Белая гвардия
Белая ГвардияКонтактыКарта сайта
Поэзия Белой гвардии
Цитата

 

Мамонтов Константин Константинович

Мамонтов Константин Константинович (1869-1920)

Мамонтов Константин Константинович (настоящая фамилия Мамантов) (1869 — 1920) военачальник русской Императорской армии и Донской армии Всевеликого Войска Донского и Вооружённых Сил Юга России (ВСЮР), генерал-лейтенант (1919),родился 16 октября 1869 г.; приписной и почетный казак станиц Усть-Хоперской и Нижне-Чирской.

На военной службе с 1888. Окончил Николаевское кавалерийское училище (1890).Первое образование получил в кадетском корпусе; в 1890 г. из взводных портупей-юнкеров Николаевского кавалерийского училища выпущен корнетом в Лейб-Гвардии Конно-гренадерский полк; через три года перевелся в Харьковский драгунский полк, но вскоре отчислен в запас армейской кавалерии; в 1899 г.,по особому ходатайству принят в штаты офицеров Войска Донского и командирован на службу в 3-й Донской казачий полк.

В 1904 г, есаул Мамонтов ушёл добровольцем, на Японский фронт и провел войну в рядах 1-го Читинского Забайкальского казачьего полка. В чине войскового старшины возвратился в Донское Войско на должность помощника командира 1-го Донского казачьего полка.

В 1914 г.вышел на фронт Первой мировой войны во главе 19-го Донского казачьего полка, через год получил первоочередной 6-й Донской казачий полк, а после производства в чин генерал-майора принял от генерала И. Д. Попова бригаду в 6-й Донской казачьей дивизии.

После революции 1917 г, и развала фронта, генерал Мамонтов возвратился с бригадой на Дон и квартировал в станице Нижне-Чирской, где в январе 1918 г. сформировал партизанский отряд и пробился с ним, между большевиками в Новочеркасск. 12 февраля он вышёл в Степной поход начальником группы партизанских отрядов и неоднократно бил нарождающиеся полки красной конницы Буденного и Думенко. 4 апреля того же года генерал Мамонтов выступил со своим отрядом на помощь, восставшим против большевиков, станицам Второго Донского округа и тогда станица. Нижне-Чирская провозгласила его своим почетным Казаком. Остальные месяцы 1918 г. он командовал сборными станичными полками и дружинами на Царицынском направлении.

В 1919 г.произведён в чин генерал-лейтенанта и назначен командиром 4-го Донского конного корпуса.

Во время наступления Вооружённых Сил Юга России (ВСЮР) на Москву провёл конный рейд по тылам Красной Армии в августе — сентябре 1919, больше месяца действуя в тылу у противника, разрушая связь, уничтожая пункты военного снабжения и распуская мобилизованных большевиками солдат по домам. Во время рейда генерал Мамонтов взял города Тамбов (под Тамбовом была взята в плен вся советская Тульская пехотная дивизия, часть которой пожелала остаться при корпусе под командой полковника Дьяконова), Козлов, Лебедянь, Елец и Воронеж, станции Касторная и Грязи но его корпус был возвращён по настоятельному требованию генерала Деникина. Корпус достиг значительных успехов, но один нанести решительное поражение значительно превосходящим силам противника был не в состоянии. Обратное движение корпуса было затруднено насыщенным войсками фронтом противника и большим обозом военной добычи. Генерал Деникин отнесся к успехам генерала Мамонтова довольно скептически, хотя сам использовать его рейд не сумел. Объективную оценку рейд Мамонтова. получил только со стороны противника. Бывший командующий советским Южным фронтом, царский полковник Генерального штаба А.И.Егоров, дал о нём такой отзыв: «Своим движением на север, вместо района Лисок, Мамонтов бесконечно расширил цели и задачи своих действий, в расчете, очевидно, на восстание крестьянства и городской буржуазии против советской власти. Это, конечно, авантюра, но Мамонтов, имея более сильные средства для достижения менее обширных задач, был здесь в меньшей степени авантюристом, чем сам Деникин. К тому же, в отличие от Деникина, сам осуществлял свои идеи и - надо быть откровенным - имел с первых же дней рейда много ярких доказательств правильности своих расчетов. Мамонтов не добился основного: крестьянство не восстало.

А.И. Егоров считает, что рейд Мамонтова принес казачьему оружию много выгод: 1) рейд производился в достаточной связи с основными операциями фронта, имевшими задачей сорвать готовящееся наступление красных и облегчить успех наступления Казаков. 2) За время рейда ген. Мамонтов отвлек на себя с фронта и тыла 5 стрелковых дивизий, одну стр. бригаду, часть 3-й стр. дивизии, конный корпус Буденного, 5 полков коммунаров, Тамбовские пехотные курсы, многочисленные местные формирования и отряды, бронепоезда и летучки. 3) Рейд Мамонтова коренным образом нарушил управление Южным фронтом, заставил метаться его штаб между Козловом и Орлом. 4) Основательно разрушил железнодорожную сеть. 5) Уничтожил склады и базы Южного фронта, нанеся тяжкий удар всему его снабжению.

Осенью 1919 г. генерал-лейтенант Мамонтов получил назначение на пост командующего конной группы, которую в декабре месяце по каким-то соображениям решили передать в распоряжение командующего Кавказской армии барона Врангеля. Последний нашёл нужным отобрать командование группой от генерала Мамонтова, оставив его командиром 4-го конного корпуса и подчинив младшему по службе генералу Улагаю. Приказ об этих перемещениях был издан в обидной форме и указывал на личную неприязнь Врангеля к донскому герою.

9 декабря генерал Мамонтов телеграфировал: «Командарму Донской, Донскому атаману, Председателю Войскового Круга, копии генералу Деникину и ген. Врангелю. Доколе ген. Романовский и ген. Врангель будут распоряжаться Донцами как пешками, я не считаю возможным занимать ответственные должности под их командованием. Полагаю, что насильное принуждение меня остаться в должности командира корпуса при создавшихся взаимоотношениях не принесет пользы, а посему, дабы не вредить делу, прошу меня и моего начальника штаба, разделяющего мой взгляд, освободить от должностей и назначить на любую должность, начиная с рядового Казака. 9. 12. 19 № 01373» («Трагедия Казачества», часть III).

Донской атаман А. П. Богаевский и командующий Донской армией генерал-лейтенант Сидорин В.И. его поддержали, но потребовался недельный обмен телеграммами, прежде чем генерал Деникин пошёл на уступки. Наконец, Донские частя входившие в конную групп­пу, изъяты из рядов Добровольческой армии, и возвращены под команду оскорбленного генерала, который повел свои полки к новым победам и нанес ряд поражений коннице Будённого.

В начале января 1920г. генерал Мамонтов выехал в Екатеринодар для участия в заседаниях Верховного Круга Дона, Кубани и Терека. Там его встретили восторженными овациями. Круг готов был, устранив Деникина и Врангеля, передать ему главнокомандование всеми казачьими армиями. Это могло поправить дела на фронтах, так как генерал Мамонтов пользовался у Казаков огромным авторитетом и смог бы укрепить утраченный в неудачах дух бойцов. Но он заболел тифом и должен был оставаться в госпитале.

Благополучный кризис наступил после долгой и тяжелой болезни. К генералу начали возвращаться силы и консилиум врачей решил, что через два-три дня он мог бы выехать в батумское имение жены. Поэтому его неожиданная смерть поразила всех и вызвала подозрение, что тут действовала злая воля каких то казачьих врагов, может быть даже соперников по командованию. Проверить эти подозрения тщательным следствием никто не пытался, хотя профессор Сиротинин, освидетельствовавший его незадолго перед смертью, тоже предполагал отравление.

Генерал Мамантов умер в полдень 1 февраля 1920 г. и погребен в усыпальнице Екатеринодарского собора св. Екатерины, в Екатеринодаре.

Тайна смерти этого народного героя отчасти приоткрылась после разоблачений его жены Е. В. Мамонтовой, опубликованных в журнале «Родимый Край» № 52 (май-июнь 1964 г.). Она категорически утверждает, что её муж был отравлен и что яд был вспрыснут ему под кожу в её присутствии, несмотря на её сопротивление, в ночь на 31 января, одним из фельдшеров, который тотчас же скрылся из госпиталя. Пока остается не выясненным, кто руководил действиями этого тайного агента, белые ли враги генерала или красные враги казачества.

Во время борьбы против большевиков генерал Мамонтов считался одним из лучших вождей Донской армии. Многие его достоинства, также как его популярность среди Казаков, большое значение его рейда по тылам, признавали и его враги. Подобной славой и преклонением у рядовых казачьих масс пользовались лишь немногие начальники-генералы, как А М. Каледин. А. К. Гусельщиков, П. Н. Краснов, А. Г. Шкуро, С. В. Павлов (Походный атаман). Казакам было трудно примириться с его потерей. («Трагедия Казачества» т. III и журнал «Родимый Край» № 24.28)