Автор Тема: Иван Лукьянович Солоневич  (Прочитано 4015 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн White crossTopic starter

  • Со - Модератор
  • Штабс-Капитан
  • **
  • Дата регистрации: РЯа 2011
  • Сообщений: 594
  • Спасибо: 173
  • Amora vinced omnia
13 ноября 1891 в селе Рудники Пружанского уезда Гродненской губернии родился Иван Лукьянович Солоневич, выдающийся философ монархизма, историк и публицист.

Вскоре семья переехала в Гродно, где отец Лукьян Солоневич стал работать статистическим чиновником, а позже – редактором "Гродненских губернских ведомостей" и издателем "Северо-Западной жизни".


Иван Солоневич учился в Гродненской гимназии, помимо учёбы он с братьями Всеволодом, Борисом и Евгением, занимался гимнастикой в польском "Соколе". "А почему не сделать чисто русский "Сокол", - задался вопросом Иван и вместе со своим другом Д. М. Михайловым попытался это организовать, но затея не нашла поддержки в обществе и вскоре организация распалась.

В 1912 году он экстерном сдал экзамены во 2-ой Виленской гимназии. Как отмечал Иван Солоневич, уже тогда у него сложилось "отрицательное отношение к схоластическим методам". Примером стал экзамен по русскому языку, сдав его на отлично, он всё же получил тройку за своё мнение: "зачем учить все эти правила, если они не научат меня писать (здесь – писать статьи, книги)?"

Во время учёбы Иван начал помогать отцу в его редакторской работе, а затем и печатать свои заметки в газете «Белорусская жизнь». С 1912 года он стал обращаться к серьезным проблемам в публицистических статьях. В этот период жизни заложилось мировоззрение Солоневича, его политические и жизненные убеждения.

В редакции "Северо-Западной жизни" Солоневич познакомился со своей будущей женой — Тамарой Владимировной Воскресенской. После свадьбы, осенью 1913 года Солоневич поступил на юридический факультет Петербургского университета.

Иван Солоневич представлял то новое поколение русской молодежи, "здоровье" которого спасало от многих "освободительных" болезней своего времени. В своих спортивных достижениях И. Л. Солоневич особо отличился в 1914 году, заняв второе место на всероссийских состязаниях по тяжёлой атлетике, выступив в тяжёлой весовой категории (свыше 82,5 кг) при собственном весе в 81 кг.

1 августа Германия объявила войну России. Иван Солоневич пытался записаться добровольцем, но правительство старалось не пускать студентов на войну, так как никто не предполагал, что война затянется, и их "резали" по здоровью (у Солоневича была близорукость). 24 февраля 1915 года он стал издателем газеты "Северо-Западная жизнь", редакция которой была перемещена в Минск. В сентябре 1915 года из-за осложнения ситуации на фронте пришлось приостановить издание газеты, как оказалось, навсегда. После этого Иван Солоневич устроился в газету "Новое время". 15 октября 1915 года родился единственный сын Солоневичей — Юрий.

В 1916 году Иван Солоневич был призван в армию и зачислен ратником 2-го разряда в запасной батальон лейб-гвардии Кексгольмского полка, но на фронт его не взяли из-за слабого зрения. Солоневич добился разрешения организовать спортивные занятия для учебной команды и спортивные развлечения для остальных солдат. Вместе с этим он продолжал журналистскую работу.

В январе Ивана Солоневича комиссовали из-за прогрессирующей близорукости. Вернувшись в штат "Нового времени", Солоневич по поручению Б. А. Суворина занялся сбором информации о положении дел в столице.

Февральскую революцию Иван Солоневич воочию наблюдал, работая в Петербурге. Так он описывал смятение в столице:

"Рухнуло совершенно по пустяковому поводу. Обалделые толпы наНевском. Совершенно очумелые генералы вминистерствах и штабах. Панически настроенная солдатня, для разгона которой довольно было бы одного кавалерийского полка. Иниодногосильного человека, который повел бы этот полк. Не оказалось ниодного человека ини одного полка. Кабацкая сутолока вТаврическом дворце. Торжествующий ивто же времянасмерть перепуганный Милюков. Честная сваха Керенский,сватающий пролетарского жениха к буржуазной невесте. Великие князья скрасными бантами. Совершенно растерянноеофицерство. Ниодной твердой опорной точки. Ничего. Дажеразговаривать— ито нес кем. Одни большевики ясно и четко знают, чего хотят икчему они идут. Таинственные агитаторы, выплывшие неизвестно откуда. Бессмысленнаястрельба наулицах. Бессмысленные, случайные жертвы.Уконтрреволюционеров никаких пулеметов небыло, ивсе“жертвы”, которые несколько позже были так торжественнопохоронены наМарсовом поле,— это все жертвы случайнойстрельбы, разграбленных оружейных магазинов, мальчишеской игры соружием".

Потом, после окончательного захвата власти в Петрограде большевиками Иван вместе с братом Борисом и Тамарой бежал на белый Юг России, в Киев, участвовал в Белом движении, неоднократно менял место жительства, выполняя агентурные поручения, сотрудничая с И. М. Калинниковым доставал секретные сведения, которые, как оказывалось, никому не были нужны.В Киев к Ивану на несколько дней приезжал брат Борис, работавший в ОСВАГе. Он рассказывал о положении дел в Белой армии, о своём нежелании продолжать работу в агентстве, в котором постепенно сводилась к минимуму реальная контрразведывательная и пропагандистская деятельность.

Под угрозой наступления большевиков Иван Солоневич на последнем поезде уехал в Одессу, после пытался организовать переезд жены с сыном в Одессу, чтобы вместе эвакуироваться вместе с белыми, но во время эвакуации Русской Армии он заболел сыпным тифом и оказался в госпитале. Семья же приехала уже после эвакуации. Во время жизни в Одессе Солоневич сблизился с антисоветской группой, в которую входил его старый знакомый по Киеву, С. Л. Войцеховский. По доносу в начале июня 1920 году Одесская ЧК вышла на их подпольную организацию, и Ивана Солоневича вместе с женой и ребёнком посадили в тюрьму. Через три месяца их освободили, так как не смогли доказать причастность к организации. Как выяснилось, им помог некий еврей Шпигель, выкравший дела Солоневичей, за услугу, оказанную ему Иваном в прошлом.

Осенью 1926 года Иван Солоневич с женой и ребёнком переехал в Москву. В годы советской власти он работает спортивным инструктором и не прекращает публицистической деятельности, акцентируясь теперь только на спорте. И его не оставляет мысль о побеге… Иван Солоневич начинает разъезжать по стране, выбивая себе командировки в различные места, и во время этих поездок просматривается к вариантам побега. Самым простым вариантом был финский, первые две попытки пересечь советско-финскую границу оказались неудачными, а во время третьей беглецов поймали на пути в Мурманск. Семья Солоневичей была отправлена в лагеря. Но, несмотря на жёсткую охрану лагерей, в 1934 г. после координации действий всей семье Солоневичей и брату Борису удалось бежать в Финляндию. Здесь, работая в Гельсингфорском порту, он пишет автобиографическую книгу "Россия в концлагере". Кроме описания советской действительности, Иван Солоневич даёт точный диагноз советской системе:

"Властью создан аппарат принуждения такой мощности, какого история еще не видала. Этому принуждению противостоит сопротивление почти такой же мощности. Две чудовищные силы сцепились друг с другом в обхватку, в беспримерную по своей напряженности и трагичности борьбу. Власть задыхается от непосильности задач; страна задыхается от непосильности гнета.

Власть ставит своей целью мировую революцию. Ввиду того, что надежды на близкое достижение этой цели рухнули, страна должна быть превращена в моральный, политический и военный плацдарм, который сохранил бы до удобного момента революционные кадры, революционный опыт и революционную армию.

Власть сильнее “людей”, но “людей” больше. Водораздел между властью и “людьми” проведен с такой резкостью, с какою это обычно бывает только в эпохи иноземного завоевания. Борьба принимает формы средневековой жестокости".

Солоневич хотел издавать антикоммунистическую газету. Но в Финляндии это было невозможно — слишком тесно экономически (лесной экспорт) и территориально она была связана с СССР. Финские власти не разрешили издание. Поэтому в 1936 году вместе с семьёй и братом он переезжает в Болгарию.

Газета "Голос России", которую издавал в Болгарии Иван Солоневич, вызвала большой резонанс среди русской эмиграции, а у ОГПУ – приступ ярости. В то время в Болгарии находилась одна из самых больших русских диаспор. Ещё не забылась история 20-х гг. с РОВСом и генералом Кутеповым, которому пришла идея силами солдат и офицеров Русской Армии в изгнании свергнуть болгарское правительство и превратить страну в "оплот Белого Дела", поэтому отдел ОГПУ по работе с эмигрантами держал в этой стране большую агентуру. В 1938 г. чекисты покусились на жизнь семьи: 3 февраля 1938 г. в редакции "Голоса России" произошёл взрыв, погибли жена Тамара Владимировна и секретарь Николай Петрович Михайлов. После этого Иван Лукьянович закрывает газету и переезжает в Германию, где было больше шансов спрятаться от "чрезвычайки". В Германии Солоневич издаёт "Нашу газету", а после "Родину", пишет книги, посвящённые анализу революции и советской системы: "Диктатура сволочи", "Диктатура импотентов", "Великая фальшивка Февраля", "Диктатура слоя", "Белая империя".

Не согласившись на контакт с нацистским правительством во время германо-советской войны, Солоневича отправляют в ссылку в Темпельбург, где он знакомится с вдовой немецкого офицера Рут Беттнер, которая вскоре становится его женой. В 1944 г. из-за наступления советских войск Иван Солоневич переезжает в Вестфалию, которая потом окажется в составе английской оккупационной зоны. В 1948 г. переезжает в Аргентину, где начинает издавать главную на сегодняшний день газету русской эмиграции – "Нашу страну". Так Иван Солоневич описывает своё состояние в то время:

"Я со своим ударным батальоном в лице сына, его жены и двух внуков высадился в Буэнос-Айресе 29 июля этого года. Мы ехали на итальянском пароходе... Денег у нас не было ни копейки... За четыре месяца наши штабс-капитаны, до сих пор мне вовсе неизвестные, набрали денег для газеты, окружили нас всех истинно трогательными заботами и утверждают, что "Наша страна" не пропадёт".

Здесь, в Аргентине, Иван Солоневич издаёт, пожалуй, самый главный свой труд - "Народную монархию".

Отношение Солоневича к монархии ясно видно из его слов:

"Я должен сознаться совершенно откровенно, — писал на исходе своего жизненного пути Иван Солоневич, — я принадлежу к числу тех странных и отсталых людей, русских людей, отношение которых к русской монархии точнее всего выражается ненаучным термином: любовь. Таких же, как я, чудаков, на Русской земле было еще миллионов под полтораста"

Прежде всего, надо отметить особый подход Ивана Лукьяновича к проблеме осмысления русской истории и русской монархии - отказ от различных "измов", стандартных методов и европейской философии. Иван Лукьянович, как он говорил сам, работал методом "полицейского осмотра": собираем факты, и только факты, не упуская никаких деталей, а затем уже их анализируем. Единственное мерило для Солоневича – национальный менталитет.

В итоге Солоневич получил необычную картину русской истории, которая ломает все привычные взгляды:

• Отличие путей России и Европы – в коренной разнице менталитетов. Если для германских народов характерен феодализм (Душу феодализма Солоневич видит во враждебном отношении одного человека к другому и стремлении защитить свои интересы любым способом), то для русского народа – стремление к единой государственности.
• Итог различия менталитетов – образование русской нации на много столетий опередило формирование наций Европы. Если европейские страны образуются в начале Нового Времени (кроме Германии и Италии), то "империя Олега Вещего", образовавшись на рубеже VIII-IX вв., существует и поныне (на момент написания книги), но в изуродованном виде. Сейчас – в очередном раздроблении.
• Русскому народу характерна уживчивость с остальными народами. Это объясняет медленное растворение остальных народов в "русском море".
• Главная движущая сила России на протяжении веков – русский народ и его воля, а не амбиции и качества правителей.
• Русская государственность не имеет источников со стороны. Рюриковское княжение - итог договора русских князей о передаче власти кому-нибудь со стороны, чтобы никто из них не получил преимущества.
• Византийское влияние на Русь ограничилось только принятием Православия и культурой. Никакого заимствования Русью государственного строительства у Византии не было.
• Западничество, болезнь русской элиты, возникла не при Петре, а уже при князе Владимире "Красно Солнышко". И первый случай западничества – проникновение из германских земель феодализма, который "заразил" элиты Киевской Руси и подтолкнул их к делению страны. Простой народ сохранил тягу к единой государственности.
• Киевская Русь попала под татарское завоевание исключительно из-за заражения феодализмом. Само же татарское завоевание не является причиной гибели Киевской Руси как единого государства, а только внешней добивающей силой. Феодализм является причиной падения Червонной Руси и оскудения Киева, Новгород погубило подражание Ганзе.
• Москва с авторитарным управлением и отсутствием феодальных склок (а всё из-за близости Орды и постоянных набегов – нет времени и возможности заниматься политическими интригами) вызывала большие симпатия у простого населения. Поэтому и появилась эмиграция в Москву из других княжеств. А в войне Москвы с Новгородом промосковские симпатии и тяга к единому государству стали причиной перехода новгородского войска на сторону Москвы.
• Москва, спаяв все русские земли и изгнав татар, раньше всех европейских государств создала систему сословно-представительной монархии с широчайшим местным самоуправлением, а русское законодательство гораздо раньше ввело суд присяжных, неприкосновенность личности (что потом было названо в Англии habeascorpusact) и т.д.
• Причина падения Московской Руси в конце XVIII в. и начало петровской эпохи - западнические настроения тогдашнего дворянства, завистливо смотревшее на Польшу и мечтавшее о таких же "шляхетских вольностях". Итог – петровская система и закрепощение крестьян.
• Петровские реформы, - громадный шаг назад, уничтожение русского государственного опыта и самобытной культуры, превращение западничества из болезни в норму, остановка России на весь XVIII в., за исключением внешней политики.
• XIXв. во внутренней жизни России – неудачная попытка совместить петровскую систему и традиции Московской Руси.
• Двигательрусских революций – заражённое западничеством дворянство, а не низы общества и уголовные элементы.
• Революции 1905-1907 и 1917 гг., создание СССР – результат противоречий петровской системы и преклонения перед идеалами Запада.

Иван Солоневич предложил простой выход из тупика – отказаться от западничества, обратиться к идеалам Московской Руси и наложить их на современные реалии.

Естественно, что столь радикальный взгляд не мог оставить равнодушным эмигрантов, особенно либералов и всех тех, кто придерживался ценностей Февраля или Петровской империи. Иван Лукьянович всегда подчёркивал, что присущие в эмигрантской среде непредрешенчество, идеализация Петровской системы и Петербургской Империи, нежелание эмигрантской интеллигенции признать свою ответственность за смуту в России и отказаться от преклонения перед Западом – всё это ни к чему хорошему не приведёт. Особенно он касался темы сменовеховства, предупреждая, что именно в этом кроется самая большая идейная опасность для эмиграции, что подтвердилось после развала СССР.

Надо признать, с РОВСом у Ивана Солоневича отношения были очень натянутыми. Но сегодня, когда эмиграция уже сделала всё возможное для философии русского монархизма, и когда то поколение почти целиком ушло в мир иной, мы должны отойти от взаимных обвинений и просуммировать всё то, что было сделано до нас. Надвигается новая Смута, и мы должны дать чёткие ответы на вопросы: "Какова природа русской государственности? Кто мы? Какой должна быть Россия?"

На все сомнения окружающих в будущем России, Иван Лукьянович отвечал:

"Очень многие из моих читателей скажут мне: 'Все это, может быть, и правильно — но какой от всего этого толк? Какие есть шансы на восстановление Монархии в России?' И я отвечу: приблизительно все сто процентов"

Иван Лукьянович Солоневич умер 27 апреля 1953 года в Монтевидео (Уругвай) после неудачной операции по поводу рака желудка. Похоронен на английском кладбище уругвайской столицы…

P.S.
Творчество Ивана Солоневича оказало большое влияние на Владимира Богдановича Резуна (псевдоним – Виктор Суворов), занимающегося Второй Мировой войной и вместе с Марком Солониным начавшего ревизию официальной истории. По свидетельствам В. Суворова, в основе его работ лежит тот же простой подход, который в своё время использовал Иван Солоневич, а также книга "Россия в концлагере".

Глеб Ходкевич


http://pereklichka.livejournal.com/125464.html#cutid1
«Через гибель большевизма к спасению России. Вот наш единственный путь, и с него мы не свернем» - Генерал Дроздовский