Автор Тема: Левоэсеровский мятеж 1918 год  (Прочитано 13938 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн elektronikTopic starter

  • Генерал от Инфантерии
  • Штабс-Капитан
  • ****
  • Дата регистрации: РТУ 2009
  • Сообщений: 2731
  • Спасибо: 228
Левоэсеровский мятеж 1918 год, контрреволюционное выступление левых эсеров 6—7 июля в Москве, предпринятое по решению ЦК левых эсеров с целью не дать заключить предательский Брестский договор, продолжить до победы войну с германией с и свергнуть Советское правительство. 5 июля на 5-м Всероссийском съезде Советов левоэсеровская фракция (352 человек) выразила недоверие Советскому правительству. Но большинство делегатов съезда ее не поддержало, после чего левые эсеры перешли к провокационным действиям. 6 июля левый эсер Я. Г. Блюмкин, изготовив поддельное письмо от имени ВЧК, проник в германское посольство в Денежном переулке (ныне ул. Веснина), убил посла графа В. Мирбаха и скрылся в штабе отряда при ВЧК под командованием левого эсера Д. И. Попова (Трехсвятительский, ныне Б. Вузовский пер.). Там уже находились член ЦК левых эсеров — М. А. Спиридонова. Ю. В. Саблин, Б. Д. Камков, В. А. Карелин, П. П. Прошьян, В. А. Александрович (председатель ВЧК) и др., превратившие отряд в центр мятежа. Мятежники арестовали председателя ВЧК Ф. Э. Дзержинского, прибывшего туда с требованием выдать убийц Мирбаха; затем были арестованы М. И. Лацис, назначенный временным председателем ВЧК, председатель Моссовета П. Г. Смидович и еще 27 коммунистов. В ночь на 7 июля мятежники (по данным Н. И. Подвойского: около 1800 человек, 80 сабель, 6—8 орудий, 4 броневика) под руководством Попова, Саблина и Александровича начали военные действия, заняли центральный телеграф и призвали части гарнизона присоединиться к мятежу.

  Ликвидацией мятежа руководил В. И. Ленин
, непосредственное руководство военными действиями было поручено председателю Высшей военной инспекции Н. И. Подвойскому и начальнику Латышской стрелковой дивизии И. И. Вацетису. Советы, комитеты партии, делегаты-коммунисты съезда Советов мобилизовали рабочих столицы на борьбу с мятежниками. За ночь были приведены в боевую готовность латышские части (до 720 штыков, 70 сабель, пулеметная команда, 12 орудий, 4 броневика), которые в 6 час. 7 июля начали наступление. После отказа мятежников сдаться был начат артиллерийский обстрел их штаба. Через несколько часов мятеж был ликвидирован; около 300 мятежников было захвачено в плен. В. И. Ленин характеризовал Левоэсеровский мятеж 1918 следующим образом: "Бессмысленная и преступная авантюра...", "...безумная попытка... убийством Мирбаха вовлечь нас в войну..." (Полн. собр. соч., 5 изд., т. 36, с. 525, 532), а лидеров мятежа — как "безголовых" интеллигентов-истериков, "...оказавшихся пособниками белогвардейцев, помещиков и капиталистов..." (там же, с. 526, см. также, с. 531). 8 июля 13 активных участников мятежа (в т. ч. Александрович), задержанных с оружием в руках, по постановлению ВЧК были расстреляны. 27 ноября 1918 Верховный революционный трибунал, рассмотрев дело об организаторах мятежа, приговорил заочно к расстрелу успевшего скрыться Попова, к 3 годам тюремного заключения заочно 9 членов ЦК левых эсеров (в т. ч. Прошьяна, Камкова и Карелина); Блюмкин и Андреев, Спиридонова и Саблин были осуждены на 1 год заочно, но за прежние заслуги перед революцией последние двое 29 ноября были амнистированы ВЦИК.
  После Левоэсеровский мятеж 1918 произошел мятеж на Восточном фронте, организованный главнокомандующим фронтом левым эсеромА. Муравьевым l. Прибыв из Казани, где был штаб фронта, в Симбирск (11 июля) с отрядом в 1 тыс. человек Муравьев занял ряд пунктов города и арестовал руководящих советских работников (в т. ч. командующего 1-й армией М. Н. Тухачевского). Оставшиеся на свободе коммунисты во главе с председателем губкома партии И. М. Варейкисом разоружили мятежников и ликвидировали мятеж. Вооруженные столкновения при разоружении левоэсеровских боевых дружин произошли также в Петрограде, Витебске, Владимире, Орше и др. городах.
Группа левых эсеров – членов Учредительного собрания
Январь 1918 г. Фото
© 2007 Государственный исторический музей.

======================================================
Большая советская энциклопедия Левые эсеры.
« Последнее редактирование: 28.11.2010 • 19:02 от Shloder »
Правила проекта "Белая гвардия" http://ruguard.ru/forum/index.php/topic,238.0.html

Оффлайн Костоусов-Колчак

  • Полковник
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: ЭЮп 2010
  • Сообщений: 218
  • Спасибо: 88
  • За честь, веру и Отечество
Re: Левоэсеровский мятеж 1918 год
« Ответ #1 : 28.11.2010 • 14:36 »
В тех исторических условиях левые эсеры, как патриоты не могло признать "Пахабный мир" и считали, что и с аграрной программой их партии большевики поступили не честно, выдав её за свою ("муниципализация земли"). Именно во время этого мятежа едва не погиб один из страшных руководителей большевиков- Дзержинский. А среди эсеров вновь появилась яркая личность - Борис Савинков. Этот мятеж была ещё одна попытка повести Россию по другому пути, может быть вскорости после удавшегося созыва нового Учредительного собрания по пути более легитимного и тогда можно было бы победить большевиков. Но не получилось и не срослось 
« Последнее редактирование: 28.11.2010 • 14:57 от elektronik »
Костоусов-Колчак

Оффлайн elektronikTopic starter

  • Генерал от Инфантерии
  • Штабс-Капитан
  • ****
  • Дата регистрации: РТУ 2009
  • Сообщений: 2731
  • Спасибо: 228
Re: Левоэсеровский мятеж 1918 год
« Ответ #2 : 28.11.2010 • 15:30 »
В тех исторических условиях левые эсеры, как патриоты не могло признать "Пахабный мир" и считали, что и с аграрной программой их партии большевики поступили не честно, выдав её за свою ("муниципализация земли"). Именно во время этого мятежа едва не погиб один из страшных руководителей большевиков- Дзержинский. А среди эсеров вновь появилась яркая личность - Борис Савинков. Этот мятеж была ещё одна попытка повести Россию по другому пути, может быть вскорости после удавшегося созыва нового Учредительного собрания по пути более легитимного и тогда можно было бы победить большевиков. Но не получилось и не срослось 
Костоусов-Колчак Спасибо за высказанное мнение по данной теме вам (+1), левоэсеровский мятеж событие  загадочное, много в этом событии несоответствия и нестыковок..
============================================================
Согласно официальной версии, произошло следующее.

Левые эсеры, несогласные с Брестским миром, решили убить немецкого посла в Москве графа Вильгельма фон Мирбаха, чтобы спровоцировать войну с Германией. Исполнение теракта взяли на себя два члена партии, начальник "германского" отдела ВЧК Яков Блюмкин и его сотрудник Николай Андреев.
В 14:15 6 июля 1918 года они явились в посольство в Денежном переулке якобы для обсуждения судьбы дальнего родственника фон Мирбаха, которого арестовала ЧК.
Около 14:40 Блюмкин несколько раз выстрелил в дипломата, а Андреев, убегая, кинул в гостиную две гранаты. Посол погиб на месте. Преступники скрылись.
Прибыв на место, Дзержинский мгновенно разобрался, что произошло, и сразу отправился в гнездо мятежа - спецполк ВЧК, базировавшийся в Трехсвятительском переулке и более известный как "отряд Попова".
Командир полка Дмитрий Попов, также левый эсер, задержал Дзержинского, и судьба "рыцаря революции" около пяти часов висела на волоске, пока его не освободили латышские стрелки Иоакима Вацетиса.
Узнав о случившемся, Ленин и Свердлов приказали арестовать руководство левых эсеров, находившееся в Большом театре на заседании V съезда Советов.
К утру следующего дня с мятежом было покончено. В час ночи 7 июля на места ушла телеграмма Ленина: "Повсюду необходимо подавить беспощадно этих жалких и истеричных авантюристов. Будьте беспощадны против левых эсеров, и извещайте чаще".
Немцы, получив официальные извинения и заверения, что виновники убийства посла будут наказаны, не стали начинать военные действия из-за тяжелой ситуации на Западном фронте. 

Несоответствия и нестыковки

В советскую эпоху эту версию полагалось принимать на веру без анализа. Современные исследователи обнаружили в ней массу темных пятен.
Казалось бы, исполнителя чудовищной провокации, едва не закончившейся гибелью советской власти, должна была ждать неминуемая казнь. Однако Блюмкина даже не выгнали со службы.
В 1920 году он был принят в партию большевиков, тогда же выполнял важную миссию в иранском Азербайджане, где временно возникла Гилянская советская республика, в 1927-м к 10-летию ВЧК-ОГПУ получил золотое оружие, а расстрелян был спустя два года, причем не за убийство Мирбаха, а за то, что во время командировки в Турцию тайно встретился с Троцким.
Еще одна странность: прыгая в окно после теракта против посла Германии, Блюмкин сломал ногу и до автомобиля не бежал, а полз, однако охранявшие посольство латышские стрелки, уже слышавшие стрельбу и взрывы, отчего-то не задержали его.
Второго убийцу, Андреева, также не тронули. Вскоре он умер от тифа.
Попова расстреляли в 1921 году, но, опять-таки, не за 6 июля, а за то, что побывал помощником Махно.
Наконец, и с лидерами левых эсеров обошлись не по-большевистски мягко. Уже 10 июля почти всех выпустили в честь принятия на съезде первой советской конституции.
27 ноября 1918 года Ревтрибунал при ВЦИК рассмотрел дело о "заговоре ЦК партии левых эсеров против Советской власти и революции", однако из 14 обвиняемых в зале присутствовали лишь двое, которым дали по три года принудительных работ.
Впоследствии, правда, судьба левых эсеров сложилась незавидно.
Из видных партийцев эмигрировать и спастись удалось лишь наркому юстиции в первом послеоктябрьском правительстве Штейнбергу. Остальные многократно арестовывались, долгие годы мыкались по ссылкам, а в годы "Большого террора" были расстреляны.
Странное бездействие

Ни в Москве, ни в провинции левые эсеры ничего не сделали для захвата власти и не оказывали сопротивления, хотя тот же отряд Попова насчитывал 1800 бойцов, имел орудия и броневики.

   
Германское правительство не сомневается, что граф Мирбах убит самими большевиками
Из депеши советского полпредства в Берлине
Даже советский историк Леонид Спирин в изданной в 1971 году книге под красноречивым названием "Крах одной авантюры" указывал, что "никаких вариантов военных действий не существовало, отряд Попова так и не сдвинулся с места до самого разгрома, оборона занятых позиций свелась к отсиживанию в двух зданиях Трехсвятительского переулка".

"Арест" Дзержинского в штабе Попова свелся к тому, что глава ВЧК мирно пил со своим подчиненным чай.

Спирин и его коллеги объясняли бездействие Попова тем, что верхушка партии оказалась в заложниках у большевиков. Тогда возникает вопрос: зачем левые эсеры назначили мятеж именно на 6 июля, зная, что все их руководство будет находиться в Большом театре, как в ловушке?

Более того: если замышлялся государственный переворот, зачем нужно было убивать Мирбаха и тем оповещать противника? Взяли бы власть и строили отношения с Германией, как хотели.

Таинственные документы

Убегая, Блюмкин и Андреев бросили портфель, в котором находились "дело племянника" и мандаты, подписанные Дзержинским.

Впоследствии говорилось, будто Блюмкин подделал подпись начальника. Так ли это, проверить невозможно, ибо глава ВЧК, прибыв в посольство, сразу изъял документы "в интересах следствия", и с тех пор их никто не видел.

Самым полным сборником материалов о событиях 6-7 июля и главным доказательством вины левых эсеров по сей день считается изданная в 1920 году "Красная книга ВЧК".

В частности, она содержит протокол заседания левоэсеровского ЦК от 24 июня, где якобы принималось решение убить Мирбаха.

Однако в протоколе о покушении не говорилось, а слово "восстание" относилось к выступлению против немцев на Украине.

Советские авторы впоследствии занимались не цитированием, а вольным пересказом "Красной книги".

Блюмкин показал, что приказ убить Мирбаха получил 4 июля в гостинице "Националь" от "одного члена ЦК партии левых эсеров". Имени этого человека у него почему-то не спросили. По крайней мере, в архивах оно не упоминается.

Современные исследователи Андрей Буровский и Михаил Веллер указывают на ранее мало известный факт: до назначения в Москву фон Мирбах был послом в Швейцарии, и, следовательно, мог многое знать о финансировании Ленина и его сторонников германской разведкой.

Не исключено, что в Кремле знали о рекомендациях Мирбаха кайзеровскому правительству свергнуть большевиков и привести к власти в России какую-нибудь более вменяемую и ответственную силу.

Кстати, весной и летом 1918 года так думали в Берлине многие. Вопрос упирался в одно: никто в России больше не готов был подписаться под условиями Брестского мира.

Чей заговор?

Ряд историков прямо утверждает: никакого "левоэсеровского мятежа" не было.

Коммунисты безраздельно властвовали над Россией более 70 лет
Была провокация большевиков с целью разогнать последнюю независимую от них политическую организацию, а заодно покончить со слишком много знавшим и неудобным дипломатом.

По этой версии, ни ЦК левых эсеров, ни Попов ничего не замышляли. Дзержинский отправился в отряд, чтобы удержать подчиненного от спонтанного выступления.

Получил в последнее время новую трактовку и эпизод с батальоном германской пехоты, который немцы после убийства Мирбаха якобы требовали ввести в Москву для охраны посольства.

По советской версии, Ленин наотрез отказал, поскольку "это означало бы начало оккупации", и Берлин в конце концов уступил.

Современные историки предполагают, что, если такие переговоры велись, то батальон был нужен для охраны не столько посольства, сколько советского правительства.

В тот же день, 6 июля, произошли реальные вооруженные выступления в Ярославле, Рыбинске и Муроме, организованные Борисом Савинковым.

Большевики подозревали, что он хотел "расчистить путь" на Москву англичанам, которые к тому времени высадились в Архангельске.

Поскольку восстания савинковцев удалось быстро подавить, помощь немцев не понадобилась.

Кто лучше подготовился к 6 июля?

Архивные материалы подтверждают, что большевики готовились к "подавлению мятежа" еще до его начала.

В Москву были переброшены дополнительные латышские части. Командир латышской дивизии Вацетис еще 18 июня объявил состояние повышенной готовности, причем, как писал впоследствии в мемуарах, отлично знал, против кого предстоит действовать.

4 июля, в день открытия съезда Советов, по приказу Свердлова на все важные посты внутри Большого театра и вокруг него были выставлены усиленные караулы латышских стрелков.

По воспоминаниям коменданта Кремля Малькова, возле каждого из левоэсеровских часовых, "не спуская с них глаз, стояло по два-три человека", так что никто из левых эсеров "и пальцем не мог пошевелить, не обратив на себя внимание".

Вскоре после покушения из советского полпредства в Берлине пришла депеша: "германское правительство не сомневается, что граф Мирбах убит самими большевиками".

Сотрудник полпредства Георгий Соломон вспоминал, что его близкий друг, торгпред Леонид Красин, вернувшийся в Германию из Москвы вскоре после июльских событий, "с отвращением" сказал ему, что "такого глубокого и жестокого цинизма в Ленине не подозревал".

Айно Куусинен, жена видного коминтерновца и многолетнего члена политбюро Отто Куусинена, написала в мемуарах, что муж однажды познакомил ее с Блюмкиным, который "собирался ехать за границу с важным поручением от Коминтерна", а когда она заметила, что Мирбах был убит левыми эсерами, "Отто разразился громким смехом".

Конец многопартийности

Правые и центристские партии большевики разогнали еще в ноябре 1917 года.

Андрей Сахаров на трибуне I съезда нородных депутатов СССР
Первым об отмене "руководящей и направляющей роли" публично заговорил академик Сахаров
1 апреля 1918 года объявили вне закона анархистов (формально - за самоуправство и грабежи, фактически, по мнению ряда авторов, за то, что анархисты, имевшие сильные позиции среди матросов, не позволили сдать немцам корабли Балтийского и Черноморского флотов).

15 июня пришла очередь правых эсеров и меньшевиков: некоторые члены этих партий в Поволжье и Сибири приветствовали восстание чехословаков.

В отношениях с левыми эсерами у большевиков к тому времени тоже возникли серьезные проблемы, и не только из-за Брестского мира, а в первую очередь, из-за продразверстки.

Второй человек в партии, Борис Камков, публично грозил "вымести из деревни комбеды и продотряды".

Так что покушение на Мирбаха случилось очень вовремя.
Независимо от того, что на самом деле произошло 6 июля 1918 года, эта дата стала поворотной в российской истории. Безраздельное господство одной партии, объявившей себя "умом, честью и совестью нашей эпохи", утвердилось более чем на 70 лет
Правила проекта "Белая гвардия" http://ruguard.ru/forum/index.php/topic,238.0.html

Оффлайн elektronikTopic starter

  • Генерал от Инфантерии
  • Штабс-Капитан
  • ****
  • Дата регистрации: РТУ 2009
  • Сообщений: 2731
  • Спасибо: 228
Re: Левоэсеровский мятеж 1918 год
« Ответ #3 : 24.12.2010 • 09:28 »
Странный мятеж: Тайные пружины «левоэсеровского мятежа» 6 июля 1918 года
Большинство историков придерживается точки зрения, согласно которой тогда имело место столкновение партнеров по правящей коалиции – большевиков и левых социалистов-революционеров. Между тем, факты показывают, что с мятежом были так или иначе связаны и многие большевистские лидеры.


1. Союзники и соперники



Данная коалиция создавалась с большим трудом и в условиях постоянных разногласий между двумя партиями. В октябре левые эсеры поддержали Октябрьский переворот, но отказались войти в новое правительство – Совет народных комиссаров. Хотя уже в конце 1917 года они пересмотрели свою точку зрения и получили семь министерских портфелей в СНК (в частности – юстиции и земледелия). Руководство Партии левых социалистов-революционеров (интернационалистов) имело множество претензий к большевикам. Прежде всего, левые эсеры были категорически против мирного договора с Германией и выступали за «революционную войну». И когда Ленин добился заключения «Брестского мира», то представители ПЛСР (и) вышли из СНК.

Выйти-то они вышли, но при этом остались в такой важной структуре, как Всероссийская чрезвычайная комиссия (ВЧК). Это дало им многие политические выгоды. Так, под контролем левых эсеров оказался отряд ВЧК во главе с Д. Поповым, который и сыграл важную роль в событиях 6 июля. А сотрудник ВЧК из левых эсеров Я. Блюмкин и сумел организовать убийство немецкого посла В. Мирбаха с помощью которого мятежники хотели спровоцировать войну с Германией.

Сам мятеж длился очень недолго и уже 7 июля окончился полным поражением левых эсеров. С этого момента их партия стала терять свою популярность. Казалось бы, все вполне понятно, очевидно и укладывается в простейшую логику межпартийной борьбы времен революции и гражданской войны. Между тем, выступление левых эсеров было донельзя странным. И это давно уже подметили некоторые исследователи.


2. Против Ленина, но не большевиков


Прежде всего, бросается в глаза тот факт, что мятежники не предприняли никаких активных боевых действий. Историк В. Шамбаров отмечает с некоторым недоумением: «Полк ВЧК под командованием Попова восстал довольно странно. К нему присоединилась часть полка им. Первого Марта, силы составляли 1800 штыков, 80 сабель, 4 броневика и 8 орудий. У большевиков в Москве было 720 штыков, 4 броневика и 12 орудий. Но, вместо того чтобы атаковать и одержать победу, пользуясь внезапностью и почти троекратным перевесом, полк пассивно «бунтовал» в казармах. Все действия свелись к захвату небольшими группами здания ВЧК и телеграфа, откуда по всей стране разослали обращение, объявляющее левых эсеров правящей партией. Но никаких призывов свергать большевиков на местах или прийти на помощь восставшим — только лишь не принимать распоряжений за подписью Ленина и Троцкого». («Белогвардейщина»)

Левые эсеры действительно призвали к восстанию, но – не против большевиков, а против «германского империализма». Этот призыв был разослан ими по разным регионам в телеграммах.

В постановлении ЦК Партии левых социалистов-революционеров, в котором принято решение о терактах против «представителей германского империализма», можно прочитать выражение лояльности большевикам как таковым: «Мы рассматриваем свои действия как борьбу против настоящей политики Совета Народных Комиссаров и ни в коем случае как борьбу против большевиков».

Так что же, никакого мятежа не было? Собственно говоря, многие историки так и рассуждают. По их словам выходит, что «мятеж» был провокацией большевиков, которые хотели найти повод для установления однопартийной системы. Между тем, такие выводы неверны. Они, по сути дела, игнорируют несомненный факт того, что именно ЦК левых эсеров принял решение о теракте в отношении немцев.

Вручая награду М. Петерсу, командиру латышских стрелков, которые и подавили мятеж, Троцкий сделал одну существенную оговорку. Он заметил, что Петерс сорвал некую важную политическую комбинацию? Какую же? И кто был в числе комбинаторов?


3. Союз «левых»


И тут нужно вспомнить, что за революционную войну с Германией выступали не только левые эсеры, но и так называемые «левые коммунисты» - Ф. Дзержинский (глава ВЧК), Н. Бухарин (главный партийный идеолог) и другие видные представители большевистской верхушки. Одно время они даже имели большинство в ЦК, что позволяло блокировать соглашение с немцами. И только угроза Ленина уйти из ЦК и обратиться напрямую к массам переломила всю ситуацию. Левые коммунисты потерпели поражение. Но смирились ли они с ним? Ведь от политических взглядов так просто и быстро не отказываются.

Факты показывают, что особого смирения не было. В Москве, ставшей столице РСФСР, сторонники революционной войны из двух партий противостояли Ленину отчаянно. «…Московский областной комитет партии был цитаделью левых коммунистов, - пишет А. Рабинович. - Вплоть до его роспуска в мае 1918 г. в автономном московском областном правительстве преобладали левые коммунисты и левые эсеры, которые оказывали твердое сопротивление правительству Ленина, порой успешно. В течение этого периода левые эсеры и левые коммунисты в Москве работали вместе, с тем чтобы подорвать Брестский мир, который Ленин еще считал коренным условием для выживания советской власти». («Самосожжение левых эсеров»)

Впрочем, союз группировок существовал не только в Москве. Историк В. Леонтьев пишет: «Ставропольские левые эсеры и левые коммунисты в ночь с 11 на 12 мая создали Временный революционный комитет, который взял под арест председателя губернского СНК (он же – комиссар внутренних дел), военкома м двух других комиссаров-большевиков». (Цит. из кн. С. Миронова «Гражданская война в России»)

Любопытно в данном плане поведение Бухарина. В марте 1918 года, в разгар споров о Брестском мире, этот деятель предлагал левым эсерам арестовать Ленина – хотя бы на день – с тем, чтобы начать войну против Германии и показать мировому пролетариату – партия не согласна со своим вождем. И сам Бухарин, между прочим, не скрывал этого факта. Когда Сталин всерьез взялся за старых большевиков, то Бухарину было выдвинуто обвинение в том, что он планировал арест и убийство Ленина. Так вот Бухарин в ужасе открещивался от обвинения в замысле убийства, но обвинение в замысле ареста он, тем не менее, признал.

Историки-антисталинисты обычно трактуют это намерение как детскую шалость «Бухарчика». Дескать – убивать то он не хотел, всего лишь думал об аресте.

Но если вдуматься, то что представляет собой намерение арестовать главу государства всего лишь по мотивам политических разногласий? Заговор, и ни что иное.


4. «Железный Феликс» и Антанта


Еще больше вопросов вызывает позиция другого «левого коммуниста» – Дзержинского, который в ходе мятежа взял, да явился в штаб мятежников, в помещение отряда ВЧК, которым командовал левый эсер Попов. Неужели он действительно надеялся «образумить» путчистов, как это утверждали советские историки? Такой-то прожженный подпольщик? Что-то сомнительно.

Напротив, складывается впечатление, что Дзержинский захотел быть вместе с руководителями мятежа. И, заодно, заполучить алиби на случай провала операции.

Причем это было далеко не единственное алиби Дзержинского. Так, за две недели до мятежа он расформировал секретный контрразведывательный отдел, который возглавлял левый эсер Блюмкин – тот самый, который и начал мятеж, убив немецкого посла Мирбаха. Дзержинский обосновал свое решение тем, что Блюмкин повинен в серьезных должностных злоупотреблениях. При этом вопрос о самом Блюмкине остался открытым – его не подвергли никаким взысканиям. А ведь логичнее было бы поступить по-иному – наказать Блюмкина, а контрразведку, как подразделение, оставить. Но это в том случае, если бы Дзержинский думал об интересах ВЧК. Он же, судя по всему, заботился о том, как бы отвести от себя подозрения (дескать, меры против левых эсеров приняты), но оставить Блюмкина на свободе.

К слову сказать, в деле о контрразведке вполне заметен англо-французский след, что неудивительно – Антанта была крайне заинтересована, чтобы Россия вновь стала воевать с Германией.

В высшей степени любопытно, что убийца Мирбаха Яков Блюмкин возглавлял в ВЧК секретный отдел, который занимался именно борьбой с немецким шпионажем. На этот пост он был назначен по инициативе Дзержинского, крайне обеспокоенного контрразведывательной деятельностью, но только и исключительно в отношении Германии. На этой почве «Железный Феликс» даже сошелся с антантовской агентурой. Так, весной 1918 года, во время поездки в Петроград Дзержинский установил теснейший деловой контакт с М. Орлинским (настоящая фамилия - Орлов), руководителем Центральной уголовно-следственной комиссии Северной области. Этот деятель работал в следственных структурах ещё до революции и уже тогда весьма активно разоблачал немецкий шпионаж, добираясь и до т. н. «распутинской партии». Сам он был монархистом, придерживавшимся в геополитическом плане ориентации на Англию и Францию. Пойдя на службу к большевикам, Орлов-Орлинский одновременно установил связи с английской и французской резидентурами, которые снабжались им первоклассной информацией. Например, знаменитый английский разведчик С. Рейли получал львиную часть своих данных именно от Орлинского.

Английская разведка, вообще, сыграла огромную роль в становлении спецслужб «молодой Советской республики». В этом признаются и сами агенты «туманного Альбиона». Вот, например, отрывок из воспоминаний британского шпиона Э. Хилла: «Прежде всего, я помог военному штабу большевиков организовать отдел разведки, с тем чтобы выявлять немецкие соединения на русском фронте и вести постоянные наблюдения за передвижением их войск… Во-вторых, я организовал работу контрразведывательного отдела большевиков, для того, чтобы следить за германской секретной службой и миссиями в Петрограде и Москве».

К слову о «германских службах». Дзержинского в Орлинском привлекла явная германофобия и зацикленность на немецком шпионаже. Он приложил максимум усилий для того, чтобы затащить Орлинского в Москву и поставить его во главе ещё только создаваемой тогда контрразведки ВЧК. Однако, власти Петрограда воспротивились намерению отнять у них столь «ценного» работника, и планам Дзержинского не суждено было сбыться. А в августе 1918 года Орлинский сбежал из Питера и объявился уже только в рядах белого движения, где полностью посвятил себя борьбе с большевиками. Позже, в эмиграции, он станет всячески вредить заговорщической и диверсионной деятельности Коминтерна, чем принесет множество хлопот ведомству своего бывшего покровителя Дзержинского.

Посмотрим – какая любопытная получается цепочка. Левые эсеры выступают за войну с Германией, левые коммунисты – тоже. Левый коммунист Дзержинский сотрудничает с агентом Антанты Орлинским в деле создания антигерманской контрразведывательной структуры, причем ставит во главе ее левого эсера Блюмкина.

Дзержинский вообще любил окружать себя разными личностями, чьи связи были весьма сомнительными с точки зрения большевистской ортодоксии. И связи эти тянулись именно в страны Антанты.

Помимо Орлинского, сердце «Железного Феликса» пленил весьма колоритный персонах – А. Филиппов. Некогда, еще до революции, он, вместе с предпринимателем-«печатником» И. Сытиным издавал журнал «Русское слово», также основал ряд печатных изданий – «Деньги», «Ревельские известия», «Черноморское побережье» и «Кубань». Все указанные издания имели либеральную направленность, а либерализм в России, как известно, всегда ориентировался на Англию и Францию. Филиппов поддержал Октябрьский переворот и стал сотрудничать с ЧК. Любопытно, что он был вхож в эсеровские и кадетские круги, о чьих настроениях и сообщал в тогдашние «органы». Опять налицо связи с проантантовскими элементами, каковыми были и кадеты, и эсеры.

Вскоре Филиппов стал секретным агентом Дзержинского, которому главный чекист давал весьма ответственные и деликатные задания. Например, он занимался тайным расследованием убийства питерского комиссара по печати М. Володарского. Показательно, что после провала левоэсеровского мятежа Филиппов был арестован. Возможно, что он был как-то связан с самими мятежниками – по линии своего патрона.


5. Вездесущий Троцкий


Конечно, не обошлось в этом деле и без «демона революции» - Л. Троцкого. Во время баталий вокруг Брестских соглашений он занял довольно-таки хитрую позицию, выступая и против мира, и против войны. Но сердце «пламенного революционера» явно было на стороне Антанты. Так, 5 марта Троцкий официально встретился с английским и американским представителями - Б. Локкартом и Р. Робинсоном. На встрече он объявил о том, что большевики готовы принять военную помощь Антанты. А 11 марта, во время проведения IV съезда Советов, президент США Вильсон прислал телеграмму, в которой обещал РСФСР всемерную поддержку в деле защиты её суверенитета - ясно от кого. Но политические весы уже слишком сильно склонились на сторону Ленина, и от помощи демократий, в конечном итоге, отказались. Хотя Троцкий лоббировал идею военно-политического союза с Антантой даже и в мае 1918 года.

Во время левоэсеровского мятежа Троцкий, как и другие коммунисты-«германофобы» официально поддерживал Ленина и СНК. Но на деле он помогал заговорщикам. «…Следует иметь в виду, что на самом деле приказ об убийстве Мирбаха по согласованию с французской разведкой был отдан представителем британской разведки Дж. Хиллом, являвшимся ближайшим помощником Троцкого в деле организации военной разведки, - сообщает А. Мартиросян. - Судя по всему, именно между ними — Дж. Хиллом и Троцким - и была согласована комбинация якобы вербовки Блюмкина капитаном французской разведки Пьером Лораном: у французов тоже чесались руки расправиться с тем же Мирбахом из-за Маты Хари, которую он и завербовал. Без такой комбинации британские уши «а ля Троцкий» вылезли бы мгновенно, чего, естественно, британская разведка не желала». И еще. В Центральном партийном архиве Института марксизма-ленинизма (ЦПА НМЛ) — ныне Институт современной истории — в фонде 70, опись 3, единица хранения 769 хранился один очень любопытный документ…На сообщении ревкома Северных железных дорог о начале левоэсеровского мятежа в Ярославле Лев Давидович Троцкий собственноручно письменно повелевал расстрелять весь ревком за это сообщение. («Заговор маршалов. Британская разведка против СССР»)


6. «Левые» и «правые» в одном строю


Показательно, что мятеж левых эсеров совпал по времени с антибольшевистскими мятежами в Ярославле, Рыбинске, Муроме, Костроме. В их организации активное участие принимали уже правые эсеры, которые также были против Бреста и за войну с немцами. Что это – простое совпадение? А не слишком ли много совпадений? И ведь, что характерно, одним из главных требований повстанцев было требование возобновить войну с Германией. Как и у левых эсеров, которые (вспомним) разослали на места телеграммы с призывом восстать против германского империализма. Вот на местах и восстали – всё просто.

Собственно говоря, левые и правые эсеры давно уже заключили нечто вроде политического блока, основанного, прежде всего, именно на солидарности в «германском вопросе». Совместное заседание ВЦИК и МосСовета от 18 мая ознаменовалось слаженной атакой всех социалистов (левые и праве эсеры, меньшевики) на Брестский мир. Вначале была критика словами, а через два месяца проантантовские социалисты, с попущения проантантовских коммунистов, прибегли к более сильному «аргументу».

Но им не было суждено победить.

Проанглийский мятеж левых эсеров и левых коммунистов был подавлен «германофилом» Лениным. Его неудача привела к временному падению «Железного Феликса», который подал в отставку. Но ее Дзержинский не получил.

«…И тут начинается еще более таинственная страница в биографии Феликса Эдмундовича, - пишет историк С. Миронов. - В напряженнейшие дни и недели Гражданской войны, когда власть большевиков продолжала висеть на волоске, он уезжает и пылающей огнем Первой мировой войны в Европу. И не куда-нибудь, а в далекую нейтральную Швейцарию. И для чего? Чтобы забрать в Россию жену и сына! Как будто бы их не могли привезти и без председателя ВЧК!... Странности продолжаются и дальше. Дзержинский давал показания в качестве свидетеля во время следствия по делу левоэсеровского мятежа. Эти показания опубликованы сравнительно недавно. Феликс Эдмундович должен был давать свидетельские показания на суде. Но… Из протокола заседания Революционного трибунала при ВЦИК от 27 ноября 1918 года. Трибунал постановил: Объявить перерыв на 10 минут. После перерыва заседание объявлено продолжающимся… Обвинитель Крыленко заявил, что, поскольку показания тов. Дзержинского, вызванного в качестве свидетеля, имеются в деле, постольку надобность в допросе последнего теперь не встречается. Трибунал постановил: вызванного в качестве свидетеля тов. Дзержинского не допрашивать». А почему бы и не допросить?!» («Гражданская война в России»)

Через некоторое время Дзержинский вернулся к руководству ВЧК. Более того, в эту грозную организацию снова был принят убийца Мирбаха Блюмкин, за которого замолвил словечко сам Троцкий.


Итак, перед нами вырисовывается картина грандиозного заговора, который охватывал левых и правых эсеров, а также левых коммунистов и сторонников Троцкого. А нити этого заговора уходили на Запад. Антанта была всячески заинтересована в том, что вернуть Россию и направить ее против Германии. И в этих целях она беззастенчиво играла как на патриотических, так и на революционных чувствах.
Правила проекта "Белая гвардия" http://ruguard.ru/forum/index.php/topic,238.0.html

walker

  • Гость
мятеж Муравьева
« Ответ #4 : 08.05.2011 • 15:35 »
Попытку мятежа командующего Восточным фронтом Муравьёва ошибочно называют левоэсеровским мятежом.
Фельштинский утверждает, что борьбой против чехословацкого корпуса заинтересовался немецкий посол Мирбах, который тайно передал командованию Восточным фронтом большую денежную сумму. Однако 1 июля 1918 года посредник между Муравьевым и Мирбахом был арестован ЧК. В тот же день (задним числом ) Дзержинский расформировывает отдел международного (немецкого) шпионажа, а его главу 19-летнего Блюмкина увольняет.
В ночь с 9 на 10-е июля Муравьев с отрядом в 600-1000 штыков направляется в Симбирск. В советской мифологии Гражданской войны утверждается, что это было бегство из Казани в Симбирск. Однако и председатель РВС фронта Кобозев и командарм 1-й  армии Тухачевский указывают, что поездка была плановая. Но перед этим происходит стычка Муравьева с Реввоенсоветом фронта. После неудачной попытки ареста членов РВС Муравьев покидает Казань. Вслед ему РВС направил в войска приказ по телеграфу: "Объявляем бывшего главнокомандующего Муравьева, бежавшего сегодня из Казани в Симбирск вместе с народными деньгами, безумным провокатором, изменником революции. Никакой войны Германии Советы не объявляли, о чем он всюду благовестит ... Ввиду этой измены всем соприкасавшимся с ним вменяется в обязанность на месте пристрелить его, как бешеную собаку, врага Советской России. Меры к изоляции Симбирска приняты".
Однако эти утверждения не достоверны, т.к.  Муравьёв отбыл в Симбирск по приказу:
“Видя нарастающую опасность в Поволжье, Кремль спешно перебросил Муравьева с юга на Волгу, в Симбирск спасать революцию от чехов и армии Комитета Учредительного Собрания.  Окруженный матросами в пулеметных лентах крест-накрест, обвешанными маузерами и гранатами, в бывшем царском поезде с адъютантами и женщинами двинулся в Поволжье Муравьев. Но к Симбирску подплывал уже с отрядами на пароходах по серебряной глади Волги, где 300 лет назад выплывали расписные острогрудые челны Степана Разина. Первым плыл бывший пароход царицы «Межень», белое изящное судно с полуподводными каютами и круглыми точками оконных люков. На палубе завтракал Муравьев с телохранителями матросами, адъютантом грузином Чудошвили и захваченными для радости жизни каскадными певицами. За «Меженью» плыли «София», «Владимир Мономах», «Чехов», «Алатырь», с вооруженными до зубов бандитами русскими, латышами, китайцами. После паденья Самары и продвиженья чехов и белых вверх по Волге красные ждали главно-командующего Муравьева в Симбирске, как единственную надежду и спасенье красной Волги.. В ожиданьи главнокомандующего Тухачевский жил в поезде на вокзале..”

По прибытию Тухачевского на яхту ”Межень” для доклада между ним и командующим фронтом возникает конфликт по  поводу руководства Самарской операцией. Муравьев арестовывает Тухачевского  за неподчинение.  Объявив себя «главкомом армии», действующей против Германии, он телеграфировал в СНК, германское посольство и в штаб Чехословацкого корпуса об объявлении войны немцам. Войскам фронта и чехословакам предписывалось двигаться на запад для отпора наступающим германским войскам.
В ответ предсовнаркома Ленин и наркомвоен Троцкий публикуют в «Известиях ВЦИК» совместное обращение, объявившее, что Муравьёв «подкуплен англо-французскими империалистами…и отдал по всем войскам приказ повернуть против немцев, которые, будто бы, взяли Оршу и наступают на нас». Обращение требовало: «Бывший главнокомандующий на чехо-словацком фронте, левый эсер Муравьев, объявляется изменником и врагом народа. Всякий честный гражданин обязан его застрелить на месте».
В ночь с 11 на 12 июля Варейкису и Тухачевскому удаётся нейтрализовать мятежные войска и застрелить или расстрелять Муравьева. Большинство арестованных одновременно вместе с Муравьёвым были расстреляны в ближайшие дни.
№ 219. Из телеграммы политического комиссара I армии восточного фронта В. В. Куйбышева В. И. Ленину и Я. М. Свердлову о мятеже Муравьева.
Симбирск, 12 июля 1918 г.
10 июля в 9 часов вечера Муравьев прибыл в Симбирск без политического комиссара с 600 солдатами. Заранее в Симбирске было сосредоточено около десятка броневиков. В 15 верстах от Симбирска Муравьев устроил на пароходе митинг и сообщил солдатам о цели поездки в Симбирск. Говорил туманно, солдаты ничего не поняли. По прибытии в Симбирск Муравьев расставил против почты, телеграфа пулеметы, окружил здание совета броневиками и пулеметами. Арестовал несколько коммунистов...
У здания Совета Муравьев устроил митинг солдат. Говорил об объявлении войны Германии,- заключении мира с чехословаками, образовании Поволжской республики, в правительство которой войдут левые эсеры, максималисты, анархисты. Он выкрикивал: «Да здравствует власть советов, долой гражданскую войну с братьями чехословаками, да здравствует война с Германией». Последние лозунги, а также направленные на здание совета пулеметы вызвали недоумение среди солдат. Мысль об авантюре, измене быстро зародилась и крепла у всех. Симбирские коммунисты и латыши решили всеми мерами авантюру ликвидировать, с изменником Муравьевым расправиться. Коммунисты немедленно отправили во все части войск агитаторов, разоблачавших измену. Настроение революционных войск быстро определилось в пользу совета и против Муравьева. Латыши
взяли охрану города, ввели караул внутри здания совета. Ночью на экстренном заседании губисполкома Муравьев говорил об объявлении войны Германии, заключении мира с чехословаками, объявил себя главковерхом всей армии, назвался Гарибальди. По выходе из комнаты губисполкома Муравьев был окружен коммунистической дружиной и после двух выстрелов с его стороны тут же расстрелян. Адъютанты были арестованы, охраняющий его отряд в 80 человек немедленно покорно сдал оружие. Вздох облегчения, радости вырвался из груди революционных солдат. Кошмар авантюры скоро рассеялся, солдаты с криками: «ура, да здравствует власть советов» разошлись по частям. В 5 часов утра восстание авантюристов было ликвидировано, город принял обычный вид. Все время в городе спокойно, порядок образцовый. Последствие разосланной Муравьевым телеграммы на фронт о прекращении войны с чехословаками, об отступлении ликвидируется. Так усилия коммунистов, партии пролетариата и классовое чутье революционной армии разбили затею негодяя, продолжавшего неудачную авантюру левых эсеров. Политический комиссар I армии восточного фронта
КУЙБЫШЕВ
Варейкис написал  книгу “Убийство Муравьева”, а в 1977 году был снят фильм “Пыль под солнцем”. Советские войска изменой популярного среди красноармейцев Муравьева, оказались на время деморализованы. Они успели получить муравьевские  телеграммы о замирении с чехами и войне против Германии, а через несколько часов — новые телеграммы об убийстве Муравьева и продолжении борьбы с чехословацким корпусом и частями Комуча.
На Муравьева  принято списывать то, что красные  без сопротивления оставили Бугульму, Мелекесс, Симбирск, а в начале августа — и Казань, где в руки чехов и Народной армии попала основная часть эвакуированного сюда российского золотого запаса. Однако в 1918 виновный был известен. За бездействие 1-ой армии страшно разгневанный член Реввоенсовета Востфронта П. А. Кобозев решил сместить Тухачевского и передать армию своему другу Гаю. Кобозев, а заодно с ним и Калнин грозили Михаилу Николаевичу арестом, но этому воспротивились Варейкис и член Реввоенсовета 1-й армии В. В. Куйбышев.  Валериан Владимирович предложил спокойно обсудить причины неудачи и принять меры к их устранению. Конфликт удалось уладить без вмешательства Москвы. Был ли виновен только Тухачевский? После смерти Муравьева до прибытия нового главнокомандующего фронтом И. И. Вацетиса он временно командовал Восточным фронтом. С 18-го июля фронтом уже командовал Вацетис. Казань была сдана именно благодаря его бездарному командованию.
Миф об участии ПЛСР в мятеже Муравьева появился позднее. Участники подавления мятежа ( Кобозев, Тухачевский и другие ) в 1918 году никак не связывали эти два разных события. Только бдительный Куйбышев смог найти левых эсеров.
Мятеж Муравьева больше походит на попытку развернуть фронт ( чехословацкий корпус) против немцев при участии англо-французских агентов. Арест и убийство Муравьева без суда и следствия усиливают это подозрение.




« Последнее редактирование: 08.05.2011 • 15:53 от walker »