Автор Тема: Эмигрировавшие части Белых Армий на службе Вермахта.  (Прочитано 69652 раз)

0 Пользователей и 2 Гостей просматривают эту тему.

Оффлайн Ольга

  • Со - Модератор
  • Штабс-Капитан
  • **
  • Дата регистрации: ЭЮп 2010
  • Сообщений: 295
  • Спасибо: 169
  • Спаси Бог Россию!
 Но мы также не можем судить, осуждать тех, кто всеми силами, любой ценой все же стремился свергнуть большевизм, даже встав, я уверена, лишь на время, на службу вермахта. Как ни горько это звучит-они имели на это историческое право. То есть, право бороться с большевизмом ДО КОНЦА. А. Деникин во время своей жизни в оккупированной части Франции, в Мимизане познакомился с некоторыми "советскими" солдатами-военнопленными, которые дали согласие воевать на стороне Рейха. Он много общался с ними, разделял их горе-войны на два фронта, с внешней и внутренней бедой, и ни слова упрека не мог сказать им. Оба режима-красный и коричневый были одинаково виноваты в развязавшейся войне, оба готовы были приносить любые жертвы ради своего господства. Только красный режим приносил в жертву не только жизнь других народов, но в первую очередь - СВОЙ народ.
  Мой прадед шел воевать в ВОВ под конвоем, как обреченный на гибель и в случае "нашей" победы и в случае поражения. У него было огромное желание повернуть оружие в сторону тех, кто гнал его на войну. В него стреляли и с форнта, и с тыла. А часто со стороны раненых немецких солдат он встречал гораздо большее уважение, чем со стороны своих соотечественников, бросивших его за решетку. Но он видел и ужасы нацизма. И он испытал всю горечь и боль от этой жуткой ситуации двойного уничтожения простого русского человека.
-Скажите, ведь этого никогда не бывает?
-Раз в тысячу лет бывает...

Оффлайн Дмитрий

  • Штабс-Капитан
  • *****
  • Дата регистрации: ФХЪ 2010
  • Сообщений: 200
  • Спасибо: 102
т.е. принимать и со Лжедмитрием и с Разиным и с Чикатило ( это ведь тоже история )...?


Есть история Государства, а есть криминальная история... А если по теме, то "каждому времени свои ордена"... Только я твёрдо уверен, что если бы немцы одержали победу, вряд ли кто-то из патриотов России остался бы в живых...  Ведь они не щадили не стариков, не детей. И думать о том, что освободить Россию от большевизма, в одном строю с немцами, убивая возможно своих единомышленников, кто не смог выехать и  вынужден был смириться с режимом.
Цитата: Ander
Скажу на личном примере, семья моей бабушки (12-ть детей), была полностью раскулачена и выброшена на улицу. Их отца забрали ночью (до сих пор нет информации о нем). Была возможность выехать (место на пароходе уже было) но мать находилась на допросах.  Если бы они её оставили - расстрел. Решили все остаться. Прошло время. ВОВ, не смотря на обиду, все взяли в руки оружие и воевали не за Сталина, а за родную землю (за отцов, матерей, детей). Осталось только 3-ое в живых. И как можно говорить, что нацисты и кто с ними, пришли всех освободить??? Да, многие были зомбированные советской идеей. Преступления Сталина  - национальный ужас, который постиг страну. Но это была наша земля, наши (пусть одураченные) люди. Да и война нам как кара за те грехи, которые совершили наши предки... У протиерея С.Киселёва, есть замечательная песня  http://audiopoisk.com/track/no/mp3/sw---den-pobedistihi-i-muzika-sva6ennika-sergia-kiseleva/ в ней наверно выложен суть вопроса... (ИМХО)
                                                                                                                 Лично я не считаю благом немецкую оккупацию. Но нельзя однозначно очернять всех тех, кто воевал на стороне немцев. Мотивы у них были различные, кто-то безусловно был предателем, кто-то надеялся после победы над большевизмом повернуть оружие против новых поработителей ( немцев ). Их будет судить Бог, а не "сталинские соколы" и потомки тех, кто в свое время уничтожал свой народ.  
« Последнее редактирование: 07.02.2011 • 13:51 от Shloder »
"Бог не в силе, а в правде".

Оффлайн Ольга

  • Со - Модератор
  • Штабс-Капитан
  • **
  • Дата регистрации: ЭЮп 2010
  • Сообщений: 295
  • Спасибо: 169
  • Спаси Бог Россию!
   Немецкий нацизм не щадил никого, и он бы уничтожил всех и вся на своем пути. Я недавно была в г. Освенцим-посещала музейно-мемориальный комплекс лагерь Аушвиц-Биркенау. Там, в темных камерах и бараках, до сих пор чувствуется запах смерти. Нет никакого оправдания и никакого доверия тем, кто устроил этот конвейер смерти. Никаких сомнений не осталось бы у любого, кто побывал бы там. Те, кто думали, что смогут победить большевизм руками нацизма-глубоко и горько заблуждались. А бороться на два фронта сразу-было физически невозможно. Но понять тех, кто хотел продолжать борьбу с большевизмом можно, мы, живущие сейчас, не имеем права клеймить их. Не нам их судить. Нам легко рассуждать, но судить - не имеем права.
  Конечно, никто бы не остался жив, из тех, кто поверил нацистам, это была жестокая ложь. И то, что нацизм был разгромлен-заслуга нашего Народа, заслуга тех, кто вопреки всему, не жалея своей жизни защищал именно Родину, а не политический режим.
    Только нельзя отождествлять совецкий режим и страну. Большевизм как был злом до начала Второй  мировой войны, так и остался им после победы. Как проводились репрессии против своего народа, так они и продолжились после. И после победы началась репатриация-насильное возвращение из-за рубежа всех, кого требовал Сталин. Думаю, не  стоит комментировать эти события.
  
    
 
« Последнее редактирование: 07.02.2011 • 14:33 от Ольга »
-Скажите, ведь этого никогда не бывает?
-Раз в тысячу лет бывает...

Оффлайн Abigal

  • Генерал от Инфантерии
  • Штабс-Капитан
  • ****
  • Дата регистрации: бХЭ 2010
  • Сообщений: 673
  • Спасибо: 179
Цитировать
Кстати, еще вопрос, смогли бы нацисты контролировать такую огромную территорию.

Если бы Вы знали историю, то не задавали бы таких глупых вопросов, ибо если бы не победа Советского Союза во Второй мировой войне, фрицы слопали бы нашу территорию, как конфетку! У верхушки НСДАП были большие планы, связанные с нами и нашей Россией!

Цитировать
т.е. принимать и со Лжедмитрием и с Разиным и с Чикатило ( это ведь тоже история )...?
Да! Или Вы хотите сказать, что это не наша история?

Цитировать
Дорогой Abigal. Мы говорим на разных языках.

Во - первых, уважаемый Сергей, не дорогОЙ Abigal, а дорогАЯ Abigal!

Цитировать
И России нет и народа нет, а есть население Р.Ф. - обманчивой метаморфозы Советского Союза. Весь русский (имеется ввиду принадлежность к стране, а не национальность) народ был уничтожен Советской армией с 1917-1922гг. и с 1941-1945гг. И как выразился Л.И. Брежнев в своем докладе на 26 съезде КПСС "У нас теперь новая формация - Советский народ".

Нет. Здесь я с Вами категорически не согласна! Если хотите, считайте себя той самой единицей, входящей в состав "населения Р.Ф.", только не надо подводить всех под эту черту. И что значит "наседение Р.Ф.", кто подразумевается под этими словами? Неужели мы - русские? Да, русские!
Как Гитрел не старался уничтожить евреев, так и большевизм не смог уничтожить русский народ!
P.S. И поздравлять меня надо с 8 марта :)

Цитировать
Ведь они не щадили не стариков, не детей. И думать о том, что освободить Россию от большевизма, в одном строю с немцами, убивая возможно своих единомышленников, кто не смог выехать и  вынужден был смириться с режимом.
Именно! Я поностью с Вами согласна, уважаемый Ander! Дли них не существовало слова "пощада".

Цитировать
Но это была наша земля, наши (пусть одураченные) люди. Да и война нам как кара за те грехи, которые совершили наши предки...
+1 С Вами нельзя не согласиться и я поднимаю обе руки "ЗА" Ваше высказывание. Именно об этом я и писала раньше и Вы, мой уважаемый, меня прекрасно понимаете :)

Цитировать
Да, г-н Ander, получилось так, что Родина наша стала пленницей большевизма, но осталась при этом Родиной.А нацизм угрожал этой Родине, а не режиму.  И в этом наша трагедия времен ВОВ.
Вот и еще одни слова, подтверждающие мою точку зрения!
Благодарю Вас, Ольга!

Я за Белое движение и тому есть свои причины, но мы ни как либо не хотим признать, либо согласиться с тем, что и "белыми" и "красными" был наш русский народ! Это факт! Неопровержимый факт! И гнобить надо того, по чьей вине мы однажды вот так столкнулись лбами!
"Я, в конце концов, служил не той или иной форме правительства, а служу Родине своей, которую ставлю выше всего."
***
«Конечно, меня убьют, но если бы этого не случилось, – только бы нам не расставаться".
Александр Васильевич Колчак

"...Если Новая Россия забудет Вас - России, наверное, не будет."

Правила проекта "Белая гвардия"

Оффлайн Abigal

  • Генерал от Инфантерии
  • Штабс-Капитан
  • ****
  • Дата регистрации: бХЭ 2010
  • Сообщений: 673
  • Спасибо: 179
Цитировать
И то, что нацизм был разгромлен-заслуга нашего Народа, заслуга тех, кто вопреки всему, не жалея своей жизни защищал именно Родину, а не политический режим.
Вспомним, что сказал Александр Васильевич:
"Я, в конце концов, служил не той или иной форме правительства, а служу Родине своей, которую ставлю выше всего."
Золотые слова!
"Я, в конце концов, служил не той или иной форме правительства, а служу Родине своей, которую ставлю выше всего."
***
«Конечно, меня убьют, но если бы этого не случилось, – только бы нам не расставаться".
Александр Васильевич Колчак

"...Если Новая Россия забудет Вас - России, наверное, не будет."

Правила проекта "Белая гвардия"

Оффлайн Дмитрий

  • Штабс-Капитан
  • *****
  • Дата регистрации: ФХЪ 2010
  • Сообщений: 200
  • Спасибо: 102
Цитировать
Кстати, еще вопрос, смогли бы нацисты контролировать такую огромную территорию.

Если бы Вы знали историю, то не задавали бы таких глупых вопросов, ибо если бы не победа Советского Союза во Второй мировой войне, фрицы слопали бы нашу территорию, как конфетку! У верхушки НСДАП были большие планы, связанные с нами и нашей Россией!

Вообще то я задаю вопрос о том, смогли бы нацисты контролировать огромную территорию СССР в случае победы над Красной Армией. И история как раз свидетельствует, что внешняя победа еще не гарантировала завоевателям полного контроля над страной.
"Бог не в силе, а в правде".

Оффлайн Дмитрий

  • Штабс-Капитан
  • *****
  • Дата регистрации: ФХЪ 2010
  • Сообщений: 200
  • Спасибо: 102
Цитировать
т.е. принимать и со Лжедмитрием и с Разиным и с Чикатило ( это ведь тоже история )...?
Да! Или Вы хотите сказать, что это не наша история?
Т.е. не надо давать нравственной оценки вышеназванным персонажам? А просто принимать?
"Бог не в силе, а в правде".

Оффлайн Abigal

  • Генерал от Инфантерии
  • Штабс-Капитан
  • ****
  • Дата регистрации: бХЭ 2010
  • Сообщений: 673
  • Спасибо: 179
Цитировать
Кстати, еще вопрос, смогли бы нацисты контролировать такую огромную территорию.

Если бы Вы знали историю, то не задавали бы таких глупых вопросов, ибо если бы не победа Советского Союза во Второй мировой войне, фрицы слопали бы нашу территорию, как конфетку! У верхушки НСДАП были большие планы, связанные с нами и нашей Россией!

Вообще то я задаю вопрос о том, смогли бы нацисты контролировать огромную территорию СССР в случае победы над Красной Армией. И история как раз свидетельствует, что внешняя победа еще не гарантировала завоевателям полного контроля над страной.
Выше я ответила на Ваш вопрос. Конечно, немцы должны были завоевать всю Россию: от А и до Я и тогда, полностью убедившись в своей победе... Но не давно было свершиться злу!

Вам знакомы эти слова: "Говоря о завоевании мира, мы не можем не обращать внимания на шестую часть суши."?
(Адольф Гитлер)


Цитировать
Т.е. не надо давать нравственной оценки вышеназванным персонажам? А просто принимать?
Оценивайте, только станет ли от этого наша история проще или лучше? Нам действительно ничего не остается как либо принять, либо отвергать те или иные моменты, события (и даже лиц) в нашей истории. Но не глупо ли это будет глядеть?

Друзья, хочу обратить Ваше внимание, что мы оторвались от темы. Поговорить о Второй мировой войне мы сможем и в другой теме, а пока мы общаемся на тему: "Эмигрировавшие части Белых Армий на службе Вермахта."
"Я, в конце концов, служил не той или иной форме правительства, а служу Родине своей, которую ставлю выше всего."
***
«Конечно, меня убьют, но если бы этого не случилось, – только бы нам не расставаться".
Александр Васильевич Колчак

"...Если Новая Россия забудет Вас - России, наверное, не будет."

Правила проекта "Белая гвардия"

Оффлайн elektronik

  • Генерал от Инфантерии
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: РТУ 2009
  • Сообщений: 2730
  • Спасибо: 227
А. А. Власов " Почему я стал на путь борьбы с большевизмом"

(открытое письмо генерал-лейтенанта А.А.Власова)
Призывая всех русских людей подниматься на борьбу против Сталина и его клики, за построение Новой России без большевиков и капиталистов, я считаю своим долгом объяснить свои действия.

Меня ничем не обидела советская власть.

Я - сын крестьянина, родился в Нижегородской губернии, учился на гроши, добился высшего образования. Я принял народную революцию, вступил в ряды Красной Армии для борьбы за землю для крестьян, за лучшую жизнь для рабочего, за светлое будущее Русского народа. С тех пор моя жизнь была неразрывно связана с жизнью Красной Армии. 24 года непрерывно я прослужил в ее рядах. Я прошел путь от рядового бойца до командующего армией и заместителя командующего фронтом. Я командовал ротой, батальоном, полком, дивизией, корпусом. Я был награжден орденами Ленина, "Красного Знамени" и медалью "XX лет РККА". С 1930 года я был членом ВКП(б).

И вот теперь я выступаю на борьбу против большевизма и зову за собой весь народ, сыном которого я являюсь. Почему? Этот вопрос возникает у каждого, кто прочитает мое обращение, и на него я должен дать честный ответ. В годы гражданской войны я сражался в рядах Красной Армии потому, что я верил, что революция даст Русскому народу землю, свободу и счастье.

Будучи командиром Красной Армии, я жил среди бойцов и командиров - русских рабочих, крестьян, интеллигенции, одетых в серые шинели. Я знал их мысли, их думы, их за боты и тяготы. Я не порывал связи с семьей, с моей деревней и знал, чем и как живет крестьянин.

И вот я увидел, что ничего из того, за что боролся русский народ в годы гражданской войны, он в результате победы большевиков не получил.

Я видел, как тяжело жилось русскому рабочему, как крестьянин был загнан насильно в колхозы, как миллионы русских людей исчезали, арестованные, без суда и следствия. Я видел, что растаптывалось все русское, что на руководящие посты в стране, как и на командные посты в Красной Армии, выдвигались подхалимы, люди, которым не были дороги интересы Русского народа.

Система комиссаров разлагала Красную Армию. Безответственность, слежка, шпионаж делали командира игрушкой в руках партийных чиновников в гражданском костюме или военной форме.

С 1938 по 1939 год я находился в Китае в качестве военного советника Чан Кайши. Когда я вернулся в СССР, оказалось, что за это время высший командный состав Красной Армии был без всякого повода уничтожен по приказу Сталина. Многие и многие тысячи лучших командиров, включая маршалов, были арестованы и расстреляны, либо заключены в концентрационные лагеря и навеки исчезли. Террор распространился не только на армию, но и на весь Народ. Не было семьи, которая так или иначе избежала этой участи. Армия была ослаблена, запуганный народ с ужасом смотрел в будущее, ожидая подготовляемой Сталиным войны.

Предвидя огромные жертвы, которые в этой войне неизбежно придется нести русскому народу, я стремился сделать все от меня зависящее для усиления Красной Армии. 99-я дивизия, которой я командовал, была признана лучшей в Красной Армии. Работой и постоянной заботой о порученной мне воинской части я старался заглушить чувство возмущения поступками Сталина и его клики.

И вот разразилась война. Она застала меня на посту командира 4 мех. корпуса.

Как солдат и как сын своей Родины, я считал себя обязанным честно выполнить свой долг.

Мой корпус в Перемышле и Львове принял на себя удар, выдержал его и был готов перейти в наступление, но мои предложения были отвергнуты. Нерешительное, развращенное комиссарским контролем и растерянное управление фронтом привело Красную Армию к ряду тяжелых поражений.

Я отводил войска к Киеву. Там я принял командование 37-й армией и трудный пост начальника гарнизона города Киева.

Я видел, что война проигрывается по двум причинам: из-за нежелания Русского народа защищать большевистскую власть и созданную систему насилия и из-за безответственного руководства армией, вмешательства в ее действия больших и малых комиссаров.

В трудных условиях моя армия справилась с обороной Киева и два месяца успешно защищала столицу Украины. Однако, неизлечимые болезни Красной Армии сделали дело. Фронт был прорван на участке соседних армии Киев был окружен. По приказу верховного командовании я был должен оставить укрепленный район.

После выхода из окружения я был назначен замести заместителем командующего Юго-Западным направлением и затем командующим 20-й армией. Формировать 20-ю армию приходилось в труднейших условиях, когда решалась судьба Москвы. Я делал все от меня зависящее для обороны столицы страны. 20-я армия остановила наступление на Москву и затем сама перешла в наступление. Она прорвала фронт Германской армии, взяла Солнечногорск, Волоколамск, Шаховскую, Середу и др., обеспечила переход в наступление по всему Московскому участку фронта, подошла к Гжатску.

Во время решающих боев за Москву я видел, что тыл помогал фронту, но, как и боец на фронте, каждый рабочий, каждый житель в тылу, делал это лишь потому, что считал, что он защищает Родину. Ради Родины он терпел неисчислимые страдания, жертвовал всем. И не раз я отгонял от себя постоянно встававший вопрос: да полно, Родину ли я защищаю, за Родину ли посылаю на смерть людей? Не за большевизм ли, маскирующийся святым именем Родины, проливает кровь Русский народ?..

Я был назначен заместителем командующего Волховским фронтом и командующим 2-й ударной армией. Пожалуй, нигде так не сказалось пренебрежение Сталина к жизни русских людей, как на практике 2-й ударной армии. Управление этой армией было централизовано и сосредоточено я руках Главного Штаба. О ее действительном положении никто не знал и им не интересовался. Один приказ командования противоречил другому. Армия была обречена на верную гибель.

Бойцы и командиры неделями получали 100 и даже 50 грамм сухарей в день. Они опухали от голода, и многие уже не могли двигаться по болотам, куда завело армию непосредственное руководство Главного Командования. Но все продолжали самоотверженно биться.

Русские люди умирали героями. Но за что? За что они жертвовали жизнью? За что они должны были умирать? Я до последней минуты оставался с бойцами и командирами армии. Нас оставалась горстка и мы до конца выполнили спой долг солдат. Я пробился сквозь окружение в лес и около месяца скрывался в лесу и болотах. Но теперь во всем объеме встал вопрос: следует ли дальше проливать кровь Русского народа? В интересах ли Русского народа продолжить воину? За что воюет Русский народ? Я ясно сознавал, что Русский народ втянут большевизмом о войну за чуждые ему интересы англо-американских капиталистов. Англия всегда была врагом Русского народа. Она всегда стремилась ослабить нашу Родину, нанести ей вред. Но Сталин в служении англо-американским интересам видел возможность реализовать свои планы мирового господства, и ради осуществления этих планов он связал судьбу Русского народа с судьбой Англии, он вверг Русский народ в войну, навлек на его голову неисчислимые бедствия, и эти бедствия войны являются венцом всех тех несчастий, которые народы нашей страны терпели под властью большевиков 25 лет.

Так не будет ли преступлением и дальше проливать кровь? Не является ли большевизм и, в частности Сталин, главным врагом Русского народа?

Не есть ли первая и святая обязанность каждого честного русского человека стать на борьбу против Сталина и его клики?

Я там, в болотах, окончательно пришел к выводу, что мой долг заключается в том, чтобы призвать Русский народ к борьбе за свержение власти большевиков, к борьбе за мир для Русского народа, за прекращение кровопролитной, ненужной Русскому народу войны за чужие интересы, к борьбе за создание новой России, в которой мог бы быть счастливым каждый русский человек.

Я пришел к твердому убеждению, что задачи, стоящие перед Русским народом, могут быть разрешены в союзе и сотрудничестве с Германским народом. Интересы Русского народа всегда сочетались с интересами Германского народа, с интересами всех народов Европы.

Высшие достижения Русского народа неразрывно связаны с теми периодами его истории, когда он связывал спою судьбу с судьбой Европы, когда он строил свою культуру, свое хозяйство, свой быт в тесном единении с народами Европы. Большевизм отгородил Русский народ непроницаемой стеной от Европы. Он стремился изолировать нашу Родину от передовых европейских стран. Во имя утопических и чуждых Русскому народу идей он готовился к войне, противопоставляя себя народам Европы.

В союзе с Германским народом Русский народ должен уничтожить эту стену ненависти и недоверия. В союзе и сотрудничестве с Германией он должен построить ночую счастливую родину в рамках семьи равноправных и свободных народов Европы.

С этими мыслями, с этим решением, в последнем бою вместе с горстью верных друзей я был взят в плен. Свыше полугода я пробыл в плену. В условиях лагеря военнопленных, за его решеткой я не только не изменил своего решения, но укрепился в своих убеждениях.

На честных началах, на началах искреннего убеждения, с полным сознанием ответственности перед Родиной, народом и историей за совершаемые действия, я призываю народ на борьбу, ставя перед собой задачу построения Новой России.

Как я себе представляю Новую Россию? Об этом я скажу в свое время.

История не поворачивает вспять. Не к возврату к прошлому зову я народ. Нет. Я зову его к светлому будущему, к борьбе за завершение Национальной Революции, к борьбе за создание Новой России - Родины нашего великого народа. Я зову его на путь братства и единения с народами Европы и в первую очередь на путь сотрудничества и вечной дружбы с великим Германским народом.

Мой призыв встретил глубокое сочувствие не только в широчайших слоях военнопленных, но и в широких массах Русского народа в областях, где еще господствует большевизм. Этот сочувственный отклик русских людей, выразивших готовность грудью встать под знамена Русской Освободительной Армии, дают мне право сказать, что я нахожусь на правильном пути, что дело, за которое я борюсь, - правое дело, дело Русского народа. В этой борьбе за наше будущее я открыто и честно становлюсь на путь союза с Германией.

Этот союз, одинаково выгодный для обоих великих народов, приведет нас к победе над темными силами большевизма, избавит нас от кабалы англо-американского капитала.

В последние месяцы Сталин, видя, что Русский народ не желает бороться за чуждые ему интернациональные задачи большевизма, внешне изменил политику в отношении русских. Он уничтожил институт комиссаров, он попытался заключить союз с продажными руководителями преследовавшейся прежде церкви, он пытается восстановить традиции старой армии. Чтобы заставить Русский народ проливать кровь за чужие интересы, Сталин вспоминает великие имена Александра Невского, Кутузова, Суворова, Минина и Пожарского. Он хочет уверить, что борется за Родину, за отечество, за Россию.

Этот жалкий и гнусный обман нужен ему лишь для того, чтобы удержаться у власти. Только слепцы могут поверить, будто Сталин отказался от принципов большевизма.

Жалкая надежда! Большевизм ничего не забыл, ни на шаг не отступил и не отступит от своей программы. Сегодня он говорит о Руси и русском только для того, чтобы с помощью русских людей добиться победы, а завтра с еще большей силой закабалить Русский народ и заставить его и дальше служить чуждым ему интересам.

Ни Сталин, ни большевики не борются за Россию.

Только в рядах антибольшевистского движения создастся действительно наша Родина. Дело русских, их долг - борьба против Сталина, за мир, за Новую Россию. России наша! Прошлое Русского народа - наше! Будущее Русского народа - наше!

Многомиллионный Русский народ всегда на протяжении всей истории находил в себе силы для борьбы за свое будущее, за свою национальную независимость. Так и сейчас не погибнет Русский народ, так и сейчас он найдет в себе силы, чтобы в годину тяжелых бедствий объединиться и свергнуть ненавистное иго, объединиться и построить новое государство, в котором он найдет свое счастье.
Генерал-лейтенант А. А. Власов
-------------------------------------------------------------------------------------------

Ф.Легостаев "Письмо на родину"

Это письмо я пишу по просьбе моих друзей и товарищей по освободительному движению по просьбе соратников по русской освободительной Армии, по просьбе, совпадающей с моими желаниями: станьте рупором содействия нашему избавлению от несправедливого ярлыка врагов народа, избавлению наших семей от именования семьями изменников родины.

Несколько слов о себе. Почти половину жизни (до войны) я был активным пионером, комсомольцем и коммунистом. Зани­мал и выполнял отнюдь не малые должности и обязанности. Во второй, чуть большей половине, волею судьбы (война, плен, невозможность возвращения на родину) увидев иной образ жизни, иные отношения между людьми, прозрев, я изменил коммунистической утопии. И начал с добровольного вступления в Русскую Освободительную Армию для не менее активного и сознательного участия в массовом, многомиллионном Движении за освобождение народов России от антинародного тоталитарного коммунистического засилья. В результате я был обвинен нашим правительством во всех смертных грехах и объявлен врагом народа, а жена и дочь подверглись преследованиям...

После войны руководители Освободительного движения, ор­ганизаторы РОА и подавляющее большинство власовцев были по требованию Сталина насильственно выданы союзниками тогдаш­ним властям СССР и кончили за очень малым исключением мученической смертью. Здесь, за рубежом, нас осталось очень немного. Кровавый режим Сталина сделал свое гнусное дело, да и годы берут свое. Все мы искренне радуемся происходящей в нашей стране демократизации, восхищаемся смелыми выступлениями прозревших (как и мы в свое время) борцов за свободу от коммунистического рабства и приветствуем хотя и робкие, и медленные, но положительные перемены. Однако нас очень беспокоит затянувшееся забвение массового Освободительного движения, называемого в эмиграции Власовским, которое было развернуто нашими соотечественниками за рубежами нашей страны во время войны. Как будто его и не было. Как будто не было миллионов наших людей в немецком плену и в концлагерях. Как будто не было бросавших оружие и не желавших защищать антинародную власть. Как будто не было насильно вывезенных немцами на работу в Германию. Многие из них при первой возможности выступили против сталинской власти, примкнули к немецким частям или создали свои национальные, вступили в Русскую Освободительную Армию. Нам удалось познакомиться со многими материалами официального характера, убедительно показывающими, что к концу второй мировой войны на территориях побежденной Германии, а также Австрии, Италии, Франции, Бельгии, Голландии, Дании, Швеции, Англии, США и Канады находилось до 13 миллионов человек русских и других национальностей Советского Союза.

Чудовищное число пленных советских солдат и офицеров глубоко впечатляет. В первые же дни войны в Белостокском и Слонимском «котлах» немцам удалось «захлопнуть» три советские армии Западного фронта: 3-ю, 4-ю и 10-ю. В плену оказа­лось 724 тысячи бойцов. Командовавший Западным фронтом генерал армии Павлов и его начальник штаба Клименко, как «потерявшие управление войсками, сдавшие оружие противнику без боя и самовольно оставившие боевые позиции», были вызваны в Москву и расстреляны.

В Киевском окружении в сентябре-октябре 41-го попало в плен 665 тысяч красноармейцев и командиров. Командовавший фронтом генерал-полковник Кирпонос, зная, что его ждет расстрел, застрелился сам. Нет нужды перечислять подробности почти повсеместного крушения Красной Армии в первые месяцы войны. К сентябрю немецкие войска стояли уже под Ленинградом и Москвой, а в германских лагерях томилось 4,5 миллиона советских солдат и офицеров. Несмотря на строгие приказы властей населению эвакуироваться вместе с отступающей Красной Армией, более 50 миллионов человек осталось на своих местах на милость наступавшего врага. В 1942 году, когда на Винницком направлении немцы оказались в окружении, пленные из оставленного немцами на произвол судьбы лагеря во множестве бежали... вслед уходившему противнику.

Международный Красный Крест с ведома Берлина обратился к советскому правительству с предложением о посылке по линии этой организации продовольствия для военнопленных ради спасения их от голодной смерти. Сталинский ответ на это обращение был дан еще до его получения в Приказе №270 от 16.08.1941 года:

... если часть красноармейцев, вместо организации отпора врагу, предпочтет сдаться ему в плен, уничтожить ее всеми средствами, как наземными так и воздушными, а семьи сдавшихся лишить государственного пособия и помощи... Командиров и политработников, сдающихся в плен врагу, считать злостными дезертирами, семьи которых подлежат аресту как семьи нарушивших присягу и предавших свою родину дезертиров.

Итак, круг замкнулся. Немцы при всем желании не могли накормить многомиллионную ораву пленных, с другой стороны это совпадало с их политикой массового уничтожения противника. Сталинское же правительство напрочь отказалось ото всех нас, сам Сталин отказался даже от своего попавшего в плен сына.

Говоря по-человечески, многие ли способны на возвращение «домой», для того чтобы медленно подыхать в концентрацион­ных лагерях от голода и непосильного труда с клеймом изменника? Или хранить последнюю пулю для себя, чтобы избежать пленения? И - во имя чего?!

Словом, не мы предатели, а нас предали. Да еще и сейчас упоминают в печати со злобным шипением, как будто и действительно мы виновники всех несчастий минувшей войны.

Владимир Солоухин спрашивает:

Была война, скажем, с турками, когда Суворов брал Измаил, - не было ни одного изменника. Была война со шведами (Нарва, Полтава) - не было ни одного изменника. Была Русско-турецкая война, когда освобождали Болгарию, - не было ни одного изменника. Была, наконец, война с немцами в 1914 году - не было ни одного изменника. Откуда же и почему же взялись вдруг миллионы изменников?... (Журнал писателей России, 1990, №6). И никак не отвечает на поставленный вопрос. А ответ предельно прост.

Это было проявление Освободительного движения. Это был ответ нашего народа на узурпацию власти, на принудительную коллективизацию, на великие и малые чистки, на тысячи тюрем и концлагерей, на миллионы расстрелянных и замученных, на попрание всех человеческих свобод и обречение всех народов России на нищенское существование. Народ не хотел защищать все эти «блага» советской власти.

Невзирая на все ужасы немецкого плена, красочно расписывавшиеся комиссарами, целые подразделения, и даже части Крас­ной Армии со своими командирами сдавались противнику. Русский народ пошел воевать против ненавистной власти коммунистов. Уже с лета 41-го русские добровольцы стали появляться в немецких частях сначала как помощники, а затем и как бойцы. К концу 1941 года начали формироваться целые самостоятельные отряды. И не только из русских, но и из других народов России.

Немецкое командование признавало наличие 78 одних толь­ко русских добровольческих батальонов, воевавших на Восточном фронте в составе немецких полков. Большое число более крупных частей, вплоть до полков было включено в состав немецких дивизий. Летом 43-го на всех участках Восточного фронта насчитывалось свыше 90 полков разных национальностей Советского Союза (о наличии которых немецкое командование распространялось не очень охотно) и несчетное число менее крупных подразделений.

Такая массовая реакция народа явилась стихийным, но вполне естественным проявлением духа Освободительного движения. Оно получило еще более широкое распространение, все разрастаясь, после того как Освободительное движение возглавил генерал Андрей Андреевич Власов. Тот самый вызванный в ноябре 41-го в Москву генерал Власов, которому была поставлена сложнейшая задача формирования 20-й армии в условиях панической эвакуации заводов и учреждений, всеобщей мобилизации стариков, женщин и учащихся на рытье окопов и противотанковых рвов для обороны Москвы.

Власов с поставленной задачей справился: сумел создать армию, сумел остановить противника и оттеснить его до Ржева. За эту операцию он был награжден орденом Красного Знамени и произведен в звание генерал-лейтенанта. Судьба Власова и его соратников после захвата их Красной Армией была заранее предопределена. Но их томили в застенках Лубянки в течение 16 месяцев, чтобы сломить их волю и выколотить из них нужные следователям признания в шпионаже, продажности, измене.

Я знал лично не только А.А.Власова, но и генералов Ф.И. Трухина, В.Ф.Малышкина, В.И.Мальцева, М.А.Меандрова и других. Смею утверждать, что это были честные, стойкие и мужественные люди, любившие свою родину и свой народ. Поэтому считаю, что их якобы недостойное поведение и самооговор на суде были следствием ужаса и невыносимости тех мер воздействия, которые были применены к ним при дознании. Власов вполне отдавал себе отчет в тяжести и жертвенности пути, на который встал. Понимая свое положение, он не раз говорил, что на путях нашей борьбы мы, возможно, погибнем, но наши идеи приведут к крушению коммунизма, на наше место придут другие и доведут наше дело до конца.

Так вот, возвращаясь к началу моего письма, повторю. Нас очень беспокоим забвение освободительного движения, зародившегося во время войны. Движения стихийного, массового, радикально перечеркнувшего все на разные лады перепеваемые уничтожительные мнения о характере русского народа.

Ведь если смотреть беспристрастно, мы и были зачинателями того свободного выражения антикоммунистической народной воли, которое, наконец, началось и продолжается теперь в нашей стране.

Прочтите наш программный документ – Манифест Комитета освобождения народов России, называемый в эмиграции Власовским манифестом. Документ, созданный под конец войны в том, что освободительное движение было истинно демократическим, народным движением. За воплощение его идей восстали все народы, находившиеся под властью коммунизма, и восстают еще пребывающие под его властью. Истинные демократы, плюралисты и сейчас, по прошествии более полувека со времени обнародования Манифеста не могут не признать доподлинно народных чаяний, заложенных в его основу.

Взгляните на мой жизненный путь. Враг лия моему народу? Изменил и я моей Родине? Или я, может быть, пусть маленький, но боец за ее освобождение от коммунизма?

Предатели ли мы или жертвы предательства?
Правила проекта "Белая гвардия" http://ruguard.ru/forum/index.php/topic,238.0.html

Оффлайн elektronik

  • Генерал от Инфантерии
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: РТУ 2009
  • Сообщений: 2730
  • Спасибо: 227
Русский корпус.
« Ответ #59 : 25.02.2011 • 21:01 »
Генерал-майор Михаил Фёдорович Скородумов (1892-1963)
ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ РУССКОГО КОРПУСА В СЕРБИИ



В апреле 1941 г. после жестокой бомбардировки Белграда немецкая армия в девять дней оккупировала Югославию. В то время югославская армия представляла собой морально и политически разложившуюся массу, в значительной степени уже зараженную коммунизмом. Не оказав никакого серьезного сопротивления, она разбежалась в несколько дней...

С приходом немцев началась трагедия русских эмигрантов в Сербии. Очень многие в результате бомбардировки Белграда потеряли всё своё имущество, а некоторые и своих родных. Двадцать пять тысяч эмигрантов — мужчин, женщин и детей, более двадцати лет живших в Сербии, были разбиты на множество организаций: от крайне правых до крайне левых. Большинство всё же было правых, очень небольшая часть — левых, и только единицы ради моды сделались фашистами. Национал-социалистов не было вообще. Сербское население в то время относилось к Белым русским враждебно, так как многие сербы были настроены прокомму-нистически и открыто мечтали о приходе «батюшки Сталина». В результате этого произошла масса инцидентов, столкновений и избиений русских эмигрантов. В дополнение ко всем несчастьям, благодаря советофильскому настроению сербского правительства, последовало увольнение со службы русских эмигрантов и «в один день» наша эмиграция оказалась на улице без всякой помощи, средств и работы.
 
В такой обстановке в июне 1941 г. началась война между Германией и Советским Союзом. Вслед за этим в Сербии вспыхнуло коммунистическое восстание, которое охватило почти всю страну: начались избиения русских эмигрантов целыми семьями. Русские люди, оставшиеся без средств к существованию, выброшенные со службы и преследуемые сербскими коммунистами, бежали из провинции в Белград.
 
В то время я возглавлял Бюро по защите интересов русской эмиграции в Сербии. В Русском доме, где находилось Бюро, все подвалы были забиты голодными русскими беженцами. С большим трудом была создана бесплатная столовая, но это не решало проблему. Считая это своим долгом, я обратился к сербским властям с просьбой о защите русской эмиграции. Сербские власти ответили, что они бессильны что-либо сделать,— «обращайтесь к немцам». После этого я обратился к немецким военным властям. Немецкое командование ответило: «Защищайте себя сами».

Вскоре в Югославии образовалась так называемая «Советская Ужицкая республика». От рук сербских коммунистов уже погибло около трехсот русских людей, среди которых были женщины и дети. Я решил обратиться к одному из немногих сербских антикоммунистов — министру Д. Льотичу, так как последний получил от немецкого командования разрешение формировать антибольшевистский сербский корпус. Я просил его дать оружие, дабы русские могли защищать себя и свои семьи. Министр Льотич, большой русофил, ответил, что, к сожалению, он ничего дать не может: ему самому немцы оружия выдали меньше, чем необходимо. Тогда я обратился к начальнику штаба немецкого главнокомандующего на Юго-Востоке полковнику Кевишу. Полковник, от имени главнокомандующего, предложил мне немедленно отдать приказ всем способным носить оружие русским эмигрантам вступать в немецкие полки в местах их расположения. На это я ответил, что такой приказ отдать не могу, так как Белые, как политические эмигранты, могут воевать только против большевиков, а вступая в немецкие полки, которые могут быть переброшены на другие фронты, русские эмигранты будут вынуждены воевать и против некоммунистических государств, что для Белых абсолютно невозможно. Я добавил, что могу отдать приказ лишь о формировании отдельного русского корпуса для борьбы на Восточном фронте и вполне естественно, что за время формирования этот корпус примет участие в борьбе с сербскими коммунистами. После долгих переговоров и торговли полковник Кевиш заявил, наконец, что главнокомандующий разрешил формирование Отдельного Русского Корпуса и дал обещание после ликвидации коммунизма в Сербии перебросить этот Корпус на Восточный фронт.

Началась спешная подготовка по формированию Отдельного Русского Корпуса. Намеренно был пущен слух, что немцы мобилизуют всех русских, дабы не вызвать в сербах ещё большего озлобления. Слух о формировании Корпуса дошёл и до немецкого посольства, то есть до чиновников национал-социалистической партии. Посол Бенцлер и его помощник Фаине вызвали меня в немецкое посольство и заявили: «Вы, русские —все коммунисты. Кто вам разрешил формирование какого-то Русского Корпуса? Если среди русских эмигрантов есть антикоммунисты, то вы должны немедленно отдать приказ, чтобы все они вступали в сербскую жандармерию». На это я ответил, что не могу вмешивать русскую эмиграцию в сербскую гражданскую войну. Тогда Фаине пригрозил: «Никаких русских корпусов быть не может, никаких русских организаций и русских песен! Запомните, что невыполнение этого отразится на вашем положении».
 
Тем временем ситуация в Сербии ставилась буквально катастрофической: восставшие коммунисты уже подходили к Белграду, а проживавшие в Шабаце казаки после убийства коммунистами пяти казаков с семьями сами взялись за оружие и, сформировав две сотни под командой сотника Иконникова, отбивались вместе с немецкими частями от наступавших и окружавших их коммунистов. Получив в немецком посольстве грозное предупреждение, я немедленно отправился к полковнику Кевишу. Последний был крайне раздражен действиями посла. «Если Бенцлер не хочет, то хотим мы», — сказал он и попросил меня приехать завтра.

На следующий день полковник Кевиш с довольным видом заявил: «Все наши враги разбиты и мы можем спешно приступить к формированию Корпуса!».
 
Тут же он приказал начать формирование Корпуса и добавил, что все выдвинутые мною условия приняты. Условия эти были переписаны в двух экземплярах и мы оба поставили под ними свои подписи. А требования мои были следующие:
 
1. Лишь один командир Корпуса подчиняется немецкому командованию, все же чины Корпуса подчиняются только командиру Корпуса и русским начальникам, им назначенным.
2. Корпус не может дробиться на части, а всегда будет действовать как одно целое, то есть ни одна часть Корпуса не может быть придана немецким частям.
3. Русский Корпус может быть только лишь в русской форме, но ни в коем случае не в сербской и не в немецкой. Для распознавания немцами чинов на воротниках должны быть особые знаки. На шлемах же должны быть ополченческие кресты белого цвета.
4. Никто из чинов Корпуса не приносит никакой присяги, кроме командира Корпуса.
5. Когда Корпус закончит формирование и коммунистическое движение в Сербии будет подавлено, немецкое командование обязуется Корпус перебросить на Восточный фронт.
6. Русский Корпус не может быть использован ни против какого-либо государства, ни против сербских националистов Дражи Михайловича и др. Отдельный Русский Корпус может быть использован только против коммунистов.
 
В Русском доме началась спешная работа по формированию Корпуса. С сорока юнкерами, наскоро обученными и обмундированными, я принял сербские училищные казармы, где должен был формироваться Корпус. Днем и ночью работа кипела, как в муравейнике. В это время от частных лиц я получил устное предупреждение о том, что как только будет отдан приказ о формировании Корпуса, я буду немедленно арестован немецким посольством. В таких условиях 12 сентября 1941 г. я отдал приказ о формировании Отдельного Русского Корпуса.
 
После отдания этого приказа работа по формированию Корпуса шла ещё два дня, но 14 сентября меня пригласили в гестапо и действительно арестовали, так как немецкое посольство сообщило по радио: «В Белграде русский генерал Скородумов сформировал национальное правительство, формирует армию и даже назначил командующего Флотом». В Берлине начался переполох и по радио последовал приказ: «Немедленно арестовать генерала, правительство и армию разогнать, начальника штаба полковника Кевиша и офицеров гестапо сместить». Ро-зенберг будто требовал даже повесить меня (все эти сведения мне сообщили в гестапо после моего ареста).
 
После моего ареста утер-офицер гестапо Бок ночью приехал на квартиру к начальнику штаба Корпуса генералу Штейфону и по приказанию немецкого командования отобрал приказ полковника Кевиша о формировании Корпуса. Но Корпус под руководством генерала Штейфона продолжал формироваться.
 
Только благодаря полковнику Кевишу, а точнее его связям с Гитлером, вся эта провокация окончилась лишь смещением нескольких немецких офицеров и моим трёхнедельным арестом. На двадцать первый день ареста гестаповцы сообщили, что я должен дать подписку, иначе я буду отправлен в концлагерь. Подписка была следующего содержания: «Я, нижеподписавшийся, начальник Бюро по защите интересов русской эмиграции генерал С., даю честное слово русского генерала, что буду молчать и ни одного слова не скажу о немецкой политике на Востоке».
 
Общая обстановка первых дней формирования Корпуса оказалась столь запутанной, что надо было обладать сверхчеловеческим чутьём, чтобы разобраться в ней. Немцы всё время лгали по радио, в газетах и на словах, что их командование переменило свою политику на Востоке, что они идут крестовым походом против коммунистов, а не против русского народа. Будучи по природе человеком недоверчивым, я относился к заявлениям немецкой пропаганды критически. Но я отлично сознавал, что эмиграция должна быть способной защищать себя и свои семьи от коммунистов, и что если немцы действительно не изменят захватнической политики на Востоке, то война будет проиграна и все равно большевики придут в Сербию, а потому выхода нет: так или иначе русская эмиграция должна взяться за оружие. Е]ще в августе 1941 г. на банкете в Русском доме я в присутствии представителей немецкого командования откровенно сказал: «Если немцы пойдут против большевиков без русской эмиграции, то проиграют войну, побегут обратно, погубят и себя, и русскую эмиграцию». Эти слова запомнили все присутствующие на банкете, а я был вызван в гестапо и получил предупреждение: «Нельзя говорить все, что думаешь». Когда немцы, после первых побед на Востоке, на всех домах и трамваях Белграда нарисовали букву «V» — «Виктория», я неосторожно сказал, что через два года немцам придется нарисовать еще одну букву «V» — т.е. «горе побежденным». А так как я был окружен немецкими агентами, которые следили за каждым моим шагом, меня снова вызвали в гестапо и предупредили, что если я позволю себе еще одно высказывание против немцев, то буду смещен с поста начальника Бюро и сильно пострадаю. Затем немецкое командование потребовал снять с печати Бюро русский герб (двуглавого орла) и заменить его свастикой, но я категорически отказался это сделать.
 
В это тяжелое время мне помогала только небольшая группа русских патриотов. Многие сербы, поддерживая коммунистов, не симпатизировали мне, считая фашистом, и искали удобного случая для провокации. Немцы враждовали друг с другом: военная партия боролась с партией национал-социалистов. К сожалению, и сама русская эмиграция не была единодушна. Часть ее — истинные русские патриоты, — бросила все, чтобы вновь взяться за оружие и продолжить борьбу с большевиками. Другая часть эмиграции, больше думая о собственной шкуре, подняла вой и толпами ринулась из Сербии на фабрики в Германию, а не уехавшие спасались от большевиков, спрятавшись за спины чинов Русского Корпуса. Наконец, небольшая часть эмиграции— так называемые «левые» и «советские патриоты» — завопила о том, что воевать с большевиками нельзя, ибо интересы советской власти якобы совпадают с интересами России. Эту советофильскую группу возглавляли два священника: протоиерей И. Сокаль и протоиерей В. Неклюдов. Они собирали митинги за церковью Св. Троицы и уговаривали прихожан не идти в Русский Корпус и не бояться коммунистов, так как «большевиков больше нет, а есть только русские люди». Оба эти священника впоследствии перешли к коммунистам и при наступлении советских войск уговорили остаться в Белграде многих прихожан, которые расплатились за свою доверчивость собственными головами. Другой советофил — «младоросс» Илья Толстой, внук Льва Толстого, даже напал на меня на улице и грозил убить...
 
Итак, 12 сентября 1941 г. в муках начал рождаться Русский Корпус. Приказ о формировании Русского Корпуса вызвал сильный патриотический подъем и нашел отклик в сердцах русских патриотов и идейных антибольшевиков, которые спешили встать в ряды Корпуса, чтобы в будущем вступить в борьбу с лютым врагом России — интернациональным коммунизмом. Офицеры и солдаты, участники Великой и гражданской войн, врачи, инженеры, коммерсанты, учащаяся молодежь, владельцы крупных предприятий и простые рабочие, оставив свои семьи, бросив все, спешили взяться за оружие. В Корпус шли все, независимо от политических убеждений, без различия в принадлежности к той или иной партии, религии или народности.
 
В первый день формирования из гвардейских казарм вышел русский взвод, во второй — рота, в третий — батальон. Такими темпами шло формирование. Корпус был обмундирован в форму Императорской Армии, с белым ополченческим крестом на шлемах. 1-й полк, еще не закончив своего формирования, нанес сокрушительный удар «Советской Ужицкой Республике», и с этого момента началась ликвидация общего коммунистического восстания. Страна постепенно пришла к относительному умиротворению. Последними жертвами волны убийств русских эмигрантов стали С. Кутенко, Константин Холяро и Александр Нестеренко — чины Русского Корпуса, подло убитые в спину сербскими коммунистами на улицах Белграда в первые дни формирования Корпуса. Преступники были повешены и убийства русских эмигрантов прекратились.
 
В первое время появления Русского Корпуса были трагикомические случаи, когда сербские коммунисты сами приходили в Корпус. Каково же было их удивление, когда они узнавали, что это русский БЕЛЫЙ Корпус, а не советский из Москвы, который они с нетерпением ожидали! Русский Корпус в продолжение четырех лет вёл тяжелую борьбу с сербскими, хорватскими, словенскими и русскими коммунистами, нанося им сокрушительные удары, так как немцы не имели понятия о ведении партизанской войны с красными. Корпус пополнялся не только проживавшими в Сербии эмигрантами, но и русскими добровольцами из одиннадцати других стран Европы: Болгарии, Венгрии, Германии, Греции, Италии, Латвии, Польши, Румынии, Франции, Хорватии и, наконец, из России. При этом ряды Русского Корпуса пополнялись не только белыми эмигрантами, но и добровольцами из числа бывших подсоветских граждан, а также бывшими советскими военнопленными. В феврале 1944 г. Корпус уже выставил пятый полк!
 
Доблесть чинов Русского Корпуса, верность долгу, беспримерная храбрость и непримиримость к большевикам будут оценены историей. С 1941 по 1943 гг., пока в Корпус не прибыли бывшие пленные красноармейцы, ни один чин его не попал в плен! В 1944-1945 гг., несмотря на плохое вооружение и в среднем пожилой возраст (в Корпусе были люди от семнадцати до семидесяти лет), старые русские генералы и офицеры наравне с молодёжью храбро вступили в бой уже не с сербскими и хорватскими партизанами, а с регулярными частями Красной Армии и с югословенской коммунистической бригадой, прибывшей из Москвы.
 
Когда советская армия перешла границу Сербии, батальон Русского Корпуса в бою у Прахова разбил красных, взял пленных, 9 тяжёлых орудий, 6 тяжёлых бомбометов, 32 автомашины и 70 подвод. Другой батальон Русского Корпуса, действовавший в группе генерала Фишера, отбил у советской армии 2 тяжелых орудия, пулеметы, захватил пленных и различное имущество. Осенью 1944 г. 3-й батальон 3-го полка под командой генерал-майора Н. А. Петровского был окружён советскими танками и доблестно сражался с намного превосходящими силами врага. Но пробиться из окружения не удалось: смертью храбрых погиб практически весь батальон. В то же время часть Русского Корпуса была со всех сторон окружена в Чачаке: с двух сторон — партизанами Тито, с третьей — московской югословенской бригадой, а с четвертой — предательски напавшими четниками, отколовшимися от войск Драже Михайловича. Части Русского Корпуса стойко отбивались, погиб командир 4-го полка полковник В.А.Гескет и полковник Ф. А. Думский. Потеряв пять рот, части Русского Корпуса с большими потерями всё же пробились через окружение и вышли через непроходимые Босанские горы в Сараево.
 
Несмотря на все жертвы Русского Корпуса, национал-социалисты, нарушив условия, подписанные полковником Кевишем, сначала обезглавили Корпус, а позднее переименовали его в «Шуцкор», переодели в немецкую форму и так и не отправили на Восточный фронт. Для нас, русских эмигрантов, подобные издевательства со стороны иностранцев были не новы, ибо за ними была сила, а за нами только право, с которыми в XX веке никто не считается.
 
В 1943 г. немцы пытались предлагать мне вновь возглавить русскую эмиграцию в Сербии и занять должность командира Русского Корпуса, но я категорически отказался и заявил, что вернусь в Корпус только простым солдатом, как только советская армия перейдет границу Сербии.

Русский Корпус — это легендарная страница русской истории и не только русской, но и мировой истории, ибо до него не было ещё случая, чтобы после двадцати лет эмиграции деды, отцы и внуки взялись за оружие для продолжения той борьбы, которую они начали много лет назад, в 1917 г.
 
Высоко неся трёхцветный российский флаг в непроходимых горах Сербии и Боснии, окруженный со всех сторон врагами, Русский Корпус с большими потерями, делая сверхчеловеческие усилия, доблестно и самоотверженно отбиваясь от коммунистов, не только вывез свои семьи, жён, детей и стариков, но и спас ВСЮ русскую эмиграцию в Сербии, предоставив ей свои эшелоны, без которых она бы погибла так же, как погибла во всех остальных странах Восточной Европы.
 
Русский Корпус показал всему миру не только свою, военную доблесть, но и политическую дальновидность, ибо еще в 1941 г. предвидел и понял, что лишь потом, после войны, начали понимать государственные деятели всего мира. Не мы виноваты в поражении. Не мы ошиблись, ибо если бы мы ошиблись, то в Сербии не было бы после войны коммунизма, а русская эмиграция не сидела бы по лагерям Ди-Пи в Австрии, Германии и Италии. Для нас, русских белых эмигрантов, коммунистическая власть всегда была и будет врагом номер один. А потому Русский Корпус — это продолжение Белой борьбы, начатой нами в 1918 г., но только на этот раз — на территории Сербии.
 
Каждый русский патриот отлично знает, что спасти Россию могут только русские. Все иностранцы, кто бы они ни были, всегда будут преследовать прежде всего свои, а не русские интересы. Они могут быть только сотрудниками по необходимости но ни в коем случае не спасителями России.
 
А потому двадцать пять тысяч русских эмигрантов в Сербии отнюдь не были обязаны приносить себя в жертву и умирать без борьбы и сопротивления за торжество победы Сталина— Рузвельта, как равно и за торжество победы Гитлера — Муссолини. Русские эмигранты могут и должны бороться, рисковать и приносить себя в жертву только лишь за торжество победы Национальной России над поработившим ее коммунизмом!
Август 1948

Русский Корпус на Балканах во время II Великой войны 1941-1945.
Воспоминания соратников и документы.
Сборник второй.СПб, 1999, С.43-54

Правила проекта "Белая гвардия" http://ruguard.ru/forum/index.php/topic,238.0.html