Автор Тема: Причины возникновения вооруженных конфликтов в Кавказском регионе  (Прочитано 8397 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Александр ГиринTopic starter

  • Полковник
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: ФХЪ 2011
  • Сообщений: 233
  • Спасибо: 72
  • Делай что должно и будь, что будет
Причины возникновения вооруженных конфликтов в Кавказском регионе

Анализ геополитической обстановки показывает возрастающую вероятность возникновения вооруженных конфликтов в Кавказском регионе, которые могут затронуть интересы России и их перерастания в локальные и региональные войны.

Вооруженные конфликты в Кавказском регионе происходят и на религиозной почве, принимают форму религиозного противоборства, религиозной экспансии. Особенно отчетливо проявляет себя исламский фактор с присущими ему экстремизмом и агрессивностью. Об этом свидетельствуют события в Чечне. Мусульманский мир, как известно, с 70-х годов переживает подъем фундаментализма, что умело используется как внутренними, так и внешними силами для разжигания межнациональной вражды внутри Российской Федерации.

Наиболее взрывоопасная обстановка сложилась на Северном Кавказе. Этот регион стоит перед реальной угрозой новых вспышек вооруженных конфликтов на основе осложнения межнациональных и религиозных отношений. Главным дестабилизирующим фактором на Северном Кавказе является обстановка в Чеченской республике. Учитывая национальную неприязнь чеченцев к другим народностям, особенно к русским, религиозный фанатизм, обычаи кровной мести, можно предположить, что вооруженный конфликт в Чечне может затянуться на неопределенное время, приобрести форму массового террора против русского населения и представителей власти с распространением его в сопредельные с республикой районы.

Много проблем в многонациональном Дагестане, главной из которых является взаимоотношение дагестанских и тюркских народов. Но помимо внутренних проблем здесь существует и проблема, выходящая на межгосударственный уровень. Это проблема лезгин, проживающих как в Дагестане, так и Азербайджане. Именно поэтому лидеры лезгинского движения «Садвал» выступают против закрытия границы с Азербайджаном, вынашивая планы создания самостоятельного лезгинского государства. На этой почве вполне может возникнуть вооруженный конфликт, в который кроме народов Дагестана может быть вовлечен и Азербайджан.

Своеобразными «возмутителями спокойствия» в Кабардино-Балкарии были и остаются адыгские национальные движения, такие как «Адыгэ-хасе», «Конгресс кабардинского народа» и «Всемирный конгресс черкесского народа». Противостояние может возникнуть между ними и национальным движением балкарцев, требующих создания отдельной Балкарской республики.

Не исчезли объективные условия для разжигания конфликтов и в Карачаево-Черкессии. Противоречия существуют здесь не только между славянами, тюрками и адыгами, но и внутри этнических общностей.

Определенная проблема в межнациональных отношениях может возникнуть в Адыгее в случае реализации планов широкомасштабной репатриации адыгов из-за рубежа.

Относительно спокойная обстановка в Краснодарском и Ставропольском краях тоже может быть взорвана, если не снизятся темпы миграции и не уменьшится доля неславянского населения в общем потоке мигрантов, а также в случае неэффективности мер по борьбе с терроризмом.

Сложившаяся на Северном Кавказе взрывоопасная обстановка затрудняет проведение Россией сбалансированного курса в отношениях с Азербайджаном, Арменией и Грузией. Она чревата дальнейшими осложнениями, активизацией потенциальных очагов противоречий.

Исторически самой общей причиной возникновения вооруженных конфликтов в приграничной зоне является соперничество государств за право лидерства в том или ином регионе, взаимные территориальные претензии, стремление того или иного государства навязать военный или экономический контроль над другим.

Политическая обстановка в Закавказье, где новые независимые государства Азербайджан, Армения и Грузия переживают сложный период становления, является шаткой и трудно предсказуемой. Правительствам этих государств приходится действовать в экстремальных условиях острых раздоров в правящей верхушке, неослабевающего давления со стороны оппозиционных сил и вспыхивающих вооруженных конфликтов. Как показывают события в Грузии, Армении и Азербайджане, в Тбилиси, Ереване и Баку, возможны и в последующем самые неожиданные повороты в борьбе за власть.

Соперничество в этом регионе внешних сил, прежде всего государств, представляющих мусульманский мир – Турции, Ирана, некоторых арабских стран, а также США, других западных государств усугубляет напряженность. Так как США и Турция являются членами НАТО, причем США занимает доминирующее положение в организации, закономерно считать ее орудием выполнения интересов этих государств в регионе.

Опыт последних лет показывает, что перебои в поставках нефти и других сырьевых ресурсов могут оказывать большое влияние на экономику. До недавнего времени зоной нефтяных интересов США были страны Ближнего Востока. Однако для полноценного владения ситуацией на мировом нефтяном рынке, господства в одном регионе явно не достаточно. Поэтому США выгодно искусственно стимулировать отдельные конфликты и внутренние беспорядки, обеспечивающие вмешательство во внутренние дела стран региона и доступ к их ресурсам. Закавказье и Северный Кавказ идеально вписываются в американские планы, они характеризуются большими запасами минерального сырья (общие запасы нефти только в районе Каспийского моря составляют 10 млрд. тонн), биоресурсов, постоянной политической и межэтнической нестабильностью, к тому же находятся в непосредственной близости от России. Отсюда вытекает другая важная причина – все эти страны могут потенциально войти в новое большое пространство под эгидой России, а этого допустить США не могут ни при каких обстоятельствах.

Соединенные штаты добиваются своего присутствия в Закавказье, при этом используя как политические методы – приведение к власти в Грузии режима Саакашвили, так и военные – военное сотрудничество и оказание военной помощи. Согласно двум программам Пентагона в 2002–2007 годах («Обучи и оснасти» и «Обеспечение операций стабильности») более 5 тысяч грузинских военнослужащих прошли переподготовку для ведения боевых и миротворческих действий, а вся структура вооруженных сил претерпела изменения по стандартам НАТО. В свою очередь Президент Грузии проводил политику, направленную на вступление своей страны в НАТО и в официальном заявлении предоставил территорию Грузии для размещения военных баз НАТО. После завершения операции по принуждению Грузии к миру военно-техническое сотрудничество США и Грузии возобновилось. Предпринимаются всесторонние меры по восстановлению военного потенциала Грузинских вооруженных сил.

Сегодня США имеют перспективу реального господства в регионах Северного Кавказа, только в случае разрушения военного и политического влияния России в данном регионе. Поэтому можно сделать вывод, что американская внешняя политика по-прежнему имеет своей главной целью максимальное ослабление России. Сущность такой политики в данной ситуации состоит в том, чтобы отделить Россию от её потенциальной зоны влияния, создав локальные участки нестабильности вдоль российских границ («санитарные кордоны») для порождения конфликтов между отдельными субъектами РФ (Северная Осетия и Ингушетия), отдельными субъектами или их совокупностью и федеральным центром (Чечня), правящими элитами стран, ориентированных на Россию, и оппозицией, а также пост советскими образованьями, ориентированными на Россию и настроенными антироссийски (Абхазия, Южная Осетия и Грузия и, Армения и Азербайджан).

Геополитическая самостоятельность государств и субъектов Российской Федерации, входящих в зону «санитарного кордона» невозможна, поэтому они вынуждены искать экономическую, политическую и военную поддержку на стороне. Поскольку политика «санитарного кордона» выражается в формуле «независимость от ближнего и зависимость от дальнего», провоцируя эскалацию конфликта, США создают оптимальный вариант, при котором сторона, считающая себя обиженной, стремится к полной независимости от всех соседей, что неизбежно приводит её к зависимости от Соединенных Штатов. В настоящее время США сделали «санитарные кордоны» основным инструментом своей внешней политики в странах СНГ, благо для этого есть все предпосылки – аналитики выделяют на территории Содружества 78 потенциальных узлов напряженности. Расползание конфликта из Чечни в Дагестан, Осетию, Карачаево-Черкессию, Кабардино-Балкарию и Ставропольский край приведет к формированию новой зоны «санитарного кордона».

Среди стран, заинтересованных в ослаблении России, кроме США, прежде всего, следует выделить Турцию. С ней нашу страну связывает многовековое геополитическое соперничество, из которого до последнего времени практически неизменно победительницей выходила Россия. Турция сегодня имеет интересы во всех странах СНГ (за исключением, может быть, только Белоруссии) и в значительной части субъектов Российской Федерации (многие из них когда-то входили в состав Османской империи). На турецкие деньги ведется активная пропаганда ислама по всему СНГ, строительство религиозных школ и мечетей. Кроме того, Турция, так или иначе, принимает участие практически во всех нефтяных и газовых проектах в прикаспийском регионе.

Для продвижения интересов своей страны в СНГ турецкое руководство и некоторые общественно-политические организации активно используют идеи пантюркизма, учитывая тот факт, что большая часть мусульман СНГ и РФ относятся к тюркским народам. Несколько в меньшем масштабе турецкая пропаганда эксплуатирует и исламскую фразеологию (в самой Турции исламисты подвергаются гонениям со стороны военных). Но все же главным для Турции является экономическая заинтересованность в получении прибыли от транспортировки каспийской нефти на Запад. Напомним, всего существует четыре маршрута доставки нефти: первый – Дагестан – Грозный – Новороссийск и далее морем через Босфор; второй – через Грузию в Поти, затем морем в Болгарию и далее через Грецию к Средиземному морю; третий – Азербайджан (через Нагорный Карабах) в Турцию, и четвертый – Азербайджан – Иран – Турция.

Реализация первых трех маршрутов была сразу же поставлена в зависимость от разрешения межэтнических конфликтов в Чечне, Южной Осетии, Абхазии и Нагорном Карабахе. Более того, первый маршрут – наиболее предпочтительный с экономической точки зрения, был еще в начале 90-х подвергнут нападкам со стороны США и Турции, прямо высказавшихся по поводу нежелательности контроля России над нефтепроводом. Совсем недавно азербайджанским руководством было заявлено об окончательном отказе от транспортировки нефти по российскому маршруту из-за неурегулированности чеченского кризиса. От процесса урегулирования Карабахского и Осетинского конфликтов Россию всячески стараются устранить. Принимая прямое и косвенное участие в эскалации Чеченского конфликта, Турция сумела обеспечить свой полный контроль над транспортировкой энергетических ресурсов из Азербайджана и нанести России серьезное геополитическое поражение.

В октябре 1994 года в Стамбуле было подписано соглашение об организации Центрально-азиатского Союза, в который вошел Азербайджан. Участники Союза договорились координировать свою деятельность в регионе. Для Азербайджана это означает полную поддержку в конфликте с НКР и во взаимоотношениях с Россией, для Турции – возможно, первый шаг на пути создания «Великого Турана» (межгосударственного образования под эгидой Турции, объединяющего все тюркоязычные народы). Кроме того, в Азербайджане активно поддерживают инициативу Турции по созданию специальных миротворческих сил для кавказского региона. И заявление азербайджанского руководства о готовности разместить на своей территории натовские военные базы вкупе с высказыванием министра обороны республики, что «противодействие России расширению блока НАТО создает угрозу Азербайджану», можно расценивать как конкретное определение политической направленности государства в данный момент. Кроме того, трудно предположить, что руководство Азербайджана устоит перед искушением прибегнуть к помощи новых «друзей» в решении столь болезненной для него проблемы Нагорного Карабаха. Поэтому в одном из возможных вариантов развития событий – Турция может выступать на стороне Азербайджана против Армении, а США не упустят возможности оказаться «посредником» в разрешении конфликта. Можно с уверенностью сказать, что по мере дальнейшего ослабления влияния России на ситуацию в прикаспийском регионе, вмешательство Турции в дела стран Закавказья и Северного Кавказа будет адекватно возрастать.

Таким образом, рассмотренные факторы могут оказать негативное влияния на ситуацию, пробуждая в Кавказском регионе агрессивные националистические силы, стремящиеся к силовому решению проблем различного плана. В более широком контексте эти конфликты могут иметь выход на жизненно важные интересы России, ее безопасность и территориальную целостность.
"За Единую, Великую и Неделимую Россию!"