Автор Тема: Русский Обще-Воинский Союз ( РОВС)  (Прочитано 204321 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн elektronik

  • Генерал от Инфантерии
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: РТУ 2009
  • Сообщений: 2759
  • Спасибо: 228
Re: Русский Обще-Воинский Союз ( РОВС)
« Ответ #120 : 23.11.2012 • 20:14 »
92 года назад возникла Русская Православная Церковь За рубежом.


Революция 1917 г., разрушившая вековую государственность России, повлекла за собою тяжелые последствия для Русской Православной Церкви. Первым следствием большевистского переворота было нарушение единства Русской Церкви. Политические сдвиги, гражданская война, прекращение связи с окраинами империи, потеря русских территорий и, наконец, эмиграция – все это оторвало часть русских людей от церковных центров. Если в Польше, Прибалтике и на Дальнем Востоке епархии и сохранили свою организацию, то связь с патриархом Тихоном и его Церковным Управлением была потеряна. Еще сложнее было положение на территориях, охваченных гражданской войной или среди эмиграции за пределами Советского государства. Множества православных людей оказались "овцами без пастырей" и требовали скорейшего церковного устроения.

Промыслом Божиим во главе Русской Церкви стоял патриарх Тихон, бывший до этого в течении 15-ти лет управляющим Северо-Американской епархией. Он хорошо понимал опасность отрыва епархий от Москвы и мудро предусмотрел тот случай, когда отрезанные от Патриархии архиереи должны будут образовать церковное управление на местах. В 7/20 ноября 1920 г. он издал распоряжение за № 362 : "В случае, если епархия окажется вне всякой связи с Высшим Церковным Управлением, епархиальный архиерей входит в сношение с архиереями соседних епархий на предмет организации высшей инстанции церковной власти".

В 1920 г. в Константинополе оказалась группа архиереев, эвакуированных вместе с военным и гражданским населением из России. Они, с благословения Константинопольского патриарха, созвали заграничный собор русских епископов и, еще не зная о распоряжении патриарха Тихона, образовали Высшее Церковное Управление Заграницей. Этот собор не был случайным собранием нескольких архиереев, но многочисленным совещанием правящих архиереев, покинувших свои епархии вместе со своими пасомыми. К ним вскоре присоединились правящие архиереи вне России: в Финляндии, Латвии, Манчжурии, Китае, Японии и Северной Америке. Всего же оказалось 34 епископа, отрезанных от Москвы, которые считали необходимым создать высший церковный органа для временного управления заграничными епархиями.

Собор в Константинополе избрал своим главой митрополита Антония Киевского и Волынского, старейшего иерарха Русской Церкви, бывшего одним из кандидатов при избрании патриарха, и создал свой исполнительный орган – Высшее Церковное Управление Заграницей.

Русской Православной Церкви Заграницей было суждено сыграть в русской истории ХХ столетия весьма существенную, можно даже сказать — уникальную роль. Именно из ее уст на протяжении долгих десятилетий звучало суровое слово обличения богоборческому миру — равно коммунистическому и западному.

«Русская Православная Зарубежная Церковь, единственная во вселенной, сохранила чистоту своих риз, не погрешив соглашательством или каким-либо соприкосновением с богоборческой властью или поставленной ею церковной патриархией. Она одна узрела истинную природу овладевшего Россией Зла и свидетельствует об этом Зле, как самоотверженная изгнанница Правды ради».
http://pereklichka.livejournal.com/
Правила проекта "Белая гвардия" http://ruguard.ru/forum/index.php/topic,238.0.html

Оффлайн elektronik

  • Генерал от Инфантерии
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: РТУ 2009
  • Сообщений: 2759
  • Спасибо: 228
Re: Русский Обще-Воинский Союз ( РОВС)
« Ответ #121 : 08.12.2012 • 18:35 »
Новые номера газеты "Наша Страна"
Увидели свет новые выпуски "Нашей Страны" - №2953 и №2954.


"Наша Страна" № 2953, №2954

http://pereklichka.livejournal.com/
Правила проекта "Белая гвардия" http://ruguard.ru/forum/index.php/topic,238.0.html

Оффлайн elektronik

  • Генерал от Инфантерии
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: РТУ 2009
  • Сообщений: 2759
  • Спасибо: 228
Мнение о критике "Нашей Страны"
« Ответ #122 : 08.12.2012 • 18:40 »
Мнение о критике "Нашей Страны"


Наблюдая в последнее время нападки некоторых "белых" товарищей на "Нашу Страну" и её редактора хочу отметить следующее. "Наша Страна" на протяжении последних 10 лет выполняет две особо важные задачи: Первая: в отсутствие в Русском Зарубежье Белых Организаций и средств печати, она объединяет вокруг себя Белую Эмиграцию, которую многие товарищи в РФ поспешили похоронить без отпевания, так как захватили, отняли у Белых их духовную отраду и утешение в лице РПЦЗ. Да, это уже не Белые Воины, но это их дети и внуки, которые сохраняют верность заветам своих отцов и дедов: не просто помнить Россию, сохранить Веру и Язык, но служить ей, бороться за нее, молится о грядущем Воскресении Отечества. Да, их уже не десятки тысяч, а в лучшем случае сотни. Но мы прекрасно помним подвиг 300 спартанцев во главе с Царем Леонидом. И этим примером я хотел бы перейти к 2-й задаче "Нашей Страны", которая заключается на наш взгляд в том, чтоб свидетельствовать своим соотечественникам и всему миру Правду о том, что было и что сегодня происходит с Россией. Сегодня Россия, как и Греция времен 300 спартанцев, больна и разобщена, являясь легкой добычей для своих внешних и внутренних врагов. Но слава Богу есть у нас и свой Леонид - Николай Казанцев, который вместе с горсткой верных будит Совесть и Веру наших соотечественников, поддерживает на страницах "Нашей Страны" "светоч Белой Борьбы", и от этой негасимой лампадки расходятся огоньки горящие за Россию в самые разные и дальние уголки нашего Отечества. И мы будем ему в этом всемерно помогать и содействовать.

А.С. Терзов, начальник 1-го Отдела РОВС в России.

Правила проекта "Белая гвардия" http://ruguard.ru/forum/index.php/topic,238.0.html

Оффлайн elektronik

  • Генерал от Инфантерии
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: РТУ 2009
  • Сообщений: 2759
  • Спасибо: 228
Слово Председателя Русского Обще-Воинского Союза к 200-летию Отечественной войны.
                                                   

РУССКИЙ ОБЩЕ-ВОИНСКИЙ СОЮЗ
Председатель: капитан И.Б. Иванов
а/я 107, Санкт-Петербург, 198262, Россия. St.-Petersburg, Russia
ivanov-liskin@mail.ru

9 декабря 2012 года,
День Св. Георгия Победоносца

Благодарите Бога, что вы русские,
гордитесь сим преимуществом.

Кн. М.И. Кутузов-Смоленский.
Декабрь 1812 г.


2012 год памятен для русских людей как год 200-летия Отечественной войны 1812 года.

Из многочисленных войн, которые вёл наш народ, Отечественными были названы три – 1812, 1914-1918 и 1941-1945 годов. Но лишь одна из них получила это название с полным правом, отразив в нём не злободневные интересы пропаганды, а саму суть событий.

Увы, войны ХХ века, в подражание войне 1812 года наименованные своими современниками «Отечественными», не стали ни по-настоящему народными, ни в действительности освободительными.
Великая война 1914 года, хотя и вызвала в своём начале большой патриотический подъём и дала многочисленные примеры подвигов нашего народа, закончилась гибелью Исторической России. Война эта была проиграна не российской армией, а российским обществом; не на полях сражений, а в умах. Поражение умов, духовный и моральный упадок значительной части правящей элиты и ведущего слоя общества, политическое развращение и прельщаемость широких народных масс привели Российскую Империю к неизбежному в таких случаях итогу – разложению, военному поражению, братоубийству и национально-государственному краху…

Ещё менее оснований именоваться «Отечественной» было у войны 1941-1945 годов. Ибо не может по праву называться «Отечественной» война, в которой русский народ оказался расколот на два непримиримых лагеря, в которой миллионы соотечественников сражались друг с другом по разные стороны фронта. Не может быть «Отечественной» война, которая ценою потоков народной крови укрепила самый чудовищный в истории человечества тоталитарный режим (зло во сто крат худшее, чем любое крепостное право) и на десятки лет штыками загнала за колючую проволоку социалистического «рая» целые страны и народы.

Подлинная Отечественная война была совсем иной. Не позорный приказ № 227, отданный для устрашения собственных генералов и офицеров, не угрозы расстрелов, штрафбатов, репрессирования семей, не заградительные отряды в своём тылу толкали в бой русских воинов в 1812 году. Нет, иные побудительные мотивы вели Александровских солдат, казаков и ополченцев, дерзавших «чужие изорвать мундиры о русские штыки»!..

* * *

Играя на национальных чувствах поляков, Наполеон Бонапарт весьма неудачно назвал эту войну «Второй Польской». 22 июня 1812 года, накануне рокового перехода через Неман, он объявил своей армии цель похода на Восток – «положить конец пятидесятилетнему кичливому влиянию России на дела Европы»…

Французский император считал поражение русских делом предрешённым: полководческий гений, прежние победы, закалённые в боях полки, составлявшие костяк «Великой армии», внушительное численное превосходство – всё говорило в его пользу. В наполеоновских войсках никто не сомневался в победе и, переходя границу Российской Империи, завоеватели поговаривали уже не только о Москве, но и об Индии и Ганге! Казалось, что вновь «Бог будет на стороне больших батальонов». Но Бог был на стороне русских…

Несомненно, кульминационной точкой войны, событием, которое во многом предопределило её дальнейший ход, стало Бородинское сражение 26 августа (7 сентября). Сражение это признано самым кровопролитным из всех, когда-либо происходивших в мировой истории до того времени. На Западе его назвали «Битвою под Москвой», «Битвой генералов», «Могилою французской кавалерии»…

Уже 200 лет не стихают споры о том, кто же оказался победителем в Бородинском сражении на самом деле. Конца спорам не видно и сегодня. И этот факт красноречивее всего свидетельствует, что победителя в той великой битве не было. Ни одна из сторон не была разгромлена физически, ни одна не потеряла духа. Было бы справедливо признать Бородинское сражение закончившимся «вничью». Но с точки зрения избранной полководцами стратегии Наполеон не смог решить под Москвой своей главной задачи, к которой он так стремился – покончить с Русской Армией в одном генеральном сражении. Кутузов же свою задачу решил: в генеральном сражении Русская Армия с честью выдержала удар и смогла продолжить дальнейшую борьбу.

Несмотря на оставление Москвы, именно после Бородина начался моральный перелом в ходе войны и в ходе всей истории наполеоновских завоеваний. Вот почему Бородинское сражение и Отечественная война 1812 года являются одними из самых значительных событий не только в истории нашего Отечества, но и в мировой истории.

Сегодня наши современники, слыша о войне 1812 года, воспринимают победу Русского оружия, как нечто должное, само собою разумеющееся. Таково свойство человеческого восприятия истории: «А разве могло быть иначе?»
Да, могло быть иначе…

Нашествие «двунадесяти языков» Россия смогла одолеть вопреки многим неблагоприятным для неё обстоятельствам, лишь благодаря Божией помощи и невероятному напряжению сил всего народа.

Что же предопределило итог войны 1812 года? Хладнокровие ли Барклая де Толли? Стойкость ли русских полков в день Бородина? Трезвый расчёт и хитрость Кутузова? Москва, отданная в жертву ради спасения армии? Гениальный фланговый марш на Калужскую дорогу? «Дубина народной войны» в тылу завоевателей? Или же непреклонная воля Императора Александра I «не положить оружия, доколь ни единого неприятельского воина не останется» в России?

Конечно, все эти обстоятельства сыграли свою роль. Но важнейшим фактором, предопределившим итог войны, был вызванный ею исключительный подъём русского национального чувства.

Национализм, до той поры дремавший в русском народе, в 1812 году проявился в нём с поразительной мощью. Национализм этот не имел ничего общего с казённым ура-патриотизмом, ибо он был вызван не указаниями правительства или лубочной ростопчинской пропагандой, а естественным чувством самосохранения народа.

Перед лицом иноземного нашествия в России произошла своеобразная самомобилизация народа на борьбу с врагом, охватившая все сословия, все слои тогдашнего общества. Российское дворянство с энтузиазмом бралось за оружие, а некоторые, наиболее состоятельные, дворяне на собственные средства формировали воинские части; купечество жертвовало на нужды обороны страны огромные суммы денег, нередко целые состояния; крестьяне, которые раньше считали рекрутскую повинность тяжким бременем, радовались призыву. Русские женщины и старики – те, кто в силу слабости сил или возраста не могли держать оружия – считали своею святой обязанностью оказывать посильную помощь в тылу.

Поборники классовой теории и до сих пор пытаются утверждать, что всё это не так, что у русских крестьян Отечества не было, а были в царской России только крепостное право и «темнота». Следовательно, и защищать крестьянам было нечего. На это, кстати, в своё время возлагал надежды и сам Наполеон. Но к большому неудовольствию Наполеона и поклонников классовой теории, русские крестьяне их сильно разочаровали. И доказали, что Отечество у них – есть. И что русский народ может отлично самоорганизовываться для его защиты от иноземных захватчиков, осквернителей православных святынь, насильников и мародёров, создавая им невыносимые условия существования на Русской Земле.

Национальное самосознание русского народа проявилось не только в самоотверженности его воинов, но и в самых разных областях жизни, в том числе в культуре и в экономике. Так в 1812 году в России широко распространилось явление, получившее название экономического национализма. Без какого-либо принуждения или указания свыше русские люди стали покупать только русские товары и только в русских лавках. Торговля отечественными товарами и бойкотирование товаров иностранных сделалась для купцов предметом гордости и чести. И правительство, и народ восприняли дело развития национальных промышленности и торговли, как патриотический долг. Русский экономический национализм усилил отечественное производство и торговлю, став одним из важных факторов в противоборстве с Наполеоном.

Нигде в Европе Наполеон не встречался с таким яростным всенародным сопротивлением. Нечто подобное французы испытали лишь на Пиренейском полуострове, где их дивизии натолкнулись на фанатичное сопротивление испанцев и увязли в гибельной партизанской войне. Но в России положение «Великой армии» оказалось ещё хуже, ибо в Испании завоевателям пришлось иметь дело с вооружённым народом, лишённым верховной власти и серьёзной помощи регулярной армии. Россия же минуту смертельной для себя опасности продемонстрировала нерушимую национальную симфонию Церкви, верховной власти, армии и народа. Эта симфония стала залогом всенародной победы в войне 1812 года и дала ей неоспоримое право именоваться Отечественной.

* * *

Юбилеи великих событий должны служить делу просвещения, воспитания и сплочения народа. Они – не только повод вспомнить о жертвенности, достижениях и подвигах предков, но и возможность для современников осознать свою сопричастность к истории страны, острее почувствовать принадлежность к своему народу, ответственность за его настоящее и будущее.

Увы, 200-летие Отечественной войны не стало для русского народа таким объединяющим событием. Хотя формально юбилей Двенадцатого года в Российской Федерации и отметили – различные праздничные мероприятия будут продолжаться вплоть до конца 2012-го и начала 2013-го годов – общенационального торжества не получилось. Да и не могло получиться никакого подлинного общенационального праздника в стране, фактически находящейся в ситуации жёсткого гражданского противостояния – по существу, войны – правящей «элиты» и народа.

В РФ люди давно привыкли к тому, что всякие юбилейные даты превращены здесь в повод для политической рекламы правящей верхушки – центральной и местной – в бездарные мероприятия «для галочки» и механизм для расхищения бюджетных денег. Не удивительно, что народ смотрит на юбилеи не как на национальное дело, а как на дурно попахивающие бюрократические игры. Истинное же отношение власть предержащих к историческому наследию России известно народу не из речей, заготовленных «спичрайтерами» для руководителей страны и регионов – а из жизни…

В юбилейном году федеральная бюрократия бодро отрапортовала об установке новых памятников, посвящённых войне 1812 года. Но какой смысл выбрасывать средства на изготовление этих новоделов – весьма дорогих лишь в смысле их сумасшедшей стоимости, но ничего не стоящих с точки зрения исторической – если одновременно по всей России варварски уничтожаются памятники подлинные?..

Прямо сейчас в С.-Петербурге медленно разрушатся историческое здание, в котором с 1794 года жил граф М.И. Голенищев-Кутузов и откуда 11 (23) августа 1812-го полководец уехал в действующую армию. Попытки общественности и нынешних жильцов дома обратить внимание чиновников на плачевное состояние историко-архитектурного памятника успеха пока не имеют… Но что говорить о доме Кутузова, если в том же Петербурге целыми кварталами уничтожают уникальные памятники военной архитектуры – комплексы казарм тех самых полков Русской Императорской Гвардии, что покрыли себя славою в сражениях 1812 года. В юбилейном 2012-м – уже при новом губернаторе-чекисте Полтавченко, торжественно пообещавшем не разрушать исторический центр города – в Северной столицы цинично стёрли с лица земли комплекс построек Лейб-Гвардии 2-й Артиллерийской бригады, отличившейся при Бородино и награждённой (1-я и 3-я батареи) Георгиевскими серебряными трубами с надписью: «За отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России 1812 года»… Ещё ранее – при губернаторстве партноменклатурщицы Матвиенко – до основания срыли экскаваторами казармы Л.-Гв. Преображенского полка – ценнейший памятник истории и культуры… А под Москвою историки и патриотическая общественность уже который год бьются за спасение Бородинского поля от незаконной застройки коттеджами. Но в этой новой «Бородинской битве» побеждают пока продажные чиновники и владельцы коттеджей... «Власти» же фактически безмолвствуют и… покрывают эти преступления…

* * *

В РФ главным событием юбилея Отечественной войны была объявлена военно-историческая реконструкция, организованная на Бородинском поле 2 сентября 2012 года силами энтузиастов-любителей из военно-исторических клубов.

Юбилейное действо оставило у зрителей и участников двоякое впечатление. Реконструкторы старались, как могли, и свою часть программы они исполнили на совесть. Хуже вышло с той частью, за которую отвечали чиновники: к празднику до конца не успели завершить даже строительные работы на Бородинском поле…

Многих из тех, кто наблюдал за официальными торжествами с участием президента, правящей партийной верхушки РФ и прикормленной ими «общественностью», не покидало горестное ощущение фальши и лицемерия всего происходящего. Невольно напрашивалось сравнение с торжествами, происходившими на этом же месте в 1912 году, в день празднования 100-летнего юбилея Отечественной войны.

Тогда на Бородинском поле в Высочайшем присутствии и присутствии членов Царствующего Дома собрались высшие сановники Империи, дипломатический корпус всех аккредитованных при Российском Дворе государств, синклит Русской Церкви, возглавляемый митрополитами Московским и Санкт-Петербургским, представители от всех сословий – дворянства, купечества, казачества, крестьянства (в лице сельских старост), множество зрителей – городской публики и крестьян. Но главным героем юбилейных торжеств 100 лет назад была – Русская Армия. Всё Бородинское поле заполняла пехота, кавалерия, артиллерия – не ряженые, бутафорские, а настоящие сводные подразделения от всех частей Русской Гвардии и Армии, принимавших участие в знаменитом сражении… Юбилейные торжества 1912 года олицетворяли собой ту национальную симфонию Церкви, верховной власти, армии и народа, которая столь ярко проявила себя во время Отечественной войны.

Торжества же 2012-го не олицетворяли ничего и демонстрировали только раскол общества и разложение правящей элиты. Сам факт переноса празднования юбилея Бородинского сражения с 7-го на 2-е сентября вызвал недоумение и оставил неприятное впечатление, зато вполне продемонстрировал пренебрежение руководства РФ к одному из самых важных событий в российской истории: Бородинские торжества перенесли специально из-за В. Путина... (а как бы отреагировала кремлёвская компания на идею сместить на недельку празднование 9 мая – центрального идеологического фетиша путинского режима?)

Бросилось в глаза отсутствие на главных (!) торжествах представителей Церкви и Армии (рота почётного караула в карнавальных мундирах от Юдашкина – в счёт не идёт). Московская Патриархия отслужила молебен 8 сентября. Армия же не принимала участия в торжествах ни второго, ни восьмого… Российскую Армию посчитали «лишней» на праздновании 200-летия Отечественной войны. Но отнюдь не лишним считается в РФ поддерживать партийные коммунистические традиции, для чего ежегодно 7 ноября Российская Армия привлекается к нелепым «парадам в память парада в память годовщины Великой Октябрьской Социалистической революции...»

Да, Вооруженные Силы РФ не имеют исторической преемственности от Русской Армии и Флота. Но отсутствие военных на главных торжествах, посвящённых юбилею Отечественной войны, было обусловлено отнюдь не желанием подчеркнуть этот печальный факт, а той невзрачной ролью, которая отведена нынешней Армии.

Путинский режим на каждом углу кричит о патриотизме, но само понятие «патриотизм» в РФ трактуется по-большевицки извращённо – только как приверженность политике правящей группировки и культивируемым ею идеологическим догмам. В подъёме же патриотизма подлинного эта группировка заинтересована менее всего. Ведь чем меньше национального чувства и гражданского сознания будет у русских людей, а тем более у русских солдат и офицеров – тем спокойнее для Кремля и Лубянки, внутренняя политика которых направлена на подмену подлинных ценностей и подавление самосознания русского народа.

Опрос, проведённый в 2012 году Фондом общественного мнения (ФОМ), наглядно продемонстрировал конкретные результаты этой политики. По данным ФОМ, сегодня 31 % жителей Российской Федерации уже не знает, против кого воевала Россия в 1812 году. Нынешние россияне не имеют представления о том, кто во время Отечественной войны занимал Российский Престол: 6 % уверены, что в то время царствовала Екатерина Вторая, 7 % называют Павла Первого, 51 % вообще не смогли никого назвать и только 29 % – менее трети населения! – знают об Императоре Александре I…

В результате проведённого ФОМ опроса, в котором приняли участие 1500 человек из 43 регионов страны, выяснилось, что меньше всего об Отечественной войне знает… российская молодёжь в возрасте от 18 до 30 лет. А ведь это именно то поколение, которое выросло в период диктатуры чекистско-олигархической корпорации КГБ-ФСБ, поколение на котором путинский режим успел апробировать «реформу образования» и тому подобные «реформы», включая военную…

Стирание исторической памяти на протяжении десятилетий являлось одним из тех механизмов, с помощью которого партийная олигархия осуществляла геноцид и этноцид русского народа. Политика дерусификации России, хотя уже и в иных формах, проводится и сегодня. Ведь антинациональная «диктатура жуликов и воров» понимает, что сможет удержаться только в стране, где народ не знает своей подлинной истории, не осознаёт своего исторического места и своей исторической роли, не чувствует себя полноправным хозяином в собственном доме.

Но никакая антинациональная диктатура окажется невозможна, когда русский народ объективно оценит собственное историческое прошлое и своё историческое место, когда будет дана юридическая оценка преступлениям коммунизма против России, когда народ осознает, что его исторические победы и взлёты, в том числе и победа 1812 года – не только страницы из школьного учебника и повод для «военно-исторических реконструкций», но и важнейший практический урок тем, кто живёт в России XXI века и хочет сохранить её для будущих поколений русских людей.

И.Б. Иванов, Председатель РОВСа
Правила проекта "Белая гвардия" http://ruguard.ru/forum/index.php/topic,238.0.html

Оффлайн elektronik

  • Генерал от Инфантерии
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: РТУ 2009
  • Сообщений: 2759
  • Спасибо: 228
Последний Главнокомандующий Русской Императорской Армии (часть 3.2)
Попытка спасения родины от большевистской революции

В первой половине октября, по указанию Керенского, Духонин приказал перевести под Петроград самокатные батальоны с Юго-Западного фронта как самые надежные части. В распоряжение командующего Московским Военным Округом полковника К.И. Рябцева приказал перебросить с того же фронта одну из кавалерийских дивизий, а в Калугу - 4-й Сибирский казачий полк. 25 октября в обращении к армии писал: "...под влиянием агитации большевиков большая часть Петроградского гарнизона... примкнула к большевикам... Священный долг перед Родиной... требует от армии сохранения полного спокойствия, самообладания и прочного положения на позициях, тем самым оказывая содействие правительству и Совету Республики...". В Петрограде требовал немедленного прекращения большевиками действий, отказа от вооруженного захвата власти и безусловного подчинения Временному правительству, угрожая, что "действующая армия силой поддержит это требование".
В ночь с 26 на 27 октября, получив информацию с Северного фронта об отправке в распоряжение А.Ф. Керенского "сильного пехотного отряда", в разговоре по прямому проводу предложил послать один-два, но вполне надежных броневика, добавив, что тактика уличных боев в значительной степени зависит от них, особенно при теперешнем настроении масс. Утром 27 октября направил московским властям телеграмму, требуя от них немедленно прекратить насильственные большевистские действия, добиться отказа восставших от вооруженного захвата власти и их подчинения Временному правительству. Через несколько часов телеграфировал в Москву: "Совместно с армейскими комитетами принимаю меры помощи Москве и освобождения ее от мятежников". Утром 29 октября телеграфировал в Новочеркасск генералу А.М. Каледину: "Не найдете ли возможным направить на Москву для содействия правительственным войскам в подавлении большевистского восстания отряд казаков с Дона, который, после усмирения восстания в Москве, мог бы пойти на Петроград для поддержки войск генерала Краснова?". 30 октября вторично обратился к Каледину с просьбой ускорить посылку казаков.

Всю неделю, с 25 октября по 1 ноября, генерал Духонин провел в непрерывных переговорах по прямому проводу с командованием различных фронтов, ища возможность мобилизации верных присяге частей и соединений для оказания помощи Временному правительству и делая распоряжения в этом направлении. Так, в разговоре по прямому проводу с начальником штаба главнокомандующего армиями Северного фронта генерал-майором С. Г. Лукирским 28 октября Н.Н. Духонин указывал: "С Юго-Западного фронта высланы части в Киев, дабы заставить притихнуть большевиков". А в телеграмме на имя А.Ф. Керенского от 31 октября он говорил, что для подкрепления правительственных войск в Москве "принимаются меры". В то же время генерал старался занять верными Временному правительству войсками важные в оперативном отношении пункты на путях к Петрограду и Москве. В разговоре по прямому проводу 31 октября с С. Г. Лукирским Н.Н. Духонин сообщил ему о своих действиях: "Мною сделано распоряжение о прочном занятии войскам и XVII (армейского) корпуса станции Дно и Орша. Вероятно, это распоряжение приведено в исполнение, посланный на паровозе офицер, чтобы установить и проверить, еще не вернулся. В тот же день генерал отправил благодарственную телеграмму в Новочеркасск на имя помощника донского атамана генерал-лейтенанта М. П. Богаевского: "Готовность казачества стать на сторону государственного спасения для нас всех является поддержкой в эти трудные минуты... До последнего предела будем бороться для восстановления в данное время Временного правительства и Совета республики, а с ним и порядка в стране". Однако развернутая Н.Н. Духониным кампания по мобилизации верных Временному правительству сил после того, как 1 ноября большевикам удалось подавить под Петроградом вооруженное выступление Керенского-Краснова, оказалась напрасной.

7 ноября (25 октября) 1917 года большевики и их союзники (левые эсеры) свергли вооруженным путем Временное правительство и тем самым осуществили государственное преступление перед лицом истории и российского народа. Большевистский переворот сразу же выдвинул на политическую авансцену начальника штаба Ставки генерала Н.Н. Духонина.

Так, уже в ночь на 26 октября главнокомандующий армиями Западного фронта генерал от инфантерии П.С. Балуев запросил начальника штаба Ставки, как быть с поступающими к нему телеграммами и об аресте Временного правительства: "Я прошу дать указания Ставки – и немедленно, так как телеграммк Военно-революционного комитета скрыть от войск не могу". Рано утром генерал Духонин сообщил ему, какие меры решила принять Ставка в связи с создавшимся положением: "Так как начинают проникать телеграммы с разными распоряжениями и большевиков, то мы установили в Ставке, Могилеве и на станции дежурство членов комитета (Общеармейского исполнительного комитета при Ставке) для задержки телеграмм". В тот же день начальник штаба Ставки обратился с телеграммой к главнокомандующим фронтами и командующими армиями. В ней он излагал точку зрения Ставки на октябрьские события в Петрограде: "Ставка, комиссарверх (верховный комиссар Временного правительства при Ставке) и общеармейский комитет разделяют точку зрения правительства и решили всемерно удерживать армию от влияния восставших элементов, оказывая в то же время полную поддержку правительству.

После провала похода на Петроград войск Керенского и Краснова в ночь на 1 ноября Керенский подписал распоряжение о передаче Духонину должности Верховного главнокомандующего "ввиду отъезда моего в Петроград". Духонин сообщил войскам о вступлении во временное исполнение должности Главкомверха и призвал войска стоять на позициях, "дабы не дать противнику воспользоваться смутой, разыгравшейся внутри страны и еще более углубиться в пределы родной земли".

В этих обстоятельствах генерал стремился всеми средствами сохранить и удержать все более разваливающийся фронт. 1 ноября Духонин получил послание от генерала Корнилова из Быхова: "Вас судьба поставила в такое положение, что от Вас зависит изменить ход событий, принявших гибельное для страны и армии направление, - писал Лавр Георгиевич. - Для Вас наступает минута, когда люди должны или дерзать, или уходить, иначе на них ляжет ответственность за гибель страны и позор за окончательный развал армии... Положение тяжелое, но не безвыходное. Но оно станет таковым, если Вы допустите, что Ставка будет захвачена большевиками, или же добровольно признаете их власть... Предвидя дальнейший ход событий, я думаю, что Вам необходимо безотлагательно принять такие меры, которые, прочно обеспечивая Ставку, создали бы благоприятную обстановку для организации дальнейшей борьбы с надвигающейся анархией". В их числе он указывал: "сосредоточение в Москве или в одном из ближайших к ней пунктов, под надежной охраной, запаса винтовок, патронов, пулеметов, автоматических ружей и ручных гранат для раздачи офицерам-волонтерам, которые обязательно будут собираться в означенном районе". Однако Н.Н. Духонин, всячески стремился избежать кровопролития и поэтому не принял совет Л.Г. Корнилова, о чем свидетельствует сделанная его рукой пометка на этом письме: "Это может вызвать эксцессы".

После бегства из Петрограда главы Временного правительства и Верховного главнокомандующего А.Ф. Керенского, согласно положению о "Полевом уставе русской армии", Н.Н. Духонин, как начальник штаба Ставке, 2 ноября вступил во временное исполнение должности Верховного главнокомандующего.

В своем первом приказе он писал: "В настоящее время между различными политическими партиями происходит переговоры для формирования нового Временного правительства... В ожидании разрешения кризиса призываю войска фронта спокойно исполнять на позициях свой долг перед Родиной, дабы не дать противнику возможности воспользоваться смутой, разразившийся внутри страны, и еще больше углубиться в пределы родной земли". Николай Николаевич понимал, что главную опасность для страны следует ожидать не сколько со стороны фронта, сколько с тыла. Он считал себя обязанным поддержать Временное правительство, как единственный законный орган государственной власти. Для этого требовалось, прежде всего, прекратить беспорядки в Петрограде.

На сорокалетнего генерала свалилась тяжелая, вероятно, непосильная для него ноша. Ведь это был военный интеллигент, высокопрофессиональный штабист, готовый добросовестно выполнить свой; солдатский долг. В нем ничего не было от Л.Г. Корнилова и его единомышленников, хотя к ним, как известно, он относился с большим уважением и симпатией.

Два основных соображения, по-видимому, руководили в эти дни Главкомверхом. Как военный, в сложившейся экстремальной обстановке он стремился всем средствами сохранить и удержать все более разваливающийся фронт. Как гражданин и патриот своей Родины, в стремительном калейдоскопе событий он, натолкнувшись на не возможность оказать действительную и своевременную помощь Временному правительству, склонялся к мысли об изоляции большевиков в Петрограде и их быстром внутреннем разложении. Действия генерала впервые дни ноября как будто подтверждают такую версию. От наступательных попыток сосредоточить верные Временному правительству войска под Петроградом он пришел к сугубо оборонительному замыслу, состоящему в том, чтобы попытаться отрезать центральные районы от действующей армии. Войсковая завеса по линии Везенберг-Остров должна была изолировать Петроград, а завеса по линии Великие Луки - Орша отделить Москву. В этом Главкомверху виделась возможность парализовать обоюдное влияние фронта и тыла, дождавшись перемены политической ситуации.

Однако военное и политическое маневрирование Н.Н. Духонина могло продолжаться только до тех пор, пока большевики не освободили себе рук в борьбе с выступлением Керенского-Краснова, восстанием юнкеров в Петрограде и вооруженным сопротивлением в Москве. Только после этого у большевиков дошли руки до реального претворения в жизнь их первого декрета - декрета о мире. Однако осуществить его помимо, в обход Ставки и ее Верховного главнокомандующего было невозможно. Очень многое в этом вопросе зависело от позиции Н.Н. Духонина.

Но политической провокации со стороны большевиков ждать, долго не пришлось.

А. Котляревский
РУБРИКИ:

    Русская армия

    Оставить комментарий
    В избранное
    Поделиться
    Ссылка

За кадром. 19-25 ноября

    25 ноя, 2012 at 9:57 PM

Спектакль с "плохим Сердюковым" и "хорошим Шойгу" на этой неделе получил продолжение: новый минобороны заявил об откате всех реформ, затеянных Сердюковым. Плюс ко всему, в Госдуме заговорили об увеличении срока службы в армии до 1,5 лет.

Пока власти извращаются над армейскими делами, привлекают на свою сторону народные симпатии и занимаются клановыми разборками, на Украине проходят церемониальные мероприятия в память погибших от голода 1932-1933 гг., а антикоммунистические активисты в Москве возложили цветы к Соловецкому камню. Однако правительство РФ до сих пор не признает преступлений советского руководства. Может чувство стыда мучает? Или то, что об этом первым заговорил Ющенко? К чему эти интриги вокруг такой общенациональной катастрофы, как коммунизм?

Кстати, о них. Самыми бессовестными являются интриги самостийнического толка. И это красноречиво свидетельствует о характере современного "казачества", которое потребовало признать себя, ни много ни мало, полноценным этносом, и создало Казаческую партию во главе с бывшим губернатором Ростовской области. Странная аббревиатура получилась – КаПРФ…

Дела власти и её приближенных всё больше и больше набивают оскомину простому жителю страны, а процент открыто выражающих недовольство растёт. И если вчера этим занимались люди, так или иначе причастные к политической и общественной работе, то теперь об этом говорят и на подиумах.

Редакция Переклички
http://pereklichka.livejournal.com/
Правила проекта "Белая гвардия" http://ruguard.ru/forum/index.php/topic,238.0.html

Оффлайн elektronik

  • Генерал от Инфантерии
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: РТУ 2009
  • Сообщений: 2759
  • Спасибо: 228
Последний Главнокомандующий Русской Императорской Армии (часть 4)
Жизнь, отданная во благо родины

После начала Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде, генерал Духонин образовал в Ставке Верховного Главнокомандующего спецгруппу во главе с генерал-квартирмейстером М.К. Дитерихсом для координации действий на внутренних фронтах. Параллельно с этим пытался содействовать попыткам создания контрреволюционного правительства во главе с эсером В.М. Черновым.

Ставка стала центром притяжения всех сил, выступающих против большевиков. В разговоре по прямому проводу с членом Комитета по военным и морским делам Н.В. Крыленко (от большевиков) 6 ноября 1917 года Духонин говорит: "Ставка не может быть призываема к принятию участия в решении вопроса о законности верховной власти и, как высший оперативный и технический орган, считает необходимым признание за ней этих функций... Отношение верховного командования к гражданской войне выражено в приказе от 1 ноября, которым остановлено движение войск на Петроград".

"Не могу не указать, - предупреждал главковерха комиссар по военным делам Н.В. Крыленко, - что непризнание Вами органов созданной Советской власти и непринятие мер к остановке эшелонов возложит на Вас ответственность за печальные возможные результаты". Это была угроза личной ответственности Духонина за антибольшевистскую деятельность. Но осуществить ее, не дискредитировав предварительно генерала перед солдатскими массами, было сложно. Поэтому большевики предприняли провокационный шаг, призванный ослабить власть Верховного Главнокомандующего в войсках.
Рано утром, 8 ноября, Н.Н. Духонин получил предписание Совета Народных Комиссаров, подписанное В.И. Лениным, о немедленном вступлении в предварительные переговоры с противником о перемирии; дословно это выражалось так: "обратиться к военным властям неприятельских армий с предложением немедленного приостановления военных действий в целях открытия мирных переговоров". При этом его обязывали непрерывно докладывать в Смольный по прямому проводу о ходе переговоров. Правда, акты о перемирии он имел право подписывать только с предварительного согласия Советского правительства. Отдавая этот приказ, большевики понимали, что он идет вразрез с мнением Верховного Главнокомандующего и подавляющего большинства офицеров по поводу завершения войны, которое было радикально противоположно настроению солдатских масс.

Отказ от переговоров должен был четко определить позицию Верховного Главнокомандующего как антибольшевистскую, а следовательно, "антинародную". После этого его без труда можно было бы объявить врагом солдатских масс и всего трудового народа. Николай Николаевич осознавал сложность своего положения, и весь день 8 ноября провел в размышлениях. К вечеру родился план действий, рассчитанный на выигрыш времени. Воспользовавшись тем, что радиограмма Совета Народных Комиссаров была оформлена не по правилам, Духонин нашел возможность усомниться в ее подлинности. Обращаясь к военному министру, он телеграфировал: "Ввиду выдающегося государственного значения этой телеграммы при отсутствии на ней даты и номера, затрудняюсь принять решение по содержанию до подтверждения ее передачи шифром и в принятой форме, гарантирующей ее подлинность". Эта телеграмма была не более чем попытка Духонина уклониться от открытого объявления своей позиции. По всей видимости, он надеялся, что власть большевиков продлится считанные дни.

Но большевики не приняли предложений им игры. В ночь на 9 ноября В.И. Ленин, И.В. Сталин и Н.В. Крыленко, действовавшие по поручению Совета Народных Комиссаров, вызвали Духонина к прямому проводу и потребовали объяснений, почему не выполняется распоряжение диктатуры пролетариата и потребовали от главковерха в ультимативной форме немедленно приступить к переговорам о перемирии.

Переговоры длились два с половиной часа. Духонин запросил наркомов, получено ли согласие союзников на мирные переговоры, какова будет судьба Румынской армии (входила в состав русского фронта), предполагаются ли отдельные переговоры с Турцией.

Ленин отказался обсуждать эти вопросы, и Духонин заявил: "Я могу только понять, что непосредственные переговоры с державами для вас невозможны. Тем менее возможны они для меня от вашего имени. Только центральная власть, поддержанная армией и страной, может иметь достаточный вес и значение для противников, чтобы придать этим переговорам нужную авторитетность для достижения результатов. Я также считаю, что в интересах России заключение скорейшего всеобщего мира".

В ответ Ленин задал последний вопрос: "Отказываетесь ли вы категорически дать нам точный ответ и исполнить данное нами предписание?".

Духонин заявил о невозможности исполнить эти указания и подчеркнул, что "необходимый для России мир может быть дан только центральным правительством". То есть генерал Духонин открыто заявил, что отрицает за Советом Народных Комиссаров право представлять центральную правительственную власть.

Тогда 9 (22) ноября В.И. Ленин продиктовал приказ: "Именем правительства республики, по поручению Совета Народных Комиссаров, мы увольняем вас от занимаемой вами должности за неповиновение предписаниям большевистского правительства и за поведение... Главнокомандующим назначается прапорщик Крыленко" с тем, что Духонин будет "продолжать ведение дел - по законам военного времени, пока не прибудет в Ставку новый Главковерх или уполномоченное им лицо".

Звучал этот приказ весьма необычно - впервые прапорщик (младший офицерский чин) назначался главой всей русской армии!

Сразу же после этого разговора Н.Н. Духонин направил всем Главнокомандующим армиями и фронтов телеграмму, в которой объяснял свой отказ выполнить предписание Совета Народных Комиссаров и объявлял о своем решении не оставлять пост. Главнокомандующие армиями и трех из пяти фронтов (Юго-Западного - генерал-лейтенант Н.Г. Золодченко, Румынского - генерал от инфантерии Д.Г. Щербачев и Кавказского - генерал от инфантерии М.А. Пржевальский) встали на сторону Главковерха.

Поддержанный Главнокомандующими большинства фронтов, представителями союзных военных миссий при Ставке, руководством Общеармейского исполнительного комитета при Ставке, а также большинства своих сослуживцев, Н.Н. Духонин еще больше укрепился в своем решении не подчиняться ленинскому приказу о снятии его с поста Верховного Главнокомандующего. В тот же день, в обращении по радиотелеграфу к солдатам-фронтовикам он призывал их не поддаваться "обольщению" большевиками, Советом Народных Комиссаров, поскольку таковой не является "полномочным правительством", "общепризнанной законной властью".

Как видим, ночной разговор с лидерами большевистского правительства Духонин расценил по-своему. Через несколько часов после его окончания он телеграфировал бывшему военному министру: "Из поставленных мной ребром вопросов и из полученных ответов я совершенно ясно увидел, что народные комиссары на свой Декрет о мире не получили абсолютно никаких ответов - их, очевидно, не признают. При этом условии они сделали другую попытку к открытию мирных переговоров через посредство Главнокомандующего, надеясь на то, что со мной, как законной военной властью, будут разговаривать и противники, и союзники...".

О своей отставке он также имел вполне определенное мнение. В той же телеграмме он писал: "Я считаю, что во временное исполнение должности главковерха я вступил на основании закона, ввиду отсутствия главковерха. Могу сдать эту должность также в том случае, если от нее буду отстранен, новому лицу, на нее назначенному в законном порядке, то есть указом Сената..., являющегося высшим блюстителем законности в стране, досель не упраздненным". Из данной переписки видно, что действия Духонина в тот период были вполне осознаны и опирались на нормативные акты, которые новая власть еще не успела официально отменить".

При этом Верховного Главнокомандующего трудно было доказательно обвинить в контрреволюции, особенно пока его власть еще распространялась на некоторую часть армии. Требовалось, прежде всего, лишить его этой власти, отняв ее руками самих же солдат. Что большевики начали осуществлять незамедлительно.

9 ноября В.И. Ленин от имени Совета Народных Комиссаров по радиотелеграфу обратился к солдатам действующей армии с воззванием: взять дело мира в свои руки. "Пусть полки, стоящие на позициях, - говорилось в обращении, - выбирают тотчас уполномоченных для формального вступления в переговоры о перемирии с неприятелем.
Совет Народных Комиссаров дает вам права на это".

10 ноября в Могилеве стало известно, что большевистское правительство через своих представителей на фронтах разрешило войскам самостоятельно заключать перемирие с противником, не спрашивая на то позволения Ставки. Переговоры могли вести выборные органы, начиная с полковых комитетов, на любых вырабатываемых ими условиях. И только подписание окончательного договора о перемирии правительство оставляло за собой. Подобной практики прекращения войны мировая история до того времени не знала.

Узнав об этом поступке со стороны большевиков, Н.Н. Духонин тотчас же связался по прямому проводу с военным министерством. В разговоре с управляющим военным министерством генералом от артиллерии А.А. Маниковским и исполняющим должность начальника Генерального штаба генерал-лейтенантом В.В. Марушевским он сообщил, что смещен с должности, но не подчиняется этому приказу, и таким образом, еще раз официально подтвердил, что не признает власти большевиков и не желает иметь с ним никаких отношений. Касаясь обращения В.И. Ленина к солдатам фронта, Н.Н. Духонин сказал, что "этого рода действия исключают всякое понятие о государственности, обозначают совершенно определенную анархию и могут быть на руку не русскому народу, - комиссарами которого себя именуют большевики, а, конечно только Вильгельму". Такая эмоциональная реакция генерала вполне объяснима. Ведь как показали дальнейшие события, именно это роковое ленинское обращение к солдатам-фронтовикам сыграло решающую роль в необратимом процессе развала действующей армии. По нашему мнению, именно 9 ноября 1917 года, вооруженные силы Российской империи прошли, как сейчас принято говорить, "точку не возврата".

10 ноября начальники союзных военных миссий при Ставке заявили в связи с ленинским обращением к солдатам-фронтовикам свой протест Н.Н. Духонину (а не СНК, которое в то время они еще не признавали). Следует заместить, что этот протест был вполне справедливый, так как был направлен против нарушения договора от 23 августа 1914 года, по которому правительство стран Антанты обязались не заключать сепаратного мира с противником.

Н.Н. Духонин, видел, что союзники по Антанте пока еще считают его Верховным Главнокомандующим, немедленно проинформировал о содержании их ноты протеста Главнокомандующих армиями и фронтов и командующих армиями и, рассчитывая, что они передадут эту информацию в части и соединения действующей армии. Затем в ночь на 11 ноября он сообщил об этом в военное министерство. 12 ноября в разговоре по прямому проводу с В.В. Марушевским Главковерх, касаясь вопроса о попытках Советского правительства вступить в сепаратные переговоры с противником, отметил: "Мы имеем дело с форменным безумием" - и просил об этом "доложить без всякого промедления генералу Маниковскому, ибо моя душа, полная любви к России, переживает чудовищную тревогу".

Следует напомнить, что генерал А.А. Маниковский к этому времени принял предложение СНК продолжить свою работу в должности управляющего военным министерством. Естественно, что Н.Н. Духонин не мог не знать, что содержание его беседы с генералом В.В. Марушевским через А.А. Маниковского будет известно большевистскому руководству. Тем не менее, Главковерх не скрывал своих мыслей. Более того, он предпринял еще один смелый шаг. Во второй половине дня 12 ноября Н.Н. Духонин снова направил в войска телеграмму с призывом к солдатам действующей армии соблюдать обязательства России перед союзниками, продолжать войну и не вступать в сепаратные переговоры с противником. В ней в частности, говорилось: "Дайте время русской демократии сформировать власть и правительство, и она даст нам немедленный мир совместно с союзниками".

Однако от солдатских масс уже мало что зависело. Инициативу начала сепаратных переговоров с противником взял на себя новый Верховный Главнокомандующий прапорщик-большевик Н.В. Крыленко. С этой целью он с вооруженным отрядом прибыл 13 ноября в Двинск, где располагался штаб 5-й армии Северного фронта и где армейский исполнительный комитет уже был в руках большевиков.

14 ноября его посланцы вступили в сепаратные переговоры с германским командованием, нарушив тем самым союзнические обязательства России. И снова представители военных миссий Антанты заявили протест Н.Н. Духонину. 15 ноября, бывший Главковерх твердо заявил представителям военных миссий союзников, что до полной победы над Германским блоком он примет все меры, чтобы Россия выполняла свой союзнический долг.

Однако дни Ставки были уже сочтены. Это понимал и сам Н.Н. Духонин. Так, 17 ноября в разговоре по прямому проводу с помощником Главнокомандующего армиями Румынского фронта генералом Д.Г. Щербачевым он просил его помочь разобраться в сложившейся критической ситуации. В заключение разговора Н.Н. Духонин, видимо чувствую приближение трагической развязке, сказал Д.Г. Щербачеву: "В том случае, если бы я выбыл из строя", могли бы вы "принять на себя обязанности Главковерха. Могу ли я на это рассчитывать?" В ответ генерал успокоил Главковерха и посоветовал ему срочно эвакуировать Ставку в Киев, где в то время главенствовала Центральная Рада, не признававшая Советское правительство.

Перебазировать Ставку в Киев советовал Н.Н. Духонину и его предшественник на посту начальника штаба Ставки генерал-лейтенант А.С. Лукомский, с которым Главковерх, несмотря на то, что тот находился под арестом по "Корниловскому делу" в Быхове, поддерживал тесную связь. Опальный генерал также предупреждал Н.Н. Духонина, что "оставаться в Могилеве бесполезно и опасно".

Согласившись с мнением авторитетных генералов, Н.Н. Духонин в ночь с 18 на 19 ноября провел совещание с сотрудниками штаба Верховного Главнокомандующего, на котором было принято решение об эвакуации Ставки в Киев. Вскоре, однако, стало ясно, что этого сделать не удастся, так как руководство Центральной Рады не дало согласия на перевод Ставки, ссылаясь на то, что "Киев малопригоден по техническим условиям". Истинной же причиной отказа было нежелание Центральной Рады обострять и без того напряженные отношения с Советским правительством, которое она хотя и не признавала, но опасалась идти на конфликт.

Здесь уместно заметить, что, как только стало ясно, что Могилев будет занят вооруженными отрядами советского Верховного Главнокомандующего прапорщика Н.В. Крыленко, генерала оставили практически все. Общеармейский исполнительный комитет при Ставке самораспустился, а его члены незамедлительно покинули Могилев. Военный комиссар Временного правительства В.Б. Станкевич уехал в Киев, бывший генерал-квартирмейстер штаба Верховного Главнокомандующего генерал-майор М.К. Дитерихс укрылся в Могилеве, и, если верить Станкевичу, это он уговорил остаться генерала Духонина, сдавшегося было на убеждения ехать Юго-Западный фронт. А также ряд штабных генералов и офицеров также заблаговременно уехали из города. С Н.Н. Духониным осталась только его жена.

Бюрократическая Ставка, верная своей традиции "аполитичности", вернее беспринципности, в тот день, когда чернь терзала Верховного Главнокомандующего, в лице своих старших представителей приветствовала нового главковерха!... Однако армии одна за другой признавали власть СНК и поддерживали декреты Советской власти.

19 августа командиры ударных батальонов в Могилеве просили у Духонина разрешить им защищать Ставку от вооруженных отрядов советского Верховного Главнокомандующего прапорщика Крыленко. Но Главковерх распорядился, чтобы сосредоточенные в городе верные Временному правительству ударные батальоны (батальон 1-го ударного полка Юго-Западного фронта, ударный батальон 1-й Финляндской стрелковой дивизии, 4-й и 8-й ударные батальоны Западного фронта, 2-ой Оренбургский ударный батальон) общей численностью примерно 2500 человек покинули Могилев. "Я не хочу братоубийственной войны, говорил он командирам этих батальонов. - Тысячи ваших жизней будут, нужны Родине. Настоящего мира большевики России не дадут. Вы призваны защищать Родину от врага и Учредительное собрание от разгона". Находившийся в Ставке командир 1-го Польского корпуса легионеров генерал-лейтенант И.Р. Довбор-Мусницкий пытался убедить Н.Н. Духонина ни в коем случае не сдавать Ставку без боя, ибо его долг - бороться до конца. Н.Н. Духонин отвечал, что "это все теория", на практике из всего этого "выйдет ерунда".

Собирался ли генерал покинуть Ставку?

Если собирался, то с последним эшелоном, как капитан тонущего корабля. Н.Н. Духонин считал, что тайное бегство Верховного Главнокомандующего, пусть и смещенного, несовместимо с воинской честью. "Я имел и имею тысячи возможностей скрыться, - признавался он. - Но я этого не сделаю. Я знаю, что меня арестует Крыленко, а может быть даже расстреляют. Но это смерть солдатская".

Давайте обратим с вами наши внимания на судьбы Быховских узников. Лучше всего это видно из воспоминаний А.И. Деникина "Очерки русской смуты". Вот что по этому поводу пишет Антон Иванович:

"В середине ноября 1917 года обстановка в ставке городе Могилеве и Быхове круто изменилась. Получены были сведения, что к Могилеву двигаются эшелоны Крыленко, что в Ставке большое смятение и что там создалось определенное решение капитулировать. Наши друзья приняли, по-видимому, энергичные меры, так как, если не ошибаюсь, 18-го в Быхове получена была телеграмма безотлагательно начать посадку в специальный поезд эскадрона текинцев и полуроты георгиевцев для сопровождения арестованных на Дон.

Мы все вздохнули с облегчением. Что готовит нам судьба в дальнейшем, это был вопрос второстепенный. Важно было выбраться из этих стен на свет Божий, к тому же вполне легально, и снова начать открытую борьбу. Быстро уложились и ждали. Прошли все положенные сроки – не везут. Ждем три, четыре часа... Наконец получается лаконический приказ - телеграмма генерала Духонина коменданту - все распоряжения по перевозке отменить.

Глубокое разочарование, подавленное настроение. Обсуждаем положение. Ночь без сна. Между Могилевым и Быховым мечутся автомобили наших доброжелателей из офицерского комитета и казачьего союза. Глубокой ночью узнаем обстоятельства перемены Ставкой решения. Представители казачьего союза долго уговаривали Духонина отпустить нас на Дон, указывая, что в любую минуту он - Верховный Главнокомандующий, если сам не покинет город, может стать просто узником. Духонин согласился, наконец, вручить казачьему представителю именные распоряжения о нашем переезде на имя коменданта Быховской тюрьмы и Главного начальника сообщений, но под условием, что эти документы будут использованы лишь в момент крайней необходимости. Казачьи представители нашли, что 18-го этот момент настал. Духонин, узнав о готовящейся посадке, отменил распоряжение, а явившимся к нему казачьим представителем сказал:

- Еще рано. Этим распоряжением я подписал себе смертный приговор.

Ранним утром 19 ноября 1917 года генерал Н.Н. Духонин отдал свое последнее распоряжение об освобождении генералов Л.Г. Корнилова, А.И. Деникина и их соратников, арестованных в связи с корниловским выступлением в августе 1917 года. Для этой цели он командировал в Быхов, где содержались под арестом в бывшем католическом монастыре корниловцы, состоящего в распоряжении начальника штаба Верховного Главнокомандующего полковника П.А. Кусонского.

Вечером того же дня все арестованные генералы и офицеры покинули Быхов.

Но утром 19-го в тюрьму явился полковник генерального штаба Кусовский и доложил генералу Корнилову:

- Через четыре часа Крыленко приедет в Могилев, который будет сдан Ставкой без боя. Генерал Духонин приказал вам доложить, что всем заключенным необходимо тотчас же покинуть Быхов.

Генерал Корнилов пригласил коменданта, подполковника Текинского полка Эргардта и сказал ему:

- Немедленно освободите генералов. Текинцам изготовиться к выступлению к 12 часам ночи. Я иду с полком.

Деникин писал:

"Духонин был и остался честным человеком. Он ясно отдавал себе отчет, в чем состоит долг воина перед лицом врага, стоящего за линией окопов, и был верен своем долгу. Но в пучине всех противоречий, брошенных в жизнь революцией, он безнадежно запутался. Любя свой народ, любя армию и отчаявшись в других способах спасти их, он продолжал идти, скрепя сердце, по пути с революционной демократией, тонувшей в потоках слов и боявшейся дела, заблудившейся между Родиной и революцией, переходившей постепенно от борьбы "в народном масштабе" к соглашению с большевиками, от вооруженной обороны Ставки, как "технического аппарата", к сдаче Могилева без боя. В той среде, с которой связал свою судьбу Духонин, ни стимула, ни настроения для настоящей борьбы он найти не мог".

Позднее в своих воспоминаниях А.А. Брусилов отметил, что этот шаг "погубил окончательно рыцарски честного Духонина".

А. Котляревский
http://pereklichka.livejournal.com/
Правила проекта "Белая гвардия" http://ruguard.ru/forum/index.php/topic,238.0.html

Оффлайн elektronik

  • Генерал от Инфантерии
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: РТУ 2009
  • Сообщений: 2759
  • Спасибо: 228
140 лет А.И.Деникину.
« Ответ #126 : 20.12.2012 • 20:27 »
140 лет А.И.Деникину.
    16 дек, 2012 at 9:24 PMhttp://pereklichka.livejournal.com/


Как православный человек, генерал Деникин был — чистый в жизни и в деле — в борьбе с врагами России, веры, чести, правды. Как «бедный рыцарь», он принял российский щит, на коем начертал все в трех знаках: Б. Р. С. — Бог, Россия, Свобода. Эту «троицу», этот свой символ веры. И остался им верен до конца.

Свобода… Как разумел ее генерал Деникин? Очень глубоко и чисто. Он был истинно человечен, человеколюбив. Для него не было сословий, классов. Он отвергал привилегии. Для него ни в чем не было — себя. Если бы дело удалось, если бы он возглавил, во всем, разгромленную Россию, как вождь или диктатор, — если бы он нашел равных себе во всем для вождения России, он явил бы яркий пример правителя православного. И привлек бы к себе сердца великого народа. Ибо не восхотел бы ничего — для себя. Для него не было чужих: по крови, вере, расе, племени. Все измерял бы одним только — живым православием в себе. Иначе не мог бы вести и жить. И, когда смотришь на современное… — теснит сердце, что «не сбылось».
Из православия в нем вытекает важнейшее: генерал Деникин был истинно лучший демократ, то есть черпающий исторически государственные акты из свободной народной воли, из свободного духа всероссийского. Генерал Деникин был непреклонен в свободе, достойной человека. И потому он — непреклонный борец против насилия.

Этих высоких качеств души и духа довольно с преизбытком для устроения России на вере, свободе, праве, братстве и равенстве. Генерал Деникин был — и был бы! — лучшим примером Правителя-Демократа. Да. Но — при условии, что его близкие сотрудники были бы по плечу ему. Сего не оказалось — в годы его служения. Это «не оказалось» явилось в его деле тяжким ядром, мешавшим его плану — плану служения. Придет время — и наша правдивая История признает это. Возможно, что и при удаче дела освобождения России не нашлось бы достойных его сподвижников… но тогда сама Россия дала бы ему, а после него задуманному и намеченному им делу достойных продолжателей: нашла бы в огромном своем запасе духовных сил. Война родит героев. Мир — не меньше рождает их. Особенно — после катаклизмов.

Вот эта православность, эта непреклонность, эта верность, эта свобода во Христе — всех… — такое сочетание — великая историческая редкость. И потому все это, оставшееся незамещенным… это, ныне, зияние… — отзывается болью сожаления в русской душе и сердце. Незаменимый. «Бедный рыцарь»!., кто примет от тебя щит? кто поведет за тебя, за тобой?!.. Нет ответа. Пока — ответа нет. Но это не значит, что его не будет. Ответ будет. Верной ему порукой — великий народ всерусского исторического пути: силы его неисчерпаемы. А примеров в нашей Истории — довольно. В этом ряду примеров по праву занял достойнейшее место генерал Деникин.

Иван Шмелев

Правила проекта "Белая гвардия" http://ruguard.ru/forum/index.php/topic,238.0.html

Оффлайн elektronik

  • Генерал от Инфантерии
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: РТУ 2009
  • Сообщений: 2759
  • Спасибо: 228
Re: Русский Обще-Воинский Союз ( РОВС)
« Ответ #127 : 26.01.2013 • 16:06 »
Журнал "Белое дело" № 10(50)
В свет вышел новый номер журнала "Белое Дело". На этот раз он посвящен детям-беспризорникам в СССР.

"Белое Дело"
Правила проекта "Белая гвардия" http://ruguard.ru/forum/index.php/topic,238.0.html

Оффлайн elektronik

  • Генерал от Инфантерии
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: РТУ 2009
  • Сообщений: 2759
  • Спасибо: 228
Re: Русский Обще-Воинский Союз ( РОВС)
« Ответ #128 : 26.01.2013 • 16:12 »
Новости из Приморья.
21 января, в научном музее ДВФУ (Океанский проспект, 37), открылась вставка, посвящённая приморским эмигрантам «1922 год. Дальневосточный исход». Её инициатором выступил московский Дом русского зарубежья им. Александра Солженицына.
Выставка в ДВФУ Дальневосточный исход Владивосток

В экспозиции представлены копии уникальных документов, фотографий, изданий, повествующих об исходе приморских эмигрантов. Экспонаты посвящены последним боям на Дальнем Востоке в 1922 году, отступлению белогвардейских войск и беженцев на территорию Китая, одиссее Сибирской флотилии и пребыванию русских моряков на Филиппинах, а также издания из библиотеки ДВФУ и частных собраний.



На открытии выставки её куратор к.ист.н. Н.А.Кузнецов (Москва) торжественно вручил начальнику Дальневосточного отделения РОВС поручику А.Ю. Бушину памятный знак от Дома Русского Зарубежья им.А.И.Солженицына, с удостоверением за подписью директора ДРЗ В.Москвина "за активное участие в акциях по пропаганде исторических знаний о гражданской войне в России". В ответной речи прозвучали непривычные для большинства собравшихся слова о непреходящем значении Белой борьбы,необходимости помнить о прошлом и о деятельности РОВС в этом направлении.

«Изучение документов и биографий настоящих героев России оставляет сильное впечатление, переворачивает душу, - говорит начальник Дальневосточного отделения РОВС Александр Бушин. - Все мы учились в советских школах, но нам преподавали историю России только с той стороны, которая была выгодна коммунистической партии: либо пренебрежительно, либо не говорили вовсе. Я считаю, что это несправедливо, потому что люди защищали свое Отечество, многие прошли несколько войн. Сейчас проводят множество мероприятий для того, чтобы напомнить, а кому-то даже поведать, историю России».





Одно из таких дел предваряло открытие выставки: ещё в прошлом году, 17 декабря ОТВ-Прим показало получасовую передачу о генерале Шошине и Владивостокской крепости в жанре разговора в студии. В качестве специалиста-историка был приглашен штабс-капитан В.А.Козько. Кроме того, 20 января в храме преподобномученицы Великой княгини Елизаветы о.Игорь отслужил панихиду по казачьим генералам-антикоммунистам П.Н.Краснову, А.Г.Шкуро, С.Н.Краснову, Т.А.Доманову и Г.фон Паннвицу, казненным в Москве в январе 1947 г. сталинскими палачами.

Выставка продлится во Владивостоке до 28 января,а затем на cудне "Седов" отправится в Гонконг и Шанхай. Культурное событие освещалась в ряде средств массовой информации: Восток-Медиа, vl.ru, ЖЖ-сообщество "Vladivostok" и журнал "Мой Салон"

Правила проекта "Белая гвардия" http://ruguard.ru/forum/index.php/topic,238.0.html

Оффлайн elektronik

  • Генерал от Инфантерии
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: РТУ 2009
  • Сообщений: 2759
  • Спасибо: 228
Re: Русский Обще-Воинский Союз ( РОВС)
« Ответ #129 : 10.03.2013 • 18:53 »
"Наша Страна" №№ 2959-2960
В свет вышли новые номера "Нашей Страны"
Правила проекта "Белая гвардия" http://ruguard.ru/forum/index.php/topic,238.0.html