Автор Тема: 22 Июня 1941 г.  (Прочитано 3092 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Abigal

  • Генерал от Инфантерии
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: бХЭ 2010
  • Сообщений: 673
  • Спасибо: 179
22 Июня 1941 г.
« : 22.06.2012 • 09:52 »
Сегодня 22 Июня - день памяти и скорби - день начала Великой Отечественной войны (1941 г.)
Как быстро враг подобрался к столице нашей Родины - Москве - и сколько лет мы выбивали нацистов с нашей земли - целых 4 года! - уважаемые единомышленники!
Пусть больше никогда не будет войны!
Пусть небо всегда будет чистым!
"Я, в конце концов, служил не той или иной форме правительства, а служу Родине своей, которую ставлю выше всего."
***
«Конечно, меня убьют, но если бы этого не случилось, – только бы нам не расставаться".
Александр Васильевич Колчак

"...Если Новая Россия забудет Вас - России, наверное, не будет."

Правила проекта "Белая гвардия"

Оффлайн Игорь Устинов

  • Полковник генштаба
  • Штабс-Капитан
  • ****
  • Дата регистрации: ШоЭ 2011
  • Сообщений: 556
  • Спасибо: 200
Re:22 Июня 1941 г.
« Ответ #1 : 22.06.2012 • 12:18 »
22.06.1941. - Нападение гитлеровской Германии на СССР в день Всех Святых, в Земле Российской просиявших


 
1941–1945

Война – тяжелейшее испытание и для народа и лично для каждого человека. Господь, видимо, попускает его как последнее средство спасения людей, когда другие себя исчерпывают. С этой точки зрения война 1941–1945 гг. имеет много измерений. И в таком испытании великое и малое по своим духовным итогам не всегда могут совпадать: великая трагедия народа (как, например, сейчас в расчлененной Сербии) для отдельных личностей может быть жертвенным и героическим путем подвижничества к личному спасению в этой же трагедии – даже ценою собственной жизни. И даже победу можно трактовать по-разному: одна лишь силовая победа над внешним врагом – не всегда истинная и долговечная победа, ибо не в силе Бог, а в правде. У Господа Бога для каждого человека, события, явления Своя мера в едином Божественном Промысле... Только с его вершины наиболее достойным открывается обзор...

Испытание войны 1941–1945 гг. было для нашего народа тем более тяжелым, что пришлось нести жертвы и потери не только от внешнего врага, но и от внутреннего – от собственного антирусского правительства: коллективизация и "безбожная пятилетка" еще продолжались в своих сокрушительных итогах и миллионах обездоленных семей. Даже в советское время, например, писателю Ф.А. Абрамову удалось это талантливо показать в трилогии "Пряслины": какою ценою наш народ во время войны вынес в тылу нечеловеческое бремя двойного гнета – войны и коммунистической власти. Защищать такую власть не все были готовы, а только родную землю, да и внешний враг-оккупант не сразу показал себя как большее зло. Это была война не за сохранение власти КПСС. Примазавшись к народной победе компартия и ее нынешние преемники уже более полувека выпячивают эту победу над внешним врагом как легитимацию собственной власти. И многие люди эти оценки перенимают по сей день, для них "За Родину, за Сталина!" – лозунг нераздельный.

Поэтому оценки русскими людьми этой войны до сих пор существуют разные, с разных точек зрения даже у патриотов России. Одна из возможных развернутых оценок была предложена в книге "Тайна России": "Русская Зарубежная Церковь и эмиграция в годы войны". Примечательна на нашем сайте и статья "Война как путь к Богу" известного кинорежиссера В.П. Виноградова, написанная в ином ракурсе – с точки зрения сугубо внутренней духовной жизни человека. Но есть оценки, с которыми невозможно согласиться, ибо они никак не согласуются с истиной. Ниже приведем на эту тему полемический отрывок из книги "Вождю Третьего Рима".

Сталин и война


Сталинистская трактовка германско-советской войны О.А. Платоновым и его единомышленниками далека от истины. Невозможно согласиться с ними, что в 1941 году «западный мiр ставил своей целью полное уничтожение России–СССР... К войне против России Германию подталкивали иудейско-масонские режимы США и Англии, видевшие в Гитлере орудие осуществления своих планов мiрового господства и разрушения России»[228] (курсив наш).

Подталкивали, но с обратной целью: для уничтожения европейского фашизма усилиями СССР. Иначе зачем было США помогать Сталину огромными поставками оружия и стратегических материалов (18 тысяч самолетов, 12 тысяч танков, 409 тысяч автомашин, боеприпасы, металлы, бензин, оборудование для целых заводов, продовольствие)? Без этого «мы не могли формировать свои резервы и не могли бы продолжать войну», – признавал маршал Г.К. Жуков в откровенных беседах[229].

Тогда западный мiр раскололся на две качественно разные, враждебные друг другу части и в мiре образовались три основные силы, вступившие в противоборство друг с другом, напомним: 1) еврейско-масонские демократии, победившие монархии в спровоцированной специально для этого Первой мiровой войне; 2) богоборческий марксистский большевизм, приведенный этими демократиями к власти в православной России для ее разрушения и эксплуатации, но вышедший из-под западного контроля и стремившийся к мiровой революции; 3) фашизм – западноевропейские авторитарно-корпоративные режимы, очень разные по своим духовным установкам (от христианских до полуязыческих и расистских), ставшие национальной реакцией европейских народов на победу буржуазной демократии и контрреволюционно выступившие как против "жидо-масонства", так и против "жидо-большевизма"[230].

Однако отношение мiровой закулисы к этим двум своим противникам было разным. Представим себе, как она должна была оценивать их по пятибалльной системе.

Фашизм. Авторитаризм в политической жизни с допущением капиталистически-рыночной экономической свободы – хорошо; однако поскольку это делается на основе национальных профессионально-трудовых корпораций для защиты от международных банкиров – неудовлетворительно (общая оценка 2). Защита национально-государственных ценностей от разрушения – плохо (оценка 2). Возвышение духовных ценностей над материальными (и в итальянском фашизме, и тем более в христианских Испании, Португалии, Австрии) – очень плохо (оценка 1). Выявление главных разрушителей национальных и духовных ценностей в лице еврейства и масонства и провозглашение борьбы против них – очень-очень плохо (оценка 1 с двумя минусами).

Коммунизм. Антикапиталистический пыл – это плохо; но если его контролируемо направить для подрыва конкурирующих капиталистических государств, он может пригодиться (оценка 3). Стремление к тотальному государству с централизацией экономики и индустриализация на основе массово закупаемой западной технологии[231] – хорошо (оценка 4). Преобладание евреев в правящем слое – очень хорошо и обнадеживающе (оценка 5). План уничтожения семьи, государства и нации – отлично (оценка 5). Уничтожение «русской черносотенной культуры» и Церкви как главного врага – преотлично (оценка 5 с двумя плюсами).

То есть в коммунизме мiровая закулиса видела своего духовного родственника, которому помогла прийти к власти, надеясь на его оседлание на общей племенной основе. Тогда как фашизм стремился противостоять одновременно и мiровой закулисе, и коммунизму (именно видя их духовное и племенное родство) и ширил против них глобальный националистический фронт, в который была привлечена и монархическая Япония. Поэтому именно фашизм был для мiровой закулисы главным политическим противником в ту эпоху. Но языческая гордыня и историософская слепота фашизма позволили мiровой закулисе переиграть его.

Неудивительно, что уже в 1930-е годы коммунисты и мiровая закулиса вступили в военно-политический союз против фашизма, совместно участвуя в "народных фронтах" во Франции и в гражданской войне в Испании. И СССР, и демократии поддерживали красные интернациональные бригады против генерала-христианина Франко. Однако националистические силы оказались там сильнее; они распространялись по всей Европе и могли быть остановлены только новой Мiровой войной за демократию, которая и была подготовлена мiровой закулисой для разгрома этого общеевропейского национального сопротивления.

В подготовке этой войны, помимо идейного родства, учитывались и военно-стратегические соображения. Мiровая закулиса предпочитала расправиться со своим главным противником в Европе по сценарию Первой мiровой войны – чужими руками, тем более что в 1930-е годы европейские демократии демонстрировали экономический упадок и политическое безволие. В данном случае – силами СССР, точнее: кровью русского народа. Для этого еврейские банки вскормили[232] в среде фашистских государств агрессивного расиста-язычника Гитлера, невзирая на его антисемитизм, чтобы в качестве "полезного идиота" подтолкнуть на завоевание славянских земель (фюрер уже в своей ранней книге "Mein Kampf" показал устремленность в эту сторону). В этом был замысел Мюнхенского соглашения, совсем не "ошибочного", а продуманного, и оно было направлено демократиями не столько против СССР, сколько против Гитлера, для его заманивания в ловушку (Советскому Союзу демократии тогда настойчиво предлагали договоры о коллективной обороне, – разумеется, от Германии).

Правда, Гитлер поначалу несколько смешал эти расчеты, подчинив себе почти всю Европу, но итог оказался запланированным. Грустный для немецких националистов парадокс истории: в Первой мiровой войне националистические силы Германии были использованы мiровой закулисой для сокрушения национальной России и установления у нас марксистской интернациональной власти – после чего закулисой была побеждена и кайзеровская Германия. Во Второй мiровой войне этот интернациональный марксизм с помощью той же мiровой закулисы, как бумеранг, вернулся на немецкую землю и сокрушил воспрянувшие было национальные силы германского и других народов.

Сталин, разумеется, и сам был не прочь прибрать к рукам Европу, но планировал иное развитие событий. К началу Второй мiровой войны в 1939 году наиболее мощным военно-экономическим потенциалом обладали подкрепленные финансовой мощью международного еврейства западные демократии во главе с США; на втором месте был Антикоминтерн (Германия и Италия с авторитарными союзниками, вплоть до Японии); на третьем месте – СССР. Антифашистский союз коммунизма с демократиями (чего они упорно добивались) означал бы для СССР вступление в проигрышную войну с германо-японским союзом – сразу на два фронта. Выгоднее было столкнуть между собою двух самых сильных противников (демократии и Германию) для их взаимного ослабления и при этом слегка поддерживать более слабого (Германию) – для последующего вступления в войну и захвата всей ослабленной Европы.

В ноябре 1939 года во Франции было опубликовано изложение подобных целей в выступлении Сталина 19 августа того же года на закрытом заседании Политбюро ЦК ВКП(б) по вопросам внешней политики (недавно был найден и предполагаемый текст самого выступления[233]). Даже если остаются сомнения в его подлинности, высказанные в нем мысли вполне в духе сталинского мышления. Поэтому он в августе 1939 года заключил советско-германский пакт, который позволил сразу вернуть в СССР и многие территории Российской Империи, утраченные после революции (в том числе западнорусские земли, оторванные Польшей и прибалтийскими государствами-лимитрофами).

Однако Сталин переоценил способность Франции и Англии сопротивляться Гитлеру (его совсем не опасалась значительная часть населения европейских стран, уставшая от экономического кризиса и находившаяся под впечатлением германских экономических успехов). Так вместо ослабленной Европы и истощенной войной Германии получилось объединение Гитлером почти всего европейского потенциала в своих целях – по завоеванию земель на востоке.

Сталин это, несомненно, понял, как и то, что лучшая оборона от заведомого агрессора – превентивное нападение. С военной точки зрения было бы странным и безответственным, если бы оно им не планировалось. Поэтому споры вокруг этой темы непонятны и безсмысленны (тем более, что большинство спорщиков видят лишь двух виновников развязывания войны, Сталина и Гитлера, – и упускают из виду цели и действия главного виновника: мiровой закулисы.) Но Сталин затянул подготовку войны, своими новыми территориальными притязаниями раздражил Гитлера, который и опередил Сталина 22 июня 1941 года.

Разумеется, моментально восстановленный после этого союз большевиков и западных демократий в виде антигитлеровской коалиции был естественным для обеих сторон.

И тут уже просчитался Гитлер, недооценив не только изворотливость Сталина, но и главное – силу русского народа. Успехи немецких войск в первые месяцы войны были предвидимы: народ в СССР не хотел защищать марксистскую власть, только что проведшую коллективизацию, безбожную пятилетку и массовые репрессии. Этому множество свидетельств! Но затем наступил перелом – после реабилитации Сталиным (из-за потребностей обороны) русского патриотизма и Церкви – правда, лишь в 1943 году после того, как стало широко известно, что под немецкой оккупацией массово открываются храмы.

По свидетельству Г. Карпова[234], куратора церковных дел, перед встречей с архиереями (4 сентября 1943 г.) Сталин задал ему вопросы о количестве приходов, что из себя представляют архиереи, кто руководит другими православными Церквами, когда и как был избран Патриарх Тихон, – даже этого «национальный вождь Русского Народа» не знал. Два часа спустя митрополитов доставили в Кремль, где Сталин предложил им собрать архиерейский Собор "большевицкими темпами", в 3–4 дня, причем уцелевшие епископы доставлялись в Москву из ссылки и лагерей самолетами...

Перелому помог и Гитлер своей расистской антирусской политикой (вместо объявленной антикоммунистической) на оккупированных территориях. Все это вместе взятое и определило поведение русского народа и исход войны.

Но героем (и жертвой) в ней был русский народ, а не Сталин и его компартия. Даже маршал Жуков в своих воспоминаниях обвинил Сталина в катастрофических ошибках. Партия вела войну, не жалея народа, – чему также можно привести массу свидетельств. Поэтому и Сталин, назвавший число потерь в 7 миллионов человек, и его последователи (Хрущев – 20 миллионов) скрывали подлинную цифру: не менее 30 миллионов. (Легко проверяемый подсчет профессора И.А. Курганова дает 44 миллиона, правда, в эту цифру входят и потери от падения рождаемости[235]). (Для сравнения: США, Канада, Англия, Франция, Бельгия, Дания, Норвегия, Греция, Голландия, Австралия, Новая Зеландия, Индия и Южно-Африканский Союз все вместе потеряли во Второй мiровой войне 940 707 человек.)

Причем даже слова "патриотизм" и "Родина" в устах Сталина имели свое специфическое значение, как и многие другие термины советского новояза вроде "врага народа": они не означали реальную сущность этих слов, а имели функциональное назначение в тоталитарной системе "двоемыслия", которое хорошо показано в художественной форме в антиутопии Орвелла "1984" и в философско-идеологической форме – в исследовании Р. Редлиха "Сталинщина как духовный феномен".

Поэтому и у немалой части нашего народа, и у белой эмиграции (она советскому строю не присягала, многие помнили о своей дореволюционной присяге) были все основания не верить Сталину, – а стремиться к созданию угодной Богу русской "третьей силы", противостоящей Сталину и Гитлеру в опоре на свой народ[236]. Тот, кто считает это изменой Родине, – отождествляет Родину только с марксистской властью и не понимает ни мiровой расстановки сил, ни выбора, перед которым стояла русская эмиграция, ни итога войны. (Где сейчас та сталинская победа? Ее плоды улетучились вместе с мертворожденной КПСС.)

Тем не менее большевицкий режим не только приписал главную заслугу себе, но и выгодно использовал тот факт, что на время германско-советской войны интересы компартии и русского народа впервые совпали перед лицом общего врага. Компартия использовала это паразитирование на народной победе для своей легитимации в глазах народа и для пропаганды мощи советского строя – в безконечной цепи юбилеев всевозможных битв, освобождений городов и ежегодных праздников "Победы над фашизмом".

Эта победа до сих пор официально так и называется, хотя в действительности на СССР тогда напал не фашизм, а гитлеровский нацизм, подмявший под себя итальянский фашизм и европейский национал-корпоративизм. Германия называла себя не фашистской, а национал-социалистической; слово "фашизм" на это название натянули левые и коммунистические пропагандисты для маскировки социалистической компоненты в нем – и для дискредитации всех видов европейского фашизма как идентичного нацизму.

И это название – "победа над фашизмом" – точно отражает итог Мiровой войны с точки зрения мiровой закулисы как ее победы над национальной Европой ценою русской крови. Война закончилась, нисколько не «умерив многие притязания закулисных владык на мiровое господство»[237] (как наивно полагает Платонов), а облегчив его, ибо одним препятствием у закулисы стало меньше. Сталин тогда помог мiровой закулисе в сокрушении еще одного ее противника – антиамериканской Японии (которая все-таки не нападала на СССР и с которой можно было построить лучшие отношения, чем сложились потом под американским влиянием). Затем дошла очередь и до СССР, выполнившего свою роль и совсем нежелательного после своей национал-большевицкой мутации: мiровая закулиса объявила ему Холодную войну и тоже похоронила (хотя и не сразу).

Итак, главным победителем всех этих войн ХХ века стала та сила, которая их инициировала и хорошо понимала их смысл – в отличие от своих противников. Сталин же рассматривал расстановку мiровых сил в чисто прагматическом плане сохранения и желательного расширения марксистской власти. Он, правда, получил всю Восточную Европу, – но это была плата мiровой закулисы за достижение ее главной цели. Причем плата временная и приемлемая: марксизм постарался дехристианизировать и денационализировать захваченные народы, сделав их более пригодными для дальнейших планов закулисы и к тому же более антирусскими (учитывая советское подавление восстаний в ГДР, Венгрии, Польше, Чехословакии).

Подлинно же русская власть могла бы вообще не допустить этой войны и уж во всяком случае таких огромных жертв. Она могла бы уже в 1920–1930-е годы попытаться облагородить всеевропейское национальное движение в духе совместного сопротивления силам зла (вопреки утверждению Платонова, никто из западноевропейских фашистов, кроме нацистской Германии, не стремился к «ограблению славянских территорий»[238]). Готовых к этому союзников было достаточно: православные монархии Сербии, Болгарии, Греции, Румынии вместе с лучшей частью славянских и других народов (Испания, Португалия, Австрия, Венгрия, в такой коалиции могла очиститься и Италия). Это была бы единственно правильная стратегия: постараться собрать воедино остатки удерживающих сил Первого и Второго Рима вокруг восстановленного Третьего Рима для христианской контрреволюции в Европе!

Но можно ли было ожидать этого от марксистского режима СССР, не понимавшего духовной сути этой войны и вообще смысла истории? Он не видел в европейских национализмах союзников, а лишь территории, которые следовало коммунизировать. И марксизм, повторим, был духовно ближе антихристианской мiровой закулисе, чем европейские "антисемитские режимы", – без этого нельзя понять ни союз демократий со Сталиным, ни поведение русской эмиграции в годы войны...

М.В. Назаров
Из книги "Вождю Третьего Рима" (часть гл. III-7)

См. также: "Праздник победы" – чей, кого и над кем...        Постоянный адрес данной страницы: http://www.rusidea.org/?a=25062203
"Демократия – это власть подонков" Альфред НОБЕЛЬ

Оффлайн White cross

  • Со - Модератор
  • Штабс-Капитан
  • **
  • Дата регистрации: РЯа 2011
  • Сообщений: 594
  • Спасибо: 173
  • Amora vinced omnia
Русским нужна правда о войне
« Ответ #2 : 24.06.2012 • 19:58 »
Вышло в свет специально к 22 июня сего года.

Тезисы о ВОВ:

1. Официальные мероприятия, связанные с памятными датами Великой Отечественной войны, в течение нескольких десятилетий объединявшие наше общество, теперь приобрели двусмысленный характер. С каждым годом ветеранов становится меньше, а размах торжеств – все больше. Инициаторы торжеств, не имеющие в послужном списке никаких заслуг перед Россией, никаких побед над ее врагами, стремятся скрыть правду о войне.

2. Мы ценим победу русского народа в Великой Отечественной войне. Но сегодня невозможно участвовать в памятных мероприятиях и торжествах, которые проводят откровенные изменники. Мы не можем вместе с изменниками предаваться скорби, не можем идти в колоннах нанятых русофобской властью, не можем уважать армию как организацию, которая много десятилетий не знала побед и позволила превратить себя в бутафорский реквизит олигархии. Мы не можем демонстрировать единство, когда русский народ-победитель оказался на положении побежденного и подвергается геноциду. Любое мероприятие – тождественное или скорбное – проводимое вместе с изменниками, означает предательство наших предков, соучастие в унижении и оскорблении ветеранов, отречение от русского будущего.

3. Правда о войне до сих пор недоступна нашему народу, который хотят оглушить фанфарами и парадными речами, повторами образцов советской пропаганды, ложью «демократических» историков и публицистов. В разных направлениях, но с идентичными целями действуют либеральная бюрократия, либеральная оппозиция и коммунисты.

4. Коммунистическая трактовка войны, смыкаясь с задачами изменников во власти, стремится не допустить разоблачения: миллионы русских людей легли в землю во имя торжества вредоносной доктрины коммунизма. Компартия тащила народ к мировой войне во исполнение доктрины о мировой интернациональной революции. Компартия погубила труд целого поколения, успевшего перед войной создать мощнейшие вооруженные силы, ставшие грудой железа и горами трупов в первые же месяцы войны. Компартия повисла на плечах русских солдат и офицеров политотделами, спецотделами, смершами, - чтобы не дать им почувствовать вкус победы над внешним и внутренним врагом. Сталин учился стратегии у карты, загубив миллионы жизней. Его сподвижники по партии гробили целые армии, не считаясь с потерями, - ради позитивных донесений начальству. Наконец, компартия поставила себя над победившим народом и его армией, организовав массовые репрессии против героев войны.

5. Либеральная трактовка войны, также смыкаясь с задачами изменников, представляет собой фальсификацию истории ради принижения русского народа, которое нужно для того, чтобы русские люди согласились быть рабами у мировой олигархии и позволили стереть свою историческую память. Либералы фальсифицируют все элементы истории, представляя русских никчемными солдатами, трусами и предателями. Они оправдывают то, что сделали зарубежные фальсификаторы истории и коммунистическая бюрократия: что у русских отняли их Победу.

6. Русская правда о войне гласит: с русским народом воевали не только немцы и примкнувшие к ним народы Европы. С ним воевали и коммунисты - их антинацинальная власть. Коммунистическая доктрина привела к тому, что на фоне войны между народами шла и гражданская война – по обе стороны фронта. Коммунизм разорвал народ на противостоящие силы, которые опирались в одном случае на оккупационные германские войска, в другом – на оккупационную власть коммунистов.

7. Правда о войне состоит в том, что Красная армия антинационального советского государства была полностью разгромлена и уничтожена немецкой национальной армией. Коммунисты не смогли создать систему управления, где разумная инициатива на всех уровнях доводила военный организм до совершенства. Это смогли сделать нацисты. Но русский народ, напрягая все силы, создал новую армию, которая смогла - вопреки коммунистам – сплотиться в более совершенный организм, чем армия нацистов. Русские во время войны возродили дух нации, сражаясь на двух фронтах – с германской армией и с коммунистической бюрократией. Бюрократию мы победить не смогли, и она продолжает войну против России и русских до сих пор.

8. Правда о войне гласит: коммунистический режим, предав поколение победителей, украл у народа Победу. А либеральный режим, разрушив и разграбив Россию, унизил поколение победителей, обманув его даже с ничтожными льготами. Либеральной бюрократии оказалось выгоднее дождаться, когда поколение войны вымрет, чем обеспечить его элементарными условиями поддержания жизни.

9. Сегодня, когда против русских ведется война на уничтожение, нам надо вновь обрести русский воинский дух, восстановить русскую солидарность - чтобы победить антинациональные силы. И тогда мы сможем быть достойными Победы, и праздновать наши триумфы. И тогда наша скорбь о погибших и наше прославление героев будут избавлены от лицемерия.

10. Воспоминания о Великой войне, о павших в ней воинах, о наших погибших, истерзанных ранами, прославленных или оклеветанных предках должны сообщить нам главное: нам нужна победа, которая установит в России русскую власть. И только тогда мы оправдаемся перед оболганным и преданным поколением Победы.


http://vr-party.org/zayavlenia/show/?id=57
«Через гибель большевизма к спасению России. Вот наш единственный путь, и с него мы не свернем» - Генерал Дроздовский