Автор Тема: История русской зенитной артиллерии  (Прочитано 7756 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Александр ГиринTopic starter

  • Полковник
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: ФХЪ 2011
  • Сообщений: 233
  • Спасибо: 72
  • Делай что должно и будь, что будет
ЗЕНИТНАЯ АРТИЛЛЕРИЯ РУССКОЙ ИМПЕРАТОРСКОЙ АРМИИ (1890–1918 гг.)


ВВЕДЕНИЕ

История зенитной артиллерии – составная часть истории Российской императорской армии.
Зарождение зенитной артиллерии связано с появлением на вооружении ар мий наиболее развитых государств управляемых летательных аппаратов и их использованием в военных целях.
Созданная русскими инженерами первая отечественная зенитная пушка по своим основным характеристикам и инженерному решению устройства целого ряда узлов и механизмов не уступала первым иностранным образцам зенитных орудий, а по некоторым показателям и превосходила их.
С началом Первой мировой войны воздушное пространство впервые стало ареной боевых действий, где осуществлялось противоборство между авиацией как средством воздушного нападения и зенитной артиллерией как средством обороны войск и объектов.
Следует признать, что авиация как средство нападения в своем развитии всегда опережала развитие средств противовоздушной обороны. Совершенствование средств ПВО чаще всего было ответным шагом на улучшение летных характеристик самолетов и вертолетов, повышение их боевых возможностей, изменения в тактике действий.


1. ПОЯВЛЕНИЕ УПРАВЛЯЕМЫХ ЛЕТАТЕЛЬНЫХ АППАРАТОВ И ИХ ДАЛЬНЕЙШЕЕ РАЗВИТИЕ

Одно из величайших достижений человеческого разума – самолет волей новаторов в военном деле был обращен в грозное, смертоносное оружие. Идеи его создания уводят нас в далекие годы, когда появились прообразы первых летательных аппаратов в виде воздушных шаров, аэростатов и дирижаблей. Еще в 1871 году при осаде немцами Парижа французское командование применило воздушные шары для связи осажденной столицы с провинцией. Попытки немецких артиллеристов сбить их из полевых орудий были безуспешными. Этот исторический факт положил начало использованию летательных аппаратов в военном деле и борьбе с ними. С появлением управляемых аэростатов и дирижаблей, а затем и самолетов задачи по борьбе с воздушным противником еще более усложнились.
Среди большого количества летательных аппаратов, появившихся в различных странах мира в последней четверти ХIХ века, наиболее совершенной была модель русского изобретателя А. Ф. Можайского, который после многих лет напряженной работы в 1882 году построил самолет в натуральную величину. В период 1882–1885 годов на испытаниях самолет Можайского с человеком на борту оторвался от земли и поднялся в воздух, совершив первый в мире полет. В США братья Райт совершили полет на изобретенном и построенном ими самолете только в 1903 году.
Однако дальнейшее совершенствование самолетов было невозможно без разработки теоретических основ авиационной науки. Разработкой теории движения тел в воздушной среде занимались известные ученые ряда стран мира, из которых наиболее выдающихся результатов достигли крупнейшие русские ученые Д. И. Менделеев, Н. Е. Жуковский, К. Э. Циолковский, С. С. Неждановский, С. А. Чаплыгин, а также зарубежные ученые П. Пильчер (Англия), О. Лиленталь (Германия), О. Шанют (США) и другие.
С появлением дирижаблей и самолетов практически сразу исследовалась целесообразность их применения в военном деле.
Военная авиация в передовых странах Европы начала создаваться почти одновременно. Французская армия к началу 1911 года насчитывала всего около 75 боевых самолетов.
В германской армии до 1911 года предпочтение отдавалось строительству дирижаблей типа «Цеппелин», имевших скорость полета 80–90 километров в час, высоту полета 2500–4000 метров и полезную нагрузку 8–11 тонн. Однако тихоходные дирижабли, наполненные водородом, представляли собой идеальную мишень для самолетов в воздушном бою. Учитывая все это, военное руководство Германии, начиная с 1911 года, приступило к строительству самолетов.
В Британской армии военная авиация организационно оформилась в 1912 году.
С появлением военной авиации начали отрабатываться вопросы ведения воздушной разведки, воздушного боя, нанесения ударов с воздуха по наземным и морским объектам.
Впервые опыт боевого применения авиации был приобретен в итало-турецкой войне 1911–1912 годов и в первой Балканской войне 1912– 1913 годов. Если к началу первой мировой войны воюющие стороны, вместе взятые, имели в строю всего около 800 самолетов, то к концу войны – более 10 000 самолетов.
По мере количественного роста и качественного развития авиации все больше возрастала ее роль в бою и операции. Наряду с широким применением авиации днем, в простых метеоусловиях, она начала активно действовать в сложных метеоусловиях и ночью.
На первых порах авиация не рассматривалась как самостоятельное или подчиненное армии средство, способное боевыми действиями хоть в какой-то мере повлиять на ход войны. Налеты самолетов носили эпизодический характер и часто не согласовывались с действиями наземных войск. Но, начиная с 1916 года, все операции наземных войск проводились при самом активном участии в них авиации, оказавшей существенное влияние на ход и исход боевых действий.
Задачи, решаемые военной авиацией, все время расширялись. Самолеты систематически использовались для разведки, ведения воздушного боя и бомбардировки войск и объектов. В связи с этими задачами были созданы специальные типы самолетов – разведчики, истребители и бомбардировщики, улучшались их летно-технические характеристики.
Если в начале Первой мировой войны основные типы самолетов имели скорость полета 80–100 километров в час, высоту полета 2,5–3 километра, продолжительность полета 2–3 часа и бомбовую нагрузку до 500 килограммов, то к концу войны скорость полета возросла до 180–200 километров в час, высота полета – до 4,5–7 километров, продолжительность полета до 4–5 часов (отдельных типов самолетов до 7–10 часов), что значительно увеличило радиус их боевых действий. Бомбовая нагрузка возросла до 1000 килограммов.
Почти все разведчики и бомбардировщики были вооружены пулеметами, огонь из которых был эффективен с высоты до 600 метров.
Развитие авиационной техники создало условия для значительного улучшения летно-тактических характеристик боевых самолетов, особенно за счет повышения мощности двигателей и улучшения аэродинамических качеств.
« Последнее редактирование: 27.12.2011 • 13:42 от Александр Гирин »
"За Единую, Великую и Неделимую Россию!"

Оффлайн Александр ГиринTopic starter

  • Полковник
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: ФХЪ 2011
  • Сообщений: 233
  • Спасибо: 72
  • Делай что должно и будь, что будет
История русской зенитной артиллерии
« Ответ #1 : 27.12.2011 • 13:43 »
2. ЗАРОЖДЕНИЕ СРЕДСТВ БОРЬБЫ С ЛЕТАТЕЛЬНЫМИ АППАРАТАМИ И ИХ РАЗВИТИЕ

Появление на вооружении армий наиболее развитых стран управляемых летательных аппаратов поставило перед Россией задачу по созданию средств борьбы с ними и разработке способов их уничтожения. Первые испытания полевых орудий в стрельбе по воздушным целям (привязанным воздушным шарам) происходили 13 июля 1890 года на Усть-Ижорском полигоне и под Красным Селом в 1891 году. После этих испытаний в Правила стрельбы русской артиллерии были включены разделы, предусматривавшие способы стрельбы по воздушным шарам.
Появление управляемых аэростатов, дирижаблей, а затем и самолетов значительно усложнило борьбу с подвижными воздушными целями и потребовало разработки новых Правил и приемов стрельбы. В России в 1909 году началась разработка новых Правил стрельбы полевой артиллерии, которые были изданы в 1911 году в двух главах. В них обстоятельно рассматривались вопросы стрельбы по воздушным целям.
В объяснительной записке к этим Правилам стрельбы указывалось, что для борьбы с подвижными воздушными целями необходимы специальные орудия, но до их создания эту задачу надо было решать имеющимися полевыми орудиями.
Тем не менее, Россия, как и многие другие страны, вступила в Первую мировую войну совершенно неподготовленной к противовоздушной обороне.
С самого начала войны стали изыскиваться средства артиллерийской борьбы с воздушным противником. В первое время на фронте действующей русской армии пытались обстреливать самолеты из полевых 76-мм пушек, подкапывая хобота лафетов, чтобы иметь возможность увеличить угол возвышения хотя бы до 30°. Одной из конных русских батарей был сбит германский цеппелин. За неимением соответствующих зенитных орудий на фронте продолжали вести упрощенную стрельбу из неприспособленных 76-мм пушек в течение всего первого года войны, если не дольше, несмотря на большой расход снарядов и безрезультатность стрельбы, которая стала ясной в связи с увеличением высоты и скорости полета самолетов.
Между тем необходимость защиты от нападения с воздуха некоторых городов, стратегических пунктов, войск и войсковых тылов непрерывно возрастала, а с весны 1915 г. нужда в зенитной артиллерии, вооруженной специальными орудиями для стрельбы по воздушному флоту, крайне обострилась. Заказанные в августе 1914 г. Путиловскому заводу первые 12 таких зенитных 76-мм пушек обр. 1914 г. системы Лендера и Тарковского были изготовлены лишь в марте 1915 г..
Осенью 1914 года командованию русской армии пришлось спешно приступить к формированию артиллерийских частей, предназначенных для стрельбы по воздушным целям. Эти части формировались в виде отдельных 4-орудийных батарей. Для формирования первых так называемых «противоаэростатных батарей» были использованы морские 75-мм пушки. Три такие батареи, сформированные в Кронштадте, в ноябре 1914 года были отправлены на фронт – в состав крепостной артиллерии Варшавского гарнизона. Кроме того, для создания «противоаэростатных батарей» использовались 76-мм орудия полевой артиллерии образца 1900 и 1902 годов, приспособленные для стрельбы по воздушным целям.
Приспособления (или станки) для полевых орудий можно разделить на две категории: устанавливаемые в ямах и тумбового типа. Лучшим из всех имевшихся в то время станков был тумбовый станок Б. Н. Иванова, одобренный Артиллерийским комитетом Глав-ного артиллерийского управления.
Несмотря на существенные преимущества станка Б. Н. Иванова перед другими, его производство заводским способом началось только в 1916 году. На вооружении же русской, а затем и Красной Армии станок Б. Н. Иванова состоял до 1934 года.
Орудия, приспособленные для стрельбы по воздушным целям, сыграли определенную роль в борьбе с самолетами противника, заставляя их летать выше над нашими войсками и поспешно (без прицеливания) сбрасывать бомбы.
Для повышения результатов стрельбы по воздушным целям на приспособленных орудиях, наряду с панорамой, стали применять специальный прицел, позволявший вводить упреждения на время полета снаряда до цели.
Основными недостатками приспособленных орудий были: большая «мертвая воронка», что уменьшало и без того малую зону обстрела воздушной цели; орудия на станке не имели достаточной устойчивости при стрельбе на углах возвышения более 30 градусов; наводка орудий на цель не была плавной, что существенно увеличивало ошибки наведения и приводило к большому расходу снарядов для поражения цели. Эти орудия не могли успешно бороться с авиацией противника. Необходима была специальная зенитная пушка. В 1901 году молодой военный инженер Обуховского завода (г. Петербург) М. Ф. Розенберг разработал проект первой 57-мм зенитной пушки, проявив при этом подлинное научное предвидение будущего военного использования авиации и средств борьбы с ней. При всем естественном несовершенстве этого проекта им было положено начало нового вида артиллерии. Идею создания первой противосамолетной пушки поддержали коллектив преподавателей офицерской артиллерийской школы при Михайловской артиллерийской академии и общество «Путиловские заводы». В 1908 году ими были разработаны тактико-технические требования к зенитному орудию, а офицер школы В. В. Тарновский высказал идею установки зенитного орудия на автомобильной платформе. В 1909 году на Путиловском заводе состоялось обсуждение вопроса о возможной конструкции первой противосамолетной (зенитной) пушки.
Разработанный проект зенитной пушки был одобрен в 1913 году Главным артиллерийским управлением русской армии. Непосредственную разработку и изготовление опытного образца общество «Путиловские заводы» в июне 1914 года поручило своему конструктору Ф. Ф. Лендеру.
К концу 1914 года на Путиловском заводе были изготовлены первые четыре 76-мм зенитные пушки. В феврале 1915 года пушки прошли испытания на Петроградском полигоне и получили положительную оценку. Важной частью зенитной пушки были прицельные приспособления, позволявшие наводить ствол в упрежденную точку встречи самолета со снарядом с учетом перемещения цели за время полета снаряда. Прицельные приспособления имели оптическую панораму (артиллерийскую панораму Герца) и угломерный круг, а в дальнейшем и дистанционный барабан. Ф. Ф. Лендер изобрел клиновый затвор, противооткатные устройства и подъемный механизм специально для этой пушки. Таким образом, 76-мм пушка образца 1914 года стала первым зенитным орудием в России (рис. 2). В 1915 году эта пушка была модернизирована за счет увеличения угла возвышения и скорострельности.
При первых же стрельбах по движущимся воздушным целям стали зарождаться приборы для определения координат и параметров цели, а также величин упреждения. Однако разработка и производство даже простейших оптических приборов в России были сопряжены в то время с большими трудностями, т. к. до 1905 года оптико-механическое производство вообще отсутствовало, и оптические приборы для нужд артиллерии ввозились из-за границы. Только в 1905 году на Обуховском заводе в Петербурге под руководством инженера Я. Н. Перепелкина была организована первая отечественная оптико-механическая мастерская, которая работала на импортном оптическом стекле. В сентябре 1914 года на фарфоровом заводе в Петербурге состоялась первая варка отечественного оптического стекла.
Первый прибор для определения угла упреждения, названный тахоугломером, был предложен русским изобретателем Я. Н. Перепелкиным в 1915 году. Однако слабое развитие приборостроения в России не позволяло обеспечить возрастающие потребности армии в тахоугломерах. Поэтому широкое применение получили более простые приборы управления зенитным огнем построительного типа, в частности, командирский прибор системы Лауница.
В 1916 году И. А. Лауниц в дополнение к дальномеру сконструировал курсомер-скоромер, позволявший определять скорость и направление движения цели. В этом же году поручиком А. М. Игнатьевым был изобретен командирский прибор графопостроительного типа, баллистическая часть которого впоследствии была использована в первых ПУАЗО.
Активно занимались созданием зенитных орудий конструкторы вооружения во Франции и Германии. Первыми образцами зенитных орудий во Франции была 75-мм пушка образца 1913 года, а в Германии – 77-мм пушка образца 1914 года.
Более высокий уровень развития промышленности ряда западноевропейских стран позволил им значительно опередить Россию в производстве специальных зенитных орудий и оснащении ими действующих войск.
После завершения Первой мировой войны быстрый рост военной авиации и ожидавшееся расширение масштабов ее применения в общевойсковом бою вызвали необходимость принятия мер по усилению противовоздушной обороны войск. В первую очередь требовалось усовершенствование имеющихся и создание новых средств борьбы с авиацией.
"За Единую, Великую и Неделимую Россию!"

Оффлайн Александр ГиринTopic starter

  • Полковник
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: ФХЪ 2011
  • Сообщений: 233
  • Спасибо: 72
  • Делай что должно и будь, что будет
История русской зенитной артиллерии
« Ответ #2 : 27.12.2011 • 13:47 »
3. ФОРМИРОВАНИЕ ПЕРВЫХ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ И ЧАСТЕЙ ДЛЯ ЗАЩИТЫ ВОЙСК ОТ УДАРОВ С ВОЗДУХА. СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ОРГАНИЗАЦИОННО-ШТАТНОЙ СТРУКТУРЫ ФОРМИРОВАНИЙ И ОРГАНОВ УПРАВЛЕНИЯ ПРОТИВОВОЗДУШНОЙ ОБОРОНОЙ ВОЙСК

Формирование первых отдельных противоаэростатных 4-орудийных батарей в России началось осенью 1914 года. Для их вооружения использовались 75-мм морские орудия и 76-мм орудия полевой артиллерии образца 1900 и 1902 годов, приспособленные для стрельбы по воздушным целям. Три такие батареи, сформированные в Кронштадте в ноябре 1914 года, были направлены на фронт в состав крепостной артиллерии Варшавского гарнизона.
В 1914 г. осенью были сформированы только три четырехорудийные батареи для стрельбы по воздушному флоту из морских 75-мм пушек в 50 калибров. Формирование производилось в Кронштадте под непосредственным руководством коменданта крепости Маниковского, который включил их третьими батареями в дивизионы формируемого им же тяжелого пушечного полка (из береговых 254-мм пушек и 152-мм пушек Канэ), что упрощало организацию в смысле хозяйства.
Командир этого полка 11 ноября 1914 г. донес дегенверху, который был инициатором формирования, что он «с последним эшелоном батарей 75-мм противоаэропланных пушек отбыл из Петрограда» на фронт.
За отсутствием специальных зенитных орудий оставались неудовлетворенными не только нужды фронта, но даже такие исключительные требования, как выяснившаяся в апреле 1915 г. необходимость иметь хотя бы две четырехорудийные батареи для охраны от воздушных нападений Царского Села и Ставки верховного главнокомандующего.
Невозможность быстрого изготовления зенитных орудий ввиду большой сложности и трудности их производства вынудила прибегнуть к устройству кустарных установок под 3-дм. (76-мм) пушку, изготовлявшихся из разнообразного подручного материала даже средствами войсковых частей. С этих установок получалась возможность давать орудию довольно большой угол возвышения до 50 – 60° и круговой обстрел, но установки упрощенных образцов обладали многими недостатками, и в общем стрельбу из орудий на таких установках по воздушным целям, имевшим уже и в то время скорость полета более 100 км/час, нельзя было считать удовлетворительной. Почти всю войну русской армии пришлось провести с ничтожным количеством специальных зенитных орудий, в общем слабо отражая налеты неприятельского воздушного флота из полевых 76-мм пушек на кустарных установках.
Формирование батарей с 76-мм пушками на неподвижных позиционных установках для стрельбы по воздушному флоту началось в апреле 1915 г., когда в Царском Селе была сформирована получившая специальное назначение «Отдельная батарея для обороны царской резиденции от воздушных аппаратов». Батарея эта имела в своем составе 16 орудий на позиционных установках, в том числе: 12 полевых 76-мм пушек обр. 1900 и 1902 гг. и 4 зенитных 76-мм пушки обр. 1914 г.
Лишь в 26 (12) декабря 1915 г. последовал первый приказ Ставки главковерха о сформировании для нужд армии 1, 2, 3 и 4-й отдельных легких четырехорудийных батарей для стрельбы по воздушному флоту с 76-мм пушками на неподвижных кустарных установках. Батареи эти, как и большинство остальных сформированных им подобных батарей, имели позиционный характер, хотя для перевозки их на случай перемены позиции к ним придан был небольшой конский состав и пароконные повозки. Перемещение этих батарей происходило медленно, а станки под орудия требовали по своей конструкции длительной установки. Между тем для сильнейшего воздействия на воздушного противника необходима неожиданность открытия по нему артиллерийского огня. Кроме того, неподвижные батареи, долго стоящие в одних и тех же местах в районе, защищаемом ими от нападения с воздуха, обнаруживались неприятельскими летчиками, фотографировались ими, а затем нередко подвергались бомбардированию и пулеметному обстрелу с самолетов противника. Наконец, неприятельские летчики, зная расположение позиционных противовоздушных батарей, имели возможность так сообразовать свой полет, чтобы не подвергаться обстрелу, или подходить с наименее защищенной ими стороны, т. е. из-под солнца по отношению к батареям.
Ввиду необходимости возможно быстрой перемены позиции, обеспечивающей неожиданность открытия огня, некоторые батареи для стрельбы по воздушному флоту были укомплектованы конским составом полностью для провозки станков в полуразобранном виде на повозках или особой своей упряжкой для станков, приспособленных для перевозки в неразобранном виде (как станки системы Иванова и Розенберга).
Никакой определенной системы и планомерности в организации и формированиях батарей для стрельбы по воздушному флоту не замечалось.
Большинство формирований батарей для стрельбы по воздушному флоту, вооруженных полевыми 76-мм пушками на кустарных установках, производилось распоряжениями фронтов и даже армий в мере возникающих потребностей – по самым разнообразным штатам, а то и вовсе без штата. Формирования эти обычно впоследствии подтверждались приказами Ставки с утверждением штата, но не всегда, а потому до самого конца войны существовало немало и нештатных таких батарей. Как видно из табл. 13, большинство их называлось батареями «для стрельбы по воздушному флоту», но некоторые назывались – «противосамолетная батарея», или добавлялись слова: «легкая», «отдельная», «позиционная» и пр.; батареи были четырехорудийные, но иногда и двухорудийные или шестиорудийные{249}, а батарея офицерской артиллерийской школы для стрельбы по воздушному флоту имела на вооружении даже 12 орудий на позиционных установках (4 пушки обр. 1900 г., 4 пушки 1902 г. и 4 зенитных пушки обр. 1914 г.). На Северном фронте три батареи (138, 139 и 140-я) были сведены в отдельный артиллерийский дивизион для стрельбы по воздушному флоту, но в декабре 1917 г. управление этого дивизиона было расформировано.
Большинство батарей для стрельбы по воздушному флоту имело на вооружении 76-мм полевые пушки обр. 1900 г., но были батареи и с 76-мм пушками обр. 1902 г., и с 75-мм морскими пушками в 50 калибров, и даже с поршневыми пушками обр. 1895 г. (вскоре после сформирования батарей замененными 76-мм пушками).
Много батарей для стрельбы по воздушному флоту было организовано путем переформирования ополченских батарей.
Всего было сформировано около 200 номерных четырехорудийных батарей для стрельбы по воздушному флоту с 76-мм пушками на разных неподвижных установках. Из них только 4 батареи сформированы в 1915 г. (в 1914 г. не формировались), все же остальные были сформированы в 1916–1917 гг. после создания при Ставке Упарта.
В конце 1915 г. были сформированы только две первые «автомобильные батареи для стрельбы по воздушному флоту».
Формирование первой такой батареи производилось при офицерской артиллерийской школе. Батарея была вооружена четырьмя зенитными 76-мм пушками обр. 1914 г., установленными на специально приспособленных бронированных автомобилях. На Путиловском заводе на пятитонные бронированные автомобили были установлены первые четыре образца этих орудий. Автомобили служили одновременно и зарядными ящиками (в каждом автомобиле помещалось по 64 патрона). Кроме того, в батарее состояло: 4 бронированных автомобиля – зарядных ящика, в каждом из них возилось по 96 патронов, по 20 пуд. (около 330 кг) бензина и масла; 3 легковых автомобиля для офицеров и команды связи (прочие солдаты размещались на орудийных автомобилях – по 6 орудийных номеров и по 2 шофера и на автомобилях-зарядных ящиках – по 3 солдата и по 2 шофера); 4 мотоциклета для разведчиков и 1 автомобиль – кухня-цейхгауз.
Бронировка автомобилей состояла из щитовой стали 3-мм толщины, предохраняющей шоферов, прислугу и жизненные части машины от шрапнельного и дальнего ружейного огня.
Командиром 1-й автомобильной батареи для стрельбы по воздушному флоту был назначен инициатор ее создания, активный участник создания первой отечественной зенитной пушки капитан В. В. Тарновский. 25 марта 1915 года в Царском Селе батарея закончила своё формирование и слаживание как «первая отдельная автомобильная зенитная батарея для стрельбы по воздушному флоту» и была отправлена в действующую армию.
В докладе ГУГШ 28 сентября (11 октября) 1915 г. Военному совету по поводу формирования этой батареи говорилось, между прочим, что при стрельбе по воздушному флоту из зенитных пушек обр. 1914 г. «возможно достигнуть быстрых и положительных результатов, имея в виду, что по разработанной Тарновским новой теории стрельбы поражение летательных аппаратов происходит не разрывом отдельной шрапнели, а целой сферой разрывов от нескольких шрапнелей. Командование батареей на войне самим изобретателем даст ему возможность получить ценный материал для дальнейшего усовершенствования своей системы на основании боевого опыта».
Батарея Тарновского находилась во время войны на Северном фронте в районе Двинск – Рига. Кадры для новых формирований автомобильных и других батарей для стрельбы по воздушному флоту по большей части практиковались при 1-й батарее под руководством Тарновского.
Вторая отдельная автомобильная зенитная батарея была сформирована только в конце 1915 года из-за медленного развёртывания производства зенитных пушек. Всего за время Первой мировой войны в России было сформировано лишь девять отдельных автомобильных зенитных батарей. В связи с нехваткой автомобилей 76-мм зенитные пушки устанавливали также на подвижных деревянных платформах с конной упряжкой (в «отдельных ездящих зенитных батареях»), а предназначенные для обороны стационарных объектов – на неподвижных позиционных установках (в «отдельных позиционных зенитных батареях») для стрельбы по воздушному флоту.
Всего за время войны было сформировано лишь 9 автомобильных зенитных батарей. Между тем к концу декабря 1916 г. минимальная потребность в зенитных батареях определялась Упартом так: на каждый корпус по одной четырехорудийной зенитной батарее; сверх того, для каждой армии – по три и для каждого фронта по четыре таких батареи. Всего по этому расчету требовалось 146 зенитных батарей с 584 орудиями.
Количество зенитных батарей, вооружённых 76-мм зенитными пушками, составляло лишь девять процентов от общего количества батарей зенитной и полевой артиллерии, привлеченных для борьбы с авиацией противника, что являлось главной причиной низкой эффективности противовоздушной обороны, в частности, и большого расхода снарядов на один сбитый самолёт.
Всего за время войны было сформировано 247 батарей для стрельбы по воздушному противнику, на вооружении которых было 967 пушек разных образцов. Из них зенитных 76-мм пушек обр. 1914 г. было только 76, была одна автомобильная зенитная французская 75-мм пушка с командой, командированной на русский фронт из французской армии, и 32 морских 75-мм пушки в 50 калибров, приспособленных для зенитной стрельбы. Из 76 зенитных пушек обр. 1914 г. поставлено было на автомобили лишь 36 пушек (9 батарей), 20 пушек были назначены на вооружение 10 железнодорожных двухорудийных батарей, которые стали сформировываться уже в 1917 г. (в том числе так называемый «стальной дивизион Путиловского завода»). Причем 6-я, 7-я и 8-я железнодорожные батареи для стрельбы по воздушному флоту были готовы к отправке на фронт лишь 27 ноября (10 декабря) 1917 г., т. е. уже после Октябрьской революции, а приказ Ставки о сформировании 9-й и 10-й таких же батарей состоялся лишь 2 (15) декабря 191 7 г., т. е. в то время, когда война на русском фронте фактически закончилась. Наконец, 12 зенитных пушек обр. 1914 г. были даны в октябре 1917 г. на вооружение 1-й, 2-й и 3-й так называемых отдельных ездящих батарей для стрельбы по воздушному флоту; орудия в этих батареях были поставлены на подвижные деревянные платформы. По 4 зенитных 76-мм пушки на позиционных установках имели: батарея для обороны Царского Села (Пушкина) и батарея офицерской артиллерийской школы.
Таким образом, можно считать, что во время войны русская армия имела на фронте не более 25 зенитных батарей с 70–75 специальными орудиями 76–75-мм калибра для стрельбы по воздушным целям, т. е. гораздо меньше того минимального числа зенитных батарей, какое считалось необходимым иметь: 146 батарей с 584 орудиями.
Что же касается остальных имевшихся в русской армии около 220 батарей для стрельбы по воздушному флоту с приспособленными полевыми 76-мм пушками обр. 1900 и 1902 гг. на неподвижных установках, то ввиду слабой продуктивности стрельбы из этих пушек по быстро летящим целям, указанные батареи нельзя считать «зенитными». Если во время мировой войны, для того чтобы сбить один самолет, требовалось в среднем выпустить от 3 000 до 11 000 выстрелов даже при стрельбе из специальных зенитных орудий германской и французской артиллерии, то при стрельбе из приспособленных орудий требовалось произвести выстрелов в 3 – 4 раза больше; при стрельбе же из русских приспособленных полевых 76-мм пушек поражение быстро летящего самолета правильнее считать удачной случайностью.
Зенитные батареи первоначально предназначались для прикрытия важных объектов в полосе фронтов, но в последующем начали привлекаться и для прикрытия войск на поле боя.
"За Единую, Великую и Неделимую Россию!"

Оффлайн Александр ГиринTopic starter

  • Полковник
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: ФХЪ 2011
  • Сообщений: 233
  • Спасибо: 72
  • Делай что должно и будь, что будет
История русской зенитной артиллерии
« Ответ #3 : 27.12.2011 • 13:48 »
4. РАЗРАБОТКА ОСНОВ ТЕОРИИ ЗЕНИТНОЙ СТРЕЛЬБЫ И УПРАВЛЕНИЯ ОГНЕМ. ИЗЫСКАНИЕ И СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ СПОСОБОВ БОЕВОГО ПРИМЕНЕНИЯ ЗЕНИТНЫХ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ И ЧАСТЕЙ, ИХ БОЕВАЯ ПОДГОТОВКА

Большое значение для обеспечения эффективной борьбы с воздушным противником имеют развитие теории стрельбы и разработка соответствующих рекомендаций для войск.
Конечной целью стрельбы зенитной артиллерии является уничтожение средств воздушного нападения. Эффективность стрельбы обусловливается не только тактико-техническими характеристиками вооружения, но и применяемыми способами, приемами стрельбы. Вместе с тем теоретические исследования в области правил стрельбы, в свою очередь, способствуют совершенствованию образцов вооружения. Исходя из этого, с появлением первых образцов оружия для стрельбы по воздушным целям проводятся разработки теории и практики стрельбы. Первые опытные стрельбы из полевых орудий по неподвижным воздушным целям (воздушным шарам, привязным змеям) проводились в России в 80-е годы ХIХ века по специально разработанным правилам стрельбы.
Эти стрельбы проводились методом пристрелки, и в ходе их проведения не учитывались многие факты, влияющие на результаты стрельбы. Полевые пушки, из которых проводились эти стрельбы, не могли решить характерной для зенитной стрельбы задачи встречи снаряда с целью. Потребность решения этой задачи возникла с появлением управляемых аэростатов, а в последующем и боевых аэропланов.
В 1908 году в г. Сестрорецке и в 1909 году под г. Лугой проводились первые опытные стрельбы по движущейся цели – воздушному шару, буксируемому лошадьми. Стрельба велась из 3-дюймовых (76,2-мм) полевых пушек образца 1900 и 1902 годов и показала принципиальную возможность уничтожения движущихся воздушных целей.
В этот же период в «Артиллерийском журнале», других изданиях ГАУ и Артиллерийской академии появляется значительное число публикаций, посвящённых теории «противоаэропланной стрельбы».
В этих публикациях на основе проведённых опытных стрельб и научных исследований были разработаны положения, которые впоследствии стали основой правил стрельбы по воздушной цели: в какую точку пространства необходимо направить снаряд, чтобы он встретился с движущейся целью; каковы должны быть в определённые моменты времени установки орудия и взрывателя (дистанционной трубки), чтобы снаряд подорвался в нужной точке и в нужный момент; какими способами целесообразно вести обстрел цели, каковы должны быть действия расчётов; каким требованиям должны удовлетворять специальные зенитные орудия и их прицельные приспособления.
С поступлением первых зенитных орудий на вооружение важное значение приобретает вопрос о способах стрельбы как совокупности приёмов и действий личного состава батарей в процессе подготовки и ведения стрельбы, направленных на наилучшее использование оружия в интересах решения поставленных задач.
Выработанные рекомендации приёмов и правил стрельбы и обязательные предписания излагались в различных инструкциях, обобщённых впоследствии в уставном документе – «Правилах стрельбы по воздушным целям».
Первый проект «Правил стрельбы по воздушным целям» из полевых орудий разработан в 1915 году. В основе решения задачи о точке встречи снаряда с целью лежало глазомерное определение дальности и упреждения на полёт цели, с последующим уточнением его, вводом корректуры в процессе стрельбы. Пристрелка велась одним орудием батареи. После пристрелки и определения бокового и вертикального упреждений по соответствующей команде переходили на поражение цели батареей.
В это же время были введены правила стрельбы из зенитной пушки. Огонь вели при помощи специально составленных таблиц, разработанных А. К. Кузьминским.
Большим вкладом в развитие артиллерийской науки было издание Ф. Ф. Лендером «Теоретического курса стрельбы по воздушному флоту» и профессором Г. А. Гельвихом научного труда «К вопросу о стрельбе по быстродвижущимся воздушным целям».
Издание в 20–30-х годах XIX столетия многочисленных научных трудов и методических документов о развитии способов стрельбы зенитной артиллерии способствовало резкому повышению профессионального уровня командиров-зенитчиков и качества подготовки расчётов зенитных орудий, с одной стороны, и, с другой стороны, пониманию учёными-артиллеристами необходимости автоматизации процесса зенитной стрельбы с учётом кинематических и прочностных характеристик воздушных целей, а также с точным учётом баллистических, метеорологических и других факторов, влияющих на точность стрельбы. С развитием вооружения (в том числе с появлением ПУАЗО) совершенствуются способы стрельбы, появляется понятие «управление огнём».
Кроме способа стрельбы с ПУАЗО, для стрельбы по низколетящим (штурмовикам), пикирующим и резкоманеврирующим целям применялся способ стрельбы с прицелом (без ПУАЗО). Исходные данные при этом способе определялись с помощью оптического прицела, в который вводились рассчитанные для конкретных дальностей и скоростей цели упреждения в вертикальной и горизонтальной плоскостях.
При отсутствии видимости (ночью, в тумане) стрельба велась заградительным огнём, постановкой завес на пути движения вражеских самолётов. Способ стрельбы «заградительный огонь» разрабатывался под руководством преподавателя Военной артиллерийской академии имени Ф. Э. Дзержинского военинженера 1-го ранга И. И. Кюпора. Однако заградительный огонь был малоэффективен и требовал большого расхода боеприпасов. Проблему обнаружения воздушных целей необходимо было решать на совершенно новом техническом уровне. Появление в дальнейшем радиолокационных станций, в том числе и орудийной наводки (СОН), значительно расширило диапазон применения зенитной артиллерии. Появилось понятие «всепогодность» зенитно-артиллерийских комплексов.
К этому времени правила стрельбы зенитной артиллерии разрабатываются на научной основе. Обоснованность внесения в них метода стрельбы определялась на основе расчётов показателей эффективности стрельбы (вероятности попадания снаряда в цель при ударной стрельбе и вероятности попадания осколков – при дистанционной).
В правилах стрельбы решались важные задачи, теоретически обосновывающие выбор способов стрельбы. Наиболее важные из них:
а) для ЗА среднего калибра – разработка правил определения и учёта поправок на отклонения условий стрельбы от табличных при стрельбе с ПУАЗО, разработка способов и правил стрельбы по воздушным и наземным целям без ПУАЗО, исследование ошибок при стрельбе с ПУАЗО, определение целесообразного темпа (интервала между завесами) при стрельбе заградительным огнём, оценка осколочного воздействия снаряда (гранаты) по самолётам противника;
б) для ЗА малого калибра – разработка способов стрельбы и рекомендации о боевом применении батарей МЗА в различных формах действий прикрываемых войск, выработка рекомендаций об определении параметров движения цели и порядок ввода их в прицел, разработка правил ввода корректуры при стрельбе с прицелом, исследование ошибок, сопровождающих стрельбу с прицелом, способов их уменьшения, оценка поражающего действия осколочно-трасси-рующих и бронебойных снарядов, оценка действительности стрельбы по одиночным и групповым целям и другие.
В ходе начавшейся первой мировой войны, вместе с совершенствованием вооружения ЗА, в российской армии проводятся большие работы по развитию теории и практики военного искусства, организационных форм и способов боевых действий зенитной артиллерии.
В марте 1915 года в Царском Селе (ныне г. Пушкин), как уже было сказано ранее, формируется и отправляется в действующую армию «первая отдельная автомобильная батарея для стрельбы по воздушному флоту», которая была вооружена четырьмя 76-мм зенитными пушками образца 1914 года, установленными на специально приспособленных бронированных автомобилях.
Первоначально главной задачей зенитных батарей считалась борьба с самолётами-разведчиками и самолётами-корректировщиками артиллерийского огня. В этот период войны зенитные батареи действовали автономно, никакой огневой связи с соседними подразделениями, даже если они находились поблизости, как правило, не было.
По мере превращения авиации в огневое средство поражения сухопутных войск и объектов тыла возникла необходимость объединения усилий нескольких батарей.
Если зенитные батареи для стрельбы по воздушному флоту привлекались для обороны крупных штабов, переправ, железнодорожных узлов, баз снабжения, то две-три из них разворачивались в непосредственной близости от объекта. Войска в основном прикрывались батареями и взводами, выделяемыми из состава полевых артиллерийских бригад.
Плохо обстояло дело с наставлениями о боевом применении батарей для стрельбы по воздушному флоту.
К началу войны не были разработаны ни наставления, ни инструкции об организации противовоздушной обороны. В первые два года войны лишь некоторые артиллерийские начальники давали обоснованные указания, как тогда называли, на «воздушную оборону».
С ростом численности и масштабов действий немецкой авиации по су-хопутным войскам всё чаще и чаще зенитные батареи получали задачу прикрытия войск. Для обороны войск, согласно «Наставлению для стрельбы по воздушному флоту батарей 3-дюймовых скорострельных пушек», изданному в июне 1916 года, зенитные батареи следовало располагать в одну линию на удалении трех километров от линии окопов и в одиннадцати километрах одна от другой.
Более подробные указания на противовоздушную оборону войск были даны в начале 1917 года в «Инструкции командиру полевой батареи (взвода) для стрельбы по самолётам». В этой инструкции рекомендовалось батареи размещать в две линии в шахматном порядке на интервалах и дистанциях до четырех километров. Однако в дивизионы в этот период батареи не объединялись и вели огонь самостоятельно. Имел место только единственный случай, когда три отдельные лёгкие батареи для стрельбы по воздушному флоту (138, 139 и 140-я) были сведены в 1917 году в отдельный артиллерийский дивизион, но в конце того же года управление этого дивизиона было расформировано.
В августе 1917 года была разработана следующая схема противовоздушной обороны войск на позициях. Батареи должны были располагаться в две линии: первая линия на удалении 1,5 километра, а вторая – до 4 километров от линии передовых окопов; интервалы между батареями – 3–4 километра. Для обороны ударной группировки войск и её артиллерии рекомендовалось применять батареи, вооружённые пушками образца 1914–1915 годов, на конной и автомобильной тяге.
Групповое расположение зенитных батарей на позициях создавало предпосылки для организации централизованного управления огнём при отражении налётов авиации противника, но использованы они в то время не были.
За годы первой мировой войны зенитные батареи стали одним из решающих средств борьбы с воздушным противником. Каждый пятый уничтоженный в воздухе самолёт за четыре года войны на Западно-Европейском театре военных действий был сбит огнём зенитной артиллерии.
К сожалению, низкий уровень промышленного развития царской России не позволил обеспечить русскую армию необходимым количеством средств противовоздушной обороны, и она осталась слабой и организационно не оформленной до конца войны. Тем не менее боевые действия немногочисленных зенитных батарей, как об этом свидетельствуют архивные документы, показали высокие качества зенитного вооружения и мастерство артиллеристов-зенитчиков. Так, 1-я батарея капитана Тарновского, прикрывая мосты в районе Варшавы, 17 июня 1915 года своим огнём сбила два самолёта из девяти участвующих в налёте, а 23 июля сбила самолёт шестым выстрелом; 6 октября она же отразила налёт девяти самолётов на Минск; 14 июня 1916 года во время налёта 17 немецких самолётов на Двинск огнём батареи были сбиты два самолёта. 2-я лёгкая позиционная батарея, расположенная у станции Замирье, 16 июля 1916 года отразила налёт 10 самолётов, сбив два из них. 7-я лёгкая отдельная батарея капитана Иванова 1-го октября 1916 года из шести самолётов, совершивших в этот день налёты на Меджидия, сбила два самолёта и один подбила. 30-я отдельная позиционная батарея 20 февраля 1917 года сбила один самолёт в районе станции Антоновка.
"За Единую, Великую и Неделимую Россию!"

Оффлайн Александр ГиринTopic starter

  • Полковник
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: ФХЪ 2011
  • Сообщений: 233
  • Спасибо: 72
  • Делай что должно и будь, что будет
История русской зенитной артиллерии
« Ответ #4 : 27.12.2011 • 13:50 »
5. ПОДГОТОВКА КАДРОВ ЗЕНИТНОЙ АРТИЛЛЕРИИ

Неподготовленность России к решению вопросов организации и ведения противовоздушной обороны к началу первой мировой войны привела к тому, что качество отбора и подготовки личного состава, направляемого в спешно формируемые противосамолетные батареи, было невысокое. Кроме того, имевшая место большая текучесть личного состава мешала хорошо обучить и провести слаживание батарей в стрельбе.
В большинстве случаев весь личный состав зенитных батарей в Великую войну 1914–1917 годов формировался случайно. Многие артиллеристы, назначенные на командные должности, чувствовали себя как бы на отдыхе после маневренных боев и не утруждали себя освоением новой специальности. Для формирования новых батарей солдаты назначались частью из старослужащих, из запаса, частью выделялись полевыми батареями фронта.
На войне для этого нового вида артиллерии не было ранее подготовленного кадра, и особенности зенитной стрельбы совершенно не учитывались при выборе кандидатов на командные должности. Ошибочно также было мнение, что хороший полевой артиллерист будет таковым же и зенитным.
Только к концу войны было обращено должное внимание на подготовку офицерского состава и солдат артиллерии. Была организована зенитная офицерская школа, при ней сформирована 12-орудийная батарея с двумя пулеметными и одним прожекторным взводами, которая должна была выпускать во время войны до 300 солдат при двухмесячном курсе. Начальником школы был назначен командир первой автомобильной зенитной батареи В. В. Тарновский.
Начальником школы В. В. Тарновским высказывалась мысль о “необходимости беспрерывного существования значительного числа зенитных батарей и в мирное время, частью в полном составе, частью в виде кадров, разворачивающихся при первом предвестнике войны”.
Изучая вопросы значения качеств личного состава, бывший начальник курсов стрельбы Юго-Западного фронта Буякович говорил: “Если различают пилота от шофера, то надо различать и зенитчика от других артиллеристов. Выбор командира должен быть такой же тщательный, как это делается для летчиков, так как их работа слишком исключительна по требующимся знаниям и запасу нравственных сил”.
Силы обоих противников – авиации и зенитной артиллерии – должны соответствовать друг другу; это прежде всего необходимо и можно сделать в отношении личного состава, проводя аналогично такой же строгий и внимательный отбор при комплектовании всех зенитных частей.
Совершенствованию качества подготовки специалистов-зенитчиков препятствовало и то, что ни в одном из артиллерийских училищ русской армии до 1916 года не велось преподавание теории или практики стрельбы по воздушным целям. Только в 1916 году на Северном и Юго-Западном фронтах были созданы офицерские курсы стрельбы по воздушному флоту со сроками обучения три недели.
В октябре 1917 года курсы Северного фронта, находившиеся в г. Двинске, были преобразованы в Офицерскую школу стрельбы по воздушному флоту со сроком обучения два месяца. Вскоре это учреждение стало называться зенитной школой и готовить не только офицеров-зенитчиков, но и инструкторов из рядового состава. Офицерская зенитная школа сыграла существенную роль в решении вопросов теории стрельбы по движущимся воздушным целям. Исключительна была роль школы в воспитании у офицеров русской армии высокой артиллерийской культуры.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Изложенная краткая история создания войсковой противовоздушной обороны Русской императорской армии, неразрывно связана с происходившим на протяжении всего этого периода времени совершенствованием форм и способов вооруженной борьбы со средствами воздушного нападения противника.
Опыт борьбы с воздушным противником в годы Первой мировой войны, приобретённый русскими зенитчиками, результаты его анализа и выводы послужили основой для развития зенитной артиллерии во многих странах.
Таким образом, к исходу первой мировой войны противовоздушная оборона уже приняла определённые формы организации, были разработаны средства и способы борьбы с авиацией, характерные для уровня развития техники того времени.
"За Единую, Великую и Неделимую Россию!"