий, хотя оборона Донской армии в течение последующего месяца носит ещё в высшей степени активный характер, сопровождаемый многими частными успехами.

Красная армия в этот период времени находилась ещё в процессе роста и перехода к правильным организационным формам, почему от неё нельзя было требовать того полного коэффициента полезной работы, который соответствовал её численности.

Учитывая это обстоятельство, нельзя мерить равной меркой достижения её и её противников, отличавшихся первоначально лучшей организацией и сплочённостью.

Неудача на главном, царицынском направлении ставила на карту все успехи донцов на воронежском направлении, которое для них не могло явиться главным, если только они не преследовали цели исключительно собственными силами захватить Москву, а на иные силы, кроме своих, они при сложившейся политической и стратегической обстановке рассчитывать не могли.

Главною ошибкою белого командования за рассмотренный период кампании нужно считать неправильную оценку операционных направлений и форсирование сил своей армии, что ускорило процесс её разложения.

Прочное удерживание в своих руках царицынского узла предотвратило возможное соединение белых армий Восточного и Южного фронтов, что для большевиков было несравненно опаснее, чем соединение Северного и Восточного фронтов».100

На восточном фронте белые овладели Казанью (август 1918г.) последующий период кампании на этом фронте, в течение примерно месяца, характеризуется упорной борьбой обеих сторон в казанском районе; белые стремились закрепить достигнутый успех и прочно утвердиться на Волге;

красные преследовали цель восстановления своего положения в казанском районе.

У красных было с самого начала превосходство в живой силе и, главное, в артиллерии. Это превосходство в дальнейшем продолжало расти. На станцию Свияжск пребывали один за другим эшелоны с подкреплениями, которые затем распределялись по группам. Попутно производилась большая организационная работа по укреплению боеспособности частей; в первую очередь была проведена в этом отношении в порядок Волжская речная флотилия.

«Казань пала 10 сентября 1918г., и отряды противника (белая армия) начали спешно отступать на Лапшев и Буинск».101

100 – Н.Е. Какурин «Как сражалась революция» т.1 с. 219
101 – К. Подгорецкий «Борьба за Казань» с. 38

Падение Казани определило собой поворотный момент если не всей кампании на Восточном фронте, то по крайней мере на средневолжском бассейне.

Неудачи на фронте сопровождались внутренним разложением в рядах белых войск.

Белые отступали в двух направлениях: часть их двигалась вверх по Каме по направлению к Чистополю; другая часть шла южнее Спасска, очевидно, для присоединения к симбирской группе своих войск; эта часть состояла из 2 000 человек при 12 орудиях. Чистопольская группа белых, не задерживаясь на Каме, двинулась на Бугульму.

Бои под Симбирском с переменным успехом продолжались до 29 сентября 1918г., когда белые отошли под натиском красных войск из окрестностей Симбирска на ст. Мелекесс, причём в этом районе у белых была обнаружена довольно плотная группировка в количестве до 4 пехотных полков.

Вслед за взятием Симбирска красными войсками большевистские войска в течение 1-ой половины октября овладели Сызранью, Самарой и широким фронтом перенесли свои операции на левый берег Волги, продвигаясь к Уфе. Более упорное сопротивление белые армии оказывали лишь на линии Самаро-Уфимской ж/д, где фронт долгое время держался в 70 км. Восточнее Самары, но зато на более северных к Уфе направлениях наступление красных частей продолжало развиваться успешно, и в период между 20 и 25 октября они уже вышли на фронт Бугульма –Мензелинск, оказавшись, таким образом, на уступе вперёд по отношению к 3-й Красной армии.

В начале ноября 1918г. положение на Восточном фронте, по крайней мере на значительной его части, давало ряд вполне благоприятных предпосылок для дальнейшего хода кампании.

Дальнейшее усиление Восточного фронта не представлялось главному красному командованию необходимым, тем более что на других фронтах назревали новые события, которые в связи с общим изменением внешней политической обстановки после революции в Германии должны были совершенно видоизменить относительное значение всех фронтов, оживить

те из них, которые, как например, Западный, в первый и второй периоды гражданской войны находились в состоянии пассивном, и перенести точку приложения главных сил революции на совершенно иные театры, ещё более расширив область распространения гражданской войны».102

Северный Кавказ в течение всего 1918г. явился обособленным театром, на котором развернулась борьба местных сил. События на этом театре не могли влиять непосредственно на положение обеих сторон на главных театрах гражданской войны и имели первоначально чисто местное значение.

Однако окончательный исход борьбы на этом театре оказал уже непосредственное влияние на обстановку на главных театрах войны, освободив главное ядро Белых сил на Северном Кавказе – Добровольческую армию и кубанские формирования для действий на других театрах, что в первую очередь сказалось на ходе кампании на юге России в 1919г.

Как только германские войска заняли Керчь (середина мая 1918г.), казаки Таманского полуострова подняли открытое восстание против Советской власти, приняли германскую ориентацию и призвали к себе на помощь немцев.

Кроме Таманского полуострова, значительные силы пришлось красному командованию держать и на ростовском направлении против оккупировавшей его германской пехотной дивизии и против возможного нового выступления Добровольческой армии, приводившейся в порядок в районе Новочеркасска.

На Таманском полуострове борьба велась с переменным успехом, причём красные прочно удерживали в своих руках Темрюк с прилегающим к нему районом.

Такова была общая обстановка на Кубани, когда в июне 1918г. Добровольческая армия, не желая действовать совместно с донцами (Добровольцы ориентировались на страны Антанты, а донцы – на Германию), к этому времени открыто принявшими германскую ориентацию, вновь двинулись на Кубань.

Первые удары этой армии обрушились на группу Сорокина.

Части добровольческой армии овладели Ставрополем. Одновременно с неудачами красных войск повстанчество широкой волной охватило всю территорию Кубанского войска.

Во время контрнаступления армии Сорокина «советские войска, особенно украинские, подвергли полному разгрому станицы казаков, лежавшие на дороге, совершенно не считаясь со степенью их обеспеченности, что, естественно, бросило кубанских казаков из революционного лагеря в руки Деникина и Алексеева».103

Отрезанные от главных сил Сорокина отряды вынуждены были покинуть Таманский полуостров и начали стягиваться в район Новороссийска, стремясь найти окружной путь для выхода на Северный Кавказ.

102 – Н.Е. Какурин «Как сражалась революция» т.1 с. 223
103 – «Рукопись Свечникова» с. 12

Все колонны красных, сопровождаемые беженцами, двинулись в путь к Новороссийску, причём колонна Ковтюха от станции Крымской ехала, погрузившись в эшелоны. Новороссийск был занят в это время уже немецкими и турецкими войсками.

«Белым удалось 18.09. овладеть Армавиром и Невинномысской, но 21.09. 1918г. они были выбиты из Армавира войсками Таманской армии, которая вслед за тем заняла фронт Армавир- Михайловская- Дондуковская, прикрыв армию Сорокина.

В операциях наступил известный перелом, воспользовавшись которым красное командование само решило перейти к активным действиям.

Предстояло выбрать план действий, и тут возникли крупные разногласия в отношении плана дальнейших действий между командованием Таманской армии в лице Матвеева и «главкомом» Сорокиным. Первый считал необходимым наносить удар главною массою красных сил на ст. Кавказская с тем, чтобы в дальнейшем ударить либо на Екатеринодар, либо через Тихорецкую искать связи с советскими войсками, действующими в районе Царицына».104

104 – Батурин Г.Н. «Красная Таманская армия» с. 28

Второй, к мнению которого присоединился и РВС Северного Кавказа, считал необходимым овладеть Ставрополем и его районом и тем самым закрепиться в восточной части Северного Кавказа, держа связь с центром по дороге Святой Крест- Яшкуль- Астрахань, проходившей на значительном своём протяжении по пустынной и безводной степи.

План первого был более безопасен, так как в случае неудачи предоставлял войскам удобный путь отхода вдоль линии ж/д Тихорецкая- Царицын, в плане второго был большой риск, так как в случае неудачи войска отбрасывались в пустыню, но зато он в случае успеха обеспечивал для красных центральное расположение их на Северном Кавказе и надолго связывал те силы белых, которые складывались вокруг Добровольческой армии.

Точка зрения Сорокина победила, причём Матвеев был расстрелян Сорокиным за неисполнение боевых приказов, и 7.10.1918г. красное командование приступило к перегруппировке для овладения Ставрополем.

В ночь на 30.10.1918г. Ставрополь красными был взят. При занятии Ставрополя части Таманской армии энергично преследовали противника, причём её некоторые части доходили даже до ст. Кавказской. Однако дальнейшего развития действия Таманской армии не получили, и она около 3 недель пассивно простояла на месте в районе Ставрополя, не получая никаких указаний от высшего командования. Произошло это в силу тех особых обстоятельств, которые потрясли в это время аппарат высшего политического и военного управления Северного Кавказа.

«Избавившись от командующего Таманской армией, «главком» Сорокин пожелал избавиться и от опеки РВС Северного Кавказа, почему вероломно расстрелян некоторых его членов. Будучи объявлен вне закона, Сорокин

бросил управление и со своим конвойным эскадроном, скрываясь от преследований, бросился в Ставрополь, где был арестован 1.11.1918г., а 3.11.1918г. убит одним из командиров полков Таманской армии из мести за расстрел Матвеева».105

Сильная рокировка к северу наиболее боеспособной массы войск Северного Кавказа облегчила противнику возможность развить активные операции на армавирском и владикавказском направлениях.

Здесь им (Белой армией) был сосредоточен мощный кавалерийский кулак, силою до 14 кавалерийских полков, под командованием полковника Шкуро, который прорвал армавирский фронт красных и, отрезав Таманскую армию у Пятигорска, откуда она получала не только распоряжения, но и снабжение, начал с юга и юго-востока грозить Ставрополю.

Таманская армия оказалась вновь окружённой в Ставрополе со всех сторон и 14.11.1918г. с боем вынуждена была пробиваться в восточном направлении, неся большие потери в своём составе.

В результате осенней компании 1918г. и борьбы за Ставрополь главные силы красных армий Северного Кавказа почти вплотную были прижаты тылом к той песчаной и пустынной степи, которой с следующих событиях суждено будет стать могилой многих из их бойцов.

Ряды таманской армии сильно поредели от эпидемий и непрерывных боёв.

Объявленная РВС мобилизация крестьянства восточной части Ставропольской губернии не увеличила боеспособность армии: ряды её пополнились элементами либо не желавшими воевать, либо даже настроенным против революции.

Таково было положение красных войск на Северном Кавказе в момент окончания там осенней компании 1918г.

105 – Батурин Г.Н. «Красная Таманская армия» с. 26-29

События гражданской войны на северном побережье Каспийского моря и в Терской области приняли более планомерный характер после появления в районе Петровска отряда Бичерахова. Около этого отряда начали группироваться терское казачество и антисоветские элементы, которые к осени 1918г. широкой волной разлились по Терской области, начиная от станицы Прохладной, через Моздок до низовьев Терека. К 26.11. красные отряды деблокировали Кизляр, также осаждённый белыми войсками, и освободили от них путь Кизляр-Чёрный Рынок, открыв таким образом приморское сообщение с Астраханью.

Вскоре вслед за этим был освобождён и Грозный. Белой Армии не оставалось ничего иного, как признать своё поражение на Тереке, размеры которого были велики. Отголоски этих воспоминаний мы слышим в песне «Как на грозный Терек».

Командующий Белыми армиями в этом районе генерал Мистухов застрелился.

Успехи белых в Кубанской области и Ставропольской губернии и успехи красных в Терской области повлекли за собою ряд новых перегруппировок и операций обеих сторон, результаты которых имеют непосредственное значение не только для местного театра военных действий, но и для сопредельного с ним южного театра, который получил особое значение после германской революции.

Как общий результат первых двух периодов гражданской войны следует отметить неуспех красных на главном театре Северного Кавказа, каковым являлся кубанский, как главное сосредоточение сил белых армий, и успех красных на второстепенном театре, каковым для обеих сторон являлся терский театр.

Привычки и приёмы «эшелонной войны» долго ещё жили в рядах красных армий, но чем дальше, тем борьба на просторах нашей страны становилась всё ожесточённей.


Страниц: 1
Опубликовано: 13.08.11 | Просмотров: 6764 | Печать  Библиотека  Вернуться назад