Автор Тема: Военные реформы: мифы и реальность  (Прочитано 15053 раз)

0 Пользователей и 3 Гостей просматривают эту тему.

Оффлайн Александр Гирин

  • Полковник
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: ФХЪ 2011
  • Сообщений: 233
  • Спасибо: 72
  • Делай что должно и будь, что будет
Re:Военные реформы: мифы и реальность
« Ответ #10 : 26.03.2012 • 21:52 »
Цитировать
«Сейчас денежное довольствие офицеров таково, что позволило по финансированию войти в пятерку лучших армий стран мира – это США, Великобритания, Франция и Германия»


Денежное довольствие и социальные пакеты в Армии США приведены в следующей статье
http://ruguard.ru/forum/index.php/topic,745.msg6992.html#msg6992

Сравнительный анализ показывает, что подполковник Армии США имеет денежное довольствие превышающее денежное довольствие подполковника ВС РФ в 5 раз. Кроме того подполковник Армии США имеет полный социальный пакет, который в ВС РФ полностью отменен.

Цитировать
«Сейчас в очереди на жилье стоит 40 тысяч человек, а пять лет назад нуждающихся в жилье было 170 тысяч человек. Поставлена жесткая задача к концу года полностью решить вопрос с постоянным жильем военнослужащих, а к 2014 году разобраться со служебным жильем»


Каким образом достигнуты подобные цифры представлено в статье:
БОЛЬШАЯ РЕФОРМА ИЛИ БОЛЬШАЯ ЛОЖЬ?
Мифы и факты военной реформы Сердюкова
Часть 3.

«В прошлом году для них было построено или приобретено более 22 тысяч квартир. План на текущий год – 45 тысяч квартир, увеличение более чем в два раза. Это означает, что уже в конце следующего, 2010 года, военнослужащие Минобороны и граждане, уволенные с военной службы, будут полностью обеспечены постоянным жильем... А к концу 2012 года будет сформирован служебный фонд Вооруженных Сил», – отметил Путин.

В обширном интервью начальник Службы расквартирования и обустройства Министерства обороны – заместитель министра обороны России генерал-полковник Владимир Филиппов заявил, что на начало 2009 года насчитывалось 90 700 человек, нуждающихся в жилье.

Правда, всего пять лет назад его предшественник, тоже генерал-полковник, но с фамилией Гребенюк, в таком же интервью заявил, что нуждающихся в квартирах в МО РФ офицеров и пенсионеров было ни много ни мало, а 160 тысяч!

Конечно, все пять лет Министерство закупало жильё и в общей сложности приобрело с 2006 по 2009 годы 113 тысяч квартир, из которых примерно 72 тысячи для увольняемых и уже уволенных в запас военнослужащих. Цифра, конечно, внушительная, но стоит напомнить, что за с 2006 по 2008 годы очередь бесквартирных офицеров, ожидающих получения жилья, чтобы уволиться в запас, пополнилась ещё почти 80 тысячами офицеров, а теперь, после массовых (более 200 тысяч!) увольнений офицеров и прапорщиков, к ним присоединилось ещё не менее 40 тысяч «безквартирных». Итого, по словам одного из чиновников МО, почти 160 тысяч! Но, как было сказано выше, господином генерал-полковником Филипповым, «очередниками» признано лишь 90 700 человек.

Куда же делись остальные?

Секрет прост. В Министерстве обороны отлично понимают, что обеспечить 160 тысяч уволенных военных квартирами они не смогут ни при каких условиях. И чтобы хоть как-то загнать ситуацию в более-менее «приемлемые» для обещания премьер-министра цифры, очередь бесквартирных отставников была несколько раз самым тщательным образом просеяна через бюрократическое сито. И из неё по всякого рода формальным признакам были выкинуты десятки тысяч людей.

Кого-то выкинули за то, что при увольнении он ещё не достиг сорокапятилетнего возраста, хотя имел и тридцатилетнюю выслугу, у кого-то нашли завещанную родителями жены квартиру, тысячи жителей военных городков с «неопределённым статусом», которые после расформирования военных частей «зависли» в ожидании решения о дальнейшей судьбе посёлков, были вычеркнуты, как «обеспеченные жильём». А с остальными продолжается «работа». Взысканиями, травлей, унижением офицеров вынуждают увольняться «по собственному желанию» – то есть «разрывая контракт» и, значит, без права на жильё.

И можно не сомневаться в том, что после 2010 года, когда наш премьер ещё раз бодро отчитается Думе в выполнении своего обещания обеспечить ВСЕХ военных жильём, ещё не один год российские суды будут переваривать десятки тысяч дел судящихся с Минобороны за это самое жильё военнослужащими.

Так это нормально! Таков теперь «почерк» нашей власти и изнанка наших «успехов».

При этом военных ждёт ещё один «сюрприз». Весной 2010 года заканчивается бесплатная приватизация жилья. Приватизация военнослужащими своего постоянного жилья, естественно, привязана к этому закону. И после истечения сроков действия закона, приватизировать жилье бесплатно они не смогут. Вместо обещанного им «собственного» жилья они получат жилье по социальному найму, которое не смогут ни передать по наследству, ни как-либо ещё им распорядиться. А в случае смерти нанимателей оно вообще отойдёт государству в лице местной власти…»

Кроме того существует еще один способ: военнослужащий, проходящий военную службу и не подлежащий увольнению, получает извещение о распределении ему жилья по избранному месту жительства после окончания военной службы, но получить его он имеет только при увольнении по предельному возрасту (который теперь планируется увеличить на 5 лет), по организационно-штатным мероприятиям (которые в основном завершены) или по состоянию здоровья. Военнослужащий прибывает в соответствующий орган жилищного обеспечения, представляет пакет необходимых документов, но справка об увольнении у него отсутствует и в предоставлении собственного жилья ему отказывают. Но извещение он получил и теперь числится как «обеспеченный жильём».

Цитировать
Вместе с тем, он отметил, что по опросам, которые провело Минобороны, твердое желание служить в Вооруженных силах высказали 62% призывников. «Не желают служить в армии только 3% молодежи призывного возраста...»


Ответ на данное заявление в следующей статье:
«Вместо организации службы по контракту минобороны решило почти в три раза увеличить число призывников»
http://ruguard.ru/forum/index.php/topic,745.msg6995.html#msg6995
« Последнее редактирование: 26.03.2012 • 23:08 от Александр Гирин »
"За Единую, Великую и Неделимую Россию!"

Оффлайн Александр Гирин

  • Полковник
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: ФХЪ 2011
  • Сообщений: 233
  • Спасибо: 72
  • Делай что должно и будь, что будет
Re:Военные реформы: мифы и реальность
« Ответ #11 : 26.03.2012 • 21:54 »
Денежное довольствие и социальные пакеты в Армии США

У американцев денежное довольствие (ДД) включает месячный базовый оклад, надбавки, специальные и поощрительные выплаты. Оклад определяется званием и выслугой лет с момента зачисления в армию. Американский новобранец при зачислении на службу получает внушительный бонус — от 10 до 30 тыс. долларов.

Идем дальше. Американские военные разделяются на категории: рядовые и сержанты, уорент-офицеры и офицеры. Все звания имеют коды: от рядового-рекрута (код Е1) до первого сержанта (Е9). Уорент-офицеры: от уорент-офицера 1-го класса (W1) до уорент-офицера 5-го класса (W5). Офицеры: от лейтенанта (О1) до генерала армии (О10).

Рядовой-рекрут первые четыре месяца будет получать $1294, затем $1399 и уволится через 26 лет с тем же окладом. Рядовой — с первого и до последнего дня службы в этом звании — $1568. То есть если солдат проявляет себя так, что его нецелесообразно повысить в звании, то и оклад не повышается тоже. Рядовой первого класса, начав с $1649, три следующих года будет получать плюс $100 каждый месяц. И если не поднимется в звании, то с окладом в $1860 уволится в отставку. Капрал, стартовав с $1827, максимальный оклад в $2218 получит через 5 лет и больше заработать в этом звании не сможет, сколько бы ни прослужил. А вот у сержантов иначе, там каждый год прибавка составляет $100 — 150 и больше.

Даже отчаянному «шлангу» понятно — система оплаты стимулирует служебное рвение и стремление занять следующую ступеньку лестницы чинов. Ведь сержант, прослужив 3 года, получает уже $2229 в месяц, а сержант первого класса через 20 лет будет получать $4000 в месяц или $48 000 в год. Уорент-офицеры получают от $31 (за первый год) до $78 тыс. в год после 20 лет службы. Так и получается в американской армии: долго служат те, кто растет в чинах.

* * *

А что у офицеров? Лейтенант за первый год получит $49 869, за третий год — $58 545 и ни цента больше. Но тот же рядовой или рядовой первого класса, отслужив солдатский контракт и сдав экзамен на офицерское звание, уже в первый год получит $62 029 (вторым лейтенантом) или $81 687 (капитаном)! Полковником не стать раньше чем через 10 лет службы ($117 тыс. в год), и, прослужи ты хоть 40 лет, больше $153 тыс. в год не получишь: рост ДД прекращается при 30-летней выслуге. А генералы-то, генералы, вот уж, верно, гребут деньжищи лопатой?! Ох, таки гребут! Стать бригадным генералом можно после 23 лет службы. В этом случае оклад составит $169 тыс. и выше $173 тыс. не вырастет. Ну а генерал армии? Пять звезд на погоны после 30 лет службы $215 894 в год и ни цента больше, сколько бы ни служил. Вот как все это выглядит в целом при выслуге 10, 20, 30 и 40 лет.

Категория 1 год 10 лет 20 лет 30 лет 40 лет

Рядовые 16788 — 16 788 — 16 788 — 16 788 — 16 788 — 21924 — 26 616

Сержанты 21924 — 33 732 — 33 936 — 33 936 — 61 920

Уорент- 31140 — 63 574 — 70 841 — 78 971- 88 971

Офицеры 49869 — 58 545 — 76161 — 92 851- 99 272 — 117 387 -140 510 — 215 894 — 215 894

Оклад и прочие выплаты индексируются в соответствии с инфляцией. Дж. Буш в кризисном 2008 году предлагал увеличить на 3% ДД военным, но конгресс не согласился и потребовал 3,4%. Теперь очередь Обамы. Несколько слов о вольнонаемных. Они тоже не забыты: инженер-механик, логистик — в среднем $75 тысяч (до $102 тысяч); руководитель программы, проекта — $105 тыс. (до $160 тыс.).

Гражданские служащие в США получают $3000 — 5000 в месяц. $36 000 в год — минимальный оклад муниципального служащего вроде клерка, полицейского или медсестры. А $170 тыс. в год? Это оклад члена администрации президента США. Причем без госдачи и спецблаг.

* * *

Но реальный доход военных (особенно солдат и сержантов) гораздо больше названных цифр. Начнем с питания. В армии как на территории США, так и за ее пределами применяется паек А: хлеб, мясо, овощи, фрукты. Но если военному (офицеру или солдату) осточертела столовая и нравится питаться в семье, то он получает продовольственную надбавку к месячному окладу. В ней учитывается текущий уровень цен. Офицеры получают $223, солдаты — $324 в месяц.

Теперь о жилье. Американские военные имеют право на бесплатное служебное жилье (на базе) или же на дом (квартиру) вне ее, которые освобождаются от налогообложения. Если оно не принадлежит военному, то он получает компенсацию за расходы по его найму — в среднем $800 в месяц, с иждивенцами — более $1000. Сумма зависит от звания служивого и средней стоимости жилья в данной местности.

К примеру, для рядового — капрала компенсация равна средней стоимости аренды однокомнатной квартиры (для холостяков), а для семейных — двухкомнатной квартиры или дома с двумя спальнями. Уорент-офицеру первого класса — квартира с тремя спальнями плюс 1% от разницы между городской квартирой и домом с тремя спальнями. А вот для уорент-офицера 5-го класса — уже дом с тремя спальнями плюс 48% процентов от разницы аренды такого дома и дома аж с четырьмя спальнями. Подполковнику — бригадному генералу компенсируют аренду 4-комнатного дома.

Кроме того, существует программа пособий для жилищного строительства. По ней ежемесячный взнос из бюджета равен средней компенсации (см. выше). Военные — сладкие клиенты для ипотечных компаний: ведь у этих ребят контракт с правительством! То есть можно купить дом по ипотеке и тут же сдать его в аренду, которая покроет значительную часть платежей.

* * *

Теперь о компенсациях. Они включают, например, выплаты за участие в боевых действиях. Это $225 в месяц за пребывание в зоне боевых действий, плюс $100 за «передний край», плюс $250 за разлуку с семьей, плюс $4 в день за то, что джи-ай вынужден нести дополнительные расходы на свое содержание и терпеть «тяготы и лишения». Поскольку на войне некогда и негде тратить деньги, ДД военных перечисляют на особый счет. За время боевых действий на эти деньги (до 10 тыс. долл.) начисляются 10% (в среднем — в пять раз выше, чем на обычном сберегательном вкладе в американском банке). Кроме того, солдаты и сержанты полностью освобождаются от выплаты всех налогов с сумм, полученных во время участия в боевых действиях. И эти деньги не надо «выбивать» у начфина: их платят автоматически на счет.

За что платят еще? За все! За выходы в море (рядовым и сержантам $150 — 620 в месяц в зависимости от звания и выслуги, уорент-офицерам $280 — 700, офицерам $200 — 535). За полеты ($150 — 840). За службу на подводных лодках ($75 — 425 в месяц). За прыжки с парашютом ($150 — 250 в месяц). А еще за водолазные спуски, дежурство в выходные дни и так далее. И даже пособие на ребенка ($160 — 276).

Что дальше? На обмундирование: $ 543 — 1793. Подъемные: рядовым и сержантам — $815 — 2654, уорент-офицерам — $1532 — 3016, офицерам — $1719 — 4085.

Суточные: на территории США до $55 плюс до $27 на питание; заморские суточные зависят от страны (не путать с полевыми деньгами). Оплачивают использование личного транспорта в служебных целях: автомобиля — $0,55/миля; самолета — $1,24 на милю. Ну как же — военный и без своего самолета! А ведь есть еще и суточные — $91 — 109 плюс 3/4 ставки на иждивенца старше 12 лет или 1/2, если младше.

* * *

Жизнь военнослужащего в США стоит дорого и страхуется на $500 тыс. Обычный 25-летний американец, застрахованный на полмиллиона долларов, выплачивает $140 в месяц, а его ровесник в погонах — в 5 раз меньше.

Любой военнослужащий и ветеран здесь имеет право на пожизненную, оплачиваемую из федерального бюджета страховку.

Причем оплачиваются не только лекарства или лечение в госпитале, но и дорогие операции. Военнослужащий или военпенс даже может сделать себе пластику за счет Пентагона!

А если военные эскулапы бессильны, то минобороны компенсирует расходы за лечение в специализированных гражданских больницах. Все эти компенсации относятся и к неработающим супругам и их несовершеннолетним неработающим детям.

Итак, полный доход военнослужащих США составляет сумму, вполне сравнимую с доходом гражданского среднего класса. Но это не все. Но ведь еще и льготы!

* * *

Начнем с отпусков. Средний американец через год работы получает право на 9 дней оплачиваемого отпуска. Через три года это будет 11 дней, спустя пять лет — 14.25 лет работы на одном месте увеличивают отпуск до 20 дней. А военный после года службы получает отпуск 30 суток с оплаченной дорогой домой и обратно и компенсацией половины стоимости гостиницы, если он ею воспользуется.

* * *

Особо поощряется дистанционное. Студенту в погонах выделяются ноутбук и $4,5 тыс. в год на оплату обучения. Если «под знамена» встает студент, армия охотно заплатит за него. Он получит банковский кредит на сумму $65 тыс.

Транспорт, он у джи-ай личный, и заправка бензином на колонках в военных городках обходится куда дешевле, чем за пределами базы. И в тамошних магазинах а-ля «Военторг» цены ниже. И расходы военных родителей на детский сад примерно на треть меньше, чем на гражданке. В свободное время можно общаться с родными и друзьями бесплатно по мобильному телефону и Интернету.

Описать, даже кратко, соцпакет Пентагона из более 140 наименований льгот, привилегий и бонусов не представляется возможным. К тому же, столкнувшись с проблемами при комплектовании, военное ведомство пошло на увеличение материального стимулирования для привлечения свежих людских ресурсов и удержания на службе имеющих боевой опыт солдат и офицеров. Втрое увеличен размер пособия при заключении первого контракта или его продлении. Увеличен размер гарантий по кредитам на покупку жилья, скидки при оплате обучения, бесплатную юридическую поддержку.

Военные могут прекращать договора аренды жилья и автомобилей без штрафов. При приеме на службу вольнонаемных приоритет отдается членам семей военнослужащих. А женам военных на время поиска новой работы при переезде мужа к другому месту службы платят компенсации.

* * *

Но всякая, даже хорошая, служба когда-нибудь да заканчивается. И начинается жизнь пенсионера. Нищего и бесправного у нас.

Как у них?

У них, как и у нас, есть выходное пособие. Его получают полностью как при выходе на пенсию после 20 лет службы, так и при увольнении «с почетом» при выслуге от 6 до 20 лет. При увольнении «по собственному» или по иным «непочетным» обстоятельствам служивый получает ровно половину.

Полное выходное пособие

Рядовые 13 390 — 47 920

Сержанты 17 993 — 106 810

Уорент-офицеры 23 732 — 123 366

Офицеры 25 687 — 161 857

Пенсия может быть назначена после 20 лет службы из расчета: 50% ежемесячного базового оклада плюс 2,5% за каждый последующий год. Если выслуга составит 40 лет, то пенсия будет равна окладу. Возможен и другой вариант расчета — процент от среднего максимального оклада за три любых года. Ну а сама ежемесячная пенсия выглядит так: Категория 1год 10 лет 20 лет 30 лет 40 лет

Рядовые 664 — 1049 — 1399 — 1663 — 2218

Сержанты 1336 — 2121 — 2828 — 4668 — 6863

Уорент-офицеры 1999 — 3363 — 4484 — 5791 — 8513

Офицеры 1585 — 2588 — 3340 — 5488 — (9820 — 18 061)

Пенсии ежегодно индексируются в зависимости от уровня инфляции.

Особый статус

По американскому законодательству, военнослужащий, прослуживший в мирное время 20 лет или провоевавший в армии США хотя бы один день, считается ветераном.

Кроме пенсий, ветераны обладают и льготами. При увольнении, помимо выходного пособия, оплачивается проезд в любой город США вместе с членами семьи.

Пенсионер с семьей имеет право на бесплатное медицинское обеспечение.

В течение 24 месяцев после увольнения пенсионеры могут получать, кроме пенсии, и пособие по безработице.

Полгода они имеют право жить бесплатно с семьей в государственных домах и на всю жизнь сохраняют право приобретать товары и продукты в магазинах военной торговли и заправлять автомобили на военных АЗС.

Наконец, есть и специальный праздник — Veteran's Day, приходящийся на вторую субботу ноября. Прагматичная администрация США считает, что такое отношение к бывшим воинам оказывает благотворное влияние на моральное состояние личного состава вооруженных сил.

Источник: hvylya.org
http://www.mywebs.su/blog/army/5184.html
« Последнее редактирование: 26.03.2012 • 22:53 от Александр Гирин »
"За Единую, Великую и Неделимую Россию!"

Оффлайн Александр Гирин

  • Полковник
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: ФХЪ 2011
  • Сообщений: 233
  • Спасибо: 72
  • Делай что должно и будь, что будет
Re:Военные реформы: мифы и реальность
« Ответ #12 : 26.03.2012 • 21:58 »
Канчуков Сергей Алексеевич, генерал-майор

«Кадровый разгром» армии глазами разведчика

Всё свидетельствует о том, что для России наступает жаркое время, время испытаний. Поэтому, наверное, можно экспериментировать в различных областях экономики, в политике, и других сферах государственной деятельности, но в области обороны эксперименты пора заканчивать!

Президент РФ В.В.Путин, 2002 год: «Из тех немногочисленных спецназов, которые различные силовые ведомства направляют на борьбу с бандитами, лучше всех демонстрирует себя спецназ ГРУ. Его показатели на порядок лучше, чем у всех других».

Вынесенные эпиграфом слова с оценкой, данной разведчикам Объединенной группировки войск (сил) и лично мне, как их руководителю, Владимиром Владимировичем Путиным и указания Дмитрия Анатольевича Медведева о том, что: «…Любой сомневающийся в курсе Президента РФ вправе обратиться ко мне с заявлением, но это нужно делать открыто…», имеющийся боевой и служебный опыт, память погибших товарищей, дают мне право высказать свое мнение о путях реформы армии и перевода ее на «новый облик».

Сегодня, следуя исторической логике развития, Россия приближается к тому неизбежному моменту, когда ради своей безопасности и безопасности своих граждан должна превратиться в Российскую империю, как бы она не называлась. И первым шагом в этом направлении, несомненно, является создание Таможенного союза и Евразийского союза.

Однако сомнительные эксперименты с «новым обликом» армии, не позволят ей этого достичь только по простой причине, что в большинстве своем не соответствуют заявленным результатам. Или армия будет способна не допустить, а при необходимости и отразить любую агрессию, или не будет России!

В начале, позвольте немного о себе. Я, генерал-майор Сергей Алексеевич Канчуков, родился в советское время на Украине. В 1975 году после окончания средней школы и года работы учителем в средней школе, добровольно избрал свой жизненный путь, посвятив его служению и защите Родины. За годы службы окончил Омское Высшее общевойсковое дважды Краснознаменное училище имени М.В. Фрунзе. Военную академию им. М.В. Фрунзе уже довелось заканчивать в перерывах между боями.

Завершил свое военное образование в кузнице военных кадров России – Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации им. К.Е. Ворошилова. В 2006 году, учитывая специфику службы, и стремление с научной точки зрения подходить к проблемам защиты государства, защитил кандидатскую диссертацию по политологии на тему: «КНР в интернационализированных локально-региональных конфликтах XXI века».

Мне в жизни и службе повезло, она проходила далеко от Москвы, была насыщена в большинстве своем боевым опытом, прекрасными людьми, и умещается в трёх регионах: ГДР (ГСВГ), Северный Кавказ (СКВО), Забайкалье (СибВО). За годы службы прошел почти все командные должности в войсковой разведке, от командира разведывательного взвода 60 мотострелкового полка (Равенсбрюк) 16 гвардейской танковой дивизии 2 гвардейской танковой армии до начальника разведки – заместителя начальника штаба по разведке ордена Боевого Красного Знамени Сибирского военного округа. С октября 2010 года, в соответствии с Указом Президента РФ, нахожусь в распоряжении и ожидаю увольнения из рядов ВС РФ.

В Вооруженных Силах прослужил более 35 календарных лет (47 лет в льготном исчислении). Из 35 лет более 12 лет прошли в зонах вооруженных конфликтов. За свою службу не искал легких путей, не отказывался от должностей, не юлил и не пресмыкался перед начальством, уважал подчиненных, не менял в угоду конъюнктуре взглядов и фамилий, не увиливал от участия в боевых действиях, не стремился к наградам и не жалел наград для подчиненных.

Более 3000 воинов-разведчиков, в ходе только второй Чеченской компании, защищая целостность нашей Родины, по моим представлениям награждены государственными и правительственными наградами, некоторым из них присвоено звание Героя России.

Основным побудительным мотивом для того, чтобы сесть за письменный стол явились материалы, опубликованные 17 ноября 2011 года на различных сайтах в интернете и посвященные выступлению начальника Генерального штаба ВС РФ генерала армии Н.Е. Макарова в Общественной палате РФ.

Не вдаваясь в пересказ данных материалов, остановлюсь на некоторых озвученных начальником генерального штаба (НГШ) в своем выступлении тезисах, на мой взгляд, характеризующих нынешнее положение с реформой «нового облика» и постараемся определиться с последствиями их для России.

«После распада СССР возможность локальных вооруженных конфликтов практически по всему периметру границы резко увеличилась. При определенных условиях я не исключаю, что локальные и региональные вооруженные конфликты могут перерасти в крупномасштабную войну, в том числе с применением ядерного оружия»,- заявил Н.Макаров.

Выходит, что угрозы для России резко усилились еще 20 лет назад. Тогда почему, с началом самой кардинальной реформы армии именуемой «новым обликом» и проводимой с 2008 года под руководством нынешнего Министра обороны А.Э. СЕРДЮКОВА, при непосредственном участии НГШ генерала армии Н.Е. МАКАРОВА, первым шагом было сокращение ее основ – офицерского корпуса и ликвидация института прапорщиков. А вторым шагом — сокращение численности армии и ликвидация основ видов вооруженных сил – дивизионной структуры.

Данные действия реформаторов «нового облика» на фоне таких заявлений выглядят очень странно. Выходит, что НГШ в начале своей карьеры «не совсем правильно» сформулировал и доложил Министру обороны и Верховному Главнокомандующему, Президенту РФ основные и перспективные для России вызовы и угрозы, сроки их возникновения, районы развязывания локальных и региональных конфликтов, состав, возможности и характер действий группировок войск вероятных противников, характер действий террористических группировок?

И самое главное, исходя из места России в современном мире и ее роли и месте в будущем, какие выводы были им доложены руководству страны для принятия правильных и адекватных решений по реагированию на эти вызовы и угрозы, как и чем она должна защищаться?

При этом мне совершенно не ясно, почему так вдруг резко увеличилась возможность вооруженных конфликтов вблизи границ с Россией, да еще с применением ядерного оружия, ведь до начала нынешней военной реформы угроза ядерной войны оценивалась совсем иначе?

И кто будет противником России в крупномасштабной войне? Из тех угроз, которые могут возникнуть в ближайшей и среднесрочной перспективе, в руководящих документах отмечены только США, а Китай принят по умолчанию. Неужели после реформы «нового облика» мы так возвысились, что уже не сможем отразить без применения ядерного оружия возможную агрессию со стороны Грузии, стран Балтии, Афганистана, Турции или Японии?

Странно было слышать, как господин Макаров огульно обвинил военных руководителей, которые ранее стояли у руля ВС РФ, в том, что они не способны были ничего сделать с армией и только они, реформаторы «нового облика» взялись за масштабную военную реформу. Неужели господин Макаров забыл, как много обсуждались планы военной реформы и при министре обороны Сергееве и при министре обороны Иванове, при начальниках Генерального штаба Квашнине и Балуевском?

И грех делать вид, что не знаешь причину того, почему реформа не началась раньше – на неё элементарно у страны не было денег! И если господину Макарову с деньгами на реформу «повезло» — то в этом уж точно нет никакой его заслуги.

 Крайне спорно утверждение НГШ о том, что, не начни он с министром обороны реформу, в 2014 году Российская армия осталась бы без техники и вооружений: «До 2015 года старый план, которым предусматривалось развитие, привел бы к тому, что мы по технике и вооружению в 2014 году Вооруженных сил в России бы не имели, — сказал он. — Исправной и боеспособной техники и вооружения, по его словам, осталось бы менее 10%».

Возникает следующий вопрос, а на каком основании сделаны эти выводы? Во-первых, хвалить самого себя, да ещё не получив никакого реального положительного результата нескромно. А с другой стороны, это заявление вызывает массу вопросов. Кто проверял технику и определил, что именно в 2014 году, ее оставалось бы только 10% исправной, а не в 2010 или 2011 году?

А может быть, неисправность техники начала нарастать после всеобщего сокращения ремонтных подразделений и передачи их функций посторонним организациям в ходе реформы «нового облика»? И где был нынешний НГШ, какую должность он занимал? Разве он не отвечал в должности командующего округом, за исправность техники и вооружения округа, а в должности заместителя министра обороны по вооружению, начальника Генерального штаба непосредственно не участвовал в выработке программ перевооружения, в том числе и до 2015 года? Это такая глубокая забывчивость или попытка себя оправдать перед возможной грядущей отставкой или прямое перекладывание ответственности на других?

Мое отношение к необходимости реформы армии заключается в том, что реформа армии необходима, потому, что необходимо готовить ее к неизбежным скорым грядущим испытаниям. Это позволит, с точки зрения национальной и глобальной безопасности, использовать последний шанс, данный России изменить систему, которая выстроена по принципу глобального военного превосходства США и НАТО их военно-политического шантажа, и построить основанную на принципе баланса сил систему коллективной безопасности.

Истинная реформа армии, а не «новый облик» не втянет Россию в разорительную гонку вооружений с далеко не ясными перспективами, а выведет на новый уровень все направления экономики страны, не позволит ей окончательно свалиться на сырьевые рельсы, поднимет благосостояние граждан, вселит в них уверенность, что альтернативы развитию нет.

Реформу армии, а значит и страны в целом нужно проводить, приняв кардинальные решения. Расширение ШОС и БРИК, создание Евразийского союза, объединение с Европой, ориентация экономики на Восточную и Юго-Восточную Азию, формирование новой финансово-экономической системы, вместо опоры на ФРС, позволит прекратить использовать себя как сырьевой придаток Запада и локализовать Евразийскую «дугу нестабильности». От этого решения только выиграет Россия и ее граждане.

У реформаторов «нового облика» армии, исходя из последних выступлений НГШ, нет внятного понимания текущих, среднесрочных и долгосрочных угроз, а значит, и планы перевода армии на «новый облик» не соответствуют угрозам и дальнейшему развитию международной обстановки.

Безудержный поток высказываний и комментариев наших военных руководителей, наших реформаторов «нового облика» позволяет с высокой достоверностью оценивать истинные итоги реформ и риски, последующие от их проведения, уже в ближайшей перспективе. Исходя из этого, прекращение эксперимента под названием «новый облик армии» является жизненной необходимостью.

Моя работа не предназначена для тех, кому нужны, говоря словами Столыпина, «великие потрясения, а не великая Россия». Она предназначена для спокойного анализа и рассмотрения хода существующей реформы с критической точки зрения, говоря словами, бывшего начальник штаба сухопутных войск США, генерала Салливана: «расхождения во мнениях не является непочтительностью».

Все реформы начинаются, и армия не исключение – с анализа обстановки в которой будут происходить эти действия, с анализа политических, экономических, а в нашем случае и военных угроз для страны, которая приступает к реформе своих основ существования. Как высказался недавно на одной из встреч Д.О.Рогозин – в «современном мире уважают только силу», а армия – основа силы Государства Российского.

В этом стремительно изменяющемся мире, где время войн и революций захлестнуло планету, где один кризис, еще не завершившись, порождает второй, где выход из создавшегося положения некоторые руководители государств видят только в развязывании крупномасштабной войны, для России уже практически не осталось времени на укрепление своей обороноспособности. И это, несмотря на то, что мы постоянно стремимся доказать партнерам нашу приверженность миру и стремление интегрироваться в международное экономическое и политическое пространство.

Нестабильность в мире нарастает. Очевидно стремление США, под лозунгом обеспечения мира и процветания во всем мире, гарантировать себе приоритетные позиции во всех ключевых регионах планеты. И основным механизмом реализации этих планов становится грубая военная сила. США давно перестали себя утруждать нормами международного права и суверенитета, по собственному усмотрению назначая себе врагов, и санкционируя самих себя на их уничтожение.

Такая политика США несёт прямую угрозу России и её интересам. Сегодня США заняты холодной войной с Китаем. Точнее войной за ресурсы. Так проспонсированная США «революция» в Ливии лишила Китай нефти, которую он получал с востока Ливии. В настоящее время, по данным Международного энергетического агентства (IEA), в мире ежесуточно потребляется более 85 млн. баррелей нефти. К 2030 году эта цифра вырастет до 113 млн. баррелей, а общие планетарные запасы нефти оцениваются в 13 – 15 трлн. баррелей, но рентабельными из них являются менее 10%.

Китаю, для поддержания темпов своего развития на уровне 9-10% и увеличения к 2021 году своего ВВП в четыре раза, необходимо ежегодно наращивать спрос на нефть на 25 – 30%. По оценке ряда экспертов, разведанные запасы нефти в Китае позволят ему к 2020 году добывать не более 200 млн. тонн, что создаст дефицит нефти на уровне 60-65%.

Следующий удар США и НАТО в виде борьбы с терроризмом и распространения «цветных революций» можно ожидать по Анголе с Нигерией, наряду с Ливией осуществляющих поставки нефти Китаю, а значит, в условиях резкого возрастания дефицита нефти, спровоцировать перевод конкурентной борьбы Китая в плоскость вооруженного противоборства с целью защиты своих национальных интересов. И объектом этого противоборства может стать слабеющая, прежде всего в военном отношении, но богатая необходимыми Китаю ресурсами Россия.

Велика вероятность обострения обстановки в Крыму и на Северном Кавказе, где вмешательство Турция становится всё более очевидным. Растёт напряжённость между Азербайджаном и Арменией. Не оставляет планов возращения утерянных земель Грузия.

Есть и Япония, которая не прекращает своих попыток решить вопросы с островами, пересмотрев итоги Великой Отечественной войны. Основной целью Японии является расширение собственного «жизненного пространства», необходимого для ресурсного обеспечения экономики.

А на волне нарастающего азиатского национализма Пекин и Токио могут пойти на геополитический компромисс и вопреки желанию Вашингтона станут вместе строить «восточный дом». Для поддержания этих устремлений у Токио имеются японские ВС, по насыщенности современными видами вооружения и военной техники, не уступающие ни одной армии мира. Более того, имея достаточный запас плутония (до 60 тонн), а также финансовые, технологические и технические возможности, Япония способна в короткий срок стать ядерной державой, что усилит ее военный потенциал, необходимый для лидерства в АТР.

Всё это свидетельствует о том, что для России наступает жаркое время, время испытаний. Поэтому, наверное, можно экспериментировать в различных областях экономики, в политике, и других сферах государственной деятельности, но в области обороны эксперименты пора заканчивать! Времени на них у нас просто нет.

Скорость развития неблагоприятной военно-политической обстановки пока явно опережает скорость модернизации наших Вооружённых Сил и проводимая реформа пока только тормозит эту модернизацию.

Поэтому исправить урон от такой реформы, не видимый на первый взгляд и не находящийся на поверхности, в короткие сроки невозможно, а это влечет за собой угрозу мирному сосуществованию России в современной складывающейся обстановке, растущей угрозы развязывания крупномасштабной войны, подступающей все ближе к нашим границам.

Военную доктрину РФ (Указ № 146 от 5.02.2010 г) также разрабатывали определенное время, и она является основным документом стратегического планирования. В ней раскрывается система официально принятых в государстве взглядов на подготовку к вооруженной защите и вооруженную защиту Российской Федерации.

В Военной доктрине определено, что Россия не собиралась и впредь не намерена применять ядерное оружие в первом ударе. В ней содержится одно важное предварительное условие реализации такой возможности: это может произойти только в ответ и только в случае агрессии против России и (или) ее союзников с применением ядерного и других видов оружия массового поражения, а также в случае агрессии с применением обычного оружия, «когда под угрозу поставлено само существование государства».

Именно «в ответ». Стало быть, не будет агрессии, не будет и ответа, в том числе ядерного. Москва, как вытекает из новой военно-стратегической установки, вообще не намерена применять ядерное оружие в региональных или локальных конфликтах. В доктрине определено, что военные опасности в отношении России усиливаются и проведено разграничение на внешние и внутренние военные опасности и военные угрозы. Определены основные подходы к строительству Вооруженных Сил РФ.

Так почему НГШ Макаров, зная эти положения доктрины, делает какие-то сенсационные заявления о применении Россией ядерного оружия? На что и для кого они направлены?

Угрозы для России многогранны, но применение ядерного оружия может быть обусловлено только в отношении агрессии США или Китая против России. А само применение – прерогатива Президента РФ. Остальные вызовы и угрозы, исходящие от других источников должны быть локализованы силами общего назначения. И никакие оправдания или ссылки на причины неспособности решать эти вопросы обычным оружием не должны рассматриваться.

Недостатком Военной доктрины РФ является отсутствие в перечне внешних военных опасностей понятия об опасности для России, в случае получения иностранным государством преимуществ над ее вооруженными силами в обычных вооружениях, что в значительной степени будет влиять, на развитие военных угроз и не способность страны адекватно на них реагировать. Реформаторы не учитывают то, что есть в доктрине, а чего нет, и подавно учитывать не будут.


Таким образом, исходя из содержания Военной доктрины РФ реформаторам «нового облика» нужно было ее внимательно изучить, составить планирование и приступить к выполнению. В августе 2009 года появилась уточненная программа реформы, известная как «Новый облик» российских Вооруженных сил. Так почему же реформаторы все делают в обратной последовательности и этому есть неисчислимые примеры. Сначала сокращают или ликвидируют, пытаясь подвести под это различные обоснования, а затем принимаются за развертывание, но качественно на порядок ниже того, что было ликвидировано…

Отвечая на вопросы участников заседания Общественной палаты, начальник Генерального Штаба Николай Макаров «раскрыл военную тайну»: сообщил, что мобилизационный ресурс армии РФ сейчас составляет 700 тысяч человек, или сто бригад. А основу его составляют солдаты-срочники.

В этом высказывании НГШ, если пресса приводит его не в искаженном виде, кроется и незнание основ военной науки, с одной стороны, и воинское преступление, с другой.

Как можно смешивать в одну кучу мобилизационный ресурс России, по самым скромным расчетам оцениваемый в 5-10 млн. граждан, с мобилизационной готовностью — возможностью и способностью войск к быстрому развертыванию по мобилизационному плану и переходу на штаты военного времени? Не потому ли, что именно с подачи господина Макарова эта мобилизационная готовность наших Вооружённых Сил была фактически уничтожена.

В рамках «нового облика» были полностью ликвидированы все кадрированные и сокращенные части и соединения, предназначенные для быстрого развертывания резервных дивизий второй, третьей очереди за счет получения мобилизационных ресурсов. Вместо этих частей и соединений, которые, в случае военной угрозы, могли быть развёрнуты в почти миллионную группировку, было создано два десятка баз хранения техники и вооружения, которые в лучшем случае, после долгого формирования «с нуля» (а в этих базах нет ни солдатского, ни офицерского состава), можно будет развернуть в бригады общей численностью в сто – сто пятьдесят тысяч человек, что для масштабной войны – ничто!

В отличие от реформаторов Российской армии Министр обороны США Леон Панетта, комментируя грядущие изменения в своем ведомстве, связанные с уменьшением военного бюджета страны почти на 500 млрд. долларов в течение ближайших десяти лет и изменением соотношения между резервистами и действующими военнослужащими, отмечает, что после принятия нового военного бюджета американская армия сможет быстрее мобилизовать необходимые силы в случае угрозы безопасности США.

Такое хладнокровное уничтожение мобилизационной готовности страны иначе, чем военным преступлением назвать нельзя! Фактически, эти решения обрекают Россию в случае любого крупномасштабного военного конфликта на критическое отставание в мобилизационном развёртывании и как следствие к неготовности страны к войне.

И платить за эту неготовность нам придётся громадными человеческими жертвами. Именно к этому ведёт страну реформа «нового облика». Но останется ли после этого Россия? Кем станет ее народ?

При этом совершенно не ясно, какое отношение к мобилизационному ресурсу имеют солдаты «срочники»? Вообще-то, если господин генерал Макаров запамятовал, хотелось бы ему напомнить, что пока солдат служит срочную службу, он никак не может считаться «мобилизационным ресурсом». Или НГШ здесь, сильно не напрягаясь перед гражданскими людьми, спутал понятия? И объявил об укомплектованности Вооруженных сил РФ солдатами по призыву? Но в этом случае, ситуация ещё более драматичная.

Получается, что с учетом оставшихся офицеров, за вычетом подлежащих увольнению, в том числе, и в связи с так называемой «ротацией», и отсутствием в войсках контрактников, уволенных ранее в соответствии с решением Министра обороны и начальника Генерального Штаба, укомплектованность армии не дотягивает до 80%.

И это значит, что сегодня укомплектованность ВС РФ упала до 73-75% от пресловутого 1 миллиона военнослужащих. Численности, которую сами же реформаторы все эти годы называли «научно обоснованной» и «необходимой» для надёжной защиты страны. Как следствие вся организационно-штатная структура трещит по швам.

Теперь, чтобы как-то вывернуться из щекотливого положения и доказать, что всё под контролем, реформаторами срочно придумываются новые штаты бригад, некие «мобилизационные» бригады, развёрнутые на 60-70% от штатов военного времени. При этом согласно всех наставлений и документов, часть укомплектованная менее чем на 90% считается не боеготовой.

Боеготовыми же, то есть укомплектованными на 100%, сегодня являются менее трети бригад «нового облика». Хотя ещё два года назад, затевая реформу, как её цель, господин Макаров объявлял существование в составе армии только 100% укомплектованных частей.

…Хотим мы этого или не хотим, но мы уже вовлечены в эту войну интересов супердержав. Хотя бы по причине наличия огромных запасов природных богатств, которые сосредоточены на нашей территории. Как говорил Наполеон: «География – это приговор».

Россия, даже после распада СССР, находясь на первом месте по главному, не возобновляемому на данном этапе развития мира ресурсу, ресурсу почвы, как никто другой нуждается в надежной защите своих границ. И только армия способна обеспечить в современном мире суверенитет стране, целостность государству, защиту политических, экономических интересов, как государства, так и личности.

После учений «Восток-2010», в которых мне довелось крайний раз участвовать, я думал, что большего убожества, чем то, что я увидел на этих учениях, я уже не увижу. Что большего непрофессионализма, и преднамеренного ввода в заблуждение военно-политического руководства страны о состоянии российских Вооруженных сил, их боеготовности и способности решать боевые задачи в современных условиях уже не будет.

 
Но итоги учения «Центр-2011», те эпизоды, которые освещала пресса и в частности телекомпания «Звезда», превзошли все мои ожидания, а публикация 29 сентября заявления НГШ генерала армии Н.Е. Макаров о будущей участи Главного разведывательного управления ГШ ВС РФ (ГРУ ГШ), его расформировании, поставила точку в этих сомнениях.

Чем больше вырисовывается «новый облик» российских Вооруженных сил, тем устойчивее складывается мнение, что НГШ генерал армии Н.Е. Макаров был прав, выступая перед Общественной палатой РФ, – нам не избежать в ближайшем будущем военной агрессии. Но агрессия эта станет возможной потому, что вероятный противник, в отличие от российского высшего политического руководства, которое не пытается разобраться и понять реальное состояние своих Вооружённых Сил, вполне реально оценивает боеготовность российской армии, ее способность адекватно решать задачи по защите государства.

Мы ведь живем в сложном мире, который постоянно, несмотря на все усилия большинства стран мирового сообщества изменяется в худшую сторону. Угрозы все время модернизируются и нарастают, только усложняясь и становясь многогранными. И борьба за сосуществование в этом мире только усиливается, обретая все новые направления, и усиливается не только на уровне терроризма, а прежде всего на глобальном уровне. Для реагирования на эти угрозы только ядерных сил (СЯС) в арсенале страны уже недостаточно. Нужны высокомобильные силы общего, и прежде всего специального назначения, нужна авиация и ПВО, нужен флот, нужно высокотехнологичное современное оружие!

Но еще важнее понимание угроз, их видов, направлений и способов развития. Нужно понимание как эти угрозы локализовать с военной точки зрения, если недостаточно будет политических и экономических рычагов. Нужно понимание перспектив развития вооруженной борьбы, путей и способов строительства российских Вооруженных сил, развития военно-промышленного комплекса, военной науки и страны в целом.

А этого понимания как раз у нынешних военных реформаторов и нет. Как расценивать слова генерала Макарова, который как достижение реформы заявил, что в рамках реформы было произведено «сокращение численности центрального аппарата Минобороны. За последние годы он уменьшился более чем в три раза — с 51 тысячи до 13,4 тысячи человек, сообщил начальник Генштаба. «И мы понимаем, что это еще не предел», — сказал он, подчеркнув, что «при этом уровень управления войсками нисколько не понизился».

Но кто проверял дееспособность Министерства обороны и его центрального аппарата на предмет «уровня управления войсками»? Никаких стратегических учений такого уровня не проводилось уже очень давно. Тогда как определить уровень управления войсками? С технической точки зрения он оценивается наличием средств и каналов связи, и здесь, возможности управления войсками могли остаться на прежнем уровне. Но главным критерием всегда было и остаётся наличие подготовленного и обученного решать конкретные задачи офицерского состава.

В Российской Императорской Армии офицер генерального штаба должен был отучиться в академии Генерального штаба. В советское время, чтобы стать офицером Генерального штаба нужно было пройти как минимум две-три должности в штабах, а в дальнейшем для служебного роста еще и обучение в академии Генерального штаба или ВАКГШ. Сейчас академия Генерального Штаба практически закрыта для офицеров Генерального штаба, а высшие Офицерские Курсы вообще вычеркнуты из «нового облика».

Как следствие сегодня Генеральный Штаб больше чем на 80% укомплектован офицерами в звании майора – подполковника в лучшем случае с «батальонным» мышлением – начальным уровнем военного образования, который просто по сумме знаний не позволяет работать на уровне Генерального Штаба, отвечающего за функционирование всех Вооружённых Сил в целом. В результате этого за два года катастрофически упал уровень штабной культуры.

Подготовка и проведение важнейших решений изобилуют грубейшими ошибками и недочётами. При этом «ротированным» за эти годы офицерам Генерального Штаба в войсках в основном предлагались второстепенные должности в батальонном — бригадном звене, потому, что «ротация» нынешним военным руководством организована так, что офицер убывает не на ожидающую его равную и свободную должность в войсках, а в распоряжение командования того или иного направления для замещения любой вакантной и подходящей по уровню должности, но таковых там чаще всего просто нет!

И это называется «повысившийся уровень управления войсками»? По-моему, это правильнее назвать «кадровым погромом», преступным стремлением любыми способами избавиться от подготовленного офицерского состава, потому что в 90% случаев такая преступная ротация приводит к досрочному увольнению уникальных специалистов. И все сетования, на то, что кто-то там «зажрался» и служит от «лейтенанта до полковника на одном месте» могут говорить только об очень низком профессионализме людей эти причины излагающим.

Как военный руководитель, я могу сказать, что для того чтобы моё разведывательное управление стало эффективно работающим профессиональным коллективом, мне понадобилось три года упорных тренировок и обучения офицеров. А для того чтобы оно стало лучшим в российских Вооруженных Силах, еще три года постоянного внедрения самых передовых методик и технологий в подготовку офицеров и войск, о чем могут подтвердить многие должностные лица, в том числе и сам НГШ Макаров. Если бы тогда существовала пресловутая обязательная «ротация», боюсь, мне так и не удалось бы создать эффективно работающий коллектив.

Думаю, что для подготовки офицеров Генерального штаба эти сроки, несомненно, увеличиваются как минимум в два раза. Поэтому, «механическое» сокращение численности органов военного управления в четыре раза, проведённое фактически за полтора года и без всякого научного обоснования, без проверки возможностей новых структур, помноженное на бессмысленную «ротацию», в ходе которой из центрального аппарата были выдавлены оставшиеся профессионалы, называть «заслугой» и «эффективной военной реформой» можно только в расчёте на то, что ловить на вранье «реформатора» никто не будет.

А чтобы ни у кого не возникло никаких сомнений, для ввода военно-политического руководства страны в заблуждение применяется излюбленный метод – ПОКАЗУХА, в совершенстве освоенный нынешним военным руководством во всех ее проявлениях. Отличить правду от вымысла, не освоив военную науку и не владея военным искусством, а это очень тонкая грань, как лезвие бритвы, практически невозможно.

Именно поэтому все крупные военные учения последних лет превратились в непрерывную цепь показухи и очковтирательства. Взять, к примеру, учения «Центр-2011». Кто может внятно объяснить, почему вдруг вероятным противником на этих учениях оказались вооруженные формирования, имеющие численность и организацию сухопутных войск Ирана? При этом вопрос, для чего Ирану нападать на страны СНГ, так и остался без ответа и разъяснения. Хотелось бы уточнить у господина Макарова, что же такое стало ему известно об «иранской угрозе», что нам срочно потребовалось отрабатывать на учениях боевые действия против Ирана?

Те же, кто готовил учения, ответ на этот вопрос знают хорошо. Возможности средств огневого поражения «бригад нового облика», а так же выучка личного состава этих бригад, настолько слабы, что эффективно воевать они могут только с такими армиями, как иранская. При выборе в противники более современных армий результаты учений становятся удручающими. Поэтому при планировании учений «Центр-2011» решили уже не позорится, и сразу назначить себе врага, с которым легко справится. Вот это и называется «показуха»!

Источник: warfiles.ru
http://www.mywebs.su/blog/army/8532.html

"За Единую, Великую и Неделимую Россию!"

Оффлайн Александр Гирин

  • Полковник
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: ФХЪ 2011
  • Сообщений: 233
  • Спасибо: 72
  • Делай что должно и будь, что будет
Re:Военные реформы: мифы и реальность
« Ответ #13 : 26.03.2012 • 22:02 »
Канчуков Сергей Алексеевич, генерал-майор

Ключевые составляющие краха ВС глазами разведчика

Военная наука – это искусство, ее с наскока не освоишь, на это может не хватить и всей жизни, она не сроднится с опытом и знаниями офис-менеджеров. Здесь цена вопроса – человеческая жизнь, свобода страны, свобода людей которые в ней живут, а она дается, как и Родина только один раз. Здесь нет виртуальных повторений. Здесь решение принимается только один раз. Ошибся и все, ты или твои подчиненные погибли. А освоить ее, прослушав три лекции от преподавателя, даже академии Генерального штаба невозможно.

События последнего времени настойчиво подтверждают, что без вооруженной защиты страна и ее народ не может чувствовать себя спокойно и планомерно развиваться в соответствии с намеченными планами. Для парирования этих угроз в первую очередь, необходимо:

Первое – исходя из развития угроз, а армия, прежде всего, предназначена для локализации внешних угроз, сроков их возникновения и районов развития, необходима разработка Концепции строительства и развития облика Вооруженных сил, как в целом, так и по видам и родам войск, системе управления, новым и перспективным средствам вооружения. И она должна основываться на необходимости, а не на прихоти реформаторов. К сожалению, такая концепция можно сказать, что отсутствует.

Как по-другому можно объяснить то, что войска то сокращаются, то снова развертываются, части и соединения то ликвидируются, то снова формируются. Организационно-штатные структуры не соответствуют будущим вызовам и угрозам. Это приводит, прежде всего, к снижению боевых возможностей, к лишним огромным потерям в боевой обстановке среди личного состава и техники, к нерациональному расходованию выделенных денежных средств и позволяет на этом фоне заниматься коррупцией и распилом.

США же, несмотря на заявленное ничтожное сокращение финансирования армии, в ближайшие годы намерены сделать ее «более мобильной, гибкой, готовой действовать в любых чрезвычайных обстоятельствах» и акцент в развитии вооруженных сил будет сделан на инвестиции в разведку, системы наблюдения и рекогносцировки, а также в «возможности проводить операции там, где противник препятствует этому», а значит, нельзя исключить, что и на территории России.

Второе – отсутствием, именно у военного руководства российских Вооруженных сил, понимания настоящих угроз, которые могут возникнуть как в ближайшей, так и среднесрочной перспективе, характера и способов будущей вооруженной борьбы, видов применяемого оружия, а значит и отсутствие четкого понимания как осуществить строительство Вооруженных Сил, каким вооружением и какой техникой их оснащать.

Как и на каких принципах осуществлять поэтапную замену устаревшей техники и вооружения? Сколько и какой техники необходимо в первую очередь? И последнее – какая численность армии способна гарантированно выдержать первый удар в крупномасштабной войне и обеспечить развертывание мобилизационной составляющей Вооруженных сил и перевод экономики страны на военное положение?

Что сделано реформаторами «нового облика» российских Вооруженных сил за три года своей деятельности, куда ушли сотни миллиардов выделенных денежных средств? Где хоть какой то промежуточный итог?

Сухопутные Войска России на протяжении всех задекларированных проверочных и итоговых «стратегических учений», так и не вышли по своей численности за пределы одной мотострелковой дивизии. А ведь Сухопутные войска должны быть способны создать группировку на стратегическом направлении численностью не менее 200-300 тысяч военнослужащих. Если в 2008 году «профессиональная» часть армии составляла более 65% от её численности, в которую входил офицерский корпус 350 тысяч, мичманы и прапорщики 160 тысяч и контрактники около 200 тысяч. Итого 710 тысяч от общей численности 1 миллион 100 тысяч.
 
После всех сокращений, сегодня, при численности армии в 1 миллион человек, профессиональное ядро ужалось до 38%, при этом оставшиеся 62% это солдаты «срочники», 50% из которых служат менее шести месяцев и полноценными солдатами могут считаться лишь условно, а оставшиеся 50% владеют лишь минимальными навыками военных профессий.

А где и на каком уровне находятся в российских Вооруженных силах системы управления? Кто разработал, и поставил внятную задачу промышленности? Одни разговоры про ЕСУ ТЗ, но это низший уровень, а где автоматизированные на интеллектуальном уровне системы управления стратегического и оперативного звена? Только после внедрения данных систем в систему управления стратегическим и оперативным звеньями управления, можно добиться сокращения цикла боевого управления в операции и работать дальше уже над тактическим, понимая, что же нужно солдату в окопе или на боевой машине.

Армия, как и промышленность не может развиваться в вакууме, не имея ориентиров, не изучая возможности и не разрабатывая противовесы. Говорить только об угрозах терроризма, не учитывая глобальных угроз — не серьезно. Здесь уместно пояснить на простых примерах утверждениях или заявлениях нынешних военных реформаторов отражающих их несостоятельность.

Если исходить от того, что глобальной войны не будет, как ещё до 17 ноября утверждал НГШ, то возникает резонный вопрос, а зачем Российской армии 1000 вертолетов, о которых уже не раз говорил НГШ? Как я понимаю, это все супер современные всепогодные вертолеты. С кем им предстоит сражаться, с горсткой боевиков, которая может насчитывать от одного до ста человек? Или с механизированными, высокомобильными регулярными и иррегулярными высокотехнологичными воинскими организмами, именуемыми Вооруженными силами государства, и олицетворяющими вооруженные силы вероятного противника, способного создать ударные группировки у наших границ за короткое время численностью более 500 000 военнослужащих.

Тогда возникает снова и снова законный вопрос, а зачем мы начали переход на «новый облик» с сокращения офицерского корпуса и ликвидации института прапорщиков, с ликвидации дивизий сокращенного состава и баз хранения, с ликвидации военной школы и военной науки? Экипаж вертолета – три офицера. Экипаж в боевых условиях может совершить 2-3 боевых вылета продолжительностью 30 минут и протяженностью до 100 км. Значит, один вертолет в сутки будет задействован до 4-х часов, а что он будет делать остальные 19-20 часов. Для этого дополнительно нужны второй и третий экипажи летчиков.

Такое же положение и с самолетами. Таким образом, только вертолетчиков нам нужно 6000 – 9000 тысяч офицеров, и это без учета увольняемых, выбывших по различным причинам, в том, числе боевым и санитарным потерям в ходе вооруженной борьбы. При численности заявленного количества самолетов на уровне 500–600 единиц, летчиков нужно более 1,5 – 2,5 тысяч человек. За какое время можно подготовить такое количество летчиков, при повальном и огульном сокращении военных училищ? На этот вопрос пусть ответят наши реформаторы. По нашим же подсчетам более 90 лет, при условии сохранения имеющейся системы военного образования!

Подтверждением данных расчетов является то, что только при ликвидации Военно-воздушной академии имени профессора Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина в создаваемый военный учебно-научный центр в Воронеж из 148 профессоров, 129 докторов наук и 617 кандидатов наук переехало только 15 человек.

А с другой стороны Министерство обороны уже отошло от ранее сделанных НГШ голословных заявлений о 1000 вертолетах и в августе 2011 года подписало контракт с холдингом «Вертолеты России» на 140 млрд. руб. на поставку 140 вертолетов до 2020 г. Для простого обывателя это внушительные цифры, а для профессионала это 17 вертолетов в год или 3-4 вертолета в год от каждого вертолетного завода России. Для заводов это будут «золотые» вертолет в прямом смысле этого слова. При таком раскладе накрывается одним местом и модернизация и инновации и все вместе взятое, в том числе и авиационная промышленность России.

У нас существуют так же несколько глобальных стратегических проблем, от решения которых зависит дальнейший успех реформ:

Первая проблема – преступное пренебрежение опытом прошлых вооруженных конфликтов, как с участием Вооруженных Сил РФ, в том числе и на своей территории, так и с участием международных сил в различных конфликтах.

Вторая проблема – нежелание знать об основных направлениях развития вооруженных сил развитых стран мира, и пренебрежение в расчетах действий вероятного противника, что позволяет неправильно строить основные направления развития ВС, реальные, а не декларируемые.

Третья проблема – порой правильные слова и провозглашенные лозунги, которые на практике оборачиваются неправильными и преступными действиями.

Если мы не хотим повторить судьбу Ливии и её руководства, нам нужно остановить погром нашей армии под названием «новый облик»!

Находясь более семи лет в должности начальника разведки Сибирского военного округа и отвечая за 30% территории России, я проникся глубоким уважением к нашему восточному соседу, Китаю. Достойна уважения деятельность руководства этой страны, его последовательная позиция отстаивания своих стратегических интересов, его забота об обороноспособности страны, постоянное внимание к военнослужащим, забота о них и их семьях, последовательность в изучении опыта передовых стран в военном строительстве и извлечение из этого опыта всего передового.

Например, руководство вооруженными силами КНР внимательно следит за всеми действиями, как США, так и России, предпринимаемыми ими для совершенствования своей военной организации, а также внедрения новых технологий в военную сферу. При этом, в отношении ВС России делаются в основном скептические выводы.

Высшее военное и политическое руководство КНР критически оценивает российскую военную реформу «нового облика», считая, что она привела лишь к ослаблению российского оборонного потенциала и ориентирует свои Вооружённые Силы на опыт ВС США, особенно в области информационного обмена и применения информационных технологий используют за эталон, в том числе, и в отношении американской концепции «сетецентрическая война».

Пекин, не отказываясь полностью от методов «народной войны», что делает допустимым высокие потери в личном составе войск за счет холостых и безработных молодых китайцев, одновременно переходит к стратегии «активной обороны на передовых рубежах». НОАК предписано одерживать победы в будущих высокотехнологичных войнах, а именно:
СЯС должны быть готовы к «стратегическому ядерному устрашению»;
СВ – к «действиям в глобальном масштабе»;
ВМС – к «морским войнам и ядерным контрударам»;
ВВС – к « переходу одновременно к наступательным и оборонительным операциям».

И нет никакого сомнения, что НОАК к этому придет, что так и будет. Таким образом, темпы модернизации НОАК характеризуют не только комплексную мощь КНР, но и выступают индикатором ее растущей агрессивности. Военная мощь Китая растет, и практически сравнялась с военной мощью США, и у меня, как у военного человека, на фоне неуклонного снижения возможностей Российской армии, нарастает чувство тревоги за безопасность страны.

 …Реформа в армии России проводится уже не одно десятилетие. С изменением видов угроз и их нарастанием изменялась частично структура, боевые возможности, система управления и комплектования, совершенствовались системы вооружения, способы ведения боевых действий, в том числе и при локализации вооруженных конфликтов (об этом, учитывая мой опыт, можно писать долго и много). Армия пыталась перейти на контрактный способ комплектования, пыталась изменить структуру управления.

Но это все были шаги к поиску оптимальных, взвешенных решений. Они по большинству своему, к сожалению, не приводили к серьёзным положительным изменениям в армии, недостаточно готовили ее к новым вызовам угрозам, но и не наносили урона боеготовности войскам. Главная проблема предыдущих попыток проведения реформы была одна – отсутствие необходимых для этого средств.

С приходом нынешней команды реформаторов, под руководством Министра обороны А.Э. Сердюкова, и в большей степени, НГШ генерала армии Н.Е. Макарова, отвечающего за военную составляющую, в армии проведены кардинальные реформы, фактически разрушившие ее до основания. Это не высокопарные слова, рассчитанные на обывателя. Это слова для профессионалов, непосредственно участвующих в этих процессах. Задумайтесь, ведь придет время и нужно будет сурово ответить за все содеянное перед государством и народом.

Ускоренно сокращена общая численность армии путем сокращения соединений, частей, военных баз, приведя численность к необоснованной цифре в 1 млн. военнослужащих. Данная численность в современных условиях, всего по истечении трех лет реформ, уже не отвечает требованиям безопасности государства, надвигающимся вызовам и угрозам.

Ликвидирована основа устойчивости Вооруженных сил – мобилизационная составляющая государства, путем ликвидации сокращенных и кадрированных соединений и частей, военных баз, военных комиссариатов, разрушена система подготовки резервистов как офицерского, так и рядового состава. В этом решении не учитывается опыт не только Советской армии, но и НАТО и прежде всего США, которому пришлось сначала привлекать в Ираке Национальную гвардию, а затем часть функций передать частным военным компаниям (ЧВК).

Под выдуманным предлогом «перевернутой пирамиды» повально сокращен офицерский корпус, являющийся исторически на Руси основой армии. Снижены должностные и тарифные разряды для офицеров, тем самым лишив их стремления к службе. А в последующем объявлено о вводе дополнительно 70 тыс. должностей офицеров, якобы для укомплектования новых войск Воздушно-космической обороны страны. Такие качели в мыслях и расчетах могут показывать только одно, что у высшего военного руководства нет понимания, что же делать с армией.

Полностью ликвидирован институт прапорщиков, ближайших помощников офицеров, институту которых в 2012 году исполнилось бы 300 лет от Указа Петра I. Это мотивируется «склонностью» прапорщиков к воровству и занятию должностей начальников складов. Но 80% должностей прапорщиков – это должности определяющие боеготовность и боеспособность армии, а значит, уже только этим действием нанесен громадный урон, граничащий с воинским преступлением.

Да и если бы позволить всем прапорщикам «тянуть» себе домой материальные средства, о чем утверждают реформаторы, то понадобилось бы больше 100 лет на то, что бы осилить сумму, которая спокойно уплыла за рубеж только за один 2011 год. А это по разным оценкам более 84 млрд. долларов (около 2,6 трлн. рублей, что равняется сумме выделяемой на год на перевооружение российских Вооруженных сил).

Полностью разрушена система подготовки офицерских кадров, нарушена устойчивость военного образования. Сокращены сотни профессионалов военного образования, докторов и кандидатов наук. Разрушена военная наука, включающая в себя стратегию, оперативное искусство и тактику. Теперь оперативное искусство будет преподавать военнослужащий в звании капитана или майора. Полностью выхолощена стратегия, а оперативное искусство подменено обыкновенной тактикой. Чего только стоит превращение академии Генерального штаба ВС РФ в периферийное ПТУ с двумя кафедрами и ежегодным выпуском одного – двух десятков военнослужащих.

Надуманная, не свойственная духу и букве законов Российской армии, инициатива реформаторов заменить офицеров и прапорщиков на сержантов похожа на отсутствие здравого смысла, если не сказать большего. Чему можно учить сержанта 2 года и 10 месяцев, если хорошего сержанта в учебном подразделении или полковой школе готовили за шесть месяцев, а непосредственно в подразделении за два-три месяца.

И в дальнейшем такой сержант вполне успешно справлялся со всеми возложенными на него служебными обязанностями, от руководства нарядом до принятия на себя обязанностей командира группы СпН в боевой обстановке! И таких сержантов у меня было подавляющее большинство, и только единицы, те, кого необходимо было заменить на должности, как не справившихся с возложенными обязанностями.

Хочется спросить, сколько времени после такой продолжительной учебы сержант будет служить в действительности непосредственно в части, и до какого возраста? Сейчас три года учебы и три года обязательной службы. Не слишком ли затратен для страны иметь такой подход? Когда, как и где он будет содержать семью? Женатый сержант уже не будет жить в казарме с подчиненными, и чем же тогда он будет отличаться от уволенного прапорщика?

Или господин Макаров на примере фильма «Офицеры» выделит семейному сержанту угол в казарме, завесив его простыней, чтобы сержант постоянно и ежеминутно боролся с дедовщиной и пресекал неуставные взаимоотношения в подразделении? Что будет с ним потом, где он устроится на работу, кто ему предложит достойный заработок? Сколько понадобится времени, чтобы подготовить армии достаточное количество таких сержантов?

Упразднение дивизионной и полковой структуры в Российской армии разрушило систему подготовки и воспитания командных кадров и последовательность прохождение и освоения ими служебных обязанностей, лишило Сухопутные войска своей основной боевой составляющей, войска исторической преемственности, а командиров воинского опыта и кругозора. А ведь полки, как воинские организмы, упоминаются на Руси, начиная с X века.

Перевод войск на бригадную структуру на порядок снизил боевые возможности Сухопутных войск, лишил их основной структуры боевой организации – соединения, так как бригада является только частью, несмотря на то, что в ее интересах могут действовать все остальные структуры армии.

 Сейчас бригада «нового облика» образно представляет собой «упавшую с дерева и ударившуюся о землю грушу» (вкусный, но переспевший плод). Хвостик (боевые подразделения) еле дышат, вершина (подразделения боевого обеспечения) дышат через раз, а побитые бока донышка (подразделения обеспечения) сокращаются полностью, а аутсорсинг от малейшего прикосновения сдуется и растечется по плоскости, оставив боевые части без возможности к сопротивлению.

Провозглашен принцип постоянной готовности соединений («часовой готовности» по требованию НГШ). Но что это значит? Неужели господин Макаров тем самым признаёт, что разведка фактически деградировала до полного распада? Неужели всё разведывательное сообщество России в состоянии доложить Президенту страны о готовящейся агрессии только за час до ее начала?

А какой материальный урон, исчисляющийся триллионами рублей, нанесен государству этим решением НГШ после передачи имущества со специально подготовленных складов на технику, в войска, в большинстве своем хранящуюся в неприспособленных для этого местах?

Разрушена система управления войсками, не позволяющая эффективно, на протяжении длительного времени (больше чем пять суток) управлять войсками. В чем заключается «новая система управления», в чем ее мобильность и современность? Почему, со слов зампреда комитета Госдумы по обороне единоросса Игоря Баринова, при переходе армии на новую систему управления произошла «временная частичная потеря управляемости». Почему за это никто не понес ответственности? Ведь такое может произойти только при нанесении по войскам ядерного удара. Других причин не должно быть.

Господин Макаров утверждает что «к 2015 году в Вооруженных силах будет создана новая система управления, «близкая к искусственному интеллекту». Она будет управлять не только армией, но и всеми силовыми ведомствами». Это что, прямой обман или преднамеренный ввод в заблуждение деятелей Общественной палаты РФ и руководства страны?

Мне как военному руководителю до 2010 года было известно две автоматизированные системы управления: АСУ «Акация» и АСУ силами и средствами разведки. Обе системы начали разрабатывать в конце 90-х годов. Первая общевойсковая, а вторая предназначена для нас разведчиков.

В ходе учений «Восток-2010» в Сибирском военном округе пользовались нашей АСУ, так как АСУ «Акация» так и не смогла в должном объеме справиться с задачей. При этом на нее уже потрачен не один десяток миллиардов рублей, а сдвигов нет, да и не будет по одной простой причине, промышленности для ее разработки военные в нужном ракурсе должны поставить задачу, а если сказать простыми словами, то осуществить описание постановки задачи всех уровней управления. Для вывода ее на «близкий к искусственному интеллекту» уровень только для армии, не говоря о других силовых структурах, за такой короткий промежуток времени, нужен Гений каким был Стив Джобс!

Господин Макаров не устаёт удивлять слушателей: «раньше Вооруженные силы управлялись так называемым стволом управления, то есть в каждом виде и роде войск была своя вертикальная связь. Нам такая система не нужна, ее техническое состояние не выдерживает критики«, — напомнил генерал. Сути новой системы он, впрочем, не объяснил.

Что такое вертикальная связь и что такое техническое состояние? В этих высказываниях НГШ, снова всё смешано в кучу, видимо, чтобы люди далёкие от армии, не могли разобраться. Суть же сказанного сводится к простому пониманию, что в Советской армии и в Российской до «нового облика», основное внимание уделялось способности связи противостоять системам радиоэлектронной разведки и радиоэлектронной борьбы противника, что обозначалось термином «устойчивость управления».

Что увидел плохого НГШ в том, что у меня как у начальника разведки, была своя «вертикаль связи» полностью независимая от его вертикали, и эта связь обеспечивала устойчивое и скрытое управление во всех звеньях, во всех направлениях и при всех условиях обстановки, в том числе, ею пользовались и в ходе ОСУ «Восток-2010»! И в случае поражения одного из таких «стволов» всегда можно было задействовать параллельный или резервный.
 
А что касается технической стороны, так она зависит от выделения финансирования и своевременного обновления парка техники. Это ведь тоже очень просто и понятно. Отсутствие отвечающей современным требованиям боевой и оперативной подготовки, а значит обученности и боеготовности войск, влечет за собой неспособность частей выполнить боевые задачи, значительные потери среди личного состава и неспособность самой армии выполнить свою задачу по предназначению.

Продолжая тему выступления НГШ в Общественной палате и касаясь вопросов аутсорсинга, снова обратимся к тексту, где НГШ Макаров сказал: «ремонт боевой техники также будет выполняться сторонними организациями. «В каждой бригаде будет работать по 20 человек гражданских специалистов, которые будут вести ремонт военной техники, при этом имея прямые связи с заводами«, — уточнил генерал.

Этому вопросу можно посвятить отдельную статью, как и всем остальным, затронутым в выступлении НГШ, но хотелось бы уточнить и услышать ответы всего на ряд вопросов.

Первый – в какую сумму такой подход обойдется производителям техники, с учетом, что ее нужно будет не только ремонтировать в мирных условиях, а и в боевых, при том, что старая испытанная, проверенная в боях ВОВ, Афганистана, Чечни система реформаторами «нового облика» разрушена полностью. И во сколько процентов или разы подорожает техника и вооружение?

Второй – где и как будут набирать 20 гражданских специалистов для работы в боевых условиях крупномасштабной войны и справятся ли они с обязанностями 100 военнослужащих, ранее входящих в состав ремонтной роты полка? Можно предположить, что на первом этапе сюда будут привлекать уволенных недавно офицеров, но через 5-10 лет, когда и этот кадровый резерв иссякнет, кто будет этим заниматься?

Где и за какие средства их будут готовить по избранным специальностям? Где и как проводить обязательную переподготовку? И, наконец, кто и за какие средства будет обеспечивать все это хозяйство необходимым оборудованием и техникой, в том числе и для действий непосредственно в ходе боя?

Окружение господина Н.Макарова непрерывно генерирует некие мифы о военной реформе, которые требуют их публичного развенчания…

Источник: warfiles.ru
http://www.mywebs.su/blog/army/8542.html
"За Единую, Великую и Неделимую Россию!"

Оффлайн Александр Гирин

  • Полковник
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: ФХЪ 2011
  • Сообщений: 233
  • Спасибо: 72
  • Делай что должно и будь, что будет
Re:Военные реформы: мифы и реальность
« Ответ #14 : 26.03.2012 • 22:08 »
Вместо организации службы по контракту минобороны решило почти в три раза увеличить число призывников

Комитет Совета Федерации по обороне и безопасности поддержал ряд скандальных предложений министерства обороны по проблемам призыва. Вероятно, это решение оказалось вынужденным, поскольку военное ведомство в очередной раз расписалось в неспособности провести в жизнь собственные планы по реформированию армии. В данном случае речь идет о фактическом крахе программы перехода на контрактную систему комплектования Вооруженных сил.

Как известно, в рамках Федеральной целевой программы «Переход к комплектованию военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, ряда соединений и воинских частей» было выделено только на 2004−2007 годы 79 091,65 миллиона рублей в ценах 2003 года. При этом российского обывателя уверяли, что миллиарды даром не пропадут, а будет, наоборот, создана компактная, эффективная и недорогая армия профессионалов. «Съев» эти деньги, минобороны вдруг заговорило о том, что и советская призывная система не так уж плоха, а значит, не грех к ней вернуться.

Правда, вряд ли стоит подозревать руководство военного ведомства в том, что оно наконец-то прозрело. Дело совсем в другом. Напомню, еще в конце февраля начальник генштаба Николай Макаров по сути публично признал, что реформа, подразумевающая переход к профессиональной армии, провалилась. «А мы и не переходим на контрактную основу. Допущено было очень много ошибок, и та задача, которая ставилась − построение профессиональной армии, решена не была. Поэтому было принято решение, что служба по призыву должна остаться в армии», − заявил он. «Более того, − продолжил Макаров, − призыв мы увеличиваем, а контрактную часть уменьшаем. Мы пришли к пониманию, что контрактник должен готовиться по совсем иным методам, чем это было ранее. Поэтому сейчас на контракт мы берем только сержантов, которых обучаем два с половиной года». В марте этого года на заседании коллегии министерства обороны глава военного ведомства Сердюков доложил верховному главнокомандующему Медведеву о фактическом провале программы перехода на контрактную службу: «Нас результаты этой программы не удовлетворили. Мы несколько недооценили ситуацию в части – кто должен переходить на контракт, на каких условиях, под какие денежные содержания».

Удивительно то, что никаких оргвыводов не последовало. За «ошибки военных реформаторов» решили наказать призывной контингент. Минобороны предложило (а комитет Совета Федерации по обороне и безопасности согласился) ежегодное количество новобранцев-срочников увеличить до 800 тысяч человек. Эта цифра взята не с потолка. Дело в том, что в результате реформирования армии к концу 2010 года в ней должно остаться около миллиона человек. Но минобороны и этот мизер набрать не в состоянии. Офицеров разогнали — осталось всего 150 тысяч. Контрактников подготовить не могут — их с трудом набирается около 90 тысяч. Кем заполнить еще 760 тысяч воинских должностей? Ну, конечно, новобранцами. То-то будет профессиональная армия, особенно после того, как профи-срочники за 12 месяцев службы научатся отличать ствол автомата от приклада.

Но возникает и другая проблема: как обеспечить такой массовый призыв, если сегодня военкоматы не в состоянии собрать и 270 тысяч по плану нынешнего призыва?

«СП» ранее сообщала о том, что минобороны нашло «гениальное» решение и этой задачи. Оно предложило обеспечить увеличение числа призывников, в первую очередь, за счет сокращения числа вузов, предоставляющих отсрочку от службы. А также — за счет призыва студентов после первого и второго курса учебы. И еще — за счет увеличения призывного возраста с 27 до 30 лет. Наконец, чтобы сократить число уклонистов, минобороны предложило весенний призыв сделать весенне-летним, то есть продлить его до 31 августа.

Комитет Совета Федерации по обороне и безопасности, в основном, поддержал и эти «новации», правда, принял решение рассмотреть в дальнейшем более тщательно вопрос об отмене отсрочки для студентов после окончания первого или второго курса учебного заведения.

Чтобы хоть как-то смягчить эти драконовские меры, они, вероятно, будут подслащены «демократическими пилюлями». В частности, предлагается вариант укомплектования солдатами-срочниками ряда воинских частей по территориальному принципу, то есть речь идет о службе рядом с домом. При этом по субботам и воскресеньям «защитники Родины» будут отправляться к мамке с папкой, а их воинский долг в этот период придется выполнять офицерам и контрактникам (судя по всему, пока не продумано, когда у последних будут выходные).

Привлекательность военной службы предлагается обеспечить и тем, что к работам в казармах, туалетах, на кухнях и боевых постах привлекать гражданский персонал. А солдатам дать возможность служить комфортно, как раньше это делали дворяне — в белых перчатках. Правда, у дворян имелись деньщики, а где Сердюков найдет столько обслуживающего персонала (особенно для удаленных воинских частей) и уйму денег на оплату труда гражданских лиц, непонятно. Хотя с деньгами, конечно, не проблема, можно, к примеру, взять из бюджета «Булавы», все равно эта ракета вряд ли когда-либо полетит.

Некоторые несознательные генералы и офицеры в ужасе от нового «эпохального поворота» в деле реформирования армии. Но есть и «оптимисты». Мой знакомый флотский офицер успокоил меня так: «Сердюкову еще ни одна реформа не удавалась. На полпути провалится и эта. Так что будет армия сама и картошку чистить, и гальюны убирать, правда, в сокращенном составе…»

Что верно, то верно, от извечной бытовухи армию вряд ли освободит даже Сердюков. Но беда в том, что ему хорошо удается та часть реформ, которая имеет разрушительную составляющую: армию сократил, офицеров разогнал, число военных учебных заведений уменьшил с 65 до 10, дивизии заменил на бригады, 60 процентов которых, по признанию начальника генштаба, небоеготовы! Еще пару годков таких «реформ» — и Россия будет гарантирована от любой войны, поскольку вести таковую станет некому и нечем.

Источник: svpressa.ru
http://www.mywebs.su/blog/polemics/1166.html
"За Единую, Великую и Неделимую Россию!"

Оффлайн Александр Гирин

  • Полковник
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: ФХЪ 2011
  • Сообщений: 233
  • Спасибо: 72
  • Делай что должно и будь, что будет
Re:Военные реформы: мифы и реальность
« Ответ #15 : 06.04.2012 • 23:17 »
Национальная гвардия Владимира Путина

2012-04-02 / Сергей Коновалов

На базе подразделений МЧС, Внутренних войск, ВДВ и военной полиции может появиться новая силовая структура

В России, возможно, появится Национальная гвардия, подчиненная президенту страны. Формироваться она будет на основе Внутренних войск МВД и других силовых структур, в том числе за счет части сил и средств, входящих в ВДВ, ВВС, ВМФ и военную полицию Минобороны, а также подразделений МЧС. Задача Национальной гвардии, как сообщил источник «НГ» в военном ведомстве, – обеспечение безопасности страны и защита конституционного строя.

В настоящее время Минобороны совместно с Советом безопасности и администрацией президента готовит новый План обороны страны, исходя из задач, поставленных премьером Владимиром Путиным в программной статье «Быть сильными: гарантии национальной безопасности для России». О ходе этой работы министр обороны Анатолий Сердюков недавно докладывал новоизбранному президенту.

План предусматривает формирование Программы подготовки Вооруженных сил, спецслужб и других силовых структур к быстрому и эффективному реагированию на новые угрозы. Есть ли там пункт о формировании каких-то новых структур в военной организации страны, неизвестно. По крайней мере официально об этом не говорится. Но то, что предстоят серьезные изменения, – очевидно. Источник «НГ» в Минобороны сообщает, что именно с этим связаны недавние встречи Владимира Путина с командующим ВДВ генерал-лейтенантом Владимиром Шамановым и главкомом Внутренних войск (ВВ) генералом армии Николаем Рогожкиным. По мнению источника «НГ», именно Рогожкин может возглавить Национальную гвардию. Косвенным подтверждением этого может служить тот факт, что в СМИ неожиданно появилась информация о том, что якобы генерал Рогожкин отказался от предложенной ему должности начальника Генерального штаба. О возможном объединении Внутренних войск и войск МЧС косвенно свидетельствует и тот факт, что министр по чрезвычайным ситуациям Сергей Шойгу согласился стать губернатором Подмосковья вместо нынешнего главы региона Бориса Громова.

Заметим, что тема создания Национальной гвардии не раз возникала в новейшей российской истории. Этой идеей был, к примеру, одержим Борис Ельцин в период его борьбы за власть и распада СССР в 1991–1992 годах. О возможности создания Национальной гвардии говорили эксперты и политики накануне реформирования МВД в 2009–2010 годах. Чуть более года назад в нереализованном проекте предвыборной программы Дмитрия Медведева «Обретение будущего. Стратегия-2012» о необходимости формирования Нацгвардии вместе с другими либеральными инициативами в силовой сфере (по отмене воинского призыва, ликвидации МВД, ФСБ и т.д.) выступил Институт современного развития (ИнСоР), который известен как «мозговой трест» главы государства. Но команда Медведева идеями Игоря Юргенса и его соратников не воспользовалась.

Однако, похоже, что в скором времени Национальная гвардия все же будет сформирована. И для этого есть несколько причин.

Во-первых, опыт цветных революций в Египте и Тунисе, военный конфликт в Ливии и гражданская война в Сирии показывают, что для защиты конституционного строя нужно достаточное количество специальных войск, способных защитить законную власть и руководство страны от действий вооруженной оппозиции. При этом данные войска для повышения эффективности управления должны напрямую подчиняться главе государства.

Во-вторых, накал митинговых страстей, наблюдавшийся в России в предвыборный период, а также нестабильность на Северном Кавказе, география которой разрастается, показывают, что войск и сил для обеспечения общественной безопасности и проведения антитеррористических операций в период наивысшей нестабильности может не хватить. Нужны специальные войска, которые по своему предназначению будут более мощными, имеющими соответствующие резервы и мобильность. Данному критерию Внутренние войска и другие силы МВД отвечают лишь отчасти.

В-третьих, несмотря на то, что реформирование Вооруженных сил страны практически завершено, о чем сообщил Дмитрий Медведев на недавней коллегии Минобороны, военная организация страны по-прежнему не отвечает новым вызовам и угрозам национальной безопасности. Затраты государства на сформированные в настоящее время силовые структуры неадекватны их вкладу в обеспечение обороны страны. Реальные боевые задачи по отражению внутренних военных угроз сегодня выполняют только Внутренние войска, в которых насчитывается около 182 тыс. военнослужащих. Это почти в 1,5 раза меньше, чем численность Сухопутных войск, которые в настоящее время никаких боевых задач не выполняют.

Источник «НГ» утверждает, что в состав Национальной гвардии войдет часть сил и средств ВДВ. Будут созданы легкие воздушно-десантные соединения, оснащенные штатными бронеавтомобилями, а также горные мотострелковые бригады и части спецназа ГРУ. Кроме того, предполагается, что военная полиция (20 тыс. военнослужащих), формируемая ныне в структуре Вооруженных сил, также станет частью Нацгвардии. Численность Нацгвардии ориентировочно будет доведена до 350–400 тыс. «штыков». В основном (до 80%) это будут контрактники. Новые войска в первую очередь будут оснащены соединениями военно-транспортной авиации, а также вертолетными отрядами.

Руководство Минобороны, по словам собеседника «НГ», согласилось с идеей сокращения штатной численности армии и флота до 800 тыс. человек. Не исключено также, что появится новый орган, отвечающий за военную безопасность страны, – Совет обороны. Он может быть создан в структуре Совбеза или – на правах отдельного управления – в администрации президента. Кто Совет обороны возглавит, неизвестно. Зато о скором уходе со своих постов Анатолия Сердюкова и начальника Генштаба Николая Макарова в военном ведомстве говорят как о весьма вероятном событии. При этом, мол, тандем Сердюков–Макаров оставит в Минобороны верную команду единомышленников.

Возможный преемник Сердюкова – его давний подчиненный еще по Федеральной налоговой службе, ветеран КГБ-ФСБ, ныне первый заместитель министра обороны Николай Сухоруков, кстати, питерец. На место Макарова прочат Владимира Шаманова. При этом подготовлены представления для назначения сослуживцев Макарова на другие ключевые должности в структуре Минобороны. Первым заместителем начальника Генштаба вместо якобы «нелояльного и независимого» Валерия Герасимова, который три последних года командовал парадом Победы на Красной площади (его «ссылают» на командование Центральным военным округом), «сватают» главкома Сухопутных войск Александра Постникова. На место Постникова, в свою очередь, прочат нынешнего командующего войсками ЦВО Владимира Чиркина. Уже подготовлено представление на назначение начальником Главного управления военной полиции начальника штаба ЦВО Сергея Суровикина (он эту должность не исполняет уже полгода, так как находится в Москве). Впрочем, источник «НГ» подчеркивает, что никаких новых назначений крупных военачальников в Минобороны и Генштабе до инаугурации нового президента страны не будет.

Источник:
http://www.ng.ru/nvo/2012-04-02/1_gvardia.html
"За Единую, Великую и Неделимую Россию!"

Оффлайн Александр Гирин

  • Полковник
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: ФХЪ 2011
  • Сообщений: 233
  • Спасибо: 72
  • Делай что должно и будь, что будет
Re:Военные реформы: мифы и реальность
« Ответ #16 : 06.04.2012 • 23:20 »
Комментарии к статье: Национальная гвардия Владимира Путина
http://ruguard.ru/forum/index.php/topic,745.msg7116.html#msg7116

Цитировать
При этом данные войска для повышения эффективности управления должны напрямую подчиняться главе государства.


Таким образом, Президент РФ имеет право применять Нацгвардию без введения военного положения и утверждения его Советом Федерации.

Цитировать
Внутренние войска, в которых насчитывается около 182 тыс. военнослужащих. Это почти в 1,5 раза меньше, чем численность Сухопутных войск, которые в настоящее время никаких боевых задач не выполняют.


Численность Сухопутных войск Российской Федерации – 273.000 человек.

Основные задачи Сухопутных войск
В мирное время:
поддержание боевого потенциала, совершенствование боевой и мобилизационной готовности войск к отражению агрессии локального масштаба;
обеспечение готовности войск к осуществлению мероприятий мобилизационного и оперативного развертывания для отражения агрессии противника;
подготовка органов управления и войск к ведению военных действий в соответствии с их предназначением;
создание запасов вооружения, военной техники и материальных средств в объемах, обеспечивающих решение задач, стоящих перед Сухопутными войсками, и их содержание в готовности к боевому применению;
участие в операциях по поддержанию (восстановлению) мира, проводимых по линии Совета Безопасности ООН или в соответствии с международными обязательствами РФ;
участие в ликвидации последствий аварий, катастроф и стихийных бедствий.

В угрожаемый период:
наращивание состава и повышение боевой и мобилизационной готовности войск;
усиление сил и средств боевого дежурства и разведки за действиями войск противника;
оперативное развертывание группировок войск на угрожаемых направлениях, в том числе и коалиционных, в соответствии с Договором о коллективной безопасности СНГ;
увеличение объемов проводимой военно-сборовой подготовки граждан, пребывающих в запасе;
участие в проведении отдельных мероприятий территориальной обороны;
подготовка вооружения и военной техники к боевому применению, наращивание базы материально-технического обеспечения и возможностей ремонтных органов;
прикрытие государственной границы РФ;
подготовка первых оборонительных операций.

В военное время:
выполнение задач по плану стратегического развертывания ВС РФ;
локализация (пресечение) возможных военных конфликтов, отражение агрессии противника боеготовыми в мирное время группировками войск, а при необходимости – с отмобилизованием соединений и воинских частей;
проведение совместно с другими видами и родами войск ВС РФ (при участии вооруженных сил стран–участниц СНГ, подписавших Договор о коллективной безопасности) оборонительных и контрнаступательных операций по разгрому агрессора;
участие в отражении воздушно-космического нападения противника, проведении воздушно-десантных, морских десантных и других совместных операций видов ВС РФ;
участие в ведении территориальной обороны (охрана и оборона важных военных, государственных объектов и объектов на коммуникациях; борьба с диверсионно-разведывательными и террористическими силами и десантами противника; обеспечение установления и поддержания режима военного положения).

В соответствии с представленным в статье подходом в мирное время армия вообще не нужна…

Цитировать
в состав Национальной гвардии войдет часть сил и средств ВДВ. Будут созданы легкие воздушно-десантные соединения, оснащенные штатными бронеавтомобилями, а также горные мотострелковые бригады и части спецназа ГРУ. Кроме того, предполагается, что военная полиция (20 тыс. военнослужащих), формируемая ныне в структуре Вооруженных сил, также станет частью Нацгвардии. Численность Нацгвардии ориентировочно будет доведена до 350–400 тыс. «штыков». В основном (до 80%) это будут контрактники. Новые войска в первую очередь будут оснащены соединениями военно-транспортной авиации, а также вертолетными отрядами.


Если для отражения внешней агрессии предусматривается 273 тыс. человек, а для «обеспечения безопасности страны и защиты конституционного строя» – 350–400 тыс. источник угроз находится внутри государства. При этом наиболее боеспособные соединения, предназначенные для борьбы с внешним врагом (воздушно-десантные, горные мотострелковые бригады и бригады спецназа ГРУ), перенаправляются для борьбы с внутренним врагом.

Цитировать
Возможный преемник Сердюкова – его давний подчиненный еще по Федеральной налоговой службе, ветеран КГБ-ФСБ, ныне первый заместитель министра обороны Николай Сухоруков, кстати, питерец.


Таким образом, новая силовая структура будет находиться под контролем ФСБ.
« Последнее редактирование: 07.04.2012 • 12:42 от Александр Гирин »
"За Единую, Великую и Неделимую Россию!"