Автор Тема: Белоэмиграция в биографиях  (Прочитано 58998 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Игорь УстиновTopic starter

  • Полковник генштаба
  • Штабс-Капитан
  • ****
  • Дата регистрации: ШоЭ 2011
  • Сообщений: 556
  • Спасибо: 200
Re:Белоэмиграция в биографиях
« Ответ #30 : 04.09.2011 • 13:45 »
Некролог:   Владимир Рудольфович БАУМАН
[ Guests cannot view attachments ]
 16 апреля 1976 года, в Аргентине скоропостижно скончался  подполковник Марковской Артиллерийской Бригады
 Владимир Рудольфович БАУМАН.

 Покойный окончил Михайловский Воронежский Кад. Корпус  и в 1912 году  поступил в Константиновское Артиллерийское училище,
 будучи выпущен в сентябре 1914 года  в чине подпоручика  в Действующую Армию.
 Всю Первую мировую войну и гражданскую войну провел в строю, на фронте.
 В Аргентине состоял в Обще Кадетском Объединении, не пропуская никогда ни одной Кадетской встречи.

 Правление О.К.О. в Аргентине выражает свое глубокое и искреннее соболезноваяие  вдове, сыну и родственникам покойного.
***
25. БАУМАН Владимир Рудольфович (18.3.1894, г. Батум – 16.4.1976, Британское кладбище в Буэнос-Айресе).
Воронежский В. К. Михаила Павловича Кадетский корпус (1912 г.), Константиновское Артиллерийское училище (1914 г.). Подполковник артиллерии.
В 1914 г. вышел подпоручиком в действующую армию. Служил в 60-ой артиллерийской бригаде на Западном фронте (Перемышль, Латвия). В Добровольческой Армии воевал в Марковской артиллерийской бригаде в чине подполковника. Эвакуировался из Крыма, в Югославии работал лаборантом – бактериологом. В Аргентине с 1949 года.
                                                                                                                                                              Кадетский некрополь в Аргентине
« Последнее редактирование: 04.09.2011 • 14:05 от Игорь Устинов »
"Демократия – это власть подонков" Альфред НОБЕЛЬ

Оффлайн Игорь УстиновTopic starter

  • Полковник генштаба
  • Штабс-Капитан
  • ****
  • Дата регистрации: ШоЭ 2011
  • Сообщений: 556
  • Спасибо: 200
Re:Белоэмиграция в биографиях
« Ответ #31 : 04.09.2011 • 13:50 »
          Шеншин Петр Петрович

Шеншин Петр Петрович*,   р. 15 августа 1897 в Одессе. Одесский кадетский корпус 1915,   Михайловское артиллерийское училище 1916. Подпоручик (поручик) 30-й [350] артиллерийской бригады. В Добровольческой армии. Участник 1-го Кубанского похода в 3-й отдельной батарее. Во ВСЮР и Русской Армии в Корниловской артиллерийской бригаде до эвакуации Крыма. Галлиполиец. В фев.1921 в 1-й батарее Корниловского артиллерийского дивизиона. Капитан. В эмиграции в Югославии, 1 мая 1920 - 1 июня 1935 эконом и помощник заведующего хозяйством Первого русского кадетского корпуса. После 1945 - в США, с 1948 секретарь Союза Первопоходников. Умер 21 сен.1980 в Бурлингейме (США). Жена Ксения Александровна (классная дама Донского института; ум. 1975 в Калифорнии).
***
Его отец, также первопоходник:
Шеншин Петр Петрович*, р. 1864. В службе с 1884, офицером с 1886. Полковник, командир роты Одесского кадетского корпуса. В Добровольческой армии. Участник 1-го Кубанского похода в штабе армии, до 30 мар.1918 начальник политической части того же штаба. В Вооруженных силах Юга России; до янв.1920 Ставропольский вице-губернатор. Остался в Одессе. Умер в Центральной России.
Источник: Волков С.В. Первые добровольцы на Юге России. – М.: НП «Посев», 2001

Некролог:       Шеншин Петр Петрович
[ Guests cannot view attachments ]
21-го сентября 1980г. в Бурлингейме скончался капитан Петр Петрович Шеншин, В.У.О. 10-го выпуска Одесского Великого Князя  Константина Константиновича Кадетского Корпуса 1915- го года.
 Петр Петрович Шеншин родился 15-го августа 1897 года в Одессе.
 Окончил полный курс Одесского Кадетского Корпуса, по окончании Корпуса поступил в Михайловское Артиллерийское Училище и окончил ускоренный выпуск в 1916 году.
 Участвовал во всех походах и боях против Австро-Германской коалиции в составе 30-ой Артиллерийской Бригады, с июня 1916 года по октябрь 1917 года.
 В 1-ом Кубанском походе находился с февраля 1918 года по май 1918 года.
 Принимал участие во всех боях и походах против большевиков с января 1918 года по ноябрь 1920-го года.
 Служа в Артиллерии получил награды за боевые действия: Св. Станислава 3-ей степени,
 Св. Анны 3-ей степени с мечами и бантом
 и Св. Станислава 2-ой степени с мечами.
 В ноябре 1920 года эвакуирован из города Севастополя на полуостров Галлиполи. В 1921 году прибыл в Югославию и был зачислен на должность вахтера при экономе в Русский Кадетский Корпус. При соединении корпусов Русского в Сараево с Крымским Кадетским Корпусом в Белой Церкви, исполнял должность эконома и впоследствии был помощником заведующего хозяйством. С упразднением должности помощника Хозяйственной части в 1935 году был принужден оставить Кадетский Корпус.

 В Соединенных Штатах Америки состоял в Объединении Кадет Российских Кадетских Корпусов.
 Организовал помощь своим однокашникам Одесситам и держал связь со всеми ими. В кадетской среде был всегда всеми любим и уважаем за его отзывчивость и кадетское сердце.
                                                                                                                                                     П. Гаттенбергер.  
« Последнее редактирование: 04.09.2011 • 20:16 от Игорь Устинов »
"Демократия – это власть подонков" Альфред НОБЕЛЬ

Оффлайн Игорь УстиновTopic starter

  • Полковник генштаба
  • Штабс-Капитан
  • ****
  • Дата регистрации: ШоЭ 2011
  • Сообщений: 556
  • Спасибо: 200
Re:Белоэмиграция в биографиях
« Ответ #32 : 23.09.2011 • 02:48 »
БОГДАНОВ Николай Николаевич
[ Guests cannot view attachments ]
БОГДАНОВ Николай Николаевич, р. 1875. Рижский политехнический институт. Офицер с 1894. Полковник артиллерии, комиссар Временного правительства в Тверской губ. В Добровольческой армии; дек. 1917 начальник интендантской части. Участник 1-го Кубанского похода: фев. - апр.1918 заведующий финансовым отделом, затем финансовой и контрольной частью. Весной 1919 министр внутренних дел Крымского краевого правительства. Во ВСЮР и Русской Армии уполномоченный в органах Всероссийского Земского союза до эвакуации Крыма. Эвакуирован на транспорте "Ялта". В эмиграции 1920-1921 член Земгора (Российского Земско-Городского комитета помощи беженцам).
Волков С.В. Первые добровольцы на Юге России. – М.: НП «Посев», 2001

*******
 Фото и выдержка из книги: Петрова М.М. "СИМЕИЗ: путешествие по старым дачам", изд. "Сонат", Симферополь, 2006
..."Рядом с дачей Селям находится дача Карпова, а на противоположной стороне улицы две дачи Н. Н. Боrданова. Первый участок земли под № 15, площадью 500 кв. саж. он приобрел до 1910 г. и начал строительство первой дачи под названием Малый Богдан. 25 июня 1910 г. он купил соседний участок земли под № 14, площадью 200 кв. саж, на котором построил вторую дачу под названием Большой Богдан. Николай Николаевич Богданов с 1910 г. был председателем общества дачевладельцев Симеиза, или в переводе на современный язык - председателем поссовета на общественных началах при двух почетных членах - И. С. Мальцове и Я. П. Семенове.
  Николай Николаевич Богданов был талантливым организатором и смог сам организовать всю работу курорта. В. М. Кузьменко с большой теплотой отозвался об его деятельности на посту председателя общества. Однако документов о нем сохранилось немного и те, что есть в Государственном архиве Автономной республики Крым раскрывают лишь его революционную деятельность.
[ Guests cannot view attachments ]
  Наша справка: Богданов Н.Н., из обедневших дворян Рязанскои ryбернии. В родовом имении Браговка жили не только его отец Николай Дмитриевич, но также сестра Софья Дмитриевна и брат Александр Дмитриевич Богдановы. В первом браке Софья Дмитриевна была замужем за Петром Шишкиным. Когда их сыну Анатолию исполнился год, отца не стало. Софья Дмитриевна вышла замуж за Павла Ивановича Коробьина. У них родилось трое дочерей - Елена, Софья, Ольга и сын Константин (впоследствии владелец дачи Селям).
  Н. Н. Богданов родился в 1875 г. С юношеских лет он активно включился в политическую борьбу. В 1892 г. Тамбовским ryбернским жандармским управлением привлекался к дознанию и тюремному заключению на один месяц за хранение нелегальное литературы.
  После чего был подвергнут гласному надзору на два года в избранном им месте жительства. Был освобожден от надзора по собственному ходатайству в апреле 1894 г.
  Вторично бьш подвергнyr гласному надзору в 1899 г. в связи с участием в тайном обществе во время учебы в Рижском университете (на один год).
  С тех пор Н. Н. Богданов постоянно находился в поле зрения жандармского управления, которое следило за его передвижением и посылало отчеты. Иногда Н. Н. Богданову приходилось писать докладные записки о своем передвижении и, в частности, когда он баллотировался в гласные Ялтинской городской Думы для подтверждения благонадежности. В отчете Ялтинской городской Думы от 23 ноября 1912 г. он писал, что ему 38 лет, живет он в собственном доме в Новом Симеизе с 14 февраля 1910 года. Его семья состоит из жены Софьи Павловны, 37 лет, (урождённой Коробьиной) детей Софьи 8 лет и Константина 6 лет. До переезда в Крым на постоянное место жительства служил инспектором в Русском страховом обществе при правлении в С. Петербурге и не имел постоянной квартиры. По делам службы ездил по всей стране, останавливаясь в гостиницах. Семья с 1907 г. жила в Алупке на даче Лутовиновых, куда он приезжал на все праздники. В сентябре 1909 г. жил на даче Я. П. Семенова в Новом Симеизе.
  Положительный отзыв, данный о нем И. С. Мальцовым, сыграл решающую роль в праве его баллотироваться в гласные. Видимо его деятельная натура настолько покорила И. С. Мальцова и Я. П. Семенова, что они его поддержали и на пост председателя Общества курорта Симеиз. Замечательную характеристику дал ему В. А. Оболенский в своих воспоминаниях:
  «Тучный, широкоплечий, с короткою шеею, с круглым широким лицом - с виду увалень, который лучше всего должен был себя чувствовать в покойном кресле, он, однако, был самый подвижный из нас. Даже места постоянного не имел. Все передвигался: то сядет направо, то налево, где случайно свободный стул окажется. Из заседания непрерывно отвлекали его телефоны. Бумаг с собой никаких никогда не таскал; докладывая свои дела, вытаскивал иногда какую-нибудь официальную бумажку то из одного, то из другого кармана. В докладах был очень краток, деловит и решителен. Столь же решителен был и в действиях. Огромная энергия и смелость совмещались в этом человеке с исключительной мягкостью и бесконечным добродушием. Старый земец и кадет, он был членом 2-й Гос. Думы от Рязанской губернии и пользовался огромной популярностью среди местного населения. С 1913 г. он был Председателем Ялтинского уездного Земства. После февральской революции был назначен Комиссаром Таврической Губернии, и о времени его управления сохранились многочисленные рассказы, свидетельствующие об его находчивости и умении мирными средствами справляться с бушевавшей революционной стихией. Когда водворились большевики, и пришла весть об образовании Добр. Армии, он отправился в армию и проделал с Корниловым весь Ледяной поход, верхом на конe, везя с собой, как казначей, все фонды ДА. Ему бьшо вверено Министерство Внутренних Дел, наиболее тягостное для нашей интеллигентной психологии. Приходилось заново создавать кадры местной стpажи, организовывать розыск, охранять внутреннюю безопасность, остерегаясь прибегать слишком часто к помощи несдержанной в своих порывах воинской силы. И всё это он проделал просто, без ужимок, но и без сладостpастия, с обычною энергиею и с обычною улыбкою своих больших голубых глаз. Этот непрезентабельный грузный человек был пожалуй, больше всех других любим в нашей среде. И нежность к нему сказалась особенно ярко в момент, когда всем нам пришлось бежать, когдa правительство погрузилось на пароход, идущий в Европу, а Богданов вдруг явился с нами прощаться.
Как так? Зачем прощаться?
Нет, не могу; еду в Новороссийск, на фелюге, а там дальше в ДА (Добровальческую Армию - Авт.).
А жена и дети? (У него был мальчик и девочка, оба некрепкие здоровьем).
Ничего, поместимся на фелюге.
Мы обнялись, особенно paстpoгaнныe этим характерным для Богданова жестом. Он упльл, явился к Деникину, но не вынес тогдашней атмосферы ДА, двинулся на Восток через Каспийское море в Сибирь, к Колчаку, а после падения Колчака через Владивостoк пробрался в Европу.»

Первоначально семья Богдановых жила в Чехословакии, зaтем перебралась во Францию, в Париж и небольшое курортное местечко Ла Фавьер, где приобрели маленький домик.
Он всегда был принципиально честен и за границей оказался почти без средств существования. Семье приходилось постоянно изыскивать возможности заработать деньги. Но самой большой мечтой было возвращение на Родину. К сожалению, через четыре года не стало сына, а в 1930 году не выдержало сердце и Николая Николаевича. Его жена Софья Павловна и дочь Софья Николаевн в 1947 году все-таки вернулись на Родину. Они побывали на родной рязанской земле, а затем переехали в Крым, в Симферополь к родственникам по линии сводного брата Анатолия Петровича Шишкина. На фото, сделанном в Симеизе, рядом с Николаем Николаевичем Богдановым на скамейке сидит его племянница Вера Анатольевна Шишкина, а за ними стоит Ольга Коробьина. Именно Вера Анатольевна и ее сестра Елена Анатольевна приняли участие в дальнейшей судьбе жены и дочери Богданова. К сожалению, Софья Николаевна не оставила потомства, но историю их семьи продолжают потомки Елены Анатольевны, ее сыновья Константин и Борис, а также внук Дмитрий Борисович Шишкин, несущий через слово Божие не только историю этой семьи, но и великую, бескорыстную любовь к Родине.
Но тогда в 1913 г. он был избран гласным, а затем и председателем Ялтинской Земской Управы. От решения проблем маленького курорта Симеиз он перешел к решению проблем всего Ялтинского уезда. В то время активно развивалось курортное строительство, и все службы Земства были обеспокоены проблемами чистоты курорта, вопросами водоснабжения, канализации, транспорта. Он был сторонником проведения на Южный берег Крыма железной дороги. Под его руководством Ялтинское Земство внесло проект в Государственную Думу о передаче в Земство негосударственного общественного пользования проселочные дороги, и возложить заботы о них на Земство. В Ялтинском уезде было построено несколько дорог: от Скути (Приветное) до Карасубазара (Белогорск), от Скели (Родниковское) до Узунджи (Колхозное).
  Н.Н. Богданов считал, что курорты должны быть доступны всем, без различия вероисповедания и положения в обществе, поэтому подал прошение в Гос. Думу о свободе передвижения евреев на курорты России.
*******
Бывшая дача первопоходника Богданова Н.Н. под названием Большой Богдан в пгт. Симеиз. Крым. Фото октябрь 2010 г.
[ Guests cannot view attachments ]
« Последнее редактирование: 23.09.2011 • 19:17 от Игорь Устинов »
"Демократия – это власть подонков" Альфред НОБЕЛЬ

Оффлайн Игорь УстиновTopic starter

  • Полковник генштаба
  • Штабс-Капитан
  • ****
  • Дата регистрации: ШоЭ 2011
  • Сообщений: 556
  • Спасибо: 200
Re:Белоэмиграция в биографиях
« Ответ #33 : 12.10.2011 • 22:32 »
Толмачев Иван Николаевич
[ Guests cannot view attachments ]
Толмачев Иван Николаевич (05.01.1861- 28.06.1932). Генерал-лейтенант, Одесский градоначальник, покровитель Черной сотни в Одессе. Из дворян, монархист. Окончил орловскую военную гимназию и Михайловское артиллерийское училище. Действительную военную службу начал офицером 3-й гвардейской артиллерийской бригады в Варшаве. В 1886 поступил в Николаевскую академию Генерального штаба, которую окончил по первому разряду (1889). Автор научного труда, посвященного военно-стратегическому описанию Полесья. Служил в Киевском военном округе на различных штабных должностях, был старшим адъютантом штаба округа, исполнял должность начальника штаба 2-й казачьей сводной дивизии. С 1904 командир 132-го Бендерского пехотного полка, направленного на Кавказ (Озургеты).В годы революции 1905, являясь начальником экспедиционного отряда, отличился решительной борьбой с революционными организациями в Кутаисской губ. За успехи в наведении порядка был произведен в генерал-майоры (1907) и назначен на должность дежурного генерала штаба Кавказского военного округа. Служил при наместнике Кавказа графе И. И. Воронцове-Дашкове, некоторое время занимал пост военного генерал-губернатора Гурии и Мингрелии. В конце 1907 был переведен на должность начальника штаба 16-го армейского корпуса Виленского военного округа, но практически сразу же (2 дек. 1907) по личному настоянию П. А. Столыпина, Толмачев был назначен одесским градоначальником. Свое кредо выразил словами: «О программе моей деятельности я должен заявить, что я солдат и признаю только своего Государя. Его приказания я и буду исполнять в точности, не останавливаясь ни перед чем».«Первое мое усилие будет направлено на то, чтобы в городе наступила тишина  Национального вопроса я не касаюсь, он для меня не существует. Мое дело не вдаваться в политику и партийность».В должности одесского градоначальника покровительствовал право-монархическим организациям города, хотя лично с преде. Одесского отдела Союза Русского Народа (СРН) гр. А. И. Коновницыным находился в натянутых отношениях, поскольку Толмачев стремился подчинить монархические организации Одессы местной власти, а гр. Коновницын, имевший влияние в «высших сферах» в С.-Петербурге, не желал подчиняться градоначальнику. При вступлении в должность градоначальника Толмачев собрал представителей монархических организаций, которым заявил: «Прежде всего — мой низкий поклон вам, господа, за вашу деятельность! Второе, — я всей душой черносотенец, и если я официально не могу быть членом союза, то в семье моей все — кто только может — члены союза». После такого заявления взаимопонимание с одесскими черносотенцами было быстро налажено.  Политика Толмачева, ставшего полновластным хозяином города и, по словам С.Ю.Витте, «с особенной силой преследовавшего евреев», вызывала к нему ненависть левых и либералов. В 1908 кадеты внесли в Гос. Думу запрос о превышении Толмачевым своих полномочий, в связи с тем, что градоначальник энергично взялся за чистку Новороссийского университета от либеральных профессоров и преподавателей. Покровительствовал русскому Академическому движению, а его супруга Л.Д.Толмачева стояла во главе Киевского общества содействия академической жизни. Покровительствовал Одесскому Союзу Русских Людей под председательством Н. Н. Родзевича. Бывая в С.-Петербурге, посещал заседания Русского Народного Союза им. Михаила Архангела и Русского Собрания. Приветствовал Съезд сторонников Маркова (4-й Всероссийский съезд Союза Русского Народа в Санкт-Петербурге 14-16 мая 1912).     

  Правые искренне восхищались твердостью курса Одесского градоначальника. На одном из съездов правых тов. председателя Киевского губ. отдела СРН Н. С. Мищенко, назвав Толмачева «безгранично преданным Престолу и Отечеству русским патриотом», отмечал: «Очень и очень мало у нас на Руси таких генералов Толмачевых. А если бы на Руси было еще два-три генерала Толмачева, да еще два-три генерала Думбадзе, то была бы с корнем вырвана еврейско-инородческая революция, и склонились бы перед священным знаменем Союза Русского Народа все жидовствующие русские».Остро переживал «нелады между правыми», подчеркивая, что после инцидента между Н. Е. Марковым и Б. В. Никольским «в Русское Собрание все высокопоставленные ходить боятся». Относительно политики, проводимой П. А. Столыпиным в отношении черносотенцев, писал: «Угнетает меня мысль о полном развале правых. Столыпин достиг своего, плоды его политики мы пожинаем теперь; все ополчились друг на друга...». После убийства премьера был отправлен в отставку. В 1912 баллотировался в IV Гос. Думу, но нужного числа голосов не набрал. Накануне Первой мировой войны проживал в Калуге. Являлся сторонником объединения СРН и Всероссийского Дубровинского Союза Русского Народа. Резко осудил клеветническую речь В. М. Пуришкевича, произнесенную с думской кафедры 19 ноября 1916.«С какою острой болью в сердце, — писал Толмачев Пуришкевичу, — прочли все русские люди, горячо любящие Россию, вашу речь в Гос. Думе. Как тяжело было сознавать, что вы сознательно проваливаете то, за что боролись много лет. Правда, вы добились пожатия руки кадета, но в этом ли состоит ваша историческая задача? В столь тревожное время, когда в государстве должна быть твердая власть, вы поддерживаете врагов самодержавия. Этого ли ждали от вас люди, искренне любящие Россию. <...> Вы должны сознать, что ваша речь ведет Россию к погибели и русский народ вам этого не забудет».     

После Февральской революции 1917 находился под следствием Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства, в связи с тем, что в 1907 в Одессе было совершено убийство «турецкого подданного Мотеля Ише-са», якобы совершенного черносотенцами с его подачи.  Негативно воспринял большевистский переворот, помогал участникам Белого Движения и ВСЮР. Эмигрировал после окончания Гражданской войны. Умер в Берлине 28.06.1932 года. Похоронен на русском кладбище. 
"Демократия – это власть подонков" Альфред НОБЕЛЬ

Оффлайн Игорь УстиновTopic starter

  • Полковник генштаба
  • Штабс-Капитан
  • ****
  • Дата регистрации: ШоЭ 2011
  • Сообщений: 556
  • Спасибо: 200
Re:Белоэмиграция в биографиях
« Ответ #34 : 12.10.2011 • 22:59 »
Трухачев Сергей Михайлович
[ Guests cannot view attachments ]
Трухачев, Сергей Михайлович (1879 — 26 ноября 1942, Ницца) — русский военачальник, генерал-майор Генштаба, участник Белого Движения. Окончил Тифлисский кадетский корпус, Михайловское артиллерийское училище и Николаевскую академию Генерального штаба (1906). Из училища вышел в Кавказскую Гренадерскую артиллерийскую бригаду. С 1908 по 1912 г. — старший адъютант штаба 10-го армейского корпуса. В 1912 г. — и. д. помощника делопроизводителя Главного управления Генерального штаба (в разведывательном отделе 1-го обер-квартирмейстера генерала Монкевица). В июне 1915 г. — полковник, вскоре затем назначенный штаб-офицером для поручений в Управлении дежурного генерала при Верховном Главнокомандующем. 15 декабря 1916 г. назначен командиром 16-го Гренадерского Мингрельского полка.

В Добровольческой армии с самого начала. В январе 1918 г.— командир штабной роты при штабе Добровольческой армии. В марте 1918 г. произведен в генерал-майоры и назначен начальником строевого отдела штаба армии. С июля 1918 г. — дежурный Генерального штаба Добровольческой армии, а затем с января 1919 г. — штаба Главнокомандующего ВСЮР. Находился на той же должности в Русской армии генерала Врангеля. После эвакуации армии генерала Врангеля из Крыма в ноябре 1920 г. — помощник начальника Отдела личного состава штаба Главнокомандующего, сначала в Константинополе, а затем, с переездом в Королевство СХС, в Сремски Карловицы. После расформирования штаба в 1926 г. переехал во Францию, к 1 января 1934 член Общества офицеров Генерального штаба. Проживал в Ницце, где и скончался 26 ноября 1942 г. Похоронен на русском кладбище Кокад.

  "В СЕМ БРАТСКОМ СКЛЕПЕ ОБРЕЛИ МЕСТО ВЕЧНАГО УПОКОЕНИЯ ИЗЪЯТЫЕ ИЗ ЗЕМЛИ
 ПОСЛЕ ПЯТИЛЕТНЯГО ПОГРЕБЕНИЯ НА НИЦЦКОМ ГОРОДСКОМ КЛАДБИЩЕ ОСТАНКИ СКОНЧАВШИХСЯ:", один из которых, генерал ТРУХАЧЕВ Сергей Михайлович:
[ Guests cannot view attachments ]
« Последнее редактирование: 12.10.2011 • 23:14 от Игорь Устинов »
"Демократия – это власть подонков" Альфред НОБЕЛЬ

Оффлайн Игорь УстиновTopic starter

  • Полковник генштаба
  • Штабс-Капитан
  • ****
  • Дата регистрации: ШоЭ 2011
  • Сообщений: 556
  • Спасибо: 200
Re:Белоэмиграция в биографиях
« Ответ #35 : 12.10.2011 • 23:10 »
Безак Федор Николаевич
[ Guests cannot view attachments ]
Безак Федор Николаевич (21 сентября 1865 года-14 декабря 1940 года), российский государственный деятель, полковник, шталмейстер Высочайшего Двора.

Из дворян, православный монархист, член правления товарищества Юзефовско-Николаевского свеклосахарного и рафинадного завода.Сын генерала Николая Александровича Безака (1836 - 1897), имел брата Александра.Жена — Елена Николаевна (дочь командира Кавалергардского полка генерал-адъютанта Н. Н. Шипова) (1880 - 4 августа 1971). Обучался в Нижегородским графа Аракчеева кадетском корпусе, затем прикомандирован к Пажескому корпусу.1885—1901 — служил в лейб-гвардии Кавалергардском императрицы Марии Фёдоровны полку; уволен со службы в чине полковника.Федор Николаевич был глубоко религиозен, знал С.А. Нилуса и митрополита Антония (Храповицкого).  

В 1902 году в чине полковника Безак вышел в отставку. В знак признательности за верную службу, он был пожалован в камергеры Высочайшего Двора (с 1911 года – шталмейстер). В связи с этим состоялось представление отставного полковника императрице: "Я имел счастье представляться Ее Величеству по случаю назначения камергером и меня предупредили не ждать, чтобы Императрица первая заговорила, а в случае ее молчания немедленно самому начать разговор и говорить как можно больше. Встретила меня Императрица с любезной улыбкой, протянула руку для поцелуя, и мы сели. Видя, что она не знает, что сказать, и что на лице уже начинают появляться красные пятна, я сам начал самый простой разговор о моей военной службе, теперешних занятиях в деревне и о моей семье и детях. Императрица сразу оживилась, вся конфузливость у нее прошла, и уже она сама стала задавать мне разные вопросы, и говорила о своих детях, о их воспитании, и расспрашивала о жизни в деревне и воспитании крестьянских детей. Таким образом, я просидел у Императрицы более получаса, и, когда она, наконец, встала, и я стал откланиваться, она с улыбкой протянула мне руку и любезно сказала, как ей интересно было со мной поговорить. Я положительно утверждаю, что, если бы все поступали так, как поступил я, Императрица со всеми была бы любезна, и уж конечно гордой и надменной считать ее было бы невозможно". В 1907 году Безак был избран депутатом в III Государственную думу, где вошел во фракцию умеренно-правых. Федор Николаевич был русским националистом и приверженцем взглядов П.А. Столыпина, которого, по собственному признанию, хорошо знал, После смертельного выстрела Богрова Безаку довелось выносить на своих руках окровавленное тело Столыпина из Киевского театра. Когда началась Первая мировая война, Безак откликнулся на призыв императора к подданным – вернуть имеющиеся за границей сбережения в Россию. "Он был убежденный монархист, для которого просьба Государя к русским людям, во время войны, вернуть все иностранные капиталы для поддержки военных нужд, была закон. Одним росчерком пера он вернул все, что имела семья за границей", – свидетельствует его дочь Ксения Федоровна.

В 1912 году — с 30 января киевский губернский предводитель дворянства, в 1913 году— сложил с себя полномочия члена Думы, а в сентябре избран членом Государственного совета от Киевского губернского земского собрания, где входил в правый центр. В 1916  году, в сентябре в связи с истечением срока выбыл из состава верхней палаты Госсовета. Творцов Февральской революции Федор Николаевич аттестовал следующими словами:"Кто разрушил могучую, великую Россию? Уж конечно, не крестьянское население, а те, кто во время величайшего напряжения всех сил страны перед самым победоносным окончанием войны, задумали свергнуть ту власть, которая одна могла вывести Россию из тяжелого положения, власть Помазанника Божия, власть русского Царя".  

Как губернский предводитель дворянства в Киеве, Безак заявил о необходимости оставаться верными данной Государю присяге и телеграфировать главнокомандующему, прося его прислать в город Уральскую или Оренбургскую казачью дивизию для наведения порядка. "Мне отвечали, что нельзя идти против народа, – писал он, вспоминая эти трагические для России дни. – Я возразил, что тут никакого народа нет…, и что все это будет сразу прекращено, если принять энергичные меры. Даже стрелять не придется, достаточно появления казаков с нагайками, чтобы все разбежались".В 1917 году Безак был участником монархического съезда в Киеве в июне, на котором избран главой монархического блока., а в 1918 году— участник монархического «Особого политического бюро на Украине».В дни гетманства Федор Николаевич совместно с другими видными правыми деятелями дореволюционной России входил в состав "Южной группы", затем влившейся в состав монархической организации "Союз верных", который был основан в 1918 или 1919 году на базе монархической группы Н.Е. Маркова, возникшей в Петрограде уже в 1917 году и имевшей первоначальной целью спасение Царской Семьи. Союз находился в связи с Киевским Советом обороны, созданным сохранившим свою преданность монарху графом Келлером, с которым Безак был близко знаком. Историк А.А. Иванов отмечает, что этих людей роднило желание в меру своих сил послужить Царскому Делу.  

К сожалению, в своих  воспоминаниях Безак умалчивает о своей монархической деятельности в годы Гражданской войны, хотя по свидетельству А. А. Иванова, до нас дошли свидетельства, говорящие об активной роли Безака в монархической работе и предпринимаемых им попытках по спасению Царской Семьи.Историк А.А. Иванов отмечает, что до сих пор сложно точно установить, какова была действительная роль немцев в данной попытке русских монархистов спасти Царскую Семью.  

Отношение самого Государя и Государыни к немцам хорошо известны. "Я бы никогда не поверил, – говорил император после подписания немцами Брестского мира, – что император Вильгельм и германское правительство могут унизиться до того, чтобы пожать руку этих негодяев, которые предали свою страну".

Когда же Государю стало известно о шагах, предпринимаемых немцами для спасения Царской Семьи, он воскликнул: "Если это не предпринято для того, чтобы меня дискредитировать, то это оскорбление для меня", а Александра Федоровна добавила: "Я предпочитаю умереть в России, нежели быть спасенной немцами".

После падения правительства Скоропадского и захвата Киева отрядами Петлюры, Безак был арестован, как "враг Украйны" и заключен в тюрьму. Стараниями жены вскоре ему удалось вырваться из заточения и отбыть в Германию, где он возглавил Русский комитет в Берлине, продолжил сотрудничество с Н. Е. Марковым и его организацией "Союз верных" и находился в контакте с немецкими правыми кругами. Затем Безак с семьей переехал в Данию, где недолгое время жил неподалеку от императрицы Марии Федоровны, позже навещая ее в резиденции. После Безаки перебрались во Францию, где Федор Николаевич скончался 14 декабря 1940 года. Похоронен на русском кладбище Кокад в Ницце (Франция).

  "В СЕМ БРАТСКОМ СКЛЕПЕ ОБРЕЛИ МЕСТО ВЕЧНАГО УПОКОЕНИЯ ИЗЪЯТЫЕ ИЗ ЗЕМЛИ
 ПОСЛЕ ПЯТИЛЕТНЯГО ПОГРЕБЕНИЯ НА НИЦЦКОМ ГОРОДСКОМ КЛАДБИЩЕ ОСТАНКИ СКОНЧАВШИХСЯ:", один из которых, БЕЗАК Федор Николаевич:
[ Guests cannot view attachments ]
« Последнее редактирование: 13.10.2011 • 15:52 от Игорь Устинов »
"Демократия – это власть подонков" Альфред НОБЕЛЬ

Оффлайн Игорь УстиновTopic starter

  • Полковник генштаба
  • Штабс-Капитан
  • ****
  • Дата регистрации: ШоЭ 2011
  • Сообщений: 556
  • Спасибо: 200
Re:Белоэмиграция в биографиях
« Ответ #36 : 13.10.2011 • 23:00 »
БУСЫГИН Валентин Григорьевич      
[ Guests cannot view attachments ]    
Родился 29 июля (ст. ст.) 1899 года в г Харькове, сын военного ветеринара полковника Григория Валентиновича и его жены, Веры Несвятайло. Было у него 3 брата и сестра. Православного вероисповедания Окончил Изюмское реальное училище. В Гражданскую войну во ВСЮР ген. А.И. Деникина, Русской Армии ген., барона ПН. Врангеля в команде разведчиков 3-й батареи Дроздовского артдивизиона Дроздовской дивизии. Мл. фейерверкер из вольноопределяющихся (апрель 1920). Переболел тифом. Был ранен в ногу. Награжден Георгиевским крестом 4-й ст. Галлиполиец. Удостоверение №2185 на право ношения особого нагрудного знака с надписью «Галлиполи 1920-1921» выдано 3 июля 1922 г. в гор Тырново (Болгария). Прибыв на Балканы, в первое время работал шахтером. В Болгарии в г. Тырново 12 июля 1923 г. окончил последний 16-й выпуск Сергиевского артиллерийского училища (1921-1923) и был произведен в чин подпоручика со старшинством с 25 июля 1921 г.
[ Guests cannot view attachments ]
В. Г. Бусыгин переехал из Болгарии в Чехословакию в сентябре 1925 года, где окончил Агрономическое отделение Пражского политехникума. Служил помощником химика, инженером-агрономом на цементном заводе. Состоял членом Галлиполийского землячества в Праге с 1925 года.
[ Guests cannot view attachments ]
В Бразилию переехал в 1930 году, по приглашению Акима Ботовченко. Поездку оплатила Лига Наций. В кармане было 7 американских долларов. Первое время Бусыгины жили в Порто Алегри, на юге Бразилии. Работал Валентин Григорьевич трубочистом, позже таскал мешки и ящики на шоколадной фабрике «Neugebauer».

В 1937 году, по приглашению Феодора Ив. Пивоварова, знакомого еще по Праге переехали в город Cachoeiro de Itapemirim, штат Espinto Santo, в средней Бразилии, где работал химиком на цементном заводе «Barbara».

В декабре 1948 года Бусыгины переезжают в город Londrina, штат Parana, где В.Г. работал землемером (топографом в лесу и чертежником в конторе).
[ Guests cannot view attachments ]
В 1957 переселяется с супругой в город Curtiba, где сын, незадолго перед тем, получил университетское образование и работал инженером-строителем.

Валентин Григорьевич женился на Акилине Алексеевне Резниченко в Праге 16 сентября 1928 г. Акилина Алексеевна была сестрой милосердия Белозерского полка Добровольческой Армии и 3-го батальона 1-го Марковского полка Русской Армии, дважды раненой на фронте и награждённой Георгиевской медалью за храбрость.
[ Guests cannot view attachments ]
Валентин Григорьевич скончался 4 января 1977 года, а Акилина Алексеевна 29 ноября 1969 года. Сын Григорий (родился 05.01.1934 г.), ныне здравствует и проживает с супругой Еленой Михайловной, ур. Кипман (дочь дроздовца Михаила С. Кипмана) на юге Бразилии. У них трое детей - Константин, Таисия и Валентин. Протоиерей Константин Бусыгин служит настоятелем Свято-Николаевского храма в Сан-Паулу.
                                                                                                                                                              о. Константин
"Демократия – это власть подонков" Альфред НОБЕЛЬ

Оффлайн Игорь УстиновTopic starter

  • Полковник генштаба
  • Штабс-Капитан
  • ****
  • Дата регистрации: ШоЭ 2011
  • Сообщений: 556
  • Спасибо: 200
Re:Белоэмиграция в биографиях
« Ответ #37 : 19.10.2011 • 21:44 »
Поистине уникальная личность - участник 1-го Кубанского (Ледяного) и Великого Сибирского походов:

САЛЬНИКОВ Дмитрий Николаевич. Академия Генштаба. Подполковник. В Добровольческой армии и ВСЮР. Участник 1-го Кубанского похода - начальник оперативного отдела штаба армии, на 26 июня 1918 в Донской армии, затем полковник и.д. генерал-квартирмейстера штаба армии, с 27 нояб.1918 - март 1919 командир 1-го Офицерского (Марковского) полка. В белых войсках Восточного фронта; июнь - сен.1919 начальник штаба Восточного фронта, с нояб.1919 командующий войсками Барнаульского и Бийского районов (не прибыл). Участник Сибирского Ледяного похода, в начале 1920, до сер. фев.1920 начальник штаба Северной колонны Генерал-майор. В эмиграции. Умер после 1922.
Волков С.В. Первые добровольцы на Юге России. – М.: НП «Посев», 2004
***
 САЛЬНИКОВ Дмитрий Николаевич, р. 9 окт. 1882 в Шавлях. Холмская духовная семинария,
 Одесское военное училище 1903, академия Генштаба 1912. Офицер 8-го стрелкового
 полка. Подполковник, штаб-офицер для поручений при штабе 13-го армейского корпуса.
 Георгиевский кавалер. В Добровольческой армии и ВСЮР. Участник 1-го Кубанского
 ("Ледяного") похода - начальник оперативного отдела штаба армии, на 26 июня 1918 в
 Донской армии, затем полковник, и.д. генерал-квартирмейстера штаба Добровольческой
 армии, с 27 нояб.1918 - март 1919 командир 1-го Офицерского (Марковского) полка. В
 белых войсках Восточного фронта; июнь - сен.1919 начальник штаба Восточного фронта,
 с нояб.1919 командующий войсками Барнаульского и Бийского районов (не прибыл).
 Участник Сибирского Ледяного похода, в начале 1920, до сер. фев.1920 начальник штаба
 Северной колонны. К 17 июня по 1 окт.1920 начальник осведомительного (особого)
 отдела Дальневосточной армии. Участник Хабаровского похода, затем начальник
 Камчатской области. Генерал-майор. В эмиграции в Китае, техник путей сообщения,
 учитель. Один из организаторов и начальник штаба Союза военных. Ум. 29 мая 1945 в
 Харбине. Жена Анна Ивановна (Ставчикова), дети Николай 1908, Георгий 1910, Антонина
 1912. (С.В. Волков)
***
САЛЬНИКОВ Дмитрий Николаевич (09(21).10.1882, г. Шавли Шавельского уезда Ковенской губ. — 18.05.1945, Харбин, Китай). Окончил Псковскую гимназию, Холмскую духовную семинарию, Одесское военное училище в 1903 и Академию Генерального штаба в 1912 году. Участник русско-японской войны, подпоручик, ранен под Мукденом. Служил в 8-м стрелковом полку. Участник Первой Мировой войны, штаб-офицер для поручений при штабе 13-го армейского корпуса, подполковник. Награжден орденом Св. Георгия 4-й степени. Служил в Добровольческой армии, начальник отдела укомплектования штаба армии, участник 1-го Кубанского «Ледяного» похода. На 26 июня 1918 г. в Донской армии, затем полковник, исполняющий должность генерал-квартирмейстера штаба Добровольческой армии. С 27 ноября 1918 г. по март 1919 г. командир 1-го Офицерского (Марковского) полка. В марте 1919 г. командирован в армию адмирала А. В. Колчака. С 19 июня по 30 сентября 1919 г. начальник штаба Восточного фронта, и с начала сентября 1919 г. одновременно начальник осведомительного отдела Верховного главнокомандующего. С ноября 1919 г. командующий войсками Барнаульского и Бийского районов (в должность не вступил). Участник Сибирского Ледяного похода, начальник штаба Северной колонны (декабрь 1919 — 20.02.1920). 17 июня 1920 г. награжден знаком отличия военного ордена «За Великий Сибирской Поход». С 17 июня по 1 октября 1920 г. начальник осведомительного (особого) отдела штаба Дальне-Восточной армии (Главнокомандующего всеми Вооруженными силами Российской Восточной окраины). 3 августа 1920 г. убыл в служебную командировку в г. Харбин и г. Владивосток и 1 октября 1920 г., как не явившийся в срок из отпуска, был отчислен от занимаемой должности. В 1921 г. генерал для поручений по военным делам Временного Приамурского правительства. Участник Хабаровского похода, затем начальник Камчатской области, генерал-майор. С 1 июня 1922 г. назначен генералом для поручений при члене Временного Приамурского правительства Н. Д. Меркулове. В эмиграции жил в Китае с 1922 года, работал техником путем сообщения, учителем. В 1933—1935 гг. начальник штаба Дальневосточного отдела Корпуса Императорской армии и флота. С 1 ноября 1935 г. помощник начальника 7-го отдела БРЭМ и одновременно начальник штаба Дальневосточного Союза военных, один из его организаторов. Умер 29 мая 1945 года. Похоронен в Харбине на Новом Успенском кладбище.
« Последнее редактирование: 25.10.2011 • 02:54 от Игорь Устинов »
"Демократия – это власть подонков" Альфред НОБЕЛЬ

Оффлайн Игорь УстиновTopic starter

  • Полковник генштаба
  • Штабс-Капитан
  • ****
  • Дата регистрации: ШоЭ 2011
  • Сообщений: 556
  • Спасибо: 200
РЕЙНГАРДТ Юрий Александрович
« Ответ #38 : 25.10.2011 • 11:02 »
РЕЙНГАРДТ Юрий Александрович (1897-1976).

 Участник 1-й Мировой войны и Белого движения, в 1917-1920 годах воевал в Добровольческой армии. Почти весь его боевой путь связан с 1-м Офицерским генерала Маркова полком, где он дослужился до звания капитана. Большую часть жизни он прожил в эмиграции в Брюсселе, работал таксистом, но главным делом для него до конца дней было литературное творчество.

 Талант Юрия Рейнгардта проявился уже в гимназические годы, но, к сожалению, основная часть его произведений при жизни не печаталась. Лишь некоторые рассказы-воспоминания о Добровольческой Армии он опубликовал в 1960-е годы в журналах русского зарубежья «Вестник первопоходника», «Первопоходник» и «Связь по цепям марковцев». Самое ценное в этих рассказах - живая передача обстановки Гражданской войны с точки зрения рядового очевидца и образы простых участников событий, многие из которых больше нигде не упомянуты.
 Оригинальность рассказам придаёт умение автора наряду с трагизмом увидеть и комические стороны происходившего.
 К рассказам-воспоминаниям о Добровольческой армии примыкает целый пласт лирики Юрия Рейнгардта. Его перу также принадлежат хорошие поэтические переложения известных сказок «Аленький цветочек» Аксакова и «Дикие лебеди» Андерсена. Вершиной творчества Рейнгардта в этом жанре стала искрящаяся юмором сказка-пародия «Одним махом семерых побивахом» по мотивам русской народной сказки «Фома Беренников» и сказки Андерсена «Храбрый портняжка».
 Все произведения Юрия Рейнгардта независимо от литературного жанра проникнуты любовью к России, русскому народу, родному языку. Несомненно, они найдут отклик в сердцах российских и зарубежных читателей.
 В 2010 году Архив Русской Эмиграции (г. Брюссель) выпускает в свет книгу Ю.А. Рейнгардта "Мы для Родины нашей не мертвы".
=================
Прохождение службы:
 1-го февраля 1917 г.
 Поступил в Александровское военное училище 1-го июня 1917 г.
 Произведен в чин прапорщика 15-го июня 1917 г.
 По особому ходатайству выехал на фронт, не быв в запасном батальоне.
 Прибыл в 175-й Батуринский полк и назначен младшим офицером в 8-ю роту (пехота).
 15-го июля 1917 г.
 Назначен временным и.о. начальника команды траншейных орудий.
 Конец августа 1917 г.
 Утвержден в должности начальника команды траншейных орудий.
 Ноябрь 1917 г.– отбыл на Дон в первых числах месяца 13-го ноября 1917 г.
 Попал в отряд есаула Чернецова 14-го декабря 1917 г.
 Прибыл в 5-ю сводную офицерскую роту 15-го декабря 1917 г.
 При разворачивании роты в 1-й офицерский батальон, был зачислен в третью роту капитана Пейкера.
 Начало января 1918 г.
 Переведен в железнодорожную бригаду (поручик Лысенко) машинистом локомотива связи штаба по линиям Ростов – Батайск, Ростов – Таганрог.
 По оставлении Таганрога переведен обратно в 3-ю роту 1-го офицерского батальона.
 13-го февраля 1918 г.
 При образовании 1-го Офицерского полка, вместе со всем батальоном ставшим 1-й ротой (полковник Н.Б. Плохинский) был зачислен в 3-й взвод.
 В рядах этой роты участвовал в Первом походе, во Втором, очищении Северного Кавказа и Каменно-Угольного района до ст. Енакиево, не занимая никаких командных должностей.
 11-го февраля 1919 г.
 После взятия Енакиево, назначен в Отряд особого назначения (полковник Федотьев): охрана Его Императорского Высочества Великого Князя Николая Николаевича.
 1-го апреля 1919 г.
 Переведен в роту Ставки Главнокомандующего.
 Май 1919 г.
 Вернулся в полк и назначен начальником команды разведчиков 4-го батальона.
 Июнь 1919 г.
 При разворачивании полка в дивизию в городе Белгороде, назначен помощником командира 10-й роты.
 Август 1919 г.
 Назначен командиром 8-й роты.
 В этой должности оставался до окончания Гражданской войны.
 В Крымский период неоднократно временно командовал батальоном.

Знаки отличия: Знак отличия за 1-й Кубанский (Ледяной) поход, орден Николая Чудотворца.

Пятнадцать ранений:
 18 августа 1917 г. под мызой Эрик разрывной ручной гранатой в ногу.
 3 октября 1917 г. под замком Кейпен пулевое ранение в плечо.
 15 марта 1918 г. в Ново-Димитриевке разрывной пулей в лицо.
 25 марта 1918 г. под Григоре-Афинской пулевое ранение в правую руку.
 30 марта 1918 г. под Екатеринодаром пулевое ранение в левый бок.
 Начало мая 1918 г. под Сосыкой (ст. Павловская) тяжелое пулевое ранение в живот.
 Июль 1918 г. под Тихорецкой, под Пласуновкой, под горой Недреманной, под Медведовской (Ставрополь), под Енакиево, под ст. Борки, под Ольгинской.
 15 апреля 1920 г. дважды за Перекопом.

 Примечание: Участие в Добровольческой белой армии начинается с прибытия на Дон, в Алексеевскую организацию.
***********
Жизнь и творчество Юрия Рейнгардта
[ Guests cannot view attachments ]
 Юрий Александрович Рейнгардт родился 5 января 1897 года в Орле. Его семья имеет немецкие корни: предки происходят из рейнских баронов, у которых титул и всё состояние переходили по майорату к старшему сыну, а младшие сыновья вынуждены были устраивать свою жизнь на стороне. Так Рейнгардты обосновались в России и обрусели.  Александр Николаевич Рейнгардт, отец Юрия, был известным орловским адвокатом и видным общественным деятелем Орловской губернии. Особое внимание он уделял народному образованию и губернской газете «Орловский вестник». Перу А.Н. Рейнгардта принадлежит единственное в своём роде исследование: «История начальной школы в Орловской губернии. Очерк деятельности уездных земств по народному образованию», вышедшее в Орле в  1897 году.  Александр Николаевич детально рассмотрел школьное дело в Орловской губернии в 1864-1895 годах и дал положительную оценку деятельности земств на ниве народного образования, но подверг критике несогласованность действий губернской и местной властей.  Вместе с единомышленниками А.Н. Рейнгардт, не будучи профессиональным литератором, активно сотрудничал в газете, которая превратилась из официозной и неинтересной в злободневное, популярнейшее в губернии издание.
 Мать Юрия Александровича, Наталия фон Русс, тоже имела немецкие корни. Она умерла от туберкулёза в 1905 году, оставив сиротами двоих детей – Юру и Галю. Смерть матери потрясла впечатлительного мальчика. Он запомнил, как её хоронили в гробу, украшенном алюминиевыми ангелочками: «…я, семилетний ребёнок, утешаемый отцом, верил, что маме, окружённой ангелочками, будет теперь очень и очень хорошо!»
 Через некоторое время отец женился на вдове, в девичестве носившей фамилию Гончарова. У неё было двое своих детей – Лев и Татьяна. Дети быстро подружились, а ровесники Лёва и Юра даже некоторое время учились в одном классе гимназии. Мачеха, занятая светской жизнью, не делала никакой разницы между ними, занимаясь пасынком и падчерицей так же мало, как и родными детьми. Отец уделял им больше внимания, особенно летом, когда семья жила на даче.
 В детстве и отрочестве Юра был очень любознательным, не по годам развитым и непоседливым. Обладая неистощимой фантазией, он выдумывал на редкость остроумные шалости, отчего за годы учёбы переменил несколько гимназий. Учился он не только в Орле, но и в других городах: Карачёве, Рославле, Брянске. Дар юмориста проявился у него уже в гимназические годы. Юра был мастером выдумывать меткие прозвища преподавателям, намертво к ним прилипавшие: Пипифакс, Семисрамида,  Рылорея, Царь-Колокол… В одной из гимназий Орла он «основал» среди учеников «Общество поощрения рысистых бегов». Все преподаватели получили прозвания лошадей, а очерёдность их появления в коридоре рассматривалась как бега на ипподроме, и гимназисты ставили на них мелкие монетки. Выигрывал «банк» тот, кто поставил на преподавателя, пришедшего в коридор первым. Ежедневные «бюллетени котировок» Юра подписывал псевдонимом «Наездник». Раскрытие курьёзного «Общества» стало причиной очередного перевода Юры в другую гимназию.
 Писать рассказы и стихи Юрий начал в годы ученичества. При содействии друга отца его произведение было впервые опубликовано в журнале «Сатирикон», когда юный автор заканчивал 4-й класс гимназии. Это сатирические стишки на Пипифакса  - учителя словесности орловской гимназии Станислава Станиславовича Кржевицкого, на уроке язвительно назвавшего Юру и Лёву Максом и Морицем, именами известных шалунов, персонажей немецкого поэта-юмориста Вильгельма Буша. Одно из  Юриных четверостиший было таким:
 Смотрит Мориц, смотрит Макс,
 Как учитель Пипифакс,
 На ошибки страшно зол,
 Ставит в балльник частокол.

 Юрий делал и переводы стихов с латыни, чем приводил в восторг преподавателей этого предмета, который многие гимназисты не любили. Литература стала его самым серьёзным увлечением. Он восхищался произведениями А.С. Пушкина, но особенно любил читать А.К. Толстого и Ф.М. Достоевского. И, конечно, Юрий не пропускал ни одного сколько-нибудь значительного произведения, появлявшегося в России в начале XX века.  Основы стихосложения юный автор постиг ещё в гимназии, и его сатирические опыты свидетельствуют о немалом техническом мастерстве. Примером может служить сатира на одного из преподавателей:
 Нил Сысоич Гваделупа
 Относился к делу строго,
 Баллы ставил очень скупо,
 Задавал ужасно много,
 Объяснял довольно глупо,
 С тонкой вычурностью слога…

 Последним местом учёбы Юрия стал Лазаревский институт восточных языков (ныне Московский институт востоковедения), который ему не суждено было закончить. Шла Первая мировая война, обстановка на фронтах усложнилась, и 1 февраля 1917 года юноша поступил в Александровское  военное училище на ускоренный юнкерский курс. Уже 1 июня его произвели в прапорщики, а 15 июня по особому ходатайству он прибыл на фронт в район Риги. Его зачислили офицером в 8-ю роту 175-го Батуринского полка. Через месяц Юрию Рейнгардту доверили должность начальника команды траншейных орудий. Летом и осенью 1917 года он был дважды легко ранен.
 Семья Рейнгардтов традиционно сочувствовала левым взглядам. А.Н. Рейнгардт в марте 1917 года стал председателем временного революционного исполнительного комитета в г. Карачёве.  Но дальнейшие события отрезвили и отца, и сына Рейнгардтов. Уже летом 1917 года они поняли, какая опасность грозит России. 24 июля, находясь на фронте, Юрий пишет восторженное, образное, полное надежд  стихотворение «На назначение генерала Корнилова Главнокомандующим Русской армии».
 Этим надеждам не суждено было сбыться. Корниловское выступление в конце августа 1917 года было подавлено Временным правительством, а в конце октября власть захватили большевики. Гражданская война стала неизбежной. Для Юрия не стоял вопрос, к какой стороне примкнуть. В ноябре 1917 года он едет в Новочеркасск и становится членом Алексеевской организации, предтечи создаваемой генералом М.В. Алексеевым Добровольческой армии. Вначале Рейнгардт попадает в партизанский отряд есаула Чернецова, а через месяц - 15 декабря 1917 года – в 3-ю роту 1-го сводного Офицерского батальона. С приездом на Дон генерала Л.Г. Корнилова белое движение активизируется, всё больше добровольцев вступает в армию, представляющую уже значительную силу. В январе 1918 года некоторое время Юрий Рейнгардт в составе железнодорожной команды связи был машинистом локомотива на линии Таганрог-Батайск-Ростов, но в феврале после оставления белыми Таганрога он вернулся в свой батальон, ставший 1-й ротой 1-го Офицерского полка, которым командовал генерал С.Л. Марков.
 Юрий, как и многие его сослуживцы, боготворил отважного генерала Маркова, впоследствии командира дивизии, за его личную храбрость, воинское мастерство и верность России. Все они с гордостью называли себя марковцами. Рейнгардт посвятил любимому генералу такие строки из стихотворения «Старая русская быль»:
 Вечны картины сражения жаркого,
 И средь стрелковых цепей
 Всюду фигура виднеется Маркова
 С верной нагайкой своей.

 И за мелькающей белой папахою
 К стану заклятых врагов,
 Как ураган, неудержной атакою
 Рвётся щетина штыков.

 Девизами марковцев были: «Да здравствует Россия!», «Крест и меч!», «Доблесть и скромность!», «Без страха и упрёка!», «Жизнь и смерть за счастье России!» Гибель прославленного генерала в бою 12 июня 1918 года стала трагедией для них. Именем Маркова сначала был назван его полк, а позднее дивизия Добровольческой армии. Ещё раньше, в апреле 1918 года, погиб генерал Корнилов, а 8 октября в Екатеринодаре – генерал Алексеев.
 Рейнгардт участвовал в 1-м и 2-м Кубанских походах в составе 1-го Марковского Офицерского полка, оставаясь в чине прапорщика и не занимая командных должностей. Весной 1918 года он был неоднократно легко ранен, а в начале мая 1918 года получил серьёзное ранение в живот в бою у станции Сысока близ станицы Павловской. Вернувшись после госпиталя в Добровольческую армию, он продолжал отважно воевать, получив в разное время ещё несколько ранений (всего он был ранен 15 раз). В феврале-марте 1919 года Юрий служил в Отряде особого назначения, охранявшем Великого Князя Николая Николаевича Романова, но уже в апреле его перевели в Роту Ставки Главнокомандующего А.И. Деникина. В это время Рейнгардт не раз нёс охрану у прославленного генерала, относясь к нему с большим благоговением.
 В мае 1919 года Юрий вернулся в свой полк, будучи назначен начальником команды разведчиков 4-го батальона. Когда в июне в г. Белгороде полк был развёрнут в дивизию, Рейнгардт стал помощником командира 10-й роты, а через месяц командиром 8-й роты в чине капитана. В этой должности он оставался до конца Гражданской войны, а в 1920 году в Крыму не раз временно командовал батальоном. Рейнгардт был удостоен знака отличия за 1-й Кубанский поход и ордена Святителя Николая Чудотворца за воинскую доблесть.
 К крымскому периоду, вероятно, относится трагический случай, оставивший глубокий след в душе Юрия Александровича. Тогда в селе Покровском, что между Керчью и Феодосией, жил с семьёй его отошедший от политической деятельности отец. Это были места, где особенно активно действовали красные партизаны, прятавшиеся в горах и каменоломнях. Видимо, именно они во время налёта схватили и расстреляли Александра Николаевича Рейнгардта.  Вскоре населённый пункт был занят марковцами, и потрясённому Юрию довелось держать на руках ещё неостывшее тело отца, о чём он с болью рассказывал впоследствии своей дочери Наталье.
 Сам Юрий Рейнгардт в Крыму был несколько раз ранен в упорных боях под Перекопом. Одно из ранений было довольно серьёзным. Об этом эпизоде он рассказал подполковнику В.Е. Павлову, который работал над историческим трудом "Марковцы в боях и походах за Россию в освободительной войне 1917-1920 годов". Павлов писал во 2-м томе книги, что 29 июня 1920 года в бою недалеко от немецкой колонии Гейдельберг марковские части понесли серьёзные потери. В разгар боя красные кавалеристы в сопровождении броневиков неожиданно зашли с тыла полка. Их ошибочно приняли за своих. Рейнгардт поднялся им навстречу и был сражён очередью с броневика. Вечером его вместе с другими ранеными красные приказали привезти в колонию. Один немец, у которого незадолго до этого Юрий был на постое, узнал его, привёз к себе и укрыл, чем спас ему жизнь. Дня через три колонию занял Дроздовский полк, и Рейнгардт попал к своим. Немец рассказал, что 30 человек раненых красные взяли в плен и расстреляли.
 Это была тяжёлая борьба, в которой немногие боевые друзья Юрия Рейнгардта уцелели. Генерал И.П. Романовский, начальник штаба Добровольческой армии, говорил: «Мы не могли победить, всё было против нас. Но Россия потеряла бы последнюю честь, если бы среди неё не восстали люди, которые боролись против её унижения и порабощения!»
 После поражения Белого движения Ю.А. Рейнгардт эвакуировался из Крыма вместе с однополчанами в Галлиполи, где все они пережили большие трудности, едва не умерли с голода, но выстояли духом. Следующим местом их служения была Болгария. Здесь в 1923 году марковцы приняли участие в подавлении коммунистического восстания, а позднее работали на лесоповале. Жили они очень бедно. Юрий Александрович рассказывал дочери, как однажды проникшие в их убогое жилище грабители положили им на стол немного своих денег.
 Сестра Галина, в замужестве Шинкаренко, в 1927 году помогла Ю.А. Рейнгардту перебраться в Бельгию, где она работала сестрой милосердия в военном госпитале. В Брюсселе Юрий Александрович, как и большинство военных первой волны русской эмиграции, устроился на работу таксистом. В этот же город через Сербию перебралась семья генерала Романовского, убитого в 1920 году в Константинополе, и молодой Рейнгардт познакомился с его дочерью Ольгой Ивановной. Их венчание состоялось в 1928 году в храме святителя Николая Чудотворца. Обладая прекрасным голосом, Ольга Ивановна многие годы была ведущим сопрано в хоре этого храма и несколько лет секретарём Приходского совета. Юрий Александрович был человеком верующим, но совсем не церковным, и никакой работы в приходе не вёл.
 Дочь, появившуюся на свет в 1929 году, молодые супруги назвали Натальей в честь матери Юрия Александровича, а сын, родившийся три года спустя, был назван Сергеем в честь генерала Маркова. Заработка таксиста было недостаточно для содержания увеличившейся семьи, и Ольга Ивановна подрабатывала, как могла: раскрашивала сувениры, была продавщицей на Всемирной Парижской выставке в 1935 году. Впоследствии Ольга Ивановна выдержала экзамены по бухгалтерскому учёту и работала по этой специальности.
 Летом она обучала детей церковному пению в русском детском православном лагере. Дети Наташа и Серёжа с ранних лет часто посещали вместе с матерью службы, участвовали в жизни прихода. Юрий Александрович очень любил детей, племянницу Ирину (дочь сестры Галины Александровны и её мужа Василия Михайловича Шинкаренко), а впоследствии внуков, писал для них забавные стихи и интересные сказки. Его перу принадлежат хорошие стихотворные переложения известных сказок «Аленький цветочек» Аксакова и «Дикие лебеди» Андерсена. Оставленные без существенных изменений сюжеты сказок Рейнгардт опоэтизировал.
 Вершиной его творчества в этом жанре стала сказка-пародия «Одним махом семерых побивахом». Отправные идеи были им заимствованы из «Храброго портняжки» Андерсена  и русской народной сказки «Фома Беренников». Героями сказки Рейнгардта стали Фомка Беренник, напоминающий Иванушку-дурачка, былинные богатыри Илья Муромец, Добрыня Никитич, Алёша Попович, киевский князь Владимир Красное Солнышко, безымянный татарский хан с несметным войском и глуповатым богатырём-бугаём. Эта искрящаяся юмором сказка написана богатым, исконно русским языком. В некотором смысле противоположна ей мистико-фантастическая страшная повесть «Волк», посвящённая дочери Наталье.
 Безусловно, самой важной частью творчества Юрия Рейнградта являются рассказы-воспоминания о событиях 1917-1923 годов. По свидетельству дочери, не все рассказы сохранились: «Папа писал очень много, но писал для себя или же для нас - детей и внуков. Не придавая особого значения своим сочи¬нениям, он их не хранил и, к сожалению, часто не оканчивал». Часть рассказов была опубликована в журналах «Вестник первопоходника» (№ 20-25, 33), «Связь по цепям марковцев» (издавался однополчанином В.Е. Павловым) и «Первопоходник», членом редколлегии которых Юрий Александрович состоял в 1960-е годы. Он поддерживал дружеские связи со многими уцелевшими участниками Белого движения, отмечал с ними полковые праздники, хотя, по словам дочери, официально не был членом эмигрантских организаций.
 Самое ценное в рассказах-воспоминаниях - живая передача обстановки как бы «снизу» (с точки зрения рядового очевидца) и образы простых участников событий, многие из которых у других авторов не упомянуты. В рассказе «Мой взвод» Юрий Александрович пишет: «На тускнеющем экране моей памяти ещё ярко проходят картины эпохи Белой борьбы и оживлённая толпа фигурантов, из которых ни один не играл сколько-нибудь ответственной роли, но участие которых создавало яркий фон для следовавших одно за другим происшествий. Со своих заранее распределённых мест не могла эта толпа фигурантов охватить всего разворачивавшегося на огромной сцене, вмещавшей и степи, и горы, и леса, и реки, и большие губернские города, и малолюдные хутора и деревеньки. Представляя собой лишь крохотную единичку в этой толпе, я и не собираюсь описывать ни общих картин, ни широких сцен, а только маленький кусочек, который был доступен моему наблюдению из отведённого мне тесного уголка». Повышает интерес читателя к рассказам-воспоминаниям оригинальный взгляд автора, умеющего наряду с трагизмом увидеть и комическую сторону некоторых событий, примером чего могут служить рассказы «Верблюд», «Я и свинья», «Аблимантес!», «Горлач сметаны», «Алёшка».
 К рассказам-воспоминаниям о Добровольческой армии примыкает целый пласт лирики Юрия Рейнгардта: «Марковцы», «А.И. Деникину», «Старый гвардеец», «Песенка русских полей» и другие. Все они проникнуты любовью к Родине и её защитникам, ностальгией о России:
 Не грусти ж, моя память, не плачь,
 А ещё и ещё мне поведай
 Про тяжёлую боль неудач,
 Про великую радость победы.
 Подтверди, что и впредь, как и встарь,
 Мы для Родины нашей не мертвы,
 На её лучезарный алтарь
 Принесли не напрасные жертвы.
 Говори, не устав повторять,
 Что не будет Россией забыто,
 Как была её каждая пядь
 Добровольческой кровью залита.
 Расскажи про исполненный долг
 В дни крушенья моральных устоев,
 Про мой траурный сказочный полк,
 Про его незаметных героев…

 И в этом стихотворении, и в других Юрий Рейнгардт предстаёт как зрелый поэт, свободно владеющий разными стихотворными размерами и выразительными средствами поэзии. Есть в его творчестве и духовно-философская лирика, и немного любовной и пейзажной лирики, и переводы любимых французских авторов (в основном пейзажных и духовных стихов), но особое место занимают юмористические и сатирические произведения (к примеру, «Басни Зои Колючкиной»).  Многие произведения в этом жанре посвящены детям и внукам. Юрий Александрович продолжал участвовать в жизни своих взрослых детей, хотя развёлся с женой в 1947 году и жил отдельно.
 Старшей дочери Наталье Георгиевне довелось работать личной секретаршей второй супруги бельгийского короля Леопольда III Марии Лилиан Бельс, в 1954-1956 годах она была переводчицей в бельгийском посольстве в Москве, потом ответствнной за проведение концертов в Бельгийской филармонии. Она активно участвовала в жизни православного прихода, с 1956 года являясь псаломщицей в храме свт. Николая Чудотворца. Ещё в 1950 году Наталья Георгиевна основала в Брюсселе Русский любительский театр и с тех пор бессменно руководит этим коллективом.
 Сергей Юрьевич Рейнгардт окончил агрономический институт, но работал не по специальности, в основном гидом. В 1968 году он был рукоположён во диакона, затем в 1975 году возведён в сан протодиакона. Сергей Юрьевич 38 лет, до своей кончины в 2006 году, служил в храме Святителя Николая, где регентом хора с 1988 года является его жена Татьяна Михайловна, урождённая Судакова, по основной профессии воспитатель. В 1971 году Сергей Юрьевич побывал в России в качестве делегата Поместного Собора Русской Православной Церкви, избравшего Святейшего Патриарха Пимена.
 Юрий Александрович Рейнгардт любил возиться со своими внучками Людой (Мимилкой) и Мариной, дочерьми сына Сергея, внучатым племянником Юрой (сын племянницы Ю.А. Рейнгардта Ирины от первого брака), названным в его честь, писал для них сказки, весёлые стишки и пьески. В них героями были сами дети под разными забавными прозвищами, их родители, пёс Трезорка, котёнок Пушок и, конечно, автор – «дед».
 Юрий Александрович с детства любил и умел не только собирать грибы, но и сажать их. Неслучайно один из его семейных опусов называется «За грибами». Сюжет его прост и забавен - дети с родителями и дедом собирают грибы в замусоренном лесу:
 Перед нами под крапивой
 Козелок растёт червивый.
 Рядом с рваною калошей
 И другой растёт – хороший,
 А у дедовых «копыт»
 Подберёзовик торчит.
 Чуть подалее - бок о бок
 С кучею гнилых коробок –
 Всем законам вопреки
 Разрослися синюки.
 Вот и первый белый гриб,
 Будто к дереву прилип.
 Вкруг под кочкой и на кочке
 Всюду белые грибочки.
 Всё собрали без разбора,
 Все мешки набили скоро.
 Солнце идет на закат,
 Ехать надобно назад…

 Особого внимания заслуживает пародийная юмористическая поэма «Не Женя Онегин», написанная онегинской строфой. Главным героем поэмы является …спаниель Лайка. Среди других персонажей сам автор, он же хозяин Лайки, его близкий друг Ольга Владимировна Веселовская, её дочь Наташа, зять Женя и внук Жорка, а также другие знакомые. Избалованного шкодливого Лайку, или иначе Лаюка, в связи с появлением на свет малыша Жорки отдаёт автору семья Веселовских:
 Друзья, восхвалим Провиденье,
 Прогнавшее кошмарный сон!
 В моё бесспорное владенье
 Теперь Лаюк переведён.
 Сияй же, солнце новой жизни,
 Своим лучом на Лайку брызни
 И укажи его стопам
 Счастливым следовать тропам!
 И да устелют эти тропы
 Ковры, сплетённые из роз,
 И аромат вливают в нос
 Нарциссы и гелиотропы,
 И чтобы каждый тот цветок
 Пах, как говядины кусок.

 В поэме юмористически описаны забавные проделки Лайки и его с хозяином будничная жизнь, причём с подчёркнутой пародийностью:
 Что в день грядущий мне готовить?
 Чего б такого изобресть?
 Коль недоволен будет, он ведь,
 Пожалуй, и не станет есть.
 Чем ублажить его сегодня?
 Что милости его угодней?
 Во власти этих тяжких дум
 Брожу, нахмурен и угрюм.
 Стал равнодушен он к курёнку…
 Быть может, ныне на обед
 Ему поджарю я котлет,
 Так как вчера он ел печёнку?
 Причиной множества забот
 Является его живот.

 Поэма «Не Женя Онегин» - не просто поэтическая шалость. В ней в комической форме описана жизнь того слоя русской эмиграции в Брюсселе, к которому принадлежал автор, высмеяны пороки людей, не любящих домашних животных и строящих козни их владельцам.
 Юрий Александрович Рейнгардт был талантливым человеком, на досуге он увлекался художественным выпиливанием и своими руками сделал множество красивых вещей. Но главным делом его жизни до конца дней оставалось литературное творчество, основная часть которого публикуется в настоящей книге.
 Юрий Александрович скончался 5 апреля 1976 года на 80-м году жизни. По свидетельству его дочери, «он жил и умер с любовью к России и страстным желанием вновь её увидать». Любовью к Родине, русскому народу, родному языку проникнуты все его произведения независимо от литературного жанра.

     Протоиерей Павел Недосекин, настоятель храма Живоначальной  Троицы в Брюсселе и храма Живоначальной Троицы в Шарлеруа
     Елена Николаевна Егорова, литературовед, член Союза писателей и Союза журналистов России

Здесь можно скачать замечательную книгу воспоминаний Ю.А. Рейнгардта: [ Guests cannot view attachments ]
« Последнее редактирование: 25.10.2011 • 16:54 от Игорь Устинов »
"Демократия – это власть подонков" Альфред НОБЕЛЬ

Оффлайн Игорь УстиновTopic starter

  • Полковник генштаба
  • Штабс-Капитан
  • ****
  • Дата регистрации: ШоЭ 2011
  • Сообщений: 556
  • Спасибо: 200
Русский генерал. - Ник. БРЕШКО-БРЕШКОВСКИЙ

Я давно хотел написать о нем. Об оклеветанном русском генерале.

Если в так называемом «прогрессивном» обществе и в так называемой «прогрессивной» печати хорошим либеральным тоном, этаким демократическим шиком считалось поносить русскую армию, поносить русских офицеров, то в этой подлой травле больше всего доставалось русским генералам. На их головы с особенным остервенением выливались ушаты самых зловонных помоев...

Казалось, — хотя, чего тут казаться, на самом деле так было — темным силам, добившимся в конце концов великого всероссийского мятежа, хотелось всемерно заплевать русского генерала, безмерно унизить его и сделать одновременно предметом, как глумления, так и отвращения...

Вспомните, ведь, это все еще так свежо в памяти...

Вышучивалась красная подкладка, проводилась параллель с напыщенным индюком. Желание сделать крылатым словечко: «глуп, как генерал». А разве вам не приходилось иногда слышать от людей вовсе уж не такого левого образа мыслей и говоривших об армии спокойно, безо всякого зубовного скрежета:

— Да, да, Петров... В чине полковника был человек, как человек, а произвели в генералы — поглупел сразу...

И улыбался тот, кто говорил, улыбался тот, кто слушал. Хотя, повторяю, тот и другой разве, что в правые кадеты годились по своей «платформе», если, вообще, имели какую-нибудь «платформу»...

А беллетристика? «Изящная» литература?

В романе, или повести, особенно, если предназначалось это для «Русского Богатства» или даже для более умеренного и благовоспитанного «Вестника Европы», был установлен раз навсегда утвержденный «генеральский шаблон». Допускались те, или иные варианты, но основной тип таков: Напыщенная тупица. Холодный развратник. Мордобой. Отчаянный ретроград-крепостник.

Основной тип делился на две разновидности: бурбонистого генерала из армейской среды и генерала светского с вылощенной внешностью, но обязательно с душою кровожадного зверя.

Генерал умный, образованный, культурный — не допускался за редким исключением, подтверждавшим правило. Эти исключения, да и то с оговорками — фельдмаршал граф Милютин и генерал-адъютант граф Лорис-Меликов.

Вспомните, с каким уничтожающим презрением говорили о генералах помощники присяжных поверенных, студенты, земские деятели, фармацевты, слушательницы акушерских курсов?..

Но вот грянула всевеликая, всебескровная, всепозорная... пал «ненавистный царский режим» с его сановниками и генералами. В архив и тех и других! В покойницкую!.. А пока еще не пришел октябрь с его чрезвычайкою, генералам позволено было до поры до времени оставаться в «живых мумиях»... Хотя и во дни разудалой Керенщины солдатская и матросская чернь безнаказанно поубавила и еще как поубавила количество этих «живых мумий»...

Итак, революция. Какой простор! Какой неограниченный простор выявить свои таланты, государственные и всякие иные доблести всем этим адвокатам, земцам, фармацевтам, радикальным акушеркам и, конечно, прежде всего ремесленникам-профессионалам революции, которые давно мечтали уже о власти и сидя на левых скамьях государственной думы И сидя в прокуренных И пропахших пивом кофейнях Женевы и Цюриха.

И что ж мы увидели? Мы увидели такое убожество, такую мразь, слякоть, что среди нее даже Керенский считался орлом. Керенский, эта общипанная курица для еврейского шабаша с пятницы на субботу, где-нибудь в Волковышках, или в Ямполе...

И вот, именно он-то, Керенский, этот митинговый болтун-демагог, ненавидит генералов и ненавидя, боится.

Во имя ненависти и боязни ссылает он адмирала Колчака в Америку, под видом какой-то командировки, высылает заграницу, продержав его в крепости, генерала Гурко, а Корнилова и Деникина сажает в Быховскую тюрьму, в надежде, что солдатская чернь растерзает их там. Да и растерзала бы, если б польские уланы не выгнали из Быхова бердичевский батальон «сознательных» дезертиров, присланных комиссаром Иорданским из желания угодить Александру Федоровичу.

Не у дел очутился М. В. Алексеев. Не у дел и под подозрением, очутилось все яркое, талантливое, патриотическое и самостоятельное, все что только было такового на командных постах...

Первый этап революционной трагикомедии — Керенский, закончился постыднейшим, омерзительнейшим, образом. Народных «вождей», которые десятками лет готовились в своем подполье к управлению демократическими массами и к жизни в императорских дворцах, всю эту никчемную, привыкшую только языком трепать дрянь, кучка большевиков с легкостью необычайной вышвырнула прочь, как негодную ветошь...

И вожди смиренно подчинились и разбежались, кто в мужском, а кто и в бабьем платье, разбежались без борьбы, без протеста, без гнева. Как жулье, пойманное с поличным. Да и разве не были жульем, не только политическим, а и уголовным, все эти Керенские, Черновы, Некрасовы, положившие начало социализаций имущества, особняков, дворцов и ценностей государственного банка?..

Когда в Гатчине Керенский то умолял генерала Краснова, имевшего 700 казаков «итти» на Петербург, то истерически топал ножкой, он «забыл» о группе Быховских узников, великолепно зная, что взявшие верх большевики не пощадят контрреволюционных генералов.

Но их пощадил Господь Бог.

Двоим из Быховских узников, двум царским генералам суждено было спастись и далеко на юге, среди студеных Кубанских степей, зажечь прекрасный священный пламень борьбы с большевиками.

Да, они, эти царские генералы Корнилов и Деникин, вместе с третьим царским генералом Алексеевым показали миру, что не вся Россия подобно бараньему стаду, безропотно подчинилась кучке презренных эмигрантов и каторжников, что не весь русский народ беспросветно исподличался и что есть еще благородные, гордые, чистые, смелые...

И вот тут-то и напрашивается целый ряд вопиющих параллелей.

Те, которые годами готовились к захвату власти и наконец захватили ее, эту вожделенную власть, шутка ли сказать, над всей необъятной Россией, как пришли недоносками, так семимесячными недоносками и ушли, получив не совсем изящный удар пониже спины. Ушли, расписавшись в собственной бездарности, никчемности, трусости, ушли, показав, что великие потрясения ничему не научили их и, повалявшись в царских постелях Зимнего дворца, ОНИ остались такими же мелкими конспирантами, такими же никудышными болтунами, какими были перед этим в своих конспиративных квартирах и на митингах исступленной черни.

А теперь сделаем беглый смотр тем самым генералам, которых эти головотяпы так презирали с высоты своего ничтожества, да и все продолжают еще презирать...

Генералы не готовились к власти. Революция застала их командирами и вождями, привыкшими повиноваться. Это были техники — специалисты военного дела, не произносившие политических речей, не занимавшиеся литературой, а если и писавшие книги, то, опять таки, по своей специальности.

И вот безо всяких средств, вместо помощи, встречая только противодействия, создают они крохотную армию в тысячу с чем-то бойцов, от которых в панике бегут красные полчища.

Разве не достоин преклонения организаторский и творческий талант генерала Алексеева, совмещавшего в себе и военного министра и главного интенданта и руководителя внешней и врутренней политики? Сколько государственной мудрости в его деловых речах!..

А генерал Деникин? Вспомните его выступления! Каким чудесным, поистине милостью Божьей оратором оказался он! В его речах так богато всегда сочетались и пламенный патриотизм, и железная покоряющая логика, и внешняя красота, и подкупающий голос...

Прошло несколько лет. Генерал Деникин выпустил целый ряд своих книг. Ими зачитываются и русские и чужеземцы, этим ценнейшим вкладом и в историю великой войны и в историю великой российской смуты...

Прочтите содержательные, такие интересные воспоминания генерала Лукомского. Прочтите книгу генерала Сахарова о трагических днях эпопеи адмирала Колчака. А воспоминания Головина и Данилова?..

Диву даешься, откуда у этих генералов, служивших в строю, занимавших те, или иные штабные должности, откуда у них взялась эта блестящая форма, форма, в которую они облекают такое разностороннее содержание своих книг, книг, где с каждой страницы так и брызжет обширная всеобъемлющая эрудиция?...

Особняком стоит художественное творчество генерала Краснова. Все его политические романы — это уже вклад не только в отечественную, а несомненно и в мировую литературу.

Генерал Врангель, и в период Вооруженных сил Юга России, и в свой собственный Врангелевский период в Крыму, показал себя не только блестящим вождем на поле брани, но и большим политическим человеком-правителем, у которого можно было многому поучиться.

Вся эта плеяда белых героев-освободителей золотыми буквами начертала славные имена свои на скрижалях русской истории.

Вот они, те самые генералы, что, начиная с шестидесятых годов, были мишенью устной и печатной травли левых кругов с их профессорами, общественниками, адвокатами и фармацевтами.

Так боролись за свою родину и продолжают бороться и оружием, и словом, и пером, люди красной подкладки, золотых погон, как называют их слева и люди долга и чести — добавим мы от себя, справа.

Теперь же сравните с ними тех, которые с таким презрительным апломбом критиковали, сравните и что останется от господ Керенских, Черновых, Авксентьевых, Лебедевых и прочия, и прочия и прочия с их узким демагогическим кликушеством и такой же узкой демагогической «литературою»?

Ничего! Жалкая кучка захолустных поповичей, танцующих от печки, то есть от революции.

Да, да они все продолжают бубнить о завоеваниях революции и дальше — ни туда, ни сюда. Вместо того, чтобы на веки вечные покраснеть от стыда, эти живые покойники с развязностью наглецов окрестили все белое движение с его вождями «генеральской авантюрой» и самодовольно успокоились На этом.

Успокоились, откровенно мечтая вернуться вновь к власти, что бы издавать декреты: «всем, всем, всем», пожить во дворцах и поживиться в государственных банках, откуда во дни своего семимесячного периода тепленькие ребята эти выкачивали понемногу золотую наличность по своим товарищеским запискам карандашом на клочке бумаги.

Напрасные мечты.

Кто однажды не умел править, тому никогда уже не видать власти.

— Ваше постыдное правление было правлением адвокатишек! — вспомним меткое словечко Наполеона.

Вспомним и другое словечко великого императора:

— Править и могут, и умеют, и должны — люди в ботфортах и со шпорами.

И когда падет большевизм, — а он падет, это вопрос времени — власть возьмут именно люди в ботфортах, а не друзья и пособники большевиков, имя которым — Керенские, Милюковы, Черновы...

Ник. БРЕШКО-БРЕШКОВСКИЙ
"Демократия – это власть подонков" Альфред НОБЕЛЬ