Автор Тема: Военная история русского государства (XV - начало XX века)  (Прочитано 19245 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Александр ГиринTopic starter

  • Полковник
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: ФХЪ 2011
  • Сообщений: 233
  • Спасибо: 72
  • Делай что должно и будь, что будет
ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА
в XV–XVII вв.

Важное место в военной истории России занимает период XV– XVII вв. В развитии российской государственности он характеризуется объединением русских земель вокруг Московского княжества, образованием централизованного государства, а также началом эпохи Петра I. С образованием централизованного государства возникла и новая, более сильная военная организация. Ее созданию и укреплению государство придавало первостепенное значение.
Комплектование вооруженных сил. В XV в. на Руси складывается поместная система комплектования войск. Иван III, провозгласивший себя государем всей Руси, стал широко практиковать раздачу поместий дворянам. Получив землю, они были обязаны по требованию государя явиться на коне, в боевом снаряжении, с запасом продовольствия и выставить определенное число вооруженных людей. Таким образом, дворянин становился «служилым» человеком царя.
Такой способ комплектования вооруженных сил наиболее отвечал историческим условиям русского централизованного государства в период его создания и укрепления. Этим путем создавалось многочисленное войско, являвшееся прочной опорой центральной власти в борьбе с непокорными крупными феодалами и внешними врагами. Преемники Ивана III Василий III и Иван IV продолжали раздавать поместья служилым людям.
Дальнейшее развитие поместная система комплектования получила при Иване IV (Грозном), который в 1550-х гг. провел ряд военных реформ.
В 1555 г. было принято «Уложение о службе», фактически завершившее реорганизацию поместной службы. Этим уложением обязанность нести службу была распространена на всех владельцев земли в зависимости от ее размеров. За единицу был взят участок землевладения в 50 десятин пахотной земли. С этого участка выставлялся один человек с конем и в полном снаряжении, а в случае дальнего похода с двумя конями. Кроме поместий, служилым людям давалось денежное жалованье, выплачиваемое обычно во время походов. Таким путем поместное войско значительно увеличивалось.
В целях ликвидации оппозиции и упорядочения службы дворян законами 1550 и 1555 гг. земли у крупного оппозиционного боярства изымались и передавались в «опричнину». Туда отошла половина всех земель. В 1565 г. из дворянства было образовано опричное войско, имевшее в своем составе около 6 тыс. человек. Это была наиболее надежная часть дворянской конницы. Таким образом, прогрессивная роль опричного войска состояла в том, что оно было главным средством разгрома внутренней реакции и вместе со стрельцами составляло наиболее крепкую часть всей армии Ивана IV.
В состав непостоянных вооруженных сил входило ополчение из крестьян и горожан, созываемое во время войны. Сбор ополчения из крестьянского населения производился по определенному расчету – «от сохи». Городское население выставляло в ополчение людей от определенного количества дворов. Как правило, ополчение в военное время составляло пешее войско. Пехота ополчения (пищальники), вооруженная огнестрельным оружием, набиралась исключительно для ведения боевых действий. Пищальниками назывались также пушкари. Они не входили в состав ополчения, были пешими и конными и набирались из городского населения.
В состав русских войск входили также конные и пешие городовые казаки, набираемые в начале XV в. из вольных людей для несения гарнизонной и пограничной службы. При Иване Грозном они стали получать кроме жалованья, еще и земельные наделы и превратились в служилых казаков.
Наиболее важным мероприятием Ивана IV было создание постоянного стрелецкого войска. Комплектовалось оно путем вербовки вольных людей из свободных крестьян и посадских, не облагавшихся налогом и другими повинностями. Позже постоянным источником пополнения стрельцов стали их дети и родственники. Служба их была пожизненной, наследственной и постоянной. Они несли службу и в мирное и в военное время. Стрельцы находились на государственном обеспечении, получали от казны денежное и хлебное жалованье, жили в особых слободах, имели свой двор и приусадебный участок, могли заниматься огородничеством, ремеслом и торговлей.
XVII в. предъявил к войскам более высокие требования – находиться в постоянной готовности для подавления народных восстаний и отпора внешним врагам. Возникла необходимость создания сильной и многочисленной постоянной военной организации. Дворянское ополчение, созываемое только на случай войны, утрачивало свое значение. Перестало соответствовать новым историческим условиям и стрелецкое войско. Стремление удешевить содержание стрельцов заменой жалованья земельными наделами привязало их к земле, заставило заниматься земледелием, ремеслом и торговлей. Они неохотно шли в походы. В 30-х гг. XVII в. появляется новая система комплектования войск для создания новых воинских частей по образцу западноевропейских армий: солдатских, рейтарских и драгунских полков. Они получили название полков «нового строя» или «иноземного строя». Эти полки первоначально формировались на случай войны или несения пограничной службы путем добровольного найма служилых и «вольных людей».
В середине века правительство перешло к принудительной записи мелкопоместных дворян в рейтарские полки и набору «даточных людей» в солдатские и драгунские полки. «Даточные люди» набирались на пожизненную службу из расчета один человек от 20–25 крестьянских или посадских дворов. Три набора даточных в 1658–1660 гг. дали 70–80 тыс. человек. «Даточные люди» призывались в армию в военное время, а в мирное – часть их отпускалась по домам до нового призыва. Даточная система предвосхитила рекрутские наборы времен Петра I и послужила основой создания русской регулярной армии.
Командный состав русской армии в XV–XVII вв. комплектовался в основном из дворян. В 1550 г. был издан указ об ограничении местничества при назначении на должности военачальников и распределении воевод по полкам. Царь стал считаться не только со знатностью рода, но и с заслугами в военном деле. Этим же указом был определен порядок служебной подчиненности воевод. В частности, воеводе большого полка были подчинены воеводы других полков. Все это представляло собой шаг вперед в деле централизации армии.
Значительную роль в формировании командного состава русской армии сыграло уложение 1550 г., упорядочнившее военную службу дворян. На его основе была создана «избранная тысяча», состоявшая из боярских детей. В ее список были занесены лица известные своей службой царю. Тем самым создавались кадры командного состава, пользовавшиеся доверием со стороны царя. Из них назначались в большинстве случаев воеводы, головы и другие лица, связанные с деятельностью в войске. Кроме того, «избранная тысяча» составляла государев полк. Он действовал обычно в то время, когда в поход выступал сам царь. Из государева полка назначались сотенные головы во все другие полки. В бою полк обычно использовался в качестве главного резерва. Когда царь не участвовал в походе, то его полк по сотням распределялся по другим полкам.
В XVII в. с созданием полков «нового строя» командный состав формировался как из дворян, так и из иностранцев, имевших соответствующую военную подготовку и нанявшихся на службу в русскую армию. Они получали офицерские и генеральские звания западноевропейского типа (прапорщик, поручик, капитан, ротмистр, майор, подполковник, полковник, генерал-майор и др.). Первым русским генералом был А.А. Шепелев, командовавший Московским солдатским полком.
Организационная структура вооруженных сил. В период складывания русского централизованного государства неуклонно повышалась роль пехоты в составе вооруженных сил России. В начале XV в. численное соотношение пехоты и конницы было примерно равным. Ополчение из крестьян и горожан, составлявшее основную массу пехоты, было временным войском, собираемым в военное время. Оно имело на вооружении бердыши (топоры на длинных рукоятках), рогатины, реже мечи, а также луки и самострелы. Огнестрельным оружием прежде всего стала вооружаться та часть пехоты, которая выставлялась горожанами.
Внешняя и внутренняя обстановка в России требовала создания постоянного войска в пехоте. В 1550 г. Иваном IV был создан первый отряд стрельцов, насчитывавший 3 тыс. человек. К концу XVI в. стрелецкое войско насчитывало 20–25 тыс., в 1681 г. – 55 тыс. человек. Организационно стрелецкое войско состояло из приказов по 500–1000 человек в каждом. Во главе приказа стоял голова, которому подчинялись сотники, пятидесятники и десятники. Кроме пеших, были и конные (стремянные) стрельцы, но их количество было незначительным. Основным вооружением стрельцов были пищали, бердыши, сабли. Преимуществом стрельцов перед пехотой Западной Европы было то, что они не были наемниками и по своему моральному духу, боеспособности, организации и степени насыщенности огнестрельным оружием значительно опережали ее.
В бою пехота действовала чаще всего совместно с конницей.
Войска, собранные для похода назывались ратями. В состав каждой рати в начале XVI в. входило 3–5 полков. Эти полки имели различное название: большой полк, в который входили главные силы, передовой, или авангардный полк, сторожевой полк, являвшийся арьергардом в походе и резервом в бою, и полки правой и левой руки. В 20-х гг. XVI в. появился еще один полк, называемый ертоулом. Он назначался для ведения разведки и охранения рати в походе, часто этот полк выполнял работы по ремонту и устройству дорог и мостов. Полки являлись боевыми единицами; численность их была различной (от 1,5–2 тыс. до 10–15 тыс. человек).
В 80-х гг. XVII в. стрелецкое войско было реорганизовано по образцу появившихся в 30-е гг. того же века полков «нового строя». Оно стало делиться на полки и роты во главе с полковниками и капитанами. С середины века стрелецкое войско постепенно стало вытесняться полками «нового строя». Относящиеся к пехоте солдатские полки отличались лучшей организацией, более однородным и совершенным вооружением, военной выучкой. Солдатский полк делился на 8–12 рот, имел 1600–1 800 человек. В роте находилось 120 мушкетеров и 80 копейщиков. К 1681 г. в пехоте русской армии имелось 33 солдатских полка.
Совершенствовалось и вооружение войск. На смену тяжелым и неудобным пищалям пришли мушкеты, карабины и пистолеты. Был усовершенствован ударно-кремниевый замок. С конца XVII в. основным оружием пехоты становится фузея – заряжаемое с дула гладкоствольное с ударно-кремниевым замком ружье. Оно имело багинет – нож с круглым черенком, который вставлялся в дуло и предназначался для рукопашного боя. В пехоте стали применяться ручные гранаты.
Главной военной силой русского государства в XV в. была дворянская поместная конница. Она собиралась периодически на смотры в мирное время и для несения военной службы в военное время. При Иване IV ее численность достигала 150–200 тыс. человек. Организационное строение конницы было подобно стрелецкому войску. В том же веке появилась и казачья конница, значительные отряды которой участвовали в Ливонской войне 1558–1583 гг. Основным оружием конницы были сабли, кинжалы, кистени, бердыши, булавы, пики, луки и самострелы. Часть конницы была вооружена огнестрельным оружием. В XVII в. в вооружении конницы произошли существенные изменения. Наряду с холодным оружием массовое применение получают пищали, ружья и пистолеты.
Начиная с 30-х гг. XVII в. поместная конница стала заменяться кавалерийскими полками «нового строя». Это были рейтарские, гусарские и драгунские полки. Как и солдатские, кавалерийские полки делились на 8–12 рот, а по количеству личного состава превосходили их, достигая 2 тыс. человек. Всего же в российской кавалерии к 1681 г. насчитывалось 25 рейтарских и драгунских полков. Их основным оружием становятся ружья, мушкеты, пистолеты. В то же время важное значение придается и традиционному холодному оружию.
Важное место в укреплении боевой мощи русского государства XV–XVII вв. отводилось артиллерии. При Иване III артиллерия («наряд») стала подразделяться на крепостную и осадную. При нем была введена полевая артиллерия, широко и с успехом применявшаяся в полевых сражениях.
В середине XVI в. (при Иване IV) артиллерия стала относиться к постоянному войску и образовала особый род войск. Она принимала участие во всех крупных сражениях и походах и успешно действовала при обороне и осаде городов и крепостей. На вооружении армии было 4 вида орудий: пищали для прицельной настильной стрельбы по открытым целям; мортиры («можоры») для навесной стрельбы каменными или металлическими ядрами; пушки (тюфяки) для стрельбы каменным или металлическим дробом; гаубицы («гафуницы») для навесной стрельбы каменными ядрами или дробом. По боевому назначению всю эту артиллерию можно подразделить на 3 вида: полевую, крепостную и осадную.
Обслуживали артиллерию пушкари и пищальники. Управлением артиллерии ведал созданный в 1581 г. Пушечный приказ, а ее использованием в походах и боях – пушкарский голова. Полевая артиллерия включалась в полки и называлась полковой артиллерией. Она сопровождала войска в походах и поддерживала огнем пехоту и кавалерию в бою. Неуклонно шел количественный и качественный рост орудий. Если в середине XVI в. в русской армии имелось до 2000 различных орудий, то в конце столетия их стало  5 тыс., а количество пушкарей – примерно 4,5–5 тыс. человек.
В 60-х гг. XVII в. в артиллерии появились нарезные и гладкоствольные пушки с винтовыми и клиновыми затворами, что позволяло заряжать их с казенной части. Наряду с ядрами применялись разрывные снаряды (пушечные гранаты). Каждый солдатский, драгунский и стрелецкий полки стали иметь 6–12 орудий на конной тяге.
С образованием централизованного государства в XVI в. сложилась и новая система военного управления. Дворянским войском ведал Разрядный приказ, в Стрелецком приказе находилось управление стрельцами, в Пушкарском – были сосредоточены дела по артиллерии, в Дворцовом приказе хранилось оружие, Конюшенный приказ ведал конским составом. В мирное время Разрядный приказ хранил получаемые от воевод именные списки служилых людей, назначал полковых, городовых и осадных воевод, руководил сторожевой службой, ведал строительством оборонительных сооружений. В военное время Разрядный приказ объявлял общий сбор служилых людей, определял контингент их набора, распределял и давал полковую роспись воевод. В 1571 г. появился Приговор о сторожевой и станичной службе и имел силу устава. Это был первый пограничный устав в Европе.
Значительные качественные изменения в управлении войсками произошли во второй половине XVII в. В это время стали учреждаться разряды - военно-административные округа, каждый из которых включал несколько городов и уездов. Существовали Московский, Владимирский, Новогородский, Казанский, Рязанский, Смоленский, Тамбовский, Белгородский, Севский и другие разряды. На территории каждого разряда как в мирное, так и в военное время находилось постоянное войсковое соединение, состоявшее из нескольких солдатских, рейтарских, драгунских, стрелецких и дворянских полков. В целях централизации управления вооруженными силами вместо многочисленных приказов формировалось три основных – Разрядный, Рейтарский и Иноземный. Однако установить единую систему управления царская власть в то время еще не смогла.
Важную роль в руководстве боевой и служебной деятельностью войск в XVII в. имел составленный военным теоретиком дьяком О. Михайловым в 1621 г. «Устав ратных, пушечных и других дел, касающихся до военной науки», а также изданная в 1647 г. книга «Учение и хитрость ратного строения пехотных людей», имевшая значение устава. В ней излагались организация войска, походные и боевые порядки, приемы действий с оружием, обеспечение и охранение войск.
Обучение и воспитание войск. В XV–XVI вв. дело боевой подготовки войск находилось еще в зачаточном состоянии. Оно в основном сводилось только к приобретению навыков обращения с оружием путем индивидуального обучения. Тактические знания приобретались воинами на практике, то есть в походах, в боевой службе на границе, в караулах и конвоях.
В середине и второй половине XVII в. боевая подготовка стала проводиться более целенаправленно, с учетом изменений происходящих в военном деле и в первую очередь в вооружении и тактике войск. Это нашло отражение в «Учении и хитрости ратного строения пехотных людей». «Учение» уделяло большое внимание полевому обучению войск, подчеркивая его значение для достижения победы: только ратное учение позволяет войску «легким трудом себе великую прибыль, а недругу большую поруху учинити...».
Значительное место в рассматриваемый исторический период уделялось воспитанию воинов. Оно традиционно базировалось на православном вероисповедании, на преданности царю и Отечеству. Военачальники русской армии придавали большое значение моральному состоянию войск, прививали защитникам Родины такие качества, как мужество, стойкость и героизм. Так, Иван IV, будучи сам выдающимся полководцем, лично ободрял свои войска перед боем, поощрял отличившихся в бою и строго наказывал провинившихся. Лучшие традиции русской армии были закреплены в упомянутом «Учении». От солдат «Учение» требовало честно служить государю, умело обращаться с оружием, знать свое место в строю и в бою, не жалеть «тела своего», быть готовым отдать жизнь за «други своя».
Войны России в XV–XVII вв. За рассматриваемые 300 лет Россия провела 27 войн с внешними врагами. Наиболее крупными военными событиями являлись: «Стояние на Угре» в октябре-ноябре 1480 г.; Сражение на р. Ведроше 14 июля 1500 г.; война с Казанским и Астраханским ханствами 1545–1557 гг.; Ливонская война 1558–1583 гг.; война с польско-шведскими интервентами 1609–1618 гг.; русско-турецкие войны 1676–1681 гг. и 1686–1700 гг.
Каждое из перечисленных событий имеет много ценного для отечественной военной истории. Немало характерных особенностей в ведении войны вооруженными силами Российского централизованного государства проявилось в Казанских походах 1545–1552 гг. Если первый поход 1545 г. имел характер военной демонстрации, а походы 1547–1548 гг. и 1549–1550 гг. в силу недостаточной подготовленности были фактически безрезультатными, то поход 1552 г. был тщательно спланирован и подготовлен в военном, дипломатическом и материальном отношении. Подготовка и штурм Казани осуществлялись в 3 этапа: с 23 по 30 августа войска обложили крепость, до 2 октября вели осаду, а 2 октября – штурм.
С 23 августа войска Ивана IV начали обложение Казани. В этот же день татары силами до 15 тыс. человек предприняли вылазку против русских войск, закончившуюся для них неудачей. Подобные вылазки совершались вплоть до взятия города. 29–30 августа русские войска оружили Казань сплошной линией траншей, тыном и корзинами с землей, установили батареи и начали бомбардировку крепости. Для обстрела внутренних кварталов города была сооружена 13-метровая подвижная артиллерийская башня на 50 орудий. Важная роль отводилась минно-подрывным работам, с их помощью разрушались стены и ворота крепости, была взорвана система водоснабжения города. 30 августа отряды воеводы А. Горбатого-Шуйского разбили 15-тысячный отряд татарского князя Япанчи, а через несколько дней были заняты опорные пункты казанского полевого войска.
На 2 октября был назначен общий штурм. К его началу Иван IV определил боевой порядок войск в три линии: первая состояла из стрельцов, казаков и части поместного ополчения; вторая – из дворян и детей боярских; третью линию составили частные резервы. Царев полк выделялся в общий резерв и располагался против царевых ворот крепости, где наносился главный удар. Сигналом к штурму служили два больших взрыва под стенами крепости.
2 октября пороховые мины в двух подкопах были взорваны. Они произвели большие разрушения крепости. Войска стремительно бросились на штурм и через проломы ворвались в нее. Штурм производился следующим образом. Команды из посошных людей заваливали ров фашинами, наводили мосты, подносили лестницы. Стрельцы прикрывали их действия своим огнем. Одновременно вся артиллерия вела огонь по проломам и бойницам. Атаку начали сильные отряды спешенных дворян, стрельцов и казаков; вслед за ними в город ворвалась конница. Когда в ходе боя внутри города произошло замешательство, Иван IV ввел в сражение часть своего полка, чем был решен исход штурма. К вечеру сопротивление противника было сломлено и крепость взята.
Опыт, полученный русским войском в войне с Казанским ханством, был использован в походах 1554 и 1556 гг. на Астраханское ханство, закончившихся присоединением его к России. Использование этого опыта в Ливонской войне 1558–1583 гг., которую Россия вела с Ливонским орденом, Швецией и Великим княжеством Литовским, хотя и не обеспечило ее выход к Балтийскому морю, заставило противников отказаться от претензий на Псков, Новгород и Смоленск.
Развитие тактики. В XV в. русское войско применяло гибкую тактику, основанную на взаимодействии и маневре пехоты и конницы, полков (как самостоятельных тактических единиц), использовании резерва. Для нее также были характерны: высокая активность, сочетавшаяся с искусством выбора момента для нанесения удара; тщательная подготовка боя; стремление громить противника по частям; атака одновременно с нескольких направлений, чтобы распылить его силы и обойти с флангов. Дальнейшее развитие тактики было связано с насыщением войск огнестрельным оружием и его совершенствованием.
Высоких результатов тактика русской армии достигла в XV в. при Иване IV, особенно в обороне и взятии крепостей. Оборона крепостей строилась с учетом высоких морально-боевых качеств воинов и участия в ней всего населения города, в ней широко применялись военно-инженерные средства и артиллерия. К характерным чертам русской системы атаки крепостей нужно отнести: атаку крепости широким фронтом отдельными отрядами (полками), являвшимися вполне самостоятельными войсковыми организациями; во-вторых, перенесением центра тяжести подготовки штурма на артиллерию и ограничение инженерной подготовки необходимым минимумом мероприятий. В то же время, военно-инженерное дело в России поднялось на новую ступень. В Ливонской войне русская армия овладела искусством контрминной борьбы. Особенно значительные изменения произошли в построении боевых порядков. Старая система, основанная на принципе специализированных «полков», с твердо зафиксированным местом их в боевом порядке была вытеснена новой системой. В основе построения боевых порядков стал учет использования огнестрельного оружия (пушек и пищалей). В это время складываются элементы линейной тактики. Возросла и подвижность русской армии за счет четкой организации марша. Большое значение придавалось также разведке и снабжению войск.
В XVI в. в тактике русских войск произошел коренной переворот. Использование огнестрельного оружия в достаточно большом количестве привело к отказу от построения глубоких боевых порядков и вытягиванию войск вдоль фронта в целях одновременного применения максимального количества огнестрельного оружия, а также уменьшения потерь своих войск. В это время окончательно утвердилась линейная тактика. Основой боевого порядка являлась пехота, построенная в центре в одну–две линии, состоявшие из нескольких (от трех до шести) шеренг. Количество шеренг определялось скорострельностью оружия и его возможностью обеспечить непрерывность залпового огня. В русской армии наиболее широко применялся следующий способ ведения огня. Первые две шеренги обычно отстреливались и становились для заряжания на колено. После них огонь вели две другие ширенги. Иногда первые шеренги открывали огонь с колена после всех остальных, когда противник максимально приближался для атаки.
Основная мощь пехоты заключалась в ее залповом огне, так как штык еще не был изобретен, а действовать одновременно пищалью и копьем было невозможно из-за тяжеловесности пищали. Поэтому роль ударной силы играла конница, которая решала исход сражения холодным оружием. Артиллерия размещалась в интервалах, на флангах и впереди боевого порядка. Взаимодействие частей боевого порядка заключалось в согласовании усилий между крыльями и центром. Бой носил характер фронтального столкновения. Силы и средства распределялись равномерно по фронту. Резервы, как правило, отсутствовали. Линейная тактика требовала проводить сражение на относительно ровной местности, так как на пересеченной местности трудно было сохранить линейные построения. Маневрирование пехоты на поле боя было очень затруднено.
Все эти особенности линейной тактики приводили к тому, что на первом этапе ее развития в пехоте усилились оборонительные тенденции. Преследование в этот период производилось только конницей, причем велось оно обычно на ограниченное расстояние.
Примером удачного применения линейной тактики в России может служить сражение при Добрынычах 21 января 1605 г., в котором русская рать под командованием Ф.И. Мстиславского (20 тыс. человек) нанесла поражение войску Лжедмитрия I (23 тыс. человек). Снабженная большим по  тому времени количеством однообразного огнестрельного оружия (гладко- ствольными фитильными пищалями) русская пехота имела боевой порядок в линию 4–6 шеренг, что обеспечило наибольшую эффективность ее огня. Именно линейное построение явилось в то время единственно возможной формой боевого порядка, при которой достигался одновременный ввод в бой наибольшего количества огнестрельного оружия.
Таким образом, развитие вооруженных сил и военного искусства России в XV–XVII вв. определялось прежде всего социально-экономическими и политическими изменениями, происходившими в государстве. Результатом становления Русского централизованного государства явилось возникновение централизованной военной организации с единым верховным командованием. От феодального ополчения – к поместным войскам, а от них – к постоянным войскам «нового строя» – таков путь в совершенствовании комплектования русской армии за три века.
Крупные изменения произошли в вооружении войск: от начала внедрения ручного огнестрельного оружия (пищалей) и артиллерии – до массового применения мушкетов, карабинов, пистолетов, фузеи и совершенных по тому времени пушек.
В войнах, которые вела Россия в борьбе за объединение и национальную независимость, русские воины проявляли патриотизм, мужество и героизм, находчивость и смекалку в бою. Русские полководцы и военачальники внесли много нового в развитие военного искусства, в том числе в ведении осады и удержании крепостей, в применении артиллерии и инженерном обеспечении боевых действий, в установлении новой по тому времени линейной тактики, использовании в тактике способа преднамеренного отхода с последующим одновременным ударом во фланг и тыл и многое другое. Этот опыт был творчески использован в последующие десятилетия и века.
"За Единую, Великую и Неделимую Россию!"

Оффлайн Александр ГиринTopic starter

  • Полковник
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: ФХЪ 2011
  • Сообщений: 233
  • Спасибо: 72
  • Делай что должно и будь, что будет
ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ РОССИИ
в XVIII в.

ХVIII в. в истории российского государства занимает особое место. Мощную тональность всему ходу развития России в этом столетии задали крупнейшие преобразования, которые осуществил Петр I – наш величайший соотечественник, исторический деятель, выдающийся военный организатор и полководец. Важнейшей составной частью петровских реформ явилась коренная реорганизация вооруженных сил России и, прежде всего: создание массовой регулярной армии и военно-морского флота .
Начало формированию массовой регулярной армии положили ноябрьские указы 1699 г., которые предполагали «прием в службу в солдаты из всяких вольных людей» и набор даточных1. Центром формирования и обучения полков из «охочих» (вольных) людей была назначена съезжая Солдатская изба в Преображенском. Кроме того в этом же подмосковном селе на Генеральном дворе формировались регулярные полки из даточных людей. Почти одновременно создается комиссия по набору даточных и вольницы в городах Поволжья. К середине 1700 г. Было набрано и спешно обучено до 32 тыс. человек даточных и вольницы2.
Через несколько месяцев после обнародования царских указов о наборе «прямого регулярного войска» было сформировано три пехотных дивизии, состоящем из девяти полков во главе с генералами А.А. Вейде, А.М. Головиным и А.И. Репниным. Эти полки получили название «новоприборных тысячных полков».
Одновременно формировались первые регулярные кавалерийские полки. Было решено формировать конницу драгунского типа, которая наиболее полно отвечала требованиям ведения войны со Швецией. Сначала в драгуны записывали «детей боярских и князей небогатых», а затем и дворянских недорослей, «которые к службе поспели». Однако к началу Северной войны было сформировано только два драгунских полка3. Основную массу русской кавалерии все еще составляла поместная конница.
Исключительно большое значение придавалось Петром I артиллерии. Русская артиллерия делилась на полковую, полевую, осадную и крепостную. Орудия были трех видов: пушки, гаубицы и мортиры. В 1701 г. Был сформирован артиллерийский полк. По штату 1712 г. в нем числилось 2 323 нижних чинов, считая ездовых и обозных. В артиллерийский полк входили и инженерные подразделения. Русская артиллерия в результате организационного и технического усовершенствования, хорошей технической и тактической подготовки офицерских кадров была мощной и подвижной.
Вместе с созданием регулярной армии под непосредственным руководством Петра I шел процесс строительства русского военно-морского флота. За тридцать последних лет правления Петра I отечественный флот превратился в грозную силу – было построено 111 линейных кораблей, 38 фрегатов, 60 бригантин, 8 шняв, 67 крупных галер, значительное количество скампавей (полугалер), бомбардирских кораблей, брандеров, шмаков, прамов, до 300 транспортных и множество мелких судов1.
Общая численность войск к 1724 г. достигала 112 тыс. человек. Из них: пехота – 70 тыс., драгуны – 38 тыс., артиллерия и инженерные войска имели около 4 тыс. человек. Помимо полевой армии имелись: гарнизонные войска(пехота и конница – около 68 тыс. человек), ландмилиция – 10 тыс. человек, иррегулярная казачья конница – до 35 тыс. человек. Всего, таким образом, общая численность армии составляла до 225 тыс. человек. Кроме этого, в военно-морском флоте проходило службу еще около 25 тыс. человек 2.
Военная реформа, проведенная Петром I, вызвала серьезные изменения в управлении войсками, которые выражались главным образом в централизации военного дела. Для успешного управления военными делами вместо различных приказов учреждается Военная коллегия, которая подчинялась Сенату, а также создается Адмиралтейств – коллегия, которая управляла военно-морскими силами. Во главе армии в военное время стоял Главнокомандующий. Создавался военный совет и «полевой штаб армии» во главе с генерал – квартирмейстером. Организация полевого управления закрепилась уставом 1716 г.
К 1709 г. завершилось перевооружение армии. Пехота получила однотипное гладкоствольное ружье с ударно – кремневым замком и штыком, который надевался на ствол, а не вставлялся, как ранее багинет, в него. Это новшество давало возможность вести одновременно и огонь, и рукопашный бой. Принятые на вооружение русской армии в начале ХVIII в. ружья (фузеи) имели следующие тактико – технические данные: калибр – 7 линий (17,7 мм); вес – 4,5 кг без штыка и 5,2 кг со штыком; вес пули – 25,6 г; вес заряда – 14,9 г. Максимальная прицельная дальность ружья – до 240 м, а действительный огонь пехота вела на дистанцию 150 м. В боевых условиях солдат мог произвести не более одного выстрела в минуту3.
Кроме ружей (фузей) солдаты имели шпаги, тесаки, ручные гранаты. Кавалерия вооружалась карабинами, пистолетами и палашами. Одновременно с этим в армии и на флоте вводилась единая форма одежды. Унификация обмундирования способствовала укреплению дисциплины и порядка, а также облегчала управление в бою.
Важным элементом военных преобразований начала ХVIII в. стала новая система комплектования армии и флота. Петр I широко применял и развивал принцип общеобязательной повинности населения, распространив рекрутские наборы на все сословия государства, за исключением дворян, обязанных служить всю жизнь. Установив для дворянства личную воинскую повинность, Петр I придал рекрутской повинности других сословий общинный характер. Каждая община обязана была поставить по рекруту с определенного числа дворов. Система комплектования носила определенно территориальный характер. В 1711 г. полки были расписаны по губерниям и содержались этими губерниями. Каждый конкретный полк имел свой определенный круг комплектования – провинцию, дававшую ему свое имя1. В тех исторических условиях рекрутская система комплектования была наиболее целесообразной и жизнеспособной. Комплектуемая из коренного населения страны, русская армия была национальной, обладала более высокими морально – боевыми качествами, чем армии ее противников.
Особое внимание придавалось формированию офицерского корпуса. Он комплектовался преимущественно из дворян, которые до получения офицерского чина обязаны были десять лет прослужить рядовыми в гвардейских или армейских полках. В 1722–1724 гг. вводится единая система воинских званий и твердые основы прохождения службы, закрепленные в Табеле о рангах2.
Принимается и совершенствуется единая система обучения и воспитания войск. На основе опыта Северной войны были созданы наставления, инструкции, Устав воинский (1716 г.) и Устав морской (1720 г.). Основные положения этих документов просуществовали и использовались практически до конца ХVIII в.
Воспитательные меры в армии были облечены в форму военного права. Наиболее полным и законченным военно – правовым кодексом являлся «Артикул воинский», который составлял вторую часть «Устава воинского 1716 года». Артикул включал вопросы военного быта, общеуголовные законы, а также рассматривал вопросы военного права.
Поддержание крепкой воинской дисциплины сопровождалось системой жестоких карательных мер, среди которых присутствовала и смертная казнь. Однако в армии частым явлением были грубые нарушения и преступления, особое место занимало дезертирство. Ответственность за побеги солдат возлагалась на офицеров, у которых из жалованья, в виде штрафов, высчитывали значительные суммы денег. Офицерам рекомендовалось каждое воскресение читать своим подчиненным «Артикул» и разъяснять его положения. Учитывая значение морального фактора, русские офицеры стремились выработать у своих солдат высокие боевые качества. В уставе отмечалось, что сила русской армии в солдате.
В последующие годы русские вооруженные силы развивались под влиянием петровских военных реформ, продолжали совершенствоваться и укрепляться. Во второй половине ХVIII в. они состояли из регулярных войск, комплектуемых на основе рекрутской повинности и иррегулярные войска, куда причислялись казаки, конные полки, комплектуемые в Слободской Украине, конные команды башкир, казанских татар и др.
Способы и формы комплектования армии и флота не претерпели существенных изменений. Комплектование было сосредоточено в руках Сената и Военной коллегии. В 1766 г. Сенат утвердил «Генеральное учреждение о сборе в государстве рекрутов и о порядках, какие при наборе исполнять должно»1. В этом документе получили развитие принципиальные основы рекрутской системы. Проведение наборов возлагалось на специальные воинские команды, которые обязаны были доставлять рекрутов непосредственно в армию. Для предотвращения побегов, у всех рекрутов выбривали лбы, а в эпоху Петра I делали наколку с изображением креста на руке новобранца («печать Антихриста»). Принятых на службу рекрутов приводили к присяге, а затем распределяли по артелям (по 8 человек) и капральствам.
Постепенно общий порядок проведения рекрутских наборов был распространен на Украину и Белоруссию. В результате значительно расширилась база для призыва. Набору подлежали мужчины от 17 до 35 лет. Большинство набираемых составляли крестьяне. Пожизненный срок службы в 1795 г. был устранен. С этого времени он равнялся 25 годам. Еще раньше, в 1762 г. Петр III освободил от обязательной военной службы дворянство. Многие дворяне, имевшие низшие офицерские звания, оставили службу и отправились в свои поместья. Испытывая нужду в офицерах, правительство Петра III объявило, что оно готово набрать на русскую военную службу иностранцев в чинах, полученных ими в других государствах1.
Основной контингент офицеров производился из дворян унтер-офицеров, служивших в гвардии и полевых войсках. Из них производили в обер-офицеры. Значительно меньшее число офицеров давали специальные военно-учебные заведения. За вторую половину столетия они подготовили для войск всего лишь 3 тыс. человек. Унтер-офицерские кадры готовились прежде всего в гарнизонных солдатских школах, число которых в 1765 г. достигло 108 с 9 тыс. учащихся. В 1796 г. в них уже обучалось до 12 тыс. человек. Для того времени данная цифра была в достаточной степени значительной2.
Особенность второй половины ХVIII в. состояла в том, что Военная коллегия приобрела все большую самостоятельность по отношению к Сенату. Самостоятельность Военной коллегии ярко проявилась в то время, когда во главе ее стоял Г.А. Потемкин. За внешней оболочкой коллегиальности, постепенно начинает складываться министерская форма управления.
Громадное значение во второй половине века приобрел Генеральный штаб, созданный по решению Воинской комиссии в 1762–176З гг. Однако возникший в русской армии Генеральный штаб являлся лишь вспомогательным органом Главнокомандующего полевой армии, обеспечивающим передвижение войск, их расквартирование, рекогносцировку дорог и позиций3.
Происходит процесс реорганизации и Адмиралтейств-коллегий. В третьей четверти ХVIII в. в России имелось несколько адмиралтейств. В Петербурге – Главное и Новое адмиралтейства, а также имелись адмиралтейства Галерного островка и Гребного флота. Кроме того, два адмиралтейства находилось в Кронштадте: доковое и новое. Строительство Черноморского флота потребовало создания органа управления этим флотом. С этой целью было образовано Черноморское адмиралтейское управление, которое подчинялось непосредственно Г.А. Потемкину. В ведении Черноморского адмиралтейства состояли Черноморский флот, Донская и Днепровская флотилии и адмиралтейства – Лазаревское (в Севастополе) и Николаевское.
Центральное управление войсками в мирное время осуществлялось через Военную коллегию, а местное управление – через командиров дивизий (дивизии являлись в большей степени административными объединениями, чем тактическими). Последние являлись как бы военными округами. В 1763 г. учреждается восемь дивизий (Санкт-Петербургская, Финляндская, Эстляндская, Лифляндская, Смоленская, Севская, Украинская и Московская). Эти дивизии обеспечивали связь полков с Военной коллегией. Кроме этих дивизий имелись два окраинных корпуса (Оренбургский и Сибирский)1. К 1796 г. в России существовало 12 дивизий. При Павле I местное управление укрепляется еще больше, а вместо дивизий были учреждены инспекции.
В период с 1763 по 1765 гг. были изданы основные уставы, регулировавшие строевую и полевую подготовку войск. К ним следует отнести: «Пехотный строевой устав» – 1763 г.; «Устав воинский о конной экзерциции» – 1763 г.; «Инструкция полковничья пехотного полка» – 1764 г.; «Инструкция конного полка полковника»; «Дополнительные главы к Генеральному уставу о полевой службе» – 1765 г.; «Доклад об учреждении егерского корпуса» – 1765 г. Позднее эти уставные положения получили широкое развитие в инструкциях, наставлениях и приказах А.В. Суворова. Главное место среди них занимают «Полковое учреждение» и «Наука побеждать».
Важное место в боеспособности войск имело снабжение. В основной массе регулярные армии этого времени использовали так называемую пятипереходную систему снабжения. Войска имели при себе носимый и возимый запас продовольствия на пять суток. Только после подтягивания магазинов и пополнения запасов армия могла возобновлять движение. Особенностью русской армии было то, что она применяла комбинированную систему снабжения путем создания магазинов и заготовки продовольствия непосредственно в районах действий.
В ХVIII в. войны велись главным образом ради захвата определенных территорий. Объектом действий была территория, а не армия противника. Такое ведение войны путем маневрирования на коммуникациях противника с целью вытеснить его с определенной территории получило название «маневренной стратегии». С другой стороны, для обороны применялась так называемая «кордонная система» или «кордонная стратегия». В случае применения такой стратегии, все наличные силы располагались равномерно вдоль границ или на театре военных действий тонким кордоном. В таком случае главная задача состояла в пассивном удержании территории или в постепенном оттеснении противника. Особенностью действий русской армии являлось то, что она часто действовала активно и стремилась достичь стратегических целей путем решительного разгрома противника. Ярким примером этому может служить Полтавское сражение.
С маневренной и кордонной стратегией неразрывно связана линейная тактика. Эта тактика господствовала на полях сражений с середины ХVII в. и почти до конца ХVIII в. Боевые порядки армий, действующих на основе линейной тактики, включали в себя все три рода войск: пехоту, кавалерию и артиллерию. Центр боевого порядка составляла пехота, построенная в две – три тонкие сплошные линии. Каждая линия состояла из трех-четырех шеренг. Дистанция между линиями была от 50 до 200 шагов. В линиях пехоты располагались орудия полковой артиллерии. Залповый огонь, который велся только перед собой, обеспечивал силу линии. Для прикрытия флангов пехоты использовалась конница и полевая артиллерия.
Семилетняя война выявила развивающийся кризис линейной тактики и зарождения новых элементов военного искусства. Среди них: действия пехоты в рассыпных строях и колоннами на пересеченной местности; маневр отдельными частями боевого порядка; повышение роли штыковых атак; появление легкой егерской пехоты; ведение артиллерийского огня через головы своих войск.
В 1786 г. была введена новая форма одежды. В ее основе был зеленый камзол с погоном (жгутом) или эполетом на одном плече, просторные красные штаны, внизу обшитые кожей. Введена каска из черной кожи с оранжевым гребнем и белой кокардой. Отменены парики и косы, солдатам стали стричь волосы.
К концу царствования Екатерины II в русской армии насчитывалось: 3 гвардейских, 12 гренадерских, 56 пехотных полков, 10 корпусов и 3 батальона егерей, 20 отдельных полевых пехотных батальонов и гренадерских корпусов. Кавалерия состояла из 1 конногвардейского, 6 кирасирских, 16 карабинерных, 1 конно-гренадерского, 11 драгунских, 11 легко-конных и 4 конно-егерских полков. В общей сложности имелось 103 пехотных и 50 регулярных конных полков. Общая численность всех действовавших войск составляла 287 000 человек. В это же время гарнизонные войска составляли 107 батальонов, а казачьи войска могли дать до 50 полков1.
После войны 1768–1774 гг. началось строительство Черноморского флота на вновь заложенных в 1778 г. верфях в Херсоне и Ингуле (Николаеве). Несколько ранее был утвержден штат Черноморского флота в составе 12 линейных кораблей, 20 фрегатов и 23 судов других типов2 .
С начала 80-х годов русский флот подразделялся на Балтийский, Черноморский и Каспийский флоты и отдельные флотилии. Балтийский флот базировался на Кронштадт, Ревель и Роченсальм. Главными базами Черноморского флота стали Севастополь, Херсон и Николаев. Базами Каспийского флота были Астрахань и приморская станция у острова Сары.
Петровский Морской устав 1720 г. оставался в силе до 1797 г., когда он был заменен Павловским уставом, который продержался лишь несколько лет.
Во второй половине ХVIII в. произошли заметные сдвиги в производстве оружия. Улучшилось как стрелковое, так и артиллерийское вооружение. Пехота получила более совершенные гладкоствольные и винтовальные нарезные ружья. В свою очередь артиллерия обеспечивалась усовершенствованными орудиями (единорогами), которые качественно повысили эффективность артиллерийского огня. Важным явилось и то, что в это время в результате значительного увеличения потребностей армии и флота в оружии было налажено его серийное производство.
Военная система, сложившаяся в России во второй половине ХVIII в., полностью отражала особенности исторического развития русского государства. Она значительно отличалась от военных систем других абсолютистских государств Европы. В войнах со Швецией и Турцией эта система оправдала себя. Однако война с Францией (1799 г.) раскрыла отрицательные стороны военной организации России и показала необходимость ее перестройки.
В первой половине ХVIII в. Россия принимала участие в ряде войн. Однако наибольшую значимость и важность имела Северная война со Швецией (1700–1721 гг.). Готовясь к войне с могущественным соседом, а по количеству населения Швеция в то время опережала Россию, русский царь заручился союзом с Данией и Польско-Саксонским королевством. Главной целью русского правительства в этой войне было стремление захватить ряд прибалтийских областей и обеспечить, таким образом, выход к Балтийскому морю.
Ход военных действий в этой войне обычно разделяют на три основных периода.
Первый период (1700–1706 гг.). Действия русских войск в этот период направлены на достижение выхода к Балтийскому морю. Однако уже в первом сражении молодая армия Петра I терпит сокрушительное поражение под Нарвой. С 1701–1702 гг. шведы начинают проигрывать одно сражение за другим. Русские захватывают крепость Нотебург, а в 1703 г. овладевают Ниеншанцем и выходят в Финский залив. В 1704 г., закрепившись на линии Невы, русские войска взяли Юрьев и Нарву.
Второй период (1706–1709 гг.). Основной смысл стратегии Петра I в этот период состоял в стремлении измотать войска Карла XII на чужой территории, одновременно вести работы по укреплению обороны государства и в нужный момент дать шведам генеральное сражение. Центральное событие этого периода – Полтавская битва (1709 г.). Полтавская победа русской армии изменила весь ход войны.
Третий период Северной войны (1710–1721 гг.). Основным театром военных действий вновь стала Прибалтика, а также Финляндия и собственно территория Швеции. Этот период характерен широким развертыванием действий военно-морских сил и высадкой десантов. Русский флот победил у мыса Гангут (1714 г.) и при Гренгаме (1720 г.). В 1719 г. и 1721 г. русские десанты высадились непосредственно в Швеции.
В результате проведенных военных реформ и успешного завершения Северной войны, Россия вышла в ранг европейских государств, получила мощную регулярную армию и сильный военно-морской флот, а также сумела заложить новые основы в организации национального военного дела, обеспечила своему военному искусству ведущую роль на протяжении всего ХVIII в.
Вторая половина века оказалась еще более насыщенной военными действиями, чем первая. Хронологически в нее входят: Семилетняя война с Пруссией (1756–176Згг.), война со Швецией (1788–1790 гг.), с Францией (1798–1799 г.), две войны с Турцией (1768–1774, 1787–1791 гг.) и три войны с Польшей (1768–1772, 1792 и 1794 гг.).
Семилетняя война 1756–1763 гг. Военные действия начались в августе 1756 г. С целью упреждения противника, прусская армия под командованием Фридриха II без объявления войны напала на Саксонию. Армия Саксонии капитулировала. Позднее прусская армия разбивает французов при Росбахе и австрийцев при Лейтене. В начале июня 1757 г. русская армия численностью 70 тыс. человек под командованием генерал- фельдмаршала С.Ф. Апраксина вступила на территорию Восточной Пруссии. По плану русского командования главный удар планировалось нанести на Кенигсберг, значительные силы выделялись для овладения Мемелем.
В августе 1757 г. у д. Гросс-Егерсдорф между русской и прусской армиями произошло сражение. Русская армия была неожиданно атакована в момент выступления из лагеря. Перелом в ходе сражения предопределили полки генерал-майора П.А. Румянцева, которые скрытно вышли во фланг прусских войск и атаковали в штыки. Неприятель бежал.
Во время кампании 1758 г. состоялось сражение у д. Цорндорф. Фридрих II, построив армию в «косой боевой порядок», решил нанести главный удар по правому флангу русских войск, где он сосредоточил 23 тыс. человек против 16–17 тыс. русских войск. Прусская атака, сопровождаемая сильным артиллерийским огнем, разбилась о стойкость русских войск. Обе стороны понесли большие потери и отошли от Цорндорфа.
В августе 1759 г. произошло сражение при Кунерсдорфе. Основные силы русской пехоты и артиллерии были направлены на удержание высот. Позиция русских войск была хорошо оборудована в инженерном отношении. Под ударами противника русские, которыми командовал П.С. Салтыков, с боем отошли на центральную высоту. Овладев высотами, прусские войска развить свой успех не смогли, так как русские предприняли контратаку, которая и приостановила дальнейшее наступление противника. Мощным штыковым ударом русские войска отбросили прусскую пехоту за овраг, а затем очистили высоту Мюльберг. Противник бросился в паническое бегство.
Кунерсдорфское сражение явилось одной из самых выдающихся побед русской армии в ХVIII в. Оно убедительно продемонстрировало превосходство тактики русских войск. Однако кунерсдорфская победа осталась неиспользованной. Лишь позднее в 1760 г. корпуса генералов З.Г. Чернышева и П.И. Панина вошли в Берлин – столицу Пруссии.
Русско-турецкие войны второй половины ХVIII в. Разрешение черноморской проблемы приводило Россию в столкновение с Турцией. Это привело к двум войнам: к войне 1768–1774 гг. и к войне 1787–1791 гг.
Важнейшие сражения войны 1768–1774 гг.: борьба за крепость Хотин, сражение при Рябой Могиле, сражение на р. Ларга, сражение при Кагуле, военные действия под Туртукаем, бой под Гирсово, сражение при Козлудже, а также морское сражение в Хиосском проливе и Чесменский морской бой.
Сражение при Рябой Могиле характерно тем, что наступление осуществлялось в ночных условиях несколькими колоннами, разобщенными между собой. В сражении при Ларге русские войска впервые применили не только фронтальный удар, но и обход войск противника с целью атаки во фланг. Успеху сражения при Ларге способствовало также применение рассыпного строя егерей, действовавших перед фронтовым каре.
Сражение при Кагуле явилось блестящим образцом разгрома превосходящего противника меньшими силами. В этом сражении окончательно утвердился расчлененный боевой порядок в виде отдельных взаимодействующих между собой групп-каре. Каждое из каре получило конкретную задачу и направление наступления. Такой боевой порядок обладал подвижностью маневра и удара, позволял сосредоточить силы на направлении главного удара. Размещение кавалерии между каре облегчало взаимодействие отдельных групп.
Военные действия под Туртукаем поучительны с точки зрения дальнейшего развития тактики русской армии. Здесь А.В. Суворов строил войска в батальонные колонны и каре. Действия батальонных колонн и каре сочетались с огнем стрелков, рассыпанных перед фронтом колонны или каре. Это построение знаменовало собой переход к новой тактике, при которой войска действовали уже не линиями, а колоннами.
Подписанный в июле 1774 г. Кючук-Кайнарджийский мирный договор был заключен в условиях большого военного превосходства России над Турцией. По этому договору к России отошла часть Черноморского побережья. Государственная граница устанавливалась на юго – западе по р. Бугу, на юго-востоке – по р. Кубани. Крымское ханство объявлялось независимым от Турции. В Крыму Россия получила Керчь и крепость Еникале, а на Черном море – крепость Кинбурн. Русский торговый флот получил право свободного плавания через Босфор и Дарданеллы1.
Последняя XVIII в. русско-турецкая война 1787–1791 гг. началась в не менее сложной международной обстановке, чем та, которая сопутствовала предыдущей войне. Военные действия начались в августе 1787 г. Ни та, ни другая стороны к этому времени еще не закончили сосредоточения и подготовки своих сухопутных сил. Во время этой войны произошли следующие крупные сражения: Кинбурнский бой, осада Очакова, боевые действия под Фокшанами, Рымникское сражение, штурм Измаила, а также сражение русской эскадры у о. Змеиного, разгром турецкого флота в Керченском проливе и у о. Тендры.
Турция полагалась на свое превосходство в морском флоте и рассчитывала высадить десант на Кинбурнской косе, овладеть Кинбурнской крепостью, захватить Херсон и уничтожить русские верфи. Командующим войсками, расположенными в Кинбурне, был А.В. Суворов. Он сумел организовать активную оборону. Турки, имея превосходство в силах на суше и на море, не смогли не только взять, но даже блокировать Кинбурн.
Особенно ярко звезда А.В. Суворова взошла в сражении на р. Рымник. Победа под Рымником, где были разгромлены главные силы турецкой армии, имела крупное военно – политическое значение, решавшее судьбу всей кампании. Она высоко подняла боевую славу русской армии и прославила имя А.В. Суворова. С тех пор ему было присвоено право именоваться Суворов-Рымникский.
Значительных побед достиг и русский флот. Так летом 1791 г. Черноморский флот под командованием Ф.Ф. Ушакова разбил турецкий флот под Калиакрией. После этого Турция запросила мира.
По мирному договору, который был заключен в Яссах, новая граница России проходила по Днестру. Выход в море был обеспечен полностью. Победа в этой войне оказала благотворное влияние на развитие юга страны.
Война с Францией (1798–1799 гг.). Наибольший след в войне России с Францией оставили Итальянский и Швейцарский походы А.В. Суворова.
Важнейшие сражения в Итальянском походе: победа на р. Адда; сражение при Треббии; сражение у Нови. Победа на р. Адда была одержана благодаря искусству сочетания А.В. Суворовым действий главных сил на решающем направлении с действиями вспомогательных отрядов на второстепенных участках, своевременной перегруппировке войск с использованием заранее выделенных резервов и умелому взаимодействию их в ходе сражения. Успех сражения обеспечил дальнейшие победы союзных войск в Италии. Развивая успех, они в течение 6 недель заняли почти всю Северную Италию.
На р. Треббия А.В. Суворов применил форму встречного сражения. Эта форма могла иметь место лишь при переходе к тактике колонн и рассыпного строя1. Начиная сражение, русский полководец вводил войска в действие с хода, наращивая удар по противнику. На направлении главного удара было сосредоточено две трети всех сил, на второстепенном же направлении – одна треть. Сражение вылилось в форму последовательных ударов, разделенных по времени и рубежам, но составляющих единый замысел.
В августе произошло новое сражение у г. Нови. Бой был упорным. Сражение было завершено преследованием отступающего противника. Это сражение явилось примером демонстрации главного удара на второстепенном участке фронта с целью отвлечь силы противника, а затем внезапно ударить основными силами на решающем направлении. Войска располагались неравномерно по фронту и в глубину, в сражение вводились последовательно, когда же позволила обстановка, то для полного разгрома противника были введены все силы одновременно.
Победы армии А.В. Суворова в Северной Италии укрепили положение коалиции. Был разработан новый план военных действий коалиции против Франции. Он предусматривал перенесение действий на территорию Голландии и на Рейн. Для отвлечения Франции от Голландского и Северо-итальянского театров решено было нанести удар через Швейцарию силами русских войск.
По представлению союзников – австрийцев, А.В. Суворов избрал такой путь, чтобы, пройдя берегом о. Четырех Кантонов выйти на Швиц и действовать в тыл французским войскам Массены. Однако вдоль озера дорог на Швиц не существовало (русский полководец этого не знал), армия неминуемо попадала в тупик. Военный совет постановил – вместо Швица идти на Гларус и Кенталь. Действия основных сил прикрывал арьергард Розенберга, который вел непрерывные бои в Муттенской долине и сумел уничтожить значительное количество французских солдат.
Тем временем главные силы русской армии карабкались все выше и выше по горным кручам. Сбив дивизию Молитора, армия вошла в Гларус, где позднее соединилась с арьергардом Розенберга. От Гларуса началась самая трудная часть пути. Поднялась снежная буря, проводники разбежались, войска продвигались на ощупь. 19 октября А.В. Суворов привел свою армию в Баварию. После двухнедельного перехода трудности и лишения, холод и голод, бездонные пропасти, восхищенные враги и посрамленные союзники – все это осталось позади. За изумительный подвиг А.В. Суворов был произведен в генералиссимусы и получил титул Князя Италийского.
Так закончилась война с французами. Она не имела никаких положительных результатов. Русская кровь лилась здесь за чужие интересы.
Таким образом, в ХVIII в. созданные Петром I регулярная армия и военно-морской флот принимали активное участие в многочисленных войнах, кампаниях и сражениях. Практически всегда русское оружие одерживало победы над различными противниками. Это явилось следствием высокой технической оснащенности, массового героизма и мужества, высокой боевой выучки и мастерства русских солдат и матросов, которых вели в бой выдающиеся полководцы и флотоводцы того времени. Русские вооруженные силы обладали высочайшим уровнем военного искусства и принесли много передового как в теорию, так и в практику военного дела.
"За Единую, Великую и Неделимую Россию!"

Оффлайн Александр ГиринTopic starter

  • Полковник
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: ФХЪ 2011
  • Сообщений: 233
  • Спасибо: 72
  • Делай что должно и будь, что будет
ВООРУЖЕННЫЕ СИЛЫ РОССИИ
в XIX – начале XX в.

Важное место в военной истории России занимает период XIX – начала XX вв. Качественные и количественные изменения, происходившие в ее армии, поступление на вооружение более современного оружия, совершенствование ее структурной организации и принятие соответствовавших тому времени методов обучения и воспитания оказали значительное влияние на характер военных действий, которые вела Россия за свои государственные интересы.
Комплектование вооруженных сил России в рассматриваемый исторический период осуществлялось несколькими способами. До 1874 г. в России существовала рекрутская повинность, введенная Петром I. Для своего времени эта система была прогрессивной, она позволила создать регулярную армию, однородную в национальном отношении. В то же время рекрутская система имела серьезные недостатки, главными среди которых были многочисленные изъятия в несении военной службы по классовому, сословному, территориальному, национальному и другим признакам. В широких масштабах применялся откуп от военной службы путем найма заместителя. К началу XIX в. эта система  стала существенным препятствием в создании массовой армии. Рекрутчина не обеспечивала подготовку обученных людских резервов для развертывания и пополнения армии во время войны. В случае войны правительство прибегало к усиленным наборам рекрутов, которые поступали в войска плохо обученными военному делу. Наборы рекрутов производились ежегодно, в среднем бралось до 80 тыс. человек в год. Служба в армии продолжалась 25, а с 1834 г. – 20 лет. При длительных сроках службы армия постоянно имела больше солдат старших возрастов, чем младших.
В помощь армии на период ведения войны царское правительство также создавало временные формирование – ополчения. В 1806–1807 гг. в связи с угрозой вторжения французских войск в Россию было созвано ополчение из казенных и помещичьих крестьян. Оно насчитывало 612 тыс. работников, из них около 200 тыс. человек пошли на пополнение регулярных войск. Вновь к созыву ополчения пришлось прибегнуть, когда в Россию вторглась наполеоновская армии. Общая численность его достигла 320 тыс. человек. После войны крестьяне возвращались к своим помещикам. Во время Крымской войны 1853–1856 гг. в качестве резерва регулярных войск было собрано около 360 тыс. человек ополчения.
Со второй половины XIX в. в государственное ополчение зачислялись лица, освобожденные от военной службы по различным льготам, а также отбывшие срок пребывания в запасе. Ополчение делилось на  два разряда. Первый состоял из людей, годных к строевой службе, и предназначался для пополнения действующей армии в случае недостатка запаса. Во второй разряд зачислялись мужчины, годные к нестроевой службе и освобожденные по семейному положению Они предназначались для тыловой службы. Командный состав ополчения комплектовался из офицеров запаса или отставных офицеров.
В период военных реформ 60–70-х гг. XIX в. проводимых под руководством военного министра Д.А.Милютина, система комплектования войск изменилась В 1874 г. был утвержден устав о воинской повинности. По нему вместо рекрутских наборов вводилась всесословная воинская повинность. К службе в армии привлекались все мужчины по достижении ими возраста в 21 год. Срок действительной воинской службы значительно сокращался. Для рядовых в сухопутных войсках он был 6 лет, а затем 9 лет в запасе, на флоте – 7 лет и 3 года в запасе. Устав предусматривал льготы по образованию, отсрочки по семейному положению и др. От военной службы полностью освобождались духовенство, врачи и преподаватели.
Переход к воинской повинности позволил государству сократить численность армии в мирное время и значительно увеличить контингент военно-обученного запаса. Его численность в конце века составила около 3 млн. человек, что давало возможность развертывать массовую армию на случай войны.
В 1912 г. в России был принят новый закон о воинской повинности. В соответствии с ним сроки действительной военной службы в пехоте и артиллерии сокращались в 5 до 3 лет, в других родах войск – с 5 до 4, на флоте – с 7 до 5 лет. Запас делился на два разряда по возрасту. Лица молодого возраста определялись для пополнения полевых войск, старшего – тыловых. Сократились льготы по семейному положению и увеличились по образованию. Все это позволило России иметь в 1914 г. самую многочисленную армию в мире – 1,4 млн. человек и 5,6 млн. человек обученного резерва.
Комплектование вооруженных сил России командным составом в начале XIX в. осуществлялось исключительно из дворян, так как в 1798 г. Павел I запретил представлять военнослужащих недворянского происхождения даже к младшему офицерскому чину. Впоследствии правительство восстановило положение петровской Табели о рангах, но Николай I сильно ограничил право офицеров – выходцев из "податных сословий" в получении звания личного и потомственного дворянства. Таким образом, комплектование армии офицерами производилось в основном за счет "недорослей из дворян", которые поступали в войска юнкерами и вольноопределяющимися. После 2–3-летней службы в унтер-офицерском звании они производились в офицеры. Уровень общеобразовательной и военной подготовки таких офицеров был низким. Усложнение военного дела требовало повышения уровня специального образования и штабной подготовки офицеров, расширения сети военно-учебных заведений. В начале XIX в. открылись Главное инженерное и Михайловское артиллерийское училища. Появляются первые военно-учебные заведения штабной службы – Петербургское и Московское училища "для колонновожатых" и школа подготовки "офицеров по квартирмейстерской части". Для детей знати учреждаются Пажеский корпус и Царскосельский лицей. В 30–40 гг. в основных губерниях открываются кадетские корпуса с 8–9-летним сроком обучения. В 1863 г. они были преобразованы в военные гимназии с общеообразовательным уклоном. В 1832 г. в России возникло первое высшее общевойсковое учебное заведение – Военная академия (позже переименованная в Академию Генерального штаба). В 1855 г. открылись Инженерная и Артиллерийская академии. С 1800 по 1850 г. военно-учебные заведения выпустили свыше 44 тыс. офицеров, удовлетворив потребность армии и флота на 25–27%.
Введение всесословной воинской повинности в 1874 г. приоткрыло доступ в военно-учебные заведения представителям других сословий. Тем не менее, они по-прежнему сохраняли сословно-дворянских характер. В 1877 г. в военных и юнкерских училищах выходцы из дворян составляли 74–76% от общего числа учащихся. Остальные – выходцы из богатых семей – буржуазии, духовенства, чиновничества, интеллигенции. Система высшего военного образования в период реформ не подверглась серьезным изменениям, лишь частично были изменены учебные планы и программы в сторону придания военному обучению более практического характера. Были открыты две новые академии: военно-юридическая и морская. В конце века в России имелось 6 военных академий, но количество слушателей в них было незначительным. В 1882 г. правительство ликвидировало военные гимназии и восстановило кадетские корпуса как закрытые дворянские учебные заведения. Их выпускники пользовались преимуществом поступления в военные училища. В 60-х годах для подготовки технических и других специалистов были созданы оружейные, технические, пиротехнические, топографические, фельдшерские и другие военные школы. В целях переподготовки офицеров учреждались одногодичные школы.
В итоге реформы военной школы заметно улучшилась подготовка командных и инженерно-технических кадров, увеличилось их число. К концу XIX в. ежегодно в кадетских корпусах обучалось около 12 тыс. человек, в военных училищах – 5,5 тыс. человек, в юнкерских – 2,8 тыс., в академиях – до 850 человек. Среднегодовой выпуск офицеров достигал 2 тыс. человек, что позволяло обеспечить до 80% вакансий в армии и на флоте.
Дальнейшее улучшение подготовки и комплектования вооруженных сил России связано с военной реформой 1905–1912 гг. Были открыты новые военные училища, школы и кадетские корпуса. Юнкерские училища приравнивались к военным училищам. В 1910 г. были отменены сословные ограничения при приеме в военно-учебные заведения, что расширяло социальную базу офицерского корпуса за счет буржуазии и других имущих слоев населения. В 1914 г. в России было 28 кадетских корпусов, 19 пехотных, кавалерийских, артиллерийских и других военных училищ, 4 морских училища, 7 академий, 3 морских высших школы, различные офицерские школы и т.п. Принимались меры по омоложению офицерского корпуса, из армии было уволено по возрасту около 7 тыс. офицеров и генералов. Несмотря на это, решающие командные позиции в армии занимали представители господствующих классов. В 1912 г. среди офицеров было: дворян – около 70%; почетных граждан – до 11%; духовенства – свыше 3%; выходцев из купцов – 2,2%; податного сословия (крестьян, мещан и др.) – около 4%.
Вторым по значению родом войск была кавалерия. В начале XIX в. основную ее массу составляли драгуны. Для нанесения решающего удара в бою использовалась тяжелая кавалерия – кирасиры. Они вооружались длинными тяжелыми палашами и карабинами. Воины имели защитное снаряжение – металлические кирасы (латы) и каски. Заметную роль стала играть легкая конница – гусары и уланы. Формировались конно-егерские полки для разведки, патрулирования, рейдов в тыл неприятеля.
Организационно кавалерия состояла из кавалерийских бригад, дивизий и корпусов. Первые кавалерийские корпуса (по 2 дивизии в корпусе) были сформированы в 1812 г. и просуществовали до 60 гг. XIX в. Кавалерийские дивизии в это время состояли из 2-х бригад по 2 кавалерийских полка (6–10 линейных и 1–3 запасных эскадронов в каждом).
В 1875 г. при проведении Милютинских реформ старые кавалерийские дивизии были расформированы в вместо них созданы новые по 4 полка в каждой (драгунский, уланский, гусарский и казачий полки). На вооружение новых дивизий поступали винтовки системы Бердан и револьверы "Смит и Вессон". Из холодного оружия у конников оставались сабли и пики.
В 1896–1897 гг. корпусное звено в кавалерии было вновь восстановлено. Перед началом первой мировой войны кавалерийская дивизия состояла из 4-х полков (драгунского, уланского, гусарского и казачьего) по 6 эскадронов, конно-артиллерийского дивизиона, конно-пулеметной и конно-саперной команд. На вооружении конницы имелось холодное оружие (сабли, палаши, шашки, пики) и огнестрельное (магазинные винтовки со штыками и без них, карабины, револьверы).
Немаловажное значение в рассматриваемый период придавалось артиллерии. По принципу боевого использования она делилась на полковую, полевую, осадную и крепостную. В первой половине XIX в. появилась специальная горная артиллерия. Организационно артиллерия в это время состояла из дивизий (3 пеших и 1 конноартиллерийская бригада). Бригада включала в себя 2 артиллерийских полка двухбатальонного состава (по 2 батарейных и 2 легких роты в батальоне).
Во время Милютинских реформ артиллерия была значительно усилена. В 1872 г. все артиллерийские бригады были приведены из 4-батарейного состава в 6-батарейный (по 8 орудий в батарее). На их вооружении поступали картечницы Гатлинга – 6-ствольные орудия, дававшие до 360 выстрелов в минуту благодаря использованию револьверной системы. Осуществлялся переход к нарезной артиллерии. Дальность стрельбы увеличивалась в 2–2,5 раза, а точность более, чем в 5 раз.
В 1905–1910 гг. русская артиллерия становится полностью нарезной и скорострельной. К началу первой мировой войны она стала подразделяться на полевую (легкую, конную, горную), полевую тяжелую и тяжелую (осадную). На ее вооружении в 1914 г. находилось 7088 орудий, из них 240 тяжелых.
Военно-морской флот России в XIX – начале XX в. также претерпел большие изменения. С 1804 г. на флотах действовали постоянные соединения – дивизии, которые делились на бригады и приписывались к определенным базам. Военные корабли в это время были парусными и гребными. Во второй половине XIX в. осуществлялся переход от парусного к паровому броненосному флоту. В 80-х гг. основным соединением кораблей стала эскадра (дивизии и бригады были упразднены), состоявшая из кораблей различных классов, сведенных в отряды. К концу столетия Россия занимала третье место в Европе по числу боевых судов – 107 кораблей.
После русско-японской войны остро встал вопрос о реорганизации флота. В 1906 г. был создан Морской генеральный штаб, выполнявший функции оперативно-стратегического руководства флотом. Началось восстановление ВМФ. Он пополнялся новыми кораблями всех классов. Были построены линкоры типа "Севастополь", которые в техническом отношении являлись лучшими для того времени кораблями этого типа. Были созданы первоклассные эсминцы типа "Новик" и подводные лодки "Барс", считавшиеся лучшими в мире. Флот получил хорошее торпедное и минное оружие. В 1914 г. Россия имела 9 линкоров, 15 крейсеров, 99 миноносцев, 23 подводные лодки и большое число вспомогательных судов.
Организация вооруженных сил в России в начале XIX в. включала: полевую армию (пехоту, кавалерию, полевую артиллерию и инженерные войска); местные формирования (гарнизонные и ландмилиция); иррегулярные войска (казаки). В 70-е гг. в результате Милютинских реформ она стала состоять: из регулярных кадровых (полевых и тыловых, в том числе крепостных, резервных и местных), запасных (формируемых в военное время) и вспомогательных войск (учебных формирований, жандармерии и других), а также иррегулярных войск (главным образом казачьих) и ополчения, созываемого при чрезвычайных обстоятельствах.
Отдельным видом вооруженных сил был Военно-морской флот России.
Основу вооруженных сил составляла полевая армия. Главным родом войск полевой армии была пехота. В начале XIX в она делилась на линейную, вооруженную 7-линейным кремневым ружьем с примкнутым штыком, для действий в колоннах и нанесения противнику штыкового удара, и легкую егерскую, предназначенную для ведения боевых действий в рассыпном строю. Егеря вооружались нарезными ружьями, кинжалами и ножами. В 20–30-х гг. из егерей были сформированы первые отдельные стрелковые батальоны. В середине 50-х гг. в каждой пехотной дивизии было создано по одному стрелковому батальону, а в пехотных батальонах – по одной стрелковой роте.
Высшим тактическим соединением пехоты был корпус (2–4 пехотные дивизии, корпусные части и подразделения). Пехотные дивизии в свою очередь состояли из 2–3 бригад (по 2–3 полка в бригаде). Полк обычно включал 3–4 батальона на 4 роты в каждом.
В 80-е гг. начали создаваться стрелковые полки, объединенные в бригады. На вооружение пехоты поступало нарезное стрелковое оружие – однозарядная винтовка системы Бердана, а с 1891 г. – магазинная пятизарядная трехлинейная (7,62 мм) винтовка С.И.Мосина. Массовое насыщение пехоты этим оружием позволило к началу XX в. переформировать все линейные войска в стрелковые и резервные. В ходе русско-японской войны 1904–1905 гг. стрелковые бригады стали сводиться в стрелковые дивизии.
Дальнейшее организационное совершенствование пехоты связано с военными реформами 1905–1912 гг. В их результате накануне первой мировой войны удельный вес пехоты в сухопутных войсках стал составлять 70%. Высшим тактическим соединением был армейский корпус (2–3 пехотные дивизии). Дивизия состояла из 2-х бригад (по 2 полка в каждой), артбригады, 2-х кавалерийских эскадронов и специальных частей. В полках имелась полковая артиллерия и пулеметные команды. На вооружение были приняты станковый пулемет Максима, 76 мм полевая и 107 мм скорострельная пушка, 122 и 152 мм гаубицы.
Управление войсками характеризовалось усилением централизации военного аппарата. Во главе вооруженных сил России стоял император. В 1802 г. создается Военное министерство, в 1827 г. восстанавливается Генеральный штаб, упраздненный при Павле I. В 60-х годах была произведена перестройка системы военного управления. Центральное управление по-прежнему осуществляло Военное министерство, которое состояло из: Военного совета, где обсуждались все вопросы законодательного и хозяйственного порядка, он же осуществлял инспектирование войск; Канцелярии; Главного штаба, ведавшего вопросами комплектования армии, ее организации, боевой подготовки и мобилизационной готовности; Главных управлений (интендантского, артиллерийского, инженерного, медицинского, учебных заведений, судебного и казачьих войск). Крупным мероприятием явилось создание военно-окружной системы. Страну разделили на 15 военных округов. Каждый округ возглавлялся командующим, который подчинялся царю, но свои функции выполнял под руководством военного министра. При командующем округом учреждалось военно-окружное управление, которое состояло из военного совета, штаба и управлений (интендантского, артиллерийского, инженерного, медицинского). Создание военных округов обеспечивало оперативное руководство войсками на местах, быстрое развертывание армии на случай войны.
   Дальнейшее совершенствование системы военного управления связанного с военными реформами 1905–1912 гг. В нее к тому времени входили центральное, полевое и местное управления. Центральным управленческим органом до и после реформы являлось военное министерство. В 1905 г. уточнились функции и задачи центральных органов. Реформа практически  не коснулась местного управления – как и прежде, Россия делилась на военные округа, во главе которых стоял командующий войсками. Главным в перестройке военного управления было учреждение в июне 1905 г. Совета государственной обороны (СГО) как центрального руководящего органа, координирующего действия армии и флота. В августе 1909 г. Совет государственной обороны был упразднен. В целом  в военном управлении усилилась централизация.
   Обучение и воспитание.  В период царствования Павла I культивировалась гатчинская прусская система. Солдата готовили больше не для боя, а к смотрам и плац-парадам, пытаясь превратить его в "механизм, артикулом предусмотренный". После смерти Павла I стало больше внимания уделяться изучению опыта прошлых войн и внедрению его в боевую подготовку. В конце XIX – начале XX в. боевая подготовка войск значительно улучшилась. Вводятся новые уставы, в которых обобщается опыт русско-японской и других войн. Среди них лучшими в мире были: Устав полевой службы, Наставление для действия пехоты и артиллерии в бою и другие. В уставах особое внимание обращалось на боевую подготовку солдат, подразделений и частей. Пехота училась активным, инициативным действиям, умелому ведению ружейного, пулеметного и артиллерийского огня, взаимодействию с другими родами войск.
Большая роль в обеспечении высокой боевой мощи России отводилась воспитанию военнослужащих. Оно базировалось на преданности царю и отечеству, на православной религиозности основной массы воинов, сознательной дисциплине, боевых традициях. Составляющими воинского воспитания были: духовное ( религиозно- нравственное), умственное (интеллектуальное) и телесное (физическое) развитие.
Войны России в XIX – начале XX в. Наиболее крупными из них являлись: русско-иранская война 1804–1813 гг., русско- австрийско-французкая война 1805 г. ; русско-прусско-французкая война 1806–1807 гг.; русско-турецкая война 1806–1812 гг.; русско-шведская война 1808–1809 гг.; Отечественная война 1812 г.; русско-иранская война 1826–1828 гг.; русско-турецкая война 1828–1829 гг.; Крымская война 1853–1856 гг.; русско-турецкая война 1877–1878 гг.; русско-японская война 1904–1905 гг.
Крупнейшей войной, которую вела Россия в XIX веке, была Отечественная война 1812 г.  против наполеоновской агрессии. Стратегический план наполеона I состоял в том,  чтобы в I–2 генеральных сражениях овладеть Москвой и принудить русское правительство к капитуляции.  Для осуществления замысла он направил армию  вторжения численностью свыше 600 тыс. человек и 1400 орудий , включая войска многих порабощенных государств. Русское командование противопоставило стратегии генерального сражения более гибкую форму борьбы, сочетавшую систему отдельных сражений, маневрирования, активной обороны с последующим переходом в контрнаступление и решительным преследованием врага. Сохранив русскую армию в Смоленском сражении и нанеся серьезный ущерб наполеоновской армии в битве под Бородино, фельдмаршал М.И.Кутузов оставил Москву и организовал отход своих войск таким образом, что сделал невозможным осуществление наполеоновского принципа "война кормит войну". При отходе уничтожались и увозились все материальные запасы. В результате, в Москве Наполеон вынужден был думать не о победе, а о немедленном заключении мира и спасении армии от разложения и разгрома. После сражений у Малоярославца, под Вязьмой и у Красного остатки наполеоновской армии были разгромлены на р. Березине. Наполеону удалось переправить через реку и увести с собой всего 9–10 тыс. человек  из остатков своих войск.
Большое значение для развития русского военного искусства имела русско-турецкая война 1877–1878 гг. Эта война выявила тенденции к росту масштабов и изменению характера вооруженной борьбы, обусловленных появлением массовых армий, оснащением их нарезным стрелковым и артиллерийским вооружением, использованием железных дорог и полевого телеграфа. В войне приняло участие свыше 1 млн. человек. Боевые действия велись на широком фронте (от 400 до 600 км) и на большую глубину (до 400 км), были тесно связаны между собой, характеризовались большой напряженностью и длительной продолжительностью. Дальнейшее развитие получили элементы операции, возросла роль штабов в управлении войсками.
Много нового в области военного искусства дала русско-японская война 1904–1905 гг. Она показала решающую роль в достижении победы военно-экономического потенциала страны и морального фактора. За время войны Россия и Япония мобилизовали в свои вооруженные силы по 1,2 млн. человек. В ходе войны впервые были широко применены пулеметы, был приобретен первый опыт применения в целях радио, аэростатов наблюдения, прожекторов  и т.д. Военные действия приобрели широкий размах и вышли за рамки боя и сражения. в ходе войны проявились многие черты армейских и фронтовых операций, были созданы объективные предпосылки для зарождения новой области военного искусства – оперативного искусства. На смену фортификационным сооружениям прошлого (редуты, люнеты) пришли оборонительные позиции, оборудованные окопами, проволочными заграждениями, блиндажами, протянувшимися на многие десятки километров. Оборона приобрела глубину. взрослая роль тылового обеспечения, от которого во многом зависел исход боевых действий.
Развитие тактики.  Для отечественной войны 1812 г. характерной была тактика колонн и рассыпного строя. Ее признаками были: построение основных сил пехоты для ведения боя в глубокие (преимущественно батальонные) колонны; применение меньшей части пехоты (егеря, легкая пехота) в рассыпных строях; использование конницы для самостоятельных и совместных с пехотой атак на противника путем удара сомкнутых масс; широкое применение  гладкоствольной артиллерии с сосредоточением ее на решающих участках боя; превращение штыковых атак пехоты и сабельных ударов конницы в главный и решающий  способ разгрома противника; сосредоточение сил и средств на решающих направлениях путем маневра по фронту и из глубины; выделение части сил и средств в резерв и использование резервов для наращивания усилий на решающих направлениях. В Бородинском сражении отчетливо выявились характерные черты тактики колонн и рассыпного строя. Обе стороны ставили перед собой решительные цели, стремясь к уничтожению живой силы противника. Действия войск отличались высокой активностью и настойчивостью. Боевые порядки наступающих и оброняющихся войск строились из одинаковых элементов: рассыпной строй егерей, батальонные колонны линейной пехоты, развёрнутые строи и колонны конницы, мощные батареи артиллерии. Атаки и конратаки готовились огнём стрелков и артиллерии и осуществлялись прямым ударом сомкнутых масс пехоты и конницы.
Тактика колонн и рассыпного строя имела много преимуществ над шаблонной тактикой. К ним относились: решительный характер тактических задач и высокая боевая активность войск в наступлении и обороне; сочетание огня, маневра и удара в соответствии с тактико-техническими возможностями гладкоствольного, заряжаемого с дула оружия; способность войск к маневру и действиям на любой местности и другие. Основным недостатком этой тактики следует считать, что плотные и глубокие боевые порядки несли тяжелые потери от огня артиллерии и стрелкового оружия, главные силы пехоты в наступлении не могли сочетать огонь и маневр, поэтому атаку готовили артиллерия и легкая пехота.
Во второй половине XIX в., когда на вооружение войск начало поступать в массовом количестве нарезное оружие, роль огня в сражении непрерывно возрастала. Быстрое повышение скорострельности, дальнобойности и точности огня стрелкового оружия послужило причиной кризиса тактики колонн и рассыпного строя. Ее недостатки ярко проявились в Крымской войне 1853–1856 гг. В сражении на р. Альме 20 сентября 1854 г. под воздействием огня англо-французской пехоты, вооруженной нарезными ружьями, русские колонны стихийно расчленялись и солдаты укрывались от пуль противника за складками местности. В Инкерманском сражении 5 ноября 1854 г., наступая на позиции англичан, некоторые русские полки преднамеренно рассыпались в цепи, чтобы преодолеть зону артиллерийского и ружейного огня с минимальными потерями. Следовательно, уже в ходе Крымской войны зародилась стрелковая цепь, которая позволяла лучше сочетать движение и огонь, использовать свойства местности и значительно снизить потери.
Под воздействием нового оружия менялась и тактика оборонительного боя. Опыт обороны Севастополя выявил недостаточную устойчивость насыпных земляных укреплений, с трудом противостоящих огню артиллерии. Поэтому линия сооружений крепостного типа прикрывалась с фронта системой полевых укреплений – групповых окопов и ходов сообщения. Кроме того, позади основной линии укреплений строились укрытия и убежища, где размещались резервы.
Совершенствование нарезного оружия и насыщение им пехоты в 70–80-е годы XIX в. привело к окончательной смене тактики колонн и рассыпного строя на тактику стрелковых цепей, что наглядно проявилось в русско-турецкой войне 1877–1878 гг. Сущность и основные особенности тактики стрелковых цепей сводились к следующему: вооруженная нарезным стрелковым оружием пехота являлась главной силой, решающей исход сражений и боев; она сражалась при поддержке артиллерии, которая стремилась подавить систему огня противника и создать благоприятные условия для наступления; все больше падало значение в сражениях конницы, которая использовалась для ведения разведки и преследования, для обеспечения флангов. Пехота в зоне ружейного огня действовала в расчлененных строях и рассыпавшись в цепь, ее передвижение осуществлялось перебежками и переползанием от рубежа к рубежу и сочеталось с интенсивным огнем в целях подавления огневого сопротивления противника.
Тактика стрелковых цепей позволяла наиболее полно использовать высокие боевые возможности винтовки, гибко сочетать в бою движение, огонь и удар. При такой тактике войска могли сражаться на любой местности, в любое время года. Все это сделало стрелковую цель основной формой боевого порядка пехоты в войнах конца XIX  и первой половины XX в. К недостаткам тактики стрелковых цепей можно отнести сложность управления войсками, рассыпанными в цепь, и слабую ударную силу одиночной стрелковой цепи.
Большое влияние на тактику пехоты оказала русско-японская война 1904–1905 гг. Она показала значительное возрастание роли огня в бою. Достижение успеха стало возможным только при умелом сочетании огня, маневра и удара. Наступательный бой приобрел значительную глубину и делился на три периода – сближение, наступление и атаку. В период сближения и наступления пехоту поддерживала артиллерия, которая вела огонь по переднему краю и по артиллерийским позициям противника. Во время атаки артиллерийский огонь переносился в глубину, с тем чтобы подавить тактические резервы противника и не поразить свою пехоту. Следовательно, в решающий период боя наступающая пехота лишалась поддержки со стороны артиллерии. Рост эффективности артиллерийского и пулеметно-оружейного огня потребовал значительного снижения тактических плотностей пехоты как в наступлении, так и в обороне. Если в начале войны пехотная дивизия наступала в полосе 2 км, то к концу войны полоса наступления дивизии равнялась 3–3,5 км. Полоса обороны дивизии возросла с 2 до 5 км. Чтобы снизить потери от всех видов огня, боевые порядки рассредоточивались по фронту и в глубину, а стрелковые цепи стали не такими густыми. Более широко применялись удары по флангам противника, тактические охваты и обходы. Основным типом инженерного сооружения при полевой обороне стал стрелковый окоп. Оборонительная позиция стала включать в себя три–четыре линии окопов и различные заграждения. Общая глубина оборонительной позиции достигала 3–4 км.
Таким образом, обзор состояния вооруженных сил России в XIX–начале XX вв. позволяет отметить, что за более, чем столетний путь русская армия и флот прошли нелегкий путь. В течение этого периода произошли значительные изменения в вооружении, организационно-штатной структуре, неоднократно менялись системы комплектования войск, боевой подготовки и обучения личного состава, подготовки командных кадров. Причем, эти изменения зачастую происходили в ходе боевых действий по защите Отечества. В огне сражений и боев крепли и мужали Российские вооруженные силы. Русские солдаты всегда проявляли высокую выучку, боевое мастерство, героизм и мужество. За это время выросла целая плеяда великих русских полководцев и военачальников, навсегда вошедших в военную историю Отечества.
"За Единую, Великую и Неделимую Россию!"