Белая Гвардия

Белая гвардия => Белая гвардия => Культурное и духовное наследие => Тема начата: elektronik от 20.01.2011 • 19:44

Название: Русский Обще-Воинский Союз ( РОВС)
Отправлено: elektronik от 20.01.2011 • 19:44
Русский Обще-Воинский Союз основан 1 сентября 1924 года Генералом П. Н. Врангелем и является единственным законным преемником Российской Императорской Армии и армий Белых фронтов Гражданской войны в России.

Русский Обще-Воинский Союз с момента своего создания и вот уже более 80-ти лет сохраняет верность традициям Российской Императорской и Белых Армий.

Русский Обще-Воинский Союз своё главное предназначение видит в борьбе за возрождение Российского Государства на его исторических началах, а равно и возрождение Национальных Вооруженных Сил верных духу и традициям Российской Императорской и Белых Армий.

Русский Обще-Воинский Союз не являясь ныне ни армией, ни вооруженной силой, сохраняет свою главную функцию  - духовного и организационного кадра, сплоченного беззаветной преданностью своему Отечеству, верностью воинскому долгу, чести и традициям, и способного принять непосредственное участие в деле возрождения Вооруженных Сил Российского Государства.

Русский Обще-Воинский Союз организован на принципах единоначалия и воинской дисциплины, и в своей внутренней жизни ведет работу, направленную прежде всего на поддержание среди его чинов высокого рыцарского духа, национального сознания и воинской этики; поддержания и углубления среди них необходимых военных знаний и навыков.

Русский Обще-Воинский Союз стремится к объединению в своих рядах прежде всего тех, кому дороги честь и достоинство Русского офицера, кто отчетливо понимает, что нынешние ВС РФ не являются носителем подлинного духа и традиций Русской армии, и кто готов не жалея своих сил работать ради возрождения Отечества и Армии
.

 ВСПОМНИМ СЛОВА НАШИХ ДОСТОЙНЫХ ПРЕДШЕСТВЕННИКОВ

"Если советская власть будет свергнута помимо Русской армии на чужбине - Русский Обще-Воинский Союз будет нужен как рассадник былых славных традиций Российской Императорской армии для восстановления Российских полков во всей их боевой силе, дисциплине, порядке и красоте."

Генерал-от-кавалерии П.Н. Краснов

"Русский Обще-Воинский Союз, сохранивший незыблемыми заветы Императорской Армии, сохранив жертвенную готовность служить России, ничего не ища для себя, проникнутый горячей любовью к Родине, сыграет огромную роль в России: он должен помочь Русскому народу осознать свою национальность, а будущей Русской Армии стать настоящей Армией, проникнутой рыцарским духом офицерских традиций..."

Начальник РОВС, Генерального Штаба генерал-лейтенант А.П. Архангельский


"1 сентября 1924 года последний главнокомандующий Русской Армией, Петр Николаевич Врангель, преобразовал кадры ее в некое новое и небывалое еще братство в русской истории, воинское братство, наименованное им "Русским Обще-Воинским Союзом"...

Ныне он не есть армия, ибо силою вещей законная русская власть исчезла, и у этой бывшей славной армии нет ни верховной власти, ни территории, ни настоящей воинско-армейской организации. Но он есть кадр русской армии, орденски спаянный национально-патриотическим единомыслием, единочувствием и единоволением..."


Профессор И.А. Ильин

Создание Русского Обще-Воинского Союза (РОВС)

ПРИКАЗ

Главнокомандующего Русской армией генерал-лейтенанта П.Н. Врангеля

с призывом к войскам

№271

4 июля 1922 г.

Сремски Карловцы
        
Орлы Первого корпуса, славные донцы, кубанцы, терцы и астраханы!

Скоро два года как мы оставили родную землю. Гибнет матушка Русь. Красное пламя, испепелив нашу Родину, охватывает соседние страны.

Но не видит его ослепленная корыстью и распрями Евро­па. Главы церкви и государства жмут руки клятвопреступникам и цареубийцам, ворам и разбойникам. Представители наших недавних союзников раболепствуют перед предателями Брест-Литовска. Потворствуя им, отдаляют неизбеж­ный час их падения...

Наша казна истощена, мы стоим перед суровой необходимостью собственным трудом снискать средства к жизни.

В Сербии наши части уже обеспечены работой. Очередь за Вами. Пусть каждый, кто в силах, становится на работу. Он облегчит помощь другим.

Не теряйте связь с родными частями. Заменив винтовку лопатой и шашку топором, Вы останетесь членами родной полковой семьи, русскими воинами-орлами Русской армии.

Бог смилуется над Россией. Наступит день, и по призыву своего Главнокомандующего слетитесь Вы под старые зна­мена и вновь расправит крылья Русский орел.
Генерал Врангель
-----------------------------------------------------------------------------------------
РАСПОРЯЖЕНИЕ
Генерала П.Н. Врангеля о завершении работы по объединению офицеров

№82
8 сентября 1923 г.
Сремски Карловцы

Осенью 1920 г. прибыли на чужбину полтораста тысяч русских изгнанников. В том числе 100 тысяч воинов — строевых чинов и чинов тыловых учреждений и частей, военно-учебных заведений, раненых и больных. Прибывшие воины были сведены в три корпуса: 1 -й армейский, Донской и Кубанский, и устроены в лагерях Галлиполи, Чаталджи и Лемноса. Боль­шое число начальников осталось за штатом и вынуждены были оставить временно ряды армии. Временно разлучены с нею были и многочисленные чины тыловых учреждений. Наконец, оказались оторванными от родных частей раненые и больные, размещенные в госпиталях Константинополя, Пирея, Бизерты и т.д.

Деля долгие годы с родной армией ее крестный путь, они, временно от нее оторванные, просили числить себя в ее рядах.

Помимо этих воинов, за рубежом России находились уже много десятков тысяч русских воинов, рассеянных по всем странам Старого и Нового Света. Большинство из них боролось за честь родины на всех концах русской земли — одни в Сибири, другие на Севере, третьи в Прибалтике, четвертые в Польше. Нищие, бесправные и беззащитные, они несли все тяжести беженской жизни.

Поставив себе задачей сохранить на чужбине последние остатки великой Русской армии, сплотить вокруг родных знамен оставшихся верными воинскому долгу воинов, и по мере сил помочь им собственным трудом обеспечить свое существование, я не делал разницы между теми, кто последовал за мною в изгнание, и теми, кто сражался ранее нас под предводительством других вождей.

Дабы связать между собой и с армией офицеров, рассеянных по всем странам, оказать им нравственную и, в пределах возможного, материальную поддержку, в начале 1921 г. мною предложено было военным агентам и военным представителям в разных государствах приступить к образованию военных союзов и обществ. Вместе с тем производилась запись офицеров, изъявивших желание по первому зову явиться в ряды армии (регистрация). Таковых записалось около 10 тысяч человек. Их оказалось бы, несомненно, много больше, если бы работа по объединению воинов могла вестись открыто. Шум, поднятый враждебной нам русской и иностранной печатью в связи с общей международной обстановкой, затруднительность связи, отсутствие возможности широкого осведомления, все это бесконечно затрудняло работу. Многие офицеры, оставившие семьи на Родине, не записывались в ряды армии, опасаясь за участь близких. Повторились, к сожалению, и отдельные случаи, имевшие место и в дни, когда борьба шла еще на родной земле, когда на призыв армии не откликнулись те, кто был обеспечен, кто устроился и предпочитал мирное житие за границей риску жизнью или спокойствием, уклонились преимущественно под предлогом, что армия не несет с собой определенного политического лозунга.

Ныне, после трех с половиною лет изгнания, армия жива; она сохранила свою независимость, она не связана ни договорами, ни обязательствами ни с государствами, ни с партиями, она собственным трудом обеспечивает свое существование.

Общими усилиями обеспечен заработок 40 тысячам воинов, дана возможность учиться в высших учебных заведениях разных государств до 3 тысячам человек, в средних — до 5 тысячам, даны средства на оказание помощи до 6 тысячам инвалидов и престарелых и поддерживается существование до 2 тысяч семей воинов. Многие десятки тысяч получают врачебную помощь.

Армия перешла на трудовое положение; в приискании труда или возможности учиться многие офицеры разъехались с Балкан в другие страны; они попрежнему остались в своих частях, они не перестали оставаться членами родной полковой семьи. Вместе с тем они, войдя в офицерские союзы той страны, где ныне находятся, еще более сроднят эти союзы с армией, еще теснее сплотят рассеянных по лицу земли русских офицеров.

Для того чтобы связь объединенных в разных странах в союзы офицеров с армией была бы действительно необходима, чтобы союзы объединяли лишь тех г. офицеров, которые сами считают себя в рядах армии. Армии не нужны те, кто не хочет откликнуться на ее зов, как и те, кто не понимает, что всякая воинская организация может существовать только на основе приказа и повиновения; не нужны и те, кто забыл опыт 1917г., наглядно показавший несовместимость военного начала с политикой и политиканством.

Признавая своевременным завершить ныне начатую в 1921 г. работу по объединению офицеров за рубежом России и считая всех членов офицерских союзов и обществ в составе армии, приказываю:

I) Объединение и руководство деятельностью всех офицерских союзов и обществ в разных государствах осуществлять через военных представителей и военных агентов в этих государствах.

II) Военным представителям и военным агентам:

а) предложить офицерам, не состоящим в настоящее время в союзах данной страны, но считающих себя в составе армии, записаться в один из союзов этой страны;

б) предложить через означенные союзы всем г. офицерам, не считающим себя в составе армии, выйти из союзов; тем из г. офицеров, кои состоят в союзах, входят одновременно в состав каких-либо политических организаций, предложить, как чинам армии, выйти из состава последних; те из г. офицеров, кои нашли бы возможность от этого уклониться, подлежат исключению из союзов. Если бы какой либо из союзов признал возможным оставить в числе своих членов офицеров, отказывающихся числиться в составе армии или отказавшихся выйти из состава той или иной политической организации, то таковой союз не может оставаться в числе союзов, входящих в состав армии, и не может в дальнейшем рассчитывать на ее помощь;

в) указать всем союзам, состоящим ныне при управлениях военных агентов или военных представителей, на мое решительное требование не допускать обсуждения каких-либо вопросов характера политического — представив обсуждение «программ», «платформ», «тезисов» и «лозунгов» тем, кто видит в этом спасение Родины, и памятуя, что для воина есть один лозунг — приказ начальника;

г) донести, какие именно союзы и общества, выполнившие указанные требования, имеются ныне при управлениях военного агента или военного представителя данной страны.

Подлинник подписал:
Генерал Врангель
Скрепил:
 генерал-лейтенант Кусонский
-------------------------------------------------------------------------------
РАЗЪЯСНЕНИЯ
Генерала П.А. Кусонского в дополнение к приказу №82


№ 2305
24 сентября 1923 г.
Сремски Карловцы
        
Генералу от инфантерии Экк Генерал-лейтенантам: Ронжину, Невадовскому, Махрову, Хольмсену, Геруа Генерал-майорам Гартману, Потоцкому

Полковникам: фон Лампе, Фролову, Базаревичу и Подчерткову

Распоряжением генерала Врангеля от 8 сентября с.г. за № 82 установлено, что:

1) все члены офицерских союзов и обществ, как состоящие в рядах армии, не могут в то же время входить в состав каких-либо политических организаций; 2) все офицерские союзы и общества, входящие в состав армии, не могут иметь в числе своих членов лиц, не считающих себя в составе армии, или входящих в состав каких-либо политических организаций; 3) сами не могут заниматься обсуждением вопросов политического характера.

Ввиду поступающих запросов, к кому именно из членов офицерских союзов и обществ должны быть применены указанные требования, генерал Врангель приказал дать нижеследующие разъяснения.

Офицерские союзы и общества были образованы с целью объединения на чужбине остатков великой Русской армии, боровшейся за честь Родины на всех концах русской земли, и по разным причинам оторванных от родных знамен. Они должны были сплотить всех оставшихся верными воинскому долгу воинов и составить кадры будущих формирований российской армии.

Наряду с лицами, боровшимися в рядах армии с начала Великой войны, в офицерские союзы и общества вошли лица, хотя и близкие к армии по своему духу, имевшие с нею связь в прошлом по службе или по образованию, но такие, кои несмотря на все желание, уже не смогут применить свои силы в ее рядах.

Приветствуя вхождение этих лиц, зачастую старейших представителей славных традиций армии, в офицерские союзы, генерал Врангель приказал разъяснить, что к ним распоряжение № 82 не относится. Офицерские союзы и общества, объединившиеся вокруг армии и входящие в состав ее, не однородны по своему составу, целями.

В числе их имеются союзы, составленные:

1) по признаку принадлежности членов к известному роду оружия или службы (например, Общество русских офицеров в Королевстве СХС, Общество Офицеров Генерального штаба, Союзы Офицеров-артиллеристов, военных инженеров, военных юристов, летчиков, военных топографов и т.п.);

2) по признаку былой или настоящей принадлежности к определенным организационным соединениям Императорской армии (как, например, различные полковые объединения, гвардейское объединение и т.е);

3) по признаку окончания того или иного военно-учебного заведения (например, союз пажей, союз бывших воспитанников кадетских корпусов, воспитанников Николаевского кавалерийского училища и т.п.) и, наконец,

4) по различным бытовым признакам (например, Союз инвалидов, Союз Георгиевских кавалеров и т.п.).

Офицерские союзы и общества первого и второго типа являются чисто воинскими организациями, предназначенными для сохранения кадров армии. Они тесно связаны с армией и являются источником ее пополнения.

Характер союзов третьего и четвертого типов несколько иной и для сохранения кадров будущих формирований Российской армии они имеют значение подсобное.

Такое подразделение предопределяет и состав членов этих организаций и требований к ним предъявляемых.

В состав союзов первого типа входят исключительно офицеры, лишь временно покинувшие ряды армии. В числе действительных членов таких союзов не может и не должно быть лиц, не могущих входить в состав армии, или нежелающих считаться ее чинами. Естественно, что все члены этих союзов должны подчиниться и всем требованиям, предъявляемым к чинам армии, и ни в коем случае не могут состоять в каких либо политических организациях. Требования, предъявленные к союзам распоряжением № 82, должны остаться относительно них в полной силе.

Равным образом и в состав союзов второго типа (полковые и гвардейские объединения) входят офицеры, тесно связанные с армией, являющиеся кадрами будущей Российской армии. Однако небольшое число этих союзов составляют лица, прежде служившие в этих частях, покинувшие их ряды еще до Великой войны для новой службы, иногда не военной, и ныне поддерживающие близкую связь со своими родными частями. Эти последние лица, весьма ценные для своих объединений, как хранители исторических полковых традиций, фактически не могут считаться, однако, в составе армии и служить кадрами будущих формирований Российской армии. Соответственно сему генерал Врангель приказал разъяснить, что эти лица не могут подвергаться тем ограничениям относительно их политической деятельности, каковые установлены для всех чинов армии.

Что касается офицерских союзов третьего типа, то они состоят не только из офицеров армии, но и нередко из лиц, никогда в армии не служивших и с ней непосредственно не связанных. Само собой разумеется, что и к этим последним лицам так же предъявлять какие-либо ограничительные требования, установленные для чинов армии, нет оснований.

Наконец, союзы, образованные по бытовым признакам, как, например, союзы инвалидов и т.п. в большинстве случаев являются не чисто офицерскими союзами и в их рядах также состоит некоторое число таких лиц, кои не смогут стать в будущем в ряды армии. На таких лиц ограничения, установленные для чинов армии, также распространяться не могут.

Вместе с тем генерал Врангель приказал указать, что все лица, коим в соответствии с настоящим разъяснением разрешено остаться в составе офицерских союзов (кроме союзов первого типа), не выходя из политических организаций, не могут быть представителями союзов в организациях, объединяющих офицерские союзы и общества, как, например, в Совете Офицерских объединенных Организаций в Королевстве СХС; в Союзе Офицеров в Турции и т.п. В составе последних должны находиться лишь лица, кои в будущем могут быть привлечены к формированиям Российской армии, как чины ее кадров.

Одновременно с сим генерал Врангель приказал подтвердить, что все без исключения офицерские союзы и общества в своей деятельности должны оставаться в пределах, точно указанных их уставами и положениями.

Подлинное подп.:
 Генерал-лейтенант Кусонский
-----------------------------------------------------------------------------------
ПРИКАЗ

Главнокомандующего Русской армией генерал-лейтенанта П.Н. Врангеля
с призывом к войскам

№1
1 января 1924 г.
Сремски Карловцы

Родные соратники!

Еще один год крестного пути. Армия в изгнании.

Работает в шахте солдат, копает землю казак, бьет щебень израненный офицер. Голодно. Холодно. Кругом безучастие или клевета и злоба...

Но армия жива. Она продолжает творить свой подвиг. В ее сердце образ измученной Родины.

Там правит тризну «Интернационал», здесь, в складах наших знамен, живет национальная Россия.

И пока не умерла армия, она — эта Россия - будет жить.

Придет день, падут оковы, и оценит подвиг Ваш воскрешенная Русь.

Господи! В Новом году пошли день сей!
 
Генерал Врангель
Скрепил:
Ген.-лейт. Абрамов
------------------------------------------------------------------------------------------------
ЦИРКУЛЯРНОЕ ПРЕДПИСАНИЕ
Генерала П.Н. Врангеля о задачах по сохранению кадров армии и объединению вокруг них офицерства
№04469
28 марта 1924 г.
Сремски Карловцы


В собственные руки
Генерал-лейтенантам Абрамову, Витковскому и Барбовичу
Ген-лейт Миллеру
Всем военным представителям
 и в. агентам
Генералу от инфантерии Экку

Копии:
Ген. от инфантерии Кутепову
 Ген. от кавалерии Шатилову

Циркулярным предписанием от 18 июля прошлого года за № 03428 я ставил ближайшие цели: 1) Сохранение армии как главнейшей зарубежной национальной силы. 2) Постепенный переход частей к самообеспечению путем образования запасных капиталов. 3) Дальнейшее рассредоточение армии с целью улучшения условий жизни и работ. 4) Продолжение работ по объединению вокруг армии всего здорового офицерства, организуемого в союзы. Все эти задачи и ныне остаются в полной силе.

Хотя коммунистическая партия и переживает серьезный кризис, хотя общее стремление держав Европы признать советское правительство и может быть истолковано как желание связать известными обстоятельствами то правительство, которое придет на смену большевикам, однако само признание, буде таковое обеспечит возможность советскому правительству получение кредитов и может временно усилить советскую власть.

Мы должны быть готовыми переносить испытания еще, быть может, и продолжительное время, СОХРАНИВ ФИЗИЧЕСКИ И МОРАЛЬНО НАШИ КАДРЫ И ОБЪЕДИНИВ ВОКРУГ НИХ РАССЕЯННОЕ ЗА РУБЕЖОМ РОССИИ ОФИЦЕРСТВО.

Будучи во Франции и Бельгии, я мог лично убедиться, насколько связи рассеянных по этим странам офицеров с армией и ее начальниками сильны, насколько сознание необходимости единения проникло в умы и сердца зарубежного воинства, сражавшегося не только на юге России, но и на других противобольшевистских фронтах.
Нам отнюдь не следует опасаться дальнейшего неизбежного рассредоточения армии, отъезда отдельных лиц и групп на работы в самые отдаленные государства.

ФИЗИЧЕСКОЕ РАЗРЕЖЕНИЕ АРМИИ НЕ СТРАШНО, ДУХОВНАЯ СПЛОЧЕННОСТЬ ОСТАЕТСЯ НЕДОСТУПНОЙ ДЛЯ КАКИХ-ЛИБО ВНЕШНИХ УДАРОВ.

Это положение необходимо внедрять в сознание подчиненных Вам начальников и младших чинов.

I. Начальникам всех степеней надлежит не препятствовать г. офицерам, казакам и солдатам переехать в другие страны в поисках заработка, облегчая, по возможности, переезд желающим (денежная помощь, однако, исключается). Всячески поощрять тех, кто, желая продолжать свое образование, ищет возможности поступить в учебное заведение различных государств.

II, Военным представителям и военным агентам принять все меры к еще большему сплочению организованных союзов офицеров, пойти навстречу их моральным и, по возможности, материальным нуждам, к их осведомлению, поддерживая с ними живую связь и устраняя те разногласия, которые, как я мог убедиться, серьезной почвы под собою не имеют и потому выражаются лишь в выступлениях или выходках отдельных неуравновешенных или ведущих недостойную игру лиц.

Строгая аполитичность армии и связанных с нею офицерских союзов составляет одно из слагаемых ее абсолютной мощи; без этого условия армия бы легко могла стать орудием в руках какой-либо партии и политиканов. Армия всегда оставалась и ныне остается вне политики, что же касается до офицерских союзов, то нападки, продолжающиеся и поныне на мое распоряжение № 8238, лишь убедили меня в его полной целесообразности и своевременности, почему приказываю неуклонно руководствоваться этим распоряжением со всеми последовавшими к нему дополнениями и разъяснениями.

III. Образование в частях запасных фондов и капиталов должно по-прежнему настойчиво проводиться в жизнь, имея в виду в будущем всем организациям стать на свои ноги, независимо от прекращения тех или иных ассигнований. Дабы облегчить эту задачу, я вновь подтвердил, чтобы все ныне производимые денежные отпуски считались предельными, а остатки от них оставались бы в частях.

Предлагаю мои указания сообщить для руководства всем подчиненным вам начальникам и, со своей стороны, дополнить их необходимыми разъяснениями и подробностями.

Подписал:
Генерал Врангель
 генерал-лейтенант Кусонский
----------------------------------------------------------------------
ПОСЛАНИЕ
митрополита Антония к Русской армии от имени Архиерейского собора РПЦЗ

  Четырнадцать православных русских архиереев, собравшихся в Карловцах Сремских, восемь дней с утра до вечера обсуждали дела церковные и народные и с отеческой заботою справлялись о том, как переносят свое изгнание и тяжкие труды и бедность наши дорогие и христолюбивые русские воины, проводящие годы цветущей юности в нужде и удалении от родных и родины. И вот с утешением душевным услыхали Божьи архиереи, что благодать христианского терпения не оскудела в сердцах ваших, и святое указание на Божью милость к вам и к России не покидает ваших душ; тогда все возблагодарили за Вас Господа, а мне, как своему председателю, поручили обратиться к вам со словом ободрения и утешения.

Вы наверно слышали, возлюбленные наши ратники, что бывали войны семилетние и даже тридцатилетние. Вы тоже десять лет ведете войну; сначала вели ее с оружием, сражаясь с внешними и затем с внутренними врагами России, со злыми мятежниками против нашей святой веры и Церкви, а потом вы стали продолжать эту борьбу на острове Лемносе и Галлиполи через упражнения в военном искусстве, подготовляясь к ожидавшейся новой войне, наконец, вот уже пять лет, боретесь за веру и Святую Русь за границей с молотом и кирками в руках, пролагая дороги для дружественного нам племени или ограждая его от нападения соседних разбойников, а себя самих закаляя в суровом труде и воздержании, в терпеливом перенесении своего одиночества. Если так чувствуете все вы, если накопляете в себе духовные силы для того, чтобы в свое время выступить на спасение Отечества от безбожников, то вы не одиноки: к вам близок Господь наш Иисус Христос. Он невидимо среди вас, Он укрепляет ваш дух, Он очищает Своею благодатью сердца ваши, чтобы Вы были достойны явиться грозными и непобедимыми спасителями России, чтобы перед вами, как перед воинством праведного судии Гедеона, обратились в бегство злобные поработители земли Русской, чтобы разбежались перед вами, как перед посланными от Бога ангелами, все внутренние враги Его святой церкви, а те верные ей и угнетенные безбожниками настоящие русские люди обрели бы в вас надежных защитников и утешителей, близ которых им не страшны будут те прежние их угнетатели, ни голод, ни холод, ни повальные болезни, ибо возвратившиеся из далеких стран их родные избавители принесут им и защиту, и хлеб, и одежду, и здоровье от неведомых дотоле друзей или, точнее, самого Господа Бога через добрых людей, ибо Господь с теми, кто душу свою полагает за други свои.

Итак, перетерпите еще и эту зиму, друзья наши и духовные чада, русские воины. Помните, что в былые времена ваши деды несли воинскую повинность двадцать пять, а потом пятнадцать лет подряд и более, повинность еще более тяжкую, чем та, которую так бодро несете вы на чужбине — и все-таки утешали себя сладкой надеждой вернуться к своим, хотя уже и не теми молодыми юношами, которыми оставляли родной дом. Но вы вернетесь к себе все-таки более молодыми, чем возвращались со службы ваши деды. И мы чувствуем, что вернетесь скоро: Бог вас не оставит, Он готовит вам венцы победы и воздаст вам радостными утешениями в семействах ваших, а наипаче в великой нашей общей семье, которая именуется Россией, и она встретит вас с низким поклоном и Божьим благословением, а наши молитвы всегда с вами.

Итак, братья мои возлюбленные, будьте тверды, непоколебимы, всегда преуспевайте в деле Господнем, зная, что труд ваш не тщетен перед Богом (1 Кор. IV.58).

Сам же Бог мира да осветит Вас во всей полноте и Ваш дух, душа и тело во всей целости да сохранится без порока (1 Сол. V/23).

Председатель
Архиерейского собора митрополит Антоний
Верно: генерал-лейтенант Архангельский
----------------------------------------------------------------------------------------
ПРИКАЗ
Генерала П.Н. Врангеля об образовании Русского Обще-Воинского Союза


№ 35
1 сентября 1924 г.
Сремски Карловцы
        
Продолжая заботы по объединению зарубежного офицерства Русской Армии, в прошлом году я предоставил возможность всем офицерским союзам войти в ее состав.

В настоящее время большинство существующих в странах Западной Европы офицерских союзов вошли в состав Русской Армии; исключение составили немногие же союзы, которые не сочли возможным отказаться от партийно-политической работы. Некоторое число офицеров не вошли ни в один из союзов, одни, проживая в государствах, где местная политическая обстановка исключает возможность этого, другие же по причине личного характера (нахождение семей в Советской России, обременение работой и т. д.).

Верю, что, когда Родине потребуются наши силы, все честные воины встанут в наши ряды.

В то же время, стремясь обеспечить моим соратникам лучший заработок, я предоставил возможность начальникам Галлиполийских и Лемноских групп на Балканах переселять в другие страны в полном составе, из других выделять отдельные группы. Связь переехавших с Балкан с начальниками и родными частями осталась неизменной.

Считая своим долгом в новых формах бытия Армии связать возможно теснее всех тех, кто числит себя в наших рядах, ПРИКАЗЫВАЮ:

I

1. Образовать Русский Обще-Воинский Союз согласно прилагаемого при сем Временного Положения.

2. Включить в Русский Обще-Воинский Союз все воинские части, все уже вошедшие и те, которые впредь пожелают войти в состав Русской Армии, воинские общества, союзы и рассредоточенные в разных странах группы, а также отдельных воинов, не могущих по местным условиям войти в какие-либо общества, союзы или группы, но желающих числиться в составе Русской Армии.

ПРИМЕЧАНИЕ: Под воинскими обществами и союзами подразумеваются:

а) офицерские общества и союзы, в состав которых могут входить исключительно офицеры и б) общества и союзы воинского характера, в состав коих могут входить не только офицеры, но и другие лица, как, например, Общество Галлиполийцев, Союз Участников I-го Кубанского похода, Союз Георгиевских кавалеров и т.п.

3. Сохранить за офицерскими обществами и союзами, включенными в состав РОВС., их названия, самостоятельность во внутренней жизни и порядок внутреннего управления, установленные ныне действующими уставами.

4. Установить в войсковых группах порядок внутренней жизни и внутреннего управления в зависимости от местных условий и от состава этих групп – в группах исключительно офицерских – применительно к порядку, принятому в офицерских обществах и союзах, а в группах, в состав коих входят как офицеры, так и солдаты и казаки, – применительно к установленному в войсковых частях.

Председателям отделов Русского Обще-Воинского Союза выработать по этому предметы инструкцию.

5. Общее управление делами Русского Обще-Воинского Союза сосредоточить в моем Штабе.

6. Теперь же образовать нижеследующие отделы Русского Обще-Воинского Союза:

а) Первый – из офицерских обществ и союзов, воинских частей и войсковых групп, расположенных в Англии, Франции, Бельгии, Италии, Чехословакии, Дании и Финляндии.

б) Второй – из воинских обществ, союзов и групп, расположенных в Германии и Королевстве Венгерском.

в) Третий – из воинских обществ, союзов и групп, расположенных на территории Польши, Данцига, Литвы, Эстонии и Латвии.

г) Четвертый – из воинских обществ и союзов, воинских частей и групп, расположенных в Королевстве СХС и в Греции.

д) Пятый – из воинских обществ и союзов, а также воинских частей и групп, находящихся на территории Болгарии и Турции.

Примечание: Установленный ныне порядок подчинения воинских частей, находящихся на территории Королевства СХС и Болгарии, входящих в состав РОВС., остается без изменений.

7. Предоставить Председателям Отделов Русского Обще-Воинского Союза образовывать при себе Советы из представителей воинских обществ, союзов и групп, находящихся в пределах Отдела, применительно к положению о Совете Офицерских Объединенных Обществ в Королевстве СХС. Положение о таковых Советах по разработке в соответствии с местными условиями и настоящим приказом предоставить мне не позднее 1-го ноября с. г.

8. Третий Отдел Русского Обще-Воинского Союза подчиняю помощнику моему Генерал-лейтенанту Миллеру.
-------------------------------------------------------------------------------------------------

ВРЕМЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ
О РУССКОМ ОБЩЕ-ВОИНСКОМ СОЮЗЕ

 

УТВЕРЖДАЮ
Генерал Врангель
1 сентября 1924 г.
Сремски Карловцы
   

ЦЕЛЬ СОЮЗА

§ 1

Русский Обще-Воинский Союз образуется с целью объединить русских воинов, рассредоточенных в разных странах, укрепить духовную связь между ними и сохранить их как носителей лучших традиций и заветов старой Императорской Армии.

ЗАДАЧА  РОВС

 § 2

Задача РОВС заключается в поддержании среди членов его воинского рыцарского духа и воинской этики и в общем руководстве и согласовании деятельности в этом направлении обществ и союзов, вошедших в его состав воинских частей и отдельных групп, а также в содействии по оказанию материальной и моральной помощи своим членам.

СОСТАВ  РОВС

 § 3

РОВС состоит из воинских частей и групп, рассредоточенных в разных странах на работах, воинских обществ и союзов, вошедших в состав Русской Армии и отдельных воинов, не имеющих по тем или иным причинам возможности войти в состав тех или иных союзов, но пожелавших числиться в составе Русской Армии.

 § 4

Русский Обще-Воинский Союз разделяется в территориальном отношении на Отделы.

УПРАВЛЕНИЕ  РОВС

 § 5

Во главе РОВС стоит Главнокомандующий Русской Армией.

 § 6

Во главе Отделов Русского Обще-Воинского Союза стоят их Председатели. Председатели Отделов назначаются Главнокомандующим Русской Армией и подчиняются ему непосредственно.

 § 7

Общее руководство Русским Обще-Воинским Союзом Главнокомандующий Русской Армией осуществляет через свой Штаб и Председателей Отделов.

 § 8

В видах облегчения руководства и управления деятельностью воинских обществ и союзов, воинских частей и групп, входящих в состав Отдела РОВС и согласовывающих работы в пределах задач РОВС (§§ 1 и 2) Председатели Отделов могут учреждать при себе Советы Отдела РО.С из представителей воинских обществ, союзов и групп.

Подробности организации Советов Отделов и круг их деятельности, в зависимости от местных условий, определяются инструкцией, составленной Председателями Отделов РОВС и утверждаемой Главнокомандующим Русской Армией.

 § 9

Воинские общества и союзы, вошедшие в состав РОВС, сохраняют свои названия, самостоятельность внутренней жизни и порядок внутреннего Управления, установленные соответствующими уставами и положениями, кроме вопросов, предусмотренных в §§ 1 и 2 настоящего Положения, указания по которым даются Председателями Отделов РОВС.

 § 10

Воинские Союзы и Общества, имеющие свои отделы в разных странах и возглавляемые Центральными Правлениями, входят в состав соответствующих Отделов РОВС, а Центральные правления их находятся в той стране, где живет Главнокомандующий или в стране по его назначению и получают все указания через Штаб Главнокомандующего или местного Председателя Отдела РОВС.

ВСТУПЛЕНИЕ В  РОВС

 § 11

Воинские общества и союзы, еще не вошедшие в состав РОВС и желающие вступить в него, заявляют об этом соответствующему по месту нахождения Председателю Отдела РОВС.

Последние убедившись в том, что данным общество или союзом выполняются соответствующие для него требования, включают его в состав РОВС.

 § 12

Отдельные воины, не имеющие возможности по местным условиям вступить в состав какого-либо воинского общества или союза, о своем желании поступить в состав РОВС сообщают соответствующему по месту их жительства Председателю Отдела РОВС Последний, по рассмотрении документов и по сбору соответствующих сведений, принимает меры по включению их в какое-либо воинское общество или союз, или числят их на особом учете.

  Генерал-лейтенант Кусонский
---------------------------------------------------------------------------------------------------
ЦИРКУЛЯРНОЕ ПИСЬМО
Генерала П.Н. Врангеля о причинах создания Русского Обще-Воинского Союза

№ 678/А
Сремски Карловцы


11 сентября 1924 г.

Ген. от инфантерии ЭККУ
Ген.-лейт. МИЛЛЕРУ
 Ген.-лейт. ХОЛЬМСЕНУ
Ген.-лейт. АБРАМОВУ
Ген.-лейт. МАХРОВУ
Гн.-лейт. БАРБОВИЧУ
Ген.-майору ЗБОРОВСКОМУ
Генерал-майору фон ЛАМПЕ
Полковнику БАЗАРЕВИЧУ
Полковнику ФЛОРОВУ

Приказом моим от 1 сентября с. г. за № 35 образован Русский Обще-Воинский Союз.

При существующей политической борьбе против армии, несомненно, некоторые политические группы сделают все возможное, чтобы извратить значение этого приказа и отыскать какой-то тайный смысл в нем, дабы бороться против его осуществления.

Ввиду этого считаю нужным указать Вам следующее.

Образование единого мощного Русского Обще-Воинского Союза венчает упорную 4-летнюю работу по объединению зарубежного русского офицерства с Русской армией и, сохраняя ныне существующую организацию как офицерских союзов и обществ, так и войсковых частей армии, придает всему стройную систему.

Вместе с сим - и это самое главное - образование Русского Обще-Воинского Союза подготавливает возможность на случай необходимости под давлением общей политической обстановки принять в Русской армии новую форму бытия в виде воинских союзов, подчиненных председателям отделов Русского Обще-Воинского Союза.

Это последнее соображение - дать возможность армии продолжать свое существование при всякой политической обстановке в виде воинского союза - не могло быть приведено в приказе ввиду его секретности.

Никаких других целей образование Русского Обще-Воинского Союза не преследует, что вам и надлежит иметь в виду в случае борьбы за проведение его в жизнь.

Генерал Врангель
 Ген.-лейт. Кусонский
-----------------------------------------------------------------------------

ПОЛОЖЕНИЕ
О РУССКОМ ОБЩЕ-ВОИНСКОМ СОЮЗЕ

 

УТВЕРЖДАЮ

Начальник Русского
Обще-Воинского Союза
Генерального штаба
Генерал-Майор ЛАМПЕ
1 декабря 1958 г.
г. Париж
        
Приложение к приказу
Русскому Обще-Воинскому Союзу
27 января 1959 г. за № 19.


ЦЕЛЬ И ЗАДАЧИ

 1.

Генерал Врангель, возглавляя Русскую Армию, а потом создавая Русского Обще-Воинский Союз, сказал: «То знамя, которое из рук генералов Корнилова, Алексеева и Деникина перешло ко мне, я сохраню на чужбине. Я скорее сожгу это знамя, чем изменю начертанное на нем слово «Отечество».

По его завету Русский Обще-Воинский Союз, являющийся единственным преемником Российской ИМПЕРАТОРСКОЙ армии и армий БЕЛЫХ фронтов Гражданской войны в России, образован приказом от 1-го сентября 1924 года с целью объединить русских воинов, сосредоточенных в разных странах и укрепить связь между ними.

2.

Основным принципом Русского Обще-Воинского Союза является беззаветное служение Родине, непримиримая борьба против коммунизма и всех тех, кто работает на расчленение России. Русский Обще-Воинский Союз стремится к сохранению основ и лучших традиций и заветов Российской ИМПЕРАТОРСКОЙ армии и армий БЕЛЫХ фронтов Гражданской войны в России.

3.

Основой своего служения России Русский Обще-Воинский Союз ставит уважение к праву Русского Народа самому распоряжаться после падения коммунистической власти в стране судьбой государства по своей державной воле. Поэтому, уважая на мудрость народную, проведшую Россию через все испытания ее тысячелетней истории к славе и процветанию, Русский Обще-Воинский Союз не предрешает государственного строя России и считает для себя обязательными заветы Вождей Белого движения.

4.

Предметом особых забот Русского Обще-Воинского Союза является помощь нуждающимся и, в особенности, престарелым и больным членам Союза.

 СОСТАВ СОЮЗА

 5.

Русский Обще-Воинский Союз состоит из добровольных объединений и союзов, как частей Российской ИМПЕРАТОРСКОЙ армии, так и армий Белых фронтов Гражданской войны в России, а также русских воинских организаций, возникших за рубежом.

 УПРАВЛЕНИЕ СОЮЗА

 6.

Во главе Русского Обще-Воинского Союза стоит его начальник – назначающий сам своего преемника приказом по союзу.

7.

Русский Обще-Воинский Союз в территориальном отношении разделяется на отделы, во главе которых стоят их начальники, назначаемые и сменяемые приказами начальника Русского Обще-Воинского Союза. Начальники отделов в мере надобности в предоставленном им районе образовывают отделения и назначают их начальников. Начальники отделений утверждаются в своих должностях приказами начальника Русского Обще-Воинского Союза.

8.

Общее руководство Русским Обще-Воинским Союзом осуществляется его начальником через начальников отделов и отделений. При начальнике Русского Обще-Воинского Союза может быть образован совет старших начальников союза, действующий по указанию начальника Русского Обще-Воинского Союза, как орган совещательный.

Такие же советы могут быть образованы также и при начальниках отделов Союза, их распоряжением.

Подробности организации этих совещательных органов, круг их деятельности, в зависимости от местных условий, определяются начальниками отделов, при кото­рых они состоят и утверждаются начальником Русского Обще-Воинского Союза.

 ВСТУПЛЕНИЕ В СОЮЗ

 9.

Воинские организации, желающие войти в состав Русского Обще-Воинского Союза, подают заявления о том начальнику Русского Обще-Воинского Союза непосредственно или через начальника отдела. Это право предоставляется также и воинским организациям новой и новейшей эмиграции.

Воинские объединения, организации и союзы, входящие в состав Русского Обще-Воинского Союза, сохраняют свои наименования и самостоятельность их внутренней жизни, установленной их уставами и положениями, а также, конечно, и настоящим «Положением о Русском Обще-Воинском Союзе». Председатели и возглавители этих объединений и союзов назначаются начальником Русского Обще-Воинского Союза по представлению начальников отделов, которым они и подчиняются.

 ОРГАНИЗАЦИЯ СОЮЗА

 10.

Все без исключения чины объединений, организаций и союзов, входящих в состав Русского Обще-Воинского Союза, автоматически состоят также членами Русского Обще-Воинского Союза со всеми правами и обязательствами таковых. При выходе из своих организаций они одновременно выходят и из Русского Обще-Воинского Союза. При выходе же из Русского Обще-Воинского Союза они исключаются из своих основных организаций.

11.

Воинские чины, не состоящие в организациях, объединениях и союзах, а так же других подразделениях Русского Обще-Воинского Союза, в том числе и чины новой и новейшей эмиграции, могут быть по их желанию зачислены в Русский Обще-Воинский Союз, распоряжением соответствующих начальников отделов. Тем из них, которые не войдут ни в одну из организаций, – ведется особый учет и они остаются в резерве чинов отдела, пользуясь всеми правами чинов Русского Обще-Воинского Союза.

12.

Для легализации существования и деятельности отделов Русского Обще-Воинского Союза в каждой стране, кроме настоящего «Положения» они живут по уставам, согласованным с законами страны, и зарегистровываются местными властями.

13.

Воинские союзы и объединения, имеющие свои отделы в разных странах и возглавляемые своими центральными правлениями, входят в состав соответствующих отделов Русского Обще-Воинского Союза. Возглавляющие эти отделы подчиняются соответственным начальникам отделов Русского Обще-Воинского Союза. Возглавители их получают все указания от начальника Русского Обще-Воинского Союза в порядке подчинения.

 Примечание: Объединения и группы частей 1-го армейского корпуса, составляющие нераздельную часть Русского Обще-Воинского Союза, подчиняясь по месту своего расположения соответствующим начальникам отделов, подчиняются кроме того и возглавляющим объединения частей 1-го армейского корпуса. Эти последние подчиняются начальнику Русского Обще-Воинского Союза через возглавляющего части и группы корпуса, назначаемого начальником Русского Обще-Воинского Союза.

 Отделы и отделения Общества Галлиполийцев и Союза участников Первого Кубанского генерала Корнилова похода, также составляющие органическое целое с Русским Обще-Воинским Союзом, – в своей жизни и деятельности руководствуются указаниями главного правления и председателя Общества Галлиполийцев и председателя Союза участников Первого генерала Корнилова похода (назначаемых начальником Русского Обще-Воинского Союза), через которых и подчиняются последнему.

 ПОЛИТИКА СОЮЗА

 14.

Политическую линию Русского Обще-Воинского Союза ведет начальник его, соображаясь раньше всего с интересами Национальной России и в соответствии с обще-мировой политической обстановкой.

Члены Русского Обще-Воинского Союза, как то было указано в приказе Главнокомандующего Русской армией генерала Врангеля от 3 сентября 1923 года за № 82-м, не могут состоять в политических партиях. Но они могут входить (кроме лиц должностных) в национально-политические организации русской эмиграции программы коих не противоречат целям и задачам Русского Обще-Воинского Союза. Однако каждый раз это право должно иметь отдельное разрешение соответствующего начальника отдела, который и определяет, соответствует ли этому данная политическая организация. За начальником отдела сохраняется право аннулировать данное им разрешение. Одновременное занятие ответственных должностей чинами Русского Обще-Воинского Союза в Союзе и в национально-политической организации – не разрешается.

 УДАЛЕНИЕ ИЗ СОЮЗА

 15.

Удаление чинов Русского Обще-Воинского Союза из рядов последнего может быть:

 а) В дисциплинарном порядке. Решение этого вопроса зависит: удаление генералов и штаб-офицеров – от начальника Русского Обще-Воинского Союза и удаление обер-офицеров – от начальников соответственных отделов по принадлежности.

 б) По приговору Суда Чести.

Суды Чести Русского Обще-Воинского Союза в своей деятельности руководствуются указаниями «Сводки руководящих указаний по организации и дея­тельности Судов Чести», объявленной при приказе Русскому Обще-Воинскому Союзу от 10-го июля 1932 года за № 30-м.

16.

Лица, удаленные из Русского Обще-Воинского Союза в дисциплинарном порядке или же по приговору Судов Чести, не могут состоять ни в одной из организаций, входящих в Русский Обще-Воинский Союз, и исключаются из них одновременно с исключением из Русского Обще-Воинского Союза.

 ПОПОЛНЕНИЕ СОЮЗА

 17.

Для пополнения личного состава Русского Обще-Воинского Союза устанавливается зачисление в ряды Союза совершеннолетних сыновей членов Союза (в качестве наследственных членов) и совершеннолетних членов национальных организаций русской эмиграции по рекомендации возглавителей этих последних. Также допускается прием таких же лиц, хотя бы в организациях не состоящих, но разделяющих идеологию Русского Обще-Воинского Союза и имеющих письменную рекомендацию не менее как двух членов Русского Обще-Воинского Союза.

Все эти лица зачисляются в Русский Обще-Воинский Союз членами соревнователями и только по истечении года со дня их зачисления они, по постановлению правлений организаций, а не состоящих в таковых, по распоряжению начальников отделов Русского Обще-Воинского Союза получают все права действительных членов Русского Обще-Воинского Союза.
---------------------------------------------------------------------------------
ДЕЙСТВУЮЩЕЕ ПОЛОЖЕНИЕ О РУССКОМ ОБЩЕ-ВОИНСКОМ СОЮЗЕ

 
(http://www.rovs.narod.ru/9.gif)
 
УТВЕРЖДАЮ
с внесёнными дополнениями и изменениями:
Председатель Русского Обще-Воинского Союза
капитан    И. Б.  ИВАНОВ.
С.- Петербург, 30 декабря  2004 г

РУССКИЙ ОБЩЕ–ВОИНСКИЙ СОЮЗ,
ЕГО ПРИНЦИПЫ, ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ

1.

Русский Обще-Воинский Союз (РОВС), являющийся по завету верховных вождей российского воинства и Белого движения единственным преемником Российской Императорской Армии и армий Белых фронтов Гражданской войны в России, образован приказом Главнокомандующего Русской Армией генералом Врангелем 1 сентября 1924 года с целью объединения русских воинов, укрепления духовной связи между ними и сохранения лучших традиций и заветов старой Императорской Армии.

2.

Основными принципами Русского Обще-Воинского Союза являются беззаветное служение Родине, непримиримая борьба против коммунизма и всех тех, кто работает на расчленение России.

Русский Обще-Воинский Союз стремится к сохранению основ и лучших традиций и заветов Российской Императорской Армии и армий Белых фронтов Гражданской войны в России.

Основой своего служения России Русский Обще-Воинский Союз считает уважение к праву Русского Народа самостоятельно распоряжаться после падения антинациональной власти в стране судьбой государства по своей державной воле. Государственное устройство России должно учитывать духовные потребности, национальные особенности и исторические традиции Русского Народа.

Православие – первенствующее вероисповедание и духовная основа Исторического Российского Государства и Русского Воинства; Русский Обще-Воинский Союз считает обязательным соблюдение принципа уважения других традиционных вероисповеданий России – права каждого славить Всевышнего по законам своих отцов.

Русский Обще-Воинский Союз не является политической организацией и стоит вне каких-либо политических партий; в своей деятельности Союз не преследует никаких партийных целей; являясь национальной воинской организацией, объединяющей единомышленников в России и странах Русского Зарубежья, Русский Обще-Воинский Союз служит своему Отечеству и отстаивает его Национальные интересы.

 3.

 Целями Русского Обще-Воинского Союза являются: преодоление разрушительных последствий коммунистического правления и возрождение Великого, Единого, Свободного Российского государства на его исторических началах; возрождение Национальных Вооружённых Сил на основе идеологии, лучших традиций и заветов Русских Императорских Армии и Флота и Русского Белого Воинства.

 4.

 Для достижения названных целей Русский Обще-Воинский Союз считает необходимым выполнение им следующих задач:

 4.1. Поддержание среди членов Союза высокого рыцарского духа, национального сознания и воинской этики.

 4.2. Непримиримую борьбу с лжеучениями коммунизма и национал-большевизма, а также иными антинациональными течениями, направленными на разрушение исторической Российской государственности.

 4.3. Сохранение и развитие идейного наследия Русского Белого движения как наиболее актуальной платформы для возрождения Российского государства и его Вооружённых Сил. 

 4.4. Сохранение, изучение и обобщение положительного опыта Российских Императорских Армии и Флота в деле организации, учебной, боевой и воспитательной работы с целью выработки рекомендаций по использованию этого опыта при строительстве будущих Национальных Российских Вооружённых Сил.

 4.5. Изучение и просветительскую работу в области русской военной истории и традиций Российского Воинства.

 4.6. Изучение и просветительскую работу в области истории Российского Белого движения и последующих этапов антикоммунистического сопротивления Русского Народа.

 4.7. Поддержание и углубление среди членов Союза военных знаний.

 4.8. Всемерное содействие национальному воспитанию молодёжи в духе Православия и патриотизма; приобщение молодёжи к национальной культуре и лучшим традициям Русского Воинства.

 4.9. Сохранение и передачу новым поколениям памяти о российских воинах, павших за Веру, Царя и Отечество, а также погибших в борьбе за освобождение Родины от коммунизма, умученных в большевистских застенках и скончавшихся на посту в изгнании.

 4.10. Всемерное содействие сохранению и поддержание в порядке военно-исторических памятников и захоронений российских воинов.

СТРУКТУРА И УПРАВЛЕНИЕ СОЮЗА

5.

             Русский Обще-Воинский Союз организован на принципах единоначалия и воинской дисциплины, означающих:

            а). Назначаемость на все должности в Союзе сверху донизу.

            б). Обязательность выполнения приказов вышестоящих инстанций для нижестоящих.

            в). Соблюдение воинских дисциплины и этики во внутренней жизни Союза.

 6.

Во главе Русского Обще-Воинского Союза стоит его Председатель, назначающий сам своего преемника приказом по Союзу.

Заместитель (заместители) по должности Председателя Русского Обще-Воинского Союза назначается из числа действительных членов Союза.

7.

Русский Обще-Воинский Союз в территориальном отношении разделяется на Отделы, во главе которых стоят их начальники, назначаемые и сменяемые приказами Председателя Русского Обще-Воинского Союза.

Начальники Отделов по мере надобности в предоставленном им районе образовывают Отделения или Представительства и назначают начальников Отделений или представителей Отдела. Начальники Отделений и представители Отдела утверждаются в своих должностях приказами Председателя Русского Обще-Воинского Союза.

Общее руководство Русским Обще-Воинским Союзом осуществляется его Председателем через начальников Отделов и Отделений.

 8.

При Председателе Русского Обще-Воинского Союза может быть образован Совет старших чинов Союза, действующий по указанию Председателя Русского Обще-Воинского Союза, как совещательный орган.

Такие же Советы могут быть образованы при начальниках Отделов Союза, их приказами. Подробности организации этих совещательных органов, круг их деятельности, в зависимости от местных условий, определяются начальниками Отделов, при которых они состоят и утверждаются Председателем Русского Обще-Воинского Союза.

 9.

Русские воинские организации, возникшие за рубежом в период эмиграции и входящие в состав Русского Обще-Воинского Союза, сохраняют свои наименования и самостоятельность внутренней жизни, установленной их уставами и положениями, а также настоящим «Положением о Русском Обще-Воинском Союзе».   

Председатели и возглавители организаций, входящих в состав Русского Обще-Воинского Союза, назначаются Председателем Русского Обще-Воинского Союза и в оперативном плане входят в подчинение начальникам соответствующих Отделов Союза либо непосредственно Председателю Союза.

Все члены организаций, входящих в состав Русского Обще-Воинского Союза, автоматически состоят членами Союза со всеми правами и обязанностями таковых.

При выходе из своих организаций они одновременно выходят из Русского Обще-Воинского Союза. При выходе же из Русского Обще-Воинского Союза они исключаются из своих основных организаций.

 ЛИЧНЫЙ СОСТАВ СОЮЗА

  10.

Русский Обще-Воинский Союз, как национальная воинская организация, объединяет единомышленников воинского звания (состоящих на действительной службе, в запасе или отставке) в России и странах Русского Зарубежья. 

Считая, что дело возрождения Национальных Вооружённых Сил является важнейшей общенациональной задачей, которая может быть решена только в комплексе с возрождением Национального Российского государства волею Национального правительства и при широкой поддержке со стороны общества, Союз признаёт полезным привлекать к своей работе также и гражданских лиц, разделяющих его цели и принципы и желающих вести работу в рядах Союза, прежде всего педагогов, историков, специалистов по работе с молодёжью и т.п., которые зачисляются в Русский Обще-Воинский Союз на особых основаниях.

 11.

Личный состав Русского Обще-Воинского Союза образуют действительные члены, постоянные члены и члены-соревнователи, входящие в его состав в персональном порядке, а также  члены русских воинских организаций, возникших за рубежом в период эмиграции и вошедших в состав Союза в полном составе (на основании п. 5 и п. 9 «Положения о Русском Обще-Воинском Союзе» от 1 декабря 1958 г.).

 12.

Действительными членами Русского Обще-Воинского Союза могут быть только лица воинского звания, состоящие в рядах Союза не мене одного года.

Постоянными членами Русского Обще-Воинского Союза могут быть лица, не имеющие воинского звания (чина), состоящие в рядах Союза не менее одного года.

Членами-соревнователями Русского Обще-Воинского Союза могут быть как лица воинского звания, так и штатские лица, состоящие в Союзе менее срока, определённого для зачисления в состав действительных или постоянных членов Союза.

 13.

Члены организаций, входящих в состав Русского Обще-Воинского Союза, автоматически состоят членами Союза на правах:

а). Действительные члены воинского звания – действительных членов Союза;

б). Действительные члены, не имеющие воинского звания (чина) – постоянных членов Союза;

в). Члены-соревнователи (кандидаты в члены) – членов-соревнователей Союза.

 ПОЛИТИКА СОЮЗА

 14.

Политическую линию Русского Обще-Воинского Союза определяет его Председатель, согласуясь прежде всего с интересами Национальной России, в соответствии с внутриполитической обстановкой в России и общемировой политической ситуацией.

Члены Русского Обще-Воинского Союза, как указано в Приказе Главнокомандующего Русской Армией генерала Врангеля от 3 сентября 1924 года за № 82, не могут состоять в политических партиях. Они могут входить в русские национально-политические организации, программы и деятельность коих не противоречат целям и задачам Русского Обще-Воинского Союза. Однако каждый раз это право должно быть осуществляемо с отдельного разрешения Председателя Русского Обще-Воинского Союза или соответствующего начальника Отдела, который и определяет, соответствует ли этим требованиям данная национально-политическая организация. За Председателем (начальником Отдела) сохраняется право аннулировать данное им разрешение.

 УДАЛЕНИЕ ИЗ СОЮЗА

 15.

Удаление чинов Русского Обще-Воинского Союза из рядов последнего может быть:

а). В дисциплинарном порядке.

б). По приговору Суда Чести.

             в). По нежеланию состоять.

             г). По несоответствию (членов-соревнователей).

Решение об удалении из рядов Русского Обще-Воинского принимается Председателем Союза или начальником соответствующего Отдела по принадлежности и объявляется их приказом.

16.

Лица, удалённые из Русского Обще-Воинского Союза не могут состоять ни в одной из организаций, входящих в Русский Обще-Воинский Союз и исключаются из них одновременно с исключением из Русского Обще-Воинского Союза.

Лица, удалённые из Союза на основании пункта 15 настоящего Положения впредь не могут быть восстановлены в рядах Русского Обще-Воинского Союза или входящих в него организаций.

 ПОПОЛНЕНИЕ СОЮЗА

 17.

 17.1. Для пополнения Русского Обще-Воинского Союза устанавливается зачисление в его ряды в качестве членов-соревнователей лиц воинского звания, а также гражданских лиц, разделяющих цели и принципы Русского Обще-Воинского Союза, достигших возраста восемнадцати лет, не состоящих в политических партиях, согласных с требованиями настоящего Положения и выразивших желание быть зачисленными в состав Союза для осуществления поставленных перед ним цели и задач.

Примечание: признавая коммунистическую партию и её карательные органы преступными организациями, Русский Обще-Воинский не допускает приёма в свои ряды бывших офицеров и сотрудников КГБ СССР, офицеров-политработников ВС и МВД СССР, членов КПСС и ВЛКСМ, занимавших номенклатурные должности всех уровней и иных лиц, виновных в преступлениях против Русского Народа.

 17.2. Лица, желающие быть зачисленными в состав Русского Обще-Воинского Союза должны представить на имя начальника соответствующего Отдела следующие документы:

а). Прошение о принятии в состав членов Союза;

б). Автобиографию с указанием отношения к военной службе;

в). Письменную рекомендацию от двух действительных или постоянных членов Союза.

Вышеперечисленные документы передаются на имя начальника Отдела через местные Отделения или Представительства Союза, а там, где таковые отсутствуют – непосредственно.

 17.3. Кандидаты на зачисление в Русский Обще-Воинский Союз, являющиеся членами национальной русской организации (внутрироссийской или зарубежной), цели и принципы которой совпадают с целями и принципами Союза, могут представлять письменную рекомендацию от  руководства этой организации, взамен названной в подпункте 17.2 «в» настоящего Положения. Соответствуют ли цели и принципы данной организации целям и принципам Союза определяют её руководство, а также Председатель или начальник соответствующего Отдела Русского Обще-Воинского Союза.

 17.4. Кандидаты на зачисление в Русский Обще-Воинский Союз по рассмотрении предоставленных ими документов могут быть зачислены в состав Союза с именованием их членами соревнователями.

Зачисление в состав членов соревнователей Русского Обще-Воинского Союза осуществляется приказом начальника соответствующего Отдела Союза.

Членам соревнователям выдаётся временное удостоверение Союза.

 17.5. Члены соревнователи в дальнейшем могут получить права действительных или постоянных членов Русского Обще-Воинского  Союза, но не ранее чем по истечении года со дня их зачисления. Этот срок может быть продлен по усмотрению начальника соответствующего Отдела Союза.

Права действительных и постоянных членов Русского Обще-Воинского Союза предоставляются приказом начальника соответствующего Отдела Союза.

Действительным и постоянным членам Русского Обще-Воинского Союза выдаются постоянные удостоверения Союза.

 17.6. Члены Русского Обще-Воинского Союза, не имеющие воинского звания (чина), могут получить права действительных членов Союза только при условии прохождения ими военной подготовки и сдачи экзамена по воинским дисциплинам.

 17.7. Члены-соревнователи, проявившие себя в течение установленного для них срока недостойными звания члена Русского Обще-Воинского Союза, отчисляются из Союза по несоответствию.

ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ

ЧЛЕНОВ СОЮЗА

 18.

Членство в Русском Обще-Воинском Союзе не даёт никаких преимуществ, но накладывает обязанности, принимаемые членами Союза на себя добровольно и сознательно.

Члены Русского Обще-Воинского Союза обязаны:

а). Строго придерживаться настоящего Положения о Русском Обще-Воинском Союзе и вести практическую работу для достижения целей и решения задач, стоящих перед Союзом.

б). Всегда быть готовыми к выполнению своего воинского и патриотического долга по защите Отечества.

в). Соблюдать дисциплину и воинскую этику во внутренней деятельности Союза.

г). Всегда помня, что Русский Обще-Воинский Союз является прямым наследником Русской Императорской и Белой Армий, хранителем и продолжателем их традиций, быть достойным звания члена Союза, защищать честь Русской Императорской и Белой армий и Русского Обще-Воинского Союза.

д). Поддерживать деятельность Союза, внося установленные  взносы.

 19.

Действительные  члены Русского Обще-Воинского Союза имеют право давать рекомендации для зачисления в Союз новых членов, они могут быть назначаемы на ответственные и руководящие должности в Союзе всех уровней.

 20.

Постоянные члены Русского Обще-Воинского Союза имеют право давать рекомендации для зачисления в Союз новых членов. Они могут быть назначаемы на ответственные и руководящие должности в Союзе (напр. казначеев, редакторов и т.д.) за исключением должностей начальников Отделений или Отделов Союза и заместителей по должности Председателя Русского Обще-Воинского Союза. Постоянные члены могут быть назначаемы в состав членов Совета старших чинов Русского Обще Воинского Союза при Председателе или начальниках Отделов Союза.

 21.

Члены-соревнователи несут обязанности в равной мере с другими членами Русского Обще-Воинского Союза, однако они не могут давать рекомендации для зачисления в Союз новых членов и не могут быть назначены на ответственные и руководящие должности в Союзе.

 22.

Действительным или постоянным членам Русского Обще-Воинского Союза за долголетнее служение в его рядах, выдающиеся заслуги перед Отечеством и Русским Обще-Воинским Союзом может быть дано звание Почётного чле
Название: Re: РУССКИЙ ОБЩЕ-ВОИНСКИЙ СОЮЗ ( РОВС)
Отправлено: elektronik от 21.01.2011 • 21:32
(http://rovskr.narod.ru/p1.jpg)

В.А. Ларионов
БОЕВАЯ ВЫЛАЗКА В СССР
Записки организатора взрыва Ленинградского Центрального Партклуба (июнь 1927 года)
Виктор Александрович Ларионов - капитан Марковской артиллерийской бригады, участник 1-го Кубанского (“Ледяного”) похода, член Боевой организации генерала А.П. Кутепова, один из самых удачливых кутеповских боевиков, выполнявших задания на территории оккупированной большевиками России. Его книга "Боевая вылазка в СССР. Записки организатора Ленинградского Партклуба (июнь 1927)" впервые была напечатана в г. Париже в 1931 г. Эта книга и сегодня читается, как захватывающий детектив, но при этом она является, прежде всего, ценным документальным свидетельством о блестяще проведёной Кутеповцами боевой операции.
(http://rovskr.narod.ru/bvvsssr.jpg)
-------------------------------------------------------------------
    В моем рассказе о боевой вылазке в СССР — о взрыве в июне 1927 года Ленинградского Центрального Партклуба — я умолчал лишь о двух-трех мелких фактах, что вызывается причинами, о которых вряд ли нужно особо распространяться. Не касаюсь я по тем же причинам и самой организации боевой вылазки в СССР. Об этом можно будет рассказать лишь впоследствии, когда борьба с советской властью будет закончена. Задача автора скромна: познакомить читателя с настроениями, переживаниями и ощущением боевой работы там, на театре боевых действий.

    Впрочем, страстно хочется этой книгой достичь еще одного: заразить жаждой борьбы с поработителями нашей Родины нашу русскую молодежь и там, в России, если проникнет туда моя книга, и здесь, за рубежом. Быть может, мои записи — хотя бы между строк — дадут готовым на подвиг и жертву несколько полезных советов, выводов и примеров.

    “Ответный террор против компартии!” — вот лозунг, наиболее действенный в борьбе с палачами. В ночных кошмарах им, убийцам, ворам, садистам и растлителям духа народного, чудится грядущее возмездие. Хулители имени Бога на земле чуют, что час расплаты не может не прийти. Только действие — твердое, прямое, бьющее прямо в цель — способно положить конец бесчинствующей власти маньяков. И только жертва чистая и святая восстановит честь опозоренной и безмерно поруганной Родины.

    Русская молодежь, повинуясь зову долга, умела беззаветно умирать на полях сражений и с улыбкой становиться к стенке под дула чекистских ружей. Кому, как не этой молодежи, должен быть понятен и близок тернистый путь Канегиссера, Коверды и Конради, путь Марии Захарченко, Радковича и Петерса, смерть Соловьева и Шарина в лесах Онеги, скорбный путь Болмасова и Сельского...

    И нет иных путей для тех, кто признает наш общий страшный долг крови, залившей родную землю в бесчисленных подвалах... И нет иного действия, кроме боя, хотя бы для этого пришлось биться одному против всех...

    ***


    Нас было трое: два славных парня, решившихся на все: Димитрий и Сергей, и я — марковец-артиллерист. Мы только что перешли черту жизни и смерти — границу СССР, небольшую, неглубокую речку Сестру, но быструю и холодную, с дном неровным, устланным острыми и скользкими камнями.

    До этого мы долго сидели на скате обрыва, за кустом можжевельника, и всматривались в пелену речного тумана — на полянку и холм, — где в это время обычно появляется очередной патруль погранохраны. Патруль, однако, не показывался. Наш проводник решил не терять времени и, раздвигая кусты, стал проворно спускаться к реке.

    Было около десяти с половиной часов вечера. Белая, северная июньская ночь не прятала красивых рельефов знакомой мне еще с детства местности — извилистой, окутанной туманным облаком речки в долине, четких в ночном небе контуров сосен и елей, громады каменистого обрыва, зарослей ольхи и мелких, кривых березок на болоте, на той, на нашей, русской стороне. И в душу лился все тот же родной запах болот, сосен, весенней земли, то же журчанье речных струек и болотных ключей и песнь тоски и печали — музыка северного леса — пение кукушки. Казалось, что не было в прошлом десяти лет скитаний, горьких потерь, тяжелых ран, утраты родной земли, калейдоскопа переживаний — от сказок степных походов — этих легенд подвигов и кровавых терний — до палаток Галлиполи в долине “роз и смерти”; от видений минаретов Стамбула и сказок тысячи и одной ночи развалин Румели-Гиссара — до тупика фабричной стены приморского города, где под монотонное, безвыходное жужжание приводных ремней текли серо и бесцветно последние дни жизни моей.

    Все было и казалось сном — прошлое и настоящее. Холодный, запотевший в мелких каплях тумана большой маузер — это была действительность...

    — Надо тише... — сказал наш проводник, немного коверкая русский язык. — Здесь, сейчас над берегом, патрульная тропинка...

    Мы знали, что последний дозор погранохраны прошел еще около полудня, вечернего — мы не дождались, так что он мог показаться каждую минуту.

    Дрожа и лязгая зубами от холода, мои друзья спешно надевают брюки и сапоги... Мы уже на небольшой песчаной отмели русской стороны... Проводник и я перешли вброд, не раздеваясь, и, по-видимому, оба переживаем одинаковое ощущение мокрой одежды, прилипшей к телу...

    Страшно?.. Нет, скорее интересно. Жутко и в то же время как-то смешно при мысли о том, что еще вчера мы ходили по улицам европейского города и даже ездили в нарядном лимузине, а сегодня, сейчас, будем красться по лесным дебрям с револьверами и ручными гранатами, готовые каждую минуту “угробить”, не говоря лишних слов, первых встречных... Майнридовские охотники за черепами, сиуксы или гуроны... Аналогичное чувство испытывают, вероятно, охотники на львов и тигров.

    Проводник явно нервничает: молодежь слишком долго одевается на таком обнаженном месте. Мои друзья волнуются, никак не могут натянуть узкие и высокие сапоги на второпях обмотанные портянки.

    Поднимаюсь на крутой откос берега. Четко вижу вытоптанную патрульную тропинку. Налево видно довольно далеко — до изгиба реки, где особенно густо висит полоса тумана; направо — стена темного осинового леса; отсюда-то и могут ежеминутно появиться люди в серых длинных шинелях... Предохранитель маузера легким нажимом пальцам сдвинут на “огонь”.

    Подходит проводник. Он “бывалый”, около ста раз бывал уже “там”. Среднего роста, худощавый, юркий, белесый, жесткие усики — тычком, вместо передних зубов — дыра... Нельзя сказать, чтобы особо внушал к себе расположение... Да еще ко всему этому — явно трусит и нервничает. Одет он — под “товарища”, в русскую солдатскую шинель с неформенными пуговицами, без хлястика, с разорванным воротом. На голове серая потрепанная фуражка; на ногах, как и у нас троих, высокие сапоги.

    — Если что, сразу ложитесь и стреляйте. Они трусы, сразу носом в землю и стреляют куда попало. А как выпустите обойму, отбегайте к реке зигзагами, за кустарником, но не все сразу...

    С планом действий проводника я не согласен, но не возражаю пока что ему. У меня план несколько иной... Чтобы не промолчать, спрашиваю проводника:

    — Чем они вооружены?

    — Винтовками.

    — Ну, это не плохо. В лесу маузер полезнее винтовки...

    — А сколько их ходит в патруле?

    — Да разно — пять, шесть человек. Это — первая линия погранохраны, а дальше идет линия патрулей ГПУ, те ходят по двое с револьверами. Кое-где по лесным дорогам ездят конные дозоры. Если ждут переходов, устраивают в разных глухих местах засады.

    — Собаками они тут для слежки не пользуются?

    — Есть у них и собаки, да они ни к черту — плохо ученые и заморенные...

    Молодежь моя, наконец, готова. Пошли дальше, раздвигая ветки и прыгая по болотистым кочкам. Шепотом сговариваемся о моем плане действий в случае встречи с красными. План краток: пробиваться хоть в одиночку, но непременно вперед, и хоть частично, но выполнить свою задачу.

    Идем “змейкой”, дистанция пять шагов. Впереди проводник, за ним я, как старший и обладатель маузера с прикладом, потом Димитрий с большим “парабеллумом” и последним Сергей с наганом. Он — резерв в случае стычки, ибо наган с его сложным перезаряжением в таком бою почти не оружие.

    — Прыгайте через тропинку!.. — шепчет проводник. — Нехорошо, если поперечный след оставим — могут поставить собаку...

    Углубляемся в густой, болотистый лес. Вода выше колен, ноги вязнут. Становится совсем темно. Большими прыжками стараемся прыгать на сухие кочки. Каждые три-четыре минуты проводник останавливается и прислушивается. Он очень озабочен, сильно нервничает. Мне уже говорили, что только несколько дней тому назад наш проводник попал в этих же краях в засаду, но убежал, а бывший с ним курьер иностранной разведки погиб. Погибать нашему проводнику не хочется, а дело у него вновь опасное...

    Кукушки смолкли. В лесу ни звука. Только тяжелое хлюпанье наших сапог в болоте да треск хвороста под ногами Димитрия и Сергея — непривычны бесшумно ходить по лесу. Проводник при каждом треске ветки сердито оглядывается и укоризненно качает головой...

    Откуда-то издали донеслось хоровое пение, протяжное, русское, солдатское.

    — С кордона... Верно, пьяные... Километра два отсюда до поста, — сказал проводник.

    Я ясно помню этот кордон еще с молодых лет: группа казенного вида домиков у шоссе, полосатая рогатка, будка часового и колокол. Когда подъезжал воз с сеном или иной кладью, часовой бил в колокол, из ближайшего домика выскакивал худенький, испитой чиновник с зелеными пограничными петличками и втыкал в воз острую длинную спицу, ища контрабанды. Стройный, загорелый ротмистр в затянутой по-юнкерски гимнастерке был предметом зависти юнца-гимназиста, давно решившего быть военным. Бравые солдаты в зеленых фуражках, на рослых вороных конях... Они тоже пели по вечерам, и песни их разносились над туманом речной долины... Рано-рано июльским утром 14-го года пели они здесь последний раз, цокая копытами лошадей по щебню шоссе “справа по три”. Они шли грузиться на фронт, а на их место пришла “крупа” — рыжебородые отцы-ополченцы.

    Пение сейчас иное, слишком какое-то распущенное, удалое, может, даже пьяное, но все же — солдатское, русское... И тоской защемило сердце...

    — Тихо... тише... — зашипел проводник, поднял руку и остановился.

    Я поравнялся с ним... Перекресток лесных дорог... Из-за леса направо слышится многоголосый собачий лай.

    — Милое М.

    Опять лес, опять болото, тропки, кочки, гнилые пни и сырая мгла.

    — Внимание, сейчас переходим шоссе...

    Из-за густой поросли елей показывается ровное, выбитое щебнем широкое шоссе — светлая полоса после лесного сумрака.

    — Быстро... бегом и все враз...

    Пять прыжков, глубокая канава и опять лес.

    — Отдохнем, — предлагает проводник, — самое опасное прошли...

    Прилегли в холодный, влажный мох. Смотрю на часы: час ночи. По времени пошли верст восемь, но от быстрой ходьбы, прыжков по кочкам, от нервного напряжения усталость во всем теле... Успокаивает лишь сознание кинутого жребия: возврата нет.

    Шепотком переговариваемся с проводником и жуем взятые с собой бутерброды. Ломаю плитку шоколада и делю на четырех. Проводник предусмотрительно шоколадную обертку зарывает в мох.

    — Лишний след...

    Минут через пять пошли дальше. Ведет проводник осторожно, по каким-то крутым оврагам и такой густой чаще, куда, пожалуй, никакой “товарищ” не залезет, хотя бывалые люди говорили, что засады большевики иной раз и прячут именно в таких медвежьих оврагах.

    Чу, человеческие голоса... И совсем близко. Замираем... Вслушиваемся... Пальцы впиваются в приклад маузера. Доносится до нас осторожный стук топора.

    — Лес рубят — воровство, — поясняет проводник. — Теперь по всей России по ночам леса рубят. Но не надо, чтобы нас кто-нибудь видел...

    Свернули в болото и дали большой крюк. Тяжело идти — ноги выше колен уходят в торф. Из-под ног с пугающим, неожиданным шумом вылетают тяжелые болотные птицы.

    Светает... Обходим какую-то большую деревню, видим розовую в лучах восхода колокольню в просеке леса, слышим мычание коров и стук телеги. Пересекаем большую поляну и выходим на дорогу. Стук телеги совсем близко... Ложимся за кусты и ждем. Смотрю на лица моих спутников — они серы от бессонной ночи и утомления. Вероятно, и я такой же.

    Шагах в сорока из-за поворота дороги выползают два груженых воза — позади мужик и баба. Картина совсем мирная. Бедняги эти умерли бы от страха, если бы догадались заглянуть за куст можжевельника и увидели четырех до зубов вооруженных “белобандитов”.

    Вновь пересекли дорогу. Опять лес, но уже пореже. Солнышко довольно высоко и порядочно припекает. Небо голубое-голубое. Все так зовет к радости, к жизни...

    Ручей... Надо перемахнуть его. Скользкое гнилое бревно — единственная переправа. Сергей — человек не особенно ловкий — тяжело ухает по пояс в жидкую, черную, илистую жижу... Димитрий долго по-детски хохочет. Даже насупленный проводник и тот ухмыляется.

    Хорошо, что перед переправой я отобрал у Сергея портфель с бомбами — словно предчувствовал. То-то удружил бы! Сергей ложится на спину и с невероятнейшими ругательствами поднимает ноги, чтобы вылить из сапог жижу. Из широких голенищ его долго бьют два черных фонтана.

    Отдыхаем опять. В опасность уже втянулись. Опустили предохранители револьверов. И нервы не так уж напряжены. Лежим в кустах, а кругом букашки, мошки, бабочки жужжат, поют и славят жизнь... Пахнет вереском, сосной, болотом...

    Сквозь просветы леса показывается большое озеро. Ориентируемся по карте и компасу. Проводник доказывает, что это Разлив, но я сомневаюсь и полагаю, что это озеро С-ое. На Разливе, судя по карте, стоит какая-то деревушка, а берега этого озера совсем пустынны. На противоположном, довольно отдаленном берегу видны четыре черные точки. С гладкой зеркальной глади доносятся голоса.

    Кто они? Рыболовы, дачники, крестьяне? Кто знает?.. Мы ведь всех должны бояться, как дикие лесные звери...

    Проводник поглядывает часто на солнце и все недоумевает:

    — Я, верно, слишком большого крюку дал. А все заяц — будь он неладен: дорогу перебежал. Пришлось от беды сворачивать. Нехорошо это. Когда последний раз я попал в засаду, так тоже заяц дорогу перебежал...

    И проводник не уверен теперь, какое это озеро. Но покуда проводник с нами, я должен ему верить. Пошли в обход озера, за озером должна быть прямая большая дорога на дачную местность и станцию Левашово.

    Вдруг проводник пригнулся и бросился в кусты. Мы за ним. Взглянув вперед, сквозь зелень, я увидел в траве какую-то группу — то ли пестрые коровы, то ли кучка полураздетых людей, греющихся на солнце. Толком так и не разобрал. На всякий случай пошли в обход.

    Идем без конца. Чаша стала невероятно густой; на каждом шагу приходится раздвигать ветки, кусты можжевельника и ольхи, переходить по колено в воде вязкие ручейки, лужи, торфяные болота.

    Проводник тоже, конечно, уверен, что мы зашли не туда, куда надо, но все еще не сознается.

    — Вот черт... А все проклятый заяц...

    По всем расчетам мы должны были давно выйти на реку Черную, а ее все нет и нет. В довершение всех бед я потерял в этой скачке с препятствиями компас, так что нет никакой возможности ориентироваться.

    Стало закрадываться в душу отчаяние...

    Наконец чаща поредела. Болотистый лес покрыт следами коровьих стад. Покосившаяся старая изгородь преградила нам дорогу — за изгородью болотистый луг, прорезанный не широкой, но, видимо, глубокой речкой. Пошли берегом и через час добрались до моста, через который шла большая дорога. Притаились в рощице. Огляделись. Виднеется широкая равнина. У дороги — деревушка. Дальше — обширные черные поля и вновь полоска леса на горизонте.

    Проводник явно смущен: он, конечно, привел нас не туда, куда надо... Может быть, и действительно заяц заставил его сбиться с пути. Но о том, насколько мы вышли не туда, куда нужно, я узнал несколько позже. Расставаясь в рощице с проводником, я верил, что большая дорога через виднеющийся мост ведет в Левашово, что мы уже в дачной местности, прилегающей к “Ленинграду” (В эмиграции не признавали переименования Петрограда в Ленинград и потому название “Ленинград” писали в кавычках). Увы, это был самообман: мы оказались в районе не дач, а деревень, где, конечно, будем сильно выделяться нашими френчами, высокими сапогами и портфелями.

    Миссия проводника, однако, кончилась; мы простились с ним, и он нырнул в кусты...

    Скрывая чувство растерянности, я принял “командование” над “вылазкой”. Должен сознаться, принял без особой уверенности в себе. Но жребий брошен. Идти мы можем только вперед, что бы там ни было...

    Первое — мыться и чиститься. Пошли к речке. Струйки желтоватой воды смывают с сапог и штанов налипшую глину и болотистую грязь. Умылись. Осмотрели друг друга — все ли в порядке.

    Перелезли изгородь. Быстро шагаем прямо по пахоте, направляясь на шоссе, к мосту. Вот и большая дорога. После болотной топи и пней как легко и быстро идти! Усталости как не бывало. В душе поднимается какое-то новое чувство — большой радости, новизны, любопытства и гордости — несомненного довольства собой за участие в “безумстве храбрых”...

    Полагается, кажется, после годов эмиграции целовать землю и плакать, но, откровенно говоря, нам было не до этого, ибо из-за группы домиков, к которым мы приближались, уже следили за нами любопытные и удивленные глаза.

    Вот и она, русская деревня!.. Сколько лет не ласкала ты моего взора своей тихой красотой! Покосившиеся, нечиненые избы, пустые хлева и сараи, кривые изгороди, крылечки с продавленными ступеньками — больной унылый край...

    Россия, нищая Россия!

    Мне избы серые твои...

    Но жизнь идет... Дышит земля паром, струится нагретый воздух над пашней, причудливым белым миражом повисла церковка над дальним селом, синеет сосновый бор вдали, и согнутый над плугом крестьянин дополняет мирную картину. А теплый ветер шепчет на ухо:

    — Россия, Россия...

    Но не мир вошел в сердце при виде родной земли... Нет, натянуты нервы как струны. Глаза ищут врага, полонившего Родину. И чудится он, незримый и вездесущий, — за черным окном каждой избы, в пыльном облаке скачущей по дорожным ухабам повозки, в зловещем гудении придорожного телеграфного столба...

    Вечный бой...

    Покой нам только снится...

    До врага совсем недалеко: вот она, красная пятиконечная звезда на деревянном одноэтажном доме. Какой-то клуб, верно, комсомольский; рядом — маленькая избенка, чистенькая, с новым, свежим срубом; у окна радиоантенна; на стене кричащий плакат об очередном советском займе. Это “показательный” крестьянин, “бедняк”, “сталинец”, не то что его сосед по другую сторону дороги — тут развалившиеся сараи, хлевы, амбары, — свидетели того, “что было и давным-давно уплыло”...

    На перекрестке чинят дорогу: рыжебородые, в лаптях, оборванные мужики; по всему видно — не здешние, откуда-то из средней полосы России. Мрачные, молчаливые... Дробят булыжник на щебень. Нас не дарят ни словом, ни взглядом. Один только, молодой, злобно покосился. Что же, начало не плохое — очевидно, нас, носителей портфелей и галифе, принимают за “строителей нового быта”.

    — Димка, ты заметил, как они отворачиваются от нас? Ты понимаешь, что это значит?

    Не на шутку тревожила меня дорога, все более заворачивавшая на юго-восток, а нам ведь надо путь держать на юго-запад. Да и местность по общему виду ничего общего не имеет с дачной — деревня сливается с деревней. Справка по карте подтверждает мое опасение. Наконец надпись на какой-то чайной или постоялом дворе — “Вартемяги” — дает окончательный ответ на то, где мы: проводник ошибся верст на десять... Черт знает сколько верст придется нам отмахать теперь по небезопасному деревенскому большаку! Впрочем, первые благополучные встречи, очарование русского пейзажа, захватывающая неизвестность за каждым поворотом дороги, новые лица и быт на каждом шагу делают пыльные, облупившиеся верстовые столбы не столь уж тяжкими. Встречных много — детишки, оборванные мужики, бабы. Не мне писать остановившуюся в веках картину русской деревни... Вот “комсомолки” в ярко-алых платочках. Вот парень, вышедший из калитки, в длинной кавалерийской шинели-“буденновке”. Впрочем, встреча не из приятных, так как “буденновка” потащилась ленивой и важной походкой за нами. Мы не оборачиваемся, но чувствуем за собой этот “хвост”. Нужно ли говорить, как мы были рады, когда подозрительная военная шинель свернула в проулок. Вот разодетые в ситец и сильно подмазанные барышни, может быть, учительницы, может быть, дочери трактирщика. Смеются нам в глаза и оборачиваются.

    Дима и тут себе верен: подмигивает им и машет рукой.

    Какой-то парень повис у окна с занавесочками — флиртует; завитки на голове в три яруса, примазаны помадой, ноги в блестящих хромовых сапогах.

    В облаке пыли несется нам навстречу автомобиль. Жутко... Потрепанный, запыленный “фиат” — пять-шесть каторжных лиц в полувоенных костюмах... “Власть на местах”, вероятно.

    Невольно напрашивается мысль: ну а если бы остановились каторжники эти да спросили: “Кто вы, мол, куда и откуда, и предъявите ваши бумаги, товарищи...”

    Ответ у нас был, правда, готов: “Так что ставили, товарищи, тракторы в Дранишниках — агрономы, мол, и механик...”

    Не поверили бы, тем хуже для них: в минуту мы обратили бы ручными гранатами всю эту компанию в кровавую кашу. Но “власть на местах” скрылась, как вихрь.

    Солнце жжет. Нас давно мучает жажда. Сергей идет далеко позади всех, красный, потный, и хромает. По виду был здоровее нас, а похода по жаре не выносит. Прохожие глядят на него с удивлением. Мы же Димитрием — как на прогулке: плащи на руку, смеемся, поравнявшись с прохожими, посвистываем, а подозрительным смотрим в глаза в упор. Димка, мучимый жаждой, не спросясь меня, подходит к торговке с яблоками, покупает, с непривычки путая советское серебро.

    — Куда это вы, товарищи? — любопытствует торговка, баба довольно гнусного и подозрительного вида.

    — Туда... — неопределенно машет Димка рукой на отдаленную деревню.

    — А-а-а-а... в Горки, а что там?..

    Но Димка не слушает и нагоняет нас. Он по-детски рад кислым, червивым яблокам.

    — Что ты зря рискуешь?

    — Ни черта. Пить хочется, все в горле пересохло. Яблоки съедены, но жажда не унимается.

    Четыре часа пополудни. Вот уже восемнадцать часов почти непрерывного марша — ночь и день.

    Чтобы попасть на станцию Левашове, надо, судя по карте, повернуть направо на Кексгольмский тракт. Опять слышится отдаленное стрекотание автомобиля. Свернуть?.. Но куда? По обе стороны — изгороди и ровные поля. Лечь в канаву — глупо, прятаться — еще хуже. Единственно — вперед... Из-за поворота дороги, стуча мощным мотором, ползет медленно в гору роскошный лимузин. За рулем фигура с лицом хищной птицы. Череп совсем без растительности, а на затылке грива волос. Откинулся на своем сиденье, так важно и уверенно. Рядом с ним “девочка”, накрашенная “до отказа” и худая, как скелет. В лимузине целая куча лиц; впрочем, этих я не успел рассмотреть.

    Разошлись...

    Местность все повышается. Внезапно открывается панорама на несколько верст вперед, и над лесом ясно виден дымок паровоза. Направление нашего пути, значит, верно — по карте тут и должна быть железная дорога. Но сил больше нет... Мы все трое — два спортсмена и я, участник кубанских походов, — дошли до предела возможности... Молоточки бьют в висках, круги черные и красные плавают перед глазами, в ногах — свинец. На Сергея жаль смотреть, он стер сапогами ноги до крови.

    Дима ругает его непрерывно последними словами:

    — Да сними ты плащ к чертовой матери! Да подбодрись же ты, на самом деле!.. Нас всех подводишь!

    Сергей даже не отругивается... Но и у Димки настроение падает, а это уже совсем плохо. Во всей нашей операции на него делается серьезная ставка.

    Делать нечего, надо зайти в какую-нибудь избу напиться и поесть. Риск большой, но другого выхода я не нахожу.

    Осматриваюсь. Из группы изб намечаю отдельно стоящую небольшую избенку в два окна. Отдельно стоящую — на случай столкновения, небольшую — считаясь с вероятностью немногочисленных обитателей.

    Входим во двор. Стучимся. На цепи мечется, заливаясь хриплым лаем, лохматый пес. На стук вышла женщина лет тридцати с печальным угрюмым лицом и спросила с финским акцентом:

    — Вам чего надо?

    — Можно у вас купить молока и хлеба?

    — Можно, входите...

    В сенях, прямо на полу, на грязных тряпках лежит пьяный до бесчувствия малый лет сорока; очевидно, муж хозяйки. В маленькой комнатушке с тусклыми оконцами пьем холодное, густое молоко литр за литром, так что хозяйка еле успевает подносить из погреба. Ломоть тяжелого, сырого черного хлеба застревает в горле. Хочется только пить от страшной жажды, усталости и нервных переживаний. У палатей жмется кучка желтых, худых, оборванных ребятишек. Стучат дешевые часы с цветочками на циферблате. Жужжат мухи. Душен спертый специфический воздух бедной избы...

    На наше счастье, хозяин сильно пьян, а хозяйка-финка, очевидно, весьма далека от политики.

    Мы отдыхаем с полчаса, щедро платим советским серебром и бодро шагаем дальше по тракту.

    Солнце склоняется к вечеру. Семь часов...

    На завалинке у школы сидит группа людей в гимнастерках, полуфренчах. Над крыльцом — радиоантенна. Скверный признак... Один из сидящих поднимается и долго смотрит нам вслед, прикрывая рукой глаза, и даже как будто показывает на нас рукой.

    — Не оборачивайтесь, — говорю я моим спутникам. — Идем как ни в чем не бывало...

    Деревни тянутся вдоль тракта, сменяя одна другую. По самому тракту идут работы — насыпается щебень и утрамбовывается трактором. Это ведь близкая к границе дорога, и ей, как видно, большевики придают военное значение. Ремонт дороги нам на руку — мало ли строителей, десятников и инженеров с портфелями ходят и ездят по работам...

    Встречаются группы молодых парней-комсомольцев, идущих с вечеринки или собрания. Большая часть — пьяны. Вихрастые завитки на лбу, кепки на затылке, толстовки “фантези” на распашку, ноги путаются в широчайших клешах — видно, мода соблюдается “четко”. Типы — смесь “революционного” матроса с мелкой “шпаной”. Лица мрачно-угрюмые, с наглым, насмешливым взглядом исподлобья. Встречи не из приятных, но, очевидно, видя портфели, нас принимают за партийных, ограничиваясь легким затрагиванием, хихиканием вслед, подыгрыванием на гармошке. Может, и богатырская фигура Димы внушает известное почтение...

    8 часов... 9 часов... Железная дорога уже близка. Четко слышны свистки из-за леса. Но приятели мои окончательно выдохлись и идти дальше не могут. Сворачиваем наудачу в лес, подходящий к самой дороге. Шагах в трехстах от тракта выбираю в густой заросли мелких елок, посреди болота, большую кочку торфяного мха. Мы закрыты тут со всех сторон. Недалеко от нашего “лагеря” находим и ручеек ключевой воды. Моемся, пьем воду, прикрываем сырой мох еловыми ветками и ложимся под прорезиненные плащи, прижавшись друг к другу.

    Дорожный шум близок. Пыхтит автомобиль, минут через десять в обратную сторону, потом опять.

    — Не нас ли ищут? — говорит Сергей.

    Надо сказать, что приятели мои сильно приуныли в этот вечер, вряд ли они верили в то, что я их выведу к “Ленинграду”...

    — Ничего у нас, кажется, не выйдет. Одна ерунда получается...

    У меня тоже скребут на сердце кошки, но положение старшего обязывает.

    — Ну, выйдет или не выйдет — об этом поговорим завтра, — утро вечера мудренее!

    Решаем спать по очереди, но засыпаем враз все трое как мертвые. Я смутно слышу, как бушует гроза над нами, льет дождь...

    Просыпаемся только в 9 часов утра, мокрые, продрогшие, но хорошо отдохнувшие за ночь.

    Болотистый лес в теплом тумане; дождя больше нет, но воздух напоен влагой. Плащи наши черные от воды и порядком помяты; на револьверах слой свежей ржавчины. Чистим наскоро оружие, моемся и, оглядевшись, осторожно выбираемся на шоссе. Плащи приходится нести на руке — вид их неподобающий. При выходе на тракт натыкаемся на коровье стадо. Мальчишка пастух с изумлением, разинув рот, глядит нам вслед. Неприятно... Шагаем быстро и молча. У меня все мысли спружинились в одну — о сегодняшнем вечере... Друзья мои тоже задумчивы.

    В стороне, на перекрещивающейся дороге замечаем вереницу людей; подойдя ближе, видим — публика не деревенская, скорее дачная; много женщин. Все с мешочками, портфелями, сумками — идут, очевидно, к дачному поезду. Да и действительно, начинаются окраинные дачи и парк Левашова. Местность знакомая мне еще со школьных лет... Проходим старый парк и имение графов. Сейчас это — “колхоз”. В “колхозе” работают мужики в солдатских, еще с великой войны, гимнастерках; таскают мешки с мукой. Лица их далеко не дышат энтузиазмом коллективного труда...

    Вот и железная дорога на “Ленинград”. Дачи, перелески...

    Когда-то шестнадцатилетним юношей ходил я со школьным приятелем по этим же местам... Помню лето, знойное и пышное. Оба мы писали тогда стихи, и оба, как водится, были влюблены... Его “мечта”, полненькая шатенка Зоя жила на Железнодорожной улице во втором этаже маленькой дачи. Приятель мой, как и полагается поэту-юноше, был идеалист; в лунные теплые ночи он играл на пианино, в истоме выбегал в сад, бросался в мокрую траву и стонал: “Зоя, Зоя!..” Как-то в черную ночь, закутавшись в плащи, с обязательным электрическим фонарем мы подкрались к ее даче, сняли с углового столба вывеску — “Железнодорожная улица” и на ее место прибили другую, заранее заготовленную: “Улица жизни”, то есть улица Зои (Зоя по-гречески — жизнь).

    Прошли годы... И вот по той же “улице жизни”, но со смертью в портфелях и в карманах, пробираемся мы к “Ленинграду”...

    На знакомой, но изрядно полинявшей, годами не ремонтированной и заплеванной станции в ожидании поезда довольно много народа — все в заплатанных, перелицованных платьишках, обыватели советские. Несколько военных. Молодежь пощелкивает шпорами из-под длинных шинелей и фланирует; бывшие “кадровые” хмуры и сдержанны — их сразу отличишь. Женщины бедно одеты, преобладает черный цвет. После Европы режут глаз старомодные фасоны.

    Свистит и подходит поезд. Я во все всматриваюсь и нацеливаюсь. На платформу вместе с начальником станции выбегает в роскошной кавалерийской шинели агент железнодорожного отдела ГПУ. Мы очень довольны, что среди многочисленной станционной публики не выделяемся ни нашей одеждой, ни усталым видом. Никто не обращает здесь на нас никакого внимания. Не то что в деревнях...

    За углом станции — торговец с ручной тележкой — предлагает сухие продукты и квас. У Димы разгораются глаза — он любит покушать и поглощает все, что угодно, в любое время и в любом количестве; никакие моральные потрясения не влияют на его аппетит.

    Покупаем хлеб, колбасу и квас и, проводив поезд, направляемся по проселку к окраине Левашова, к знакомому мне еще с гимназических лет лесочку. В двух километрах от станции, в лесочке находим густую заросль елок и тропинку, идущую вдоль линии полуразрушенных окопов с проволокой, очевидно построенных еще в 14-м году против немцев; сейчас эта “линия” предназначена для встречи “интервентов”... Среди мелких густых елочек — небольшая площадка, покрытая мхом. Эта заросль и будет нашей “базой” — исходным пунктом для предстоящей операции...

    Расстилаем плащи и с наслаждением, протянув ноги, накидываемся на хлеб и колбасу. Слышится только хруст молодых, здоровых челюстей. Лица моих спутников розовеют, настроение поднимается — они как дома — начинаются шутки и беспечный смех.

    После короткого отдыха предлагаю Диме отправиться со мной в “Ленинград” на “разведку”. Сергей должен остаться в лесу с тяжелыми бомбами.

    Сергею, судя по его виду, не особенно хочется оставаться одному; он, конечно, опасается, что мы оба “влипнем” сразу же в “Ленинграде”, но Сережа уже успел проникнуться духом военной дисциплины и знает, что мы на войне, где приказания коротки, категоричны и не оспариваются.

    Мы с Димой старательно чистимся, вытираемся, поправляем галстуки и воротнички и осматриваем критически друг друга. Мы налегке; у Димы “парабеллум” за поясом и “апельсин” (немецкая гранатка) в кармане, у меня в плаще браунинг.

    Попрощавшись с Сергеем, идем к станции.

    Погода теплая, воздух влажный, пахнет сосной и болотом. Вдали низким голосом свистит “русский” паровоз. Мы нажимаем... Но до станции еще с полверсты, а поезд уже показался, гремя буферами из-за леса...

    Опоздали... До следующего поезда час с лишним. Подходим к опустевшей станции. Что делать, не торчать же идиотами час на пустой станции, привлекая внимание “начальства”... Осмотрелись. У станции трактир.

    — Что же, пошли чайку попить?

    — Идет!

    В трактире на втором этаже деревянного дома на грязноватой веранде пьем чай с большим куском вкусного ситного. Из окон веранды видна станция, дачи и переезд со шлагбаумом. Говорим вполголоса, ибо за соседним столиком сидит какой-то тип в “коже” и подозрительно поглядывает на нас. “Кожа” вдруг поднялась и быстро ушла... Вижу из окна, как “кожа” быстро скрывается за зданием станции. Не проходит и двух минут, как из-за угла показывается отряд людей в длинных серых шинелях — человек десять, и быстрым шагом направляется прямо через переезд к нашему трактиру... Удивительно верное выражение: “душа в пятки”... Я действительно почувствовал, как что-то оборвалось в груди и катится вниз... “Конец”, — мелькает в мозгу...

    — Знаешь, Дима, — говорю я из всех сил спокойно и твердо, — это за нами... Тип в “коже” донес... Не будем дожидаться финала... Как только они начнут подниматься по лестнице — бросим “апельсины”, а потом, отстреливаясь, будем пробираться к лесу...

    Дима кивком головы одобряет мой план. По его лицу не понять, испуган он или нет. Скорее — нет...

    Сердце бьется, как пойманная птица...

    Серая лента военных, по два в ряд, приблизилась к трактиру... Видим их торопливый шаг, различаем лица... Проходят мимо...

    Теперь все ясно — это “генштабисты” идут в лес на занятия с планшетками, картами. Ведет их красивый, седой, высокий офицер с моложавым, энергичным лицом; по всему видно — “кадровый”. Рядом с ним, забегая, лебезя и размахивая азартно руками, пристяжной, бежит маленький еврей в плохо пригнанной шинели и нелепо торчащей фуражке.

    Мы пьем еще по огромной чашке чая и, когда остается пять минут до поезда, выходим.

    Бодрое, воинственное настроение немного испорчено мнимыми чекистами...

    Свистит поезд. Входим в станционный зал.

    — Два жестких, Ленинград... — бросаю в окошко нарочно крупную бумажку, ибо не знаю цены билета; голосу придаю возможную небрежность завсегдатая.

    Барышня в окошечке привычными движениями отсчитывает сдачу, не глядя на меня.

    На платформе та же картина, что и утром: угрюмый советский обыватель, женщины, несколько военных, бравый чекист, выскакивающий, как кукушка в часах, к каждому поезду... Мы вполголоса советуемся с Димой, что будем делать, если в поезде проверяют бумаги.

    — Ликвидируем без предупреждения проверяющих и соскочим на ходу с поезда... А там — в лес.

    С Димитрием не страшно... Это — малый, в одиночку избивавший несколько хулиганов. Силы физической у него непочатый край, да и спокойствие завидное. Нервов у него, кажется, вовсе нет.

    Длинные русские вагоны... Свисток, грохот колес... Мелькнули семафоры Левашова...

    Вот мы и в советском поезде — окончательно в “стане врагов”. Вагон третьего класса — “жесткий”, как теперь зовут, — обыкновенный грязноватый русский вагон с неудобными скамейками, прямыми спинками, маленькими буферными площадками, на коих теперь стоять “строго воспрещается”. Прочитав эту надпись, мы быстро вошли в вагон, отнюдь не желая скандала с администрацией и предъявления бумаг в железнодорожном ГПУ. “Жесткий” вагон был переполнен самой разнообразной публикой: тут и женщины, едущие на рынок, торговки, школьники, “совслужашие”, “совбарышни”, длиннополые “краскомы” с маленькими красными звездочками на околышах, с ромбами в петлицах и на обшлагах, подозрительные типы в кепках вроде нас с Димкой — все сидит вместе, тесно сжавшись, обезличенное стадо советское... Генерал, судя по трем квадратам на рукаве, “начдив” по должности и чин погранохраны, судя по верху зеленой фуражки, а по лицу — старенький кадровый офицер, сидит рядом с грязной, развязной рыночной торговкой. В вагоне молчание, не то что прежде в русских поездах — общий разговор и шутки. Шуршат газеты в руках двух офицеров. Вижу, как они жадно читают: “События в Китае”. Слышу голоса торговок, рассуждающих о ценах на морковь... Тишина... Публика советская ушла в себя, в свои тяжкие будничные заботы.

    Есть в СССР, конечно, и “мягкие” вагоны, где нет, вероятно, ни тоскливых мыслей, ни рваных, перелицованных пальто,..

    И в поезде никто не обращает внимания на нас с Димой. Мы даже беседуем вполголоса. В окне мелькают знакомые с раннего детства — поля, парки, рощи, перелески. Поезд останавливается на промежуточных станциях, принимает новую публику и катит дальше, свистя таким забытым, милым свистом русского паровоза... Полуразрушенные дачи, церковки без крестов, поваленные заборы... Лимонадные будки — эта обычная принадлежность пригородных дачных мест — заколочены. Обрывки старых афиш на заборах треплет ветер... Аллеи заросли высокой травой, парки и сады загажены, деревья поломаны...

    Проверка билетов... Кондуктор приличен и вежлив. Мы косимся на дверь — не появятся ли проверяющие документы, но таковых, к нашему счастью, нет. Как выяснилось позже, проверка документов была за одну станцию до Левашова. Проверка производилась одну неделю до Левашова, другую — после Левашова. Мы как раз попали в неделю, когда проверка была между “Песочной” (бывш. Графской) и Левашовом.

    Вот и предместья “Ленинграда”: заводы, огороды, пустыри... Вот трамвай, идущий в Лесной... Тюрьма — с правой стороны; не помню, была ли она здесь раньше или была здесь какая-то фабрика, приспособленная теперь для сей столь насущной для СССР цели. Во всяком случае, впечатление мрачное. Изгородь окружает весь тюремный квартал, по углам двора возвышаются вышки с часовыми. Маленькие решетчатые окна выходят на узкий, ясно видимый с поезда вымощенный булыжником тюремный двор...

    Прогоняем мрачное впечатление. Мимо, мимо...

    “Ленинград”... Вокзал “круговой дороги”, бывший Финляндский. Большая толпа грохочет по дощатому полу платформы. Пробираемся и мы с Димой — два “белобандита”, “белоэмигранта”...

    У входной рогатки всматривается в гущу толпы чекист в форме; у него неумное и растерянное лицо. Благополучно прошли и мы с толпой мимо чекиста. Там, где раньше был буфет I и II класса, — надпись: “Дежурный агент Г.П.у.”. Буквы как буквы, но долю опасения внушают...

    Со ступенек вокзала жадными глазами смотрим на открывшийся перед нами новый мир. Волна душевного подъема, поглотившая сразу всю усталость дороги, мелкий заячий страх перед кондукторами, контролерами и чекистами, поднялась во мне.

    Теперь уже ни шагу назад. Стало доминировать во всем существе нашем чувство дерзостной радостной отваги, чувство насмешки над окружающим нас миром “советчины”.

    Приятно, до сладострастия приятно сознавать себя в этом стане врагов, в этом мире Чеки корниловцем-первопоходником, офицером Марковской бригады15...

    Да, я смеюсь над вашими “комсвятынями”, я плюю на них, хожу и буду ходить перед вашими чекистами и “мильтонами”, как ни искусны вы в выслеживании ваших врагов...

    И еще было радостное сознание от того, что — “корабли сожжены”... Вот и первая “святыня”: статуя “Ильича” высится на площади перед вокзалом. На этом самом месте, с башни автоброневика, в 17-м году “Ильич” держал после выхода из пломбированного вагона свою первую речь к “революционному пролетариату”. “Ильич” так и изображен на башне броневика. Надо признать, что скульптор бесподобно передал в литой меди маниакальный, волевой жест рукой и ненормально выдвинутый, дегенеративный череп Ленина.

    На площади пустынно. Прохожие равнодушно проходят мимо медного “Ильича”, как, впрочем, и перед привычными памятниками былого.

    Перед вокзалом, на пустынном углу, установлен громкоговоритель. Не иначе как для поражения воображения приезжающих с двухчасовым поездом знатных иностранцев достижениями советской техники.

    У нас минута замешательства: мы не знаем, куда и как ехать: трамваев что-то слишком много и все незнакомых нумераций... Пешком — далеко, а нам ведь надо действовать быстро и решительно и устроить, если удастся, сегодня же “тарарам”. Надо в кратчайший срок осмотреть “подступы” к нескольким советским учреждениям, по адресам и по списку, данному мне за границей. “Пленум Ленинградского Совета”, “Центральный Партклуб”, “Школа интернациональных меньшинств”, “Курсы безбожников”, редакция “Ленинградской Правды”, районные клубы, “Клуб Коминтерна”... Выбор большой.

    — Извозчик!

    — Куда прикажете?

    — На Октябрьский проспект.

    — Три рублика положите?

    — Два хочешь?

    — Что вы, господин, при такой-то цене на овес...

    Три рубля за конец — сорок франков... Многовато, но торговаться не приходится. Пролетка избитая, обтрепанная, времен еще довоенных, вожжи и сбруя веревочные, лошаденка — совсем заморыш. И раньше ваньки петербургские не блистали роскошью Киева и Москвы, а уже “ленинградский” ванька совсем стал тощ, нищ и убог, как и его клячонка.

    Литейный мост... Красавица Нева... Решетки густолиственного Летнего сада, горбатый мосточек Зимней канавки, Петропавловская крепость, Марсово поле, Адмиралтейство... Моя родина... Как передать моей неискусной в литературе рукой чувства, глубокие и волнующие, охватившие изголодавшуюся по Родине душу при виде красот родного Петербурга?

    Вы поймете эти чувства, когда сами будете возвращаться на Родину как ее дети, со слезами счастья и радости, а не как “тать во нощи”, с револьверами и бомбами за пазухой...

    Езда по улицам очень редка, даже Невский, ныне Октябрьский проспект, пустынен; кое-где протрусит ванька, или мелькнет, подскакивая на ухабах по не чиненной годами мостовой, автомобиль советской знати. Простые и даже не совсем простые смертные довольствуются лишь трамваем. Толпа на улицах, конечно, совсем другая, нежели раньше, но так же меняющаяся по часам дня; однотипное стадо — “совслужащих”, рабочих, агентов ГПУ, проституток, праздношатающихся комсомольцев и стайки различных бесчисленных провинциальных экскурсий, делегаций и представителей коммунистических и комсомольских групп национальных меньшинств. Вся эта многотысячная орда русской, китайской, корейской, башкирской и иной “шпаны” гранит тротуары, затрагивает женщин, скалит зубы, ест и пьет и пользуется так называемой “жилплощадью” за счет “народа-богоносца”.

    “Ленинград” — город бесчисленных учреждений, организаций, школ — политических, военных и иных.

    Наряду с “кудлатыми”, вечно куда-то спешащими “марксистами” с набитыми портфелями — типами совершенно чуждыми городам Европы, — в толпе не мало и военных, хорошо выправленных, с лицами русскими — открытыми и честными. Встречаются и выделяются светлым пятном интеллигентные лица инженеров и техников в дореволюционных фуражках с молоточками.

    Вот ведут арестованного: два конвойных, с обнаженными саблями по бокам; арестованный с лицом до смерти перепуганным и бледным поворачивается с какими-то разъяснениями то к одному, то к другому конвойному.

    Кто он? Нэпман ли? частник ли? или “белобандит”, как и мы?

    Безгласны и немы лица конвойных. Маски — лик ГПУ...

    Но мимо, мимо...

    Чем ближе к центру, тем чище улицы и дома, но Окружной суд — все те же развалины. Одно из реальных “достижений” “великой, бескровной” ...

    Слезаем с извозчика у бывшего магазина Главного Штаба. Там и теперь военный магазин. Входим в Александровский сад; купив у ворот несколько газет, усаживаемся на первой же скамье и ищем отдел коммунистических собраний на сегодняшний вечер...

    Уже три часа. Мы с Димой должны осмотреть несколько учреждений, купить провизию, вернуться в Левашове, поесть, захватить портфели с тяжелыми бомбами и снова приехать в “Ленинград”. Наш проводник обещал ждать нас до 12 часов сегодняшней ночи на условленном перекрестке. Надо форсировать события, чтобы не опоздать к свиданию с проводником, да и кроме того, сегодня пятница; в субботу же и в воскресенье никаких собраний у большевиков не бывает, так как вся знатная “советчина” проводит время на дачах. Нам дорог поэтому буквально каждый час.

    — Надо обязательно сегодня же вечером, — говорю я Диме.

    Я далеко не был уверен, что смогу благополучно выйти на границу без проводника.

    В ворота сада входит важная самодовольная фигура. Видимо, чекист — хромовые сапоги, великолепное “галифе”, мятая фуражка под кавалерийский образец, новый ремень через плечо, браунинг в щегольской кобуре.

    — Гм... — мычит Дима, — а что, если...

    — Не горячись, успеешь еще...

    Хромовые сапоги беспечно продефилировали мимо нас.

    В “Красной Газете”, на последней странице, мелким шрифтом написано: “В пятницу, в 8 ч 30 мин, Центр. Партклуб. Заседание по переподготовке деревенских пропагандистов. Вызываются товарищи: Пельше, Ямпольский, Раппопорт...” и т. д.

    Дело кажется мне подходящим. Да ведь я, собственно, один и решаю: Димка — орган в этих вопросах лишь совещательный.

    Идем на Мойку осмотреть Центральный Партийный Клуб. Идем по Гороховой, мимо знаменитого дома № 2 — ленинградское ГПУ. Над зданием — выцветший красный флаг. Мимо ворот все же не проходим из осторожности, а переходим на другую сторону улицы... Угол бывшей улицы Гоголя и Гороховой... Заходим в гастрономический магазин. Покупаем несколько коробок консервов и две бутылки зубровки для поддержания сил и нервов. Приказчики вежливы и предупредительны: кланяются и провожают до двери. Покупка вышла дорогой, но не нам же соблюдать экономию...

    На следующем углу сидит у своего ящичка чистильщик сапог. Решаем почистить наши рыжие сапоги. Моя чистка проходит благополучно, Дима же пережил минуты, подобные в трактире Левашова. Только что переставил он сапог, чувствует, как кто-то сзади подошел к нему и остановился. Димка скосил глаз (я в это время зашел в оптический магазин купить компас) и, о ужас: видит белую гимнастерку и красный околыш... Милиционер... Только Димкино спокойствие спасло его; человек с другими нервами или побежал бы, или начал бы стрелять в милиционера. А “мильтон” всего лишь ждал своей очереди чистить сапоги...

    Я купил за два рубля плохонький компас и, пройдя по Морской, на условленном углу встретился с Димой. Тут он мне и рассказал про свои страхи, только что пережитые.

    Подошли к особняку на Мойке. Осмотрели массивную тяжелую парадную дверь с красующейся на небольшом картоне надписью “Центральный Партийный Клуб и А.П.О.Л.К.” (“Агитационный пролетарский отдел ленинградской коммуны”). У двери — никого. Прямо перед домом — набережная Мойки; налево, если стать спиной к подъезду, через несколько домов — Невский проспект; направо, кажется, через один или два дома — Кирпичный переулок, перпендикулярный к набережной Мойки.

    Я оцениваю местность и нахожу, что довольно удобно, после “тарарама” в клубе, выскочить на улицу и взять курс на Кирпичный переулок. Мойка, впрочем, сильно ограничивает возможность бегства.

    Походив немного перед подъездом, пошли по Невскому к Клубу Коминтерна, что на Фонтанке у Аничкова моста. В этот день должен был быть в зале клуба, судя по газетам, вечер комсомола. Оставив Диму на улице, я потолкался с деловым видом в прихожей клуба, понюхал воздух и вернулся. То, что я увидел в прихожей, мне не понравилось: толпится все молодежь, безусая, серая. Ведь не для того мы пробирались сюда, чтобы сводить счеты с этой заблудившейся в советских потемках молодежью... Мысль вновь возвратилась к Центральному Партклубу, к заседанию “переподготовки деревенских пропагандистов”, и, так как на осмотр других “подходящих мест” времени у нас уже не оставалось, я решил почтить своим присутствием сегодня вечером Центральный Партклуб.

    С этим твердым решением мы наняли на бывшем Владимирском проспекте ваньку и покатили на “Круговой” вокзал. Через полчаса поезд вез нас к “базе” и оставленному в полном одиночестве Сергею.

    Вагон наш, когда мы в него вошли, был почти пустой, но вскоре, на одной из первых же станций, к нам подсел человек в прорезиненном пальто, в военной фуражке с большим козырьком и маленькой красной звездочкой на околыше. Уселся он против нас и вперился в меня тяжелым, неподвижным взглядом тускло-холодных глаз очковой змеи. Стало не по себе. Я закрылся “Красной Газетой”, Дима — “Ленинградской Правдой”. Когда я украдкой взглянул из-за газеты на нашего vis-a-vis — он продолжал гипнотизировать меня... На одной из станций “некто в сером” встал и вышел. Начались довольно неприятные минуты ожидания... Но, слава богу, слышим свисток паровоза; поезд тронулся дальше. Возможная беда вновь миновала...

    Вот и Левашове. Вот и наш лесок. У оврага свертываем вправо и, пройдя по лесной дорожке, свистим; раздается ответный свист; раздвигается еловая чаща, показывается Сергей.

    — Ну как?

    — Все благополучно.

    — Я уж не думал, что вы вернетесь. Тоска была у меня тут изрядная... А тут еще какая-то старушенция вздумала собирать хворост возле “базы”... Черт его знает, что делать: не то “гробить”, не то нет...

    Через час идет поезд на “Ленинград”. Надо быстро закусить и снаряжаться в дорогу. Ложимся в кружок, финским ножом вскрываем осетрину и бутылку зубровки. От усталости и голода зубровка действует быстро. Подъем и готовность разгромить бомбами всех коммунистов на свете растут. Время, однако, сильно бежит. Часы показывают 7 вечера, в 7 ч 25 мин поезд, 8 ч 10 мин — “Ленинград”, 8 ч 50 мин — Партклуб, в 9 час 40 мин — вокзал “Круговой”...

    Пора в поход...

    Проверяем тяжелые гранаты с запалами гремучей ртути и бережно укладываем их в портфель, ставя на одном только предохранителе. В кратких чертах объясняю молодежи мой план:

    — Быстро входим в подъезд клуба и стремимся к лестнице; если не пускают — Димитрий устраняет непускающих: бьет по черепу. По возможности без выстрела надо проникнуть в зал. Сергей и Димитрий кидают бомбы. Сергей одну, Димитрий две. Я прикрываю затем общий отход разбитием двух склянок с жидкостью, мгновенно обращающейся в удушливый газ. После этого кидаемся на улицу, сворачиваем в Кирпичный переулок и, действуя сообразно обстановке, но по возможности вместе, добираемся до вокзала, к поезду 9 часов 40 минут. Если кого-либо в поезде не окажется, ждем его в “базе” еще час до прихода поезда 10 часов 35 минут. После этого ставим на отставшем крест и быстро уходим на границу.

    Вот и весь план. Рассчитан он на дерзость и быстроту.

    Наше вооружение и снаряжение — основательно: на животе, за поясом у меня маузер с патроном в стволе и с полной обоймой, в кармане плаща — браунинг, в заднем кармане брюк — немецкая бомбочка — “апельсин”, в боковых карманах френча — флакончики с газами, в часовом кармашке — порция циана. Мои друзья не имеют газов, и у них по одному револьверу, но зато у них по два “апельсина” и в портфелях тяжелые бомбы системы Новицкого.

    Весь боевой арсенал скрыт, кажется, довольно искусно — мы затянуты, застегнуты и тщательно осмотрены друг другом...

    Деньги в иностранной валюте зарываем в мох, ибо кто знает, не будет ли валюта лишним свидетельством на наших трупах... Прячем и провизию — на случай обратной дороги...

    Делаем из бутылки с зубровкой по последнему глотку...

    — Ну, в путь...

    Твердым шагом идем к вокзалу.

    Вдруг... проклятье!.. Поезд уже дымит белым облаком из-за леса и свистит... Бежим несколько минут, потом как-то одновременно, поняв безнадежность бега, — останавливаемся и смотрим друг на друга.

    Слышен прощальный свисток и учащающийся стук колес...

    — Ушел, проклятый!

    Поворачиваем уныло в свое логово. Экая досадная “неувязка” с часами!..

    На душе какое-то сложное переживание: с одной стороны, радостное сознание, что еще двое суток оттянуты у смерти (ибо в субботу и воскресенье никаких собраний у коммунистов нет), с другой стороны — эта оттяжка вызывает настроение, схожее с настроением висельника, получившего краткую отсрочку... В его мыслях все-таки виселица, как неизбежный конец. Взрыв Партклуба тоже неизбежный конец для нас...

    И как странно — ничто ведь не мешало нам сегодня же, не исполнив своей задачи, вернуться через границу, но... Конечно, от такого отступления нас удерживала честь... И не только меня — офицера — удерживала она от отступления, но и двух юношей, прославившихся пока лишь своим “лихим” поведением в нашем городе, изгнанных за оное из гимназии и вообще лишенных какого-либо воспитания в свои юношеские годы.

    Слово “назад” для нас не существовало, покуда не выполнена до конца цель нашей боевой вылазки...

    Холодок берет при мысли, что наш проводник, ожидающий на условленном перекрестке лесных дорог, между 12 часами и 1 часом, в ночь с пятницы на субботу, уйдет, не дождавшись нас. Рвется последняя ниточка нашей связи с Западом...

    Опять “дома”. Темно и неуютно в нашем логовище. Настилаем целую груду еловых веток, расстилаем плащи. Димитрий укладывает портфель с бомбами под изголовье и на предупреждение Сергея о возможности нечаянного ночью толчка и спуска предохранителя смеется:

    — Пренебреги, Сережка, все равно ничего не услышишь!

    Накрапывает дождь, усиливается и частит без конца. Холодные капли одна за другой просачиваются за воротник, в рукава, во все щели.

    Безмолвие, мрак, застывший над лесом, жуткие мысли, спутанные в мучительный клубок, и тяжелый полусон...

    Рассуждая логически, нам следовало бы по очереди дежурить, но мои спутники так молоды, так редко задумываются, так беззаботно вошли в трагическую роль, уготованную им судьбой, что я уверен заранее в бесполезности попыток организации дежурств. Вот я один и слушаю все лесные шорохи, а они — беззаботно храпят здоровым сном молодости... Они свободны от предрассудков и понятий военной службы...

    На рассвете очень холодно.

    Капельки дождя повисли бриллиантами на еловых ветках. Вдали слышны удары топора, лай собак, свистки маневрирующего паровоза и колокольцы коровьего стада. Зубы лязгают и отбивают барабанную Дробь. Вливаю в себя струю оставшейся вчера водки. Делается немного теплее. Друзья тоже просыпаются. Дима сразу ищет колбасу и водку и нещадно ругает Сергея за то, что тот ночью натягивал все время плащ Димы на себя и втирался в самую середку... Сергей озабоченно наблюдает, чтобы Димитрий не “выдул всю водку”, и напевает “Кирпичики”... Можно думать, глядя на них, что они в своей комнатке в Г., а не в лесной берлоге в стане врагов. Вряд ли задумываются они долго над тем, что один жест, один неловкий шаг, и от нас останутся лишь оторванные руки и ноги...

    — “После Смольного, житья вольного...” — подпевает Дима. Счастливый характер...

    Скучно в лесу. Хочу погулять в “Ленинграде”, да и за провиантом надо съездить, поэтому снаряжаюсь в город. Диме и Сереже дается задача охранять “базу”. Надеваю все самое лучшее, что есть на всех троих, сую браунинг в карман и, попрощавшись, выхожу из леса на дорогу. Хочется “одиночества”...

    Иду по знакомой дороге к станции. Справа на болоте пасутся коровы. Звон их колокольчиков, лесная тишь, аромат сосны и болота — будят в душе тихую грусть, вызывают забытые образы, отцветшие воспоминания, связанные с этими лесами, с вечной зеленью хвои, бездонностью лесного озера, запахом вереска...

    Плывет обрывок когда-то читанного стиха:

    Не вернуться, не взглянуть назад...

    Нет, не надо... Мимо, мимо воспоминания... Сегодня бой... и вечный бой.

    Покой нам только снится...

    Вот десятки тысяч замученных в Крыму... Бела Кун, Саенко16... Харьков— Киев—Лубянка... Гороховая, № 2... Русские женщины и девушки во власти палача, поруганные, оплеванные под сапогом “пришедшего хама”... Духонин17, епископ Вениамин, седенький священник кубанской станицы, замученный на навозной свалке, и те святые, имя коих — легион, что, стоя перед дулом палача, кричали:

    — Да здравствует Россия!..

    Да здравствует Россия! — ведь выше этого — подвига нет...

    В поезде чувствую себя уверенно и свободно — одним словом, “обнаглел”. Но все же не вынимаю руку из кармана, ощущая холодок никелированного металла и кнопочку рычажка — на “огонь”...

    В зале “Кругового” вокзала, не торопясь, изучал расписание поездов, взял в кассе обратный билет и, посвистывая, совсем в “прогулочном” настроении, вышел на лестницу вокзала, постоял, подумал: не заехать ли к одной из друзей детства, махнул рукой и с тем же ощущением свободы, легкости и желанием глумиться над советчиной нырнул в толпу.

    Первое — в парикмахерскую. Зеркала отражают обветренное, загорелое, небритое лицо бандита — что ж, такова профессия!.. Но невыгодность подобной внешности сказывается резким отличием от лиц “совслужащих” и краскомов, наполнявших парикмахерскую; их лица “ленинградской бледности” не тронуты еще загаром... Пахнет пудрой и бриолином. Как и во всех парикмахерских мира, вежлив, предупредителен и подобострастен парикмахер. Насмешкой выглядят загаженные мухами надписи: “На чай не берут”.,.

    Вышел я из парикмахерской совсем советским денди: пробор блестит, на чисто выбритом лице — тонкий слой пудры, сапоги хранят еще следы вчерашней чистки — ночной дождь их пощадил; рваные “галифе” скрыты новеньким плащом Димы. В довершение — лучшая из наших трех кепок была на мне, сей удобный нивелирующий головной убор пролетария.

    Неторопливой походкой шагаю по Петербургской стороне к Васильевскому острову, вглядываясь в лица всех встречных, все время желая прочесть что-то для меня неведомое... Напрасно. Нет в толпе интересных лиц: все плоско, бледно — сплошная окраина заводского района. Фабричные заставы поглотили град Петра, и серая фабричная толпа, разбавленная советскими мещанами всех рангов, военными, инородцами — мутной, будничной хмарой расползлась по гордой, блестящей некогда столице... Редки интеллигентные и красивые лица; особенно у женщин... Революция и коммунизм не придали их лицам красоты, фигурам — изящества... Конечно, есть и меха, и наряды, но это единицы среди моря платочков, стоптанных каблучков, штопаных черных чулок, устарелых мод...

    На оживленных местах стоят вереницы торговцев с лотков, на перекрестках — дощатые ларьки с семечками, с квасом. На улицах — чуть в сторону от главных артерий — сор, грязь. Серый город, серая толпа...

    Молодой, лет двадцати трех, комполка, судя по четырем ромбам на рукаве, сидит на тумбе, в ожидании трамвая, и никого его поза не удивляет.

    На углу, около мануфактурной лавки, очередь, человек в сорок.

    — Мануфактурный голод, товарищи, объясняется рядом неувязок, — скороговоркой сыплет соседям по очереди молодой, прыщавый, испитой человек в коротких брючках.

    Еду трамваем к Невскому — “Октябрьскому”... На Невском та же толпа с большей лишь примесью служилого элемента. На главных улицах и у входов в рестораны и пивные выделяются высокие люди с военной выправкой, в кубанках или полувоенных кепи, в высоких сапогах — они топчутся без дела и не знают, куда девать руки... Знакомые фигуры... Раньше, бывало, появлялись они, неизменно в калошах во всякую погоду, перед проездом высоких особ, теперь они все время шныряют в толпе. К счастью, верна пословица: “Бодливой корове Бог рог не дает”, — на лице такого молодца только что не написано: “чекист”.

    Рука в кармане все время ощущает кнопочку браунинга — “огонь”, успокаивая нервы... При встрече с подозрительными лицами неторопливо перехожу на другую сторону или останавливаюсь с внимательным видом перед витриной, благоговейно рассматривая надоевший череп лысого Ильича, усы Буденного или вдумчивое, симпатичное лицо Фрунзе... Я слышал, что чекисты не раз платились жизнью при арестах на улице выслеженных ими белых, поэтому теперь они стараются напасть неожиданно, создав вокруг своей жертвы давку. Всякой давки поэтому я старательно избегаю...

    Хочется есть и пить. Захожу в полуподвальную пивную. Сосиски и пиво “Красная Бавар
Название: Re: РУССКИЙ ОБЩЕ-ВОИНСКИЙ СОЮЗ ( РОВС)
Отправлено: elektronik от 25.01.2011 • 21:33
часть 2 Боевая вылазка в СССР
    В толпе, наводнившей пивную, немало пьяных и подозрительных лиц. Лакеи охотно берут на чай и не титулуют “товарищем”. И здесь висит доска: “На чай не берут”.

    Выйдя из пивной, иду дальше по “Октябрьскому”... Редакция “Правды”... Захожу с торопливым, деловым видом, осматриваюсь — как будто кого-то ищу, на самом же деле соображаю, стоит ли кинуть тут бомбу и разбить газовый баллон. Решаю, что не подходящее дело. Целые ряды “совбарышень” за машинками да несколько мужчин интеллигентного вида — старые спецы — ныне бутербродные спутники соввласти... Залить эти комнаты кровью... Хотя и звучит громко: “Редакция “Ленинградской Правды”, но... против женщин никогда не поднималась моя рука, даже на коммунисток — в былые годы гражданской войны...

    После редакции “Ленинградской Правды” зашел на телефонную станцию на Мокрой улице. Хоть там и сидели три чекиста в форме, взял книгу телефонных абонентов, перелистал ее, ища фамилии былых друзей и знакомых. Книга, конечно, значительно изменила свое содержание. Справился о Борисе Израилевиче Раппопорте — моем хорошем друге еще по М-ой петроградской гимназии, ставшем теперь видным коммунистом. Б.И. Раппопорта не нашел, ибо там, где раньше было три абонента с фамилией Раппопорт, — теперь оказалось 4]/2 страницы Раппопортов и при этом ни одного Израилевича, а все Николаевичи, Ивановичи и т. д.

    Пофланировав еще немного по Невскому, на углу Литейного сел в трамвай и прошел на переднюю площадку...

    Тут и разыгралось происшествие, чуть было не сорвавшее всю вылазку в “Ленинград”.

    — Ваш билет? — раздается голос из двери вагона.

    Я обернулся, вижу — контролер.

    Протягиваю ему серебряный двугривенный. Не хочет брать.

    — Вы мимо кондуктора проходили?

    — Проходил.

    — Почему же у вас нет билета?

    Я почувствовал, как от сердца что-то покатилось вниз. В уме мелькнуло: “Кончено, и как глупо”...

    Рядом со мною на площадке стоит милиционер и вслушивается в разговор...

    “Ну, — думаю, — сейчас остановят трамвай, протокол, участок, требование бумаг... Но до участка — стрельба в невинного “мильтона”, пуля себе в лоб и т. д.”

    — Дело в том, товарищ, — вежливо и спокойно говорю я, — что я только что приехал из провинции и не знаю ваших правил, что надо платить, проходя мимо кондуктора.

    — А откуда вы приехали?

    О ужас! Все названия подходящих городов вылетели из головы. Почему-то мелькнула Калуга, но я не знал, подходит ли она к вокзалу, от которого идет трамвай...

    — Я только что с Октябрьского вокзала...

    Милиционер всмотрелся в меня внимательным, острым взглядом, напомнившим мне взгляд чекиста в поезде, подумал, нерешительно взял двугривенный, передал его кондуктору и строго сказал:

    — Смотрите, товарищ, не проходите в следующий раз мимо кондуктора...

    Я пробормотал нечто вроде:

    — Так точно, слушаюсь, товарищ...

    Все обошлось благополучно... Огромный камень свалился с плеч... Вероятно, благодаря новому плащу Димы контролер решил, что хорошо одетый “гражданин” не может быть “зайцем”, и поверил моему объяснению. Оставаться на площадке рядом с “мильтоном” показалось мне, однако, не совсем покойным, и я слез на первой же остановке, решив, что путь пешком куда безопаснее.

    Прогулка по “Ленинграду” после трамвайного происшествия утратила свою прелесть, и мне захотелось под уютный кров сосен и елей...

    В вагоне ехала хорошенькая блондинка, скромно одетая во все черное; ее интеллигентное миловидное личико было печально “усталостью навсегда”... Я почувствовал ясно, что она “наша”, а не “кремлевская”, и мне захотелось с ней заговорить... Но девушка с явной неприязнью отводила свой взгляд, принимая меня, вероятно, по обличию за правоверного чекиста...

    В Левашове я радостно встретил друзей. Мы с аппетитом поели — колбасу, хлеб и консервы, выпили зубровки... за здоровье товарищей...

    Ночь на воскресенье прошла спокойно, но рано утром до нашего укрытия донеслись какие-то крики, голоса, ауканье. Голоса приближались, все это были мужские голоса, и слышались они то справа, то слева, потом, приблизившись так, что мы стали различать сквозь ветки фигуры людей, начали отдаляться. Это какая-то компания комдачников собирала сморчки.

    После утреннего завтрака остатками вчерашней провизии стали вырабатывать программу воскресного дня. Сергей взмолился взять его в “Ленинград”:

    — Ведь я ни разу не видел Питера, дайте мне хоть раз взглянуть на него перед смертью...

    Пришлось уступить, хотя Сергей и не подходил всем своим обликом для “Ленинграда” (уж слишком он “подозрительно” был одет, и весь его вид мог легко привлечь внимание угрозыска), но, с другой стороны, надо было, чтобы Сергей хоть немного присмотрелся к городу и освоился в толпе — ведь завтра нам предстояло...

    Почистились, как можно тщательнее. Бомбы, баллоны с газом и мой маузер зарыли в мох. Завязали друг другу смятые уже в жгут галстуки и зашагали налегке в очень хорошем настроении...

    Праздничный Питер был еще неприветливее делового, будничного. Больше было пролетариев на улицах, масса пьяных, еще больше мелкой, уличной торговли, семечек, грязи, открытых темных пивных, бесцельного шарканья по панелям...

    Мы доехали трамваем до Октябрьской площади, посмотрели тяжелую статую “мужицкого царя”, прочитали гнусную надпись, выбитую в дни революции на пьедестале памятника. Затем пошли вниз по Невскому. Свернули в Гостиный двор. Знакомый ряд Гостиного двора под каменными сводами... Кто из петербуржцев не помнит веселой сутолоки и движения, бывшего здесь? Теперь — пустыня. Против Гостиного у тротуара стоят пять-шесть облупленных такси. Магазины, как и по всему городу, — пусты. В витринах — два-три отреза материи да пара чулок. Богаче других шапочные магазины; здесь большой выбор всевозможных кепок вплоть до красной фуражки с маленькой звездочкой на околыше — “красногусарская”. Преобладают лавочки с восточными сладостями. Книжные магазины завалены марксистской и ленинской макулатурой и огромными портретами “вождей”. При взгляде на Ленина каждый раз вспоминаю глупый стишок:

    Не хвались ты сгоряча,

    Что похож на Ильича...

    Самые крупные магазины, как, например, бывший “Александр” на Невском, продают редкие и более или менее ценные безделушки, по несколько раз перепроданные и переукраденные с “великого” Октября. Тут уж, подлинно, каждая вещь имеет свою историю, и часто кровавую...

    Гостинодворская публика почище прочей городской: здесь много жен и содержанок совбар. Они щеголяют короткими юбочками, парижскими чулками...

    В простенках ниш, у витрин, лежат, сидят и стоят нищие — их сотни тут. Это новое сословие, новый народившийся класс. Тут же молодец — косая сажень в плечах — безработный. Старенький священник, без прихода, в поношенной рясе... Седая, интеллигентная дама поет по-французски старинные романсы... Тут же корчащееся в страшных конвульсиях, полуголое существо на панели, дико воющее и кричащее... Лицо дамы скорбно, но спокойно, как гипсовая маска. Мы несколько минут наблюдаем за ней. В ее черную шляпку сыплется дождь серебра — очевидно, немало в толпе сочувствующих прошлому, которое олицетворяет эта женщина. А может быть, кому-то стыдно за свое сегодняшнее благополучие, украденное у таких, как эта дама...

    Я решил соединить в сегодняшней прогулке по “Ленинграду” приятное с полезным. По “Красной Газете” судя, завтра, в понедельник, состоится собрание “Пленума Ленинградского Совета” по вопросу о “снижении цен”... Приглашаются представители профсоюзов, комсомола, красной армии, ОГПУ и всех парторганизаций... Собрание состоится в здании бывшей оперы Народного Дома, ныне — кино “Великан”. Нелишне ознакомиться с кино “Великан”, разведать выходы, расположение помещений и пр.

    Идем мимо Зимнего Дворца, Александровской колонны, Адмиралтейства...

    Смотрю на окна той квартиры, где я жил когда-то. Вспоминаю юнкерские караулы в осиротевшем Зимнем, эпоху бестолковой “керенщины” и темные снежные октябрьские вечера, вдохновившие Блока:

    Черный вечер.

    Белый снег.

    Ветер, ветер —

    На всем Божьем свете.

    Решетки Зимнего Дворца — нет. Ее сняли советские умники и огородили ею пустырь за какой-то заставой...

    Дворцовый мост все тот же, деревянный, в ямах и выбоинах, опасный для движения еще с 1905 года.

    Красавица Нева осталась прежней. После Шпрее, после Сены, как ласкает глаз ее свинцовый простор, ее скованная гранитом ширь и мощь! Как сказочно красив вид на столицу Петра с Биржевого моста... Действительно — город по красоте только Константинополю равный.

    Нева пустынна: ни бойких синих “финляндских”, ни зеленых “шитовских” пароходов, ни вереницы тупорылых арок с Ладоги, ни “поплавков” у Летнего сада... Сирены и гудки, переливчатые разноцветные огни по вечерам на пароходах — как все это оживляло Неву, столь уныло теперь плещущую волну о гранит “дворцов и башен”...

    Люблю тебя, Петра творение,

    Люблю твой стройный, строгий вид,

    Невы державное течение,

    Береговой ее гранит...

    Лютая злоба кипит в душе и рвется наружу: здесь, перед Медным Всадником, вздыбившим гордого коня, над украденным у него городом, произнести клятву борьбы, клятву священной мести!.. Над лысым черепом проклятого разложившегося мертвеца, опоганившего святое имя родного города, подписавшего своими скрюченными пальцами подлейший в истории мира приговор Ипатьевского подвала... Смерть им, смерть этим гадам интернационала, ибо всякий, носящий кличку “коммунист”, ответствен за кровь Ипатьевского подвала, виновен в миллионах других убийств, в осквернении души русского народа, виновен в создании той бездны позора, лжи, грязи и крови, куда рухнула Родная земля.

    Господь! успокой меня смертью

    Или благослови

    Ударить в набаты крови!..

    Мои спутники испытывают, по-видимому, такое же настроение. Инстинктом, русским сердцем своим чуют они то великое зло, что терзает нашу Родину. Оба они, никогда не принадлежавшие ни к каким партиям, готовы по зову своей совести на бескорыстную жертву, на подвиг, во имя двух простых слов: “Родина и Честь”. С этим ощущением себя и Родины они родились, без этого они не могут жить...

    Одиночество резко ощущается в центре города-муравейника: ведь каждый встречный — возможный враг. Одни лишь памятники старины — наши союзники и единомышленники... Они, так же как и мы, чужды и враждебны окружающему...

    Встречаем шествие: под сеткой холодного, мелкого дождя, под серым питерским небом, бесконечной, плохо выровненной колонной идут сотни девушек и юношей. Эллинское шествие... Они полуголы, промокли, дрожат и, вероятно, голодны. Над головами их печально поникли красные знамена и плакаты с совершенно нелепыми надписями: “Строим новую жизнь!”, “Пролетарии, на солнце!”, “Да здравствует физкультура!”... Впереди и где-то сзади гремит медь нестройных оркестров... Публика на тротуарах безучастно глазеет на нелепое шествие. Кто-то позади нас хихикает...

    Подходим к кино. Хотим взять билеты.

    Я подхожу к кассе.

    — Три билета, гражданин!

    — А вы, товарищи, текстильщики?

    — Нет.

    — Ну, так сегодня гуляние текстильщиков; посторонним билеты не продаются...

    От ворот — поворот...

    Углубляемся в лабиринт узеньких, грязных улиц, минуем какой-то подозрительный базар с толкучкой, заходим в темные, вонючие пивные, повсюду наблюдаем жизнь советскую...

    Масса пьяных... У кабака обычная русская картина: какой-то пропойца тянет женину шаль на предмет пропития, а она, растрепанная и растерзанная, вырывает конец шали, плачет и голосит на всю улицу. Разыгрывается почти драка, но публика вокруг безучастна — видно, привыкла к подобным зрелищам.

    В одной пивной какой-то оборванец — “пьяный в доску”, по выражению Димы — произносит длинную, но довольно бессвязную речь, составленную из отборнейшей ругани по адресу коммунистов и советского правительства. Мы, спросив чая, слушаем, не без удовольствия, “оратора”, но вскоре, сообразив, что из-за такой речи может быть и скандал с протоколом и записыванием свидетелей, быстро расплачиваемся и уходим.

    До позднего часа бродим по мокрым от дождя панелям. Тусклые фонари отсвечивают искрами в лужах. Темно... Снопы яркого света только у клубов, пивных и кино.

    Заходим в большое ярко освещенное кино на углу Невского и Владимирского. Вестибюль переполнен публикой довольно непролетарского вида. На нас — людей пролетарского вида — все смотрят, и я чувствую, что мы, и особенно Сергей, вероятно, подозрительны для такого шикарного кино. Рассматриваю себя в большом зеркале. Ничего; во всяком случае, лицо спокойное. А это сейчас поважнее костюма... Рады, когда нас проводят, наконец, на места и тушат свет. Идет фильм из жизни аристократов, миллионеров и элегантных преступников...

    Около полуночи — домой, в наш лес...

    Неуютно и сумрачно на душе. Друзья мои тоже идут молча, и я чувствую, как невеселы и их думы. Глух и неприветлив черный лес... У перекрестка лесных дорог слышим осторожный слабый свист...

    — Тише!

    Переглядываемся, выхватываем револьверы, патроны в ствол и, осторожно разойдясь цепочкой, всматриваемся в темноту и крадемся вперед... Свист повторяется, но уже где-то дальше... Вот и убежище наше — как будто все благополучно: портфели с бомбами и маузер на месте. Все как было; мох не тронут. Но нервы натянуты, воображение рисует картину, как чекисты в длинных серых шинелях окружили лес и ждут, пока мы заснем, чтобы взять живыми.

    Свист повторяется опять. Я чувствую, что спать нельзя, пока не выясню, что это за свист в лесу. Беру маузер и осторожно, стараясь не ступать на сучки, крадусь на свист. Через пять минут, впрочем, я вернулся: это свистела какая-то ночная птица...

    Ложимся на холодный, мокрый мох...

    Мне не спится. То грезится жуткий, серый, заплеванный город, то носятся тени прошлых боев, то мысль плывет к оставленным близким, то сердце начинает тревожно и часто колотиться при мысли о завтрашнем дне и ясно встает в воображении — тяжелая зеркальная дверь с медной ручкой и надписью на картоне: “Ц.П.К. и А.П.О.Л.К.”... Завтра, в понедельник, опять вызываются товарищи: Пельше, Ямпольский, Раппопорт и т. д. ... на совещание в Центральный Партийный Клуб “о подготовке деревенских пропагандистов”...

    Туда заглянем и мы, впрочем, без вызова и приглашения...

    Утро особенно холодное... Я дрожу и с удивлением смотрю, как Димитрий и Сергей с хрустом едят чайную колбасу и воюют из-за последнего глотка коньяку... Я нервничаю, и мне не до еды...

    — Пора, — говорю я, — едемте раньше, побудем лучше в городе, а то опять, чего доброго, опоздаем!

    Начинаем снаряжаться. Я порядком боюсь за “газы” в боковых карманах моего френча: все время приходится о них думать, ведь стеклянные стенки баллонов не толще электрической лампочки...

    Мой собеседник по вагону — ленинградский студент. Он рассказывает мне интересные вещи. Был он недавно в Москве и “поклонялся” мощам Ильича. Студент описывает, как публику пропускают поодиночке, под раздевающими донага, до мысли, взглядами чекистов. Сам “Ильич”, по его мнению, давно сгнил, и вместо него лежит в гробу восковая кукла. Не менее красочно описывает он последний парад на площади Зимнего Дворца. Трибуну для президиума исполкома и московских гостей поставили прямо перед колонной с благословляющим Ангелом. Какой-то советский умник решил, что неудобно Ангелу, да еще крестом благословлять советскую знать, и после долгих совещаний решено было накинуть при помощи воздушного шара на ангела колпак. Шар летал над Ангелом целый день, к величайшему восторгу тысячной толпы. Колпак, спущенный с шара на веревке, неизменно проплывал мимо Ангела: то шар относило ветром, то колпак. Толпа хохотала. Так ничего и не вышло.

    Завел я разговор на тему об антисемитизме среди комсомола. Студент поддержал эту тему.

    — На днях, — рассказал он, — одновременно со мной зашли в еврейскую булочную четверо комсомольцев и комсомолка, посмотрели на продавцов и вдруг громко на всю булочную заявили: “Фу, черт, и здесь жиды! Гайда назад, товарищи!”

    Говорил он и о том, что чья-то невидимая рука то здесь, то там пишет на заборах и в уборных популярный в низах СССР лозунг: “Бей жидов — спасай Россию!”...

    Перекинул я разговор на жизнь советской верхушки, об оппозиции, о Троцком. Собеседник, видимо, плохо в этом разбирался, да и не интересовался этой высокой материей:

    — Ну, это их внутренние дела. Нам не до того...

    Днем я пошел в Казанский собор, перед гробом Кутузова преклонил колено, поставил свечку павшим за Россию и долго думал в тихом, озаренном огоньками полумраке...

    Какие-то сморщенные горем черные женщины бились головой о каменные плиты... И еще и еще женщины со скорбными лицами подходили со свечками к озаренному Лику...

    Что же, я знаю ведь, за кого и за что они молятся...

    Всех убиенных помяни, Россия,

    Егда приидеши во царствие Твое...

    У гробницы фельдмаршала Кутузова серыми тенями никнут знамена. Эхо осторожных шагов нарушает тишину.

    Одни лампады во мраке храма золотят

    Столбов гранитные громады...

    Я вышел на ступеньки собора со светлым чувством принятого причастия...

    В тот же день я обследовал еще раз театр предстоящих действий и сделал важное открытие: в одном из соседних с Партклубом домов есть проходной, очень извилистый двор с Мойки на Большую Морскую. Это открывает новый — более выгодный — путь отступления.

    Надо было действовать теперь же: мы и так пропустили зря несколько дней. Деньги почти кончались: разъезды на извозчиках, дорогой консервный стол, постоянный коньяк, необходимый под дождем в лесу, совершенно расстроили наш не рассчитанный на длительное пребывание в СССР бюджет. Сегодня разменяли половину нашего золотого фонда: три царские золотые пятирублевки. Оставались еще три золотых, но мы хотели их оставить на память.

    Ровно в 8 ч 50 мин мы подошли к дверям Центрального Партийного Клуба... Минута раздумья, даже секунда — как перед броском в воду с многосаженной высоты — и я, мельком оглянувшись на своих приятелей — их лица, немного бледные, выражали энергию и суровую решимость — оттолкнул тяжелую дверь...

    Полутемный вестибюль... Роскошь... Ковры... Налево — лестница наверх; направо — вешалка. Большой стол с лампой под колпаком; за столом женщина лет тридцати с крайне несимпатичным, наглым и, я бы сказал, преступным лицом (это была, как мы после узнали, товарищ Брекс).

    Мы растерялись... По расчету, Дима должен был “бить по черепу” первого остановившего нас в вестибюле, но перед женщиной Дима застыл в оцепенении... Я тоже был смущен. Только через несколько мгновений я почувствовал какой-то внутренний толчок и решительно подошел к коммунистке, изобразившей из себя вопросительный знак.

    — Вам что здесь надо, товарищ? Я просил развязно:

    — Где тут идет заседание по переподготовке деревенских пропагандистов?

    — А вы кто такие?

    — Коммунисты.

    — Второй этаж, первая дверь направо. Распишитесь в этой книге, товарищи, напишите фамилию и номер партбилета... Пальто оставьте здесь на вешалке...

    Я обмакнул перо и написал: “Федоров — № 34”. Написал и сразу сообразил, как глупо было указывать такой маленький № партбилета. Сергей сделал еще хуже и чуть не погубил все наше дело: вынув из кармана фальшивый партбилет, грубо сделанный за границей, отличающийся даже обложкой от подлинного партбилета, он предъявил его товарищу Брекс.

    — Что это у вас за билет, товарищ? — заинтересовалась последняя. — Разве у нас такие билеты?

    — Да мы ведь московские... — пробормотал невразумительно Сергей.

    Я решил торопиться, подошел к вешалке и снял плащ. Дима и Сергей тоже стали снимать плащи. Получился новый пассаж: мы не ожидали, что надо будет раздеваться, и потому часть боевого снаряжения находилась у нас в карманах плащей... Пришлось чуть ли не на глазах тов. Брекс перекладывать оружие друг у друга за спинами... К счастью, “битая в темя” коммунистка не заметила и этого.

    Стали подниматься по лестнице...

    Голова, мозг вряд ли сознательно работали начиная с того момента, как я открыл дверь и вошел в вестибюль Партклуба. Все окружавшее — мебель, люстры, лестница, лицо тов. Брекс, вешалка — все поплыло в тумане... Лишь какие-то внутренние, подсознательные толчки диктовали действие... Это был могучий, проснувшийся в глубине моего “я” звериный инстинкт...

    Лестница в два поворота и — тяжелая, высокая, со старинной ручкой белая дверь... Я решительно распахнул ее и заглянул в комнату... Посреди огромной, блестевшей зеркалом паркета комнаты, за круглым столом сидело человек семь товарищей, из коих две или три женщины... Я закрыл дверь и повернулся к Диме и Сергею.

    — Не стоит... Их слишком мало... Не по воробьям же стрелять из пушек...

    Пошли назад... Спустились мимо тов. Брекс.

    — Что это вы так скоро, товарищи? — заскрипел ее неприятный голос.

    — Да нам, оказывается, не туда; нам в район. Мы ведь здесь ничего не знаем... из провинции мы... — объяснил я.

    В дверях Партклуба стоял молодой красивый офицер “Чона” и холодно проницательно смотрел на нас... Мы вынырнули из подъезда и быстрым шагом пошли по Мойке к Невскому...

    Я оглянулся раза два... Погони не было... Кажется, все сошло благополучно.

    В душе сразу воцарилась реакция — сказалось огромное напряжение нервов... Досада на неудачу, на медлительность и нашу растерянность заполнила все мое существо.

    Мы как-то машинально перешли мост и пошли по Невскому к Гостиному двору.

    День был полон неожиданных событий...

    Когда мы остановились у какого-то ларька против Гостиного двора, чтобы утолить жажду, меня сзади окликнули:

    — Ларионов!

    Я с ужасом оглянулся: ко мне подходил мой старый школьный друг И. Он был в форме...

    — Ты какими судьбами здесь? Ведь говорили, что ты, — он понизил голос, — был в Белой армии и за границей?

    — Да... я приехал сюда на пару дней...

    — Ну, как поживаешь, что делаешь?

    Н. стал подробно и оживленно рассказывать о себе... Шагах в двадцати за нами шли в полном недоумении Дима и Сергей с портфелями, набитыми гранатами Новицкого, а почти рядом с ними шли два спутника Н. в такой же форме, как и он...

    Я старался меньше рассказывать и больше расспрашивать о школьных товарищах...

    — К. был красным офицером, служил в гаубичной батарее и застрелился года два тому назад... В. женат, служит, имеет двух детей и страшно бедствует... Р. — коммунист.

    Рассказал и я ему бегло о наших общих друзьях в эмиграции... По-видимому, он что-то сообразил, так как почти не расспрашивал о моей личной жизни...

    У Аничкова моста мы крепко пожали друг другу руки и разошлись — каждый своей дорогой... Дороги наши были действительно различны... Через три месяца, когда в советской печати появилась моя фамилия, бедный Н., вероятно, пережил неприятные минуты, вспоминая встречу у Гостиного двора...

    В вечернем трамвае давка. На остановках хвосты служащих и рабочих. Меня совсем сжали на задней площадке. Изворачиваюсь, как угорь, спасая тонкое стекло баллонов с газами. Нажми на мою грудь чье-нибудь плечо и... скандал получился бы незаурядный...

    У дверей Нардома под навесом прячется публика от дождя. По-видимому, заседание по вопросу о “снижении цен” началось, так как входящих больше нет. Впрочем, вот две женщины в “коже” и красных платках на голове входят в обширный вестибюль оперы...

    Сказав спутникам: “Ждите меня у подъезда”, я направился за этими двумя женщинами в вестибюль.

    У входа на главную лестницу женщин остановили: четверо чекистов в форме склонились над их пропусками...

    Я тотчас вынырнул из подъезда...

    — Четверо — это много... — решил я. — Правда, внезапность на нашей стороне, но, покуда мы будем расчищать себе дорогу в зал, в зале уже начнется паника, толпа хлынет на лестницы... Так что даже в случае прорыва через контроль нам все же вряд ли удастся бросить бомбы в зале... Будь нас человек хотя бы шесть, “пленум ленинградского совета” был бы в этот июньский вечер взорван...

    Дима сказал:

    — Если прикажешь, я готов — мне все равно, где и как... Всюду одинаково угробят...

    — Нет, лучше завтра в Партклуб... Там уже знакомее обстановка, — таково было мое окончательное решение.

    Две неудачи значительно ухудшили настроение. В душе я упрекал себя за недостаток решимости. Но привычка, еще со времени гражданской войны, заставляла, помимо логики и рассудка, слушать еще какой-то внутренний голос. Сколько раз он спасал мне жизнь! Этот голос твердо и определенно говорил мне: “Завтра в Партклуб...”

    Дождь лил как из ведра. Над мрачным серым Питером болотные испарения, туман и фабричные перегары смешивались в мокрый желтоватый сумрак...

    Я переутомился. Бессонные короткие, прерывистые ночи, сырая земля, непрерывный дождь, проникающая до костей сырость... Постоянное беспокойство, оглядки направо и налево, страшное напряжение нервов и воли — все это давало о себе знать... Решение было непоколебимо, но душа жила в каком-то хаосе движений. В эти тяжелые часы мысли уходили в прошлое героических походов на Кубани: тени Корнилова18, Маркова19, Тимановского20, Шперлинга21 проносились над моим утомленным обессиленным сознанием, звали к твердости и борьбе до конца. В сумрачной толпе чужих, серых лиц, под взглядами чекистов столько раз лихорадочно работала мысль:

    “Разве эти подвиги — жертвы, героизм Корнилова и Маркова не обязывают и нас на всю жизнь, навсегда продолжить тернистый, славный их путь? Разве для того только в сотне битв не коснулась немногих нас смерть, чтобы кончали мы бесславно жизнь свою на задворках Европы? Мы, о которых сказал поэт:

    Не склонившие в пыль головы

    На Кубани, в Крыму и в Галлиполи...

    Это и есть смысл нашей жизни: предпочитать смерть — пыли”.

    В данном случае перед дверью “партклуба” была пыль; за дверью стояла — оскаленная смерть...

    Третьего не было...

    Было восемь часов и три четверти...

    Белый вечер, сырой и теплый, висел над “Ленинградом”. Звонки трамваев, шарканье человеческих гусениц по панелям, стук собственного сердца — частый и тревожный — вот и все, что воспринимало сознание. И еще оно восприняло ясно и четко, что у подъезда Партклуба стоит милиционер, что ворота в проходной двор в соседнем доме заперты на солидный висячий замок и остается единственный путь бегства — на Кирпичный переулок...

    Прошли перед “мильтоном”. Он скосил на нас глаза и отвернулся... Выглянули на него из-за угла Кирпичного. О счастье! “Мильтон” неторопливым шагом побрел к Гороховой... Путь, значит, свободен!..

    — Смотрите не отставать, — говорю я спутникам, чувствуя, как мой голос звучит отчаянием кавалерийской атаки.

    Тяжелая дверь еле поддается...

    Я знаю наверное, что на этот раз — все будет...

    В прихожей полумрак. Товарищ Брекс беседует о чем-то с маленьким черноватым евреем; они оба склонились над какими-то списками. Еврей в чем-то упрекает тов. Брекс, и она, видимо, сильно смущена. Низкая лампа освещает их лица. Прямо перед нами лестница наверх, налево вешалка — мы уже здесь все знаем.

    — Распишитесь, товарищи, и разденьтесь, — кидает торопливо т. Брекс, показывая на вешалку, и продолжает свое объяснение.

    “Федоров, № партбилета 34”, — вывожу я неровным почерком...

    Дима лепит кляксу, Сергей на сей раз не вынимает уже “партийного” билета...

    Поднимаемся наверх, идем по коридору, видим в конце коридора зал с буфетной стойкой и далее — вход в коммунистическое общежитие.

    Из-за стойки выходит какая-то сухощавая молодая женщина и идет нам навстречу. Я с портфелем под мышкой, вежливо расшаркиваюсь:

    — Доклад товарища Ширвиндта?

    — Дверь направо...

    — Очень благодарен, товарищ...

    Тяжелая, почти до потолка, дубовая дверь... Как сейчас помню медную граненую ручку... Кругом роскошь дворца.

    Нет ни страха, ни отчаяния, ни замирания сердца... Впечатление такое, точно я на обыкновенной, спокойной неторопливой работе...

    Дверь распахнута. Я одну-две секунды стою на пороге и осматриваю зал. Десятка три голов на звук отворяемой двери повернулись в мою сторону... Бородка тов. Ширвиндта а-ля Троцкий склонилась над бумагами... Столик президиума — посреди комнаты... Вдоль стен — ряды лиц, слившихся в одно чудовище со многими глазами... На стене “Ильич” и прочие “великие”. Шкапы с книгами. Вот все, что я увидел за эти одну-две секунды...

    Закрываю за нами дверь...

    Я говорю моим друзьям одно слово: “можно”, и сжимаю тонкостенный баллон в руке...

    Секунду Димитрий и Сергей возятся на полу над портфелями, спокойно и деловито снимая последние предохранители с гранат...

    Распахиваю дверь для отступления... Сергей размахивается и отскакивает за угол. Я отскакиваю вслед за ним... Бомба пропищала... и замолкла. Еще секунда тишины, и вдруг страшный нечеловеческий крик:

    — А... а... а... а... Бомба!..

    Я, как автомат, кинул баллон в сторону буфета и общежития и побежал по лестнице... На площадке мне ударило по ушам, по спине, по затылку звоном тысячи разбитых одним ударом стекол: это Дима метнул свою гранату.

    Сбегаю по лестнице...

    По всему дому несутся дикие крики, шуршание бегущих ног и писк, такой писк — как если бы тысячи крыс и мышей попали под гигантский пресс...

    В прихожей-вестибюле с дико вытаращенными глазами подбегает ко мне тов. Брекс.

    — Товарищ, что случилось? Что случилось? — еле выдавливает она из себя...

    — Взорвалась адская машина, бегите в милицию и в ГПУ — живо! — кричу на нее командным голосом.

    Она выбегает за дверь и дико вопит на Мойку:

    — Милиция!!! Милиция-а-а!..

    Сергея уже нет в вестибюле. Я ерошу волосы на голове — для выскакивания на улицу в качестве пострадавшего коммуниста, кепка смята и положена в карман, пальто-плащ бросаю в клубе. Жду Диму... Второй баллон в руке наготове.

    Секунда... вторая... третья...

    Медленно сходит Дима... Рука — у немного окровавленного лба; лицо, однако, непроницаемо-спокойно. Не торопясь, он подходит к вешалке, снимает свой плащ и надевает его в рукава...

    — Ты с ума сошел... скорее… живо!.. — кричу ему и кидаю баллон через его голову на лестницу.

    Звон разбитого стекла... и струйки зеленого дымка поднимаются выше и выше — это смерть.

    Наконец мы на улице. Направо к Кирпичному — одинокие фигуры, налево от Невского бежит народ кучей, а впереди, шагах в тридцати—сорока от нас милиционеры — два, три, четыре — сейчас уже не скажу.

    В эту минуту все плавало в каком-то тумане... Уже не говорил, а кричал мой внутренний голос: “Иди навстречу прямо к ним!..”

    Я побежал навстречу милиции, размахивал руками. Дима бежал за мной. Какой-то человек выскочил за нами из двери клуба — весь осыпанный штукатуркой, как мукой, обогнал нас и кричал впереди:

    — У... у... у... у!..

    — Что вы здесь смотрите? — закричал я на советскую милицию. — Там кидают бомбы, масса раненых... Бегите скорее... Кареты скорой помощи... Живо!!!

    Лица милиционеров бледны и испуганы, они бегом устремились в Партклуб.

    Мы с Димой смешиваемся с толпой, где быстрым шагом, где бегом устремляемся через Невский, на Морскую к арке Главного Штаба... На Невском я замечаю рукоятку маузера, вылезшего у меня на животе из прорезов между пуговицами на френче. Запихиваю маузер поглубже, достаю из кармана кепку и набавляю шаг.

    Из-под арки Главного Штаба, как ангел-хранитель, выплывает извозчик. Хорошая, крепкая лошадка — редкое исключение. У ваньки открытое, добродушное русское лицо.

    — На Круговой вокзал!

    — Два с полтиной положите?

    — Бери три, только поезжай скорее!..

    Из-под темной арки Главного Штаба показывается площадь Зимнего Дворца — тот самый путь, по которому некогда бежал Канегиссер...

    Лошаденка бежит резво. Я немного опасаюсь, как бы не отрезали мосты, но через Литейный проезжаем пока что спокойно.

    Дима пьян от радости, возбуждения и удачи. Он заговаривает с извозчиком:

    — Ты, братец, не коммунист?

    — Нет, что вы, господин, из нашего брата таких мало, крест на шее носим...

    — Молодец, ты, извозчик, хороший человек...

    Потом Дима машет рукой проходящим по тротуару барышням и что-то кричит им... Довольно сбивчиво рассказывает он мне, что с ним случилось после взрыва бомбы:

    — Понимаешь, когда я бросил бомбу, я смотрел в дверь — как она взорвется. Ну, дверь сорвало и ударило мне по башке, вот и кровь на лбу. Когда я очухался и пошел к лестнице, какой-то длинноволосый с портфелем под мышкой танцевал предо мной. Я ему крикнул: “Что ты, трам-тарарам, болтаешься под ногами...” Потом выхватил “парабеллум” и выстрелил ему в пузо... Длинноволосый схватился обеими руками за зад и медленно сел на пол, а я пошел дальше и увидел тебя в вестибюле...

    (В советском сообщении сказано: “Тов. Ямпольский успел выскочить при взрыве из комнаты и самоотверженно схватил бандита за обе руки; тот выхватил пистолет и выстрелил товарищу Ямпольскому в живот”.)

    Дима помолчал немного и сказал:

    — А Сережка-то, верно, влип. Он ведь не знает города и вряд ли доберется один до вокзала. Вот бедняга...

    Из-за поворота улицы показалось знакомое здание вокзала с часами... Было 9 ч 30 мин. Поезд на “Красноостров” отходил в 9 ч 40 мин. Оставалось 10 минут до отхода... Но эти десять минут тянулись как десять часов... Мы с Димой ходили взад и вперед по дощатой платформе вдоль почти пустого вечернего поезда и не спускали глаз со входной калитки, следя, не появится ли отряд чекистов, но все было благополучно. Редкие пассажиры шли все в одиночку, возвращаясь с работы, неся портфели или сумочки с провизией. Наконец минутная стрелка подпрыгнула к 9 ч 40 мин, и поезд, толкнувшись с грохотом буферами, медленно поплыл вдоль длинной платформы...

    Многодневный тяжелый камень скатился с сердца. Хотелось кричать “ура!”. Хоть и таились впереди еще опасности, но по сравнению с той, откуда мы только что выскочили, они казались игрой... Да и что могло быть? Ну, задержали бы поезд, начали бы искать по вагонам, проверять бумаги, но ведь в темноте, среди лесов, полей и болот, мы всегда бы с Димой, при помощи револьверов и ручных гранат, отбились бы от трех-четырех чекистов, а ведь больше и не могло быть на маленьких пригородных станциях... А там — ищи ветра в поле.

    Но вот и Левашове. Только вышли в дождливый, теплый мрак, из-под которого тускло мелькали станционные фонари, слышим за своей спиной знакомый голос:

    — Это вы, черти! Что же вы, трам-тарарам, сговорились бежать на Кирпичный, а сами...

    — Сережка! — радостно закричал Дима.

    Оказывается, Сергей сел в поезд уже на ходу. Во время его бегства случилась целая эпопея: когда кинутая им бомба не разорвалась, он выскочил на улицу и уже там услыхал взрыв. Добежав до Кирпичного переулка, он свернул в него; шла суматоха, народ бежал на взрыв; какой-то дворник свистал и гнался одно время за Сергеем, но он успел замешаться в толпе на Невском и вскочил в трамвай. За 40 минут, оставшихся до поезда, он увидел, что ошибся трамваем, пересаживался на другие трамваи и, наконец, добрался до вокзала за полминуты до отхода поезда. Нечего было и думать брать билет. В поезде, во время контроля, с него потребовали штраф в размере двойной стоимости проезда. У бедного Сергея не хватило 50 копеек...

    — Ну что же, гражданин, на следующей станции вам придется пройти со мной в железнодорожное ГПУ...

    — Товарищ, — взмолился Сергей, — мне очень спешно, я еду к больной матери...

    Контролер был неумолим. Вдруг сидевшая напротив Сергея старая еврейка сжалилась и дала ему 50 копеек. Сергей, конечно, всеми святыми поклялся возвратить ей долг и взял ее адрес.

    Какие-то силы решительно благоприятствовали нам. Ведь Сергей, не зная совсем города, спасся действительно чудом.

    Делясь отрывочными впечатлениями о только что совершенном и пережитом, идем к нашему пункту, где были закопаны в мох остатки наших денег и сверток с провизией на обратный путь.

    На перекрестке дорог к нам подошли два молодых крестьянина:

    — Не знаете, товарищи, дорогу в Дранишники?

    — Идемте с нами, я вам покажу, где сворачивать, — ответил я.

    Пошли вместе по мягкой лесной дороге. Перекинулись несколькими фразами. У поворота мы сердечно простились с нашими ночными спутниками. И чувствовался некий символ в том, как разошлись мы с ними разными дорогами. Символично было и пожатие руки, и прощальное — “до свидания”... Да, до свидания, быть может, не в далеком будущем России Зарубежной, откуда мы сейчас пришли, с Россией подлинной, Родиной нашей несчастной...

    Через десять минут мы были уже “дома” — под елками... Дима посмотрел на наше ложе в последний раз и сказал:

    — А ведь и здесь не так уж плохо... Даже жаль уходить...

    Перешагнули через старые окопы, подлезли под колючую проволоку и зашагали по болотистому лугу. При помощи светящегося компаса, карты и электрического фонарика я довольно уверенно пошел к границе. Я ни минуты не сомневался в успехе перехода, но, конечно, пункты погранохраны ГПУ и наиболее тщательно охраняемые районы мне не были ведомы.

    Около 11 часов ночи мы вышли на шоссе и по правой обочине зашагали быстрым шагом прямо на северо-запад.

    Трудно было решить, что нам выгоднее, идти ли по дороге, рискуя встретить красных, но выиграть время, или прятаться по медвежьим углам и болотам и потерять еще сутки, в течение которых могла быть организована широкая облава по границе... Успех взрыва так окрылил меня, что теперь казалось море по колено, и я решил идти до последней возможности по шоссе, обходя лишь лесом встречные деревни.

    По дороге изредка навстречу нам двигались возы, ехали крестьяне в телегах и двухколесках... Грохот колес и огоньки цигарок предупреждали нас о встречах издалека. В таких случаях мы сворачивали с дороги, ложились за кусты и пропускали встречных.

    Все шло благополучно. Благоприятно было и то, что за нами небосклон был охвачен черной тучей и, наоборот, впереди нас был розоватый просвет, на фоне которого четко проецировались фигуры встречных. Кроме крестьян с возами мы пропустили всадника с винтовкой и двух военных в шарабане.

    В 12 ч ночи дошли до Черной речки и до деревни того же имени. Я знал еще раньше, что деревня эта пользуется плохой славой — коммунистическая, и что есть в ней пункт пограничного ГПУ... Под высоким каменным мостом сделал я привал и, разложив карту, при свете электрического фонарика стал искать обходного пути лесом...

    Пока я изучал карту, Сергей играл с наганом и доигрался — спустил курок. Слава богу, патрон оказался испорченным — выстрела не последовало. И тут нам повезло...

    После недолгого раздумья я решил обойти Черную Речку лесом. Шли обходом довольно долго. Слева переливались, то приближаясь, то отдаляясь, огни деревни. Оттуда несся многоголосый глухой собачий лай... Весь луг по болоту и перелески у деревни были обмотаны колючей проволокой, и очень скоро на одежде у нас появились дыры и руки засочились кровью.

    Наконец из светлеющего полумрака белой ночи мелькнула ровная лента шоссе...

    Как легко стало шагать после болота... Прошли мимо большого темного строения с вышкой. По карте это — постоялый двор. Впоследствии, впрочем, мы узнали, что это был не постоялый двор, а пункт пограничного ГПУ.

    Револьверы у нас в руках — наготове.

    Около часу ночи заметили впереди две маячившие серые фигуры. Свернув в лес, мы стали ждать, когда они пройдут мимо нас по шоссе. Фигуры же эти не проходили. Я выглянул из-за куста: люди стояли, не двигаясь. Видно, пост ГПУ...

    — Обойдем их лесом.

    Свернули в лес, но обошли мы их, видимо, недостаточно глубоко и, вероятно, сильно трещали хворостом... Впрочем, вывод этот пришлось сделать не сразу, а через несколько минут...

    Когда я вышел на дорогу, было почти совсем светло — белая ночь кончалась... Дорога была пуста. Дима и Сергей карабкались через канаву. Я еще раз оглянулся на дорогу, но не успел я сделать и пяти шагов, как услышал грубый мужской голос:

    — Стой, руки вверх!..

    В двадцати шагах от нас на шоссе стояли два высоких человека в длинных непромокаемых плащах, и оба навели на нас наганы. У одного из них, на короткой привязи, напружинившись, рвались две здоровые собаки-волка... Вслед за окриком защелкали выстрелы у самых наших ушей. Зазвенел и заныл воздух...

    — В лес бегом, не стрелять!.. — крикнул я и одним прыжком скатился в канаву, в густой кустарник.

    Мальчики бежали рядом. Выстрелы защелкали нам уже вслед, но не в упор, как несколько секунд тому назад, а из-за кустов. (По советским данным: “В ту ночь в 1 ч 03 мин патруль обнаружил трех неизвестных, направляющихся к границе. В завязавшейся перестрелке убита собака”.)

    Мы бежали часа два, изменив резко направление к северу, к Ладоге, стараясь ступать по воде — по ручейкам и лужам. Путали нас не два чекиста, а их собаки, что было значительно опаснее, если бы им удалось выйти на наш след...

    Я знал, что значит “тревога на границе”: через две-три минуты к месту тревоги через изгороди, чащу и пни понесутся десятки всадников. Телефоны по всем постам протрубят об облаве, вся погранохрана будет поставлена на ноги... Не лучше ли спрятаться в какой-нибудь яме и дожидаться следующей ночи, а не приближаться к границе сейчас, уже обнаруженными и, быть может, даже выслеженными?..

    Тревоги по линии границы я больше всего и боялся...

    Прошло часа три после встречи с постом. Идя полуоборотом на запад, счастливо пробрались через широкое проволочное в три кола заграждение. Часов в пять утра совершенно мокрые — до нитки, найдя в чаще глубокую яму, решили залечь в ней... Уверенности в благополучном переходе границы теперь уже у меня не было.

    Заморосил дождь. В этой проклятой яме сидеть было донельзя неудобно. Дима, любитель покушать, все время ругал последними словами Сергея, бросившего при встрече с постом сумку с провизией.

    Шестнадцать часов — с 5 ч утра до 9 ч вечера — мы, голодные и мокрые, пролежали в яме без движения. В лесу, кругом, была тишь, только один раз послышался отдаленный звук собачьего лая. К вечеру, в довершение всех бед, на нас напали тучи болотных комаров.

    В 9 ч дождь прошел и выглянуло ясное небо. Я встал, расправил кости, вынул компас и, нацелив стрелку, повел мой “отряд” в дальнейший путь. Шли мы очень долго, то ныряя в болотах, то пробираясь сквозь гущу колючего можжевельника. В клубах поднявшегося тумана великанами высились огромные сосны и густые ели... Переходили много раз узкие тропы, часто со свежим конским следом.

    “Патрульная дорожка”, — не без тревоги в душе думали мы... Пересекли несколько просек. С большой опаской прошли несколько открытых полянок. Не без удовольствия ныряли в гостеприимную темную чащу, еще и еще увязали в болотах. К часу ночи мои спутники взмолились:

    — Да верно ли мы идем? Может, заблудились?.. Давайте искать деревню, чтобы поесть.

    — Я больше не могу идти от голода, — наконец категорически заявил Дима.

    Я убеждал моих юных друзей еще сделать одно усилие, собрать все силы; лгал им, говоря, что слышу уже шум реки... Но около 2 часов ночи действительно вдали за чащей леса послышался глухой шум реки... Лес кончался. Мы вышли на какой-то туманный луг, на краю которого за изгородью виднелись сараи и дома.

    — Не стоит обходить, гайда бегом через луг!..

    Бегом взяли изгороди и канавы. За лугом оказалась опять густая чаща. Идем наконец лесом на усиливающийся речной шум. Вот, наконец, и большой обрыв, под обрывом болотистая долина и через нее серебро блестящей в тумане Сестры-реки.

    На финской стороне пели и перекликались кукушки... Слышались всплески на повороте реки...

    Минуту мы молча стояли у обрыва, словно не веря открывшейся речной долине, потом с бьющимися от радости сердцами стали спускаться по круче, хватаясь за ветки и кусты.

    Ласково и нежно журчали струйки Сестры...

    Черный бор на обрыве русской стороны был глух и нем, насупившись черной шапкой.

    Секунда раздумья, и я прыгнул в реку... Обожгло холодом... Вода оказалась по грудь. Подняв высоко маузер, скользя по камням, я пробирался на другой берег. Течение сильно валило.

    За мной бросились в реку и Дима с Сергеем. Сергея, самого малого из нас, течение сбило с ног. Дима подхватил его:

    — Ну, Сережка, не пускай пузыри! — и вынес его на противоположный берег.

    — А ты уверен, что это действительно — Сестра? — спросил Дима, когда мы уже переплыли реку.

    Я молча указал ему на красный пограничный столб с гербом Финляндии и щелкнул маузером, выбрасывая патрон из ствола.

    — Знаешь, я должен сказать тебе, что все время сомневался, что ты нас выведешь к границе... Здоров ты, хоть и худ и выглядишь паршиво, а выносливее нас с Сережкой...

    У пограничного столба Сергей поднял кулак в сторону лесистого обрыва на русской стороне и отсалютовал ГПУ наганом... Гулко раздался выстрел над спящей речной долиной.

    Все было позади — тревоги, опасности, усталость...

    Страшное напряжение сил и нервов сменилось знакомым чувством — пустоты и тишины после боя... Мы шли вдоль Сестры по гладкой утоптанной тропинке...

    Несется пение кукушки... Опять этот клик тоски и печали северных лесов, опять эта песня об ушедшем без возврата...

    Париж, 1931.
=====================================================================
Виктор Ларионов

МЛАДШИЕ БОГАТЫРИ

Схоронили ль тебя – разве знаю?

Разве знаю, где память твоя?

Где годов твоих краткую стаю

Задушила чужая земля…

    Прошло пять лет со дня гибели группы русской молодёжи, проникнувшей разными путями в СССР и там нашедшей славный и безвременный конец.

    Пошумели, поохали гельсингфорские обыватели, рижские газеты сообщили не всегда близкие к действительности подробности, отслужила панихиды «национально-мыслящая» общественность, да и то не повсюду… и разошлись круги на поверхности вод эмигрантских…

    Как будто бы и не было никогда на свете этих «жертв вечерних»: талантливого, живого, похожего на красивого итальянского мальчика – Юры Петерса, спокойного, полного упрямой решительности Серёжи Соловьёва, Сольского – нервного, немного надломленного поэта-идеалиста – глубоко переживавшего русскую трагедию, галлиполийского юнкера Шорина – близорукого, доброго, милого – одного из тех юнкеров, у коих за именем Божьим идут: родина, долг, смелость и честь… И Болмасова Александра – героя последних войн – великой и гражданкой – этого подлинного рыцаря белой дамы, неизменно искавшего выхода из эмигрантского тупика. Ни кутёж, ни порыв, ни веселье, ни личное счастье ни на миг не могли остановить его исканий: опасности, борьбы, боя… Он не оказался от борьбы, даже будучи в предчувствии трагического исхода и смерти. Он принял её вызов.

    Как будто действительно: «Смерть не страшна… смерть не безобразна – она прекрасная дама, которой посвящено служение…»

    Петерс, Соловьёв, Шорин убиты в бою, расстреливая последние обоймы, нанеся потери чекистам и цепям облав. Они умерли так же славно, как героиня Мария Захарченко, как Радкович, как молодой спутник его…

    Все они оправдали девиз: «Один в поле и тот воин»… Болмасов и Сольский были взяты живыми, очевидно во время сна – замучены, унижены на «показательном» процессе, при помощи, конечно, тех же «неевропейских» методов следствия, о коих сказал Штерн… Они застрелены в подвале – отчего, конечно, не померк мученический их ореол…

    Но напомним вскользь последовательность эпизодов борьбы за Россию в 27-ом и 28-ом году.

    Выстрел Коверды в цареубийцу Войкова прозвучал в одно и то же время, когда две группы националистов проникли в СССР.

    Группа в составе Сергея Соловьёва, Димитрия и пишущего эти строки взорвала бомбой помещение ЦПК (Центральный Партийный Клуб на Мойке). Жертвы взрыва скрыты ОГПУ. При выходе Дмитрий застрелил видного коммуниста тов. Ямпольского.

    В те же дни убит ехавший на дрезине начальник Минского ГПУ Опанский.

    Группа Марии Владиславовны Захарченко в составе Петерса и бежавшего сотрудника КРО Стауница-Опперпута подбрасывает мелинитовый снаряд большой силы, с химическим взрывателем, рассчитанным на время – на лестницу дома на Лубянке, где частные квартиры виднейших работников ОГПУ, там же они помещают баллоны с удушливым газом и зажигательные снаряды.

    По сообщению Ягоды взрыв был предотвращён за четверть часа. Группа благополучно выбралась из Москвы, но обнаружила себя уж недалеко от польской границы при захвате автомобиля штаба Белорусского Военного Округа.

    Мария Захарченко и Петерс застрелили двух коммунистов, ехавших на нём, но машина испортилась.

    По брошенному автомобилю группа была обнаружена, и большой район был охвачен конными частями. Наткнувшись на облаву, Петерс и Захарченко отстреливались до последнего патрона и были изрешечены пулями.

    Петерс и раньше, в самые юные годы, ходил нелегально в СССР для связи с организацией национальной молодёжи. Однажды, подходя на лыжах к границе, он был преследуем и обстрелян красным патрулём и легко ранен пулей.

    Судьба Опперпута-Стауница – загадка: по советским данным его настигли, отделившегося от группы и убили – после перестрелки. Кто знает, верно ли это?… ОГПУ умеет хранить свои тайны и карать прежних сотрудников.

    Не прошло и двух месяцев, как Болмасов, Сольский, Соловьёв и Шорин проникают в СССР через восточную Карелию с целью разгромить динамитными бомбами ряд коммунистических учреждений. В это время –после взрыва Партклуба в Петербурге – ОГПУ не дремало: в Финляндию протянулись сильные щупальца разведки. Оживление активной деятельности в стане Белых заставляет ОГПУ добиться сосредоточения значительных войсковых частей к Карельскому перешейку и в Петрозаводский район. У пишущего эти строки были самые достоверные данные о переброске целых частей в означенные районы.

    «Четверо» вышли, пробравшись сквозь медвежьи чащи, сотни болот, сквозь вековые леса, обойдя озёра, на Мурманскую дорогу, разделившись незадолго до выхода по двое.

    В районе дороги их и ожидал сильный заслон. Соловьёв и Шорин прорвались, после перестрелки, застрелив конного объездчика, но через двое суток были прижаты к Онежскому озеру и после отчаянного сопротивления, застрелились последними патронами.

    По советским данным ОГПУ в перестрелке было ранено 3 красноармейца, по частным сведениям – был убит ручной гранатой видный петрозаводский чекист.

    Болмасова и Сольского взяли очевидно во время сна.

    Кто знает эти карельские и онежские чащи и болота, кто спасался от лесных погонь и облав, кто проваливался в болотах, пробивался сквозь пни, чащу и хвои – тот знает, что такое сон после суток такого пути.

    Спящими они могли быть найдены дровосеком, объездчиком, пастухом, патрулём… и взяты живыми.

    В годовщину подвига Коверды Георгий Радкович идёт на Лубянку. Из кратких, односторонних сообщений ОГПУ мы знаем, что Радкович бросил бомбу в страшном учреждении и не вышел оттуда живым. Свидетели говорят о большом впечатлении взрыва на жителей Москвы, говорили о панике, возникшей среди чекистов.

    Прошло ещё три года – ОГПУ перешло в контратаку; результатом её было похищение генерала Кутепова и создание в эмиграции различных политических течений, отвлекающих эмиграцию от активной борьбы и единого фронта.

    Борьба продолжается – наёмная французская коммунистическая пресса дикой ненавистью обрушивается на «белых» по приказу того же ОГПУ, как будто возжжение раз в год лампады на могиле неизвестного солдата и 3 десятка панихид – грозят серьёзно Коминтерну.

    Нет, Коминтерн боится другого – он боится завтрашнего дня. Выстрел Штерна открывает новую эпоху – это серьёзный удар по устоям застенков. Русский народ просыпается: в лице лучших – сильных и гордых он начинает понимать неизбежность борьбы за своё национальное существование.

    Крестьянский террор тоже, через море крови и тысячи расстрелянных, примет какие-то иные, более опасные для Коминтерна формы.

    «Напрасные жертвы», «с сильными не борись», «сила солому ломит», «после вашего террора гибнут тысячи невинных» – такими словами покрыли память молодых героев многие и многие…

    Но не те ли это наши старые знакомцы, платившие миллионы контрибуции красным в Ростове и отказавшие ген. Алексееву в рублях на создание армии, не те ли это, кто радовался исподтишка оставлению Орла и Курска, а потом первые садились на пароходы, имея связи, знакомства… валюту…

    Их лики пресветлые: политиканствующие на обоих фангах или аполитичные, зрим мы так часто в Париже.

    Но не о них, конечно, речь. Это так, между прочим… К сведению. Ведь в день белой победы они постараются добежать до этих юных, забытых могил и забросать их поздними цветами…

    Не для них эти строки, а для тех, кто хочет продолжить борьбу до конца: словом, делом, примером, жертвой, трудом; для тех, кто чтит имена наших героев, а не оскорбляет словами о бесцельности славную память их.

    «Один в поле и тот воин», а жертва, во имя России принесённая, подвиг во имя её совершённый – приближает её Воскресение.

    Канегисер – первый внутренний террорист, Конради и Коверда – внешние, Радкович, Мария Захарченко и наше финляндское звено – протянули в СССР тот мост, на который с другого берега встал Штерн.

    Будьте спокойны: за Штерном пойдут другие, это только начало: белый внутренний террор охватит всю страну: города и сёла, он откроет и освятит дорогу русской, национальной революции.

    Белое движение не умерло. Оно обязывает.
    1932.
Название: Re: РУССКИЙ ОБЩЕ-ВОИНСКИЙ СОЮЗ ( РОВС)
Отправлено: elektronik от 26.01.2011 • 14:16
С.Л. Войцеховский
БОЕВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
(в сокращении)

Предисловие «Контрразведки»:

Войцеховский Сергей Львович (1900-1984) – участник Белого движения на Юге России, член Боевой организации генерала А.П. Кутепова. После разоблачения чекистской провокации «Трест» занимался общественной работой по защите интересов русской эмиграции в Польше. Был инициатором создания в Варшаве Русского Общественного Комитета (РОК), в котором работал до начала 2-й Мировой войны управляющим делами. После 2-й Мировой войны переехал в США. Работал в Толстовском фонде. Автор двух мемуарных книг и многих статей. Статья «Боевая организация» представляет собой доклад, прочитанный автором 30 января 1972 г. в Св. Серафимовском Фонде в Нью-Йорке. Впервые опубликовано в: «Русский Обще-Воинский Союз, Отдел в Северной Америке, Информация № 1 (21), август 1972 г., Нью-Йорк».

--------------------------------------------------------------------------------------------------
    26 января 1930 года генерал-лейтенант Александр Павлович Кутепов вышел утром из своей парижской квартиры в церковь, но оттуда не вернулся. Встревоженная семья сообщала полиции его исчезновение.

    Нашёлся свидетель, сообщивший, что он видел, как в автомобиль втолкнули человека, похожего на пропавшего без вести русского генерала, но проверить это показание не удалось.

    Эмигранты не сомневались в том, что Кутепов стал жертвой советского преступления, но улик не было. Если французское правительство ими располагало, оно до сих пор молчит, но несть ничего тайного, что не стало бы явным.[…]

    Летом 1965 года журнал «Москва» опубликовал «Мёртвую зыбь» – хвастливый рассказ Льва Никулина о чекистской провокации, направленной в двадцатых годах против русской эмиграции.

    Никулин изобразил Кутепова непримиримым врагом советской власти, но об его трагической судьбе не сказал ни слова. Однако, 22 сентября 1965 года «Красная звезда» напечатала письмо генерал-полковника Шиманова, похвалившего автора «Мёртвой зыби» за то, что он «восстановил в памяти народа забытые, ранее оклеветанные бандой Берия имена честных и преданных родине чекистов».

    «К сожалению, – прибавил Шиманов, – о некоторых погибших, потом реабилитированных товарищах сказано слишком мало… Отведены только две строчки организатору поимки Савинкова, чекисту Пузицкому, а комиссар государственной безопасности 2-го ранга Сергей Васильевич Пузицкий был участником гражданской войны, твёрдым большевиком-ленинцем, воспитанником Дзержинского. Он участвовал не только в поимке бандита Савинкова и в разгроме монархической организации «Трест», но и блестяще провёл операцию по аресту Кутепова и других белогвардейских организаторов и вдохновителей иностранной военной разведки и гражданской войны».

    * * *


    Кем был человек, ради которого чекисты пошли на риск этой – как выразился Шиманов – «операции» в столице иностранного государства?

    Он был прославленным белым военачальником, но Москва знала, что вооружённая борьба не возобновится на русской территории в существовавшей тогда внутренней и внешней обстановке.

    Он был принципиальным политиком и – как сказано в воспоминаниях князя С.Е. Трубецкого – «слишком трезвым практиком, чтобы придавать значение детально разработанным вне времени пространства программам будущего государственного России».

    «Возрождённую Россию, – говорил он, – нужно строить, отнюдь не копируя старую, но и не обрывая исторической преемственности с лучшими традициями прошлого… Неизмеримо глубоки пережитые потрясения и социальные сдвиги».

    Он был обаятельным и сильным. Это признавали даже люди, политически от него далёкие. Так, например, еврейский общественный деятель Г.Б. Слиозберг написал в 1934 году:

    «Фигура Кутепова нам всем представляется легендарной. Его огромный организаторский талант, его абсолютное умение влиять на массы, всеобщее к нему уважение офицерского состава – всё это окружало имя Кутепова особым обаянием».

    По мнению того же Слиозберга, Кутепов был вождём, способным «очистить Россию от наносного зла большевизма и восстановить порядок, укрепить новый режим, согласный с народной волей» (Генерал Кутепов, сборник статей, Париж, 1934. – Прим. автора).

    Коммунисты это понимали. Знали они и то, что, говоря о потрясениях и сдвигах, Кутепов не хотел быть их пассивным наблюдателем.

    «Не будем – сказал он в апреле 1929 года – предаваться оптимистическому фатализму и ждать, то всё свершится само собой… Лишь в борьбе обретём мы своё отечество».

    Чекисты не сомневались в том, что этот призыв к активности не был пустой фразой. Именно поэтому они решили Кутепова уничтожить. Вероятно, в этом им помогли предатели-эмигранты – Скоблин, Плевицкая, Третьяков.

    Охоту на Кутепова большевики начали за несколько лет до его похищения. Их орудием стала организация, которую Шиманов в «Красной звезде», назвал Трестом.

    * * *

    Словом “Трест”, в переписке с Кутеповым и другими эмигрантами, пользовались для конспиративного обозначения якобы существовавшего в Москве тайного Монархического Объединения России возглавлявшие эту – выражаясь чекистским языком – “легенду” советские агенты:

    – бывший генерал-лейтенант императорской службы, профессор советской военной академии Андрей Медардович Зайончковский;

    – бывший Российский военный агент в Черногории, генеал-майор Николай Михайлович Потапов;

    – бывший директор департамента министерства путей сообщения, действительный тайный советник Александр Александрович Якушев.

    Было ли это Объединение сразу создано, как “легенда” или состояло вначале из настоящих монархистов и стало ею после захвата руководства Якушевым и Потаповым, сказать трудно. Во всяком случае, с ноября 1921 года связь с эмигрантами оказалась в их руках.

    Первым, под предлогом служебной командировки советского экспортного учреждения, за границей побывал Якушев. В Ревеле он встретился с Юрием Александровичем Артомоновым, которого знал до революции. Он рассказал ему, что в России существует тайная монархическая организация, возглавленная Зайончковским.

    Артомонов был моложе Якушева. Он воспитывался в Александровском Лицее, в 1914 году добровольно поступил на военную службу, был произведён в офицеры, участвовал в Белом движении в рядах Северо-Западной Армии. Рассказ Якушева он сообщил в Берлин своему другу и однополчанину, князю Кириллу Александровичу Ширинскому-Шахматову.

    Никулин утверждает, что чекисты это письмо перехватили и что Якушев, вернувшись в Москву, был немедленно арестован, но что Дзержинскому легко удалось уговорить его стать не только тайным, но и усердным сотрудником чекистов по борьбе с эмиграцией, которую он якобы возненавидел а её неосторожность. Мне эта версия кажется недостоверной. Я многократно видел Якушева. Он не казался человеком, испытавшим душевную драму. Я думаю теперь, что он был умным и ловким актёром. В письме Шиманова он назван “товарищем” и “чекистом”. Это позволяет предположить, что в Ревель он приехал по советскому заданию.

    * * *

    Через Артамонова Монархическое Объединение России, сокращённо называвшее себя МОР, установило связь с Высшим Монархическим Советом /…/

    * * *

    Можно спросить, почему Кутепов, посылая людей в Россию, воспользовался предложенной ему помощью МОР? Объяснение, мне кажется, в том, что первоначальная задача сводилась к разведке, к желанию узнать, чем стала страна после нескольких лет революции. Связь с тайной монархической организацией обеспечивала кутеповцам относительную безопасность. Из них двое (Мария Владиславовна Захарченко и Георгий Николаевич Радкович – Ред.) прожили в Москве долго.

    Мария Владиславовна Захарченко, при первой встрече, казалась сдержанной и молчаливой. Знавшие лучше называли её смелой, волевой и охваченной жестокой ненавистью к большевикам.

    На внешность она внимания не обращала, одевалась просто. К обветренному, загоревшему лицу косметика не прикасалась. Во всём облике было что-то твёрдое, мужское, но замужем она была дважды. Первый муж был убит на германском фронте, второй – в Белой Армии.

    Георгий Николаевич Радкович стал офицером накануне революции, сражался с коммунистами в рядах Добровольческой Армии, был в Галлиполи. С Марией Владиславовной его сблизил «поход» в Россию, где они, до начала апреля 1927 года, пользовались покровительством МОР, торговали с лотка на одном из базаров и изредка возвращались в Париж или Гельсингфорс для доклада Кутепову о своих наблюдениях.

    Общаясь с другими участниками Кутеповской организации, они ни разу не высказали подозрения в возможности советской провокации в МОР. Верили провокаторам мои друзья, верил и я.

    Мы были молоды и воспитаны в традициях той России, для которой военный мундир был порукой чести. Мы не могли представить себе генералов Зайончковского или Потапова презренным орудием чекистов. Мы были, до известной степени, одурманены открывшейся перед нами возможностью лёгкой связи с Россией и благополучного оттуда возвращения.

    В доверии к МОР нас укрепляло отношение генеральных штабов – финляндского и польского – к этой, как мы думали, тайной монархической организации. Мы сознавали себя не бедными, бесправными эмигрантами, а звеньями мощного подпольного центра на русской земле. Наша зашифрованная, прошнурованная и запечатанная переписка с Кутеповым и с МОР перевозилась в дипломатических вализах иностранными курьерами и – как теперь известно из воспоминаний бывшего польского офицера и дипломата Дриммера – не вскрывалась и не расшифровывалась. Ослепление финнов и поляков не оправдывает нашего, но оно его, отчасти, объясняет.

    Обязывавшая нас конспирация облегчала наш кругозор, не допускала обсуждения и анализа того, что считалось строжайшей тайной. Посоветоваться нам было не с кем – это было бы нарушением. Мы были готовы на любую жертву, но, по сравнению с чекистами, были наивными детьми.

    Кутепов был осторожнее, но мы этого тогда не знали.

    * * *

    В Москве Мария Владиславовна пришла к выводу, что советская власть укрепляется и что только террор может её поколебать. Кутепов это мнение разделял. Он придавал террору самодовлеющее значение и предполагал, что свершённые кутеповцами террористические акты вызовут в России – как он мне сказал – детонацию.

    Когда Захарченко, с его согласия, сообщила Якушеву отношение Кутепова к террору, ответом был резкий отпор. Красной нитью в письмах Якушева Кутепову, в его разговорах с Артомоновым и мною проходила обращённая к эмигрантам просьба: ”Не мешайте нам вашим непрошенным вмешательством; мы накапливаем силы и свергнем советскую власть, когда будем, наконец, готовы”.

    В начале июля 1926 года настал день, когда мне пришлось сообщить Кутепову категорический отказ МОР от террора. /…/ Вопрос был поставлен ребром. Развязка стала неизбежной.

    * * *

    Захарченко и Радкович знали в Москве участника МОР, называвшего себя фон Стауницом. Они даже были отданы под его попечение.

    Якушев, в переписке с эмигрантами, называл его Касаткиным и министром финансов тайного монархического Объединения, но за границей, по понятной теперь причине, он не появлялся.

    После финляндской встречи Кутепова с Потаповым, в апреле 1927 года, Стауниц внезапно сознался Марии Захарченко в том, что он, в действительности, латыш Опперпут, в своё время проникший, как советский агент, в савинковский Народный Союз Защиты Родины и Свободы.

    Потрясённой этим признанием женщине он сказал, что МОР – чекистская «легенда», а Якушев, Потапов и скончавшийся в 1926 г. Зайончковский всегда были только исполнителями указаний ГПУ.

    Он прибавил, что раскаялся в этом прошлом и хочет помочь находящимся в Москве кутеповцам, посоветовав им немедленное бегство за границу. В тот же день он и Захарченко двинулись в Финляндию, а Радкович и два его соратника – в Польшу. Советскую границу все перешли благополучно.

    В Финляндии Опперпут повторил Кутепову, финнам и вызванным из Варшавы польским офицерам то, что он в Москве сказал Захарченко. Он напечатал свои разоблачения в финляндской прессе и в рижской газете «Сегодня». Он обратился к Кутепову с просьбой дать ему случай искупить вину перед эмиграцией участием в террористическом акте на советской территории. Вопреки совету тех, кто Опперпуту не поверил, Кутепов согласие дал.

    * * *


    В конце мая 1927 г. из Финляндии вышли в Россию две группы террористов. Первая состояла из Опперпута, Захарченко и молодого офицера Петерса. Её целью была Москва. Вторая – марковец-артиллерист Виктор Александрович Ларионов и бесстрашные юноши, Сергей Соловьёв и Дмитрий Мономахов – должна была совершить террористический акт в Петрограде.

    «Каждый террорист – сказано в изданной позже в Москве народным комиссариатом по иностранным делам книге «Белогвардейский террор против СССР» (1928 г.) – был вооружён двумя револьверами, большим маузером, ручными гранатами, бомбами и другими взрывчатыми веществами… Ленинградская группа определённого объекта покушения не имела. Было предоставлено её усмотрению выбрать подходящее партийное или иное собрание. Московская группа должна была взорвать общежитие сотрудников ОГПУ на Лубянке. Условлено было лишь, что ленинградская группа должна действовать лишь тогда, когда в печати появятся сведения о взрыве в Москве».

    Это требование Опперпута обрекало петроградскую группу на бездействие и давало чекистам неограниченный срок на его поимку. Но Ларионов не выдержал бездействия. Он и его друзья проникли 7 июня в здание партийного клуба на Мойке и забросали бомбами проходившее там собрание. По советским сведениям, двадцать шесть его участников были ранены, многие – тяжело. Пользуясь возникшей паникой, террористы скрылись и счастливо выбрались в Финляндию.

    Для политбюро эта удача кутеповцев была не только неожиданной, но и страшной, потому что в тот же день в Варшаве был смертельно ранен советский полпред Войков, а вблизи польской границы – убит председатель Минского ГПУ Опанский, проезжавший по железнодорожному пути на открытой дрезине. Сделавшие это террористы обнаружены не были.

    Судьбы московской группы сложилась трагически для Захарченко и Петерса, а судьба Опперпута окончательно не разгадана. В книге о «белогвардейском терроре» он не упомянут, словно никогда не существовал.

    «Хотя ей, – сказано в этой книге о группе, – удалось подложить в дом № 3/6 по Малой Лубянке в Москве мелинитовую бомбу весом в четыре килограмма, последняя в ночь на 3 июня была обнаружена и, таким образом, бедствие было предотвращено».

    Участники покушения – по этой советской версии – пытались уйти на Запад, но смерть Марии Владиславовны в перестрелке с облавой вблизи станции Дретунь и смерть Петерса в такой же перестрелке вблизи Смоленска описаны в книге подробно. Существуют документы и свидетельские показания, эту версию подтверждающие.

    Однако, ГПУ, в своём сообщении, опубликованном в советской печати, назвало Опперпута Белым террористом и, даже больше, изобразило его смерть в месте и при обстоятельствах, полностью совпадающих с теми, которые народный комиссариат по иностранным делам увязал с судьбою Петерса. Возникло, поэтому, обоснованное мнение, что Опперпут вернулся из Финляндии в Россию не для участия в терроре, а для противодействия ему.

    Осенью 1944 года, в Берлине, генерал В.В. Бискупский рассказал мне, что в годы германской оккупации Киева немцами был разоблачён и расстрелян советский подпольщик, называвший себя Александром Коваленко и бароном фон Мантейфелем, но оказавшийся чекистом Опперпутом.

    * * *

    После гибели Захарченко и Петерса, кутеповцы совершили в 1927 году ещё несколько походов в Россию, но это обошлось им дорого – организация потеряла, по меньшей мере, 80 процентов своего состава. Некоторые были захвачены большевиками и расстреляны. Другие были убиты с оружием в руках, в столкновениях с пограничной охраной или чекистами. На берегу Онежского озера, в окрестностях Петрозаводска, пал в перестрелке один из участников боевой вылазки Ларионова – Сергей Владимирович Болмасов.

    Организация была обескровлена, но её последнее слово сказано не было. В следующем году Радкович и Мономахов дошли до Москвы. Из них первый, 6 июня, взорвал бомбу в бюро пропусков на Лубянке. Застигнутый погоней вблизи Подольска, он застрелился. Судьба Мономахова мне не известна.

    Пришлось подумать о пополнении кадров. Нужны были и средства, которых у Кутепова всегда было мало. В 1929 году наметилась возможность их получения и, притом, не из иностранного, а из русского источника – из заграничных вкладов дореволюционной России. Страх большевиков перед возобновлением боевой активности кутеповцев мог ускорить парижское преступление чекистов.

    * * *

    Оглядываясь назад, можно спросить, нужны ли были жертвы, понесённые организацией? Были ли они оправданы немногими боевыми удачами?

    Уцелевшие участники описанных мною событий могли сказать, что для них организация была политической школой. Она раскрыла им глаза на методы борьбы коммунистов с эмиграцией и часть этого опыта до сих пор не лишена значения, но, поднимая оружие против большевиков, кутеповцы думали не об этом. Их вели в бой другие побуждения. В иностранно литературе об этой эпохе существуют строки, посвящённые Георгию Николаевичу Радковичу. Их написал американец Павел Блэксток. Я их, в переводе с английского, повторю:

    «Как и все остальные добровольцы – участники боевой организации генерала Кутепова, в течение нескольких лет проникавшие в СССР с разведывательными и террористическими заданиями, Георгий Радкович полностью отдавал себе отчёт в связанном с этим риском. Его жена и друзья уже лишились жизни в этих походах. Говоря беспристрастно, дело, которому он служил, было действительно безнадёжным, но тем, кого бы мы сегодня назвали истинно-верующими, нет нужды надеяться для того, чтобы что-либо предпринять. Когда он метнул свои бомбы и превратил развалины часть ненавистной главной квартиры тайной полиции, Радкович должен был испытать мгновение свершения и преображения, редко достигаемые обыкновенным человеком. Его безымянные соратники тоже заслужили место в храме славы испытавших поражение. Они не написали воспоминаний. Умирая, они не произносили речей, а история их забыла. Их эпитафией остался страдальческий голос одного из них:
    – Для нас нет ни снисхождения, ни сострадания!»
    Кутеповцы не ожидали ни наград, ни славы. Их единственным побуждением была любовь к поруганной России. Эту любовь они нам завещали.

==================================================================
И.Б. Иванов
СВЕТЛОЙ ПАМЯТИ МАРИИ ЗАХАРЧЕНКО (1893-1927)
Россия! Не забудь героев,
Их именами Ты сильна,
И их же жертвенною кровью
Твоя земля орошена.
                                                                                           (http://rovskr.narod.ru/spmzFOTO.jpg)

    Не так давно в Российской Федерации по телевидению в очередной раз демонстрировался советский многосерийный фильм "Операция 'Трест'". Эта картина, признанная одной из классических лент советского кинематографа, была снята в 1967 году по мотивам небезызвестного романа лауреата Сталинской премии Л.В. Никулина "Мёртвая зыбь", воспевшего "подвиги" ВЧК - ОГПУ в борьбе с Белой эмиграцией и Белым подпольем в СССР.

    Заниматься ныне критикой фильма "Операция "Трест"", как и критикой самого романа "Мёртвая зыбь", мы, конечно, не собираемся. Оба произведения были "идейно выдержанными" и, беззастенчиво искажая исторические факты, преследовали вполне определённые пропагандистские цели. Естественно, все чекисты и их провокаторы изображались там благородными, умными, добрыми и бесстрашными патриотами; кутеповцы же и прочие антикоммунисты – порочными и злобными врагами, а то и просто уголовниками и дегенератами.

    Но вот ведь какой парадокс: даже в этом чекистском сериале сочувствие и симпатию зрителей как-то невольно вызывал образ Марии Владиславовны Захарченко-Шульц – руководительницы кутеповских боевиков в подсоветской России. В "Операции "Трест"" роль Марии Захарченко по-своему талантливо сыграла блестящая актриса Людмила Касаткина. Но дело было не столько в бесспорном таланте советской киноактрисы, сколько в другом: сам образ красивой, обаятельной и умной русской женщины, патриотки, с крохотной группой офицеров-единомышленников бросающейся в невероятно рискованную схватку против огромной армии ОГПУ, просто не мог оставить зрителей равнодушными.

    Сколько-нибудь полная и достоверная биография Марии Владиславовны Захарченко-Шульц, к сожалению, пока никем ещё не написана). А между тем, имя этой удивительной русской женщины до сих пор не сходит со страниц многочисленных книг и статей, посвящённых истории Великой и Гражданской войн, Русской Белой эмиграции и, особенно, истории печально известной операции "Трест". Впрочем, такое положение объясняется легко: ни руководители РОВСа (по одним причинам), ни руководители советских спецслужб (по другим) долгое время не были заинтересованы в том, чтобы подробности биографии легендарной героини Белого движения были преданы гласности.

    Первым, кто рассказал в печати о беспримерном (действительно беспримерном!) жизненном подвиге Марии Захарченко, был известный в эмиграции талантливый русский публицист Николай Александрович Цуриков) – человек очень близкий к работе Русского Обще-Воинского Союза. У нас есть серьёзные основания предполагать, что статья эта была написана по личной просьбе самого генерала А.П. Кутепова (в то время – главного руководителя "специальной работы"), на основе секретных материалов, предоставленных генералом в распоряжение журналиста. Увы, полностью использовать их тогда для написания биографии русской героини публицист еще не мог.

    "Из того, что заключается в переданном мне материале, – писал первый биограф Марии Захарченко, – я могу передать, быть может, только половину… Говорить о жизни М.В. до начала её боевой, революционной работы по одним соображениям, и говорить о подробностях того, как эта работа протекала в России, по другим – не представляется сейчас ещё возможным…"

    Действительно, читая блестящую статью Н.А. Цурикова 1927 года, убеждаешься в том, что автор о многом умышленно умалчивает, недоговаривает, а, возможно, иногда и намеренно "делает ошибки" (чтобы сбить с толку работников ОГПУ, которые, несомненно, этот материал также читали и анализировали). Лишь впоследствии, когда стало возможным снять завесу секретности, в эмигрантской печати появились более подробные сведения о Марии Захарченко, но, к сожалению, тоже оставляющие множество "белых пятен" в биографии русской героини. Что же мы в действительности знаем о ней?

    СМОЛЯНКА

    Маша Лысова (такова была её девичья фамилия) родилась 9 декабря 1893 года в семье действительного статского советника) Владислава Герасимовича Лысова. Как сообщает Н.А. Цуриков, Маша очень рано потеряла свою мать: она умерла вскоре после рождения дочери. Первые годы жизни Маша провела в городе Пензе и Пензенской губернии, в родительском имении. Первоначальное образование она получила дома, а затем была отдана учиться в Петербург, в знаменитый Смольный Институт благородных девиц – лучшее в России учебное заведение для девочек из дворянских семей. Учёба и быт в институте всегда были очень строги. Но и репутация смолянок общеизвестна: блестящее образование, прекрасное воспитание; лучшие воспитанницы по окончании института могли быть определены на службу ко Двору. Имя Марии Владиславовны Лысовой можно найти в списке смолянок среди сорока пяти выпускниц Императорского воспитательного общества благородных девиц 1911 года (79-й выпуск).

    В возрасте около двадцати лет она вышла замуж за офицера Л.-гв. Семёновского полка Ивана Сергеевича Михно. Молодая чета поселилась на Загородном проспекте, 54, где на казённых квартирах проживало большинство семейных и холостых офицеров полка.) Но относительно безмятежная жизнь полковой дамы одного из самых привилегированных полков Императорской Гвардии была очень недолгой: вскоре грянула I Мировая война. В августе 1914 года штабс-капитан Михно отправляется с полком на фронт в должности начальника команды конных разведчиков. В том же году, тяжело раненный, он скончался на руках своей молодой жены. И вот, она уже – убитая горем вдова с крохотным, только что родившимся ребёнком на руках.

    Эта потеря потрясла молодую двадцатидвухлетнюю женщину, но она не пала духом: ответом на гибель любимого человека стало решение добровольно пойти на фронт – в строй, чтобы с оружием в руках заменить погибшего мужа. В то время в Русской Армии женщина в военном строю – было случаем исключительным, почти небывалым со времён знаменитой "кавалерист-девицы", корнета Н.А. Дуровой. Это уже потом, в 1917 году, во времена керенщины, в рядах разлагающейся Российской Армии начнут формировать "экзотические" женские ударные батальоны и отдельные женские команды связи. Но в 1914 году женщину в полковом строю, даже и представить было трудно! Любой воинский начальник на подобную просьбу со стороны молодой дамы ответил бы, конечно, удивлением и категорическим отказом. В лучшем случае можно было рассчитывать на должность сестры милосердия… И тогда недавняя смолянка решает прибегнуть к помощи Великой Княжны Ольги Николаевны (1895-1918) – старшей Августейшей Дочери Императора Николая II.

    Ещё в 1909 году Государь назначил Великую Княжну Ольгу Николаевну шефом 3-го гусарского Елисаветградского полка. Это было большой честью для армейского полка, и елисаветградцы гордились таким шефством.

    "…Мы гусары не из фольги,
    Всяк из нас литой булат,
    Бережём мы имя Ольги,
    Белый ментик и штандарт.
    В поле брани, в поле чести
    Имя Ольги нам закон…"

    Так пелось в "Полковой песне Елисаветградских гусар". Со своей стороны, Великая Княжна Ольга Николаевна любила свой полк, интересовалась его жизнью и оказывала ему всяческое внимание. Во время войны Великая Княжна Ольга Николаевна, как и другие Августейшие Дочери Императора Николая II, находилась в Петрограде и самоотверженно ухаживала за ранеными, но связи со своим полком не теряла. К Ней, а также к Императрице Александре Феодоровне, и обратилась молодая вдова с необычной просьбой – назначить её в 3-й гусарский Елисаветградский Е.И. Выс. В. Княжны Ольги Николаевны полк добровольцем. Государыня попросила Государя, и он, проявив внимание, приказал военному министру, генерал-адъютанту, генералу-от-кавалерии В.А. Сухомлинову сделать соответствующее распоряжение, что и было исполнено…

    Преодолев все многочисленные препятствия и формальности, Мария Владиславовна оставляет ребёнка на попечение близких людей и в 1915 году вступает вольноопределяющимся в 3-й гусарский Елисаветградский Е.И. Выс. В. Княжны Ольги Николаевны полк.
В РЯДАХ ЕЛИСАВЕТГРАДСКИХ ГУСАР
                                                                     (http://rovskr.narod.ru/spmz3.jpg)
    С самого начала Великой войны елисаветградские гусары участвовали в боях в Восточной Пруссии, весной 1915 года – сражались в Литве. Мария Владиславовна Михно прибыла в полк ранней весной 1915 года. Сразу же она была зачислена в пятый эскадрон ротмистра П.П. Обуха под именем вольноопределяющегося Андрея Михно. Впоследствии, уже в эмиграции, один из однополчан Мари Владиславовны, штабс-ротмистр Б.Н. Архипов, говоря о её первых шаги на фронте, напишет:

    "Мария Владиславовна не дурно ездила верхом по-мужски, но, конечно, никогда не обучалась владению оружием и разведке: значит, с боевой точки зрения была бесполезна. Мало того, постоянное днём и ночью присутствие молодой женщины, переодетой гусаром, очень стесняло офицеров и солдат. Командир полка и не прочь был бы избавиться от такого добровольца, но ему подтвердили, что всё сделано по личному желанию Государя Императора. Пришлось смириться со свершившимся фактом".

    Но уже скоро Мария Михно, поначалу столь скептически встреченная в полку, сумела доказать, что её прибытие на фронт – это не блажь молодой взбалмошной дамы, получившей протекцию Великой Княжны Ольги Николаевны и самого Государя. На войну она пошла по-настоящему. Как засвидетельствовал один из её биографов, ничего бутафорского, ничего маскарадного, ничего от "театрального переодевания" в этой женщине не было. Всегда скромная, исключительно тактичная, она как-то умела не терять своей женственности даже в обстановке самой страшной боевой страды. Но при этом ей было дано и другое: она смело шла на встречу любой опасности, и этим увлекала других, умела подчинять людей и вести их за собой. Не только офицеры полка, но и солдаты, у которых женщины-доброволицы зачастую вызывали если не прямое недоброжелательство, то смех, удивлялись ей, уважали и серьёзно её чтили.

    "Следует упомянуть, – отмечал впоследствии штабс-ротмистр Архипов, – что за период, проведённый в рядах полка, находясь постоянно в боевых делах, М.В. Михно обучилась всему, что требовалось от строевого гусара, и могла на равных соперничать с мужчинами, отличаясь бесстрашием, особенно в разведке".

    Однажды, вызвавшись добровольно проводником к команде разведчиков своей дивизии (дело происходило в ноябре), ночью она вывела свой отряд в тыл немецкой роте. Немцы были перебиты, оставшиеся в живых – взяты в плен. Во время другой разведки, Мария Владиславовна, бывшая в сопровождении двоих солдат, наткнулась вплотную на немецкую заставу. Неприятель открыл огонь. Один из солдат был убит, другой ранен. Но Мария Владиславовна, сама раненая, под страшным огнём, сумела вынести на руках своего истекавшего кровью товарища.

    А вот ещё один боевой эпизод, происшедший с Марией Владиславовной, к тому времени произведённой уже в унтер-офицеры. В 1916 году, в Добрудже, пятый эскадрон елисаветгрдских гусар под командой штабс-ротмистра фон Баумгартена занял одну болгарскую деревню. Въехав на коне в какой-то двор, Мария Владиславовна неожиданно натолкнулась на болгарского пехотного солдата и стала на него кричать таким неистовым голосом, что солдат растерялся, бросил винтовку и поднял руки. Потом он был очень сконфужен, когда узнал, что был взят в плен женщиной…

    Два Георгиевских Креста и медали "За храбрость" украсили за время Великой войны грудь этой небольшой, внешне очень хрупкой женщины… В сущности, только одной этой страницы её биографии – подвига на фронте Великой войны – уже было бы достаточно, чтобы мы сегодня, в год 75-летия гибели Марии Захарченко, с уважением вспомнили имя этой русской героини. Но Господь определил ей пройти весь Путь. До конца…

    На рубеже 1916 - 1917 годов 3-й гусарский Елисаветградский Е.И. Выс. В. Княжны Ольги Николаевны полк был отведён с фронта на отдых и в конце января 1917 года стоял в Бесарабии. Здесь его и застали трагические события февраля.

    "Революция в полку была принята сдержанно, – засвидетельствовал один из офицеров-елисаветградцев полковник А. Рябинин, – отношения между офицерами и гусарами были вполне хорошими. Дисциплина сохранялась". Елисаветградцы были одной из очень немногих частей Русской Армии, до конца сохранивших в своих рядах относительную дисциплину, и в целом не поддавшихся революционным настроениям. Только на Рождество 1918 года, надев свою великолепную парадную форму и так и не признав большевицкую власть, гусары большими группами стали покидать полк. Тогда же покинули полк и все офицеры. Командир полка, полковник Такаев с несколькими офицерами пытался пробраться в Добровольческую Армию, но по дороге они были арестованы и расстреляны, другим офицерам удалось пробраться на юг России и принять участие в Белой борьбе.

    В ОГНЕ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

    После большевицкого переворота и развала фронта Мария Владиславовна вернулась на родину – в родительское имение в Пензенской губернии.

    Страшную картину представляла в то время Пензенская земля: в городе Пензе обезумевшие от "свободы" толпы грабили магазины, в деревнях – жгли помещичьи усадьбы. И всюду убивали – бессмысленно, беспощадно и безнаказанно. Так, в те самые дни на вокзальной площади самосудом убили какого-то проезжавшего через Пензу капитана за то, что он не снял ещё погоны. После того, раздев офицера до гола, с гиком и хохотом "революционеры" таскали его труп по снегу Московской улицы – то вверх, то вниз. Пензенскую старуху-помещицу Лукину, заодно с её дочерью большевицтвующие крестьяне на сельском сходе постановили убить и… забили кольями. Тогда же убили в собственной усадьбе помещика Скрипкина, а затем "для потехи" затолкали его голый труп в бочку с кислой капустой. И всё это с хохотом – "теперь наша власть! Народная!" А сколько ещё таких эпизодов видела Пензенская земля и вся Россия в те "окаянные дни"?..

    Известный эмигрантский писатель Р.Б. Гуль – земляк Марии Владиславовны, в своей хронике "Конь рыжий" писал: "В эти же дни с отрядом какой-то отчаянной молодёжи по пензенскому уезду поскакала верхом вернувшаяся с фронта девица Мария Владиславовна Лысова, будущая известная белая террористка Захарченко-Шульц, поджогами сёл мстя крестьянам за убийства помещиков и разгромы имений".

    Нечто подобное, да ещё с добавлением "подробностей" можно прочесть и в статье уже упомянутого выше штабс-ротмистра Архипова, а уже вслед за ним и в работах других авторов, писавших о Марии Захарченко. Но здесь необходимо пояснение. Действительно, вернувшись с фронта на родину, и застав там картину всеобщего развала и разбоя, Мария Владиславовна на свой страх и риск приступила к созданию партизанского отряда, привлекая в его ряды учащуюся молодежь. Ни одного офицера в этом отряде не было. Как утверждают некоторые осведомлённые источники, не было и никаких "поджогов сёл", как и конных рейдов по мятежным деревням. Дело в том, что отряд Марии Михно так никогда и не вышел из стадии формирования, а потому ни в каких боевых делах или карательных операциях против погромщиков он принять участия просто не мог.

    Об этом периоде жизни Марии Владиславовны её биографы говорят очень скупо. Ясно только, что попытка сформировать партизанский отряд, по всей вероятности, успехом не увенчалась, и Мария Владиславовна покинула Пензу. А затем, оказавшись в глубоком тылу красной армии, она узнаёт, что где-то ведёт борьбу с большевиками Белая армия. Это известие придаёт ей силы. И вновь по собственной инициативе, "при помощи одной только старой служанки", – уточняет Н.А. Цуриков, – Мария Владиславовна организует серьёзное и крайне рискованное дело. Она укрывает у себя офицеров-добровольцев и тайными путями помогает им пробираться в ряды Белых войск. Фактически это был её первый серьёзный опыт подпольной работы в тылу большевиков. Как утверждает Н.А. Цуриков, работу эту, имевшую большие результаты, Мария Владиславовна прекратила, только будучи обнаруженной…
    В это время она встречает своего бывшего друга - офицера 15-го уланского Татарского полка Захарченко и весной 1918 года выходит за него замуж. Вскоре чета Захарченко пробирается на Кубань и вступает в Добровольческую Армию. Впрочем, похоже, что прежде, чем супруги Захарченко пробрались в район действия Добровольческой Армии, им пришлось побывать в Персии и по пути на юг России пережить немало опасных приключений. Некоторые биографы уточняют их маршрут: Москва – Тегеран, далее через Курдистан в Месопотамию к англичанам, затем через Персидский залив, Суэц и Босфор – в Армению. Другие биографы описывают путь супругов Захарченко в Белую Армию иначе: "из Персии через Индию на английском пароходе".

    Так это или иначе, Мария Владиславовна вновь оказывается в кавалерийском седле, вновь на фронте. Здесь её ждали новые боевые подвиги, новое тяжёлое ранение в грудь, тиф, отмороженные руки и ноги, и новая тяжёлая утрата: под Монастырём (у Каховки) умер от заражения крови её второй муж – командир 2-го кавалерийского полка, полковник Захарченко…

    После эвакуации Русской Армии генерал-лейтенанта, барона П.Н. Врангеля из Крыма Мария Владиславовна оказалась в Галлиполи. Начались скитания по чужим странам. Но и на чужбине она не пала духом: предстоял новый этап её жизни – Боевая организация генерала Кутепова.

    В КУТЕПОВСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ

    Боевая организация генерала Кутепова (или Кутеповская организация) зародилась в эмиграции в начале 1920-х годов. Это была небольшая, строжайше законспирированная структура, состоящая из самоотверженных русских патриотов, тех, кто, уйдя на чужбину, не сложил оружия и добровольно избрал для себя опасный путь подпольной и боевой работы в СССР. На Кутеповскую организацию возлагалась задача установления и поддержания связи Белой эмиграции с внутрироссийскими антикоммунистическими группами, совершение террористических актов против руководителей большевицкой партии, ВЧК - ОГПУ и т.д. Главной целью кутеповцев была подготовка вооружённого антибольшевицкого восстания в России.

    В ряды кутеповских боевиков шли закалённые в боях Гражданской войны Белые офицеры и добровольцы, но не мало в ней было и отчаянной русской патриотической молодёжи – вчерашних гимназистов и кадет. И во главе одной из групп боевиков – хрупкая женщина...

    Мария Захарченко вступила в ряды организации генерала Кутепова, вероятно, одной из первых. В октябре 1923 года по заданию генерала Кутепова она с большим риском нелегально перешла советско-эстонскую границу и возвратилась на родину. Вместе с ней в СССР ушёл её ближайший соратник по Кутеповской организации, бывший лейб-егерь, капитан Георгий Николаевич Радкович (1898-1928), ставший её третьим мужем. С документами на имя супругов Шульц, Мария Владиславовна и Георгий Николаевич должны были пробраться в Петроград, а затем в Москву для выполнения особого задания генерала Кутепова.

    Об этом последнем и, наверное, самом опасном и героическом периоде жизни Марии Владиславовны красноречиво свидетельствуют немногочисленные записи, оставленные её соратниками - офицерами-кутеповцами. Один из них, В.И. Волков в своей записной книжке посвятил Марии Захарченко такие строки:

    "Удивительно всё-таки: во главе боевых групп - маленькая, хрупкая женщина! И это она, как никто, умела выбирать и подбирать для работы людей, и её "школа" была единственной и никогда уже, конечно, неповторимой выучкой в условиях неимоверно и непреодолимо тяжёлых, нечеловеческих трудностей. Она – даже для нас легенда! Страшная и прекрасная русская сказка! В её судьбе – судьба русской женщины и русского антибольшевика".

    Другой офицер-кутеповец, Александр Александрович Анисимов, с восхищением рассказывал: "Когда мы, двое её спутников, просили отдохнуть, Мария Владиславовна сказала нам: "Как вы, мужчины, скоро устаёте"… А это был третий день беспрерывного хода по болотам…"

    А вот свидетельство, оставленное известным политическим деятелем В.В. Шульгиным, "тайно" побывавшим в 1926 году в СССР и встречавшимся там с Марией Владиславовной:

    "По её карточкам, снятым в молодости, это была хорошенькая женщина, чтобы не сказать красивая. Я её узнал уже в возрасте увядания, но всё-таки кое-что сохранилось в чертах. Она была немного выше среднего роста, с тонкими чертами лица. Испытала очень много, и лицо её, конечно, носило печать всех испытаний, но женщина была выносливой и энергии совершенно исключительной… Мне приходилось вести откровенные разговоры с Марией Владиславовной. Однажды она мне сказала: "Я старею. Чувствую, что это последние мои силы. В "Трест" я вложила всё, если это оборвётся, я жить не буду"".

    О том, что такое было "Операция "Трест"", рассказывать, наверное, излишне. Об этой печально известной провокации ИНО ВЧК – ОГПУ написаны десятки, может быть даже сотни книг и статей. Позволим себе сделать здесь лишь одно существенное замечание.

    Чекисты всегда пытались представить "Трест", как свою наиболее удачную операцию, в результате которой они якобы добились полного успеха в борьбе с активизмом Белой эмиграции. По признанию кагэбешников, операцию "Трест" впоследствии "всегда изучали в закрытых учебных заведениях НКВД - НКГБ - МГБ как классическую". В действительности же "Трест" закончился не успехом, а серьёзным провалом чекистов!

    Да, "Трест" принёс немало зла Русскому Национальному делу. Но в апреле 1927 года, неожиданно для руководства ОГПУ, провокация была разоблачена, и все русские разведчики, находившиеся в тот момент в СССР, благополучно ускользнули из-под самого носа врага, а затем активизировали террористическую деятельность – этого-то больше всего и боялось кремлёвское руководство. За провал "Треста" главный его организатор – чекист А. Артузов – вместо награды получил взыскание, а затем был понижен в должности. Впоследствии, пытаясь как-то закамуфлировать свою крупную неудачу, чекисты стали утверждать (и делают это до сих пор), что крах "Треста" якобы был… выгоден советской стороне! На деле же кровавая контора В. Менжинского была в панике, так как с апреля 1927 года она потеряло всякую возможность сдерживать работу Кутеповской боевой организации, а разведка РОВСа, сделав соответствующие выводы из истории с "Трестом", коренным образом изменила методы своей работы в подсоветской России – вместо опоры на сомнительные внутрироссийские организации и группы, РОВС стал опираться только на собственную агентуру.

    "ТИРАНОУБИЙСТВЕННЫЕ ВЫСТРЕЛЫ"

    Сегодня, когда терроризм стал одним из страшных бичей современного мира, у кого-то может возникнуть вопрос: а насколько оправданы были террористические методы борьбы кутеповцев против советской власти? Не правомерно ли будет поставить генерала Кутепова и членов его боевой организации в один ряд с какими-нибудь современными баадерами, радуевыми и бараевыми?

    Весьма точно, как нам представляется, ответил на этот вопрос русский писатель Гуль – человек весьма далёкий от симпатий к РОВСу и каким бы то ни было активным Белым организациям. Гуль, как он сам впоследствии заявлял, не мог выносить кровопролития Гражданской войны, в которой "русский человек должен был убивать русского человека". Эта его позиция привела к тому, что он ушёл из рядов Добровольческой Армии ещё в самом начале Гражданской войны, а потом, в эмиграции, написал "антивоенную книгу", высоко оцененную патриархом советской литературы М. Горьким и неоднократно переизданную в СССР. Так вот, Гуль, будучи ненавистником братоубийственного кровопролития, пишет:

    "Я сочувствую выстрелам в Кремле, у Боровицких ворот по лимузинам Тиранов. Убийство Л. Каннегиссером грязно-кровавого чекиста Урицкого я вполне понимал, так же как убийство рабочим Сергеевым бывшего нью-йоркского портного В. Володарского, ставшего вельможей-террористом большевицкого Петрограда. И убийства Войкова Борисом Ковердой, и Воровского Конради я вполне понимал. Покушению Фанни Каплан на "гениальную гориллу" – Ленина я всем сердцем сочувствовал, и жалею, что она его не убила, чем спасла бы не только Россию, но всё человечество. Как мог спасти Германию граф Штауффенберг убийством Гитлера. Все эти русские выстрелы не были похожи на выстрелы какого-то полубезумного немецкого террориста Баадера. Нет, русские выстрелы были не террором, а сопротивлением террору… Это были тираноубийственные выстрелы".

    Не в "рабочих и крестьян", как утверждала советская пропаганда, были направлены пули кутеповских боевиков, не в "случайные жертвы", а в коммунистов и чекистов – непосредственных мучителей русского народа, организаторов и проводников красного террора. Ибо не против своего народа, боролись соратники генерала Кутепова, а вместе с народом – то здесь, то там поднимавшим внутри страны знамёна антикоммунистических восстаний – за освобождение России!

    "ЗА РОССИЮ!"

    В конце мая – начале июня 1927 года несколько групп кутеповских боевиков перешли советско-финляндскую границу и направились вглубь СССР. Одну из них, направлявшуюся в тогдашний "Ленинград", возглавлял Марковской артиллерийской бригады капитан Виктор Александрович Ларионов. Другой группой командовала Мария Владиславовна Захарченко-Шульц. Её целью была Москва. С Марией Захарченко шли на это задание ещё двое боевиков: двадцатидвухлетний Юрий Сергеевич Петерс и Александр (Эдуард) Оттович Опперпут. Никто из состава этой последней группы назад уже не вернулся…

    Что же произошло с членами "московской группы"? Из открытых советских источников известно, что тройке боевиков удалось прибыть в Москву и заложить мелинитовую бомбу весом в четыре килограмма в дом № 3/6 по Малой Лубянке. О том, что в этом доме располагалось общежитие чекистов, и в нём проживали московские гепеушники, в том числе и сотрудники ИНО ОГПУ, организовавшего провокацию "Трест", знали не многие. Предполагалось, что в случае удачи по ОГПУ будет нанесён серьёзный удар: это должен был быть "тираноубийственный взрыв", который услышала бы вся подъярёмная Россия.

    В ночь на 3 июня взрывное устройство в здание ОГПУ было установлено, и, как утверждают все советские источники, чекисты не взлетели на воздух лишь благодаря чистой случайности: бомба была обнаружена уже перед самым взрывом. Взорваться успела якобы только одна мелинитовая шашка, что вызвало пожар, но подорвать всё здание общежития ОГПУ кутеповцам не удалось.

    Из тех же советских источников, достоверность которых, впрочем, всегда в значительной степени сомнительна, известна и дальнейшая судьба членов "московской группы". Боевики попытались уйти за кордон через западную границу. Группа разделилась: Захарченко и Петерс пробивались к границе вместе, Опперпут в том же направлении пошёл отдельно от них.

    ОГПУ в это время уже подняло тревогу. Вдоль границы и в прилегающих к ней районах были подняты по тревоге не только части НКВД и красной армии, но и мобилизовано гражданское население для прочёсывания лесов. Их силами были перекрыты все дороги, организованы облавы.

    Согласно последней версии чекистов и недавно опубликованным ими материалам, Опперпут 18 июня 1927 года был едва не схвачен близ Яновского спиртоводочного завода, но, ранив троих преследователей, сумел скрыться. На следующий день, уходя от погони, он попал в облаву, организованную сотрудниками Особого отдела Белорусского военного округа (БВО), милицией, красноармейцами и мобилизованными крестьянами, и был убит на хуторе неподалёку от деревни Алтуховка Смоленской губернии.

    Что касается Захарченко и Петерса, то возле уездного города Рудня Смоленской губернии им будто бы удалось захватить автомобиль, принадлежавший штабу БВО, причём, один из находившихся в нём красноармейцев был застрелен, но другой, уже будучи раненным, успел вывести машину из строя. После этого использовать захваченный у красных автомобиль кутеповцы не могли. Однако каким-то образом они всё же преодолели ещё около ста пятидесяти километров в сторону границы, и были настигнуты только в районе железнодорожной станции Дретунь в Белоруссии. Станция Дретунь, Московско-Белорусско-Балтийской железной дороги находится на перегоне Невель - Полоцк, в Полоцком уезде Витебской губернии, в двадцати пяти километрах от города Полоцка. Вблизи станции Дретунь, в хвойном лесу располагалось село Ситно, где были полигоны и военные лагеря красной армии. Здесь же запасные отбывали первичные сборы в летнее время. Примерно там и приняли свой последний бой с красными Мария Захарченко и Юрий Петерс. Некоторые источники сообщают, что они погибли в перестрелке. Но более достоверными выглядят утверждения о том, что оба они покончили жизнь самоубийством, не пожелав сдаться в плен. Один из красноармейцев, бывших свидетелями гибели кутеповцев, И. Репин оставил подробное описание последних минут их жизни. По его словам, кутеповцы вышли из леса прямо на стрельбище, где в то время вела учебную стрельбу какая-то рота. Существует предположение, что ОГПУ намеренно теснили боевиков к месту расположения красноармейских лагерей.

    "На противоположной опушке леса, – свидетельствует очевидец трагедии, – в интервале между мишенями, стоят рядом мужчина и женщина, в руках у них по револьверу. Они поднимают револьверы кверху. Женщина обращается к нам, кричит: – За Россию! – и стреляет себе в висок. Мужчина тоже стреляет, но в рот. Оба падают.

    …Ещё раз увидел я эту героиню часа через два. В скромном сером платье она лежала прямо на земле у штаба нашего полка. Ниже среднего роста. Средних лет. Шатенка. Мертвенно бледное лицо, заострившийся нос, закрытые глаза. Едва заметное дыхание. В бессознательном состоянии.

    …Кругом стояла толпа любопытствующих красноармейцев. Один из них подошёл к лежащей женщине вплотную и, видимо, в намерении показать свою удаль, пихнул её носком сапога в как будто вспухнувший живот и мерзко выругался. Тело женщины осталось совершенно бесстрастным, даже не вздрогнуло.

    …Всё же расчёт "молодца" на эффект оказался ошибочным. Мрачные суровые лица подавляющего большинства красноармейцев показывали явно отрицательную оценку нелепой гнусной выходки. Позднее я слыхал, что "шпионка" в тот же день и в том же бессознательном состоянии была "погружена" в вагон-ледник и отправлена в Ленинград".

    Открытые советские источники почему-то не называют дату смерти Захарченко и Петерса. До сих пор ничего не известно и о месте их погребения. Если же верить сообщениям корреспондентов "Дейли Экспресс" и "Таймс", по горячим следам опубликовавшим информацию о гибели "московской группы" кутеповцев, то жизнь Марии Владиславовны Захарченко оборвалась 23 июня 1927 года…

    ПОСЛЕСЛОВИЕ

    Ещё и сегодня, спустя более семидесяти пяти лет, живы некоторые из участников развернувшегося в 1927 году трагического противоборства боевиков генерала Кутепова с ОГПУ.

    19 августа 2002 года центральные средства массовой информации РФ с подобострастием рассказали телезрителям и читателям о столетнем юбилее полковника КГБ Бориса Гудзя – одного из советских провокаторов, участвовавших в проведении операции "Трест". Причём, главными заслугами чекиста федеральные СМИ назвали именно участие в операциях "Трест" и "Синдикат-2". Телевидение РФ на весь мир транслировало речь столетнего гэпэушника. А на следующий день, 20 августа, в Москве служба внешней разведки (СВР – бывшее Первое Главное Управление КГБ СССР) устроило официальное торжественное чествование отставного "трестовика": руководители СВР ублажали своего ветерана и "воспитывали" молодое поколение "российских разведчиков" (!) на его примере…

    Что же, у властей РФ - свои герои, у России – свои. И, пока федеральные власти и их спецслужбы громогласно, на всю страну чествуют советских шпионов и провокаторов, Россия тихо помянет молитвою своих Героев.

    Пусть эти строки признательности станут символическим скромным букетом белых роз, положенных на безвестные могилы наших Национальных Героев - Марии Владиславовны Захарченко и её боевых соратников.

    "Вестник РОВС", № 6-7, 2003
Название: Re: РУССКИЙ ОБЩЕ-ВОИНСКИЙ СОЮЗ ( РОВС)
Отправлено: elektronik от 29.01.2011 • 21:49
Разоблачённые агенты в среде Белой эмиграции
(По материалам жкрнала «Часовой», № 222-223, 1 ноября 1938)


    РАЗОБЛАЧЁННЫЙ АГЕНТ ГПУ


    В Вене в последние годы существовал салон массажа, владелец которого называл себя князем Долгоруким. В своём салоне этот «князь» принимал разных людей, вёл с ними политические совещания и строил какие-то планы. Известна его петиция в Лигу Наций, в которой он указывал на себя, как на единственного законного претендента на Русский Престол. Свои права он основывал на том, что как Долгорукий – он Рюрикович, по материнской же линии – потомок Чингисхана.

    В русских эмигрантских кругах Вены деятельность «князя» начала возбуждать подозрения. Странным казалось, что «князь Долгорукий» говорит по-русски неправильно и с нерусским акцентом. Было произведено эмигрантскими кругами расследование, которое, как уверяют, установило, что владелец салона массажа вовсе не князь Долгорукий, а некий Фаркас, агент ГПУ и провокатор.

    Несмотря на разоблачения, Фаркас продолжал бывать в русских ресторанах. В одном из этих ресторанов разыгрался несколько дней тому назад крупный скандал.

    Князь Трубецкой, председатель русской эмигрантской организации в Вене, увидев Фаркаса, не мог сдержать своего негодования и дать ему пощёчину.

    В этот же день разоблачённый провокатор скрылся.


    НОВЫЙ ПРОВОКАТОР

    23-го августа болгарской полицией разоблачён и арестован «Окружной атаман и создатель союза казаков-националистов» Павел Назарович Кудинов, оказавшийся агентом-осведомителем большевицкого полпреда. Кудинов вёл последнее время гнусную кампанию против русских национльных организаций и выступал против Донского Атамана графа Граббе.


    НЕОБХОДИМА ПРОВЕРКА

    «Возрождение» от 30/9 уделяет много места рассказу бежавшего из СССР в Манжуко* полковник Кр. Армии Волынского, в прошлом же белогвардейца и подчинённого ген. Кислицына, который его принял и обласкал.

    Волынский рассказывает о заговоре в Кр. Армии, выдаёт себя за участника и т.д. В его рассказе мы обнаружили большое количество странных ошибок, которые не мог сделать человек мало-мальски осведомлённый, напр.:

    1). II стр. корпус никогда не был передан в подчинение БВО** (примерно в это время в БВО была передана, в связи с новым переделом областей, Тверь и стоявшая там 48 с.д.;

    2). охрана Кремля никогда (в посл. годы) не подчинялась НКО или НКВД, а представляла собой особый Кремл. Гарнизон, подчинённый непосредственно, как и все учреждения Кремля, сов. правительству;

    3). насколько нам известно, ни в Москве, ни в других городах не существует бронетанк. дивизии особ. назначения, а если бы и существовала бы, то само название «особое назначение» свидетельствует о её принадлежности к войскам НКВД, в т.ч. она никак не могла бы быть передана из НКО*** в подчинение НКВД (как это утверждает Волынский)****;

    4). указанные Волынским лица: Примаков, Енукидзе, Радек и др. или не занимали в указанное время постов, названных им, или не могли совершать приписанных им поступков.

    Вообще Волынский вовсю пользуется материалами совпроцессов, извращая их в смысле времени, взаимоотношений и т.д., в конце же явное и неправдоподобное указание на Скоблина – какой второстепенный следователь НКВД может вообще знать о таких секретных вещах (?), не говоря уже о том, что никогда не скажет арестанту.

    Словом, судя по разоблачениям , Волынский производит странное впечатление. Очень важно теперь же проверить все его показания.




    ПРИМЕЧАНИЯ:

    * Манчжу-Ди-Го (прим. «КР»)

    ** БВО – Белорусский Военный Округ (прим. «КР»)

    *** НКО – Народный Комиссариат Обороны (прим. «КР»)

    **** Видимо Волынский путает находящиеся в Москве танк. корпус им. Калиновского (известный всей Кр. Армии как учебно-«гвардейская» часть) дивизию особ. назначения НКВД им. Дзержинского – недопустимая ошибка для к-ра, тем более, что обе части существуют много лет (прим. «Часового»).

-------------------------------------------------------------------------------------------------
Владимир Николаевич Бутков
«ВНУТРЕННЯЯ ЛИНИЯ» В БОЛГАРИИ: РОВС против ОГПУ
(глава из "Исторических записок и воспоминаний члена Русского Обще-Воинского Союза")

    Прежде всего необходимо растолковать это обывательское название, прочно вошедшее в лексикон русской эмиграции — «внутренняя линия». Произошло оно следующим образом.

    Когда в 1930-е годы в эмиграции опять вспыхнул порыв возвращаться в воинские организации, офицеры, приходившие в канцелярии РОВСа для заполнения своих формуляров, всегда получали вопрос заведующего: — По какой линии Вы хотите работать в РОВСе: по «внешней» или по «внутренней»?

    На вопрос поступающего, что значит «внешняя» и что значит «внутренняя» линии, ему разъясняли, что «внешняя» линия – это работа на различных курсах в качестве лектора, техника, инструктора и т.п., а «внутренняя» линия — это работа секретного сектора разведки РОВСа. Так это определение и перекочевало к обывателю эмиграции. И его подхватили как хлёсткое полуругательное название «грязной» деятельности. В действительности же работа по «внутренней» линии РОВСа была нормальной работой разведки организации, везде и всегда существовавшая.

    Первым начальником разведки РОВСа в Болгарии, а потом во Франции был Генерального Штаба полковник А.А. Зайцов. Это был необыкновенно талантливый офицер-генштабист и знающий своё дело разведчик. В Болгарии он создал замечательную сеть сотрудников-информаторов, действовавших повсюду, где только жили и работали чины воинских организаций РОВСа.

    Экономическое положение Болгарии было очень тяжёлым, многие болгары были безработными. Русским же и другим иностранцам приходилось работать только на «чёрной» работе, главным образом, на болгарских рудниках в Пернике и под городом Бургасом на рудниках «Плакалница» и Чёрное море». Многие устроились работать на текстильных фабриках болгарского миллионера Балабанова в районе большого села Кочериново, в сердце Балкан.

    В начале 1930-х годов в Болгарии прокоммунистические настроения были ещё сильны. Болгарская коммунистическая партия ушла в подполье, но при помощи советских руководителей активно работала и проводила террористические акты. Коммунисты убивали полицейских начальников, генералов болгарской армии и несколько раз совершали крупные террористические акции — устраивали взрывы, с целью убийства Царя Бориса III. Среди рабочих болгарских заводов и среди шахтёров процент коммунистов был самый высокий — из их среды выходили их лучшие боевики.

    Русские Белые воины, с которыми был связан полковник Зайцов, информировали его о болгарских коммунистических организациях, выявляли их главарей и часто даже предупреждали акты террора. Всю эту информацию Зайцов передавал в болгарскую военную разведку и в дирекцию болгарской полиции. В эти структуры были приняты на штатные должности связные от полковника Зайцова — капитаны А.А. Браунер и К.А. Фосс.

    Алексей Александрович Браунер с 1934 по 1944 годы был штатным сотрудником болгарской Дирекции полиции и начальником противокоммунистической и противотеррористической группы.

    Клавдий Александрович Фосс состоял на службе в болгарском Военном министерстве с 1925 по 1941 годы и получил несколько болгарских военных и гражданских орденов за успехи в борьбе с коммунистическими террористическими организациями. Он числился майором запаса. Одновременно Фосс был близок к работе III Отдела РОВСа и очень много помогал РОВСу своими связями и своей деятельностью. Оба связньтх полковника Зайцова находились в близком контакте друг с другом.

    Когда в начале 1930х годов полковник Зайцов перебрался во Францию, он всю свою работу в Болгарии передал капитану Фоссу, который также, будучи необыкновенно способным и талантливым разведчиком, укрепил и развил работу «внутренней линии». Именно Фосс раскрыл более десяти коммунистических так называемых «конспираций» и обезвредил сотни отчаянных болгарских террористов. Вот почему он был постоянно «на мушке» у болгарской коммунистической партии и советского ОГПУ. Поэтому в Болгарии Фосс всё время получал награды и повышения по службе.

    На Фосса было совершено более десяти покушений, и все были неудачными. Его охраняли двое телохранителей: один — его старый и верный вестовой-дроздовец, другой — приставленный агент болгарской разведки. Клавдий Александрович в совершенстве владел пятью языками: кроме русского и болгарского — немецким, английским и французским. Когда он развернул работу на Россию, он встречался с иностранными представителями западных разведок и говорил с ними без переводчика.

    Именно капитан Фосс открыл и провалил работу специально засланного большевиками в Болгарию агента — сына Начальника III Отдела РОВСа, генерал-лейтенанта Ф.Ф. Абрамова.

    История этого нашумевшего в своё время дела такова. Сын генерала Абрамова остался в СССР и, будучи моряком советского морского флота, сбежал во время выхода на берег в германском порту. Там он связался с Начальником II Отдела РОВСа, Генерального Штаба генерал-майором А.А. фон Лампе, который переправил Николая Абрамова к отцу в Софию.

    В 1936 — 1938 годах Н. Абрамов-младший был близок к работе III Отдела РОВСа и много помогал на Военно-училищных и унтер-офицерских курсах. Он был большим специалистом постройки электрических схем по темам: «Разборка и сборка трехлинейной винтовки» (с названиями всех частей), таких же схем револьвера «Наган», гранат, лёгкого пулемёта и др. Работали эти схемы таким образом: когда прикладывали электрические контакты к кружкам с указанием частей стрелкового оружия, на кар- тонной лицевой стороне зажигалась лампочка — красная или зелёная. Если зажигался зелёный свет ответ правильный, если красный — ошибка. Кроме того, Н. Абрамов знал джиу-джитсу и боке, которые тоже преподавал на уроках военной гимнастики. Слушатели курсов его очень любили и дружили с ним. Н. Абрамов открыл в Софии магазин филателии и редких монет и преуспевал, якобы, в этой торговле. Капитан Фосс, опытный разведчик, с первого дня появления Н. Абрамова начал его подозревать и установил за ним и наружное, и внутреннее наблюдение, которое и привело к разоблачению. У Фосса были фотографии встреч Н. Абрамова с разведчиками советского посольства, которые он и представил отцу — генералу Абрамову. В «деле Николая Абрамова» до сих пор существует некий туман, который в своё время особенно развели представители НТС (новопоколенцы), тогда враждовавшего с РОВСом. Но пишущий эти строки может свидетельствовать именно то, что видел лично.

    В день, когда генерал Абрамов пригласил сына придти к нему на улицу Оборище, 17 (штаб III Отдела РОВСа), в его кабинет, пишущий эти строки был начальником или разводящим караула. Я и провёл Николая Абрамова в кабинет генерала и остался стоять внизу (кабинет был на втором этаже), ожидая, если меня вызовут. Я стоял внизу и ждал. Слышал громкий голос генерала и нервные выкрики заикающегося его сына (Н. Абрамов был заикой). Потом генерал Абрамов вышел с красным лицом, сильно возбуждённый и быстро ушёл в садик. Минут через пять он возвратился и поднялся по лестнице, дверь в его кабинет осталась открытой, и я слышал и видел, как молодой Абрамов не просто плакал навзрыд, а выкрикивал, что Фосс лжёт и старается его погубить. Через некоторое время генерал Абрамов появился в дверях. В его руке был браунинг. Помахивая им, он мне крикнул, чтобы я вызвал по телефону полицию через капитана Браунера. Я бросился в общую канцелярию и предал всё это секретарю III Отдела РОВСа, капитану Арнольду. Я вернулся к лестнице у кабинета и громко доложил генералу, что Браунер едет (до Дирекции полиции от улицы Оборища, 17 было далеко). Браунер же ехал на трамвае с двумя своими агентами. Приблизительно через час Браунер прибыл, и уехал из особняка III Отдела РОВСа уже на полицейской машине, взяв с собою Н. Абрамова.

    Потом мы узнали, что отец-генерал сразу же заставил сына читать рапорт и смотреть фотографии, которые ему представил капитан Фосс. Генерал требовал от Николая признания, что тот работает на советчиков. Николай всё это отрицал. Тогда генерал вынул свой браунинг, положил его на письменный стол и сказал сыну, что через пять минут он вернётся. Он так и сделал. Предложения застрелиться Николай не принял, и генерал вызвал полицию, передав сына ей.

    Николая судили, но болгарский суд не признал его виновным в шпионаже против Болгарии, а то, что он работал против Белой эмиграции на советы (болгары только что признали советское правительство и совсем не хотели пор- тить с ними отношения), их не касалось.

    Н. Абрамова выслали во Францию, где его след затерялся. Нужно добавить, что за год до этого он женился на состоятельной дочери софийской дантистки Кончиновой. Кончинова-старшая была близка со многими болгарскими сановниками, так как лечила им зубы. Её кабинет был престижным и дорогим. Говорили, что она хорошо заплатила судьям и тем, от кого зависела судьба Н. Абрамова. Конечно, помог ему и посол СССР Ф. Раскольников и его советник, энкаведист Г. Яковлев.

    Теперь следует сказать несколько слов о причинах яростных нападок определённых эмигрантских кругов на «внутреннюю линию» в целом и на К.А. Фосса — в частности.

    После похищения в 1937 году Председателя РОВСа, генерал-лейтенанта Е.К. Миллера, осуществлённого ОГПУ при помощи предателя, генерал-майора Н. Скоблина, старшие начальники РОВСа создали комиссию по расследованию этого дела и рассмотрению деятельности «внутренней линии» РОВСа, с которой Скоблин был тесно связан во Франции и знал многие её секреты. Фосса связали с деятельностью Скоблина, считая, что, являясь руководителем «внутренней линии» в Болгарии, Фосс должен был быть замешан в грязную историю с предательством Скоблина.

    Комиссию старших начальников РОВСа возглавил пожилой и всеми глубоко уважаемый боевой генерал-от-каналерии А.М. Драгомиров. Его помощником и главной пружиной в этом расследовании стал генерал-от-кавалерии И.Г. Эрдели. Комиссия Эрдели побывала в 1938 году и в Софии, где долго и тщательно расследовала деятельность капитана Фосса и старалась найти документальные подтверждения его связи со Скоблиным. Генерал Эрдели бывал и в болгарском Военном министерстве у полковника Г. Костова. В результате комиссия сделала вывод о том, что Фосс ничего общего с преступной деятельностью Скоблина не имел. Капитан был полностью «обелён», с него сняли все «обвинения» и извинились за доставленные неприятности. Но всё же Фосса отстранили от работы в разведке РОВСа, оставив ему по требованию полковника Костова его сеть информаторов по Болгарии. Новым начальником разведки III Отдела РОВСа генерал Абрамов назначил Л.-Гв. Финляндского полка капитана Яна Георгиевича Яренко – в быту и жизни эмиграции бывшего известным музыкантом (прекрасно играл на скрипке) и одним из руководителей популярного в Софии салонного оркестра.

    После похищения в сентябре 1937 года генерала Миллера на пост Начальника РОВСа вступил его Первый Заместитель, Генерального Штаба генерал-лейтенант Фёдор Фёдорович Абрамов, командир донского корпуса и Начальник III Отдела РОВСа в Болгарии. Пребывание генерала Абрамова на этом посту было кратковременным: болгарские власти воспротивились, чтобы центр РОВСа находился в Болгарии, боясь осложнений с СССР. В 1936 году Болгария признала советское правительство и приняла первого советского посла Ф. Раскольникова, который привёз с собой тридцать человек опытных энкавэдистов. Советским военным атташе в Болгарии стал полковник Г. Сухоруков — участник Гражданской войны и комиссар красной армии. Первым советником посольства был Г. Яковлев — бывший чекист и полковник ГПУ-НКВД.

    Болгары отобрали у эмигрантов посольскую церковь, построенную Императором Николаем II и расписанную известным русским иконописцем. Церковь примыкала к бывшему российскому посольству, а теперь оказалась при посольстве СССР. Генерал Абрамов, ещё не будучи твёрдо уверен, что болгарские власти всё-таки ему не позволят возглавить РОВС и находиться в Софии, за своё шестимесячное возглавление Союза успел переформировать администрацию РОВСа. Он заменил генерал-лейтенанта В.К. Витковского, бывшего до того командиром 1-го армейского корпуса с пребыванием в Париже, на Генерального Штаба генерал-майора М.М. Зинкевича, который до этого был командиром Алексеевского полка. На эту должность был назначен генерал-майор А.В. Ангелеев, бывший помощник и заместитель генерала Зинкевича. Начальником штаба РОВСа генерал Абрамов назначил Генерального Штаба полковника М.Н. Ясевича. Командиром Корниловского полка — полковника СИ. Кондратьева, жившего и работавшего в городе Бургасе. Командиром Дроздовского полка генерал Абрамов назначил генерал-майора В.В. Бредова-младшего; командиром Марковского полка – генерал-майора А.И. Жданова — все они проживали в Софии. Таким образом, генерал Абрамов решил сконцентрировать всё военное руководство у себя, в Болгарии. Также он назначил и возглавляющих артиллерийские, технические, авиационные и бронетанковые, сапёрные и другие части.

    Усилия генерала Абрамова и его помощников в Болгарии не смогли преодолеть сопротивления болгарского министерства Внутренних дел, которое оставалось твёрдым в своём решении не допустить установления центра РОВСа в Болгарии. И генералу Абрамову пришлось передать возглавление РОВСом генерал-лейтенанту Алексею Петровичу Архангельскому, проживавшему в Бельгии, в Брюсселе. Генерал Архангельский сохранил все административные перегруппировки, которые сделал генерал Абрамов.

    Общее возглавление «работы на Россию» было возложено на генерала Зинкевича. Гвардии капитан Я.Г. Яренко был назначен координировать все молодёжные организации в Болгарии, как военные, так и примыкавшие к РОВСу: НОРР и «Витязей». Болгарский Отдел НОРР вырос и создал к тому времени новые отряды: авиации, боевой химии (сами делали противогазы), конный отряд под руководством сотника штаба Донского корпуса Б. Попона, прекрасную лыжную команду, бравшую призы на общеболгарских состязаниях, фехтовальную группу и спортивно-стрелковую команду для всех молодёжных организаций. Капитан Яренко также очень тщательно отбирал кандидатов в Кутеповскую боевую организацию и назначал тех, кто должен был пройти специальную подготовку в летних и зимних лагерях. Начальником спецлагеря был хорунжий Иван Иванович Назаров, прекрасный атлет, инструктор по джиу-джитсу, боксу и мастер стрельбы из пистолетов. Он же заведовал и складом стрелкового оружия. Хорунжий Назаров ходил в подсоветскую Россию дважды, был там ранен. Он погиб в РОА в начале 1945 года, прикрывая пулемётным огнём отступление своей роты (он был тогда уже в чине капитана РОА), будучи тяжело ранен в живот осколком снаряда «Катюши». Он был заколот возле своего пулемёта... Вечная ему и его соратникам память! Капитан Яренко, как уже упоминалось, был одним из руководителей прекрасного салонного оркестра в Софии, где играли многие русские музыканты. Оркестр часто выезжал в ближние страны — Румынию, Венгрию, Польшу, часто бывал и в Персии — в Тегеране.

    Капитан Яренко использовал эти поездки для завязывания связей с ответственными чиновниками секретных служб, для организации перебросок кутеповских боевиков на Кавказ. Последняя группа в 1940— 1941 годах как раз готовилась для отправки через Персию, но помешала начавшаяся война.

    Неутомимый, энергичный и преданный своему делу, капитан Яренко организовал неслыханное до его назначения наблюдение за советским посольством. Через капитана Браунера и при поддержке капитана Фосса, Яренко организовал группы наружного наблюдения за всеми служащими посольства. Раздобыл через болгарскую полицию их фотографии и список их официальных должностей. Напротив советского посольства (через площадь) были поставлены табачные киоски, которые содержались нашей агентурой под контролем болгарской полиции. Полиция получала копии докладов наших разведчиков, и болгары были этим вполне довольны, всячески помогая всем, что разрешалось их правилами. Это началось с 1938 и продолжалось до 1941 года. Слежка и «хвосты» наших филёров доводили советчиков до расстройства нервов, так что их часто меняли — вызывали обратно в СССР, но с новыми продолжалось то же самое. Они не могли незаметно уходить на свои свидания, даже с проститутками.

    Военный атташе, полковник Сухоруков еженедельно делал большую прогулку пешком из посольства до ближайшего болгарского села Горубляне, приблизительно четыре километра туда и столько же обратно. Нелегко было за ним следовать по Цареградскому шоссе мимо казарм 1-го конного и 1-го артиллерийского полков. Он шёл одетым в пальто или в плаще, с тростью в руке, в которой, очевидно, было встроено огнестрельное оружие. Левая его рука, вероятно, сжимавшая пистолет, была всегда в кармане. Никогда он не оглядывался, но шоссе было пустынным, и нашим филёрам приходилось месить грязь или шлёпать по воде придорожной канавы, чтобы успеть вовремя спрятаться. Конечно, это была своего рода игра: Сухоруков прекрасно знал, что за ним следят, как знали о том и все его коллеги. Но всё это их доводило до бешенства.

    Посол Раскольников несколько раз протестовал в министерстве иностранных дел Болгарии, но ему отвечали, чтобы он представил доказательства, которых у него не было.

    Капитан Яренко распорядился напечатать специальные листовки с призывом членам посольства переходить на нашу сторону, обещая им всяческие блага. Конечно, это было нереально, но также очень влияло на их психику. Например, чиновники посольства ужинали в приличном большом ресторане, где всегда играли венгерские цыганские оркестры. В осеннее и зимнее время они приходили в пальто и сдавали их, как полагалось, в гардеробную. А там в большинстве случаев служили русские девушки и молодые дамы. Все они были связаны с Яренко и его сотрудниками, получали задания рассовывать по карманам советчиков разные листовки. Конечно, когда советчики, найдя у себя в карманах эти листовки, представляли их руководству ресторана, те клялись и божились, что впервые видят это, обещали следить, чтобы совслужащих не беспокоили, но подобные «операции» продолжались.

    Сотрудники капитана Яренко постоянно звонили по телефонам семейным высокопоставленным советским чиновникам, жившим по частным квартирам и «допекали» их предложениями переходить на нашу сторону. Их протесты тоже ни к чему не привели, и многие из этих чиновников просили свои центры перевести их в другие места. Из недавно вышедших воспоминаний посла СССР в Болгарии Раскольникова и его жены Музы стало известно, что Раскольников в своём «письме Сталину» признавался, что их работу в Болгарии полностью сорвала «внутренняя линия» капитана Фосса.

    Стоит подчеркнуть, что мастер своего дела, капитан Фосс имел в советском посольстве сотрудников, включая и личного шофёра военного атташе, полковника Сухорукова. Когда работа шофёра провалилась — о ней узнал Яковлев — Сухорукова сейчас же отозвали, и он исчез с горизонта красной армии, скорее всего, был ликвидирован в 1939 году. Такая же судьба постигла и его заместителя — майора Я.П. Середу, участника Гражданской войны в Испании (на стороне, конечно, красных). В Испании Середа отличился, был ранен. Он считался специалистом уличного боя и хорошим организатором конспиративной работы. Середу, проводимая капитаном Яренко тактика «игры на нервах», довела до того, что через год он попросил его сменить.

    Очень интересен факт, что в зарубежных политических организациях работа капитана Яренко была совершенно неизвестна (он требовал от других и следовал сам сугубой конспирации). Например, до сего дня «исследователи» этого вопроса из числа видных деятелей НТС даже не слышали имении Яренко! Все привыкли считать главой «внутренней линии» капитана Фосса, и до сего дня считают, что он всё время руководил разведкой и контрразведкой РОВСа, что совершенно неверно и очень характерно для сеющих слухи и плетущих интриги... Также не знали и не знают, что главным начальником работы «на Россию» с 1938 года был генерал-майор Михаил Михайлович Зинкевич. Он пошёл добровольцем в Русский Корпус на Балканах, где генерал-лейтенант Б.А. Штейфон «произвёл» его в подполковники и назначил командиром батальона. Генерал Зинкевич прекрасно себя проявил, как храбрый и знающий командир. Он был тяжело ранен – оторваны снарядом обе ноги — и от потери крови он скончался. Так же как и храбрейший из корниловцев полковник Кондратьев, как и командир марковцев генерал-майор Жданов. Вечная им память!

    Командира дроздовцев, генерала Бредова судьба миловала, и он скончался уже в США. Генерал Абрамов в конце II Мировой войны успел уехать из Болгарии последним поездом, шедшим в Сербию. Он был членом Комитета освобождения народов России генерала А.А. Власова и трагически скончался в 1963 году, сбитый сумасшедшим автомобилистом в городе Фривуд (шт. Нью-Джерси, США). Генерал Абрамов в свои восемьдесят два года работал на куриной ферме, был здоров и крепок, как полагается славному донскому казаку.

    В заключение следует сказать несколько слов о дальнейшей судьбе капитана К.А. Фосса.В 1941 году он со своей группой в двадцать человек отправился добровольцем на Восточный фронт. Но во время войны члены НТС сфабриковали целое дело на Фосса, и написали на него донос в Гестапо, в результате чего немцы арестовали капитана уже в России и привезли в Берлин. Оттуда пришёл официальный запрос начальнику Фосса (хорошо знавшего его по совместной десятилетней службе), Генерального Штаба полковнику Костову — Начальнику РQ-1 (разведслужбы) Генерального Штаба Болгарии. Костов собрал своих сотрудников из разведки и контрразведки, знавших давно Фосса и его работу, и прочёл им вслух все обвинения новопоколенцев. (Имена НТСовцев, поставивших подписи под этим доносом, известны, но мы не станем их здесь называть.) После того как полковник Костов закончил чтение, раздался дружный и громкий смех всех присутствовавших.

    Костов написал ответ в Гестапо, которое арестовало Фосса (последний служил на оккупированных немцами территориях в Абвере, ничего общего с гестаповцами не имея), и Фосс был сразу же освобождён. Его вернули на прежнюю службу с повышением.

    «Вестник РОВС», № 1-2, 2001, С. 17-22.
----------------------------------------------------------------------------------------------- 
Название: Re: РУССКИЙ ОБЩЕ-ВОИНСКИЙ СОЮЗ ( РОВС)
Отправлено: elektronik от 30.01.2011 • 20:16

ОТКРОВЕНИЯ БЕЛОГО АГЕНТА Воспоминания белого контрразведчика Сигида Н.Ф.
Что известно нам о работе белогвардейской контрразведки? В многочисленных детективных романах и многосерийных фильмах рассказывается, как боролись бесстрашные чекисты с белыми агентами, лихо разоблачая их козни, по сути дела, заранее обреченные на неудачу. Увы, реалии Гражданской войны гораздо сложнее и страшнее... В белогвардейской контрразведке нередко служили люди отменной личной храбрости, по-своему талантливые, готовые на любые жертвы и преступления ради поставленной цели.
Один из них, Николай Федорович Сигида1, бывший гвардейский подпоручик, стал вскоре после Октября агентом контрразведки Добровольческой армии и оказался в эпицентре событий на Дону первой четверти 1918 года. Он занимал видные посты и в красном Таганроге, и в оккупированном немцами Ростове, участвовал в походе белого полковника М. Г. Дроздовского.
Свои «сигиды» имелись на всех фронтах, в большинстве крупных городов. Численность таких агентов измерялась не единицами и не десятками, а по меньшей мере сотнями. Тем не менее вред, причинённый ими, несоизмерим с той огромной помощью, которую оказали Красной Армии примерно 75 тысяч бывших офицеров и генералов. Подозрительность, неуважение и несправедливость, проявленные к ним в дальнейшем, не могут быть оправданы никакими «сигидами».
Читая записки Сигиды, необходимо учитывать, что, созданные в 1925 году в Софии, они не предназначались для публикации и не имели пропагандистского значения. Автор не только даёт уничтожающие характеристики большевикам и Советской власти, но и невольно открывает беззакония, которые творили белые, весьма подробно рассказывает о карательных акциях, осуществлявшихся под его началом. Поэтому, несмотря на субъективность подхода и откровенную ненависть к большевизму, записки представляют большую историческую ценность.
Рукопись на много лет осела в фондах Русского заграничного исторического архива в Праге, сейчас хранится в Центральном государственном архиве Российской Федерации. Публикуется с незначительными сокращениями.
Всю революцию от начала её мне волею судеб пришлось провести в Петербурге, сначала в качестве младшего офицера 2-й роты запасного батальона лейб-гвардии 3-го стрелкового его императорского величества полка, а затем в качестве офицера штаба резерва округа («товарищи» решили, что, исключив меня из батальона, они обрубили несколько щупалец гидре контрреволюции). Но вот пришел ноябрь месяц (1917 года. — В. Б.), и дальнейшее существование становилось невозможным... Становилось жутко. Когда народ был пьян от водки, была надежда, что он проспится, когда же он стал пьяным от крови братьев своих — надежда умерла.
На Дон я приехал 6 ноября и через некоторое время получил место начальника 1-го участка городской милиции Таганрога. В Таганрог прибыл поручик Белов от штаба Добровольческой армии [1], начальник Таганрогского пункта контрразведки. Я, как выяснилось, был ему рекомендован.
Тем временем положение в городе осложнялось... У обывателя шерсть поднималась дыбом в предчувствии чего-то нехорошего. Это нехорошее не медлило своим приходом, и уже к концу декабря отряды красных под командой матроса X. (фамилию не помню) и
 К 90-летию событий (1918) публикуем воспоминания Н. Сигиды «Наши агенты от милиционера до наркома» из журнала «Родина» (1990, № 10). Предисловие и примечания петербургского историка Виктора Георгиевича Бортневского (1954-1996).
Войска Сиверса двигались сначала к Донской области, затем  на Таганрог . Вожди отряда были звери, расстрелы и самые кошмарные издевательства были спутниками их похода, имея целью своеобразное настраивание этой толпы, которая носила название войск. Ни одной минуты отдыха человеку, через кровь идущего к крови, ни одной минуты сна человеку, пьяному от крови брата своего, не давали эти люди, дабы угар не мог пройти раньше, чем будет достигнута цель. Понимание психологии масс, чисто звериное, не научное, а инстинктивное давало возможность вождям мановением пальца своего повелевать массами.
(После установления Советской власти 19 января 1918 года автор остался в Таганроге для контрреволюционной работы и по протекции своего однокашника по Коммерческому училищу Е. И. Болотина, комиссара финансов СНК Донской республики, стал членом коллегии при таганрогском военкоме и занимался «организацией отпора» войскам генерала Корнилова. — В. Б.)
Предстояла большая работа и в случае неудачи возможность попасть под расстрел. Нервы напряжены до крайности. Бессмыслица стала нормальным явлением. Сначала приходилось пить, чтобы вздёрнуть себя хотя бы обманным путем. Разведка левых социалистов-революционеров во главе с Калабуховым шпионила всюду и везде. Разведка Украинской Рады и разведка большевиков не отставали тоже. Чека на Металлическом заводе в лице бывшего начальника стражи завода свирепствовала вовсю, и горе тем, кто попадал туда. Я делал всё, чтобы забить железнодорожные линии и не допустить прохода составов, делал так, чтобы и складов годных не было. В этом приблизительно объёме и по этому же плану шла наша работа в тылу у большевиков, парализуя их попытки к тому, чтобы уметь управлять. Управления как такового на месте не было, ибо управлять было не под силу кому бы то ни было. Всё управлялось само собой.
В самый нужный момент кого-либо не отыскивали, и дело останавливалось на определённое время. Однажды даже хотели аэроплан скрасть для Корнилова, но полетевший на нём летчик благодаря неосторожности свернул себе шею и разбил аппарат. Нередко бывали и случаи, что вместо производства манёвров спешно составляли поезда для гуляющих комиссаров и один за другим на полной скорости развозили пьяные компании в Ростов и на другие станции. Жизнь проходила весело, время летело незаметно.
Числа 7-8 апреля в городе стало известно о движении немцев на Дон [3], а дня через два после этого на станцию пришли эшелоны с бежавшими от немцев вояками. Атмосфера сразу сгустилась. Власть была озабочена. Предполагали готовить город к обороне путём постройки долговременных окопов, с каковою целью решено было мобилизовать буржуазию, что и было сделано. Но, несмотря на строгие наказы, окопы рыть пошли не все, и к приходу немцев эта операция так и осталась невыполненной... Все нервничали до такой степени, будто наступил страшный суд. Комиссару Азовского моря был отдан приказ держать наготове несколько судов «на случай могущего быть отступления» красных войск, а на переведенном языке — на «случай своевременного бегства заправил» (очень нужны им были красные войска!).
В кое-каких окопах, кое-где и кое-как обнесённых проволочными заграждениями, разместилась рвань, носившая громкое название армии. Когда показались немцы (аэроплан их прилетел с целью разведки гораздо раньше), эта рвань потребовала стрельбы, но, услышав свист пулемётных пуль, драпанула во весь дух, забыв всякие разные революционные принципы, навеянные временем и демагогией власть имущих. В этом и состояла вся оборона города «трудящимися».
Некоторое время, когда город был оставлен большевиками, но ещё не занят немцами, власть в нем взял на себя Союз офицеров. Им производились охрана города и аресты не успевших бежать «товарищей».
Ушли (из Ростова войска Добровольческой армии 9 февраля 1918 года — В. Б.), и город наполнился стонами и плачем отцов, матерей, жён, братьев, сестер по убитым, изнасилованным и замученным на их же глазах родственникам. Убивали всех, кто так или иначе подвертывался под руки. Особенно кошмарные сцены происходили в первые дни, когда власть как таковая находилась в руках любого вооружённого, взявшего себе право казнить и миловать по своему усмотрению.
Через несколько дней в городе возникли местный совдеп и областная власть в виде СНК под контролем из Москвы в лице некоего Орджоникидзе [4]. Какой-либо существенной разницы в организации власти, то есть в способе организовываться, не было. Всё стало так же, как и в других городах: одни приходили с винтовками и очищали город от «белогвардейцев», другие — распределяли в это время роли между собой. Выборы как таковые не существовали. Да и кто бы там выбирал? У каждого работы полон рот. Нужно было и убить, и ограбить, нужно было и на хорошую квартиру перейти, да и мало ли что ещё там? Да и какие выборы, когда... «товарищи» были всё время на своих местах и ещё до прихода красных войск уже было известно, кому и что делать. А кроме того, выбирай не выбирай, а у власти должен стать человек, перед революционной властью заслуженный, что-либо для неё сделавший. Так было и здесь.
Председателем Совнаркома Дона сделался знаменитый вахмистр Подтёлков...
Высокого роста, широкоплечий человек, одетый в папаху, короткий тёмный френч, бриджи и ботфорты, он походил на мясника, только что собравшегося на бойню. Такое впечатление производила эта фигура, находящаяся в любом месте поля вашего зрения и безразлично от того, что вы наблюдали: лицо или спину. Молчаливый, вялый в движениях, он, если вы приходили к нему по какому-либо делу, прежде всего впивался в вас полинявшими от степного ветра неприятными колючими глазами и, пронизывая, впитывал и угадывал в вас контрреволюционера, годного по деяниям своим для парамоновского подвала. И только после того, когда он находил, что рук марать о вас не стоит, он спрашивал, зачем вы пришли. Во всё время разговора с вами лицо этого человека не изменялось, и думали вы, глядя на него, что перед вами человек, занятый чем-то другим, ибо мысли его были где-то далеко. Бесстрастное лицо вершителя судеб все же носило на себе отпечаток какой-то бессмысленной ненависти и злобы, царившей в нём как первоисточник существования... Подтёлков в военном отделе являлся очень редко, и то на короткое время. Эти визиты носили характер частных и на Флорове, как на подчинённом, нисколько не отражались; он всё же был самостоятельным и в своих действиях, и в своих решениях, и только когда не хотел чего-либо делать и в то же время не хотел и отказаться, говорил, что это зависит от Подтёлкова, что он ему во всём подчинен и как тот скажет, так и будет. В таких случаях Подтёлков всегда отказывался.
Очередным действующим лицом был Орджоникидзе — грузин по происхождению, присланный на Дон из Центра. Живой и изворотливый, с сильным акцентом инородца, плюс ко всему этому нахальный, делающий вид, что он занят работой по горло, «товарищ Серго», как его здесь звали, всюду совал свой нос, наполняя комнаты отеля резким криком акцентирующего голоса. Он имел при себе революционные надобности, несколько ящиков денег и свою охрану. Это давало ему возможность подчинить себе жадных советских служителей и командовать ими, как то ему было угодно.
Власть местная тоже имела своих более видных членов. Одним из таких был Зявкин, начальник красной гвардии Ростова — гроза городского населения, а в особенности несчастных белогвардейцев, безжалостно истребляемых в подвалах Парамонова.
Наши разведчики имели доступ всюду. Тайная организация полковника Орлова и разведка, оставленная на местах Добровольческой армией, снабдили своими членами все советские учреждения в достаточной мере. Начиная от милицейских участков и кончая Наркомом, разведка имела свои глаза и уши, и Центр наш всегда был благодаря этому в курсе событий. Наши агенты, будучи на службе у большевиков, занимали у них места от милиционера до Наркома включительно.
Вдруг распространились слухи о приезде в Ростов по особо важному делу военного комиссара Кубано-Черноморской губернии некоего Автономова (говорят, бывшего офицера Балтийской морской пехоты) [5]. Разведка сообщила, что Нарком готовится к важному совещанию для выработки плана совместных действий против каких угодно белых, угрожающих Кубанской республике... Были сделаны фальшивые документы о делегировании меня на это совещание от Алексеевской волости Таганрогского уезда.
Отель охранялся тройной линией. Первая — стрелки пулеметной команды, вторая — местная полиция и третья — стрелки особого отряда, набранного из всякого сброда. Миновав эти три линии, мы вошли в отель, поднялись на второй или третий этаж, где была комната, предназначенная для заседания. Она имела четыре двери. Одна из них выходила на балкон, а три другие — в коридоры. У каждой двери стоял часовой-красноармеец, а внутри была контрразведка белых! Какая злая шутка.
Около двух часов ночи заседание подходило к концу, придя к следующему решению: хорошо укомплектованный отряд матроса Шкуры, что в Батайске, и свой особый отряд стрелков в Ростове сформировать путём слияния в одну часть под командой Шкуры и послать на Кубань как самостоятельный отряд, который во всём считался бы в своих действиях против противника с общим планом. Для этой цели главнокомандующий войсками Автономов должен был послать в отряд свою связь. Уцелевшие же части заменить местными и навёрстанными в округе, где, кстати, должна была произойти мобилизация. Все были довольны столь мудрым решением, и Автономов уже видел перед собой побеждённый белый отряд.
После этого мне удалось снестись с Беловым и благодаря полученным от него инструкциям перейти к действиям, цель которых была оставить Автономова без поддержки со стороны Дона. Ростовская анархическая федерация на три четверти своего состава, если не больше, состояла из офицерства, чуждого всякой партии, а тем более федерации анархистов. Но это давало возможность не только жить, но ещё и иметь оружие, бомбы, устраивать демонстрации против большевиков и вообще чувствовать себя непринуждённо. Не помню хорошо, но, кажется, были даже брошены бомбы. В общем, у правителей Дона создалось паническое настроение.
В Ростове <…> атмосфера как-то сразу сгустилась. Что было этому причиной — трудно сказать: то ли вести из Украины, то ли армия добровольцев. Обыски и аресты участились, и на свет появился полоумный садист студент Полуян, уроженец Екатеринодара... По городу взад и вперед шныряли автомашины то с начальством, то с очередными арестованными. Теперь уже действовали не только подвалы дома Парамонова, действовали и подвалы отеля «Астория» также. В последнем было не хуже, чем в первых. В тюрьме же хозяйничал полупьяный Полуян. Злобу свою сатанинскую вымещал он и на старом, и на малом одинаково.
…СНК Дона предполагал, что немцы, подойдя к границе Дона, пошлют к ним делегацию с просьбой разрешить перейти её. Конечно, революционное правительство им в этом откажет.
Когда выяснилось, что телеграф с Таганрогом не работает и причиной этому может быть приход и занятие города неприятелем, «трупы» зашевелились и начали спешно обнюхивать воздух. Скоро прибывшие беглецы успели напугать тем, что город Таганрог объявлен занятым немцами, беспощадно расправляющимися с большевиками, одних — комиссаров — расстреливали, а других — рядовых коммунистов — отсылали на работы... Разумеется, ни первое, ни второе «трупам» не улыбалось, а потому нужно было быть готовым положить «трупы»... в более сохранное место. Иными словами, нужно было приготовиться к бегству, оставив на произвол судьбы своих бесчисленных помощников и «революционный трудящийся народ». Начались сборы...
По улицам, за автомобилями с мечущейся властью, не пройти, не проехать. На вокзале готовый поезд. Чрезвычайка во главе с Полуяном заработала вовсю, стараясь использовать каждую свободную минуту. Все были начеку, чтобы пуститься к бегству. Ждали немцев и сознавали, что с ними шутки плохи, а революционная армия в бой, безусловно, не вступит. Все чего-то ждали. Обыватель притаился, как таракан у печки, и, сбитый с толку, не знал, что ему делать <…> Но вот и утро пасхального дня... (В этот день,21 апреля 1918 года, автор в составе отряда Дроздовского, опередив немцев, вступил в Ростов; однако на следующий день под напором превосходящих советских войск дроздовцы оставили город и отошли в село Чалтырь. — В. Б.)
Когда мы подошли к немцам, уже за Чалтырем, они были готовы к наступлению. Ранцы были сняты и аккуратно расставлены на землю, причём около имущества каждой роты был оставлен часовой, солдаты же сидели, то ли отдыхая, то ли поджидая кого-то. Когда цепи с бугров, стройно и чинно, точно автоматы, спустились вниз, мы подошли к буграм, наблюдая за боем. Немцы били из пушек по отдельным большевистским пулеметам, ликвидируя их иногда со второго выстрела.
Но вот мы и на улицах Ростова. Они пусты, точно вымерли. По дороге ни одного трупа. Зато патронов и оружия сколько хочешь. Это обстоятельство говорило за то, что «драп» был больше чем усиленный. Налегке совсем входили в город со стороны Таганрогского проспекта. В колонне по отделениям шли немцы, за ними небольшим отрезком шли мы, одетые по-походному, запылённые благодаря долгому пути. За нами движется наш обоз, состоявший не то из одной, не то из двух телег, взятых нами в Чалтыре. Всё оружие и патроны, что были по пути движения нашего, мы набирали в телеги, которые вскорости были полны.
Кроме того, каждый из нас нёс по 4-5 брошенных красными винтовок.
По мере продвижения в город, то есть к его центру, наблюдалось и больше признаков присутствия в нём живых существ; сначала видны были силуэты в окнах, потом — по два и по три уже на улицах у открытых парадных подъездов и у калиток. Лица у всех испуганно-радостные. С лёгкой тенью недоверия к случившемуся. Но вот конец Таганрогского проспекта. Здесь нас буквально засыпали цветами. Каждый считал своим долгом остановить кого-либо из нас и приколоть к шинели букетик цветов. Поверх же винтовок в телегу клали нам куличи, пасхи и яйца. В руки, в карманы совали папиросы, иногда коробками совали папиросы, иногда коробками в целую сотню.
Комендантом города был издан приказ о сдаче оружия в трёхдневный срок и о смертной казни для неповинующихся. Нам выданы были ордера для свободного производства обысков и арестов с правом на помощь, если это будет необходимо, немецких патрулей.
Арестованных к этому времени набралось довольно много. Работа между мной и поручиком Беловым распределилась так: я допрашивал и давал заключение по допросам следователю, который был к этому времени нами абонирован. Таким образом, на моей обязанности лежала присуда. На обязанности же поручика Белова лежало производство обысков и арестов и разбирательство в доносах.
О всех задержанных давались сведения мне не позже четверти часа после поступления их в комнату арестованных. ...Причина ареста всегда вызывалась показаниями свидетелей, или доносом, или захватом какого-либо уличающего документа. Свидетели же защиты вызывались по данным адресам в течение двух-трех часов. Всё разбирательство длилось не более суток, через каковой срок арестованный, кто бы он ни был, или освобождался, снабжённый соответствующим документом, или расстреливался. Другого наказания мы не имели, а в разбирательствах были крайне осторожны. Естественно, не щадили евреев, но они сами тому виной.
Работать приходилось очень много. Начало обыкновенно приходилось в 9 ½ - 10 часам утра, а конец часам к 4-5 ночи. Усталость одолевала иногда настолько, что трудно было удержаться, чтобы не заснуть. Иногда приходилось от очередной работы уходить по каким-либо важным, не терпящим отлагательств делам. Тогда допросы производил следователь, а я получал их уже готовыми. Во всяком случае, мои отлучки на времени задержания арестованных не сказывались. Строгость и скорость присуждения вызывалась следующими соображениями: вредное никогда не может стать полезным, во-первых; взявший одно око должен заплатить за него двумя, во-вторых; и что самый лучший способ лечения — хирургический, в-третьих. Вот наши принципы работы, ибо вкусивший власть
всегда будет стремиться к её достижению, а достигнув, — возобновить старое. Мёртвые же пока что не воскресают, а следовательно, и не опасны. Иногда случалось, что мы освобождали лиц, арестованных по доносу, которые совершенно не имели свидетелей защиты. Были случаи, когда отпускали преступников. Так, однажды у меня на допросе весь в слезах просил о пощаде один из видных красногвардейцев штаба Зявкина, слесарь мастерских Владикавказской железной дороги. Ссылаясь на то, что у него шестеро детей мал мала меньше и что в случае, если его расстреляют, они останутся без куска хлеба.
— Я лучше умру, чем позволю себе ещё когда-нибудь делать то, что я сделал. Пощадите меня, — говорил он. И я, подумав об этом обстоятельстве, выдал ему отпускное свидетельство и сказал, что он свободен. За это он сумел отплатить. Дня через два в районе Темерника из засады был убит один из наших офицеров, бывший там в компании других. Убийцу, несмотря на то что он отстреливался, ранили и, задержав, отправили ко мне. Угрюмо, исподлобья смотрел он и не ответил ни единого слова на мои вопросы.
А когда я напомнил ему об обещании его, он только пожевал сухими губами. Конечно, через несколько часов он был расстрелян.
Большинство расстрелянных были всё люди, отличавшиеся своею жестокостью во времена большевиков. Несмотря на это, они были жалки перед своей собственной смертью. Иные так и не могли стать на ноги, до такой степени теряли силы, благодаря испугу. Насколько подл человек. Насколько он может быть страшен, когда он силён, и насколько гадок и противен, когда он слаб...
Работая так, однажды я получил фотографическую карточку, сделанную в виде открытки, где была изображена довольно миловидная дама или барышня. Переправив мне эту карточку, агент мой сказал мне, что это есть знаменитая сестра Зявкина. Карточку эту он получил у неё, успев уже войти с ней в довольно интимные отношения. Сказал мне и следующее: по имеющимся у него сведениям, эта дама ищет знакомства с чинами контрразведки полковника Дроздовского с целью уничтожения их поодиночке.
— Со мной она это делать ещё не пытается. По-видимому, я ещё нужен. С вами просила познакомить, но я сказал, что, во-первых, вы нигде не бываете, а во-вторых, всегда очень заняты. Стороной же узнал, что она к вам придёт на приём якобы за справкой об арестованном. Она немного загримирована, так что сразу узнать её трудно.
— Неужели она не боится, что будет опознана и арестована? Ведь достаточно того, что она сестра Зявкина, — спросил я его, предполагая, что с карточкой возможна ошибка.
— Ну вот, когда вам придётся иметь с ней дело, тогда узнаете, насколько она боязлива, — ответил агент, — а пока разрешите откланяться.
С тех пор прошло несколько дней. Карточка, положенная в стол, затерялась там между другими бумагами, о Зявкиной я позабыл. Сразу не приказал её арестовать только из желания арестовать её после того, как она явится сама. Уйти из Ростова, имея здесь цель пребывания, она не могла, и я был спокоен за возможность взять её под арест в любой момент.
И вот однажды вечером (у меня были и вечерние приёмы) мне доложили о том, что какая-то дама хочет меня видеть. Я приказал впустить.
Вошла среднего роста, довольно элегантно одетая шатенка. Я бы не сказал, что она дурно сложена и собой не привлекательна. Поднявшись ей навстречу, я предложил занять стул возле моего стола и осведомился, что ей угодно. Она ответила, что хотела бы узнать что-либо о судьбе арестованного такого-то. В этот момент я вспомнил про всё сказанное мне моим агентом, не знаю почему, мои губы улыбнулись.
— Должно быть, я узнаю что-либо хорошее, если вы смеётесь.
— Да. И даже очень хорошее, — ответил я, роясь у себя в ящике, чтобы взять оттуда карточку. Наконец последняя была найдена, и я, повернув её к сидевшей и нажав кнопку электрического звонка, спросил:
— Скажите, эта фотография ваша ли?
— Да. Но как она попала к вам сюда? — удивилась моя собеседница.
В это время на мой звонок вошёл дежурный офицер. Остановив его знаком, я продолжал:
— Прежде всего, при малейшем движении рук я пущу в вас пулю. Поэтому благоволите держать их спокойно, как они есть, а теперь я вам отвечу на вопрос. Карточка попала ко мне потому же, почему и вы у меня. Ведь вы знаете, зачем вы пришли ко мне? Вы ведь сестра знаменитого Зявкина?
— Да, я его сестра. Что ж из этого? Если вы знаете цель моего визита, тем хуже для вас, — ответила она с лёгким волнением, а вернее с досадой. После этого она была уведена и отправлена в арестантскую комнату.
На другой день состоялся допрос в присутствии Бологовского. О том, что она из себя представляет, мы знали, да и сама она не отрицала. На вопрос же, почему она осталась здесь, она ответила, что мало ли что-де могло её тут задержать. И вот это-то «мало ли что» нам и нужно было узнать.
Допрашивали наверху, потому что допрос имел быть «с пристрастием», то есть с шомполами, применяемыми для большей словоохотливости допрашиваемого. Разумеется, что Зявкина говорить ничего не хотела. Она не знала, откуда в её комнате револьвер, почему там были патроны, чьи фотографии, главное — кто ещё кроме неё состоял в террористической организации. Когда ей заявили, что принуждены будут дать ей «25», а подпрапорщику С. было сказано: «Подпрапорщик, приготовьтесь», эта «милая женщина», презрительно улыбаясь, заметила:
— Ведь вы офицеры-рыцари. Неужели вы сможете ударить женщину?
— Преступник в глазах судей — существо бесполое. Он — преступник, и всё. Поэтому или отвечайте, или вас будут бить, — сказал Бологовский.
Она предпочла быть битой, и не только 25 раз, а гораздо больше. И даже тогда, когда её вешали, она всё же нашла в себе мужество сказать:
— Сколько вас сейчас, а я одна, и сколько было вас тогда, я же была тоже одна.
После этого, подрыгав немного ногами и руками, она осталась «также одна» <…>
Всё, казалось, шло хорошо. Но вот в меньшевистском вестнике начали появляться статьи о том, что они-де, мол, меньшевики, требуют, чтобы всё было решаемо судом, что даже самого важного большевика надо судить, а не так просто стрелять. Да и стрелять много нельзя. Этот же самый вопрос поднят был в городской думе меньшевиком Петренко, тем самым, что при большевиках гордо кормился из красных запасов.
Конечно, на разговоры членов этой партии и родственной ей с. р-в.2 мы обращали внимания не больше, чем на пустой лай, и как делали своё дело, так и продолжали его делать. Нападки тем временем продолжались и стали принимать размеры нежелательные.
Всю жизнь свою пробыв с жёлтым билетом и с еженедельным санитарным осмотром, партии меньшевиков и с. р-в захотели стать порядочными женщинами и занялись пересудами по адресу «сбившихся с пути», о «достоинстве человеческом позабывших», как писали в то время левые газеты.
Петренко же пошёл еще дальше и, как полагается всякой «порядочной» женщине, обладательнице упомянутого документа, пользуясь правами председателя Городской думы, заявил немецкому коменданту, что русские власти — грабители и разбойники. Народ убивают среди бела дня и грабят его на чём свет стоит. В результате жалоб просил со стороны коменданта помощи. Делая это дело, пошлое и грязное, он позабыл о том, что его же, служившего большевикам, не только не убили, но и не арестовали, ибо за ним не значилось кровавых преступлений.
На другой день меня, Белова и Бологовского вызвал к себе комендант и попросил возвратить ему те документы, какие мы имеем от него на право обысков и арестов.
2 Социалистов-революционеров.
— Это я должен сделать официально. Официально же я не могу вам дать право расстреливать. Такова политика. Но неофициально скажу. В ваши дела вмешиваться не буду. Делайте осторожно, и только.
Таким образом, официально мы теряли права на известное положение в городе и волей-неволей должны были продолжать своё дело исподволь, уже как бы на «законном» основании. И это благодаря людям, у которых хватало смелости называть себя русскими. Эти же лица пошли и дальше, агитируя против нас уже среди городского населения, начавшего забывать все ужасы недавнего прошлого. Вместо ласковых встреч уже появились молчаливо-укоризненные, а иногда и просто недоброжелательные.
Странное чувство зарождалось где-то глубоко против людей, кто бы они ни были. Какая мерзость, какая гадость. Неужели мы, русские, не могли знать только русских в личных наших делах и неужели большевики недостаточно заплевали наши души для того, чтобы мы шли положительно на всё для избавления их от заслуженного наказания? Но таковы партии меньшевиков и с. р-в. Нет в них ни совести, ни чести, ни вообще чего-либо, характеризующего человека с хорошей точки зрения. И что характерно, так это то, что таковы они всюду, не только в России...
Примечания
1. Речь идет о военной организации, основанной 2 ноября 1917 года в Новочеркасске генералом М. В. Алексеевым. В неё вступали приезжавшие на Дон со всех концов России офицеры, юнкера, учащаяся молодежь. Во второй половине ноября в ней насчитывалось более 600 человек. 27 декабря эта организация была преобразована в Добровольческую армию. В командование вступил генерал Л. Г. Корнилов, а верховным руководителем был объявлен М. В. Алексеев.
2. На борьбу с калединщиной были направлены отряды под командованием большевиков Н. А. Ховрина (1891-1972) и Р. Ф. Сиверса (1892-1918).
3. В соответствии с Брестским мирным договором Советское правительство признавало фактическую оккупацию Украины австро-германскими войсками. Неопределённость границ РСФСР и Украинской Центральной Рады давала формальные основания для агрессивных действий австро-германцев на территориях, не входивших в состав Украины, под предлогом их защиты. Захват Таганрога, Ростова и Новочеркасска был предусмотрен соглашением военного командования Германии и Австро-Венгрии еще 10 марта 1918 года.
4. Григорий Константинович Орджоникидзе (1886-1937) в соответствии с декретом СНК за подписью В. И. Ленина был назначен чрезвычайным комиссаром Южного района 9 апреля 1918 года и вошёл в состав ЦИК Донской советской республики.
5. Алексей Иванович Автономов (1890-1919), бывший хорунжий, в январе 1918 года был избран главнокомандующим Юго-Восточной революционной армией, а с 6 апреля стал главнокомандующим вооруженными силами Кубанской советской республики.
Название: Re: РУССКИЙ ОБЩЕ-ВОИНСКИЙ СОЮЗ ( РОВС)
Отправлено: elektronik от 02.02.2011 • 21:28
В 1948 - 1954 гг. великий русский национадьный мыслитель, идеолог Русского Обще-Воинского Союза, профессор Иван Александрович Ильин (1883-1954) написал серию статей под общим названием "Наши Задачи". Статьи писались в тайне, без указания имени автора, и после согласования с Председателем РОВСа и его одобрения публиковались под грифом "только для единомышленников" в бюллетенях, предназначавшихся для членов РОВ Союза.
(http://rovskr.narod.ru/ivanilin.jpg)
В "Наших Задачах" И.А. Ильин изложил с точки зрения Белого движения концепцию будущего государственного строительства освобождённой от коммунизма России.

Но целый ряд статей "Наших Задач" был посвящён теме конспирации и способам противодействия агентуре МГБ-КГБ: всегда придерживаясь непримиримой позиции по отношению к коммунизму, И.А. Ильин уделял особое внимание проблеме борьбы Белой эмиграции с КГБ и гебистской агентурой.

Кстати, именно в "Наших Задачах" профессор Ильин предупреждал о том, что после крушения КПСС возникнет серьёзная опасность прихода к власти КГБ и криминала (увы, предсказание учёного сбылось). Дабы предупредить эту катастрофу, Иван Александрович предлагал в будущей Свободной России полностью лишить гражданских прав всех бывших чекистов и тех, кто сотрудничал с КГБ...
--------------------------------------------------------------------
Иван Александрович Ильин

КОНСПИРАЦИЯ В ЗАРУБЕЖЬЕ


    Слово «конспирация» означает заговор. Искусство конспирации состоит в умении проводить заговоры тайно и доводить их до успешного конца. Это искусство имеет свои ненарушимые правила: кто их не соблюдает, тот губит свое начинание, а может быть, и себя самого, и всех доверившихся ему близких и далеких единомышленников. Здесь дилетантство равносильно провалу и гибели.

    Одно из этих правил гласит: тайну заговора можно сообщать только лицам безусловного доверия и безусловного единомыслия, и то, если их участие в заговоре безусловно необходимо.

    Вообразим, что ко мне является видный агент НКВД и говорит: «Мы, заговорщики в НКВД, готовы произвести переворот в Советском государстве и установить русское национальное правительство, если вы, эмигранты, обещаете нам исполнять теперь же все наши указания, а потом дать нам всем полную амнистию и войти в наше правительство!» — Я, конечно, даю ему высказаться. Что надо ответить ему?

    1) «Почему вы избрали меня для сообщения мне вашей тайны? Разве я являюсь вашим безусловным единомышленником, которому можно доверить такую тайну? Чтобы быть вашим единомышленником, я должен был бы знать все ваши сокровенные замыслы против эмиграции, которые вы профессионально обязаны иметь. Как и чем вы докажете мне, что вы сейчас говорите со мной не как профессиональный провокатор из НКВД, а как Национально Мыслящий патриот? Какое же единомыслие возможно между нами? Единомыслие предполагает твердомыслие с двух сторон. Если принять, что мое твердомыслие доказано моим прошлым, то ваше твердомыслие погибло навсегда в вашей провокаторской деятельности. Вы уже никогда не будете верить себе самому. Какой же возможен заговор при отсутствии единомыслия и твердомыслия? Разве только заговор друг против Друга»...

    2) «Откуда у вас берется такое безусловное доверие ко мне, что вы решаетесь сообщить мне такую опасную тайну? Откуда вы знаете, что я не болтлив и не хвастлив? Что я не разболтаю ваш заговор устно или в печати? Откуда вы знаете, что среди моих знакомых нет ваших же, засекреченных от вас агентов, которые немедленно выдадут вас вашему начальству? Почему вы считаете меня таким глупцом, который способен немедленно поверить предложениям профессионального энкаведиста? Если вы обращаетесь ко мне с таким предложением, то вы явно считаете меня отъявленным политическим идиотом; но к такому идиоту невозможно питать вообще никакого доверия. Все это означает, что вы только играете со мной в доверие и нисколько не опасаетесь выдачи. Вы явно обращаетесь ко мне с ведома вашего начальства, и вся ваша затея только и может быть новой провокацией».

    3) «Но если бы между вами, профессиональным провокатором, и мною имелось в действительности единомыслие и доверие (о чем смешно и думать), то вы имели бы основание сообщить мне о вашем заговоре» только тогда, если бы мое участие было безусловно необходимо для вашей удачи. На самом же деле все обстоит как раз наоборот: ваш «заговор» затевается в среде окончательно пролганой и профессионально, насквозь прошпионенной и предательской. У вас в НКВД подслушивают друг у друга даже ночные мысли и «пришивают» друг другу собственные вымыслы и замыслы, И тем не менее вы создали якобы целый заговор. Но тогда какое же безумие с вашей стороны делать его предметом «эмигрантского экспорта».

    Ведь для успеха его необходимо, чтобы ин один комар в эмиграции не подозревал о нем и не мог пропищать о нем даже ночью... А вы вываливаете мне, первому встречному, всю вашу тайно-полицейскую подоплеку. Скажите, скольких эмигрантов еще вы посвятили в этот «план спасения России»? Вы, конечно, понимаете, что этим вы просто погубили весь ваш «заговор». И вы, искусный энкаведист, делаете при этом вид, будто вы сами всего этого не сообразили. Если ваш «заговор» известен мне, случайно попавшемуся вам эмигранту, то он, конечно, давно уже известен вашему начальству. А это означает, что он или безнадежен и что именно вы погубили его, или же, что он есть очередная провокация. Ясно, что верно именно последнее».

    4) «для производства переворота в Советии эмиграция вам решительно не нужна. Напротив, ее участие и ее болтовня могут быть только вредны вам. Если вы можете и желаете произвести переворот, то совершайте его молча, неожиданно и решительно, но не звоните же об этом за границей».

    «Вы хотите от нас «амнистию». Но зачем же вам нужна амнистия, если вы сами будете у власти. Тогда амнистировать будете вы, а не вас. К тому же вы отлично знаете, что в эмиграции нет единства: она многоголова и разномысленна, в ней сотни тысяч или даже более того, а вы разговариваете со мною, Анемподистом Чижиковым, как если бы я мог гарантировать вам что-нибудь «Войти в ваше правительство». Что же, мы так и ввалимся в ваше неправдоподобное правительство, многоголовые и разномысленные. Или же вы обещаете это участие только мне, Чижикову, лично. Вы, должно быть, считаете меня очень честолюбивым и к тому же глупым человеком... Когда вы будете у власти, тогда вы и будете приглашать кого захотите, и приглашенные будут вам отвечать индивидуально. А до тех пор, вы сами понимаете, только глупцы могут соблазняться вашими посулами и принимать всерьез ваше провокационное пустословие. Но стоит ли вам стараться над... соблазнением глупцов? Или вы хотите превратить их в своих разведчиков?»

    5) «Что же касается исполнения теперь же всех ваших указаний и требований и безоговорочного повиновения вам во всем, то это требование было в свое время произнесено вашим сотрудником Федоровым-Якушевым, основателем всем известного провокационного «Треста». Это нам уже знакомо. И именно это выдает вас, окончательно, с головой. Итак, поищите себе со-заговорщиков среди людей более неопытных, слепо-доверчивых и болезненно честолюбивых. А меня не тревожьте вредными разговорами!»

    Все эти соображения, конечно, нет надобности излагать лукавому собеседнику: можно сказать иначе, меньше и больше. Но про себя следует думать именно в этом роде. И затем следует предупредить всех единомышленников о готовящейся новой провокации,— может быть, и через честную эмигрантскую прессу.
    Из серии статей для чинов РОВСа «Наши задачи», 1948 г.
-----------------------------------------------------------------------------------
Иван Александрович Ильин

НАШИ КАДРЫ И СОВЕТСКАЯ АГЕНТУРА



    Нам надо считаться с тем, что вторая мировая война крепко перетрясла наши кадры, внесла в ряды эмиграции небывалые соблазны и разложение, влила в нее массу «невозвращенцев» и проработала ее новой, по-новому работающей советской агентурой. Поэтому нам необходимо, прежде всего, сделать «перекличку», найти друг друга, удостоверить прежнее единомыслие, сомкнуть наши поредевшие ряды Нам придется далее, «списать» разложившихся и отступиться от колеблющихся, которые, может быть, уже завтра «начнут возвращаться».

    Заграничный аппарат НКВД получил после войны новые возможности для работы среди эмиграции. Так, он имеет в невозвращенческих рядах новую «непроглядную» среду, которою он весьма искусно пользуется. Он находит ныне доступ к эмигрантским сердцам не только с л е в а, но и с п р а в а, именно к тем, которые понимают государственность как начало не «демократически-соглашательское», а «императивно-диктаториальное». Советские агенты ловко пользуются инстинктивным сочувствием русских людей к «русской армии», к «русской церкви», к «русскому территориальному приращению» соблазняя, уверяя, пугая и начиная с «малых услуг и поручений». На наших глазах аппарат НКВД соблазнил ряд известных русских масонов (Вердеревского, Кедрова, Кривошеина и др.). Он несомненно использует, так или иначе, всех представителей «алексеевской» церкви 2 заграницей, всех без исключения неотправляемых возвращенцев, всех иностранных «сочувствователей» и промышленных «заказопринимателей», многих иностранных журналистов и всех иностранных коммунистов.

    Нам нельзя забывать: ряд лиц, боровшихся до войны с коммунистами, ныне стали их агентами, их прислужниками, сочувствователями, восхвалителями, тайными «заработко-принимателями»... Среди этих перебежчиков — есть русские родовитые князья, прославленные беллетристы, духовные лица (православные и евангелические). Теперь мы можем быть обойдены отовсюду: слева, справа, от алтаря, от науки, от искусства, от журналистики, от дипломатии. Враг может оказаться в с ю д у.

    Это не значит, что бороться «нельзя» или «безнадежно». Но это означает, что мы сами должны усугубить бдительность и осторожность. Верность людей — нисколько сама собой не разумеется. Что бы кто из нас ни затевал,— надо все предусмотреть, семь раз отмерить и проверить и потом, может быть,_не тотчас же отрезать. Это совсем не «страх»: он нам не был свойствен ни в тюрьмах ГПУ, ни в открытой борьбе. Это — чувство ответственности, это обязательная осторожность, требуемая делом и борьбой. Конспиративные правила стали для нас обязательны и тогда, когда мы никакой особой «конспиративной работы» не ведем.

    Из серии статей для чинов РОВСа «Наши задачи», 1948 г.
----------------------------------------------------------------------
Иван Александрович Ильин

ЧУТЬЁ ЗЛА



    В этом наша беда и наша опасность: мы живем в эпоху воинствующего зла, а верного чутья ДЛЯ распознания и определения его не имеем. Отсюда бесчисленные ошибки и блуждания. Мы как будто смотрим — и не видим; видим и не верим глазам; боимся поверить; а поверив, все еще стараемся «уговорить себя», что «может быть все это не так»; и не к месту, и не вовремя сентиментально ссылаемся на евангельское «не судите», и забываем апостольское «измите злаго от вас самех» (Кор. 1. 5—13). Делаем ошибку и стыдимся сказать: я ошибся поэтому держимся за нее, длим ее, увязаем во эле и множим соблазны.

    А воинствующее зло отлично знает нашу подслеповатость и беспомощi-юсть и развивает искуснейшую технику маскировки. Но иногда ему не нужно никакой особой техники: просто назовется иначе и заговорит, как волк в детской сказке, «тоненьким голосочком: ваша мать пришла, молочка принесла»... А мы, как будто только этого и ждали,— доверчивые «козляточки»,— сейчас «двери настежь» и на все готовы.

    Нам необходима зоркость к человеческой фальши; восприимчивость к чужой неискренности; слух для лжи; чутье зла; совестная впечатлительность. Без этого мы будем обмануты как глупые птицы, переловлены, как кролики, и передавлены, как мухи на стекле.

    В нас до сих пор живет ребяческая доверчивость: наивное допущение, что, если человек что-нибудь говорит, то он и в самом деле думает то, что говорит; если обещает — то желает исполнить обещанное; если рассказывает о своем прошлом — то не врет; если развивает «планы», то сам относится к ним серьезно; если обвиняет другого, то “не станет же заведомо и злостно клеветать»; если восхваляет кого, то не потому, что ему пригрозили, наобещали или уже заплатили; если выставляет себя патриотом, то никак не может принадлежать к враждебной контрразведке; если произносит священные слова, то не ради провокации; если носит какую-нибудь одежду (военную, духовную или иноземную), то и внутренно соответствует своему наряду; если располагает деньгами, то добыл их законным и честным путем; если обещает продовольственные посылки, то от сочувственной доброты и т. д. Мы, как маленькие дети, судим о внутреннем по внешности: по словам, по одежде, по статьям в газете и особенно по обещаниям, по личным комплиментам и по подачкам.

    Но слова без дела не весят. У каждого из нас есть свое прошлое, состоящее из поступков, совершенных нами и, может быть, втайне совершаемым и ныне. Это прошлое отнюдь не подобно змеиной коже, периодически обновляющейся; напротив оно вырастает у нас из души и сердца, оно остается внутренно вращенным и несется нами через всю жизнь; оно звучит в интонациях голоса, оно посверкивает во взгляде, оно сквозит в манерах, оно прорывается в оборотах речи и в аргументации, оно выдает нас. Иногда человек выдает себя одним взглядом, одним словом, одной постановкой вопроса.

    Поэтому за словами должны стоять общеизвестные дела; и судить надо не по речам, а по делам. Человек должен иметь нравственное право на те слова, которые он произносит. Священные слова не могут прикрыть грязных дел. Великие лозунги не звучат из уст предателя. Надо быть духовно слепым и глухим, чтобы верить в искренность наемного агента. Наше поколение богато отвратительным опытом лжи и лицемерия; мы обязаны иметь чутье зла и не имеем права поддаваться на соблазны.

    И одежда не гарантирует ничего. Разве иеро-чекисты, прилетавшие в Париж и соблазнившие митрополита Евлогия и митрополита Серафима (Лукьянова) — были не в рясах? Разве Скоблин не имел права на форму белого генерала? Разве шулер не выдает себя слишком безукоризненным фраком и белоснежной рубашкой с бриллиантовыми запонками?

    И газетные статьи не должны вводить нас в заблуждение. На статьи, как и на слова, и на речи — человек должен иметь жизненное право, право, приобретенное делами жизни, ее мужеством, ее искренностью, ее жертвенностью, цельностью своего характера. Современный мир богат костюмированными писателями, уже не раз переодевавшимися, писателями-наймитами, писателями «чего изволите», писателями-лицемерами и предателями. Надо научиться распознавать их.

    Еще глупее верить «обещаниям». И под советами, и в эмиграции мы видели множество «искусников», которые делают себе карьеру неисполняемыми, а часто и заведомо неисполнимыми обещаниями: суля другим впустую мнимую с «конъюнктуру», они постепенно готовят самим себе настоящую.

    Еще глупее верить хвалителям и льстецам. Лесть есть такая разновидность взятки, которая ненаказуема и которую люди не стыдятся брать: и «сдал», и «не дал»; и «взял», и «не взял»; подкуп состоялся, а доказать его нельзя. Между тем льстец всегда есть в то же время клеветник: кто не даст подкупить себя лестью, тот будет им оклеветан. А нам надо помнить: современное человечество кишит нравственно — и политически — скомпрометированными людьми, которым необходимо скрыть или диссимулировать свое прошлое; ложь, лесть и клевета — их главное жизненное оружие.

    Что же нам делать?

    1) Отходить от зла и творить благо. Не замешиваться в ту праздную и вредную сумятицу партийной интриги и клеветы, которой столь многие отдают свои силы. Искать реальной борьбы, а не эмигрантской карьеры, которая всегда была и всегда будет пустозвоном. Надо быть, а не казаться; наносить удары врагу, а не считаться «эмигрантским проминентом».

    2) Смыкать наши ряды. Упорно, неустанно искать людей, заслуживающих абсолютного доверия: людей совершенных дел; людей непоколебимого стояния; людей, никогда и никуда не продававшихся и ни на что грязное не нанимавшихся; таких людей, что если ловкий клеветник представит нам «несуразные доказательства» их мнимой нечестности, то мы отвернемся от клеветника с омерзением. Надо находить людей абсолютного доверия и связываться с ними напрочно.

    3) Постоянно крепить в себе чутье к добру и ко злу. Беречь свое чувство чести; не снижать его требований; твердо верить, что бесчестье есть мое поражение и переход в лагерь дьявола; и всякого нового человека мерить про себя требованием полной чести и честности. Всегда проверять свои впечатления и свой внутренний суд — в общении с людьми абсолютного доверия. От бесчестных решительно отходить; сомнительным не доверяться. Ни те, ни другие — не годятся для борьбы: продадут и предадут.

    4) Учиться безошибочно отличать искреннего человека от неискреннего. Крепить в себе чувство фальши и слух для лжи. Бережно копить в себе соответственный жизненный опыт и делиться им с людьми абсолютного доверия. И всегда и во всех своих общественных ошибках отдавать себе ясный и честный отчет.
    Из серии статей для чинов РОВСа «Наши задачи», 1949 г.
Название: Re: РУССКИЙ ОБЩЕ-ВОИНСКИЙ СОЮЗ ( РОВС)
Отправлено: elektronik от 15.02.2011 • 20:13
РУССКАЯ ЭМИГРАЦИЯ И РОВС В НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОД ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Вторжение вооруженных сил Германии 1 сентября 1939 года в Польшу стало нача-лом невиданного по своим масштабам катаклизма мировой истории - Второй мировой войны. Но этот день совпал с пятнадцатилетием Русского Обще-Воинского Союза, чему и был посвящен специальный приказ генерала Архангельского. В нем указывалось на то, что время подтвердило правильность основ организации и ее жизнедеятельности. РОВС оце-нивался как хранитель лучших традиций Российской Императорской Армии, и подчерки-валась его главная цель - борьба за освобождение и восстановление Великой России. На-чальник Союза указывал на необходимость укрепления основ РОВСа. В приказе содержал-ся призыв к воинским чинам, отошедшим от Союза, возвращаться в родные ряды, части и организаци.
==================================================================
(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000hb6g5)-На фото, потомки казаков, награждённых за
подвиги в Великой войне Георгиевскими крестами.
11 февраля 2011 г. в станице Сергиевской Кореновского района Краснодарского края прошла презентация книги атамана Кореновского казачьего общества М.С. Тимченко – «Дорогой в бессмертие».
В книге освещаются подвиги казаков Кореновского района в войнах за Русь в войнах XIX века и в годы Первой мировой войны. Было приятно увидеть казаков-потомков, чьи Деды и Отцы в годы Великой войны были награждены орденами Святого Георгия разных степеней, и Георгиевским наградным оружием.

Присутствовал бывший Атаман Кубанского Казачьего Войска В. Громов, который обратился ко всем казакам и гостям, с речью о необходимости возрождать память о Первой мировой войне, а так же достойно почтить память всех героев в предстоящем ее 100-летнем юбилее. По его словам, только в одном Кореновском районе вышла подобная книга, где рассказывается о подвигах Кубанских казаков на Кавказском фронте Великой войны. Речь бывшего атамана была встречена дружными аплодисментами, как казаков, так и гостей района на презентации.

Было отрадно присутствовать на таком мероприятии. Всем нам нужно помнить о необходимости возрождения наших исторических корней, и в том числе связанных с участием наших дедов и прадедов в Великой войне.
Вот сколько героев дала Кубань в годы Великой войны: в действующей Армии находилось 2264 офицера и 111.868 строевых и нестроевых кубанских казаков, из них были награждены 117 офицеров и 30.161 казак, потери составили 3964 убитыми, 20.886 ранеными и 2269 пропавшими без вести. Кубанские части достойно сражались как на Кавказском, так и на Восточном фронте.

Егор Брацун
От редакции: справедливости ради стоит заметить, что несколько странно видеть представителей казачества в современных кителях "под галстук".  (РОВС)

Название: Re: РУССКИЙ ОБЩЕ-ВОИНСКИЙ СОЮЗ ( РОВС)
Отправлено: Artist от 16.02.2011 • 13:58
Замечательные документы, спасибо. Очень интересно, узнал много нового.
Название: 120 лет назад (1891) в Москве родился поэт Владимир Александрович Петрушевский
Отправлено: elektronik от 17.02.2011 • 21:36
120 лет назад (1891) в Москве родился поэт Владимир Александрович Петрушевский.

Вулканолог, общественный деятель, поэт. Закончил Хабаровский кадетский корпус (1908) и Николаевское кавалерийское училище (1911). Участник Первой мировой и Гражданской войн. В эмиграции с 1920 в Индонезии. Работал в геологической службе разведки вулканов, которую впоследствии возглавил. Участвовал в 280 вулканологических экспедициях, «изъездил, исходил и облетал Яву, Суматру, Целебес, Борнео, Бали ..., имел в своём подчинении 130 вулканов». Получил звание геолога «honoris causa». Один из вулканов на острове Ломблен назван в его честь «Петруш». С 1950 — в отставке. Поселился в Австралии в Сиднее, где занимался общественной и церковной деятельностью. Владимир Александровия, отказался изменить своё подданство, навсегда оставшись гражданином Российской империи: «Я часть Руси, которую невзгода, как мяч забросила за море-океан, я верный сын великого народа…».
                                                                        (http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000hca04/s640x480)
Пусть снова, как в старые, добрые годы,
Без крови, насилья и тяжких оков,
Под властью Монарха, без горькой свободы,
Россия увидит Твой Божий покров.
И нивы ее, бесконечные нивы,
Пусть также желтеют в июльские дни,
И храмы, что ныне стоят, сиротливы,
Пусть снова затеплят лампадок огни.
Название: Re: РУССКИЙ ОБЩЕ-ВОИНСКИЙ СОЮЗ ( РОВС)
Отправлено: Artist от 17.02.2011 • 22:18
Спасибо за прекрасные стихи и информацию о поэте, господин elektronik.
Название: Re: РУССКИЙ ОБЩЕ-ВОИНСКИЙ СОЮЗ ( РОВС)
Отправлено: elektronik от 19.02.2011 • 20:58
Кусонский Павел Алексеевич (1880-1941)
(http://www.belrussia.ru/kontent/pict/Biogr/kycon.jpg)
- генерал-лейтенант Генштаба. Окончил Петровско-Полтавский кадетский корпус, Михайловское артиллерийское училище и Николаевскую военную академию (1911). Участник Первой мировой войны. С 1915 года — старший адъютант оперативного отделения в Управлении генерал-квартирмейстера штаба 8-й армии. Подполковник. В 1917 году являлся  помощником начальника оперативного отделения в Управлении генерал-квартирмейстера Ставки Верховного Главнокомандующего. В ноябре 1917 г. полковник Кусонский был послан генералом Духониным в Быхов с тем, чтобы предупредить генерала Корнилова и его сторонников о приближении большевиков. Вслед за Корниловым уехал в Добровольческую армию. В июне 1918 г. назначен генералом для поручений при командующем Добровольческой армией. В январе 1919 г. назначен генерал-квартирмейстером штаба Добровольческой армии, в мае переименованной в.Кавказскую Добровольческую армию. В июне 1919 г.— генерал-майор и начальник штаба 5-го кавалерийского корпуса генерала Юзефовича. В Русской армии генерала Врангеля — и. д. начальника гарнизона города Симферополя. С августа 1920 г. — начальник штаба 3-го армейского корпуса.
В октябре 1920 г. — начальник штаба 2-й армии. После эвакуации из Крыма назначен помощником начальника штаба Главнокомандующего Русской армией. Приказом от 16 февраля 1922 г. произведен в генерал-лейтенанты — за отличия по службе. После 1922 г. переехал в Париж, где находился в распоряжении председателя РОВСа генерала Кутепова, а затем генерала Миллера. После ухода генерала Стогова в 1934 г. с поста начальника военной канцелярии РОВСа в Париже замещал его до 1937 года. Некоторые историки считают, что Кусонский работал и на НКВД, а атк же стал активным деятелем подпольных сил, рьяно добивающихся низложения и полного распада РОВС и развала единства Белой эмиграции в целом.После событий, связанных с похищением генерала Миллера и участии в них генерала Скоблина, продолжал свою работу в РОВС.Стоит отметить, что Кусонский не вскрыл своевременно записку генерала Миллера, оставленную последним в канцелярии РОВСа при уходе на свидание с якобы представителями Генерального штаба одной из западных держав, которое было устроено генералом Скоблиным. Приводим заключение Особой Комиссии по делу Скоблина под председательством генерала от кавалерии Эрдели (от 28 февраля 1938 г.): "Записка, оставленная генералом Миллером в полдень 22 сентября (1937 г.), — единственный ключ к раскрытию тайны его исчезновения. Более раннее вскрытие этой записки, вероятно, не могло бы уже воспрепятствовать похищению генерала Миллера, но оно могло — и должно было — помешать бегству Скоблина. Поэтому Комиссия ничего не имеет добавить к следующему сделанному ей заявлению генерала Кусонского: "Считаю себя виновным в позднем вскрытии упомянутой записки, почему откровенно доложил начальнику Русского Обще-Воинского Союза о недопустимости занятия мною каких-либо ответственных должностей в РОВСе", журнал "Часовой" № 208 от 10 марта 1938 года.В 1938 г. переехал в Бельгию, где работал переводчиком, одновременно помогая начальнику РОВСа генералу Архангельскому. 22 июня 1941 года был арестован гестапо и интернирован в концлагерь Брейндонк, в Бельгии. 22 августа 1941 года скончался от жестоких побоев. Похоронен семьей на кладбище Уксель в Брюсселе. 30 ноября 1944 г. бельгийские власти с воинскими почестями перенесли прах генерала на почетный участок кладбища Юкль в Брюсселе.
Название: Войсковой Старшина Абрамов о праздновании очередной годовщины Ледяного похода.
Отправлено: elektronik от 25.02.2011 • 20:19
Войсковой Старшина Абрамов о праздновании очередной годовщины Ледяного похода.
    * 24 Фев, 2011 at 4:26 PM

22.02.2011 г. в 10 час.утра присутствовал в г.Ростове на Дону на ул.Пушкинской на торжественном акте у здания Научной библиотеки ЮФУ, где в Феврале 1918 г. располагался Штаб Добровольческой Армии, проведенном по инициативе 2-го Донского ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ II кадетского корпуса, и посвященном годовщине начала "Ледяного" и "Степного" походов.

От 2-го ДКК был наряжен полувзвод кадет при двух офицерах, выставлен почетный караул у портрета ген. Корнилова. После литии об упокоении Белых Вождей и Воинов, отслуженной о.Михаилом (Вьюниковым), Корпусной Офицер В.ст. Межеровский кратко рассказал кадетам о событиях Гражданской войны, о начале "Ледяного" похода Армии ген. Корнилова из этого здания, начале "Степного" похода казаков в Новочеркасске, проведя параллель с событиями нынешнего времени...

Кадетами были возложены цветы к Мемориальной Доске, посвященной Вождям Добрармии, на здании Библиотеки.

От Л.Гв. Казачьяго Е.В.полка присутствовали В.ст. Абрамовъ и Подъес.Новиков; на торжественном акте присутствовали также лица, разделяющие идеологию Белого Движения. Были поданы на поминовение две записки - о упокоении Вождей и Воинов Белого Движения от РОВС, и о упокоении Л.Казаковъ,как погибших от красного террора так и участниках первых боев с красными, "Ледяного" и "Степного" походов и повстанцев.

От РОВС и от Полка был возложен букет цветов.
Войсковой Старшина Абрамовъ
---------------------------------------------------------------------

Название: О 23 февраля - нами давно всё сказано!
Отправлено: elektronik от 25.02.2011 • 20:29
Мне задали вопрос: «Что в этом году предпринял РОВС «в связи с красным днём календаря» 23 февраля?»


(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000hp63y/s640x480)
Отвечаю:

За последние 20 лет РОВС в этом направлении предпринял, пожалуй, уже всё, что можно и нужно. Официальные заявления сделаны, статьи опубликованы, десятки тысяч листовок расклеены, лекции прочитаны, интервью и разъяснения даны...

В результате всей этой деятельности – не только РОВСа, но и многих, поддержавших нас единомышленников – сегодня даже далёкие от политики и не слишком нагруженные знанием истории слои населения в РФ слышали, что никакой победы красной армии 23 февраля не было, что имеет место очередная большевицкая фальсификация. Но главное, конечно, не это, а то, что сегодня люди в России знают – день 23 февраля русские патриоты "праздником" отнюдь не считают, Русское же Воинство имеет свой исторический праздник – День Святого Великомученика и Победоносца Георгия.


Таким образом, просветительская часть задачи за последние 20 лет выполнена. Правда о 23 февраля, 7 ноября и тому подобных партийных "праздниках" до думающей, слышащей части народа донесена. Всё об этом уже сказано, а «имеющий уши, да услышит»… Все, действующие в стране общественные и политические силы, давно уже чётко определили свою позицию и в отношении большевицкого переворота, и в отношении красной армии, и в отношении её праздников.

Поэтому каждый раз устраивать 23 февраля какие-то особые демарши со стороны Белых, считаю совершенно излишним.

Если красные продолжают праздновать день основания своей армии, то ведь на то они и красные – горбатого могила исправит. Если правящий в РФ режим сделал 23 февраля «государственным праздником», то ведь на то он и АНТИНАЦИОНАЛЬНЫЙ…

Надо понимать, что мы сегодня действуем уже не в условиях 1990-х годов, когда перед РОВСом стояла задача разъяснения населению самых элементарных вещей. Можно с полным удовлетворением сказать, что многие, стоявшие тогда перед РОВ Союзом задачи, успешно нами решены. Люди в России уже совсем по-иному, нежели в 1990-х годах, воспринимают Белое движение и события Гражданской войны.

Белое Дело перестало быть «запретной темой» и «белым пятном истории». Власти РФ ещё с середины 2000-х резко изменили своё отношение к этой теме. Поняв, что открыто бороться с Белой Идеей – себе дороже, они теперь пытаются его… перехватить и «возглавить», перелицевать под свои сегодняшние политические интересы и поставить себе на службу, как это сделано ими, например, с идеей Православия... Но при всём этом они сохраняют и даже усиливают такие рудименты большевизма, как празднование 23 февраля.

Белым же нужно идти дальше, а не топтаться на уровне историко-просветительской и мемориальной работы 1990-х годов – это был необходимый, но уже пройденный нами этап. Конечно, антинациональный режим крайне заинтересован, в том, чтобы мы свели всю свою деятельность только к мемориальной части, да к демаршам по случаю 7 ноября и 23 февраля. Не выйдет!

Председатель РОВС капитан Иванов И.Б.
Название: 5 марта День рождения генерал-лейтенанта А.П. АРХАНГЕЛЬСКОГО
Отправлено: elektronik от 05.03.2011 • 11:05
ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТ А. П. АРХАНГЕЛЬСКИЙ
(http://rovs.atropos.spb.ru/i/person/38.jpg)
Алексей Петрович Архангельский родился 5 марта 1872 г. (все даты по 2 ноября 1920 г. указаны по старому стилю). Потомственный дворянин, Православного вероисповедания. По окончании 2-го Московского Кадетского Корпуса он вступил в военную службу юнкером рядового звания 3-го Военного Александровского Училища (1 сентября 1890 г.). Из училища был выпущен подпоручиком Лейб-Гвардии в Волынский полк (со старшинством с 4 августа 1892 г.). В Волынском полку он прослужил до поступления в Николаевскую Академию Генерального Штаба, которую окончил в 1898 г. по первому разряду. Цензовое командование ротой он проходил Лейб-Гвардии в Егерском полку, а батальоном — в 5-ом гренадерском Киевском полку. 24 января 1899 г. Генерального Штаба капитан Архангельский был назначен старшим адъютантом Штаба 18-ой пехотной дивизии и находился на этой должности почти полтора года, после чего был назначен (22 мая 1900 г.) старшим адъютантом Штаба VI-го армейского корпуса (в том же приграничном Варшавском Военном Округе). С 28 сентября 1901 г. вся служба А. П. Архангельского проходила по Главному Штабу, в котором он занимал должности делопроизводителя, столоначальника, начальника отделения, а с 19 сентября 1910 г. — помощника Дежурного Генерала Главного Штаба. За это время он был неоднократно награжден орденами, за отличия по службе был произведен в полковники (старшинство с 6 декабря 1907 г.) и в генерал-майоры (старшинство с 6 декабря 1913 г.). 24 июля 1914 г. Генерального Штаба генерал-майор Архангельский был назначен исполняющим должность Дежурного Генерала Главного Штаба и оставался на этом посту в течение всей Великой войны. По свидетельствам современников, генерал Архангельский «сумел создать в Главном Штабе атмосферу законности и беспристрастия». В мае 1917 г. Алексей Петрович был назначен Начальником Главного Штаба, а 24 августа произведен в генерал-лейтенанты. Он имел все Российские Ордена до Ордена Св. Владимира II-ой степени включительно.
После большевицкого переворота генерал Архангельский, по договоренности с другими высшими чинами Военного Министерства, остался в Петрограде на посту Начальника Главного Штаба, чтобы «сохранить от большевицкого развала важные органы Государственного Управления, в особенности в предположении близкого подавления власти большевиков, а также чтобы быть на страже обездоленного и угнетаемого русского офицерства». 25 апреля 1918 г. большевиками был создан Всероссийский Главный Штаб, а 1 июня 1918 г. «Генерального Штаба А. П. Архангельский» был назначен начальником его Управления по командному составу (этот пост он занимал почти три месяца). Все это время генерал не только помогал оставшимся на территории РСФСР офицерам (многих из которых спас от преследований Че-Ка, предупредив о грозящих им арестах, а некоторым даже сумел помочь перейти линию фронта), — но и, поддерживая постоянную связь с командованием Добровольческой Армии, передавал «ценные и важные сведения о положении Красной Армии», а также, «пользуясь незнанием большевиками техники штабной [работы] и формирования армии, способствовал их затруднениям в формировании». По одной из оценок, «благодаря его стараниям, большевики не смогли к началу 1919 года сформировать даже четвертой части из намеченного числа стрелковых дивизий, которые должны были быть переброшены на Добровольческий фронт». Своей деятельностью А. П. Архангельский навлек на себя подозрения и был отстранен от должности (27 августа назначен в распоряжение Начальника Всероссийского Главного Штаба и уже на следующий день сдал Управление по командному составу), после чего ему удается с большим трудом пробраться на Юг России. Последним днем его пребывания на службе у большевиков считалось (возможно, со слов самого генерала) 15 сентября 1918 г.
Прибыв 16 февраля 1919 г. в Екатеринодар, генерал Архангельский незамедлительно обратился к Главнокомандующему Вооруженными Силами на Юге России (ВСЮР) генерал-лейтенанту А. И. Деникину с настоятельным ходатайством о назначении судебного разбирательства своей службы у большевиков. 21 февраля вышел приказ об этом генерала Деникина (№ 325), а 23 февраля состоялось заседание военно-полевого суда под председательством генерала-от-инфантерии Н. Ф. Дорошевского по обвинению генерал-лейтенанта Архангельского в преступлениях, предусмотренных статьями 100 (насильственное посягательство на изменение в России или какой-либо ее части установленного Основными Законами образа правления или отторжение от России какой-либо ее части) и 108–1 (способствование или благоприятствование неприятелю в его военных или иных враждебных против России действиях, заключавшееся в предании неприятелю армии или флота, отряда, отдельной части и т.д.; по редакции приказа Добровольческой Армии от 30 июля 1918 г. № 390 — «способствование или благоприятствование войскам или властям советской России в их военных или иных враждебных против Добровольческой Армии или союзных с ней войск действиях») Уголовного Уложения (главы III-ья — «О бунте против Верховной Власти...» и IV-ая — «О государственной измене»); оба этих преступления относились к категории тяжких, и в качестве наказания за них была установлена смертная казнь. По рассмотрении дела, суд «не нашел возможным вменить в вину генерал-лейтенанту Архангельскому указанную выше его деятельность по нахождении его на службе у большевиков» и оправдал подсудимого (ранее спасенные Алексеем Петровичем офицеры вынесли его из зала суда на руках). Приговор суда был утвержден генералом Деникиным, о чем было объявлено в приказе Главнокомандующего от 7 марта 1919 г. № 434.
После оправдания генерал Архангельский был зачислен на службу (в резерв чинов при Штабе Главнокомандующего ВСЮР, с 1 марта 1919 г.). 14 мая он был назначен членом Комиссии по рассмотрению наградных представлений, а 4 июня 1919 г. — помощником начальника Общего отдела Военного Управления (с оставлением в прежней должности). Весной 1920 г. А. П. Архангельский входил в состав комиссии под председательством генерала-от-инфантерии Э. В. Экка, разработавшей Временное Положение об Ордене Святителя Николая Чудотворца (утверждено Главнокомандующим ВСЮР 30 апреля 1920 г.).
После эвакуации Русской Армии из Крыма, 20 ноября 1920 г. Алексей Петрович был назначен начальником Общего отдела и Дежурным Генералом Штаба Главнокомандующего, а 14 декабря — начальником Отделения личного состава Штаглава. Он был председателем Общества Офицеров Генерального Штаба в Константинополе, а с 1927 г. — в Бельгии, и возглавлял Объединение Лейб-Гвардии Волынского полка. В 1927–1928 гг. он был Начальником Штаба генерала Врангеля. А. П. Архангельский сотрудничал в газете «Русский Инвалид» (бывший официоз Военного Министерства, возрожденный в эмиграции генералом-от-кавалерии Н. Н. Баратовым) и был одно время секретарем ее редакции. Приказом Русскому Обще-Воинскому Союзу от 20 марта 1938 г. № 16 Начальник РОВС, генерал-лейтенант Ф. Ф. Абрамов, сдал должность генералу Архангельскому. 23 марта Алексей Петрович вступил в исполнение своих новых обязанностей.
Генерал Архангельский стал Начальником РОВС в чрезвычайно трудное для Союза время. Похищение большевицкими агентами генерал-лейтенанта Е. К. Миллера и участие в этом героя Белой борьбы генерал-майора Н. В. Скоблина; скандал вокруг фигуры сына генерала Ф. Ф. Абрамова — Н. Ф. Абрамова, заподозренного в сотрудничестве с большевиками (обвинения не были доказаны, но не были и опровергнуты — в значительной степени этим был вызван уход генерала Абрамова с поста Начальника РОВС); назначение новым Начальником расследования деятельности «внутренней линии» РОВС и связанная с этим газетная шумиха — все эти события стали серьезными ударами по Обще-Воинскому Союзу. То, что, несмотря на все испытания, РОВС сохранил единство своих рядов и свой авторитет в среде русской эмиграции, является бесспорной заслугой Начальника Союза генерала Архангельского.
Не менее сложным оказалось и последующее десятилетие: Вторая Мiровая война, оккупация, попытки создания новой русской анти-большевицкой силы и т.д. В 1944 г. большевики требовали у западных союзников выдачи генерала Архангельского, но это требование не было выполнено... Как писал в 1957 г. сам Алексей Петрович, «за годы исполнения мною обязанностей Начальника Русского Обще-Воинского Союза... произошло много мiровых событий, и чинам Русского Обще-Воинского Союза пришлось пройти тяжкий путь, и сам Союз несколько раз находился в трудном положении. Но верность долгу и заветам наших Вождей чинов Русского Обще-Воинского Союза и их постоянная мне моральная поддержка помогли преодолеть все эти трудности, и Русский Обще-Воинский Союз благополучно их пережил и сохранил свою спайку, единство и верность Белой Идее».
12 июня 1949 г. в Париже состоялось первое заседание созданного по почину Великого Князя Андрея Владимировича Совета Российского Зарубежного Воинства, в который вошли возглавители РОВС, Корпуса Императорской Армии и Флота, Русского Корпуса и некоторых других военных и казачьих организаций. Почетным председателем Совета стал Великий Князь Андрей Владимирович, председателем — генерал-лейтенант А. П. Архангельский. Позиция Алексея Петровича как в РОВС, так и в Совете характеризовалась стремлением положить конец «разногласиям и распрям», разделявшим русскую эмиграцию, но в то же время и непримиримостью по отношению к тем, кто запятнал себя предательством России и ее Армии (так, в связи с образованием Совета Освобождения Народов России, одним из лидеров которого был А. Ф. Керенский, Начальник РОВС в официальном заявлении подчеркнул, что «Русский Обще-Воинский Союз и все члены его не могут иметь никакого дела» с бывшим главой Временного Правительства). Лишь после просмотра Начальником РОВС и его одобрения размножались и рассылались «только единомышленникам» статьи И. А. Ильина, публиковавшиеся под общим заголовком «Наши Задачи». Не замыкаясь в своей работе только в узком кругу военных организаций, А. П. Архангельский возглавил основанное капитаном В. В. Ореховым (редактором журнала «Часовой») Российское Национальное Объединение (Бельгия), а впоследствии был его почетным председателем. Деятельность генерала Архангельского привлекала к нему пристальное внимание советских спецслужб, предупреждения о чем появлялись в русской и польской эмигрантской печати.
29 июня 1955 г. генерал Архангельский, ввиду своей болезни, приказом РОВС за № 5 предписал вступить во временное исполнение должности Начальника РОВС генерал-майору А. А. фон-Лампе, за год до этого назначенному Первым помощником Начальника РОВС (приказ от 25 марта 1954 г. № 3). Улучшения здоровья старого генерала не наступало, и 25 января 1957 г. он официально сдал должность генералу фон-Лампе, назначив его Начальником РОВС. «...Мне совсем не легко было принять это решение, — писал А. П. Архангельский В. В. Орехову, — и оно было принято только вследствие сознания долга передать свою должность другому лицу — мой возраст и нездоровье не дают мне возможности нести свои обязанности так, как это следовало (выделено А. П. Архангельским. — А. К.)». Заслуги генерала Архангельского, возглавлявшего Обще-Воинский Союз на протяжении почти девятнадцати лет, были отмечены приказом РОВС от 27 января 1957 г. № 3, которым генерал фон-Лампе зачислял Алексея Петровича почетным членом РОВС. Письменным заявлением от 31 марта 1957 г. А. П. Архангельский сложил с себя и полномочия председателя Совета Российского Зарубежного Воинства.
Скончался Алексей Петрович Архангельский 2 ноября 1959 г. в Брюсселе (там же он был и похоронен), до конца жизни оставаясь единственным почетным членом Русского Обще-Воинского Союза, которому он отдал столько сил и энергии.


Опубликовано: Военная Быль.
№ 6 (135). М., 1995. С. 34–36.
Название: К 150-летию отмены крепостного рабства Царём Освободителем Александром II
Отправлено: elektronik от 07.03.2011 • 17:55
К 150-летию отмены крепостного рабства Царём Освободителем Александром II
19 февраля 1861 года был подписан один из величайших законодательных актов в истории России – Высочайший Манифест Государя Императора Александра II, даровавшего свободу 23 миллионам крепостных крестьян. В тот день сбылось пушкинское предсказание: народ России «по манию Царя» без крови и великих революционных потрясений обрёл свободу. Многовековое рабство пало.
(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000hsdar/s640x480)
3 марта (19 февраля по старому стилю) 2011 года Россия отметила 150-ю годовщину этого исторического события.

Странный это был юбилей… Радостный и одновременно горький.


Радостный – за былое величие Российской Империи, за благородных и мудрых её правителей, ведших своих подданных к свободе, просвещению, благосостоянию и славе.

Горький – за позорное настоящее, за сегодняшнюю правящую верхушку, окунающую русский народ в бесправие, нищету, темноту и национальное унижение; горький за народ – обезглавленный, одураченный, расчленённый, вымирающий, пока ещё рабски молчащий…

Крайне неприятно было то, что даже из юбилея отмены крепостного права власти РФ умудрились устроить площадку для саморекламы и «пиара» собственного политического курса.

Главным событием четверга, 3 марта 2011 года, официальные СМИ объявили научно-практическую конференцию «Великие реформы и модернизация России», состоявшуюся в Мариинском дворце Санкт-Петербурга. С программной речью на этой конференции выступил президент РФ Дмитрий Медведев.
Президент говорил о модернизации… О плодотворном влиянии на развитие России реформ Государя Императора Александра II. «По сути, – заключил Д.А.Медведев, – мы все продолжаем тот курс, который был проложен полтора века назад». Правда, в чем же конкретно выражается «продолжение» политики Царя Освободителя нынешним режимом в РФ, президент не уточнил…

Действительно, а в чём же нынешняя власть РФ «продолжает» дело великого преобразователя? Вот, например, при Государе Императоре Александре II жизнь русского народа год от года становилась всё благополучнее в материальном плане, а общество – всё свободнее. При президентах РФ – наоборот: русский народ год от года нищает, вопиющее социальное неравенство увеличивается; права и свободы – даже те, что были вырваны у коммунистических диктаторов в 1991-м и ныне прописаны в конституции РФ – по большей части существуют только на бумаге…

Реформы, проведённые Императором Александром II, давали осязаемый положительный результат и способствовали тому, что страна семимильными шагами развивалась во всех сферах своей жизни. Нынешние же затянувшиеся на четверть века «реформы» Горбачёва-Ельцина-Путина-Медведева ни к чему, кроме развала, пока не привели – будь то реформы в экономике, в государственном строительстве, в армии, в медицине, в образовании и т.д. Осязаемого положительного результата для народа от таких «реформ» не было и нет…

У Государя Императора Александра II слова не расходились с делами, ибо Его слово – было Закон. При президентах РФ наоборот – политические декларации не имеют ничего общего с практическими делами. Говорят о свободе, демократии, гражданском обществе, борьбе с коррупцией… Народ же видит только гнёт чиновничества, своё бесправие, повсеместное национальное унижение русского народа и тотальную ложь на всех уровнях государственной власти… Так в чём же «продолжение» александровского курса?

Но вернёмся к празднованию 150-й годовщины исторического Манифеста. В этот день страна услышала много речей. Вслед за президентом с трибуны Мариинского дворца и с экранов ТВ выступили многие официальные политики федерального и регионального уровней. В их выступлениях звучали всё те же вариации на тему модернизации. (Лет двадцать назад коммунистическая номенклатура вот так же к месту и ни к месту талдычила о перестройке, а в девяностых – о демократии… Терминология власти меняется – не меняется суть…)

Но за всеми этими мудрствованиями ораторов о свободе и модернизации никто не заметил главного – на юбилее не оказалось ни одного КРЕСТЬЯНИНА! Ни одного человека от плуга или от трактора! Перед объективами телекамер – всё какие-то чиновники и всё про какую-то «модернизацию»… Праздник оказался без именинника!

И дело не только в том, что кремлёвские пиар менеджеры на сей раз крупно «прокололись», не сообразив, что главным действующим лицом в дни такого юбилея должны стать не разжиревшие чиновники с байками про «модернизацию», а… крестьяне – соль Земли Русской! – ведь они-то к этому празднику имеют самое непосредственное отношение.

Здесь мы и подходим к главному. Крестьянство, которое веками было основным сословием Государства Российского, которое при Императоре Александре II получило не только свободу, но и мощный импульс к развитию и процветанию, это крестьянство в СССР, а затем и в Российской Федерации было почти полностью УНИЧТОЖЕНО. Не столько пролетаризировано и урбанизировано, сколько именно целенаправленно, жёстоко и методично уничтожено!

В своей речи 3 марта Д.Медведев с гордостью объявил, что «крепостное рабство в нашей стране было ликвидировано – кстати, раньше, чем во многих других странах, включая те же самые Соединённые Штаты Америки». (Для тех, кто пишет речи Д.А. Медведеву, по секрету сообщаю, что крепостное право в России было отменено не раньше, а позднее, чем в других странах Европы, что же касается США, то там крепостного права вообще не было: к 1861 году в США существовало рабовладение.) Но, уж если уж говорить об отмене крепостничества в России XIX века, нельзя умолчать о том, что в ХХ веке крепостное рабство было… восстановлено в Советском Союзе!

Советское колхозное бесправие оказалось для русского народа куда страшнее и губительнее прежнего крепостного права. Ведь при всей своей несправедливости крепостное право никогда не носило истребительного характера. Русский крестьянин пережил несколько веков крепостной зависимости, но несколько десятилетий колхозного рабства, ставшего одним из инструментов геноцида, направленного большевиками против русского народа, пережить не смог. Ибо колхозы не только отняли у людей свободу и собственность на землю, но и подорвали саму основу крестьянского хозяйства и крестьянской жизни.

Президент Д.А. Медведев заявляет: «Крепостное рабство в нашей стране было ликвидировано раньше, чем во многих других странах». А позвольте спросить, о какой это «вашей стране» идёт речь? Если о Российской Империи, то «вашей», господа руководители Российской Федерации, она никогда, слава Богу, не была. РФ – юридический наследник Союза Советских Социалистических Республик. И никакого отношения к Исторической России – даже формального – Российская Федерация не имеет. СССР и РФ дважды официально отреклись от этого правопреемства – в 1917 и в 1991 годах! И потому не лишним будет напомнить, что сегодняшний режим – является официальным юридическим наследником советских крепостников, а колхозно-крепостное право в ВАШЕЙ стране, господа руководители РФ, рухнуло лишь в начале 1970-х годов, когда оставшимся в живых колхозникам коммунистические крепостники разрешили иметь паспорта!

Страшный итог антирусской, антикрестьянской коммунистической, а затем и «демократической» политики – десятки тысяч мёртвых деревень, зарастающих сегодня бурьяном по всей России; бессчётное количество квадратных километров бывших пахотных земель, ныне загубленных, превращающихся в дикие леса и кустарники и, наконец, сегодняшнее бедственное положение сельского населения – потомков некогда свободных александровских крестьян, ещё недавно бывших колхозными полурабами, а сегодня ставших вообще неизвестно кем… Может, эти нищие, брошенные государством на умирание деревенские старухи и спивающиеся от безысходности, вымирающие сельчане, которые не нужны ЭТОЙ стране, которым некуда идти и не на что надеяться – «фермеры»?

И у вас, господа правители РФ, хватает совести именовать себя «продолжателями реформ Александра II»?!

* * *


Очень показательно, что властная верхушка и народ отмечали юбилей отмены крепостного права порознь. Власти РФ – сами по себе, народ – сам по себе. И это символично.

Пока представители федеральной и региональной властей на все лады рассуждали перед телекамерами о модернизации, исхитряясь как-то привязывать её к 150-летию Манифеста Императора Александра II, народ отметил юбилей по-своему. В Санкт-Петербурге был образован «Общественный комитет по празднованию 150-летней годовщины отмены крепостного рабства Царём Освободителем Александром Вторым». Создатели этого Комитета подчеркнули, что он является сугубо народной инициативой и не представляет каких-либо государственных структур, политических партий, движений или общественных организаций. К участию в работе Общественного Комитета были приглашены все желающие.

«Мы – благодарные потомки всех сословий Императорской России – крестьянства, дворянства, духовенства, казачества, купечества, мещанства… – заявили члены Общественного комитета. – И наша задача не в том, чтобы пропагандировать какие-то свои партии, движения и политические взгляды, а в том, чтобы достойно почтить память Великого Преобразователя – Царя Освободителя Александра II».

Признаем, что массовой народная акция не получилась: четверг – обычный рабочий день в Российской Федерации, и многие из тех, кто хотел бы участвовать в праздновании 150-летия Манифеста Народной Свободы, не смогли этого сделать. Объявить же 3 марта 2011 года всенародным праздником и выходным днём во властных структурах РФ не догадались… (Зато до сих пор остаются выходными нелепые «половые» коммунистические праздники – 23 февраля и 8 марта, да столь же нелепые «демократические» изобретения вроде «Дня независимости России»!) Официальные СМИ также народной акции не поддержали, хотя были заранее уведомлены о её проведении: ТВ весь день занималось только тем, что «пиарило» заявления президента и местных лидеров «Единой России»…
Но русский народ через 150 лет отдал дань уважения своему Освободителю. Ровно в 12 часов 00 минут, к традиционному выстрелу пушки собрались в Петропавловской крепости люди. Немногочисленной колонной прошли они под национальным бело-сине-красным флагом к Петропавловскому собору. Впереди несли портрет Царя Освободителя.

В 12.30. к могиле Императора Александра II лёг общий народный венок, украшенный белыми цветами и увитый национальною лентой с надписью: «ЦАРЮ ОСВОБОДИТЕЛЮ НАРОДА – 19 ФЕВРАЛЯ 1861 ГОДА – ОТ БЛАГОДАРНЫХ ПОТОМКОВ – 3 МАРТА 2011 ГОДА». Люди молились, подходили и лобызали надгробие Великого Преобразователя… Одни из них были потомками тех самых крепостных, что 150 лет получили свободу, другие – потомками свободных крестьян и казаков, третьи – потомками дворян, трудившихся над осуществлением великих преобразований Государя Императора Александра II…
В тот же день, по инициативе «Общественного комитета по празднованию 150-летней годовщины отмены крепостного рабства Царём Освободителем Александром Вторым» в соборе Живоначальной Троицы на Измайловском проспекте состоялась поминальная лития по Государе Императоре Александре Втором. По окончании литии к Колонне Славы был торжественно возложен венок из белых живых цветов в память 133-й годовщины освобождения Императором Александром Вторым болгарского народа от османского ига. На национальной ленте венка горела золотом надпись: «АЛЕКСАНДРУ II – ОСВОБОДИТЕЛЮ РОССИИ И СЛАВЯНСТВА – 19 ФЕВРАЛЯ 1878 ГОДА – ОТ БЛАГОДАРНЫХ ПОТОМКОВ – 3 МАРТА 2011 ГОДА». Ведь день 3 марта (19 февраля) связан не только с освобождением крестьянства, но и с освобождением единоверных братьев-славян.

Странный это был юбилей… Радостный и горький…

И.Б. Иванов
Название: 100 лет Русскому Скаутскому Движению
Отправлено: elektronik от 17.03.2011 • 20:15

(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000hxa78/s640x480)

2-13 марта 2011 года впервые в Южной Калифорнии в г. Лос Анджелесе прошла архивная выставка посвященная 100 юбилею Русского Скаутского Движения. Уникальные материалы связанные с историей Русского Скаутства были превезены из скаутского архива г. Сан Франциско и были представлены профессором, куратором Русского Архива Гуверского института в Стэнфорде господином А. Шмелевым. Исторические экспонаты включали в себя документы связанные с зарождением скаутизма в России, среди них обращение к Вел. Кн. Константину Константиновичу с просьбой о переводе на русский язык книги Роберта Баден Пауэля (1908) о принципах скаутизма, которая была рекомендована к переводу на русский язык в 1909 году.


Также были представлены документы и газеты о первом скаутском слете в России в 1910 году. Вниманию посетителей выставки были представлены и оригинальные документы, приказы, фотографии связанные с первым начальником русских скаутов О.И. Пантюховым. На стендах была представлена история скаутов со дня зарождения и до сегодняшних дней. Уникальные фотографии рассказали о жизни скаутских организаций в Китае, Европе, Австралии, Южной и Северной Америки и России.
реди документов были и сообщение о смерти Почетного Скаута Князя Георгия Константиновича, в 1937 году, воспоминания о его детских годах и участии в скаутском движении в г. Павловске, и о связях и покровительстве скаутов Главой Дома Романовых Великим Князем Владимиром Кирилловичем в Европе, Великой Княгини Марии Павловны в Аргентине. Доктор Шмелев совестно со скаутами рассказал и о истории русского скаутского движения во время Второй Мировой Войны. Выставку посетило большое колличество гостей. Большая благодарностъ дружине "Нижний Новгород" г. Лос-Анджелес за инициативу и организцию выставки.

Особая благодарность господину Шмелеву который любезно и безвозмезно привез материалы и провел массу экскурсий во время выставки. Очень приятно было узнать о существовании и успешной деятельности русских скаутских дружин в Лос Анджелесе и Сан Франциско.

Иван Подвалов (РИСО, Лос Анджелес)
На фото:
Профессор А. Шмелев во время тура по экспозиции
Название: Открытое обращение клириков Ижевской и Удмуртской епархии РПЦ МП
Отправлено: elektronik от 03.04.2011 • 19:43
ОТКРЫТОЕ ОБРАЩЕНИЕ КЛИРИКОВ ИЖЕВСКОЙ И УДМУРТСКОЙ ЕПАРХИИ РПЦ МП К ПАТРИАРХУ КИРИЛЛУ – 31 МАРТА 2011  
31.03.2011 12:09


Его Святейшеству Святейшему Патриарху Московскому и Всея Руси Кириллу от клириков Ижевской и Удмуртской Епархии:

протоиерея Сергия Кондакова, руководителя Отдела по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями Ижевской и Удмуртской епархии,

настоятеля Свято-Никольского храма села Завьялова, члена Общественной Палаты Удмуртской Республики;

протоиерея Михаила Карпеева, настоятеля храма Преображения Господня села Ягул и храма святителя Василия Великого д. Хохряки;

иерея Александра Малых, клирика собора святого благоверного князя Александра Невского города Ижевска, кандидата богословских наук



ВАШЕ СВЯТЕЙШЕСТВО!

Осознавая свое недостоинство, мы, тем не менее, движимые чувством заботы о своей пастве и о своем личном душевном спасении, решили написать Вам это открытое письмо.

Милостью Божией и молитвами святых Новомучеников и Исповедников Российских рухнул богоборческий коммунизм, и миллионы людей пришли в лоно нашей Матери-Церкви. Но, положа руку на молящееся сердце, мы вынуждены признать, что не произошло в полном смысле духовного возрождения большей части нашего народа. Напротив, великое число наших людей пребывают в состоянии еще более худшем, чем 20 лет назад. России грозит гибель, главной причиной которой является духовно-нравственная катастрофа. И здесь уместно задать вопрос: «А не потому ли не случилось вместе с восстановлением православных храмов возрождения русской государственности, армии, культуры, семьи, поскольку в самой церковной жизни не были преодолены пороки, связанные с 70-летним большевистским пленением?»

Ваше Святейшество, в последние годы вместе с жесткой вертикалью власти в Церкви выстраивается миссионерская работа, до боли напоминающая то «миссионерство», которое захлестнуло Запад после II Ватиканского собора. Чего стоит наш «миссионер всея Руси» о. Андрей Кураев, который совершенно безнаказанно глумится над канонами и традициями Православной Церкви?

Не может у нас не вызвать смущения и то, с какой легкостью раздаются церковные награды, ордена с образами святых, представителям власти и бизнеса. Так и хочется задаться вопросом: «Какой орден Русской Православной Церкви Московского Патриархата получил бы царь Ирод иудейский?» Ведь, он, как известно, немало потрудился над строительством и благоукрашением Иерусалимского храма.

К сожалению, дешевые методы псевдопроповеди становятся чуть ли не нормой церковной жизни. Зачем нам повторять печальный опыт католического лжемиссионерства? Да, «жатвы много, а делателей мало». Народ нуждается в живой проповеди. Но нам не нужны пастыри-каратисты, пастыри-футболисты, пастыри-штангисты, пастыри-артисты, пастыри рок-певцы, пастыри-банкиры. А нам жизненно необходимы пастыри, душу свою полагающие за овцы, свидетельствующие о Христе не только своим словом, но и жизнью. Именно поэтому нам необходимо освободиться от той паутины, которая покрыла нашу церковную жизнь в годы коммунистической диктатуры.

Мы убедительно просим Вас вывести Русскую Православную Церковь Московского Патриархата из Всемирного совета церквей. Для многих остается непонятным, почему наше священноначалие не решается на этот шаг, ведь вхождение во Всемирный совет церквей произошло под давлением и водительством хрущевских гонителей, ставивших своей главной задачей уничтожение Православной России. Вспомните великого богослова XX века преподобного Иустина (Поповича), который говорил о невозможности с канонической точки зрения участия православных в деятельности таких организаций, как Всемирный совет церквей и в экуменическом движении вообще.

Мы убедительно просим, дабы наше священноначалие решительно отмежевалось от ереси ересей последнего времени – экуменизма. Те же архиереи и священнослужители, которые во время экуменических собраний принимали участие в общих молитвах с еретиками, пусть принесут покаяние, ибо в Апостольских правилах сказано: «Епископ, или пресвитер, или диакон, с еретиками молившийся токмо, да будет отлучен. Аще же позволит им действовать что-либо, яко служителям Церкви: да будет извержен» (45-е Апостольское правило).


Мы решительно просим прекратить под видом богословских собеседований и иных экуменических действий линию, направленную на объединение с погрязшим в ереси Ватиканом.

Мы убедительно просим, чтобы наша Русская Православная Церковь и лично Вы, Ваше Святейшество, защищали святую память Святых Царственных Мучеников от той наглой лжи, которая в той или иной степени распространяется в нашей стране и в целом мире.
Мы решительно просим прекратить позорную практику слепого соглашательства с властью и всевозможных заигрываний с толстосумами – гражданами нашей страны.
Мы решительно просим, чтобы Вы, Ваше Святейшество, позаботились о том, дабы наш народ видел Вас не только благословляющим и лобызающим представителей высшей власти, но и обличающим их.

Мы решительно просим Вас способствовать тому, чтобы те священнослужители, которые в годы коммунистической диктатуры сотрудничали с КГБ, принесли покаяние перед Богом и народом.

Мы решительно просим положить конец бесчинствам тех священнослужителей, в том числе и весьма высокопоставленных, которые предаются постыдным смертным грехам. Грех содомии, под покровительством спецслужб внедрявшийся в среду священнослужителей МП, к сожалению, процветает, разрушая изнутри Церковь.

Мы решительно просим обратить внимание на жизнь многих сельских батюшек на грани нищеты, в то время как немалая часть духовенства, обласканная сильными мира сего, утопает в роскоши.

Убедительно просим Вас прислушаться и к голосу наших братьев и сестер, которые остались с частью Русской Зарубежной Церкви, не пожелавшей идти на воссоединение с Московской Патриархией. Ведь в их критике очень много верного. Если мы прислушаемся к ней, то это приведет к подлинному объединению двух ветвей Русской Православной Церкви, основывающемуся не на компромиссе, а на Истине.

Мы также решительно просим Вас быть первым среди тех, кто заявляет о том, что он не примет Универсальную электронную карту, представляющую угрозу для нашей страны и народа.

Ваше Святейшество, простите за дерзновение, но уподобьтесь священномученику патриарху Ермогену, святому патриарху Тихону, святителю Марку Ефесскому. Возглавьте наш народ, стремящийся очиститься от экуменизма, сергианства, пороков и всего того, что мешает нам идти за Христом и Пречистой Матерью Его.

Но прежде этого Вы, Святейший Владыко, должны принести личное покаяние перед Богом и церковным народом за эти грехи. Мы же, грешные, смиренно прекращаем поминовение Вас за богослужением согласно 15-му правилу Двукратного Собора и 3-му правилу Третьего Вселенского Собора.

Не может быть нашим Великим Господином тот, кто ведет нас по пути апостасии и унии с папистами. Не может быть нашим отцом тот, кто попирает каноны Церкви и правила Святых отцов.

P. S. Мы отчетливо понимаем, зная печальную реальность современной российской жизни, что после этого письма на нас обрушатся хула, клевета и гонения. Но мы, руководствуясь нашей христианской совестью, не можем поступить иначе. И да поможет нам Бог!


-----------------------------------
источник http://pereklichka.livejournal.com/97228.html#cutid1
Название: Левашовская пустошь-тайный могильник НКВД-КГБ.
Отправлено: elektronik от 04.04.2011 • 21:39
ЛЕВАШОВСКАЯ ПУСТОШЬ -
ТАЙНЫЙ МОГИЛЬНИК НКВД-КГБ


Левашовское тайное кладбище НКВД-КГБ под г. Санкт-Петербургом (тогда Ленинградом) использовалось с августа 1937 по 1954 гг. включительно для массовых захоронений убитых чекистами людей. До 1989 года могильник, обнесённый высоким деревянным забором, являлся секретным объектом и строго охранялся сотрудниками КГБ.

В 1989 году коммунистические власти были вынуждены открыть тайну Левашовской пустоши и допустить общественность на её территорию. Только тогда стало известно, что за высоким зелёным забором органы КГБ скрывали могилы 46 771 расстрелянных ими людей. Из них 40 485 были жертвами политических репрессий. Эта цифра считалась официальной. В более позднее время появилась другая общая цифра захоронений - 19 450 человек. Но сколько убитых находится там на самом деле, не удалось установить и до сего дня...

Многочисленные показания и воспоминания свидетелей говорят, что в первые годы советской власти большевики расстреливали людей в районе станций Ковалёво и Бернгардовка под Петроградом. До 1941 г. использовалась местность под Токсово, именуемое местными жителями Койранкангас. Часть расстрелянных в тюрьмах иногда хоронили на городских кладбищах: Преображенском (Памяти жертв 9 января), Богословском... Но ни одно из предполагаемых мест захоронений до сих пор (2010 г.) не исследовано...

(http://rovskr.narod.ru/lev/lev1.JPG)
(http://rovskr.narod.ru/lev/lev2.JPG)
(http://rovskr.narod.ru/lev/lev3.JPG)
(http://rovskr.narod.ru/lev/lev4.JPG)
(http://rovskr.narod.ru/lev/lev5.JPG)
(http://rovskr.narod.ru/lev/lev6.JPG)
(http://rovskr.narod.ru/lev/lev7.JPG)
(http://rovskr.narod.ru/lev/lev8.JPG)
(http://rovskr.narod.ru/lev/lev9.JPG)
(http://rovskr.narod.ru/lev/lev10.JPG)
(http://rovskr.narod.ru/lev/lev11.JPG)
(http://rovskr.narod.ru/lev/lev12.JPG)
(http://rovskr.narod.ru/lev/lev13.JPG)
(http://rovskr.narod.ru/lev/lev14.JPG)
(http://rovskr.narod.ru/lev/lev15.JPG)
(http://rovskr.narod.ru/lev/lev16.JPG)

источник: http://rovskr.narod.ru/p2.html
---------------------------------------------------------

Санкт-Петербургский мартиролог духовенства и мирян
ЕВАНГЕЛЬСКИЕ ХРИСТИАНЕ И БАПТИСТЫ

АНДРЕЕВ Семен Андреевич, 1896–02.01.1938. Проповедник, член общины баптистов с 1928. Арестован 11.12.1937. Приговорен к ВМН. Расстрелян.

АРЗАМАСЦЕВ Петр Михайлович, (?). Проживал в Кронштадте, член общины с 1911. Старший писарь Машинной школы. Член Коллегии Всеросийского союза баптистов. Арестован 03.1921 как участник Кронштадтского восстания. Приговорен 25.03.1921 к 5 годам принудительных работ. Отбывал срок на ст. Паша Мурманской жел. дороги. Об его освобождении ходатайствовал И.Шилов, так как «по религиозным убеждениям он не мог взять в руки оружия» и участвовать в восстании.
Кронштадтская трагедия 1921 года. Кн. 2. М., 1999. С.164, 450–451.

АРОН Фердинанд Яковлевич, 1882–21.03.1938. Арестован, 20.03.1938 приговорен к ВМН. Расстрелян.

БУТКИН Павел Петрович, (?). Проживал в пустоши Лавина Лужского р-на, зажиточный крестьянин, лишен избирательных прав. Секретарь местной общины. Арестован 02.08.1930. Приговорен 01.11.1930 к 3 годам лагерей.
АУФСБ СПб и ЛО, ф. арх.-след. дел., д. П-66784.

ВЕГНЕР Юлиан Михайлович, 1907–21.03.1938. Арестован и приговорен 20.03.1938 к ВМН. Расстрелян.

ВИСНАПУ Вильгельм Антонович, (?). Проживал в пустоши Лавина Лужского р-на, зажиточный крестьянин, мельник, лишен избирательных прав. Старший брат и председатель местной общины. Арестован 02.08.1930. Приговорен 01.11.1930 к 3 годам лагерей.
АУФСБ СПб и ЛО, ф. арх.-след. дел., д. П-66784.

ГРИНФЕЛЬД Николай Иванович, 1870–04.10.1937. Пресвитер общины баптистов. Арестован 14.08.1937. Приговорен 28.09.1937 к ВМН. Расстрелян.

ГУСЕВ Иван Николаевич, 1880–04.10.1937. Проповедник. Арестован 25.08.1937. Приговорен 28.09.1937 к ВМН. Расстрелян.

ДАНИЛОВ Василий Андрианович, 1888–02.01.1938. «До ареста был связан с крупным сектантским деятелем Каргелем». На иждивении 2 детей. Арестован 09.12.1937 и 30.12.1937 приговорен к ВМН. Расстрелян.

ЗЕММЕЛЬ Альфред Генрихович, 1873–26.08.1937. Арестован 06.07.1937 по обвинению в том, что «на своей квартире проводил собрания баптистов, призывая их не выступать с оружием в руках в защиту СССР в будущей войне». 26.08.1937 приговорен к ВМН. Расстрелян.

ИВАНОВ Василий Иванович, 1882–21.03.1938. Арестован, 20.03.1938 приговорен к ВМН. Расстрелян.

ИЗМАЙЛОВ Алексей Прокопьевич, 1905–02.01.1938. Нелегальный пресвитер. На иждивении 4 детей в возрасте от 12 лет до 7 месяцев. Арестован 09.12.1937. Приговорен 30.12.1937 к ВМН.

ИЗМАЙЛОВ Николай Прокопьевич, 1903 –(?). Арестован 20.10.1937 по обвинению в распространении контрреволюционных измышлений. Виновным себя не признал. 25.11.1937 приговорен к 10 годам ИТЛ.

КЕХМАН Петр Карлович, 1884–21.03.1938. Арестован и 20.03.1938 приговорен к ВМН. Расстрелян.

КЛАУПИК Эрнест Андреевич, 1899–15.08.1956. Пресвитер общины баптистов. Уполномоченный Всероссийского Союза баптистов в Ленинграде. Арестован и 27.02.1934 приговорен к 3 годам концлагерей. Вторично арестован и 29.12.1939 приговорен к 5 годам ссылки. Отбывал ссылку в Казахстане, ст. Чнили.

КОЗЛОВ Иван Михайлович, 1878–04.10.1937. Пресвитер общины баптистов. 20.08.1937 арестован. 28.09.1937 приговорен к ВМН. Расстрелян.
Ленинградский мартиролог 1937–1938. СПб, 1999. Т. 2. С. 168.

КОСИНОВ Петр Гаврилович, 1889–21.03.1938. Арестован и 20.03.1938 приговорен к ВМН.

КРАСОВСКИЙ Иван Леонтьевич, 1887–21.03.1938. Арестован и 20.03.1938 расстрелян.

КУЯВСКИЙ Николай Владимирович, 1904–15.09.1937. Проповедник. Арестован 19.08.1937. Обвинялся в агитации против службы в Красной Армии. 03.09.1937 приговорен к ВМН. Расстрелян.

ЛЕВИН Василий Яковлевич, 1911–02.01.1938. Пел в хоре общины баптистов. На иждивении сын Юрий – 11 месяцев. Арестован 11.12.1937. Приговорен 30.12.1937 к ВМН. Расстрелян.

МИХАЙЛОВ Никита Михайлович, 1897–04.10.1937. Пресвитер. Арестован 25.08.1937. Приговорен 28.09.1937 к ВМН. Расстрелян.

НЕФЕДОВ Степан Герасимович, 1886–02.01.1938. В семье 8 детей. Арестован 09.12.1937. Приговорен 30.12.1937 к ВМН. Расстрелян.

НИКУЛИН Григорий Васильевич, 1888–(?). Арестован 01.09.1939 по обвинению в том, что «распространял идеи баптистов, читал проповеди, приводил в веру баптистов часть граждан». Приговорен 29.12.1939 как «социально опасный элемент» на 5 лет ссылки в Казахстан.

ОБОДОВСКИЙ Никита Андреевич, 1873–04.10.1937. Проповедник. Арестован 14.08.1937. Приговорен 28.09.1937 к ВМН. Расстрелян.

ОМЕЛИЧЕВ Иван Немлотович, 1892–06.09.1937. Член общины баптистов с 1914. 05.08.1937 арестован по обвинению в участии «в нелегальных контр-революционных собраниях баптистов...». Приговорен к ВМН. Расстрелян.

РУЛИС Карл Яковлевич, 1900–нач. 1938. Пресвитер. Арестован 02.01.1938. 20.01.1938 приговорен к ВМН. Расстрелян.

СВИРИДЕНОК Трифон Степанович, (?). Арестован и приговорен в 09.1937 к ВМН.

СЕМЕНОВ Николай Феоктистович, 1876–02.01.1938. Арестован 11.12.1937. Расстрелян.

СИЗОВ Василий Федорович, 1901–02.01.1938. Пресвитер. На иждивении 5 детей в возрасте от 12 до 6 лет. Арестован 09.12.1937. Расстрелян.

СКРИПКО Георгий Степанович, 1873–04.10.1937. Проповедник. Арестован 01.09.1937. Приговорен 28.09.1937 к ВМН. Расстрелян.

СТОЯЛОВ Алексей Максимович, 1877–21.03.1938. Приговорен 20.03.1938 к ВМН. Расстрелян.

ТАННИНГ Александр Яковлевич, 1869–04.10.1937. Проповедник. Арестован 25.08.1937. Приговорен 28.09.1937 к ВМН. Расстрелян.

ТУГОВ Павел Иванович, 1891–06.09.1937. Благовестник общины баптистов. На иждивении 4 детей. Арестован 05.08.1937 по обвинению в том, что «...проводил нелегальные собрания баптистов. На общем собрании фабрики выступил против решения собрания рабочих, требовавших расстрела врагов народа Зиновьева, Пятакова и др.». Приговорен 03.09.1937 к ВМН. Расстрелян.

ТЮШИН Алексей Алексеевич, 1887–21.03.1938. Арестован и приговорен 20.03.1938 к ВМН.

ФЕДОРОВ Петр Васильевич, 1886–21.03.1938. Арестован и приговорен 20.03.1938 к ВМН.

ФИНДЕЙЗЕН Карл-Рудольф Арминович, 1874–04.10.1937. Проповедник. Арестован 25.08.1937. Приговорен 28.09.1937 к ВМН. Расстрелян.

ХОРЕВ Иван Михайлович, 1892–16.08.1940. На иждивении 4 детей. Арестован 14.10.1938. Приговорен к 5 годам ИТЛ. Отбывал наказание в лагере г. Тавда Свердловской обл. Умер в лагере.

ШЕПЫРЕВ Михаил Федорович, 1907–02.01.1938. Регент хора общины баптистов. На иждивении 2 сына: Владимир – 2 года, Виктор – 1 год. Арестован 09.12.1937. Приговорен к ВМН. Расстрелян.

ШЕФФЕР Виктор Николаевич, 1889–21.03.1938. Арестован и приговорен 20.03.1938 к ВМН. Расстрелян.

ШЕФФЕР Павел Николаевич, 1894–02.01.1938. На иждивении 2 детей. Арестован 09.12.1937 по обвинению в том, что на квартире (Камская ул., 10, кв. 96) проводил нелегальные собрания баптистов. Приговрен к ВМН и расстрелян.

ШИВЫ Вильгельм Михайлович, 1893–02.01.1938. Пресвитер. На иждивении 8 детей в возрасте от 2,5 до 17 лет. Арестован 09.12.1937. Расстрелян.
-------------------------------------------------------------------------------
источник http://www.petergen.com/bovkalo/index.html
--------------------------------------------------------------------
ЛЕВАШОВСКОЕ МЕМОРИАЛЬНОЕ КЛАДБИЩЕ
Из книги посетителей Левашовского мемориального кладбища


Отец! Я узнал, что ты расстрелян через 53 года! Прости!
1 июля 1994 года
Трагичная, жуткая страница нашей истории. Да поможет Господь России искупить эти годы и взлететь. И. Рогинская

28 июля 1996 года
Не хватает Храма. Губачев Сергей, г. Саратов

18 июня 1998 года
Отец, я опять навестил место твоего захоронения, и так будет до конца моих дней, пока не откажет здоровье или остановится сердце мое! Я более чем вдвое старше тебя, мой дорогой, несчастный батя. Ведь ты бы мог ещё жить! Ходят по земле-матушке твои сверстники, их мало, но они еще есть. Спи спокойно - Василий Васильевич Приёмышев, 1903 г. р., расстрелянный 5 декабря 1937 г. (в день 1-й годовщины "Сталинской конституции").
Твой сын - 1927 г. р. - Алексей (Москва-Санкт-Петербург-Москва)


5 августа 1999 года
В этом захоронении нет наших близких, но мы так же потрясены общей трагедией. Спасибо работникам музея за возможность помнить все, что было.
Семья Егоровых, Москва


29 января 2001 года
Мой отец, Павлович Франц Иосифович, расстрелян в сентябре 1937 г. Мы благодарны тем, кто с таким тщанием и любовью следит за этим кладбищем

4 мая 2001 года
Мы, учащиеся 9-А класса 58 школы Приморского района, посетив Ваш музей и кладбище, были потрясены. Спасибо Вам большое, что Вы сохранили такую память о невинно погибших людях. А мы из 6-А класса 58 школы.
А я, Андреева Лена, расплакалась возле могилы Степанова, где написаны такие строчки: «Я искала тебя повсюду, а ты оказался рядом. Дочь».
Мы вместе со всеми будем скорбеть и помнить. Юля и Аня.
Нам было очень жалко, и мы будем помнить о подвигах тех людей, которые похоронены здесь.

29 августа 2001 года
Möge dieser Friedhof mithelfen, daß immer Frieden zwischen Russen und Deutschen herrscht.
Martin Schulz. München, Германия
[Пусть это кладбище поможет, чтобы между русскими и немцами всегда был мир. Мартин Шульц. Мюнхен, Германия]

4 сентября 2001 года
Каждое лето я приезжаю в родной и очень любимый мной Ленинград… И, конечно же, посещаю «Левашовскую пустошь» — место, где могу поклониться праху моего отца: Бармина Михаила Михайловича (арестован и расстрелян в ноябре 1937 г.). Брожу от «могилки к могилке», от памятника к памятнику. Сколько здесь покоится безвинно осужденных беспощадно уничтоженных?!?!
Спасибо огромное людям, которые берегут покой «Левашовской пустоши»!
Улякина Люция Михайловна, Ленинград-Южно-Сахалинск


16 сентября 2001 года
Спасибо всем, кто помогает людям хранить память о прошлом, прощать, приходить к родственникам, молиться о умерших и о живых.
Слава Богу, моих нет здесь. Но история моего рода от этого не становится слаще. Еще раз спасибо за слезы, вызываемые этим местом.
Храни вас всех Господь!
Наталья Емельяненко. 29 лет. Санкт-Петербург


17 июля 2002 года
Мы, гости из Хакасии, впервые посетили это кладбище и, конечно, очень потрясены увиденным. На душе очень тяжело после увиденного. Мы (Жанна и Иван) благодарим всех работников музея и кладбища за их труд и терпение в организации такого доброго дела. Спасибо всем, кто чтит память безвинно погибших людей.
[Две подписи]


3 августа 2002 года
Большое спасибо и низкий поклон всем, кто сохраняет память о прошлом нашего многострадального народа. Сил вам, здоровья. Правнучки Сычева Ивана Петровича, 1887 года рождения, расстрелянного в 1937 г., через 18 дней после ареста. После его безвинной гибели осталось 9 детей, лишения и страдания которых невозможно описать…
[Две подписи], г. Череповец, г. Москва


8 августа 2002 года
Un gruppo da Roma che vuole ricordare, insieme ai Russi, la loro storia, la loro sofferenza.
[Группа из Рима, которая хочет помнить вместе с русскими их историю и их страдания. Десять подписей.]

3 ноября 2002 года
Я впервые была здесь, на Левашовской пустоши. Мы не раз говорили на уроках истории о чудовищности политических репрессий в советское время. Я не могла поверить в это но, увидев, что погребенные здесь люди исчисляются тысячами, я пришла в ужас. Несчастные люди! Несчастные родственники этих людей. Их жены, дети…
Пусть им всегда земля будет пухом. Низкий поклон всем тем, кто поддерживает на кладбище порядок.
Кожемякина Лариса Владимировна


10-13 мая 2003 года
от г. Екатеринбурга
Дочь, Татьяна Георгиевна Слатюхина (Золотницкая - дев. фам.). Добрые люди и в т. ч. Гинзбургский Д. Л., который выяснил судьбы глухих 54 человек, в т. ч. моего отца Георгия Семеновича Золотницкого (расстрелян 14. 10. 1937 г., здесь захоронен). Огромное Вам спасибо за заботу и внимание и за память о погибших.
Папочка! Я снова здесь! На этот раз до свидания. Папочка, я осталась одна. Нет мамы - умерла 1991 году, не знала, что тебя расстреляли. Юра был у тебя. Умер в 1996 году. Держусь! Позвонила в колокол, чтобы ты услышал, знаю, что ты глухой, но ты почувствуешь. Пока.

10 мая 2003 года
Господи, помоги мне вспомнить всё то хорошее, что Ты дал моим предкам.
Отец! Мама ждала тебя 40 лет. Умерла в 1977. Я звонил в колокол. Ты услышал меня.
Сергей Карпенко (Василеостровский)


24 мая 2003 года
Сердечно благодарю работников мемориального кладбища за их святое дело - заботу, внимание, отличное содержание территории и организацию музея. С самыми добрыми пожеланиями здоровья, счастья, успехов и благополучия. С низким поклоном, председатель Абезьского мемориала (Республика Коми) В. Ложкин

3 сентября 2004 года
Sunku ramiai žiūrėti į tokius žiaurumus. Tikiuosi, kad daugiau niekada tas nebepasikartos. Alma Adamkienė (супруга президента Литвы Валдаса Адамкуса)
[Тяжело спокойно смотреть на такие жестокости. Надеюсь, что это никогда больше не повторится. Альма Адамкене (супруга президента Литвы Валдаса Адамкуса)]

2 ноября 2003 года
Спасибо за сохранение памяти о погибших эстонцах.
Пауль-Эрик Руммо,
министр по народонаселению Республики Эстония.
В. Хярм Руммо


27 ноября 2003 года
Вечная память и низкий поклон прадеду и деду Бреккан, норвегам из Мурманской области
Бреккан Лаури Фёдорович


11 декабря 2004 года
Внуки расстрелянного 21 января 1938 Ивановского Альбина Ивановича впервые узнали о месте и дате расстрела деда, и вот мы здесь. Восстановлена связь поколений. Спасибо за память.
Ивановский П. П., Ивановская О. М., Ивановский С. П., их дети, г. Москва


1 февраля 2005 года
Здесь лежат лучшие люди, расстреливаемые, уничтожаемые советской властью. Здесь же и палачи и те, кто создавали этот проклятый режим. Господи, если бы хоть это чему-нибудь научило нас!
Даниил Гранин


24 июля 2005 года
Паскаль Мобер Генеральный консул Франции в Санкт-Петербурге. Я француженка. Я пишу по-французски: Le temps passe, mais le souvenir reste [Время проходит, остаётся воспоминание].
Маргарита Мобер


3 октября 2005 года
Русские. Из Молдавии.
Спасибо за горькую правду. Мирошниченко.
Простите нас люди и будем мы все прощены. В. Мирошниченко
Название: Очередная шутка? Или провокация?
Отправлено: elektronik от 07.04.2011 • 21:24
    * 5 Апр, 2011 at 9:13 AM
Очередная шутка? Или провокация?

Несколько дней назад, в интернете появился ЖЖ-пользователь под ником  nkazancev.

Содержание журнала, подписи авторов постов, направленность статей, информация из профиля журнала о месте проживания автора: Buenos Aires, Argentina, наконец ник, всё говорило о том, что наконец-то в Живом Журнале завел свой аккаунт редактор «Нашей Страны», единственного русского монархического органа за рубежом издающегося более 50 лет, Николай Леонидович Казанцев.

Сегодня, «Наша Страна», стараниями редактора, известна всему Русскому Зарубежью и многим неравнодушным к судьбе Родины людям в России. Газета «Наша Страна» уже имеет сайт в интернете и появление редактора журнала ещё и в LiveJournal, крупнейшей и наиболее популярной дискуссионной площадке в России, можно только приветствовать. Николай Леонидович, человек очень авторитетный во многих кругах в России и за рубежом, последовательный сторонник Белой Идеи и русский патриот, всегда очень принципиален в оценке лиц, выдающих себя за патриотов, монархистов, или же за сторонников Зарубежной Церкви.


Правда, вызывали сомнения некоторые нестыковки в его журнале, вроде странной подборки друзей журнала, отсутствие подписей под отдельными статьями в ЖЖ. Всё разъяснилось, когда руководители РОВС связались с Н.Л. Казанцевым, чтобы подтвердить информацию, об открытии им своей странички в LiveJournal. К нашему удивлению, Николай Леонидович выразил недоумение по поводу данного факта и сообщил, что странички в ЖЖ он на настоящий момент не имеет и созданная от его имени страничка – подделка, фейк, по-другому сказать.

Кто же осмелился на такую провокацию против заслуженного человека, известного редактора и журналиста? Ответ лежит на поверхности: те, кто недоволен профессиональной деятельностью Н.Л. Казанцева на посту редактора «Нашей Страны».

Отчего же удар наносится таким подлым образом? Оттого, что подлый он с нашей точки зрения, а авторы подобного «фейка» не видят в этом ничего зазорного, их идейные вдохновители и тайные покровители ещё и не такие провокации устраивали, а затем награждали за бесчестные поступки друг друга государственными наградами. Совесть у нынешних «историков» не в чести.
Хотелось бы посоветовать провокаторам немедленно прекратить своё гнусное дело и уничтожить поддельный блог. На то, что кто-то открыто возьмет на себя ответственность за такую «шутку» я и не надеюсь.

А Николаю Леонидовичу Казанцеву хочется пожелать многия лета, здоровья, чтобы Господь дал сил и в дальнейшем вести свою очень нужную работу, не обращая внимания на хамские выходки со стороны разной шпаны, за которые и обижаться не стоит, так как исходят они от людей не достойных на серьезное к ним отношение.
Сайт РОВС  ПЕРЕКЛИЧКА http://pereklichka.livejournal.com/97363.html#cutid1
Редактор эл. журнала 1 Отдела РОВС "Перекличка" Кудрявцев А.М.
----------------------------------------------
ссылка на липовый журнал  http://nkazancev.livejournal.com
Название: В Краснодаре перезахоронили найденные останки белых воинов.
Отправлено: elektronik от 09.04.2011 • 00:12
   В праздник Благовещения в Екатеринодаре перезахоронили найденные останки белых воинов.
В четверг 7 апреля в г. Екатеринодаре на Всесвятском кладбище состоялась процедура перезахоронения останков офицеров, казаков, служащих, тех, кто был так или иначе связан с Белым движением на Кубани и пострадал от рук большевиков. Ещё ранее, при строительстве в городской черте были найдены около 40 человеческих останков времён Гражданской войны, их перезахоранивали год назад. Не так давно были найдены ещё 9 человеческих останков. В казачьей одежде, в мундирах чиновников, а один, судя по характерным лампасам, принадлежал к высшему офицерству или даже генералитету, один из найденных останков был одет и вовсе удивительно: в английский офицерский мундир…
(http://s47.radikal.ru/i118/1104/5c/766246cc6683.jpg)

Знаково, что процедура перезахоронения проходила в святой праздник Благовещения. Серым и прохладным апрельским, дождливым утром. Присутствовали главным образом кубанские казаки, курсанты Екатеринодарских воинских училищ, просто неравнодушные к истории своей Родины патриоты, простые люди. После произнесения философской и «примиренческой» речи сотрудниками краевого музея-заповедника имени Е.Д. Фелицина, речь батюшки, который отпевал останки, звучало более чем правдиво. В своей речи батюшка привёл конкретные цитаты большевиков о русском народе, о русской православной вере, о том, как жил при большевиках русский народ, напомнил всем, об их злодеяниях на русской земле… После отпевания, курсанты военных училищ отдали воинский салют, останки были положены в землю. И захоронены… На их могиле тут же выросла гора цветов…
(http://s52.radikal.ru/i138/1104/19/9398e33c2056.jpg)
Захоронены они были рядом с предыдущими останками, и рядом с братской могилой казаков погибших при штурме Екатеринодара в апреле 1918 г. Тепло на душе от осознания факта что души этих людей как и их останки обрели вечный покой и были достойно перезахоронены.

Горько на душе было от того, что буквально рядом находится братская могила греков погибших в годы революции, Гражданской войны, сталинских репрессий… Греческая община не поскупилась на средства и установила красивый памятник на их братских могилах, чего нельзя сказать об администрации г. Екатеринодара, которая в процессе увековечивания памяти об истинных русских героях не так активна и щедра.

Буквально рядом с местом перезахоронения и останков белых воинов, и греков, находится несколько могил полузабытых героев, Георгиевских кавалеров Русской Императорской Армии погибших в годы Первой мировой и Гражданской войны, в том числе и могила священник Константина Образцова, полкового батюшки прошедшего всю Первую мировую на Кавказском фронте вместе с Кубанскими казаками, написавшего гимн Кубани – «Ты Кубань, Ты наша – Родина», и расстрелянного и умученного в рамках красного террора в 1920 г. Грустно, что большей части русского общества нет дела до этих памятных мест.
----------------------------------------------------------
08.06.09 21:26 ГТРК Кубань   
В Краснодаре найдены останки 44-х человек

Дом едва не построили на костях. В Краснодаре рабочие нашли останки 44-х человек. По предварительной версии следствия, это братская могила солдат, погибших во время Гражданской войны 1917 года. Следователи говорят, среди похороненных был и священник: удалось обнаружить часть рясы.
Сейчас все находки - на эксгумации. Специалисты пытаются определить причину смерти людей, а также понять, на чьей стороне были погибшие - Красной армии или Белой гвардии.
Следователь следственного отдела по г. Краснодару следственного управления Следственного комитета при Прокуратуре РФ по Краснодарскому краю Игорь Шеметов рассказал подробности.
------------------------------------------------------------------------------------
Стадник: найденные при раскопке захоронения в Краснодаре останки принадлежат белогвардейцам
июнь 17 2009, 00:10


Найденные в Краснодаре останки времен Гражданской войны принадлежат белогвардейцам, считает Алексей Стадник, руководитель Краснодарского краевого поискового объединения "Набат". По его словам, доказательствами такого предположения являются находки: царские пуговицы, причем как стеклянные, так и фарфоровые, пули в костях, нательные крестики (все серебряные), ладанки.

Настоятель Свято-Пантелеимоновского храма при краевой клинической больнице имени профессора Станислава Очаповского города Краснодара, где при строительстве дома обнаружены останки 44 человек, присутствовал при раскопках и считает, что солдаты времен Гражданской войны, захороненные здесь, были верующими, а, значит, никак не могли быть красноармейцами.

"Я больше склоняюсь к мысли, что найдены останки белогвардейцев. Красноармейцы нательные кресты не носили и в бога не верили", - считает протоирей Константин Капранов.

Напомним, ранее сообщалось, что, по мнению следствия, это братская могила бойцов Красной Армии.

Следователь следственного отдела по Краснодару Игорь Шеметов рассказал корреспонденту "Кавказского узла", что недалеко от Всесвятского кладбища, почти в центре города, на улице Аэродромной строился частный дом. На месте этого дома уже был ранее другой частный дом, построенный в 1946 году. Рыли котлован для того, чтобы залить бетонную подушку для возведения фундамента. В ходе рытья были обнаружены по краям котлована останки людей.

"Рабочие вызвали милицию. Приехала наша следственная группа. В результате дальнейших исследований территории обнаружилось, что это массовое захоронение. Был вызван специальный поисково-спасательный отряд. В ходе совместной работы выяснилось, что на месте строительства находится массовое захоронение 44 военных времен Гражданской войны", - говорит Игорь Шеметов.

По его словам, среди похороненных был и священник - удалось обнаружить часть рясы.

"Называть рясой облачение неправильно", - считает протоиерей. "Найдено было облачение священника зеленого цвета, которое всегда используется в собственном богослужении храмов. Похоронен он был или непосредственно на Троицу или в течение нескольких дней после Троицы", - рассказал отец Константин.

По его словам, то, что батюшка похоронен в парадной одежде, свидетельствует о том, что это была смерть при чрезвычайных обстоятельствах. Если бы священник умер своей смертью, то он был бы похоронен в белой одежде.

"Я нашел сайт, на котором продается облачение священнослужителей, где представлены несколько образцов со схожим рисунком, как и на кусочке облачения, который нашли мы, - рассказал Алексей Стадник, руководитель Краснодарского краевого поискового объединения "Набат". Именно поисковый отряд "Набата" работал на этих раскопках.

"Желто-зеленая форма священников применялась три раза на Троицу. Ткань с узорами из позолоченного шитья, именно сложные плетения вышивки из металлизированной нити сохранили ткань рядом с собой", - говорит Стадник.

По словам руководителя "Набата", скорее всего, священник погиб в ходе наступления Красной Армии на бывшем воинском участке царского пехотного полка нынешнего Всесвятского кладбища. Стадник считает, что священник был войсковым священником этого полка, в котором была большая церковь.

"По совокупности археологического материала и исторических данных делаем вывод о том, что 44 военнослужащих были белогвардейцами, а не красноармейцами, точнее, корниловцами, находившимися во время Гражданской войны на территории края, впоследствии ставшими деникинцами", - заявил Алексей Стадник.

То, что все захороненные разуты, является показателем того, что они расстреляны. По словам Стадника, во время Гражданской войны с людей, которых расстреливали, перед этим снимали обувь.

Именно поэтому и у священника, захороненного рядом, также не было обуви — сапог, если он был обычным священником, или ботинок, если он был войсковым священником.

Как рассказал Алексей Стадник, одному расстрелянному даже ноги отрубили (причем, с трех раз, потому, что не могли снять обувь - тоже сапоги). По словам собеседника, обычные солдаты сапоги не носили. "Это, а еще то, что на штанине был обнаружен лампас, говорит о том, что это был не обычный рядовой, а офицер. А ноги отрубили, так как живой, видимо, не давал снять с себя обувь", - поясняет Стадник.

Выяснить личности убитых невозможно, так как документов при них не было. Только на одном солдате была обнаружена ладанка, завернутая в бумажную молитву.

По словам Алексея Стадника, это было массовое захоронение, а точнее несколько братских могил по четыре, шесть, восемь, десять и пятнадцать человек. Скорее всего, осуществлялся расстрел партиями, некоторые ямы даже не были нормально зарыты, а последняя яма даже не была засыпана, а в 1941 году ее засыпали бытовым мусором (сразу над захороненными - слой мусора).

Стадник также отметил, что расстрелянных складывали валетом, то есть далеко не все лежали ногами на восток в соответствии с русскими православными традициями.

Впрочем, есть сомнения по поводу такой версии о происшедшем много лет назад и по другой причине. Как сообщил источник в Краснодарском "Мемориале", как правило, чекисты расстреливали белых либо в упор в голову, либо в затылок с близкого расстояния. В этом же случае дырок в голове у расстрелянных не было.

В этот раз, по словам Алексея Стадника, пули находили во всех частях конечностей. Одному даже прострелили тазовые кости.

Прокуратура, однако, считает, что нашли останки красноармейцев.

"Поднимали архивы, разговаривали с директором Всесвятского кладбища. Нам рассказали, что на Всесвятском кладбище хоронили белогвардейцев, а сбоку хоронили красноармейцев. Конечно, на 100 процентов утверждать, красные это или белые, сейчас не представляется возможным. По логике вещей, священник должен был быть похоронен с белыми, но и среди священников наверняка были свои предатели, а среди красных в то время были еще и верующие", - рассказал Игорь Шеметов. "Крестики могли быть и у красных", - добавил следователь.

"Был случай, когда находили именно красноармейцев с крестами, но это, действительно, редкий случай. В тот раз мы нашли всего три или четыре креста. А в этот раз - семь православных крестов, это уже много", - рассказал Алексей Стадник.

"Среди интересных находок была также ампула, напоминающую шприц с жидкостью, но при извлечении жидкость вылилась", - сообщил Игорь Шеметов.

Как стало известно корреспонденту "Кавказского узла", во время Гражданской войны было много принимавших героин и морфин как среди красных, так и среди белых, так что эта находка тоже не решает спорный вопрос. По мнению поисковиков, этот шприц был в том мусоре, которым засыпали позже "врагов революции", сам факт чего также, по их мнению, подтверждает, что расстрелянные были белыми.

Алексей Стадник также отметил, что место, где найдено захоронение, - это жилой квартал, и у людей есть право собственности на эту землю. "Никакого памятника не будет, потому, что останки уже изъяты. Мы же не можем на месте каждого места, где были обнаружены останки, ставить памятники. Мы занимаемся поисковыми работами 20 лет, и таких находок все больше и больше. Мы можем памятниками заставить как минимум шесть-семь районов края с разницей в 10 метров: в Новороссийском, Крымском, Темрюкском, Анапском, Туапсинском районах, Геленджике, Абинске, Славянске, Красноармейке, Горячеключевской. Деревьев меньше будет в лесу, чем памятников", - говорит Алексей Стадник.

По его словам, дома в Краснодаре начали строить сразу после войны. "Сам город входит в десятку самых разрушенных после Великой Отечественной войны городов. Никто уже не знал, что здесь было, начали раздавать земельные участки под строительство", - сообщил Алексей Стадник.

"Находок корниловцев немного. Однако, я бы не стал говорить об уникальности этой находки - это не материальная ценность. Вся ценность состоит в гражданском понимании произошедшего", - заявил руководитель поискового отряда "Набат".

В настоящее время найденным останкам назначена медико-криминалистическая экспертиза. Пока идет следствие все останки лежат в морге. Из морга их передадут специалистам-историкам поисковой службы для проведения захоронения. Также, возможно, будет проведена портретная экспертиза по черепам расстрелянных.

Обряд погребения останков будет проведен в православных традициях. "Мы будем отпевать убитых и священника православным чином", - рассказал настоятель Свято-Пантелеимоновского храма.


Автор: Вера Холодная; источник: корреспондент "Кавказского узла"


Название: ПАМЯТИ ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО.
Отправлено: elektronik от 13.04.2011 • 20:48
ПАМЯТИ ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО.
С раннего утра 31-го, как обычно, начался артиллерийский обстрел всего района фермы. Корнилова снова просили переместить штаб, но он ответил:
— Теперь уже не стоит, завтра штурм.
Перебросились с Корниловым несколькими незначительными фразами — я не чувствовал тогда, что они будут последними...

Я вышел к восточному краю усадьбы взглянуть на поле боя: там тихо; в цепях не слышно огня, не заметно движения. Сел на берегу возле фермы. Весеннее солнце стало ярче и теплее; дышит паром земля; внизу под отвесным обрывом тихо и лениво течет Кубань, через головы то и дело проносятся со свистом гранаты, бороздят гладь воды, вздымают столбы брызг, играющих разноцветными переливами на солнце, и отбрасывают от места падения в стороны широкие круги.

Подсели два, три офицера. Но разговор не вяжется, хочется побыть одному. В душе — тягостное чувство, навеянное вчерашней беседой с Корниловым. Нельзя допустить непоправимого... Завтра мы с Романовским, которому я передал разговор с командующим, будем неотступно возле него...
Был восьмой час. Глухой удар в роще: разметались кони, зашевелились люди. Другой совсем рядом — сухой и резкий...


Прошло несколько минут...

— Ваше превосходительство! Генерал Корнилов... Предо мной стоит адъютант командующего, подпоручик Долинский с перекошенным лицом и от сдавившей горло судороги не может произнести больше ни слова. Не нужно. Все понятно.

Генерал Корнилов был один в своей комнате, когда неприятельская граната пробила стену возле окна и ударилась об пол под столом, за которым он сидел; силой взрыва его подбросило по-видимому кверху и ударило об печку. В момент разрыва гранаты в дверях появился Долинский, которого отшвырнуло в сторону. Когда затем Казанович и Долинский вошли первыми в комнату, она была наполнена дымом, а на полу лежал генерал Корнилов, покрытый обломками штукатурки и пылью. Он еще дышал... Кровь сочилась из небольшой ранки в виске и текла из пробитого правого бедра.

Долинский не докончил еще своей фразы, как к обрыву подошел Романовский и несколько офицеров, принесли носилки и поставили возле меня Он лежал на них беспомощно. и недвижимо; с закрытыми глазами, с лицом, на котором как будто застыло выражение последних тяжелых дум и последней боли. Я наклонился к нему. Дыхание становилось все тише, тише и угасло.
Сдерживая рыдание, я приник к холодеющей руке почившего вождя...

Рок — неумолимый и беспощадный. Щадил долго жизнь человека, глядевшего сотни раз в глаз смерти. Поразил его и душу армии в часы ее наибольшего томления.
Так выглядит дом, где погиб Лавр Георгиевич, тогда
(http://s49.radikal.ru/i123/1104/92/dc0986b15b6c.jpg)
– и сегодня.
(http://s42.radikal.ru/i095/1104/9b/ddcec5cd275d.jpg)
(http://s40.radikal.ru/i088/1104/56/79553a538e9e.jpg)
Видеорепортаж о мемориале памяти Л.Г. Корнилова. Автор: Егор Брацун
адрес видеоролика http://video.yandex.ru/users/fess149/view/1
 Спасибо Егору за предоставленное видео. Храни Вас господь.
Название: ФЕДЕРАЛЬНЫЕ СЛАБОВИКИ И «ДЕДОВЩИНА»
Отправлено: elektronik от 15.04.2011 • 16:23

ФЕДЕРАЛЬНЫЕ СЛАБОВИКИ И «ДЕДОВЩИНА»

    * 14 Апр, 2011 at 7:21 PM

В Российской Федерации начался очередной весенний призыв. Очень показательно, что накануне этого мероприятия в Москве состоялось расширенное заседание коллегии Главной военной прокуратуры (ГВП), посвящённое одной из самых болезненных проблем нынешней армии – «дедовщине».

Кроме главного военного прокурора С. Фридинского в работе коллегии приняли участие председатель совета Комитета Госдумы по обороне Виктор Заварзин, замминистра обороны Николай Панков («генерал» от КГБ-ФСБ), председательница комитета «Солдатские матери» Валентина Мельникова и глава Общественного совета Минобороны режиссёр Никита Михалков…

Как многие помнят, в 2008 году, сокращая срок действительной военной службы с двух лет до одного года, власти РФ уверяли население страны, что эта мера будет способствовать искоренению в войсках «дедовщины». Мол, за год солдаты не успевают заматереть и превратиться в настоящих «старослужащих», а если не будет старослужащих, то и «дедовщина» сама собою отомрёт… И каков же итог? А вот каков.


По словам Фрединского, в последнее время количество преступлений в войсках стремительно выросло. В последние полтора года в войсках постоянно увеличивается число насильственных преступлений. Только в минувшем году их количество возросло на 16 %. От насилия пострадали тысячи военнослужащих, лишь за два месяца 2011 года покалечены более 20 человек, двое погибли…

Наряду с традиционной «дедовщиной», которая, не смотря на обещания властей, почему-то никуда не исчезла, всё большей проблемой становятся так называемые «национальные банды», насаждающие в частях преступные порядки. Особенно отличаются этим призывники с Северного Кавказа, всеми правдами и неправдами добивающиеся назначения в одну часть и формирующие там клановые сообщества. В качестве примера упомянули 18-ю пулемётно-артиллерийскую дивизию на Курилах, где солдаты-дагестанцы избили офицеров, забаррикадировались в казарме и захватили власть на сутки. Утихомирил их ОМОН…

Нечто подобное произошло на военной авиабазе в Пермском крае, где командование части (в/ч 40383) было вынуждено обратиться за помощью в… Духовное управление мусульман Прикамья для того, чтобы как-то успокоить вышедших из под контроля солдат, призванных с Северного Кавказа…
Подведя сии безрадостные итоги, ГВП предложил… «наращивать число контрактников и усиливать воспитательную работу»…

Можно заранее предсказать, что эффект от подобных предложений ГВП и примкнувших к нему «экспертов» вновь окажется нулевым. Ибо подобными мерами «дедовщину» и «землячества» в Вооружённых Силах искоренить нельзя.
А какими можно? Почему все кампании по борьбе с «дедовщиной» оказываются в РФ абсолютно неэффективными. И можно ли вообще преодолеть это зло? Попробуем разобраться.

* * *

Как-то автору этих строк довелось беседовать с одним из действующих офицеров Генерального Штаба Болгарии. В беседе мы затронули и вопрос о «дедовщине». Напомню, что во времена коммунистического правления срок действительной срочной службы в Болгарской Народной Армии (БНА) был установлен в два года, на Флоте – три. Всё, как у «старшего брата». Была в БНА и «дедовщина» – это тоже, как «у старшего брата»…

После падения компартии, в новейшую эпоху, сроки службы в Болгарии сократили до смехотворных девяти месяцев. Произошло это гораздо раньше, чем в Российской Федерации. А вот зверская советская «дедовщина», по словам моего болгарского собеседника, как была, так в Болгарской Армии и осталась...

Неужели подобный иностранный опыт ничему не научил кремлёвских «стратегов»? Или они не утруждают себя изучением опыта других армий прежде, чем городить огород в своей? (Кстати, если бы нынешние правители РФ когда-нибудь сами служили в Армии, то знали бы, что главными нарушителями уставного порядка и поборниками казарменного мордобоя являются отнюдь не «деды», против которых якобы и было направлено сокращение срока срочной службы, а солдаты, отслужившие половину своего срока!).

Разумеется, провал очередной кампании по борьбе с «дедовщиной» в Российской Армии обусловлен не только тем, что избранный для этого метод сокращения срока службы был заведомо провальным и попросту популистским (на состоянии боевой подготовки эта предвыборная акция, кстати, отразилась самым пагубным образом).

Главная причина неуспеха заключается в том, что сегодня во главе Вооружённых Сил РФ стоят люди, во-первых, совершенно некомпетентные в военном отношении и, во-вторых, абсолютно незаинтересованные в наведении порядка в Армии и на Флоте.

Что касается некомпетентности высшего военного руководства Российской Федерации, то ни для кого не является секретом, что:
– президент РФ, он же Верховный Главнокомандующий – в армии не служил;
– премьер-министр РФ, он же экс-президент страны – в армии не служил;
– министр обороны РФ – в армии не прошёл даже нормальной срочной службы рядового (согласно официальной биографии, отбывал сокращённую, годичную);
– среди руководства ВС РФ полно людей, весьма далёких от армии, но… близких к КГБ-ФСБ. Хотя многие из них формально и имеют генеральские или полковничьи звания – как, например, предыдущий министр обороны С.Иванов – но эти «звания» отнюдь не воинские, а «специальные», чекистские, к армии никакого отношения не имеющие.

На таком фоне выше упомянутый Никита Михалков и в самом деле выглядит «экспертом по военным вопросам»: как-никак, а на срочной службе он целый год осчастливливал собою художественную самодеятельность Тихоокеанского Флота!

Совершенно очевидно, что подобная безответственная расстановка кадров в высшем звене Вооружённых Сил таит угрозу для национальной безопасности страны. И в любой нормальной стране, а тем более ведущей необъявленную войну за своё выживание, подобная ситуация будет признана недопустимой. Но именно такая ситуация и отвечает интересам власть имущих. Ведь в лице Российской Армии правящий чекистско-олигархический клан видит, прежде всего, потенциальную опасность для существующего режима.

Именно поэтому власти РФ – политические и финансовые – по-настоящему никогда не были заинтересованы в изживании «дедовщины» и «землячества»: чем сильнее бардак в Армии, тем сложнее ей будет организоваться для противостояния и отпора антинациональному режиму. Чем бесправнее русские парни, носящие погоны, тем меньше у них шансов объединиться и выступить в защиту попранных интересов своего народа и своей страны.

Власти РФ кровно заинтересованы не в усилении, а в ослаблении Армии, снижении её роли в жизни страны. На это и направлена так называемая «военная реформа». Общими усилиями Горбачёвых-Ельциных-Путиных-Медведевых Российская Армия давно перестала быть СИЛОВЫМ ведомством, российские «силовики» превращены в СЛАБОВИКОВ! В Российской Федерации нет никого бесправнее и беззащитнее военных! Военного в РФ всякий обидеть может – будь то любой чиновник или собственный солдат-подчинённый – и совершенно безнаказанно!

Взять хотя бы ту же ситуацию с бунтом дагестанцев в 18-й пулард на Курильских островах. У меня, например, сразу же возникают три вопроса:
1). Применили ли офицеры, прапорщики и сержанты для восстановления порядка боевое оружие на поражение?
2). Получили ли подонки, избивавшие своих офицеров, пожизненные сроки заключения? (Смертная казнь, как известно, в РФ не применяется даже за тяжкие воинские преступления).
3). Расформирована ли войсковая часть, в которой произошло столь вопиющее ЧП?
Уверен, что на все эти вопросы ответом будет слово «НЕТ»! Именно потому, что, как уже было сказано, российские офицеры стараниями руководства РФ из силовиков превращены в зашуганных слабовиков, не способных даже на то, чтобы навести порядок и покончить с уголовщиной в собственных подразделениях и частях.

Командир взбунтовавшейся части на Курилах должен был апеллировать не к ОМОНу, а к собственной кобуре. Командир авиабазы в аналогичной ситуации обязан был не бежать жаловаться какому-то там «Духовному управлению мусульман Прикамья», а поднимать в ружьё свой вооружённый караул!
В уставах всех армий мира чётко прописано, что и как должен делать офицер или сержант в случае открытого неповиновения подчинённых его приказам, а тем более нападения на него. Была такая статья и в советских уставах – 7-я Дисциплинарного Устава ВС СССР. И всякий командир, начиная от последнего младшего сержанта, обязан был назубок выучить и уметь применять эту 7-ю статью прежде, чем принять команду над своим отделением или взводом.

Офицер не только может, но и обязан восстанавливать дисциплину в своём подразделении с оружием в руках, если иные меры воздействия на вышедших из повиновения подчинённых оказываются безуспешными.

Другое дело, что в нормальной Армии подобные ситуации возникать вообще не должны. А для этого необходима не только соответствующая работа со стороны самой Армии, но и действенная помощь ей стороны верховной власти, а также заинтересованное участие в «нормальности» своих защитников всего общества. К сожалению, нынешняя Российская Армия – прямая наследница Армии Советской – признана «нормальной» быть не может…

Сегодня даже недавние замполиты и чекисты знают и любят цитировать крылатое выражение Государя Императора Александра III о том, что у России есть только два союзника – её Армия и Флот.
Жаль, что для того, чтобы выучить эту старую истину, «постсоветской России» понадобилось целых двадцать лет! Жаль, что эти слова Государя в Российской Федерации остались всего лишь броской цитатой, а практического воплощения так и не нашли… Но, учитывая всё выше сказанное, позволю себе привести здесь ещё одну цитату, как бы продолжающую мысль Императора Александра III:
«Лучше совсем отказаться от всякого флота, чем иметь его с командой, подобной нашей».
Эти слова, написанные в тяжёлый момент самого начала русской смуты, принадлежат Николаю Оттовичу Эссену (1860-1915), выдающемуся русскому флотоводцу, будущему адмиралу и командующему Балтийским Флотом.

Прав был Николай Оттович: лучше вообще отказаться от флота, чем иметь флот, который избивает и сжигает в топках собственных офицеров, служит притоном уголовников и школой русофобии для антигосударственных элементов всех мастей. Неужели же для того, чтобы понять и оценить эту мысль нынешней России понадобится ещё 20 лет?!

* * *

И «дедовщина», и «землячества» – порождение и тяжкое наследие Советской Армии. Искоренить эти болезни можно и нужно. Эти казарменные советизмы отнюдь не присущи русским воинам. Напротив, в Русской Императорской Армии никогда никакой «дедовщины» не было. На протяжении всей её истории! Да и не могли существовать подобные явления в среде Христолюбивого Воинства.

Русский Обще-Воинский Союз (РОВС), всегда тщательно следивший за ситуацией в Вооружённых Силах СССР и РФ и хорошо знающий изнутри жизнь и проблемы Армии, готов хоть сегодня предложить комплекс эффективных мер для относительно быстрого и верного изживания так называемых «неуставных отношений» в рядах Вооружённых Сил. Этот комплекс мер выработан нами, исходя из:

1). Глубокого знания жизни Советской и нынешней Российской армий;
2). Исторического опыта Русской Императорской Армии;
3). Положительного опыта борьбы с «дедовщиной» в ряде иностранных армий.

И речь отнюдь не идёт о пресловутом полном переводе Российской Армии на контрактную основу или пустозвонных призывах «усиливать воспитательную работу». Ещё раз повторяю – реальные и эффективные методы борьбы с дедовщиной существуют. Вопрос только в том, чтобы верховная власть страны и военное руководство сами были по-настоящему, а не только на словах, заинтересованы в наведении порядка и усилении Армии, в искоренении в ней порочного советского наследия. Но ожидать от нынешней власти РФ такой заинтересованности, увы, пока не приходится…


И.Б. Иванов, Председатель РОВСа
Название: ПАМЯТИ ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО РУССКОЙ АРМИЕЙ ГЕНЕРАЛА ВРАНГЕЛЯ П.Н.
Отправлено: elektronik от 26.04.2011 • 22:07
25 апреля 1928 г. в 9 часов утра в Брюсселе скончался генерал-лейтенант барон П. Н. Врангель, Главнокомандующий Русской Армией и Председатель Русского Обще-Воинского Союза.

Барон Пётр Николаевич Врангель (15 (27) августа 1878, Новоалександровск, Ковенская губерния, Российская империя — 25 апреля 1928, Брюссель, Бельгия) — русский военачальник, участник Русско-японской и Первой мировой войн, один из главных руководителей (1918−1920) Белого движения в годы Гражданской войны. Главнокомандующий Русской Армии в Крыму. Генерального штаба генерал-лейтенант (1918). Георгиевский кавалер. Председатель Русского Обще-Воинского Союза.


(http://www.rostov-gorod.ru/imagebase/img_411_1.jpg)
Генералу Врангелю.

Два штандарта в вашем тесном кабинете,
В сонных складках шёлка память славных дат.
Помните ли жест на конном стилизованном портрете?
Вам теперь осталась лишь любовь израненых солдат.

Вы ходить любили быстрыми шагами, —
Но теперь так много заповедных черт.
Палубу тюрьмы так много раз измерили вы сами:
Ваш, Корнилов был куда просторней; он ушел в Бизерт.

Помните ли ночь с кострами над Червленой?
Божьи звезды в небе с звездами ракет?
Площадь и собор? Привет Царицынской толпы влюбленной?
В дни побед вы были все такой же как теперь, — аскет.

Помните дни мая, выход наш из Крыма?
Как за поездом бежали казаки?
А теперь, мечта Архистратига скрылась в клубах дыма.
За чужой неласковой оградой Русские полки.

Ваши казаки под стражей сенегальцев,
И Корниловцы в тоскливых лагерях.
Но с тех пор, как ваша армия — лишь армия скитальцев,
Даже Русский ветер скован и не смеет дуть в степях.

И в тот скорбный миг, когда вас победили,
Вашей родины окрепли кандалы;
И свобода умерла в тот час, когда морские мили
Начали считать вы, глядя на соленые валы.

Как я жду, чтоб ваша армия воскресла?
Конница пойдет, удилами звеня;
Вы оставите каюту и привинченные кресла, —
В поле так весене, — сядите вы снова на коня...

А пока штандарты в вашем кабинете.
Спит и не проснулась память славных дат.
И живет лишь жест на конном стилизованном портрете ...
Вам осталась лишь любовь израненых солдат.

Ген. Шинкаренко. (Н. Белогорский)


ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ПЕТРУ НИКОЛАЕВИЧУ.
Название: Re:РУССКИЙ ОБЩЕ-ВОИНСКИЙ СОЮЗ ( РОВС)
Отправлено: elektronik от 29.04.2011 • 22:15

ОБРАЩЕНИЕ РОССИЙСКОГО ИМПЕРСКОГО СОЮЗА-ОРДЕНА К СООТЕЧЕСТВЕННИКАМ
Интернациональная коммунистическая власть останется до конца своего врагом России и её народов. Не может быть примирения и соглашения с богоборческой лже-народной властью. Кто отождествляет с нею Русский народ, приносит ему и России только вред.
Из Обращения Главы Российского Императорского Дома Е.И.В. Государя Великого Князя Владимира Кирилловича по случаю Праздника Святой Пасхи, 24 марта / 6 апреля 1939 года.



                              Соратники, единомышленники, соотечественники!

 
Два десятилетия, прошедших с памятных августовских дней 1991 года, достаточный срок для того, чтобы вновь поставить вопрос о сегодняшнем отношении русских монархистов, в том числе Российского Имперского Союза-Ордена, к коммунизму. Как известно, для каждого Имперца "враг номер первый" - это коммунизм, с которым невозможно никакое, даже временное, перемирие (§ 37 Устава РИС-О). Однако не устарело ли данное положение? Разве теперь коммунистическая партия, не будучи правящей, не является не только легально действующей, но и представляет собой весьма значимую парламентскую силу? Разве коммунисты не участвуют в общероссийских и региональных выборах? Разве бывшие члены КПСС не занимают немалое число влиятельных государственных должностей, до высших включительно? Разве, осознав свои ошибки и раскаявшись в прошлых своих грехах-"перегибах", не вписались идейные наследники Маркса-Ленина и пр. в правовую систему демократического государства?



  Нет, нет и нет! Ничего они не осознали, и ни в чём они не раскаялись. В этом не было необходимости. Та часть коммунистов, что объединена сейчас в рядах КП РФ, лишь играет роль оппозиции, роль громоотвода для одураченного их предшественниками за десятилетия большевицкой власти левого "электората". Эта роль вполне соответствует интересам современной бюрократии, назначившей КП РФ - в числе других своих парламентских игрушек - "пособие" за счет государственного бюджета, т.е. за счёт всех граждан, даже и антикоммунистов (федеральный закон от 11.07.2001 № 95-ФЗ). Поэтому коммунисты, конечно же, никакая не оппозиция, а неотъемлемая составляющая правящего слоя, большая часть которого хотя и сдала членские билеты КПСС "на свалку истории", но, в конце концов, осталась всё той же паразитирующей за счёт народа "номенклатурой". Фикция квази-выборов и псевдо-многопартийности ничего не меняет. Реально существует лишь одна партия - "партия власти", независимо от того, на какое число формальных организаций она бы не разделялась.

  Двадцать лет назад на российской политической сцене был разыгран трагифарс под названием "Долой плохих коммунистов, да здравствуют хорошие демократы". В атмосфере массового самообмана, вызванного доведённым до психоза желанием освобождения от большевицкого ига, многие не приняли во внимание, что скороспелые "демократы" только вчера ещё аккуратно платили членские взносы и устраивали овации очередному генсеку. Только единицы в обстановке той, хорошо режиссированной эйфории ясно понимали, что России была предложена лже-альтернатива, возможность выбора не между истиной и ложью, а лишь между двумя вариантами лжи. В числе тех, кому было изначально очевидно, что на смену диктатуре КПСС идёт новое, а по сути то же самое партийное рабство, был Российский Имперский Союз-Орден.

  В настоящий момент данный факт подтверждён уже самой властью, на законодательном уровне. В начале "пьесы", деятельность руководящих структур КПСС была признана антинародной, антиконституционной и противоправной, посягающей на основополагающие права и свободы человека и гражданина (Ук. Пр. от 06.11.1991 № 169). Сам коммунистический режим был определён как неограниченная, опирающаяся на насилие власть узкой группы коммунистических функционеров (от центральных до районных комитетов с секретариатами, бюро и аппаратами) - Пост. КС РФ от 30.11.1992 № 9-П. Однако, уже спустя каких-то десять лет "работа" на должностях в КПСС была объявлена заслугой-выслугой (Ук. Пр. от 17.12.2002 № 1413), а в 2007 году - эффективной государственной службой (Ук. Пр. от 19.11.2007 № 1532). Причём, служба эта также оплачивается за счёт народа, против которого, как показано выше, она была направлена. Более того, служба эта названа безупречной. Несмотря на то, что результатом её стало физическое истребление десятков, если не сотен, миллионов, войны и разруха, голод, колхозное рабство, стахановская каторга, кошмар концлагерей, духовно-нравственное оскудение, бесправие и нищета, кровь, слёзы, страх. Примеров не счесть. Но коммунисты сами себя судили и сами себя оправдали. Операция "уйти, чтобы остаться" успешна, завершена. На случай же серьёзного политического кризиса в качестве запасного варианта для КП РФ зарезервирована роль в новой ложной альтернативе: "Долой плохих демократов, да здравствуют хорошие коммунисты".

  Поэтому сегодня ещё более важно сознавать, что коммунизм - идеология более широкая, чем та, что изложена в партийных программах. Коммунизм - это не "власть народа и для народа", не "неуклонное повышение благосостояние трудящихся", не "светлое будущее всего человечества". Коммунизм - это тоталитарно-террористическая диктатура криминализованной люмпен-бюрократии. Коммунизм - это попрание человеческого достоинства. Коммунизм - это гибель нашей многострадальной Родины. Тщетно надеяться на покаяние тех, кто утратил совесть, с чьих рук не смыть Святой Крови Царственных Мучеников. Не может быть примирения между добром и злом, между правдой и ложью. Мы скорбим об искренне заблуждающихся, об обманутых, запуганных и отчаявшихся, но Долг Чести, Долг Памяти не допускают никакого, хотя бы и временного перемирия. Коммунизм, ставший в XXI веке ещё более коварным, более изощрённым - по-прежнему, враг № 1.

  "Коммунизм не изменяет своего существа: его целью по-прежнему остаётся разрушение современного мира со всей его вековой культурой... Советская власть... не может иметь никакой органической связи с русским народом... Нет силы там, где нет Божией Правды, и не устоит никакая власть, основанная на богоборчестве, на насилии и лжи". (из Обращения Главы Российского Императорского Дома Е.И.В. Государя Великого Князя Владимира Кирилловича "К русским людям" от 21 октября / 3 ноября 1939 года).


                 Только Царь спасёт Россию от нового партийного рабства!

25 марта 2011 г.

                                                                                                                                  Г. А. Фёдоров 
                                                                                                                               Начальник РИС-О
Название: ПАМЯТИ АЛЕКСАНДРА II
Отправлено: elektronik от 29.04.2011 • 22:26
АЛЕКСАНДР II НИКОЛАЕВИЧ
(http://rus.ruvr.ru/data/2011/03/05/1264260476/3RIA-415694-Preview.jpg)
Александр II, Николаевич, Освободитель (1818-1881), Император Всероссийский (с 19 февраля 1855), старший сын Императора Николая I и Императрицы Александры Феодоровны.

Родился 29 апреля (17) 1818 в Москве. Наследником объявлен 12 декабря 1825 г., цесаревичем – 30 авг. 1831 г. Наставником Александра II был русский поэт В.А. Жуковский, воспитателем – К.К. Мердер, одним из законоучителей – известный протоиерей Герасим Павский.

С 1841 г. в браке с принцессой Гессен-Дармштадтской Максимилианой Вильгельминой Августой Софией Марией, в Православии Марией Александровной (1824–1880). Дети: Николай, Александр (будущий император Всероссийский Александр III), Владимир, Алексей, Сергей, Павел, Александра, Мария. С 1880 г. в морганатическом браке с княгиней Е.М. Юрьевской (Долгорукой), от которой имел 4 детей.

На престол Александр II вступил 19 февраля 1855 г., в крайне трудный для России период, когда близилась к развязке изнурительная Крымская война, в ходе которой экономически отсталая Россия оказалась втянутой в неравное военное противостояние с Англией и Францией. По окончании войны экономическое и социальное неустройство в России обнажилось еще более, обрело острый характер. Александр II осознавал необходимость глубоких и разносторонних государственных преобразований, осуществление которых стало основным содержанием его царствования, что коренным образом изменило за 2,5 десятилетия облик России.

Реформы

Крестьянская реформа

Эпохальное значение имело решение Александра II о необходимости полной и единовременной отмены крепостной зависимости помещичьих крестьян. Подготовка к Крестьянской реформе – главной среди ряда масштабных социальных преобразований правительства Александра II, вошедших в историю как Великие реформы, – велась с 1857 по 1861 г.

19 февраля 1861 г. Александр II подписал Положения о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости, и «Манифест» об отмене крепостного права.

Изменявшая основы аграрных отношений в России, Крестьянская реформа имела сложный характер. Даровав крестьянам личную свободу, личный земельный надел и возможность выкупа земли у землевладельцев, она вместе с тем сохранила большую часть земли в собственности дворянства. Реформа сохранила и крестьянскую общину как традиционную форму крестьянского самоуправления в России, узаконив, однако, свободный выход крестьян из нее. Изменив весь уклад сельской жизни, реформа существенно повлияла и на развитие городов, ускорив их рост за счет превращения части освобожденных от крепостной зависимости крестьян в горожан, ремесленников и рабочих.

Земская реформа

Принципиальный характер имела Земская реформа 1864 г., в итоге которой были созданы органы местного самоуправления (губернские и уездные земские собрания и их исполнительные органы – губернские и уездные земские управы). В 1870 г. Земская реформа была дополнена «Городовым положением», на основании которого были образованы городские думы и управы.

Судебная реформа

В 1864 г. правительство Александра II провело всеобъемлющую реформу судебных учреждений. Были введены всесословные суды, установлена гласность судопроизводства, учреждена адвокатура.

Военная реформа

В 1874 г. осуществлена укрепившая обороноспособность России военная реформа, в соответствии с которой была введена всеобщая воинская повинность, созданы условия для формирования общенациональной армии, основанной на принципе всеобщей мобилизации, был сокращен срок военной службы (от 25 до 5–7 лет).

Великие реформы (1861–1874) создали предпосылки для более динамичного социального и экономического развития России. Сразу после отмены крепостного права начался бурный рост фабричного производства, добывающей промышленности (добычи угля, нефти). Стремительно развивалась сеть железных дорог, увеличившаяся в 1861–1881 гг. в 15 раз. Общественная жизнь в России стала более оживленной и насыщенной событиями, но одновременно и более сложной, наполненной весьма противоречивыми явлениями и процессами.

Церковные реформы

Царствование Александра II отмечено значительным оживлением церковно-общественной жизни, чему в немалой степени способствовала политика реформирования многих ее сторон. Созванное 28 июня 1862 г. Главное Присутствие по делам приходского духовенства было призвано разрешить наиболее насущные вопросы – облегчение гражданского и имущественного положения духовного сословия. В 1863 г. выпускникам ДС был разрешен доступ в университеты, в 1864 г. реформирована структура приходского управления, в 1867 г. отменена наследственность священно- и церковно-служительских мест, в 1869 г. была проведена реформа, в результате которой преодолена сословная замкнутость духовенства: совершеннолетние дети клириков, не состоящие на церковной службе, исключались из духовного сословия и приобретали права лиц других привилегированных сословий. Лица духовного сословия получили возможность полноценного участия во всех сторонах жизни России, доступ в духовное сословие был открыт лицам всех сословий.

В 1867–1869 гг. был принят ряд уставов духовных учебных заведений. В царствование Александра II началось издание ряда православных журналов, «Епархиальных ведомостей» практически во всех епархиях, что привело к возрождению интереса общественности к нуждам Церкви.

После длительного перерыва (1826–1858) настоянием свт. Филарета (Дроздова) была возобновлена работа над переводом Священного Писания на русский язык, которая завершилась изданием нового перевода Библии в 1876 г.

В 1864 г. Александр утвердил «Правила» о старообрядцах. Старообрядческим толкам, лояльным к светской власти, дозволялось свободно отправлять богослужение, открывать школы, занимать общественные должности, выезжать за границу. По существу произошла легализация «раскола» и прекратились гонения на старообрядцев, происходившие при Императоре Николае I.

Политика

Приоритетами европейской политики Александра II были восточный вопрос и пересмотр итогов Крымской войны, обеспечение общеевропейской безопасности. Александр II ориентировался на союз с центрально-европейскими державами – в 1873 г. был заключен «Священный союз трех императоров», Австро-Венгрии, Германии, России.

В царствование Александра II была завершена Кавказская война 1817–1864, присоединена значительная часть Туркестана (1865–1881), установлены границы с Китаем по рекам Амур и Уссури (1858–1860).

Благодаря победе России в войне с Турцией (1877–1878) с целью оказания помощи единоверным славянским народам в их освобождении от турецкого ига получили независимость и начали суверенное существование Болгария, Румыния и Сербия. Победа была одержана во многом благодаря воле Александра II, настоявшего в самый трудный период войны на продолжении осады Плевны, что способствовало победоносному ее завершению. В Болгарии Александр II был почитаем Освободителем. Кафедральным собором Софии является храм-памятник св. блгв. вел. кн. Александра Невского (небесного покровителя Александра II).

В эпоху царствования Александра II Россия переживала сложный период своей социально-политической истории. Воинствующий нигилизм, атеизм и крайний социальный радикализм стали идейным фундаментом политического терроризма, который приобрел особо опасный характер к концу 70-х гг. В борьбе с государством конспираторы-экстремисты ставили своей главной целью цареубийство. Со 2-й пол. 60-х гг. жизнь Александра II находилась в постоянной опасности. Всего на Александра II было совершено 6 неудачных покушений, в т. ч. взрыв царского поезда в 1879 г. и взрыв в Зимнем дворце в 1880 г. Проявляя исключительное гос. и личное мужество, Александр II продолжал курс реформ, осуществление которых считал исторической необходимостью и делом своей жизни.

В 1880 г., несмотря на попытки экстремистов дестабилизировать жизнь в России, была создана Верховная распорядительная комиссия с широкими полномочиями по углублению государственных преобразований, призванных укрепить союз государства и общества, в конце царствования Александр II склонился к необходимости введения в России ограниченного общественного представительства при Государственном совете.

Однако реформаторским планам Александра II не суждено было осуществиться полностью. 1 марта 1881 г. на берегу Екатерининского канала в Петербурге Александр II был смертельно ранен членом террористической организации «Народная воля» И. И. Гриневицким.

Террористы из партии «Народная воля» много лет вели за ним охоту – рыли подкоп для взрыва мостовой, закладывали взрывчатку на рельсы перед поездом и т. д. Покушаясь на жизнь царя, народовольцы даже ухитрились устроить взрыв в Зимнем дворце, где жил российский самодержец.

В феврале 1881 года премьер-министр Лорис-Меликов доложил царю, что, по сведениям полиции, исполнительный комитет «Народной воли» готовит очередное покушение на него, но план этого покушения раскрыть не удается.

Утром 1 марта Лорис-Меликов еще раз предупредил Александра II о грозящей опасности. Он убедительно просил царя не ездить в этот день на парад в манеже, который традиционно проводился по воскресеньям. Царь не послушался.

На обратном пути, когда экипаж с эскортом следовал по набережной Невы, под укрепленную блиндажом карету царя народоволец Рысаков бросил бомбу. Карета была повреждена, осколками ранило нескольких черкесов из конвоя, но Александр II не пострадал. Кучер убеждал царя не выходить из кареты, он клялся, что и в поврежденном экипаже довезет императора до дворца. И все же Александр вышел. Как писал революционер-анархист князь Кропоткин, «он чувствовал, что военное достоинство требует посмотреть на раненых черкесов и сказать им несколько слов. Так поступал он во время русско-турецкой войны, когда в день его именин сделан был безумный штурм Плевны, кончившийся страшной катастрофой».

Тем временем террорист Рысаков, бросивший бомбу под карету, был схвачен. В него вцепилось сразу несколько человек. Царь, пошатываясь, подошел к нему, посмотрел на него с минуту и охрипшим голосом спросил:

– Ты бросил бомбу?

– Да, я.

– Кто такой?

– Мещанин Глазов, – ответил Рысаков, стараясь не отводить глаз в сторону.

Александр II помолчал и после паузы проговорил:

– Хорош.

Царь был сильно оглушен взрывом, и, очевидно, голова у него работала неясно.

– Un joli Monsieur!,– негромко сказал Александр II.

Дворжицкий задыхающимся голосом спросил его:

– Ваше величество, вы не ранены?

Царь еще успел подумать, что надо за собой следить и не сказать ничего лишнего. Помолчав несколько секунд, царь медленно, с расстановкой ответил, показывая на корчившегося на снегу раненого мальчика:

– Я нет... Слава Богу... Но вот...

– Еще не известно, слава ли Богу! – вызывающе проговорил Рысаков.

Действительно, едва царь двинулся дальше, как с ним сблизился другой террорист Гриневицкий, стоявший на набережной со свертком, в который была спрятана бомба, и бросил ее между собой и царем так, чтобы убиты были оба.

Второй взрыв прозвучал сильнее первого. Александр II и его убийца, оба смертельно раненные, сидели почти рядом на снегу, опираясь руками о землю, спиной – о решетку канала. Растерянность окружающих привела к тому, что на месте царю помощи не оказали. Некоторое время рядом с царем вообще никого не было! Затем к нему подбежали кадеты, возвращавшиеся с парада, жандармский ротмистр Колюбакин и... третий террорист Емельянов! При этом Емельянов держал под мышкой сверток с бомбой. Подбежавшие помогли перенести царя в сани. Кто-то предложил внести монарха в первый же дом. Александр II услышал это и прошептал (быть может, он подумал в это время о княгине Юрьевской – своей морганатической жене):

– Во дворец... Там умереть...

Одежда его была сожжена или сорвана взрывом, царь был наполовину гол. Правая нога его была оторвана, левая раздроблена и почти отделилась от туловища. Лицо и голова же были изранены, ротмистр Колюбакин поддерживал царя в крошечных санях. По дороге Александр открыл глаза и спросил: «Ты ранен, Колюбакин?»

В том же состоянии паники внесли его из саней во дворец, не на носилках, даже не на кресле, а на руках. Люди засучили рукава, перепачканные кровью, как у мясников на бойне. В дверь дворца втиснуться толпе было трудно, Дверь выломали, все так же держа на руках полуголого, обожженного, умирающего человека. По мраморным ступеням лестницы, затем по коридору царя пронесли в его кабинет. Император лежал в кабинете на диване, передвинутом от стены к письменному столу. Он был в бессознательном состоянии.

Растерянный фельдшер Коган прижал артерию на левом бедре царя. Доктор Маркус заглянул в медленно раскрывшийся окровавленный левый глаз умиравшего и упал на стул, лишившись чувств. Кто-то лил воду на лоб Александра II.

За дверью послышались быстрые тяжелые шаги. В комнату вошел лейб-медик, знаменитый врач Боткин. Но и его искусство было здесь бесполезно.

Один за другим входили в кабинет члены царской семьи, будущие цари – Александр III и Николай II, духовник, главные сановники государства. Внезапно вбежала полуодетая княгиня Юрьевская. Она упала навзничь на тело Александра II и, покрывая его руки поцелуями, зарыдала: «Саша! Саша!» Глядя на это, заплакали великие княгини. Розовый с белым рисунком пеньюар княгини Юрьевской пропитался кровью.

Агония царя продолжалась три четверти часа. В это время прибыл градоначальник подробно доложил о случившемся. К лейб-медику приблизился наследник престола и осторожно спросил:

– Есть ли надежда?

Боткин отрицательно покачал головой и проговорил:

– Тише! Государь кончается.

Собравшиеся в кабинете приблизились к умирающему. Глаза царя без всякого выражения смотрели в пространство. Боткин, слушавший пульс царя, кивнул головой и опустил окровавленную руку.

– Государь император скончался, – объявил он твердым голосом.

Княгиня Юрьевская, побледнев, вскрикнула и рухнула на пол. Остальные встали на колени.

На месте убийства императора в 1883 г. воздвигнут храм Воскресения Христова («Спас на крови») – выдающийся памятник архитектуры, одна из главных святынь Санкт-Петербурга.

Литература

    * Чичагов Л. М. [сщмч. Серафим]. Пребывание царя-освободителя в Дунайской армии в 1877 г. СПб., 1887. СПб., 1995р;
    * Руновский Н. Церковно-гражданские законоположения относительно православного белого духовенства в царствование императора Александра II. Каз., 1898;
    * Папков А. А. Церковно-общественные вопросы в эпоху царя-освободителя. СПб., 1902;
    * Татищев С. С. Император Александр II, его жизнь и царствование. СПб., 19112. 2 т.;
    * Яковлев А. И. Александр II и его эпоха. М., 1992;
    * Захарова Л. Г. Александр II // Российские Самодержцы (1801–1917). М., 1993;
    * Смолич И. К. История Русской Церкви. М., 1997. Т. 8. 2 ч.;
    * Римский С. В. Православная Церковь и государство в XIX в. Р.-н./Д., 1998.

Источники

    * А.В. Прокофьев, С.Н. Носов. Александр II, Император Всероссийский (Статья из I тома «Православной энциклопедии»)
          o http://www.sedmitza.ru/index.html?sid=77&did=36547&p_comment=belief
    * http://www.sedmitza.ru/index.html?sid=77&did=36547&p_comment=complex


МОНЕТЫ АЛЕКСАНДРА II 1855-1881
Рубль 1859 года.На открытие памятника Николаю I.
Санкт-Петербургский монетный двор.Гурт гладкий.Серебро
(http://www.rcoins.com/images/stories/coins/alexander2/2/1r1859b.jpg)

1 Рубль 1871 года.
(http://www.rcoins.com/images/stories/coins/alexander2/1/1r1871b.jpg)
1 Рубль 1871 года.Санкт-Петербургский монетный двор.Гурт надпись.Серебро.
-------------------------------------------------------------------
http://www.youtube.com/watch?v=2Xbti4cwysg
Название: День рождения Скаутского Движения в России/
Отправлено: elektronik от 30.04.2011 • 22:08
День рождения Скаутского Движения в России
   
30 апреля 1909 года в Павловском парке (под Санкт-Петербургом), штабс-капитаном Лейб - Гвардии 1-го Стрелкового Его Величества полка Олегом Ивановичем Пантюховым (http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000k7656)

 было создано первое звено юных разведчиков (скаутов). Этот день стал считаться днем рождения Скаутского Движения в России.

Сам Государь Император Николай Александрович поддержал почин О.И.Пантюхова. Отряды и дружины юных разведчиков очень быстро стали возникать в разных уголках Империи. У скаутов были не только сторонники, но и противники. Были такие, кто сомневался в скаутском патриотизме. Русские скауты-разведчики достойно выдержали экзамен на патриотизм в годы Первой Мировой и гражданской войны. Многие ушли на фронт, оставшиеся трудились в тылу, в госпиталях и других учреждениях.


После национальной катастрофы 1917 года скаутское движение в России оказалось под запретом. Русская Белая Эмиграция, желая сохранить русскость в своих детях, активно включилась в процесс национального воспитания российского юношества, дав вторую жизнь скаутскому движению в условиях изгнания. Также как и в России, после 1909, в основных эмигрантских центрах очень быстро стали возникать отряды и дружины, объединенные в Отделы (по странам). Белые воины, еще вчера ходившие в штыковые атаки на большевиков, стали инструкторами Национальной Организации Русских Скаутов-Разведчиков, возглавили отряды, дружины и отделы этой организации. Именно они придали Движению национально-патриотический характер, воспитывая в русской молодежи чувства долга и ответственности перед Родиной - Россией.

Со временем интернациональный Бой-Скаутизм трансформировался в национальное Разведчество. Главными идейно-воспитательными моментами Разведчества стали идея Служения Богу и Родине, и дух Борьбы за Россию. Так было воспитано первое поколение русской молодежи, родившейся накануне революции и в первое десятилетие изгнания. Они не просто жили Россией, они служили ей, каждый на своем посту. Одни посвятили свою жизнь воспитанию российского юношества, другие духовному служению, третьи продолжили идейно-политическую и вооруженную борьбу против коммунизма. С каждым новым поколением русских людей родившихся на чужбине, дух борьбы ослабевал, угасала и сама идея служения России. И хоть в 90-е годы в России и началось возрождение скаутского движения, оно так и не смогло приобрести национальные черты. Большинство выбрало путь интернационального Бой – Скаутизма. И лишь немногие пошли путем национального Разведчества. Следует отметить, что и в Русском Зарубежье почти не осталось идейных Разведчиков.

В этот праздничный день мы поздравляем тех немногих, кто несмотря ни на что, остается верен Русскому Разведчеству и продолжает воспитывать молодежь в духе борьбы за Россию! Нашей России еще нет, но мы должны быть ее достойны! Отбоя не было! Борьба продолжается!

Поздравляем руководителей и разведчиков Национальной Организации Добровольцев (НОрД) «Русь», Организации Российских Юных Разведчиков (ОРЮР) в Южной Америке.

Отдельно поздравляем ветеранов ОРЮР и ОРПР:

Георгия Петровича Иванова, рядового 2-го полка Русского Корпуса и бывшего начальника 18-го отряда ОРЮР «Миклухо-Маклай» (Перт, Австралия)

Ярополка Леонидовича Михеева, почетного Председателя РОВС и скаутмастера ОРЮР (США)
Ростислава Владимировича Полчанинова, скаутмастера ОРЮР (США)

Георгия Михайловича Солдатова, первого инструктора Организации Российских Православных Разведчиков (ОРПР) (США).

Ветеранам желаем здравия и долголетия, а молодежи сохранить Русское Разведчество как систему национального воспитания российского юношества!


А.С.Терзов, 1 Отдел РОВС в России.
Название: Установлена мемориальная доска Георгиевским кавалерам Сарапульского полка.
Отправлено: elektronik от 12.05.2011 • 21:51
«Война родит героев» - говорит старая русская пословица.
(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000k9tkd/s640x480) 6-го мая на здании школы д.Армязь Камбарского района Прикамским отделением РОВС была установлена мемориальная доска в память троим офицерам - кавалерам военного ордена, павшим здесь в свинцовой метели.

Мероприятие началось с объяснения разницы между орденом, учрежденным в царствование Екатерины Великой, и орденом, "восстановленным" в Р.Ф. Всем был интересен рассказ об юнкере Русского корпуса С.В. Шауб, награжденном орденом Святого Георгия в сентябре 1941г., и вошедшем в историю, как последний кавалер этого ордена. Ученикам, учителям и пришедшим жителям были показаны знаки, подарена литература и газеты того времени. Под аплодисменты присутствующих, была открыта памятная доска с изображением картины А. Каращука.
История подвига белых воинов такова.
На общей панораме Ижевско-Воткинской восстания Сарапульская армия оказалась наименее структурированным соединением и, по определению полковника Федичкина, «ее остатки, состояли из полу-коммунистов и бездействовали до конца восстания».
Просуществовав один месяц, все боеспособные силы Сарапула были сведены в ударный батальон подпоручика Матросова, который 24-го сентября был расформирован, с передачей личного состава во вновь формируемую роту Особого назначения. Приказом № 29 от 1-го октября в ней восстанавливались офицерские чины и дисциплинарная власть командиров.

Дальнейшая судьба этой части отражена в исторической литературе чрезвычайно скудно. Известно, что вытесненные на левый берег Камы сарапульцы вошли в состав Камской группы генерала Люпова, прикрывавшей направление Мензелинск – Бирск, а 17-го октября приказом № 4 войскам группы в ее состав включался Сарапульский отряд, развернутый позднее в 29-й Сарапульский полк 8-й Пермской дивизии.

18-го октября командир Михайловского полка поручик Преснов сообщал, что «весь левый берег Камы от устья Белой до Дубровы находится в наших руках. Высшее командование усиленно приготовляет наступление на всех фронтах и уверено в скорой победе над палачами России».

В свою очередь, решительное наступление на левобережье начала РККА, после переброски 12-го ноября своих войск в из Ижевска в Сарапул, где ж.д. мост являлся единственным средством переправы для удара по отступившим ижевцам и воткинцам.

17-го ноября 4-й полк Сводной дивизии Азина, в составе 1.917 штыков, 176 сабель при 32-х пулеметах, получил приказ перейти на левый берег, ночью взять Ершовку, а утром вести наступление в направление деревень Армязь и Власово. Ершовка была занята без боя. Под сильным артобстрелом, части Сарапульского полка были вынуждены отойти и закрепиться у д.Армязь.

Ночью перешел через Каму и 6-й полк, 3-й батальон которого полностью состоял из латышских стрелков и красных мадьяр, остальные батальоны - в основном из бывших бойцов продотрядов. Полк занял позиции вдоль линии ж.д. 1-й батальон 4-го полка остался в Ершовке, а красноармейцы 2-го и 3-го батальонов, развернувшись в цепь, повели наступление на Армязь. С рассветом командир 1-го батальона тов. Рейнфельд сообщил с нарочитым командиру 6-го полка, что также идет в наступление и просил, что бы батальоны поддержали его и повели наступление на Армязь, но с другой стороны.
После тяжелого и упорного боя Армязь была взята, но из-за пассивности 6-го полка и неумелых действий батальонов 4-го, вновь отобрана белыми. На следующий день поступил приказ Азина: «Продолжать атаку». Ночью 20-го ноября мороз сильно сковал лед Камы, что позволило кавалерии тов. Турчанинова, в составе 1.292 сабель и двух пулеметах, перебраться к частям и при ее помощи вновь занять деревни В. и Н. Армязь.

Десять дней современный Камбарский район не сходил с советских оперативных карт. Бои, порой переходящие в яростные штыковые атаки, не прекращались ни днем, ни ночью. Однако, окрепший лед позволил переправить красным полевую артиллерию, которая и сыграла ключевую роль по окончательному разгрому их противника.

В оперативной сводке белых 20-26 ноября 1918г. сообщалось: «Противник, заняв Ершовку на левом берегу Камы, после артподготовки, вновь повел наступление пехотными частями на фронте до 4-х верст и, постепенно охватывая фланги нашего расположения, заставил нас после неоднократных контратак оставить В. и Н. Армяь и отойти на 15 верст...».

После перегруппировки, уставшие и поредевшие, белые части вновь перешли в контрнаступление, но потеряв инициативу, отошли назад. 27-го ноября командир Бирского полка капитан Ларионов сообщал по Сарапульскому направлению: «Ввиду обхода наших флангов значительными силами противника, наши части постепенно отходят с линии д.Власово-Козьмодемьянск». 3-го декабря: «после ряда упорных боев наши части, потеряв до 25% убитыми, ранеными и обмороженными, расстреляв все патроны, обойдены противником с левого фланга и оттягиваются для выравнивания на линии».

9-го мая 1919г. свет увидел приказ войскам Западной армии № 235, в котором объявлялся список шестнадцати офицеров, удостоенных за подвиги в боях с большевиками орденом Святого Великомученика и Победоносца Георгия 4-й степени. В списке значатся три офицера 29-го Сарапульского полка: начальник команды подпоручик Георгий Роженцов и два младших офицера – подпоручик Сергей Матросов и прапорщик Владимир Чернышев. Все они были представлены к награде посмертно.

Роженцов был награжден «за то, что в бою у ж.д. моста через р.Каму, 24-го ноября 1918г., выполняя боевую задачу с командой пеших разведчиков в составе 27-и человек, мужественно бросился в стремительную атаку на два батальона красных и, не взирая на пулеметный и ружейный огонь, силой удара сбил их и обратил в бегство, причем во время атаки было убито до 80 человек красных и захвачено два пулемета и пленные.

28-го ноября у р.Чернушки подпоручик Роженцов, атакуя во главе своей доблестной команды два советских полка, своим мужеством способствовал разгрому их, причем ободренная его личным примером беззаветной храбрости, команда вновь захватила один пулемет, но потеряла своего героя-начальника, запечатлевшего свой подвиг, достойный увековечения в летописи Отечества, смертью».

Подпоручик Матросов и прапорщик Чернышев в тех же двух боях (бой 24-го ноября назван боем у р.Армязь) примером личной храбрости и, не смотря на губительный ружейный и пулеметный огонь противника, увлекали команду в штыковую атаку и оба погибли 28-го ноября.
Примеры высокого воинского мужества трое сарапульских офицера показали еще 20-го сентября, когда были отмечены в приказе Командующим войсками на Агрызском фронте «за мужество и твердость, проявленные в боях с большевиками». Эти факты показывает, что хотя Сарапульский полк и был реорганизованными остатками бывшей Сарапульской армии, но составляли его яркие личности национальных Героев, прекрасно понимающих, за что они сражаются.
(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000kaca0/s640x480)

На общей панораме Ижевско-Воткинской восстания Сарапульская армия оказалась наименее структурированным соединением и, по определению полковника Федичкина, «ее остатки, состояли из полу-коммунистов и бездействовали до конца восстания».

 РУССКИЙ ОБЩЕ-ВОИНСКИЙ СОЮЗ
=С. Простнев=
Название: Мечтой для них была Россия...
Отправлено: elektronik от 18.05.2011 • 18:13
Мечтой для них была Россия...
    * 17 Май, 2011 at 2:55 PM

Мечтой для них была Россия,
Мечта для нас она теперь,
Россия, белая Россия,
А не кровавый СССР.
(Из песни воткинцев)

Готовится к переизданию книга полковника Н.А. Протопопова «Воткинцы», впервые увидевшая свет в Маньчжурии с мизерным тиражом в 1942г. Характеристика повести была дана Дальневосточной эмиграцией через год.

17-го августа 1943г. газета «Харбинское время» опубликовала программу местного радио, посвященную 25-летию начала восстания: «8.00. Передовая статья «Воткинское восстание»; 9.20. Литературная передача: рассказ «Воткинцы» Н.А. Протопопова».

В отличие от современников, труд кадрового офицера исключает наличие приемов психологического воздействия, с навешиванием ярлыков, подтасовкой фактов, игры на эмоциях и чувствах читателя. Но невымышленные друзья и враги здесь описаны хорошо и полно.


Автор следует общепринятой естественной системе, безо всяких литературных претензий, и найтись в книге не трудно, особенно читателям региона. Горячо и убедительно издание заставляет задуматься над вопросами, которые ранее проходили мимо. Так, на страницах упоминается красное знамя ижевцев с белыми буквами, восстание иногда называется движением, наталкивая тем самым на мысль о третьей силе в междоусобной войне.

Последовательно, до 323 страницы, Николай Александрович окунает нас в события лета-зимы 1918г., когда горстка бойцов, убывая с каждым днем, противостояла миллионной армии Троцкого. Завораживает сюжет похорон юного героя Владимира (Аксенова), совершившего акт самопожертвования – взорвав себя и идущих по мосту красноармейцев. Хорошо и правильно описываются жестокие бои повстанцев в округе города-завода, под Кунгуром и атаки на Бикбардинских высотах в условиях уральской зимы и морозов, с идущим впереди их священником.

Интересен тот факт, что автор (1890-1947гг.) - уроженец г.Мурома, бывший командир 27-го Верхотурского полка никогда не был в Воткинске. Однако, это не помешало в подробностях описать ему местные достопримечательности, названия которых с трудом вспоминают даже старожилы.


 Коммерческих, рекламных или т.п. целей издание, дополненное вкладками, перед собой не ставит.

С.К. Простнев
Название: 24 мая 1919 года генерал Н.Н. Юденич создал и возглавил "Политическое совещание"
Отправлено: elektronik от 24.05.2011 • 21:09

Политическое Совещание – Правительство Северо-Запада России.
(http://rusk.ru/images/2004/174.jpg)
24 мая 1919 года в Гельсингфорсе генерал Н.Н. Юденич создал и возглавил «Политическое совещание» - Правительство Северо-Запада России. В его состав вошли А.В. Карташев, П.К. Кондзеровский, В.Д. Кузьмин-Караваев, С.Г. Лианозов, Г.А. Данилевский.

Юденичу удалось установить связь с Колчаком в Сибири и Русским политическим совещанием в Париже. 10 июня Верховный правитель адмирал Колчак официально назначил его главнокомандующим войск в этом регионе.

"Первейшая задача Политического совещания, – отмечал Карташев, – это быть представительным органом, берущим на себя государственную ответственность в необходимых переговорах с Финляндией, Эстонией и прочими новоявленными малыми державами. Без таких ответственных переговоров и договоров невозможна никакая кооперация наша с ними против большевиков".


Второй задачей Политического Совещания признавалось выполнение функций "зачаточного временного правительства для Северо-Западной области". "Пришлось ограничиться, – писал Карташев, – подбором минимального количества лиц, не могущих вызвать против себя возражений и в русской среде, и в Париже, и у Антанты.

Таким образом в Совещании оказались: Юденич – как председатель Совещания, я (Карташев) – заместитель председателя (иностранные дела), Кузьмин-Караваев (юстиция и агитация), генерал Кондырев – начальник штаба Юденича, генерал Суворов (работавший в Петрограде с Национальным Центром и стоящий на его платформе) – военные дела, внутренние дела и пути сообщения; Лианозов (промышленник-нефтяник, юрист по образованию, человек прогрессивный) – торгово-промышленность, труд и финансы… Так готовимся к событиям".

Тем временем подразделения эстонской армии (2-я дивизия), содействуя успеху Северного корпуса, продвинулись вперед и 25 мая заняли Псков. Вместе с ними в город вошли части отряда полковника С.Н. Булак-Балаховича. С 1 июня во главе корпуса встал еще один из общепризнанных лидеров Белой борьбы на северо-западе генерал-майор А.П. Родзянко (родственник последнего председателя Государственной Думы). Он фактически и руководил всеми операциями Северного корпуса, переименованного с 19 июня в Северную, а с 1 июля в Северо-Западную добровольческую армию.

В ночь на 13 июня началось восстание форта Красная Горка, защищавшего подступы к Петрограду. Восставшие заняли штаб, телеграф и телефонную станцию, помещение ЧК, арестовали комиссаров и красных командиров. Морякам Кронштадта и корабельным командам Балтийского флота были посланы обращения-призывы присоединяться к восстанию. Вскоре Красную Горку поддержали соседние форты Серая Лошадь и Обручев.

Восстания на балтийских фортах были заранее подготовлены, о чем была осведомлена и контрразведка Северного корпуса. Однако практически ничего не предпринималось для того, чтобы поддержать восставших. А ведь в случае успеха можно было бы гораздо успешнее наступать на Петроград. В результате, хотя восстание на фортах началось в момент, когда белые части оказались в непосредственной близости к ним (был установлен прямой контакт с Ингерманландским полком Северного корпуса), повстанцы не смогли скоординировать свои действия с корпусом ген. Родзянко. По воспоминаниям коменданта "Красной Горки" Н. Неклюдова командование Ингерманландского полка пассивно реагировало на призывы к проведению совместной операции, а донесения восставших в штаб Северного корпуса отправлялись с большим опозданием.

16 июня 1919 года восстание в Красной Горке было подавлено. К 20 июня прибыла основная часть воинских пополнений, направленных под Петроград из центра страны и с Восточного фронта, а 21 июня 7-я армия красных, при поддержке кораблей Балтийского флота начала контрнаступление.

И, тем не менее, первоначальная цель операции была достигнута – Северный корпус создал столь необходимый для последующих наступательных действий плацдарм, имевший 200 верст по фронту и 75 верст в глубину. Опираясь на треугольник Гдов – Ямбург – Псков командование корпуса, равно как и политическое руководство белого Северо-Запада считало, что этого вполне достаточно не только для того, чтобы развивать наступательные действия на Петроград, Новгород, но и для того, чтобы получать полномасштабную поддержку от Антанты, Прибалтийских лимитрофов и Финляндии.

Тем временем не дремало и антибольшевистское подполье в самом Петрограде. Политическое Совещание, сам Юденич через курьеров постоянно поддерживали тесные контакты с Петроградским отделением Национального Центра. Эту организацию возглавлял инженер В.И. Штейнингер, совладелец патентной конторы "Фосс и Штейнингер", председатель Петроградского комитета Биржи труда, гласный Петроградской городской думы.

Петроградский отдел Национального Центра пытался контролировать не только Северо-Запад, но и Север России. Наиболее перспективными в этом отношении стали действия Петроградского отдела "Союза Возрождения России" (руководители – меньшевик В.Н. Розанов и член ЦК партии народных социалистов В.И. Игнатьев). Именно при "Союзе" с первых же месяцев после большевистского переворота создавалась военная организация под руководством генерал – майора М.Н. Суворова и полковника Постникова. Благодаря ей в 1918 году в Мурманск было отправлено около тысячи офицеров и добровольцев. Сбором информации о положении в Петрограде и переброской на Северный фронт занималось также особое разведывательное бюро, образованное по инициативе представителей союзного командования – французского капитана Ватье и английских полковника Войса и капитана Ватсона. С бюро активно сотрудничал известный русский контрразведчик В.Г. Орлов (бывший следователь по особо важным делам Западного фронта), работавший в то время в Петроградской ЧК.

Противников советской власти объединял в своих рядах "Комитет петроградских антибольшевистских организаций" под руководством великого князя Павла Александровича, А.Ф. Трепова, Н.Е. Маркова 2-го и другими. В повседневной работе можно было рассчитывать на существовавшие еще с осени 1917 года подпольные офицерские ячейки в бывших гвардейских частях. В марте Национальный Центр активизировал подпольную работу.

По донесениям Национального Центра из Петрограда: "Город отдадут легко, войска сражаться не будут по всему фронту… Сопротивления почти не будет". Своеобразным подтверждением этого стал переход на сторону белых нескольких воинских частей 7-й советской армии, среди них бывшего гвардейского Семеновского полка.

Вскоре петроградская ЧК начала массовые аресты среди служащих различных военных и гражданских учреждений Петрограда. По донесениям контрразведывательной части Северного корпуса аресты, проведенные в ЧК весной и летом, нарушили регулярную связь с Петроградом и сильно поразили агентурную сеть.

Продолжало меняться и положение на фронте. В середине июля части 7-й советской армии возобновили наступление на Ямбургском направлении. В ходе тяжелых боев им удалось оттеснить поредевшие части Северо-Западной армии за реку Лугу. А в конце августа, благодаря отходу 2-й эстонской дивизии с позиций в районе Пскова, перешедшие в наступление большевики овладели городом и закрепились в нем. Таким образом плацдарм для возможного наступления на Петроград уменьшился почти в два раза и представлял собой лишь небольшой район Петроградской губернии, упиравшийся в Нарву и Чудское озеро.

Северо-западникам пришлось менять тактику борьбы. Англичане потребовали замены принципа "военной диктатуры", проводимой Юденичем, новым, "демократическим", как казалось бы, правительством. Одна из основных задач, которую должна была выполнить новая "власть" – признание независимости Эстонии со стороны Белого движения, поскольку, как будет показано ниже, политическая ситуация в регионе стала меняться чрезвычайно быстро.

11 августа 1919 года совершенно неожиданно большинство членов Политического Совещания при Юдениче (сам он в это время находился на фронте) были вызваны через английское консульство из Гельсингфорса в Ревель. В числе приглашенных оказались члены кадетской партии, представители "Национального Центра", "Союза Возрождения России": А.В. Карташев, С.Г. Лианозов, М.Н. Суворов, В.Д. Кузьмин-Караваев, М.С. Маргулиес, Н.Н. Иванов, К.А. Крузенштерн, а также члены образованного в Пскове "правительства" К.А. Александров, В.Л. Горн и М.М. Филиппес.

Вышеупомянутый Маргулиес так описывает этот процесс "формирования правительства". Английский бригадный генерал Ф. Марч обратился к собравшимся с короткой речью на русском языке: "Положение северо-западной армии катастрофическое. Без совместных действий с эстонцами продолжать операцию на Петроград невозможно. Эстонцы требуют для совместных действий предварительного признания независимости Эстонии. Русские сами ни на чем между собой сговориться не могут. Русские только говорят и спорят. Довольно слов, нужно дело! Я Вас пригласил и вижу перед собой самых выдающихся русских людей, собранных без различия партий и политических воззрений. Союзники считают необходимым создать правительство Северо-Западной области России, не выходя из этой комнаты. Теперь 6 с четвертью часов; я вам даю время до 7 часов, так как в 7 часов приедут представители эстонского правительства для переговоров с тем правительством, которое вы выберете. Если правительство не будет к 7 часам образовано, то всякая помощь со стороны союзников будет сейчас же прекращена. Мы вас будем бросать…"

Итак, правительству предстояло заключить договор с Эстонией на основе признания ее независимости взамен получения военной помощи Северо-Западной армии. Казалось бы – стоит ли заключать договор с представителями Белого движения, если его победа еще весьма проблематична. Но подобное внимание к этому со стороны иностранных государств – лишнее подтверждение того, что вера в успех белых армий осенью 1919 года была действительно очень велика. И хотя на улицах Москвы и Петрограда еще не развевались трехцветные флаги Белой России, была убежденность в том, что "победа над большевизмом" близка, а поэтому Эстонии и другим лимитрофам стоит заранее "подстраховаться", заручившись гарантиями собственной независимости.

Образованное таким необычным образом Северо-Западное правительство, по-своему составу можно было бы с полным основанием назвать коалиционным. Премьер-министром стал Лианозов, военным министром – Юденич. В состав вошли также два правых эсера и двое меньшевиков. Кадетский, правоцентристский вектор политической программы уходил в прошлое.

Оказавшийся совершенно неожиданно для себя в произвольной "отставке", оскорбленный Карташев заявил, что "устраивать власть на основах партийной коалиции в период анархии и революции – это государственное преступление". Военный человек, сторонник жестких мер в политике Юденич, также скептически оценивал перспективы правительства. Он соглашался с мнением, что "лианозовский кабинет" воскрешает времена "недоброй памяти политической коалиции, сгубившей Временное правительство".

Карташев отмечал "два первородных греха" лианозовского кабинета – "подписание акта об абсолютной независимости Эстонии" и "обязательство собрать в Петербурге какую-нибудь учредилку". Именно он считается автором заявления: "Северо-западное правительство должно умереть у ворот Петрограда".

Политическое Совещание закончило своё существование, выполнив отведенную ему роль.

21 июля 1991 г. в память похода Северо-Западной Армии ген. Юденича на Петроград Историко-патриотическим объединением «Русское Знамя» установлен на Пулковских высотах первый (и единственный на территории СССР) памятник Белым Воинам.

А. Кудрявцев

По материалам статьи В. Цветкова «Николай Николаевич Юденич»,
Биографии Н,Н, Юденича,
воспоминаний члена Полит. Совещания Карташева,
иным материалам.
сайт РОВС
Название: 90-летие ликвидации Советской власти в Приморье.
Отправлено: elektronik от 26.05.2011 • 20:26
90-летие ликвидации Советской власти в Приморье.

Гражданская война не закончилась в 1920 году по завершению Перекопско -Чонгарской операции. Борьба с советской властью не закончилась после исхода русской армии из Крыма. Борьба продолжалась и охватила новые районы.

6 апреля 1920 года на территории Дальнего Востока Учредительным съездом трудящихся Прибайкалья была провозглашена Дальневосточная Республика (ДВР). Это было марионеточное государство и контролировалось ЦК РКП(б) и Советом народных комиссаров РСФСР.

Конечно, к апрелю 1920 года Белое Движение на Дальнем Востоке и в Сибири пошло на убыль, но борьба продолжалась. Остатки армии Каппеля и Семенова продолжали борьбу за правое дело, соединившись с японским десантом. 26 мая 1921 года восстановленную Белую Армию ждал успех – путем военного переворота, к власти во Владивостоке пришло Временное Приамурское правительство. ДВР стала называться Приамурским Земским Краем (второе название – «Черный буфер»). Это событие породило надежды на продолжение борьбы за Россию.


Заняв Владивосток, боевые действия были продолжены, и «белых» ждал новый успех – взятие Хабаровска. Поддержку новому государственному образованию оказывали США и Япония. Эти успехи вновь подарили надежду на продолжение борьбы с большевиками и ликвидацию советской власти над всей территорией России. Однако Белому Движению были нанесены тяжелые раны, и было необходимо время, чтобы их залечить. А тем временем на территории Дальнего Востока ширилось партизанское движение «красных». Большевики вновь перебрасывали свои боевые подразделения в потерянный ими район. В феврале 1922 года армия под командованием генерала Молчанова потерпела поражение от «красных» у станции Волочаевка. Стоит сказать, что «красные» имели двукратный перевес в силах, но потеряли больше солдат, чем армия Молчанова.

Это сражение можно рассматривать в истории Белого Движения, как подвиг солдат и офицеров Белой Армии. Народно-революционная армия Дальневосточной Республики к моменту начала сражения насчитывала 6300 штыков, 1500 сабель, 330 пулемётов, 30 орудий, 2 танка FT-17. Армия Молчанова противопоставила им 3900 штыков 1000 сабель 60 пулеметов и 15 орудий. Продолжавшееся три дня сражение показало героизм офицеров и солдат Белой Армии. В ходе первой атаки «красные» потеряли оба своих танка и 1/6 часть своей армии убитыми и ранеными. Первая атака показала непримирение «белых» и желания действовать за правое дело до конца не щадя своей жизни. Уже во время второй атаки «красным» удалось использовать преимущество в пулеметах и артиллерии. Белая Армия начала отступать из Волочаевки. Стоит отметить, что отступление проходило очень организованно и не повлекло больших потерь. Кроме того, неудачная первая атака «красных» и стойкость армии Молчанова сорвало планы красного командования о молниеносном захвате Волочаевке и окружении Белой Армии. Сражение было проиграно, но генералу Молчанову удалось сохранить армию для дальнейшего сопротивления.

Летом 1922 года власть в регионе перешла к генералу Михаилу Константиновичу Дитерихсу. Генерал Дитерихс являлся сторонником Монархии в России и очень тяжело переживал Февральскую революцию, но не утерял надежд на возвращении Монархии в России и воцарения Династии Романовых. К сожалению, начатое дело не было закончено и после падения Владивостока в октябре 1922 года, Дитерихс эмигрировал в Китай. Дальний Восток вновь оказался в руках большевиков.

Тем не менее, событие 26 мая 1921 года имеет немалое историческое значение. Оно связало всех, оставшихся верными Белому Делу и интересам старой России. Была продолжена борьба с большевиками. Хоть силы белогвардейцев были малы, но Белая Армия вновь проявила мужество, единство и способность бороться до конца. Война продолжалась и показывала, что недовольных советской властью не убавилось, что народ готов бороться за свободу и сохранение своих ценностей и традиций. Но, к сожалению, вера в успех белогвардейцев утихала. Но даже поражение белых армий в Приморье не означало конец войны. Она продолжалась и продолжается сейчас, приобретая при этом новые формы.

Несмотря на все последующие неудачи, 26 мая 1921 года – один из переломных моментов в белой борьбе, день проявления героизма и мужества оставшихся на дальнем Востоке белогвардейских частей, их сплоченность.

статья молодого единомышленника Белого движения Антона Белова-(сайт РОВС )
Название: 1 июня 1945 года трагическая дата для всех противников большевизма.
Отправлено: elektronik от 01.06.2011 • 22:03
Панихида по жертвам Лиенца
    * 1 Июн, 2011 at 12:20 AM
1 июня 1945 года вошло в историю национальной России как трагическая дата для всех противников большевизма. В этот день в “долине смерти”, рядом с австрийским городом Лиенц, английское командование на основе секретных Ялтинских соглашений между Великобританией, США и СССР насильственно передало в руки советских карательных органов несколько десятков тысяч казаков “Казачьего Стана”, включая стариков, женщин и детей, тем самым, обрекая их на смерть, мучения и голод в сталинских лагерях. Среди жертв безчеловечной акции были и клирики Русской Зарубежной Церкви. Проводимое ими в момент захвата казаков Богослужение было прервано вооружёнными англичанами.
                                          (http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000kkybb)
Княгиня Ольга Николаевна Куликовская-Романова, вдова племянника Императора Николая II, чей отец, казачий офицер есаул Николай Николаевич Пупынин, чудом избежал гибели или насильственной депортации в сибирские лагеря, а сама она вкусила всю "прелесть союзнического освобождения" в лагере "Парш" под Зальцбургом, вспоминала:

"В американской и английской зонах русские беженцы, старые белые воины, служившие в "Русском Корпусе" и другие, вовсе не советские подданные, переживали ужас. Выдача оставшихся в лагере казаков производилась с ужасным зверством. Казаков, казачек, детей били палками, прикладами и давили танками. Бедных сопротивляющихся англичане били, хватали и швыряли в грузовики. Те, кому удавалось убежать, бросались в реку Драву, часто привязывая своих малых детей себе на грудь. Другие осколками стекла резали себе вены. Выдавали всех, казаков и тех, кто оказался с ними. Выдавали болгар, сербов, хорватов, словенцев, другими словами всех, кто был антикоммунистом. То, что творилось, напоминает нам первые века христианства, когда за веру в Господа Иисуса Христа, за исповедание идеи добра и любви обрекали людей на нечеловеческие муки – на растерзание дикими зверьми. Не верилось, что это происходит в наше цивилизованное "гуманное" время, в 1945-47 годах в Лиенце, Дахау, Платлинге и в других местах. Добровольно пошел на смерть со своими казаками, даже не будучи русским, генерал Гельмут фон Паннвиц. Они пострадали за то, что не хотели идти под власть злобной сатанинской силы, владеющей нашей РОДИНОЙ и отрицающей БОГА, добро и справедливость. Насильственная репатриация казаков в Лиенце – одно из самых ужасных преступлений военного времени - является нарушением всех Божеских и человеческих правил. Пусть героическая гибель непокоренных казаков всегда напоминает грядущим поколениям о зверствах коммунизма и предательстве англичан. Геноцид Лиенца – горе и боль миллионов людей. Мы не можем допустить, чтобы их мученическая смерть была забыта! We shall never forget! Мы никогда не забудем! Всем погибшим и при зверской выдаче, и в концентрационных лагерях, а также умученным безбожной сатанинской властью ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ! "

Эти события впоследствии были названы русскими зарубежными историками “казачьей Голгофой”. События в Лиенце подвели черту под Второй мiровой войной, которая закончилась победой антихристианских сил. Вопреки ожиданиям некоторых русских антикоммунистов, западные союзники Великобритания и США после разгрома Германии не повернули оружие против коммунистического режима, а, напротив, позволили ему оккупировать пол-Европы и одновременно выдали в руки советских спецслужб десятки тысяч русских противников большевизма, среди которых были:

- Начальник главного управления казачьих войск восточного министерства Германии генерал-лейтенант Пётр Николаевич Краснов

- Начальник штаба главного управления казачьих войск, генерал-майор Семён Николаевич Краснов

- Начальник резерва казачьих войск при главном штабе войск СС, генерал-лейтенант Андрей Григорьевич Шкуро.

-командир Кавказской Дивизии под началом П.Н.Краснова генерал-майор князь Султан-Герей Клыч

- походный атаман Казачьего Стана, командир казачьего корпуса генерал-майор Тимофей Иванович Доманов;

а также
- Кубанского Казачьего Войска генерал-майор Михаил Карпович Соламахин;
- Кубанского Войска войсковой старшина Николай Александрович Шрамко;
- Кубанского Войска войсковой старшина Александр Ананьевич Таранец;
- Кубанского Войска войсковой старшина Андрей Степанович Несмашный;
- Кубанского Войска войсковой старшина Константин Авксентьевич Волкорез
- Кубанского Казачьего Войска есаул Вячеслав Абрамович Захарьин;
- Всевеликого Войска Донского полковник Алексей Михайлович Протопопов;
- лейтенант Михаил Андреевич Невзоров;
- Ионов Николай Александрович. Был юнкером в Военном Училище. Выдан в Лиенце. По освобождении работал врачом-психиатором в больнице под Валдаем.

Все перечисленные (кроме Красновых, А.Шкуро, Т.Доманова и С.Герей-Клыча, которые были повешены) прошли лагеря, кто-то умер в лагерях, а кто-то уже на свободе, в СССР (Протопопов в Мюнхене). Могилы Н.Шрамко и М.Соламахина нашли на Кубани.

Накануне скорбной годовщины, 29 мая во Свято-Елизаветинском храме Владивостока состоялась традиционная панихида по жертвам Лиенца, которую отслужил иерей Максим, редактор ежемесячного журнала "Белое Дело", выпускаемого "Братством ревнителей Православия"
(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000kheyc/s320x240) (http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000kgyzh/s320x240)
Были включены в поминальную службу и имена тех казаков, кто был выдан англичанами или арестован СМЕРШем в других местах Австрии. Среди них был Походный Атаман Терцев полковник Николай Лазаревич Кулаков, арестованный СМЕРШем в Инсбруке и убитый в подвале НКВД в Вене, в мае 1945. ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ, ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ И ВЕЧНЫЙ ПОКОЙ.
Название: Как «ДЕСТАЛИНИЗАТОРЫ»пытаются симулировать осуждение коммунизма.
Отправлено: elektronik от 02.06.2011 • 21:26

(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000kq7g9)
И.Б. Иванов
1 февраля 2011 года в Екатеринбурге состоялось заседание президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека.

Большинство россиян, даже тех, кто живо интересуется политикой, обратили на это событие мало внимания. А обратить стоило хотя бы потому, что в числе прочих на екатеринбургском совещании рассматривался вопрос о «десталинизации» страны. В присутствии президента РФ Медведева основной доклад на эту тему делал Сергей Караганов.

Когда и как господин Караганов превратился в специалиста по десталинизации и декоммунизации – для всех загадка, ведь хорошо известно, что он не только не имел отношения к антикоммунистическому движению, но, напротив, свою карьеру сделал по линии советского внешнеполитического ведомства и такого сугубо заидеологизированного коммунистического учреждения как Институт США и Канады АН СССР, который не без оснований называли одним из филиалов КГБ…

А ведь совершенно очевидно, что для того, чтобы говорить о декоммунизации России – ключевом вопросе всей российской политики – необходимы и самый серьёзный опыт антикоммунистической работы, и бесспорное моральное право. Впрочем, каков режим, такие у него и «десталинизаторы»…

Дабы не пересказывать в вольном изложении доклад г. Караганова по вопросу «декоммунизации», позволю себя прибегнуть здесь к жанру подстрочного комментария. Жанр, быть может, не самый лучший, но в данном случае он даёт возможность точно, без искажений, передать сказанное на заседании президентского Совета и по каждому пункту высказать точку зрения Русского Белого движения.


------------------------------------------
С.КАРАГАНОВ – Д.МЕДВЕДЕВУ: Дмитрий Анатольевич, если позволите, я буду сразу Вам передавать документы. Михаил Александрович [Федотов] Вам дал огромный набор документов, естественно, не исчерпывающий, который мы подготовили в процессе более чем полугодовой работы с историками, с философами, с огромным кругом людей.


КОММЕНТАРИЙ: Возможно, что круг людей был огромен. Только среди этого круга не было самого главного – представителей тех организаций, которые десятилетиями боролись за освобождение России от тоталитарного коммунистического режима и в этой борьбе не только понесли большие жертвы на алтарь нашего Отечества, но и накопили колоссальные знания и опыт. Именно эти организации являются органическими инициаторами и носителями идеи декоммунизации и гражданского примирения страны. И без их участия, без учёта их позиции подобный проект заведомо попахивает профанацией и фальсификацией.

С.КАРАГАНОВ: Особенно плодотворными были дискуссии и даже столкновения с руководителями «Мемориала». И поэтому мы договорились в конце концов, что проект будут представлять два человека. Я представлю своё видение его политической и моральной необходимости, а Арсений Борисович Рогинский – руководитель «Мемориала», расскажет о системе конкретных мер, которые мы предлагаем. Уж совсем конкретно – есть документы.

КОММЕНТАРИЙ: Участие «Мемориала» в обсуждении темы можно приветствовать. Но, при всём уважении к деятельности «Мемориала», нужно признать, что это совсем не та организация, которая может продуктивно заниматься такой задачей, как декоммунизация. В идейном плане «Мемориал» – структура весьма разношерстная. Исторически сложилось, что основу членов «Мемориала» составили репрессированные Сталиным «верные ленинцы» и их потомки – дети красных комбригов и комдивов... Позиция «Мемориала» всегда была антисталинской, но не обязательно антикоммунистической! Поэтому в целом и сегодня эта организация не заинтересована в проведении последовательной декоммунизации страны. Но тот факт, что даже традиционно половинчатые предложения «Мемориала» вызвали «столкновения» в президентском Совете, говорит сам за себя…

С.КАРАГАНОВ: В популярной прессе наш проект получил название «Десталинизация». Это неточно и политически неправильно, хотя суть проекта, естественно, и в десталинизации, и в декоммунизации российского общественного сознания и самой нашей страны. Термин «десталинизация» уводит от истины, от сути того режима, наследие которого нужно ещё долгие годы преодолевать, и от сути той трагедии, которую пережил народ.

Предлагаемое нами название проекта – «Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении».

КОММЕНТАРИЙ: Вопрос не в названии, а в сути проекта. Термин «десталинизация» запустила вовсе не «популярная пресса», а, как признавал г-н Федотов, сами разработчики проекта. Антикоммунистическая общественность этот термин – а точнее тот ограниченный подход к проблеме, который за ним кроется – резко и совершенно справедливо осудила. Что касается нового названия, то оно ещё хуже. Ещё беззубее и ограниченнее. Если в названии «десталинизация» был намёк хоть на какой-то частичный демонтаж большевицкого наследия, то в названии, предложенном президентским Советом нет даже такого намёка!

С. КАРАГАНОВ: Главная его цель – обеспечение модернизации сознания российского общества и российской элиты.

Убеждён, модернизация страны ни на техническом, ни на политическом уровне невозможна без изменения сознания общества, взращивания у народа чувства ответственности за себя, страну, гордости за неё, пусть временами и горькой.

КОММЕНТАРИЙ: Не хотелось бы здесь уходить в полемику по принципиальным теоретическим вопросам, но уж если всерьёз вести речь о преодолении коммунистического тоталитаризма, то «модернизация» к этому решительно никакого отношения не имеет. Модернизация – это ведь всего лишь усовершенствование старого. Что же вы собираетесь усовершенствовать – коммунистическое наследие в головах и организационной структуре страны? Насилующую Россию сверхкоррупционную систему модернизировать? Всероссийскую Кущёвскую?

России нужны не «перестройки» и «модернизации» этого наследия, а его САНАЦИЯ. Я не раз уже говорил и ещё раз повторю: раковую опухоль не модернизируют, её удаляют. Русский народ отдал в борьбе против коммунизма миллионы жизней своих лучших детей не ради некой модернизации, а для своего освобождения! Вот об этом должна идти речь. Это уж если говорить по большому счёту и серьёзно.

С. КАРАГАНОВ: Сейчас все за себя, общество фрагментировано, элита во многом презрительно относится к массам, а массы народа – к элитам. При этом народу и элите после последних 100 лет себя почти не за что уважать.



КОММЕНТАРИЙ: Нет, господин Караганов, русскому народу есть, за что себя уважать! И уважать мы можем себя, прежде всего за то, что все эти десятилетия лучшие сыны нашего народа боролись против той самой коммунистической партии, против той антинациональной «элиты», о преступлениях которой вы здесь рассказываете.

Народ может себя уважать за то, что Белая армия отстояла честь своей Родины и на несколько лет задержала коммунистическую оккупацию стран Европы и Азии. За Новомучеников Российских. За подвиг Катакомбной церкви, не пошедшей на сделку со Сталиным и в чистоте хранившую христианскую веру. За многочисленные антикоммунистические восстания, за муки в застенках КГБ русских патриотов-подпольщиков… Вот за всё это русский народ может себя уважать!

С. КАРАГАНОВ: Единственное, чем можно по-настоящему гордиться, – Великая Отечественная война, но её объединительный потенциал с годами истощается.




КОММЕНТАРИЙ: Все последние 20 лет антинациональный режим прикрывал свои преступления дымовой завесой из мифов о «великой победе великого советского народа». Но ведь бесконечно спекулировать на этой теме невозможно! С годами это становится делать всё труднее: появилось слишком много объективной информации о Второй Мировой войне, никак не соответствующей коммунистической мифологии… И ни массовое разбрасывание «георгиевских» ленточек, ни новейшие киноагитки типа «Брестской крепости» или «шедевров» Никиты Михалкова это положение подправить не могут. К тому же из жизни – не без содействия коммунистического и «демократического» режимов! – уже ушло и поколение ветеранов Второй Мировой… Так что беспокойство Кремля и его прихлебателей «истощением потенциала Великой Отечественной войны» вполне понятно. Режим остро нуждается в новом идеологическом прикрытии!

С. КАРАГАНОВ: Общество не может начать уважать себя и свою страну, пока оно скрывает от себя страшный грех – 70 лет тоталитаризма, когда народ совершил революцию, привёл к власти и поддерживал античеловеческий, варварский режим. Позволил ему существовать и участвовал в самогеноциде – системном волнообразном уничтожении самых лучших, самых сильных, самых свободных своих представителей, традиционной морали, уничтожении церквей, культурных памятников, самой культуры.

КОММЕНТАРИЙ: Тезис о «самогеноциде» – по-видимому, самая большая подлость, какую только смогли изобрести авторы рассматриваемого проекта. Трудно выдумать что-нибудь подлее и оскорбительнее в отношении памяти жертв коммунизма!

Во всех документах русских антикоммунистических организаций, посвящённых проблеме осуждения коммунизма, вопрос о геноциде и этноциде русского народа занимает одно из ключевых мест. Это не случайно: русский народ был основой Российской Империи, поэтому именно русских – с их Православной верой, вековыми укладом, традициями, культурой – интернациональная банда Ленина-Сталина подвергла самому масштабному геноциду и этноциду за всю историю человечества.

А господа из президентского Совета пытаются утверждать, что никакого геноцида компартия не проводила. Был «самогеноцид»! Понимай дальше – «самораскулачивание», «саморасказачивание», массовые «саморасстрелы», «самогладомор», «самозаточение» в ГУЛАГ и в психиатрические больницы… Прямо, как у Н.В. Гоголя: «Унтер-офицерша налгала вам, будто бы я её высек; она врёт, ей-Богу, врёт. Она сама себя высекла». А если «сама себя высекла», если геноцид был «само» (!?), то и ответственности за это преступление против человечности никто нести не должен!

С. КАРАГАНОВ: Самогеноцид начался с Гражданской войны через уничтожение и изгнание интеллигенции, духовенства – держателей культуры и традиционной морали, буржуазии – наиболее сильной и конкурентной части общества, дворянства – наиболее образованной и патриотической его части, хранителей национального самосознания и гордости. Затем последовали голодомор, коллективизация, которые были нацелены на уничтожение лучшего крестьянства. Именно они стоили, видимо, народу наибольшего количества жертв. Затем были репрессии новой интеллигенции, военных. Но что бы ни происходило, это были, как правило, лучшие представители народа. Продолжать скрывать от себя эту историю означает неявно оставаться соучастниками этого преступления.

Если мы не признаем до конца правды, мы останемся наследниками не лучшей части нашего народа и не лучшего в нашем народе, а худшего в нём и худшей его части: палачей, стукачей, коллективизаторов, организаторов голодоморов, разрушителей церквей.

КОММЕНТАРИЙ: Не нужно смешивать совершенно разные вещи – вопрос об историческом происхождении нынешнего чекистско-олигархического режима и вопрос об суждении преступлений коммунизма.

Даже если нынешний режим решится признать всю правду, он всё равно останется преемником палачей, стукачей, коллективизаторов и проч. Ибо юридически этот режим является наследником Советского Союза, а не Исторической России.

С. КАРАГАНОВ: Ссылаться на ветеранов – несостоятельный аргумент, тем более что ветеранов, чьи чувства могут пострадать, остались единицы. Наверное, не меньше осталось ветеранов, для которых осуждение тоталитарного режима было бы величайшим счастьем. Ушло и поколение людей, несших прямую ответственность за уничтожение народов. Но этот проект не нацелен даже против них. Всем нам нужно поклониться миллионам жертв. Ведь и палачи были жертвами.

Народ, который не почитает и не хочет знать бесчисленные могилы миллионов своих отцов и матерей, вряд ли может надеяться на самоуважение и на уважение других народов. Если мы начнём этот проект, начнёт заполняться моральный вакуум, который разъедает наше общество, ведёт к его варваризации, в том числе тотальной коррупции, правовому нигилизму.

Если мы по благословению руководства страны и церквей создадим массовое движение по восстановлению исторической памяти и справедливости, вовлечём в него десятки тысяч молодых людей, то получим новую патриотическую, отвечающую за свою страну элиту.

В любом случае программа должна быть нацелена не против, а за. Она должна быть нацелена в том числе и на формальное окончание гражданской войны, на окончательное национальное примирение. Не надо рушить памятники красным.

Даже массово переименовывать улицы, кроме как в случаях курьёзов с улицами имени Карла Либкнехта и Розы Люксембург, не нужно. Главное, нужно почтить память других наших сограждан, сгинувших в той 70-летней гражданской войне, вернуть их народу.

КОММЕНТАРИЙ: Ну, после заявлений о сохранении памятников красным палачам и т.п. инициатив уже и комментировать-то нечего. всё ясно и с "десталинизацией" и с "десталинизаторами"...



С. КАРАГАНОВ: Если проект будет принят хотя бы в первой его части, через развёртывание поддерживаемой государством общественной кампании по массовой установке памятников жертвам тоталитарного режима, через открытие архивов Президент и руководство страны только этим уже обеспечат себе почётное место в истории России.

КОММЕНТАРИЙ: Вот это по-большевицки! Вместо того, чтобы говорить о покаянии, в президентском окружении говорят об «обеспечении себе почётного места в истории России!» То есть, поиздевавшись 94 года над народом, теперь ещё и благодарности от него потребуют. За то только, что признают: «Да, мол уж, и поиздевались-то над вами! А теперь чтите нас за то, что мы… это признали!»

С. КАРАГАНОВ: Проект по определению должен иметь общий для всех стран бывшего Советского Союза характер. Среди жертв были все. Среди палачей тоже. Возможно, необходимо привлечение к проекту и стран бывшего соцлагеря. Боятся, что полное признание ужасов ГУЛАГа, полное открытие архивов нанесёт вред престижу страны. Это не так.

Увековечение памяти жертв тоталитарного режима может вызвать только уважение. Волну уважения, а никак не злорадство и не попытки предъявить счета вызвало Ваше, Дмитрий Анатольевич, неоднократное осуждение тоталитарного режима, преклонение колен Владимиром Владимировичем Путиным перед Катынским крестом, а ведь Россия – огромная Катынь с тысячами могил миллионов лучших граждан СССР.

КОММЕНТАРИЙ: Колени Владимира Владимировича Путина вопроса об ответственности коммунистических преступников не решили и никак не решают. Как и слова Дмитрия Анатольевича Медведева об осуждении тоталитаризма, за которыми не стоит никаких практических действий. Правящая в РФ элита и все её формальные лидеры, начиная с Ельцина, всегда пытались уйти от юридического решения вопроса об осуждении коммунизма, подменяя всё это театрально-телевизионными постановками с коленопреклонениями, рукоприлаганиями, говорениями и тому подобным.

С. КАРАГАНОВ: Почтив память во всех сёлах и городах, откуда они были увезены в лагеря и на смерть, их по большей части безымянные могилы, мы не только восстановим самоуважение, но и уважение всех нормальных людей в мире. Ведь сделаем мы это сами, без принуждения и давления извне, не вынужденно, как проигравшие, а по доброй воле.

КОММЕНТАРИЙ: В этой последней фразе, пожалуй, и кроется суть нынешней затеи с псевдодекоммунзацией. Вчерашние коммунисты и их сегодняшние наследники вполне осознают, что рано или поздно народ их на скамью подсудимых притянет. Поэтому и спешит «победившая элита». Для неё, конечно, лучше сейчас, будучи ещё хозяевами положениями, сымитировать некое подобие «осуждения» и на том «закрыть тему», чем дожидаться Второго Нюрнбергского Трибунала, на котором вся коммуно-демократическая «элита» окажется в роли проигравших и тогда уже ответит за все преступления, совершённые до и после 1991 года по полной программе. Тактика понятная. Именно поэтому нельзя допустить фальсификации в РФ суда над компартией и её карательными органами ВЧК-КГБ.

С. КАРАГАНОВ: Естественно, что проект будет иметь издержки. Стыд и ужас перед тем, что мы сами с собой сотворили в ХХ веке, можно и нужно компенсировать.



КОММЕНТАРИЙ: Нет, господа фальсификаторы, не «мы сами с собой сотворили», а коммунисты сотворили с русским народом. Почувствуйте разницу! А их преемники и в ХХI-м ещё продолжают «сотворять»!


С. КАРАГАНОВ: Можно немало придумать рецептов. Но просто для воссоздания идентичности народа нужно воспользоваться правильно тем, что у нас уже есть, и тем, чем мы почти не пользуемся: блистательным XIX веком, который продолжался почти полтораста лет (со времен Екатерины до 1917 года).

Мы по-прежнему воспитаны в традициях комидеологии [коммунистической идеологии – И.И.]. Полустыдимся его, века эксплуататоров, реакционных монархов, а ведь это был век, когда Россия была среди первейших стран Европы, гарантом мира. Это был век расцвета русской культуры, ставшей в литературе первейшей в Европе и мире.

Мы забыли по большей части славную для России Вторую Отечественную войну, которую большевики, сдавшие полстраны ради захвата и удержания власти, обозвали империалистической. Надо просто напомнить себе, что всё-таки мы – страна не Ленина и Сталина, а Суворова и Жукова, а главное – Пушкина, Гоголя, Толстого, Чехова, Пастернака, Чайковского, Александра II, Столыпина, Королёва, Сахарова, Солженицына. Мы – великая страна, и нам есть чем гордиться.

КОММЕНТАРИЙ: Те «рецепты», которыми предлагают здесь воспользоваться «воспитанные в традициях комидеологии» господа из президентского Совета, имеют своё название – историческое мародёрство. И рецепты эти – как раз СТАЛИНСКИЕ, господа «десталенизаторы»!


С. КАРАГАНОВ: Нужно восстанавливать истинную российскую идентичность, самоуважение, без которых невозможно движение вперёд. Моисей водил народ по пустыне 40 лет, мы уже прошли 20, сейчас мы отмечаем эти 20 лет. Если мы растратим и следующие 20 лет, можем из пустыни не выйти.


КОММЕНТАРИЙ: До чего же любят нынче вчерашние коммунисты и кагэбешники ссылаться на библейские сюжеты! Правда, чаще всего, экс-атеисты знают и понимают Священное Писание поверхностно. Оттого и сравнения получаются невпопад…

Начнём с того, что евреев водил 40 лет пророк Моисей! А наш народ водят бывшие члены Политбюро ЦК КПСС, чекисты и воры-олигархи. Разницу понимаете?

Во-вторых, Моисей водил евреев именно по пустыне. А наш народ водят по Кущёвским… Опять-таки – не одно и то же! После такого «вождения» наступает не прозрение и очищение, а разложение и криминализация! Конечно, после семи десятилетий коммунистической диктатуры и двух десятилетий диктатуры «посткоммунистической» стране понадобится некий реабилитационный период для врачевания её духовых и физических ран, для очищения и просвещения. Но за двадцать минувших после формального падения КПСС лет к этому не было сделано в РФ ещё ни одного шага! Весь этот процесс – впереди!

С. КАРАГАНОВ: И последнее. Понимаю, что вызову неприятные эмоции, подрывающие привлекательность проекта. Но любые усилия по восстановлению общественной морали, самоуважения обесцениваются деморализующим общество и дискредитирующим власть процессом Ходорковского. Невозможно не верить, что этот процесс не носит политического характера, даже если он такого характера не носит. Если невозможно оправдать – помилуйте.

КОММЕНТАРИЙ: Вот так! Взяли и свели главную проблему мировой политики ХХ века (а для нашей страны она не закончилась и в XXI) к… делу Ходарковского! Хороша «декоммунизация»…

Впрочем, и Ходорковский, и ему подобные комсомольские секретари, выдвинутые КГБ на роль олигархов – это тоже наследие коммунистического тоталитаризма. И проблему демонтажа этого чекистско-олигархического наследия русскому народу в недалёком будущем предстоит решать.


И.Б. Иванов Председатель РОВСа
Название: Жертвы Лиенца: юнкер Ионов.
Отправлено: elektronik от 12.06.2011 • 14:09
Жертвы Лиенца: юнкер Ионов.
(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000kxr7d/s640x480)
   
Каждый год перед 1 июнем вспоминают события 1945 года – выдачу британцами десятков тысяч казаков и членов их семей своим советским союзникам. Много ли мы знаем о жертвах Лиенца? О судьбах казаков до и после выдачи?

О их могилах, номерных и именных? Как правило, это только общие формулировки и скудные сведения из биографии одного-двух десятков из 70 тысяч. О могилах вообще говорить не приходиться, так как номерные (лагерные или психушек) стерты с лица земли временем. А чтобы найти именные, надо знать где искать.


Как-то, перелистывая старые номера журнала СЧРК «Наши Вести», остановил свое внимание на письме сына галлиполийца и корпусника, подпоручика Александра Николаевича Ионова. Писал, уже из России, его сын Ионов Николай Александрович. Писал про отца, про свою нелегкую судьбу. Прикинув приблизительно возраст, была надежда, что он еще жив. И с этой надеждой в конце мая мы отправились в путь, в п.Короцко Новгородской области. Благо был точный адрес. Погода была переменчивая. Уже несколько дней шли дожди. И вот прибыв в Короцко, нашли тот дом и квартиру. На звонок никто не отвечал. Пришлось поднять всех соседей на этаже, так как с пустыми руками уезжать мы не собирались. Оказалось, что Ионов давно умер (как потом выяснили 17 лет назад), но соседи подсказали, где искать его могилу. В Короцко два кладбища. Долго искать не пришлось. Перед нашими глазами была могила с невысокой оградкой и прекрасным, кованным, крестом. Нас поразило фото человека пережившего сталинские лагеря. Утонченное, красивое лицо смотрело на нас с креста. Произведя уборку могилы и зафиксировав ее на фотоаппарат, мы отправились в обратный путь. Бог дал нам сотворить благое дело. Как только мы сели в машину пошел ливень. Уже по возвращению была составлена его краткая биография (то что смогли найти) на основе того письма в «Наших Вестях» и Памятки 1-го Русского Кадетского Корпуса в Сербии.

Ионов Николай Александрович (10.06.1927, Сербия - 28.05.1994, Россия).
10 сентября 1940г. принят в 1-й Русский Кадетский Корпус (Сербия). Успел окончить 4 класса. 9 сентября 1944г. с группой кадет выехал в г.Эгер (Судеты), где вся группа была зачислена во вспомогательные войска противовоздушной обороны. После распределения, попал в личную охрану генерала А.А.Власова. Позднее, в Казачье юнкерское училище в Северной Италии. Выдан в Лиенце и вывезен в СССР. После освобождения жил и работал врачом-психиатром в п.Короцко Новгородской области.

Стараниями чинов 1 Отдела РОВС в России на одну именную могилу участника Русского Освободительного Движения 1941-1945 гг. и жерт Лиенца стало больше.


А.С. Терзов. (РОВС)
 12 Июня, 2011 at 9:43 AM
источник http://pereklichka.livejournal.com/106547.html#cutid1
Название: Светлой памяти Василия Фёдоровича Жукова.
Отправлено: elektronik от 04.08.2011 • 20:41
Светлой памяти Василия Фёдоровича Жукова.
                                                         (http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000p8p2w/s320x240)

30 июля 2011 года в штате Коннектикут (США) на восемьдесят восьмом году жизни после тяжёлой продолжительной болезни скончался многолетний начальник Национальной Организации Русских Разведчиков, Почётный член Русского Обще-Воинского Союза ВАСИЛИЙ ФЁДОРОВИЧ ЖУКОВ.


Василий Фёдорович родился в Болгарии 14 января 1924 года. Его отец был младшим урядником Кубанского казачьего войска, участником Белой борьбы. Учился Василий Фёдорович в русской гимназии в Шумене, затем в русской гимназии в Софии, которую окончил в 1942 году.

В 1935 году, в возрасте одиннадцати лет, он вступил в Национальную Организацию Русских Разведчиков (НОРР), начальником которой был полковник П.С. Богданович, покровителем – Его Императорское Высочество Великий Князь АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ, а затем его супруга Ея Императорское Высочество Великая Княгиня КСЕНИЯ АЛЕКСАНДРОВНА, дочь Российского Императора АЛЕКСАНДРА III. НОРР находилась также и под покровительством Русского Обще-Воинского Союза: инструкторами в этой организации были молодые офицеры РОВСа. Таким образом, с детства Василий Фёдорович соприкоснулся с духом и традициями Исторической России, Русской Императорской Армии и Белого движения. Естественным был его патриотический порыв поступить на унтер-офицерские курсы РОВСа.


В 1941-м году, в день получения свидетельств об окончании унтер-офицерских курсов РОВСа, Василий Фёдорович и его молодые товарищи узнали, что началась германо-советская война. Как многие русские гимназисты и студенты в Болгарии, он не счёл возможным уклониться от начавшейся вооружённой борьбы с большевизмом и, мечтая попасть в Россию, откликнулся на призыв вступать в сформированный в Югославии Русский Корпус. Начав службу юнкером 5-й роты 3-го полка, В.Ф. Жуков был произведен 18 июля 1943 года в чин подпоручика, затем служил на радиостанции 1-й роты 2-го полка, а с 1944 года – во взводе связи при штабе Русского Корпуса.

После войны он активно включился в дело национального воспитания русской молодежи в рядах НОРР – сначала в Марокко (в Северной Африке Василий Фёдорович пробыл 15 лет), а затем в США, где он обосновался после 1963 года. В Соединённых Штатах Василий Фёдорович вначале занимался автомобильным делом, позднее сал работать в компьютерном отделе страховой компании. Но делом его жизни была НОРР.

Национальная Организация Русский Разведчиков, с которой навсегда связано имя Василия Фёдоровича Жукова, ведёт свою историю от отрядов Потешных, возникших в России по почину Государя Императора НИКОЛАЯ II в 1908 году. В русской эмиграции НОРР развернула широкую работу в ряде стран Европы и на Дальнем Востоке, но 2-я Мировая война на время прервала эту деятельность: в 1939-1945 годах НОРР потеряла многих своих руководителей… После войны русские молодёжные организации стали постепенно оживать, но часто национальную работу нельзя было вести открыто: в первые послевоенные годы многим русским эмигрантам грозила опасность быть выданными в СССР. Некоторые считали, что молодёжную работу следует теперь продолжить под флагом международного скаутизма. Но Василий Фёдорович и его единомышленники всегда придерживались другого мнения, считая, что друзей у России нет, а русские молодёжные организации должны строго сохранять присущие им национальные черты – Православие и приверженность своим историческим традициям.

Трудно переоценить громадный вклад, внесённый В.Ф. Жуковым в дело восстановления и развитие работы Национальной Организации Русских Разведчиков, которую он возродил и возглавил в США. Усилиями Василия Фёдоровича начиная с 1967 года и до настоящего времени в Катскильских горах (шт. Нью-Йорк, США) ежегодно стали проводиться летние лагеря НОРР. Уже более сорока лет! Очередной летний лагерь организован там и в этом году, но проходит он уже без своего основоположника…

Одновременно с работой в НОРР Василий Фёдорович состоял в Союзе чинов Русского Корпуса и в Русском Обще-Воинском Союзе. В 1999 году Председателем РОВС капитаном В.Н.Бутковым Василий Федорович был назначен в Совет Старших чинов РОВСа и произведен в чин штабс-капитана. Приказом по РОВСу №59 от 11 сентября 2006 года зачислен Почётным членом РОВС, став третьим Почётным членом за более чем восьмидесятилетнюю историю Союза (Почётными членами РОВСа были также генералы А.П. Архангельский, и П.Н. Шатилов). Столь высоко была оценена многолетняя, поистине выдающаяся жертвенная работа В.Ф. Жукова по воспитанию русского юношества в духе Православия и патриотизма.

Будучи горячим русским патриотом, Василий Фёдорович всегда остро воспринимал происходящее на Родине. Он тяжело переживал, видя развал и разграбление страны, организованные её властной верхушкой в последние десятилетия, после формального падения КПСС, когда, казалось бы, для русского народа должен был открыться путь к возрождению. Увы, путь этот пока так и не открылся… «До боли обидно, – писал Василий Фёдорович в одном из своих писем, – что государство, которое наши предки строили тысячу лет, за одно столетие разграбили и разбазарили люди, которым Россия безразлична… Наблюдать за тем, как страна беднеет и дословно вымирает обидно и больно».

К сожалению, состояние здоровья в последнее время уже не позволяло Василию Фёдоровичу активно участвовать в общественной работе, но до тех пор, пока это было возможно, он продолжал дело, понимая острую необходимость подготовить молодую смену.
Василий Фёдорович был женат, воспитал сына и дочь, которые подарили ему многочисленных внуков, продолжающих сохранять русский язык.

Отпевание В.Ф.Жукова состоится 2 августа 2011 года в Сретенском храме Стратфорда, после чего прах его будет погребен на кладбище монастыря Ново-Дивеево.
Чины Русского Обще-Воинского Союза, ветераны-корпусники, русские патриоты в России и Зарубежье глубоко скорбят о кончине своего боевого соратника, единомышленника, наставника и выражают искренние соболезнования его вдове, Тамаре Милорадовне, детям и внукам, а также Национальной Организации Русских Разведчиков в США, понесших невосполнимую утрату.


Вечная память!

И.Б. ИВАНОВ, Председатель Русского Обще-Воинского Союза,
Г.В. НАЗИМОВ, 1-й Заместитель Председателя РОВСа, ветеран Русского Корпуса,
И.В. ОГУРЦОВ, основатель Всероссийского Социал-Христианского Союза Освобождения Народа (ВСХСОН),
А.С. ТЕРЗОВ, Начальник 1-го Отдела РОВС в России – от имени разведчиков в России и ревнителей памяти Русского Корпуса.
Название: 1-й Высочайший смотр "потешных"
Отправлено: elektronik от 10.08.2011 • 20:39
1-й Высочайший смотр "потешных"
(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000pa76b)
100 лет назад (1911) на Марсовом поле (Санкт-Петербург) состоялся I Высочайший смотр данный Святым Царем-Мучеником Николаем участников потешных батальонов.

История развития "потешного" движения в России началась в январе 1908 года, когда император Николай II высказал Высочайшее пожелание о введении в народных школах обучения военному строю и гимнастике в целях физического развития молодежи и подготовки ее к военной службе. Царский наказ воплотил в жизнь выдающийся педагог Антиох Андреевич Луцкевич. Пример А.А. Луцкевича нашел подражателей.

В статье А.Русанова «Юные разведчики» из газеты «Царскосельское дело» № 30 от 23 июля 1910 г. было сказано: «Все почувствовали, что почин Луцкевича – благой почин, что ему надо помочь, что это единственный и верный путь к подготовке хорошего солдата (...) И вот ежедневно телеграф стал приносить известия, что по всем уголкам нашего необъятного отечества возникают «потешные» полки. (...) и повсюду они находят сочувствие широких кругов населения и материальную поддержку".


Вскоре движение «потешных» охватило всю Россию. Очень важно, что к нему были привлечены дети из социальных низов. Повсюду стали создаваться объединения, подобные бахмутскому. В них мальчики 10—16 лет занимались военным строем, хоровым пением военных песен, военной гимнастикой, изучали ружейные приемы и другие специальные военные дисциплины под руководством отставных, а в большинстве случаев и действующих офицеров. Армейские и гвардейские полки устанавливали свое шефство над «потешными» и назначали в них штатных офицеров-воспитателей. «Потешные» полки организуются при многих воинских частях: Семеновском и Путивльском полках, 1-м Туркестанском армейском корпусе, Каспийской флотилии и т.д. Отряды, команды, батальоны, роты, школы, войска возникали по всей стране: Кронштадт, Севастополь, Томск, Барановичи, Ташкент, Иркутск, Баку.

Император Николай II устроил в Царском Селе 22 мая 1910 г. смотр бахмутскому «классу военного строя». Этот смотр дал сильный толчок дальнейшему развитию потешного движения. Было решено устроить в 1911 г. смотр всем российским потешным. За подготовку этого смотра с большой энергией взялся подполковник С.И. Назимов. Он объездил всю Россию, давал инструкции, и его заслуга, что смотр прошел удачно.

Смотр состоялся в Петербурге на Марсовом поле 28 июля (10 авг.) 1911 г. и командовал им ген.-лейт. Флуг. Во многих городах российской провинции детей на смотр провожали как героев. Газета «Олонецкие губернские ведомости» отмечала, что народу было даже больше, чем на проводах запасных на войну с Японией. И ни одного пьяного, ни одного заплаканного лица в толпе, повсюду шутки, смех. Смотр состоялся в Петербурге 28 июля. Сначала было показательное выступление, затем парад на Марсовом поле. И когда, печатая шаг, «потешные» проходили мимо государя, тот приветствовал каждую сводную роту: «Здравствуйте, молодцы!» После парада в Народном доме был устроен обед на шесть тысяч персон - именно столько «потешных» со всей России собралось в Петербурге. Император остался очень доволен смотром потешных, выразил всем благодарность, а подполковник С.И Назимов был произведен в полковники.
Однако активная патриотическая направленность деятельности «потешных» устраивала далеко не всех. Несмотря на поддержку правительства и значительной части русского общества, некоторые «либерально» настроенные представители власти на местах выступали против военных формирований молодежи. Идея создания «потешных войск» критиковалась в газетах и журналах либеральной направленности, в частности в издававшемся в Петербурге журнале «Сибирские вопросы». В частности, в 1911 г. в нем была помещена большая статья «Потешные в Сибири», где указывалось, что создание подобных отрядов в учебных заведениях вносит дух солдафонства, причиняет ущерб преподаванию общеобразовательных дисциплин, дети страдают от муштры, а занятия для них становятся делом второстепенным.

Институт «потешных» просуществовал до революции 1917 года - под непрерывным огнем либеральной критики, а зачастую и при активном противодействии местных властей. Несмотря на негативное отношение части общества, движение динамично развивалось, в нем участвовали десятки тысяч детей. Несомненно, оно сыграло положительную роль в духовно-нравственном воспитании подрастающего поколения.

"Потешное" движение явилось основой для развития других видов детско-юношеского движения, и, в том числе, в условиях вынужденной эмиграции. Молодёжь решила, что Красной идее большевизма надо противопоставить Белую идею и взялась за разработку Белой идеологии. Одним из её идеологов стал Иван Ильин, автор ряда трудов, в том числе «О сопротивлении злу силою». Против материализма вырабатывался идеал-реализм, против обезличивающего коллектива – роль личности в истории, против борьбы классов – солидаризм.

Надо отметить, что русское сокольсто и русский скаутизм были плоть от плоти и кровь от крови Белого движения. В идеологических основах Белого движения и основанного ген. Врангелем в 1924 г. РОВС – Русского Общевоинского Союза лежало непредрешенчество. Будучи, по сути, монархистами, что выражалось в стремлении восстановить в России монархию, идеологи Белого движения заявляли о своём нежелании «предрешать на чужбине форм государственного устроя России». Белая идея, выраженная словами – «Помни Россию!» служила девизом как русского сокольства, так и русского скаутизма. Обе эти молодёжные организации были антикоммунистическими, непредрешенческими и надпартийными. Члены сокола должны были быть старше 18 лет, но при сокольских обществах проводилась работа с детьми и подростками. Скаутами были дети и юноши, и только руководители у них были взрослые.

Белая идея чувствовалась не только старшей молодежью, но и детьми, и юношеством. Вся обстановка жизни русской эмиграции с детского возраста служила восприятию Белой идеи.

Воспитание надо начинать с детства. Но вот как воспитывать, и чему посвятить воспитание? Ответ на этот вопрос, прежде всего, зависит от того, какой себе видят будущее России её воспитатели. Разведчики всегда видели и продолжают видеть Россию как Русскую православную державу, продолжающую традиции своих предков. Какой себе видят Россию современные «воспитатели» пока не ясно, из-за отсутствия общепринятой государственной идеологии в вопросе воспитания детей и молодёжи, признанной большинством населения России.


В статье использованы материалы из работы Ростислава Владимировича Полчанинова, историка Русского Зарубежья, публициста, активного участника НОРС, «Русский Сокол» и ОРЮР с 1931 г. "СТОЛЕТИЕ ДЕТСКО-ЮНОШЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ В РОССИИ"
источник электронный журнал ПЕРЕКЛИЧКА http://pereklichka.livejournal.com/110753.html#cutid1
http://www.youtube.com/watch?v=uoeO8lnLN5o
Высочайший смотр "потешных" в г. Овруче.
Название: Re:РУССКИЙ ОБЩЕ-ВОИНСКИЙ СОЮЗ ( РОВС)
Отправлено: elektronik от 29.08.2011 • 18:14
РУССКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ВОЕННАЯ ДОКТРИНА

    * 25 Авг, 2011 at 10:21 AM

Антон Керсновский один из самых значительных русских военных историков XX столетия. Не будучи офицером российского Генштаба, вообще не получив академического образования, это выдающийся ученый сам, только самообразованием и титаническим трудом создал свою "Историю русской армии", которая занимает поистинне исключительное положение в ряду фундаментальных работ по русской военной истории. Особую ценность его трудам придает неординарность и широчайший кругозор, понимание российской геополитики в традиции Н.Я. Данилевского. Керсновский любил свое Отечество особую любовью человека насильно оторванного от Родины, служению России, российской истории он посвятил всю жизнь. За свою короткую жизнь, он написал огромное количество книг и статей, но безденежная эмиграция смогла издать лишь две его книги, остальные же пропали бесследно. А.А. Керсновский печатался в изданиях конспиративной организации «Братства Русской Правды» близкой к РОВСу.

Предлагаем вашему вниманию его статью

Сущностью той грани русского национального монолита, что носит название русской национальной военной доктрины, является превосходство духа над материей. Это превосходство бессмертного надсмертным и ощущали русские канониры Цорндорфа, целовавшие свои пушки, прощаясь с ними навсегда «и не отходя от них ни на шаг» в момент, когда их самих рубили латники Зейдлица, и когда немец на их месте бежал бы или сдался. С этим чувством вышел Румянцев с семнадцатью тысячами на двести тысяч турок в Кагульскую битву. Оно вдохновляло перо Суворова, набрасывавшего бессмертные строки «Науки побеждать», вдохновило и меч его, светя его чудо_богатырям и в серенькое утро Рымника, и в знойные дни Треббии, и в черном мраке альпийских ночей. Мушкетеры Милорадовича, егеря Дохтурова, гренадеры Котляревского, стрелки Юденича, ударники Корнилова — все они были движимы этим превосходством, ярким пламенем горевшим в их душах и в душах их вождей.

Основы русской национальной военной доктрины были, есть и останутся следующие. Будучи народом православным, мы смотрим на войну как на зло, как на моральную болезнь человечества, моральное наследие греха прародителей, подобно тому как болезнь тела является физическим его наследием. Никакими напыщенными словесами, никакими бумажными договорами, никаким прятаньем головы в песок мы этого зла предотвратить не можем. Пергамент Парижского договора 1928 года — «пакт Бриана_Келлога» — не избавил человечества от войны, как намалеванный на дверях дракон не избавил китайца от чумы. А раз это так, то нам надо к этому злу готовиться и закалять организм страны, увеличивать его сопротивляемость. Это дело законодателя и политика.

Военное искусство и военная наука (причем вторая призвана обслуживать первое) имеют строго национальный характер, вытекая из духовных свойств и особенностей данного народа, данной нации. Русского Мольтке не может быть, как не может быть немецкого Суворова. В «суворовском» отношении немцы не пошли и не пойдут дальше Блюхера. В «мольткенском» мы могли дать самое большее Милютина. Наши учителя: Петр I, Румянцев, Суворов и те немногие русские полководцы и деятели, что вдохновлялись их примерами, а отнюдь не чуждые нам органически иностранцы. Фош и Мольтке не могут быть нашими учителями, они могут быть, самое большее, лишь репетиторами. Насколько «Наука побеждать» чище и выше софистики Клаузевица, схоластики Шлиффена, блестящей метафизики фон Зеекта!

В основу организации вооруженной силы русская национальная военная доктрина всегда кладет принцип качества и принцип отбора («не множеством побеждают»). На идее отбора, привлечения в первую очередь дворянства, Петр и построил всю армию. Русская армия XVIII века — прежде всего армия отборная, этим и объясняются все ее подвиги в тот великий век.

Самая организация Российской вооруженной силы как Московского Государства, так и Петровской Империи была следствием нашей самобытности. «Мы мало сходствуем с другими европейскими народами», — писал Румянцев в своих «Мыслях по устройству вооруженной силы». Упадок нашей Армии начался с подражания иностранным образцам при Павле. При ведении войны мы должны стараться избегать бесчеловечных ее форм. Отбросив с отвращением «клаузевицко-ленинскую» теорию интегральной войны с ее терроризацией населения неприятельской страны, вспомним слова второго (после Лазарева) нашего главнокомандующего на Кавказе, князя Цицианова: «Русские воины имеют за правило бить своего неприятеля когда нужно, но не разорять его, ибо россияне не умеют, победивши неприятеля, не присоединить его землю к своему государству и, следовательно, собственность свою каждый обязан сохранять». Если мы эти золотые слова прочтем не телесными, а духовными очами, то поймем весь их вечный смысл. Присоединять неприятельские земли нам не надо (коль скоро они не являются похищенным нашим достоянием), хватит духовного присоединения иноземцев к нашей культуре. А это возможно лишь при отсутствии взаимного озлобления, незаживших ран.

Не будучи бесчеловечными к чужим странам, можем ли мы быть зверями в отношении нашей родной матери? Мы должны вести войну, стремясь как можно меньше отягчать, истощать организм страны. Это достигается лишь сохранением на своих местах возможно большего количества специалистов своего дела, все равно хлебопашцев или железнодорожников, ремесленников или торговцев. Не станем повторять ошибки гипноза полчищами роковой ошибки 1916 года.

Но для того, чтоб наша армия могла дать все, что она способна дать, ее нужно и применять соответственно. И русская национальная военная доктрина дает тому законы. Это прежде всего «смотрение на дело в целом», синтез, которому в иностранных доктринах примерно соответствует «de quoi s’agit il?» Верди дю Вернуа, приводимое Фошем. Затем «глазомер, быстрота, натиск». Венец же всему — победа, и притом «победа, малой кровью одержанная». <...>

В воспитательном отношении наша доктрина всегда выдвигала религиозное начало и национальную гордость. «Мы русские, с нами Бог!»— учил Суворов. Поэтому-то его наука и сделалась действительно «Наукой побеждать». Каждое из ее слов дошло до бесхитростного сердца чудо-богатыря, а все суворовское поучение — одно из самых чистых творений русского гения — величайший памятник православной русской культуры. Для преподавания «Науки побеждать» в военных училищах надлежит учредить особую кафедру. Преподавать, конечно, без изуверского дословного толкования, но и без еретической «поправки на современные условия», чтоб правильно усвоенная офицерами, она могла бы правильно быть передана солдатам.

Затем нашу доктрину характеризует требование сознательного отношения к делу: «каждый воин понимает свой маневр». Проявление частной инициативы на низах, петровское требование: «не держаться устава, яко слепой — стены» и суворовское: «местный лучше судит... я вправо — ты видишь, надо влево — меня не слушать». Способстование этой инициативы на верхах, румянцевское: «не входить в подробности, ниже предположения на возможные только случаи, против которых разумный предводитель войск сам знает предосторожности, и не связывать рук». И в этом отношении, как и во всех других, единственный способ, единственное спасение — это возврат на тот путь, с которого нас полтораста лет назад своротили гатчинским вахтпарадным эспонтоном на путь, указанный нам Петром, Румянцевым и Суворовым. <...>

Первая молодость нашей Армии — эпоха со смерти Петра I до Румянцева — проходит под знаком увлечения производством огня и копированья тогдашней прусской огневой тактики. И тот день девятнадцатого августа 1757 года, когда при Гросс-Егерсдорфе в первом сражении с хваленой прусской армией Румянцев, схватив Апшеронский и Белозерский батальоны, стремительно повел их напролом сквозь чащу на ошеломленных пруссаков, стал знаменательным моментом нашей военной истории. С этого момента у нас стал возможен Суворов, стала возможной «Наука побеждать».

Заслугой Румянцева был вывод Русской Армии из рутины. Продираясь сквозь егерсдорфские лесные чащи, русские полки румянцевского авангарда были символом всей Армии, выходившей из дебрей рутины на широкий простор национального творчества и великих дел. А вечной славой Суворова было установление закона равновесия между огнем и ударом, пулей и штыком. <...>

Пуля — выразительница огня.
Штык — выразитель удара.
Пуля — огонь — характеризует бой.
Штык характеризует победу.
На огне зиждется материальное благополучие армии.
На штыке — моральное. Штык — ее престиж, более того — престиж государства.

Величайшая Империя держалась два столетия на магическом обаянии трех слов. И эти три слова были: граненый русский штык. В этих трех словах ужас Фридриха II, войска которого после Кунерсдорфа отказывались принимать бой с Русской Армией. В них и растерянность Наполеона, услышавшего вечером эйлаусского побоища от лучшей своей дивизии, дивизии Сент-Илера вместо традиционного «vive I’Empereur!» совершенно новое, никогда еще неслыханное «vive la paix!».

Если мы под «пулей» будем разуметь огонь, а под «штыком» — удар, то их сочетание даст нам маневр, характерный элемент боя. Маневр представляет сочетание огня и элемента удара (мы имеем в виду наступательный маневр, единственно способный принести решение). Сочетание в маневре элементов огня и удара, их пропорции, является переменной величиной, изменяясь в зависимости от национальных особенностей данной армии, господствующих в данную эпоху тактических доктрин (критерием чего являются уставы), а также от настроения данного момента (победитель, как правило, повышает значение ударного элемента, побежденный, боясь удара, все свои упования возлагает на огонь). Короче, пропорция «пули» и «штыка» зависит от данной армии, данной эпохи, данного момента. При этом огонь — достояние рациональности, а «штык» иррационален. <...>

Посмотрим, как осуществил равновесие между огнем и ударом великий Суворов. Суворовская «Наука побеждать» — катехизис, подобного которому не имеет и не будет никогда иметь ни одна армия в мире, — в своей философской основе изумительно полно отражает дух православной русской культуры. Оттого-то она и сделалась «Наукой побеждать», оттого-то она и завладела сердцами чудо-богатырей Измаила и Праги.

Исследователи этого величайшего памятника русского духа, русского гения, впадают в одну и ту же ошибку. Романтики и позитивисты, «штыкопоклонники» и «огнепоклонники», они читали своими телесными глазами то, что писалось для духовных очей. Неизреченная красота «Науки побеждать», ее глубокий внутренний смысл остались для этих «телесных» глаз скрытыми.

Наиболее блестящий из комментаторов Суворова, но в то же время менее всех его понявший, М.И. Драгомиров пытался, например, резюмировать всю суворовскую доктрину крылатой фразой: «Пуля дура — штык молодец!» Фраза эта взята, выхвачена из другой, и ей придан тенденциозный смысл. Суворов сказал иначе: «Стреляй редко, да метко, штыком коли крепко: пуля обмишулится — штык не обмишулится, пуля дура — штык молодец»...

Суворовское изречение приобретает здесь, на своем месте, совершенно иной смысл, свой настоящий смысл. Перенесемся мысленно в обстановку, в которой протекала деятельность Суворова. Со времен Миниха, а особенно Шувалова, активно-оборонительные «петровские» начала все более уступают место началам чисто пассивным. Уставы 1755 (Шувалов) и 1763 (Чернышев) годов, пытающиеся навязать нам прусские линейные боевые порядки, прусскую огневую тактику и строящие бой исключительно на огне развернутого строя, не оставляют на этот счет ни малейшего сомнения.

Суворов боролся с этим злом. Ему приходилось преодолевать невероятную рутину, инерцию среды. Для преодоления этой рутины, этой инерции были нужны сильные средства, яркие образы, лапидарные формулы. «Пуля дура — штык молодец» и была одним из таких подчеркиваний, подчеркнутым концом фразы, отнюдь не самостоятельным предложением, как хотел представить эти четыре слова М.И. Драгомиров. <...>

Если характеризовать все суворовское обучение одной фразой, «крылатыми словами», то, конечно, это не будет «пуля-дура», а совершенно иное положение: «Гренадеры и мушкетеры рвут на штыках, — говорил Суворов, — а стреляют егеря». Это разделение боевой работы и проводится им неукоснительно еще в Суздальском полку. Но при этом он требует «скорости заряда и цельности приклада» и от гренадер с мушкетерами, а «крепкого укола» и от егерей. Каждому свое, а «Наука побеждать» — всем.

Суворов всегда отдавал должное огню. Напомним только его сражения. Под Столовичами он не атакует сразу Огинского, а сперва расстраивает огнем необстрелянные войска коронного гетмана. Под Гирсовым его отряд расстреливает из шанцев втрое сильнейшего неприятеля. При Козлудже, опрокинув турецкий авангард и подступив к турецкому лагерю, Суворов начинает четырехчасовую артиллерийскую подготовку (которая по тем временам может считаться исключительно длительной). Артиллерийская подготовка атаки Фокшанского монастыря короче, но и она занимает час времени. А батальный огонь рымникских каре? В то время как во всей армии на стрельбу отпускалось по три патрона в год на человека, в одном полку отпускалось не три, а тридцать. Нужно ли говорить, что это был Суздальский полк полковника Суворова?

Но Суворов ценил лишь хороший огонь — стрельбу, а не пальбу. Премьер-майором в Казанском полку он был при Кунерсдорфе. Он помнил, как быстро, бешено, отчаянно и безрезультатно палила оробевшая прусская пехота в тот навеки славный момент, когда на нее по трупам зейдлицких кирасир пошли в штыки каре Салтыкова.

Противники «драгомировской романтики», позитивисты, грешат против памяти Суворова иным образом. «Во времена Суворова, — рассуждают они, — пуля била всего на сто шагов и могла считаться “дурой”. Теперь она бьет на три тысячи шагов. Меткость увеличена во столько-то раз, огневые средства части возросли во столько-то десятков раз. Следовательно, в «Науке побеждать» должно делать поправку на современные обстоятельства. Да и сам Суворов, живи он в наши времена, конечно, того бы не утверждал».

Подобный подход к делу чисто материалистический. Бессмертие гения, будь то Суворов, Шекспир либо Рубенс, и заключается именно в том, что творчество их остается всегда полноценным. Рубенсовским кавалерам не надо подмалевывать смокингов на том основании, что при «современных обстоятельствах» никто кружевных воротников не носит. Все положения «Науки побеждать» верны и останутся верны до той поры, пока не перестанет биться последнее солдатское сердце.

«Может случиться против турок, что пятисотенному каре надлежит будет прорвать пяти или семитысячную толпу — на тот случай бросится он в колонну»... Ученые позитивисты пожмут плечами — разве это современно? Кто сейчас воюет «кареями» и «колоннами»? Да и турки давно уж не дерутся толпою... Ясно, что это положение «Науки побеждать» устарело!

Но пусть они потрудятся прочесть это не телесными глазами, а духовными очами, и Бржезинский прорыв германцев из русского мешка под Лодзью сразу станет им ясен и «научно обоснован». И смогут оценить всю преступность куропаткинской формулы: «С превосходными силами в бой отнюдь не вступать».

Командуй Суворов полком в наше время, он, конечно, выразился бы так: «Гренадеры и мушкетеры рвут на штыках, а стреляют пулеметчики». И это опять-таки не мешало бы ему отпускать на каждого гренадера и мушкетера, как и в те времена, патронов в несколько раз больше принятой нормы. И так же добиваться от стрелков и ружейных пулеметчиков убойности стрельбы («редко да метко»). И так же внушать им, что «пуля обмишулится, штык не обмишулится»... Ибо горе той пехоте, которая хоть на миг допустит мысль, что ее штык когда-нибудь сможет «обмишулиться». Такая пехота разбита еще до начала боя, ее не спасет никакая пальба и ее ждет участь прусской пехоты франфорской баталии. А эпиграфом к «Науке побеждать» должно поставить: «Могий вместити, да вместит». <...>

К бессмертной формулировке Суворова нельзя ничего ни прибавить, ни убавить. Глазомер, Быстрота и Натиск были, есть и останутся тройным принципом как ведения войны, так и ведения боя. Эти три элемента всесильны и в Политике, и в Стратегии с Оператикой, и в Тактике.

<...> Первое место Суворов отводит Глазомеру. Глазомер — замысел. Оценка обстановки. Быстрота и Натиск — выполнение. Использование обстановки. Первенство Глазомера тем явственнее, чем шире данный элемент войны. Чрезвычайно важный уже в Тактике и Оператике, он царит самодержавно в Стратегии. Что же касается Политики, то вся она — не что иное, как глазомер правителя.

Глазомер без быстроты и натиска — сражение вничью. Это зимняя кампания Беннигсена 1807 года. Это медлительность
источник :http://pereklichka.livejournal.com/
Название: Re:РУССКИЙ ОБЩЕ-ВОИНСКИЙ СОЮЗ ( РОВС)
Отправлено: elektronik от 03.09.2011 • 21:07

                                          Русский Корпус и военная эмиграция
О Русском Корпусе на Балканах, 70-летие создания которого приходится на нынешний год, сохранилось довольно много свидетельств, которые были опубликованы (хотя полная история его формирования и деятельности, могущая быть создана на их основе, еще не написана).

Здесь же уместно будет остановиться на том, что характеризует его как явление. Исход Русской Армии в 1920 году не был просто «коллективной эмиграцией» большого числа людей, одетых в военную форму, это было отступлением антибольшевицкой армии – таким же, как в свое время из-под Орла на Дон, от Дона на Кубань, из Северной Таврии в Крым. Только теперь ей пришлось отойти за пределы российской территории.


Это обстоятельство, однако, ни в малейшей мере не меняло сути происходившего. Белая Армия продолжала существовать и несколько лет жила ожиданием возвращения в Россию и возобновления борьбы против большевизма. А почему, собственно, борьба против него должна была прекратиться? От того, что cоветской власти удалось одержать победу и установить контроль над почти всей территорией России, ничего ведь не изменилось: ни природа большевицкой власти, ни ее цели, ни отношение ко всему этому ее противников. При благоприятных условиях борьба могла быть продолжена, и именно этого ждала армия и в Галлиполи-Лемносе, и затем на Балканах.

Но обстоятельства сложились неблагоприятно. Союзники России по Мировой войне, из эгоистических соображений предавшие белые армии в 1919-1920 годах, теперь близоруко надеялись умиротворить чудовищный коммунистический режим и пошли на государственное признание Совдепии. Это положило конец как надеждам на возвращение Белой Армии в Россию, так и самому ее существованию в качестве настоящей армии.

Осенью 1924 года армия была преобразована в Русский Обще-Воинский Союз, и вместо вооруженной силы теперь существовали объединения безоружных лиц, рассеянных по разным странам и связанных только духовным единством. Вместо Русской Армии – русская военная эмиграция.

Прошло 20 лет. Много это, или мало? Для человеческой жизни, физического существования человека – очень много.
За этот срок только что родившиеся дети становятся совершеннолетними, юноши превращаются в зрелых людей, люди в расцвете сил становятся пожилыми, словом, человек переходит в качественно иную категорию. Но для человеческой памяти – очень мало, совсем ничего (события 1991 года помнятся столь же живо, как будто были вчера, а ведь это тоже 20 лет).

Поэтому для русской эмиграции в целом это время пролетело быстро. Она продолжала жить теми же воспоминаниями и ощущениями, только обстоятельства ее бытия за это время никак не способствовали ее боевому настрою, а, напротив, препятствовали этому. И все-таки, как только сложились хоть минимальные условия для продолжения борьбы, Белая Армия возродилась.

В свое время, говоря о ситуации конца 1917 года, А. И. Деникин говорил, что «если бы в этот трагический момент нашей истории не нашлось среди русского народа людей, готовых восстать против безумия и преступления большевицкой власти и принести свою кровь и жизнь за разрушаемую родину – это был бы не народ, а навоз». Так и теперь, если бы среди русской эмиграции не нашлось людей, готовых при первой возможности продолжить борьбу с коммунистической властью, то в ее существовании как русской эмиграции не было бы никакого смысла, она оказалась бы лишь беспринципным скопищем беженцев, чем-то типа новейшей «колбасной» эмиграции.

Но люди нашлись, и как некогда белые добровольцы спасли честь русского народа, так волонтеры Русского Корпуса спасли честь русской эмиграции.

В годы Второй Мировой войны, как известно, многие сотни тысяч русских людей с оружием в руках боролись против советского режима, чины Русского Корпуса количественно составляли лишь очень малую их часть. Но место они в этой борьбе занимают особое.

Объективно всю антисоветскуюборьбу русских можно, конечно, в определенном смысле рассматривать как продолжение Белого Движения, но между участниками конкретно исторического Белого Движения 1917-1922 годов и эмигрантами - с одной стороны и восставшими против советского режима, жившими и сформировавшимися при нем людьми - с другой, есть, разумеется, большая разница.

Особенность Русского Корпуса в том, что он представлял собой «в чистом виде» возродившуюся Белую Армию – и конкретно ту самую Русскую Армию, которая отошла из Крыма в Галлиполи и потом осела на Балканах. Он стал воплощением того, ради чего предшествующие 20 лет существовал РОВС, готовивший своих членов к продолжению борьбы, организовывавший прием в свои ряды молодежи, проводивший воспитательную работу и учреждавший военно-училищные курсы (выпускники которых, имевшие право на офицерский чин, должны были производиться в офицеры при воссоздании армии – как это и произошло: они получили его в Русском Корпусе).

Но и среди участвовавших в антисоветской борьбе русских эмигрантов, и русских формирований, составленных преимущественно или частично из эмигрантов, положение чинов Корпуса было специфично. Большинство бывших подданных Российской Империи воевали в составе обычных частей армий стран германского блока (в том числе, как мобилизованные граждане этих государств), либо в добровольческих русских частях, но изначально создававшихся в
составе германской армии. Русский Корпус же формировался как самостоятельная русская часть, лишь союзная Германии, но не входившая изначально в состав ее вооруженных сил и лишь впоследствии в них включенная.

Основой его состава были не случайно набранные эмигранты из разных стран, а компактно проживавшие на Балканах чины Русской Армии и их дети. Это обстоятельство обусловило не только идейно-организационную, но и прямую генетическую преемственность Корпуса от Русской Армии.

Есть и еще один аспект исторического бытия Русского Корпуса, на котором стоит остановиться. Я имею в виду то значение, которое приобрел факт его существования в последнее время, когда на очередной волне постулируемого в РФ «совпатриотизма» стало модно замалчивать и преуменьшать масштабы антисоветской борьбы русской военной эмиграции в годы Второй Мировой войны.

В обстановке значительно выросшего после 1991 г. авторитета ее имени в РФ ставится цель создать впечатление, что она преимущественно занимала просоветские позиции – с характерными для советской пропаганды методами выдачи исключений за правило, а правила – за исключения.

В этой связи обычно треплются несколько одних и тех же имен участников французского Сопротивления, муссируются высказывания и мнения отдельных лиц из числа эмиграции и даже приводятся примеры службы русских в войсках противостоящих Германии государств (хотя приписывать таковым симпатии к СССР достаточно странно: сражаясь в этой войне за свою новую родину, они испытывали к Совдепии не больше симпатии, чем любой другой жи-
тель этих стран). Но высказывания высказываниями, а десятки тысяч вооруженных добровольцев – дело совсем иное и вряд ли это вообще с ними сопоставимое.

И тут Русский Корпус, деятельность которого хорошо освещена документально, с его почти 20 тысячами чинов за время существования, один уже не оставляет камня на камне от спекуляций на эту тему. Ибо число его участников не идет ни в какое сравнение с несколькими десятками эмигрантов (пусть даже сотнями, если бы такое могло быть доказано), примкнувших к коммунистическим партизанам по всей Европе.

Конечно, шансы на успех дела, которым вдохновлялись чины Корпуса, были невелики. Но людям, оказавшимся в той ситуации, в которой оказались они, и сохранившим свои убеждения, важно было сделать то, что было возможно сделать.

И они это сделали, сохранив живую традицию антикоммунистической борьбы, продолжавшую жить и в последующие годы.

(http://img853.imageshack.us/img853/8301/48629930.jpg)
С. В. Волков
Название: Александр I Карагеоргиевич – покровитель русской эмиграции.
Отправлено: elektronik от 03.09.2011 • 21:23
Александр I Карагеоргиевич – покровитель русской эмиграции.
(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000pftep/s640x480)
Александр I Карагеоргиевич (1888 – 1934) вошел в историю как полководец, политический деятель, объединитель югославских народов на Балканах и защитник русской эмиграции. Александр I превратил Сербию в одну из крупнейших европейских держав, чем и завоевал уважение и любовь своего народа. Как же прошла жизнь этого человека, и чем запомнилось его правление?

Родился Александр 16 декабря 1888 года. Его отец – Петр I Карагеоргиевич – долгое время жил в эмиграции в связи с гонениями на династию Карагеоргиевичей в Сербии. В это время в Сербии правила династия Обреновичей, являвшаяся ставленниками Австро-Венгерской Империи. Сербский народ не любил Обреновичей за их проавстрийскую политику и ждал удобного момента для свержения ненавистной династии. Такой момент представился в 1903 году. Король Александр Обренович и королева Драга были свержены и убиты членами патриотической организации Сербии «Черная рука», боровшейся за объединение южных славян.. 59-летний Пётр Карагеоргиевич вернулся из эмиграции и был возведён на престол. Политика России накануне Первой мировой войны обеспечила сохранение независимости Сербии, скрепив узы глубокой привязанности между двумя странами.


Крестник российского императора Александра III и названый сын Николая II, Александр Сербский получил блестящее образование в Петербурге в Училище правоведения и в Пажеском корпусе. В России наследник сербского Престола имел много друзей и за годы учебы горячо полюбил эту страну. В 1912 году началась Первая Балканская война, направленная против Турции. Александр I командует 1-ой сербской армией и Сербии вместе с остальными союзными странами: Болгарией, Черногорией и Грецией (Балканский Союз). Война окончилась поражением Турции, но между союзниками возник новый конфликт из-за территориальных претензий. Болгария (в которой на тот момент правила немецкая Саксен-Кобург-Готская династия) объявила войну бывшим союзникам, но уже через месяц боев признала поражение. В этих двух войнах Александр I уже был известен в народе как талантливый полководец. В 1913 году королевич был удостоен высшей награды Российской Империи - ордена Святого апостола Андрея Первозванного.

В 1914 году началась Великая Война. Сербский Генеральный Штаб возглавили воевода Путник и королевич Александр. Мужество и героизм сербских солдат, проявленные в первые дни боев, вновь облетели весь мир. Сербская армия под предводительством прославленного Радомира Путника и народного любимца Александра Карагеоргиевича умело защищала свою страну против австрийской агрессии, нередко при этом переходя в контрнаступление. В том же 1914 году, в связи с болезнью отца королевич был назначен принцем-регентом Сербского Престола. По окончании Великой Войны Королевство Сербия было реорганизовано в Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев, за счет присоединения других славянских территорий, отошедших к Сербии после распада Австро-Венгерской Империи. Сербия объединила большую часть славянских народов, проживавших на Балканах.

В 1921 году престарелый Король Петр Карагеоргиевич умер и 16 августа возведен на Престол его сын – Александр. В это время в России близится окончание Гражданской Войны. 14—16 ноября 1920 года армада кораблей под Андреевским флагом покинула берега Крыма, увозя на чужбину Белые полки и десятки тысяч гражданских беженцев. Общее количество добровольных изгнанников составило около 150 тысяч человек. Александр I проявил заботу об русских эмигрантах и предоставил политическое убежище от большевистского гонения. Королевич не забыл, как в годы его учебы в Петербурге к нему хорошо относились его друзья и сокурсники, все кто его окружал. Русский народ он всегда считал братским, а Россию страной, где тебя всегда примут с доброй душой и чистым сердцем. Когда Россия была взорвана двумя революциями - это событие потрясло Александра I, и он желал оказать последнюю помощь, той стране, которую он любил, как свою Родину. В Белой эмиграции молодой монарх видел последний осколок исторической России. К середине 1920-х годов в Королевстве Сербов, Хорватов и Словенцев нашли пристанище около 40 тысяч беженцев из России, что сделало Сербию одним из крупнейших центров русской эмиграции. Под защитой и личным покровительством Александра I и членов его семьи находились организации, ведающие делом помощи русским (Державная комиссия и Комитет русской культуры), профессиональные, научные и творческие объединения (Русское археологическое общество, Русский научный институт в Белграде, Русское инженерное общество, Русская Матица и многие другие).

В Сремских Карловцах, на территории, находившейся под юрисдикцией Сербской Православной Церкви, была развернута деятельность Высшего Церковного Управления, а позднее и Архиерейского Синода Русской Православной Церкви Заграницей во главе с митрополитом Антонием (Храповицким). Александр I лично способствовал устроению главного для русской эмиграции в Сербии православного храма Св. Троицы в Белграде, ставшего местом хранения воинских святынь – знамен и штандартов полков Императорской, Добровольческой и Русской армий. Именно в Сербии П.Н. Врангель создал Русский Обще-Воинский Союз. И здесь, по велению короля, исполнившего волю покойного, были захоронены останки последнего Главнокомандующего Русской армией барона П.Н.Врангеля.

Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев просуществует до 1929 года, и 3 октября 19129 года оно будет реорганизовано в Королевство Югославию. Александр I Карагеоргиевич – первый Король Югославии. Идея, о которой так много говорили панслависты во всем мире, казалось начала осуществляться – создано государство южных славян. Все думали, что этому примеру последуют и другие славянские государства. Но, увы, красная революция в России и последующие за этим события в Европе не дали этому осуществиться.

Александр I будет править Югославией еще 5 лет, до 1934 года. 9 октября 19134 года в Марселе на встрече с министром иностранных дел Франции Луи Барту Александр Карагеоргиевич будет застрелен. Убийство совершил Владо Черноземский – болгарский боевик, связанный с хорватскими усташами.

Убийство Александра I Карагеоргиевича в Марселе в 1934 году было воспринято как личная трагедия многими жителями Югославии и русскими эмигрантами во всех местах рассеяния. В воздаяние его заслуг и в память об убиенной семье Романовых в 1936 году в Китае в г. Харбине на пожертвования русских эмигрантов из разных стран мира была возведена часовня-памятник двум венценосным мученикам: императору Николаю II и королю Югославии Александру I, которого до сих пор помнит и чтит Россия и Русское Зарубежье.


Антон Белов
http://pereklichka.livejournal.com/111777.html#cutid1
Название: 03.09.2011 г. ОТКРЫТОЕ ОБРАЩЕНИЕ коллегии «Добровольческого корпуса»
Отправлено: elektronik от 04.09.2011 • 18:11
03 сентября 2011 года   
   МОСКВА


ОТКРЫТОЕ ОБРАЩЕНИЕ К ДЕПУТАТАМ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ, МОСКОВСКОЙ ГОРОДСКОЙ ДУМЫ, А ТАКЖЕ ПРЕЗИДЕНТУ, ПРЕМЬЕР-МИНИСТРУ РОССИИ И МЭРУ ГОРОДА МОСКВЫ
 

                                                    УВАЖАЕМЫЕ ГОСПОДА!

         Однажды на нашем собрании один наш соратник высказал мысль о том, что, не смотря на историческую победу Белого дела, она, тем не менее, не окончательна, так как не побеждён ХАМ, пришедший к власти к 1917 году и до сих пор главенствующий, и во власти, и в нашей жизни.
         Кто же и что же он есть? В чём же его хамство выражается?
         Главным признаком ХАМА является его воинствующая некомпетентность и безграмотность, при абсолютной его уверенности в своей собственной самоценности и, как следствие, полной бессовестности.
         Главной причиной самой возможности хамства является заинтересованность российской системы власти в его существовании.
         И хамство происходит «не со зла» не из-за желания совредить, а просто сообразно природной сущности ХАМА и хамства.
         Вот Вам конкретные примеры:
         3 и 4 сентября в Москве в столице России отмечается «День города» - день рождения Москвы. Замечательный, вроде бы, праздник, но в эти же дни 3 и 4 сентября 1918 года именно в Москве начались массовые расстрелы – бессудные казни цвета Русской нации,  интеллигенции, да и простых русских людей, повинных лишь в том, что они были умны, образованы, происходили из не таких, каких надо семей. Эти казни распространились, за тем, по всей России и в историографии назывались и называются «Красный террор».

А современная Москва и москвичи вольно, или невольно отпразднуют это на костях и муках сородичей - и  это хамство!
Хамство не только безотносительное, но и в отношении верующих ВСЕХ конфессий
 
         Неужели нельзя было сместить празднование на неделю, тем более что точной даты основания Москвы не установлено. Не подумали, не знали, не задумались - И ЭТО ТОЖЕ ХАМСТВО!
                    Следующий  пример – праздник 23 февраля празднуется ныне, как день рождения Российской армии и неофициально, как мужской день. Исторические основания весьма спорны, а легенды об, якобы, немецком наступлении не выдерживают никакой критики. Разве только история с красным комиссаром  Дыбенко, сбежавшим в эти дни с фронта в компании подчинённых ему 1000 матросов и с краденой цистерной спирта…

Замечательный праздник!
«День мародёров, трусов и дезертиров»!

          И не хамство ли это по отношению к Российской армии и ко всему мужскому населению страны?
                             А ведь проблема улаживается при некотором размышлении.
           В ночь с 22 на 23 февраля (по новому стилю) 1918 г. около 3-х тысяч офицеров, нижних чинов, казаков, юнкеров, кадет и гражданских лиц вышли из Ростова и Новочеркасска в знаменитый «Ледяной поход» - вот истинный пример исполнения воинского долга, чести и достоинства. Только вот сражались они не за красную Россию…….
         К тому же любое празднование 23 февраля это ещё и хамство, на грани великодержавного шовинизма, уже по отношению к чеченскому народу. Это  день  депортации чеченского народа. Как всё это происходило и сколько погибло ни в чём не повинных людей общеизвестно!  Мы хотим иметь единую Россию и, притом хамим своим согражданам не русского происхождения.
                  Вот и стоит вопрос: - «Хамить, иль не хамить?»
                  И вот ещё, с огромным трудом, оббивая пороги «человеков в футляре», командир отряда «Россия» Владислав Крайник – честь ему и хвала – добился признания 22 августа днём Российского флага, как государственного праздника, но ХАМ не смог не скорректировать это по своему – день рабочий. А недавно на 20-летие государственного символа России на церемонию подъёма флага Министерство обороны Российской федерации, под надуманным предлогом, отказалось предоставить почётный караул и оркестр. Мы думаем, что это уже умышленное хамство!
                           Мы можем привести ещё множество подобных примеров, но считаем, что и этого вполне достаточно для того, что бы у человеков могла бы проснуться совесть, при условии, конечно, наличия оной.
 

      По поручению коллегии «Добровольческого корпуса»,
      правопреемника Русского Обще-Воинского союза,
      председатель коллегии Ламм Леонид Леонидович.
Название: Re:03.09.2011 г. ОТКРЫТОЕ ОБРАЩЕНИЕ коллегии «Добровольческого корпуса»
Отправлено: Костоусов-Колчак от 05.09.2011 • 15:56
Уважаемые коллеги! Лично я уже давно 23 февраля отмечаю как день начала Ледового похода Добровольческой армии.
Название: Re:03.09.2011 г. ОТКРЫТОЕ ОБРАЩЕНИЕ коллегии «Добровольческого корпуса»
Отправлено: White cross от 05.09.2011 • 17:15
Да, уважаемый господин Костоусов-Колчак, отмечать день 23 февраля, как день начала Белого сопротивления большевистской окупации, имеет смысл. Но, признаюсь честно, что мне как-то не очень нравиться отмечать этот день. Думаю, что он должен стать рабочим. А дата просто памятной. Я, лично выступаю за присвоение статуса выходных всем церковным двунадесятым праздникам:

Рождество Богородицы — 8 (21) сентября;
Воздвижение Креста Господня — 14 (27) сентября;
Введение во храм Пресвятой Богородицы — 21 ноября (4 декабря);
Рождество Христово — 25 декабря (7 января);
Крещение Господне — 6 (19) января;
Сретение Господне — 2 (15) февраля;
Благовещение Пресвятой Богородицы — 25 марта (7 апреля);
Вход Господень в Иерусалим — воскресенье перед Пасхой — переходящий;
Вознесение Господне — 40-й день после Пасхи, всегда в четверг — переходящий;
День Святой Троицы — 50-й день после Пасхи, всегда в воскресенье — переходящий;
Преображение Господне — 6 (19) августа;
Успение Богородицы — 15 (28) августа.

А на гражданские праздники всё, что останется. Так, что, как видите, я практически за полный пересмотр красных дней календаря.
Название: Жертвы Лиенца: юнкер Ионов.
Отправлено: Игорь Устинов от 06.09.2011 • 20:10
Жертвы Лиенца: юнкер Ионов.
([url]http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000kxr7d/s640x480[/url])
  
Каждый год перед 1 июнем вспоминают события 1945 года – выдачу британцами десятков тысяч казаков и членов их семей своим советским союзникам. Много ли мы знаем о жертвах Лиенца? О судьбах казаков до и после выдачи?

О их могилах, номерных и именных? Как правило, это только общие формулировки и скудные сведения из биографии одного-двух десятков из 70 тысяч. О могилах вообще говорить не приходиться, так как номерные (лагерные или психушек) стерты с лица земли временем. А чтобы найти именные, надо знать где искать.


Как-то, перелистывая старые номера журнала СЧРК «Наши Вести», остановил свое внимание на письме сына галлиполийца и корпусника, подпоручика Александра Николаевича Ионова. Писал, уже из России, его сын Ионов Николай Александрович. Писал про отца, про свою нелегкую судьбу. Прикинув приблизительно возраст, была надежда, что он еще жив. И с этой надеждой в конце мая мы отправились в путь, в п.Короцко Новгородской области. Благо был точный адрес. Погода была переменчивая. Уже несколько дней шли дожди. И вот прибыв в Короцко, нашли тот дом и квартиру. На звонок никто не отвечал. Пришлось поднять всех соседей на этаже, так как с пустыми руками уезжать мы не собирались. Оказалось, что Ионов давно умер (как потом выяснили 17 лет назад), но соседи подсказали, где искать его могилу. В Короцко два кладбища. Долго искать не пришлось. Перед нашими глазами была могила с невысокой оградкой и прекрасным, кованным, крестом. Нас поразило фото человека пережившего сталинские лагеря. Утонченное, красивое лицо смотрело на нас с креста. Произведя уборку могилы и зафиксировав ее на фотоаппарат, мы отправились в обратный путь. Бог дал нам сотворить благое дело. Как только мы сели в машину пошел ливень. Уже по возвращению была составлена его краткая биография (то что смогли найти) на основе того письма в «Наших Вестях» и Памятки 1-го Русского Кадетского Корпуса в Сербии.

Ионов Николай Александрович (10.06.1927, Сербия - 28.05.1994, Россия).
10 сентября 1940г. принят в 1-й Русский Кадетский Корпус (Сербия). Успел окончить 4 класса. 9 сентября 1944г. с группой кадет выехал в г.Эгер (Судеты), где вся группа была зачислена во вспомогательные войска противовоздушной обороны. После распределения, попал в личную охрану генерала А.А.Власова. Позднее, в Казачье юнкерское училище в Северной Италии. Выдан в Лиенце и вывезен в СССР. После освобождения жил и работал врачом-психиатром в п.Короцко Новгородской области.

Стараниями чинов 1 Отдела РОВС в России на одну именную могилу участника Русского Освободительного Движения 1941-1945 гг. и жерт Лиенца стало больше.


А.С. Терзов. (РОВС)
 12 Июня, 2011 at 9:43 AM
источник [url]http://pereklichka.livejournal.com/106547.html#cutid1[/url]

В дополнение:

ИОНОВ Александр. В Добровольческой армии. Доброволец-рядовой. Участник 1-го Кубанского похода.
Из книги: Волков С.В. Первые добровольцы на Юге России. – М.: НП «Посев», 2001
*****
Русский кадет Николай Ионов

На мой сайт XXL3.RU пришло письмо от отставного военного А. А. Магерамова. Он просил помочь связаться с однокашниками кадета Николая Александровича Ионова. Из второго письма, которое буду цитировать ниже, выявляются некоторые подробности нелегкого жизненного пути этого незаурядного человека.

 «…Коля Ионов родился в Югославии. Его отец Ионов Александр- офицер русской армии, участник Ледяного похода, в Югославии оказался в 20-х гг. Женился на сербке. Как ее звали, я не знаю. Та родила Колю, потом их бросила. Вторую жену Колиного отца звали Мальвиной, кажется она хорватка. Она его вырастила, он до своей смерти с ней переписывался. После войны она жила в Чили».

 Коля учился в Кадетском корпусе до до его последнего 1944 года, и, видимо, с Корпусом был вывезен в Германию.

 « Как-то мама сказала, что дядя Коля был в Гитлерюгенде. Как я позже понял, видимо он маме сказал, что ходил в форме Гитлерюгенда, т.к. был в 1944 году эвакуирован в Германию и служил в так называемых "помощниках ПВО", а у них была форма Гитлерюгенда с эмблемой русского флага. Я это прочитал в книге о Вспомогательных частях Вермахта.

 Николая Александровича после поражения Германии вывезли в СССР и поместили в детский дом. Кажется, в 1948 году, его призвали в армию. А потом арестовали и дали 10 лет. Вышел он до истечения этого срока…»

 Исходя из года призыва в армию, родился Н.А. году в 1930м. Если арестовали в 1949г., то сидел он лет шесть, до 1955-56г. Но ни детдом, ни армия, ни лагерь не сломили Николая, и, выйдя на свободу, он идет учиться.

 « он поступил, несмотря на активное противодействие, в институт (Тверской медицинский институт, тогда, конечно, Калининский). Его бы завалили на экзаменах или сессиях, но он был очень умный. В этом плане они были похожи с моим дедом - Петром Пожариским.»

 Здесь в жизни Николая Ионова появляется близкие люди.

 «Дело в том, что однажды, примерно в середине 50-х годов он попал к нам в дом в Твери, и моя бабушка Пожариская Анна заметила, что он голодает. А поскольку они с дедом были сострадающими людьми, она пригласила его приходить каждый день обедать. И он приходил почти каждый день на протяжении нескольких лет, пока учился в институте.
 За 50 лет, что они были знакомы с бабушкой, дедушкой и моими родителями, Н.А. стал фактически родным. Настолько, что он даже все имущество завещал моей сестре. Что-то еще оставил своим знакомым в Твери, а так все отдал ей и всю жизнь считал ее своей дочерью.

 Всю оставшуюся жизнь Н.А. проработал в психиатрической больнице в Короцко, что возле Валдая, пару раз ездил в Югославию. Еще знаю, что у него во Франции в начале 80-х гг умерла тетка, оставив ему что-то по завещанию.

 Вот, практически и все. Я его просил написать книгу про свою жизнь, он согласился, поэтому я спустя рукава отнесся к документированию чего-либо. Я его тогда, конечно, попросил записать песни, которые они пели в корпусе. Он записал для меня марш дроздовцев, марш алексеевцев, еще несколько песен. Ведь я сам в это время учился в военном училище, а все из старой армии было очень популярно, хоть и не афишировалось.

 А он умер в июне 1994 года, на Троицу. Моя сестра Наташа, которая наиболее была ему близка, (они и жили в соседних городах) умерла вслед за ним в 1995 году, поэтому я даже не знаю, были ли у него какие-нибудь документы.
 Похоронен он там же, в Короцко. Фото его только поздние- 80-х гг.»

 О себе автор письма пишет коротко: « Магерамов Александр Арнольдович, 1965 гр, женат, имею сына, на пенсии. Интересуюсь историей».  
Название: ЛИЕНЦСКИЙ СОЮЗ КАЗАКОВ ПОТЕРЯЛ СВОЕГО ПОЧЕТНОГО ГЛАВУ.
Отправлено: elektronik от 07.09.2011 • 16:08
ЛИЕНЦСКИЙ СОЮЗ КАЗАКОВ ПОТЕРЯЛ СВОЕГО ПОЧЕТНОГО ГЛАВУ.
(http://s11.radikal.ru/i183/1109/c9/9bb304c73bb4.jpg)

С прискорбием сообщаю о смерти Главы "Союза памяти Лиенцской казачьей трагедии 1 июня 1945 г." родового Донского казака Александра Бочарова. Прилагаю статью из австрийской газеты "Кляйне Цайтунг" (Kleine Zeitung) jn 20 fduecnf 2011 и перевод В. Акунова этой статьи с немецкого на русский:

Александр Бочаров (85) скончался в г. Клагенфурте.

Александр Бочаров был родом из Донской области. В 1945 г. он, вместе с тысячами других казаков, прибыл в Лиенц и принадлежал к числу тех, кто пережил казачью трагедию на Драве. Будучи молодым казаком и хорошим спортсменом, он сумел спастись, добежав до берега Дравы, и скрыться в лесах под Лиенцем. Более 20 лет он возглавлял "Союз переживших казачью трагедию в Лиенце 1 июня 1945 г.".

После учреждения новой организации - "Союза памяти Лиенцской трагедии казаков 1 июня 1945 г." - он был избран ее почетным главой (Эренобманом). Александр Бочаров считался особо авторитетным и надежным свидетелем в деле восстановления исторической правды, глубоко эмоционально связанным с казачьим делом и Союзом. Александр Бочаров умер 16 августа 2011 г. в г. Клагенфурте. Там, на кладбище Аннабихль, он будет сегодня похоронен, в присутствии своих друзей-казаков из Лиенца

Азаренков
источник http://pereklichka.livejournal.com/
Название: Приказ № 96 Русскому Обще-Воинскому Союзу(Поздравление чинам РОВС)
Отправлено: elektronik от 10.09.2011 • 17:59
Приказ № 96 Русскому Обще-Воинскому Союзу
   9 Сент, 2011 at 8:07 PM


                                                                                   (http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/0004k611)


РУССКИЙ ОБЩЕ-ВОИНСКИЙ СОЮЗ
Председатель: капитан И.Б. Иванов
а/я 107, Санкт-Петербург, 198262, Россия. St.-Petersburg, Russia
ivanov-liskin@mail.ru

09 сентября 2011 года

Приказ № 96
Русскому Обще-Воинскому Союзу

п.1.

ПОЗДРАВЛЯЮ чинов Русского Обще-Воинского Союза и наших единомышленников с 87-й годовщиной и наступающим праздником РОВСа – Днём Усекновения главы Иоанна Предтечи (29 августа/11 сентября). Желаю всем нашим ветеранам здоровья и долголетия, а молодёжи – крепости духа и тела для воинского и гражданского служения РОССИИ!


п.2

12 сентября 2011 г. исполняется 70 лет со дня сформирования генерал-майором М.Ф. Скородумовым Русского Корпуса на Балканах. От души ПОЗДРАВЛЯЮ всех ветеранов-корпусников с этой датой. Желаю корпусникам здравствовать ещё много лет и не терять своей корпусной спайки!


п.3.

Довожу до сведения чинов РОВСа, что
– 29 августа (11 сентября) 2011 года, в День Усекновения главы Иоанна Предтечи, в Санкт-Петербурге состоится молитвенное поминовение вождей Белого движения и чинов Русского Обще-Воинского Союза павших на поле брани, умученных в большевицких застенках и на посту скончавшихся. Панихида будет отслужена в церкви Царственных Мучеников и Исповедников Российских (Стрельна).
– 30 августа (12 сентября) 2011 года, в День памяти Святого Благоверного Великого Князя Александра Невского, в Санкт-Петербурге по случаю 70-й годовщины создания Русского Корпуса на Балканах состоится молитвенное поминовение командиров и чинов Корпуса. Панихида будет отслужена на Смоленском кладбище у могилы юнкеров Владимирского военного училища.


п.4.

УТВЕРЖДАЮ: прилагаемое при настоящем Приказе Временное Положение о Союзе Святого Благоверного Великого Князя Александра Невского.


п.5.

НАЗНАЧАЮ: Председателем Союза Св. Александра Невского офицера Русского Корпуса НАЗИМОВА Георгия Владимировича, с оставлением его в должности 1-го Заместителя Председателя РОВСа.


п.6.

НАЗНАЧАЮ: Вице-председателем Союза Св. Александра Невского руководителя инициативной группы ревнителей памяти Русского Корпуса ТЕРЗОВА Алексея Сергеевича, с оставлением его в должности Начальника 1-го Отдела РОВСа в России.


п.7.

Предлагаю Председателю Союза Св. Александра Невского сотнику Г.В.НАЗИМОВУ организовать выборы Правления названного Союза, согласно прилагаемому Временному Положению.


ПРИЛОЖЕНИЕ.



УТВЕРЖДАЮ:
И.Б. Иванов, Председатель РОВСа,
9 сентября 2011 года


ВРЕМЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ
О СОЮЗЕ СВЯТОГО БЛАГОВЕРНОГО ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО


Основные положения


1.Союз Святого Благоверного Великого Князя Александра Невского (далее по тексту Союз Св. Александра Невского) является преемником Союза чинов Русского Корпуса (СчРК) и объединяет ветеранов Русского Корпуса, их потомков и ревнителей памяти Русского Корпуса в России и за её пределами.

2.Союз Св. Александра Невского входит в состав Русского Обще-Воинского Союза (РОВС) и действует, руководствуясь Положением о РОВСе и настоящим Положением.

3.Цель Союза Св. Александра Невского – сохранение и передача новым поколениям памяти о Русском Корпусе на Балканах (1941-1945) и его чинах, правдивое освещение истории Русского Корпуса.

4.Направления деятельности Союза Св. Александра Невского:
– поддержание связи между ветеранами Русского Корпуса, а также их потомками;
– просветительская и научно-исследовательская работа в области истории Русского Корпуса и Союза чинов Русского Корпуса;
– поисковая и мемориальная работа (поиск захоронений и могил корпусников, наблюдение за их состоянием, поддержание в достойном виде, установка памятных знаков и пр.)


Состав Союза


5.Союз Св. Александра Невского состоит из действительных членов, потомственных членов и членов-соревнователей.

6.Действительные члены – ветераны Русского Корпуса и члены Союза чинов Русского Корпуса, а также лица, состоящие в рядах Союза Св. Александра Невского не менее года и активно участвующие в его работе.

7.Члены-соревнователи – лица, состоящие в рядах Союза Св. Александра Невского менее одного года.

8.Потомственные члены – потомки (дети, внуки и другие потомки) чинов Русского Корпуса, разделяющие принципы, цели и задачи Союза Св. Александра Невского и желающие принимать участие в его работе.

Потомственные члены состоят в Союзе Св. Александра Невского на особом положении, которое заключается в том, что в число потомственных членов могут входить лица как мужского пола, так и женского, при этом одновременное членство в РОВСе для них не является обязательным (за исключением лиц, занимающих в Союзе Св. Александра Невского руководящие должности). При желании, но не менее чем через год, потомственные члены мужского пола могут вступить в состав действительных членов с именованием их потомственными действительными членами и распространением на них всех прав и обязанностей членов РОВСа.


Зачисление и исключение из Союза


9.Основанием для принятия в Союз Св. Александра Невского является прошение на имя Председателя Союза и рекомендация одного или двух действительных членов Союза. Потомки чинов Русского Корпуса принимаются без рекомендаций. Зачисление в состав Союза Св. Александра Невского осуществляется приказом его Председателя.

10.Исключение из Союза Св. Александра Невского осуществляется по собственному желанию, по несоответствию, а также по постановлению Суда Чести Союза Св. Александра Невского.


Руководство Союзом


11.Во главе Союза Св. Александра Невского стоят Председатель, и Вице-председатель назначаемые из числа его действительных членов. Председатель и Вице-председатель Союза Св. Александра Невского назначаются и освобождаются от должности приказом Председателя РОВСа. Председатель Союза Св. Александра Невского непосредственно подчиняется Председателю РОВСа.

12.Председатель Союза Св. Александра Невского
– осуществляет руководство Союзом;
– принимает в Союз новых членов и исключает из Союза;
– по мере необходимости открывает Отделения и Представительства Союза;
– назначает должностных лиц Союза и освобождает их от должности.

13.Вице-председатель Союза Св. Александра Невского имеет право по поручению Председателя выступать от имени руководства Союза, замещает Председателя в необходимых случаях.


Правление Союза


14.Правление Союза Св. Александра Невского избирается в составе трёх человек из числа действительных членов на основе общего голосования (опроса) действительных и потомственных членов Союза, сроком на 3 года. В состав членов Правления могут избираться также и потомственные члены Союза.

15.Правление Союза Св. Александра Невского:
–является совещательным органом при Председателе Союза, участвует в разработке стратегии развития Союза Св. Александра Невского, составлении ежегодного плана его работы;
–является хранителем исторических реликвий, документов и других исторических материалов, принадлежащих Союзу Св. Александра Невского, определяет порядок их использования и хранения;
– выполняет функции Суда Чести Союза Св. Александра Невского;
– по мере необходимости выступает с инициативой проведения общих собраний (опросов) и организует их;
– определяет сумму членских взносов;
–освобождает от внесения членских взносов членов Союза по уважительным причинам;


Организационная структура


16.Территориально Союз Св. Александра Невского делится на Отделения и Представительства, в зависимости от числа членов Союза, находящихся в конкретном регионе.
Права и обязанности

17. Каждый действительный и каждый потомственный член Союза Св. Александра Невского имеет право одного решающего голоса на общих собраниях или при проведении общих опросов. Члены-соревнователи имеют право совещательного голоса.

18.Действительные члены имеют право давать рекомендации для зачисления в состав Союза Св. Александра Невского новых членов-соревнователей.

19.Обязанности членов Союза Св. Александра Невского:
– соблюдать внутреннюю дисциплину и этику, исполнять приказания руководства Союза;
– вести активную практическую работу для достижения цели и решения задач, стоящих перед Союзом;
– поддерживать деятельность Союза, внося установленные членские взносы.


Печать, бланки и нагрудные знаки


20. Союз Св. Александра Невского имеет свою печать, хранящуюся у Председателя (Вице-председателя) Союза, а также бланки Союза, правом пользования которыми обладают: Председатель, Вице-председатель, Правление, Начальники Отделений и официальные Представители Союза Св. Александра Невского.

21. Действительные и потомственные члены имеют право ношения нагрудного знака Союза Св. Александра Невского.


Изменение действующего Положения
и прекращение деятельности


22. Изменения и дополнения в настоящее Положение могут вноситься на основании решений общего собрания (общего опроса) членов Союза, если за это будут поданы две трети и более голосов от общего количества всех действительных и потомственных членов Союза. Изменения вступают в силу после их утверждения Председателем РОВСа.

23. Деятельность Союза Св. Александра Невского может быть прекращена по постановлению общего собрания (опроса), если за прекращение деятельности Союза будут поданы две трети и более голосов от общего количества всех действительных и потомственных членов Союза.

24. В случае ликвидации Союза Св. Александра Невского его архив, а также принадлежащее ему имущество и денежные суммы передаются в распоряжение Русского Обще-Воинского Союза.

источник http://pereklichka.livejournal.com/
Название: Светлой памяти Павла Павловича Тихонова.
Отправлено: elektronik от 12.09.2011 • 11:48
Светлой памяти Павла Павловича Тихонова.
(http://i063.radikal.ru/1109/aa/8ea352a7f470.jpg)
10 сентября 2011 года, накануне 70-й годовщины основания Русского Корпуса, в Чикаго после долгой болезни скончался Русский Белый Воин Павел Павлович Тихонов.

Павел Павлович родился в семье офицера-дроздовца Павла Евстафьевича Тихонова 23 января 1924г. в г.Старый Ярак (Югославия). Окончил русскую школу в г.Бечкерек и сербскую гимназию. Был участником организации «Русский Сокол». В октябре 1941 г. вместе с отцом поступил в Русский Корпус и был определен во 2-й полк полковника Мержанова. Родной для него стала 4-я (9-я с конца 1944 г.) учебная рота полковника А.М.Нестеренко. В этой роте он был командиром отделения во взводе, всеми фронтовиками любимого, лейтенанта Леонида Борисовича Казанцева. Летом 1944г. ввиду приближения советско-германского фронта югославские коммунисты активизировались. Закончилась относительно мирная жизнь в Велико Градиште, где размещалась учебная рота полковника А.М.Нестеренко.


Во время одного боя Павел Павлович со своим отделением подавил огневую точку противника, захватил хороший немецкий пулемет, который так и остался в роте. За этот бой он получил Железный крест 2 класса (П.П.Тихонов был последним из здравствующих корпусников удостоенный этой награды). Награждение Железным крестом сами корпусники сравнивали с нашим «Георгием», и всегда устраивали чествование награжденным. Затем было отступление, прорыв под Авалой, где части 2 полка понесли тяжелые потери. Лейтенант Л.Б.Казанцев вывел поредевшую роту из окружения. Боснийский поход. Бои у Брчко и другие. Прорыв в Австрию и сдача оружия. В Келлерберге Павел Павлович жил в одном бараке с командиром 1-го Казачьего полка генералом Морозовым. Там в лагере он был произведен в подпоручики, но узнал об этом лишь в Аргентине, куда судьба забросила его после войны. Председатель Союза Св. Александра Невского генерального штаба полковник В.В.Бальцар, назначенный 14 апреля 1945 на должность начальника отделения штаба Корпуса, рассказал ему о приказе, который видимо затерялся в суматохе послевоенных дней. Но несмотря на это Павел Павлович всегда считал себя унтер-офицером, не афишируя факт своего производства.

Его жизнь в Аргентине (с 1949) и позднее в США (с 1968) была неразрывно связана с Союзом чинов Русского Корпуса. Он был близок к поручику В.В.Гранитову и хорунжему Н.Н.Протопопову. Поддерживал связь с корпусниками, их семьями и после смерти поручика В.В.Гранитова. Павел Павлович был непримиримым Белым Воином и верным сыном Русской Православной Церкви Зарубежом. Не принял унию с Московской Патриархии и ругал тех кто развалил СчРК. Павел Павлович одним из первых корпусников поддержал идею воссоздания корпусной организации с привлечением в нее молодежи в России. И предложил назвать ее Союз Святого Александра Невского, так же как это было и в Аргентине. Свою поддержку и пожелания он изложил в письме опубликованном в №2918 «Нашей Страны», заканчивающееся словами о том что воссоздание Союза было бы «наилучшим подарком к 70-ю основания Русского Корпуса». Союз Святого Александра Невского воссозданный 9 сентября понес первую невосполнимую потерю.

Русский Обще-Воинский Союз и Союз Святого Александра Невского скорбит вместе с семьей покойного и выражает самые искренние соболезнования вдове, Наталье Ивановне, детям Александру и Елене с семьями.

Отпевание и погребение состоится 15 сентября в Чикаго.

Царство Небесное и вечный покой новопреставленному воину Павлу!


Г.В.Назимов, А.С.Терзов, Н.Л.Казанцев.


Статья П.П. Тихонова в Нашей Стране №2918
СОЮЗ ЧИНОВ РУССКОГО КОРПУСА
Союз Чинов Русского Корпуса был преждевременно, и, я бы сказал, злонамеренно, закрыт после смерти в мае 1999 года его третьего председателя, поручика В. В. Гранитова.
На этом настояли так называемые «красные кадеты», во главе с А. Б. Иорданом, отцом разбогатевшего дельца-«олигарха».
Несомненно, к тому времени еще никак не был утрачен смысл существования этой организации.
Не только потому, что оставались в живых многие её ветераны, но и потому, что навстречу идеалам Союза Чинов Русского Корпуса подымалась в России струя сочувствия, понимания и даже почитания со стороны групп патриотической молодежи. Эти два фактора действительны и по сей день.
Хотя и, разумеется, в намного меньшем числе, чем в 1999 году, за рубежом здравствуют еще два-три десятка корпусников, а упомянутая молодежь не только не охладела к ним, но и неустанно ищет пути сохранения и воплощения в жизнь заветов Русского Корпуса.
Именно в эти рамки вписывается инициатива возглавляемой Алексеем Сергеевичем Терзовым группы российских идеалистов, желающей воссоздать нашу организацию под именем «Союза Святого Благоверного Великого Князя Александра Невского», то есть под тем же названием, под которым Союз Чинов Русского Корпуса десятки лет существовал в ряде стран нашего рассеяния.
С моей стороны, я могу только приветствовать эту инициативу и выразить пожелание, чтобы вокруг воссозданного Союза сплотилось бы как можно больше корпусников, потомков корпусников и представителей российской белой молодежи.
Возможно ли это – покажет время.
Но это конечно было бы наилучшим подарком к 70-летию основания Русского Корпуса.

П. П. Тихонов
Чин 2-го полка Русского Корпуса
Название: Бессмертный Корпус. Сегодня 70-я годовщина русского корпуса.
Отправлено: elektronik от 12.09.2011 • 11:54
БЕССМЕРТНЫЙ КОРПУС.
(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000pq0ka)


«Бессмертный Корпус не умрет
И жить останется навеки,
Он светоч истины несет
Трусам сменившим свои вехи.»

(Б.Патковский)

Ветеранов-корпусников, их потомков, и всех русских людей в Отечестве и за его пределами, кому дорога память о Русском Корпусе, поздравляем с 70-й годовщиной основания последнего русского боевого подразделения, продолжившего Белую Борьбу на Балканах в годы Второй мировой войны!

Вами, дорогие ветераны, и вашими боевыми соратниками в годы Гражданской войны на Балканах принесены святые и кровавые жертвы на алтарь борьбы с мировым злом коммунизма. Мы убеждены, что потери были не напрасны. Ценой своей крови корпусники сохранили жизни не только тысячам русским в Сербии, но и сербам поставленным перед лицом жуткого террора со стороны местных коммунистов и усташей.

В своём последнем приказе Русскому Корпусу полковник А.И.Рогожин написал: «Мы же, оставшиеся в живых, должны сберечь в своих душах священный пламень, нас вдохновляющий к патриотической борьбе и всегда быть достойными носить гордое имя — «Белый Воин». Эти слова и сейчас призывают нас - идейных наследников и ревнителей памяти чинов Русского Корпуса, на самоотверженное служение Богу, Национальной России и Белому Делу.

Да поможет всем нам Господь и дальше нести святое знамя Белой Борьбы и передать его новым поколениям русских белых патриотов!

Многая лета живым и вечная память ушедшим Белым воинам-корпусникам!


А.С.Терзов от I Отдела РОВС в России и Союза Святого Александра Невского.
http://pereklichka.livejournal.com/115749.html#cutid1
Название: РОВС совместно с движением «Монархисты Кубани» сохраняют память.
Отправлено: elektronik от 12.09.2011 • 12:53
/11.12.2010/
Мало кто знает, даже среди интересующихся темой Русского Корпуса, что в России есть могилы корпусников. Логика проста - воевали они в далекой Сербии, Сталину их не выдали, а после войны корпусники разъехались в еще более дальние от России страны, в Австралию, Северную и Южную Америки.
     
     Все верно. По мере формирование русских антисовецких формирований, руководство Русского Корпуса стало направлять в них офицеров для связи. Одним из первых курьеров, в Казачий Стан был направлен подпоручик Русского Корпуса Георгий Назимов. Впоследствии Русский Корпус направил ряд офицеров в РОА.
     
     Конец войны застал Русский Корпус близ Клагенфюрта (Австрия), а несколько десятков корпусников - в Лиенце и других лагерях, подлежащих выдачи товарищу Сталину. Дальнейший сюжет, достаточно прост: советские лагеря. Корпусники, дожившие до освобождения, частью выехали из Совдепа, частью остались доживать старость в «коммунистическом раю».
     
     I Отдел РОВС в России приступил к поиску могил чинов Русского Корпуса в России.
     
     
     7 ноября 2010 г. на Славянском кладбище Краснодара была найдена могила командира взвода 7-й гвардейской сотни 1го казачьего генерала В.Э.Зборовского полка войскового старшины Николая Александровича Шрамко. Наиболее полная биография Н.А.Шрамко приведена в некрологе полковника Д.Вертепова, однокашника Шрамко по Владикавказскому кадетскому корпусу размещенном в журнале «Наши Вести» за №335 1974.

(http://www.srpska.ru/articles/15913/s640x480.jpeg)
(http://www.srpska.ru/articles/15913/s320x240-2.jpeg)(http://www.srpska.ru/articles/15913/s320x240-3.jpeg)(http://www.srpska.ru/articles/15913/s320x240-4.jpeg)

  Войсковой Старшина Николай Александрович Шрамко.
     Казак ст. Кисляковской Кубанского Казачьего Войска, родился 6 ноября 1897 года.
     Окончил Владикавказский кадетский корпус. 1 февраля 1917 года поступил в «Царскую» сотню Николаевского Кавалерийского Училища. Первопоходник, в конвое Кубанского Атамана. Произведен в офицеры и принят в Кубанский Гвардейский Дивизион. В его рядах проводит всю гражданскую войну. Участвует в боях в Донецком бассейне, под Царицыном, в Северной Таври, в десанте на Кубань. В 1920 году эвакуируется из Крыма вместе с Русской Армией генерала П.Н.Врангеля. Лемносец. Проживал в Югославии. В 1941-1945 гг. воевал в составе Русского Корпуса, командуя взводом гвардейской сотни 1-го казачьего полка. 28 сентября 1944 года в бою у с.Дублье получил ранение и был эвакуирован в Вену. В последние дни войны войсковой старшина Шрамко Н.А. присоединяется к казакам. Выдан англичанами Советам в Лиенце (Австрия). С 1945 по 1957 гг. - узник сталинских лагерей. По освобождению, проживал в Краснодаре. Скончался в результате несчастного случая 1 апреля 1974 г. Похоронен на Славянском кладбище г.Краснодара.
     
     Впереди много работы, нужно облагородить участок могилы и привести в порядок сам памятник, найти еще с десяток корпусных могил разбросанных по всей России. Дай Бог нам успеть все это сделать к 12 сентябрю 2011 года – к 70-й годовщине основания Русского Корпуса.
          С почином, господа!
          Начальник 1 отдела РОВС в России поручик Терзов А.С.

http://www.srpska.ru/article.php?nid=15913


Вместе сохраняя память.
    12 Сент, 2011 at 11:09 AM

В конце 2010г. чины РОВС в России приступили к поиску и дальнейшему мониторингу состоянию могил корпусников в России и за ее пределами. В столице Кубани, которой до сегодняшнего дня не вернули историческое имя, была найдена могила войскового старшины Николая Александровича Шрамко, служившего в 1-м Казачьем генерала Зборовского полку и переведенного в конце войны в Казачий Стан и впоследствии выданного в Лиенце.
(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000przk7/s320x240)

РОВС совместно с движением «Монархисты Кубани» взяли шефство над его могилой. В течении года на Славянском кладбище производились вахты памяти. От кладбищенского руководства было получено разрешение на установление мемориальной доски. 10 сентября, в канун юбилея Русского Корпуса, представители РОВС и Монархистов Кубани привели могилу в капитальный порядок и установили памятную плиту «от русских людей», средства на которую были собраны при поддержки движения «Белое Дело». Остается надеяться, что это не последний совместный проект данных организаций на Кубани, объединяющий нас во имя сохранения общей памяти о Белой Борьбе и ее героях.(http://s39.radikal.ru/i085/1109/31/24167365a229t.jpg)(http://s60.radikal.ru/i167/1109/34/f5201f8f761e.jpg)


Егор Брацун.
http://pereklichka.livejournal.com/116131.html
Название: 70-летие основания Русского Корпуса на Балканах отметили в Санкт-Петербурге.
Отправлено: elektronik от 18.09.2011 • 17:46
70-летие основания Русского Корпуса на Балканах отметили в Санкт-Петербурге.
    18 Сент, 2011 at 4:27 PM
(http://s56.radikal.ru/i151/1109/16/3f5b2edce954t.jpg)
12 сентября 2011 года, в День памяти Святого Благоверного Великого Князя Александра Невского, по инициативе Санкт-Петербургского Отдела РИС-О и Русского Обще-Воинского Союза в память 70-й годовщины создания Русского Корпуса на Балканах состоялось молитвенное поминовение командиров и чинов Корпуса. Панихида была отслужена Преосвященным Виктором, Епископом Санкт-Петербургским и Северо-Русским (РПЦЗ) на Смоленском кладбище у могилы юнкеров Владимирского военного училища.

На службе присутствовали: Начальник Российского Имперского Союза-Ордена Георгий Александрович Федоров с супругой, Начальник Петербургского Отдела РИС-О Борис Сергеевич Туровский, Начальник Русского Обще-Воинского Союза Игорь Борисович Иванов, соратники названных организаций, прихожане петербургских храмов.


После богослужения к собравшимся обратился капитан Иванов. В своем слове начальник РОВС кратко обрисовал боевой путь Корпуса. Игорь Борисович поделился своими воспоминаниями о встречах и дружбе со многими корпусниками, и выразил ту мысль, что если бы Русскому Корпусу удалось попасть в те роковые годы на территорию России и соединиться с другими национальными формированиями, боровшимися не против России, но против Сталина и ига безбожного большевизма, история нашей страны была бы иной. Этого не произошло. И теперь общая задача всех русских монархистов-антикоммунистов донести правдивую информацию о тех событиях, о тех людях, до наших соотечественников.
(http://s42.radikal.ru/i098/1109/14/767230f5ad29.jpg)
(http://i063.radikal.ru/1109/47/435a9330d7b6.jpg)
Весьма символичным было присутствие на службе Г.А. Федорова и И.Б. Иванова – начальников двух организаций, представляющих национальные силы, создавшие Русский Корпус. Хотя большинство бойцов РК были членами РОВСа, честь его создания принадлежит монархистам-легитимистам, членам Корпуса Императорской Армии и Флота. Это основатель РК генерал-майор Михаил Федорович Скородумов, а также его видные деятели: генералы Б. В. Гонтарев, И. К. Кириенко, К. В. Апухтин. И хотя сегодня КИАФ как организация уже не существует, РИС-О, как старейшая и наиболее крупная монархическая организация России, духовно наследует ему и продолжает его дело.
(http://i041.radikal.ru/1109/15/22e01fac44cf.jpg)
(http://s42.radikal.ru/i097/1109/80/9be6ec77ebb6.jpg)
(http://s006.radikal.ru/i215/1109/50/3d6dee43b8ce.jpg)
(http://i081.radikal.ru/1109/9a/827e2303aead.jpg)
(http://radikal.ru/F/i066.radikal.ru/1109/3e/a2b706ff3daf.jpg)
Сегодня осталось лишь пятнадцать здравствующих корпусников. Из более чем двадцати тысяч. Хочется пожелать ветеранам духовного здравия и телесной крепости, и особенно отметить, что среди этих людей находится член Верховного Совета РИС-О, Генеральный Представитель Ордена в Австралии, Аркадий Александрович Морозов. Многая и благая лета живым, вечная память павшим!

Текст публикации подготовлен РИС-О.
http://pereklichka.livejournal.com/116834.html#cutid1

Название: ВИЗИТ ПОДПОРУЧИКА О.Н. ПЛЕСКАЧЁВА В РОССИЮ .
Отправлено: elektronik от 04.10.2011 • 22:41
ВИЗИТ ПОДПОРУЧИКА О.Н. ПЛЕСКАЧЁВА В РОССИЮ .
(http://s016.radikal.ru/i336/1110/cd/0c74538d427a.jpg)
В сентябре 2011 года в Москве и Санкт-Петербурге побывал один из немногих ныне здравствующих воинов Русского Корпуса – подпоручик Олег Николаевич Плескачёв. Ветеран-корпусник прибыл из Венесуэлы, и это его первый визит в Россию.

Имя О.Н.Плескачёва, одного из близких соратников поручика В.В.Гранитова, в РОВСе хорошо знакомо многим: воспоминания Олега Николаевича о службе в Русском Корпусе опубликованы в корпусном журнале «Наши Вести».

В Санкт-Петербурге подпоручик Плескачёв встретился с Председателем РОВСа И.Б.Ивановым и группой офицеров Обще-Воинского Союза, представителями патриотической общественности. Во время тёплой и по-настоящему товарищеской беседы представители разных поколений Белой борьбы затронули тему военно-патриотического воспитания русской молодёжи. Молодые офицеры рассказали о своей работе в этом направлении, показали многочисленные фотографии, иллюстрирующие занятия с подрастающей сменой будущих русских воинов.
       В ответ Олег Николаевич поделился воспоминаниями о своей учёбе в роте допризывной подготовки, организованной при IV Отделе РОВСа в Белграде подполковником Годеевым-Зарецким. Конечно, много было сказано на этой встрече и о молодёжи в Русском Корпусе. А присущие ветерану-корпуснику прекрасная память на многие детали военных лет и замечательный юмор сделали его рассказы незабываемыми для всех присутствовавших.
(http://s42.radikal.ru/i096/1110/3c/339fc6119f21t.jpg)-Юнкер Плескачёв лежит за пулемётом (1-й номер расчёта).

Затронули во время встречи и некоторые вопросы работы РОВСа. Не была забыта и официальная часть: Председатель РОВСа И.Б.Иванов торжественно вручил подпоручику О.Н. Плескачёву медаль «В память 90-летия Белой борьбы» и пожелал ему крепкого здоровья и сил. В ответ подпоручик О.Н.Плескачёв пожелал Председателю и чинам РОВ Союза успешно продолжать работу в России и выразил искреннее сожаление, что краткость пребывания в Санкт-Петербурге не оставила возможности побольше пообщаться с единомышленниками.
Дальнейший путь О.Н.Плескачёва лежал в США, где он должен встретиться с соратником по Русскому Корпусу, 1-м Заместителем Председателя РОВСа и Председателем Союза Св. Александра Невского сотником Г.В. Назимовым.

http://pereklichka.livejournal.com/117587.html?view=666195#t666195
Название: Полвека Объединению Ижевцев и Воткинцев в г. Сан-Франциско.
Отправлено: elektronik от 13.10.2011 • 21:59
Полвека Объединению Ижевцев и Воткинцев в г. Сан-Франциско.
(http://s017.radikal.ru/i431/1110/32/957c5eb3f4a8.jpg)
Известно, что Россия сегодняшняя, с ее диким капитализмом и потерей духовных ориентиров, во многом обязана своим состоянием «Великому Октябрю», безвозвратно выдавившему за пределы страны невосполнимый пласт интеллигенции, военных, предпринимателей.

Но характерной чертой «недобитой белогвардейщины» всегда было стремление к организационному, институциальному оформлению жизни. Поэтому, оказавшись на чужбине, каждый из них старался объединиться с себе подобными, т.е. принадлежать к когда-то единому обществу. Институты эмигрантских общин формировались спонтанно, по инициативе одного или нескольких человек, собиравших вокруг себя единомышленников. Такими социальными институтами являлись религиозные общины, землячества, союзы, военные и общественные объединения.


Хорошие взаимоотношения между США и Россией существовали всегда, вплоть до Богом проклятой революции и, утверждения в последней большевизма. Америка всегда была второй матерью для гонимых за веру, убеждения и национальность и американцы правы, гордясь своей свободой и хорошо знали, по-своему историческому опыту, какое великое сокровище свобода, и как тяжело она достается.

13-го августа 1961г., по инициативе генерал-лейтенанта Молчанова была создана уникальная в своем роде организация - «Объединение ижевцев и воткинцев в г. Сан-Франциско». Уникальность состоит в том, что, пройдя все перипетии боевой и скитальческой жизни, бывшие однополчане сохранили через огонь революционной разрухи и передали миру свет величия воинский доблести и товарищеской доброты. Именно они стали основными хранителями памяти необозначенного на картах «материка» двух городов-заводов России, ее национального самосознания.

Теперь, когда трагическая эпопея рабочего восстания отошла в область истории, когда мы знаем всех ее действующих лиц, а рассказы современных историков обрисовали ту роль, которую повстанцы играли в Гражданской войне, остается констатировать, что эти люди действительно до конца жизни оставались сознательными и убежденными врагами Советской власти.
«В моем понимании истина остается истиной – говорил генерал. - Кто был в Хабаровском походе, тот боролся до конца!». Под этой фразой своего вождя подписались бы наверное все участники последнего похода за Россию.

За полвека своего существования Объединение являлось неотъемлемой частью всей эмиграции в Америке, но мало того - чисто русской и чисто белой не спустившей своего флага спустя десятилетия.
Первоосновы и причины создания коренятся в сто дневной войне в Прикамье и выступают наружу в «Воткинско - Ижевском объединении военных», которое входило в состав Дальневосточного отдела РОВС.
Так, в «Памятке Объединения» 1964г., ее авторы напрямую сравнивали нашествие и методы большевиков по истреблению русского народа с нашествием методами монголо-татарских завоевателей, что нашло свое отражение, в девизах на знаменах и названиях полков.

Об организационной структуре известно, что Объединение не была аналогом, подобным воинским подразделениям РОВСа или других организаций, построенных в той или иной степени по военному образцу.
Был утвержден Устав и приоритетные направления. Принимались лица, жившие в Ижевском и Воткинском заводах или служившие во время борьбы в «частях Ижевцев и Воткинцев».

Об идейных устремлениях говорилось в парагр. 1: «По мере возможности каждый член Объединения должен бороться с клеветой, распространяемой соввластью и их агентами о прошлом нашей Родины, освещать давших нам приют американцам и людям других национальностей злодеяния большевицких властей, четырех летнюю борьбу с ними и причину нашего ухода из родных краев, наш отказ иметь какое-либо сношение с соввластью и содействовать тем мерам, которые направлены к уничтожению коммунистической власти в России и во всем мире».

Были выбраны руководящие и исполнительные органы. В первое правление вошли: А.Г. Ефимов (иж) – Председатель, М.К. Данилов (втк) – секретарь, В.П. Сапегин (втк) – казначей. Объединение считало в своих рядах до 50 человек.

В своем нравственном повествовании в 2009г., сын генерала - М.В. Молчанов, доселе сохранивший тип русского человека, перечислил последних членов Объединения, среди которых уже дети и внуки первоначальных.

Пережив, военные, монархические и другие организации мира, передавшие свои боевые реликвии в музеи врагов, их память не оказалась короткой. Поэтому и сегодня, это не только величие навсегда утерянной России, но и величие Белой эмиграции, которой удалось совместить все лучшие качества того, что архимандрит Константин (Зайцев) назвал одним собирательным словом – русскость.

Вот судьба только одного из активных членов Объединения.
Гражданская война ребенком втянула в свой водоворот воткинца Владимира Петровича Сапегина, который закончив шесть классов гимназии, 15-летним добровольцем вступил в Дивизию морских стрелков Камской боевой флотилии. Участник десантных операций в районе Елабуги, Сарапула, севернее Перми, затем в Морском учебном батальоне Обь–Иртышской флотилии.
Батальон в сентябре 1919г. был выведен на фронт и непрерывно находился в боях, вплоть до почти полного его уничтожения. Позднее Сапегин был зачислен в личный конвой Командующего корпуса генерала Смолина. Эмигрант Харбина, Шанхая, лагеря беженцев на о. Тубабао, Австралии, США. Скончался в 1970г.


С. Простнев.
Фото собрания Объединения Л. Тремсиной.

источник http://pereklichka.livejournal.com/
Название: РОВС поздравляет православных с праздником Покрова Пресвятой Богородицы!
Отправлено: elektronik от 14.10.2011 • 21:15
C праздником Покрова Пресвятой Богородицы!
(http://s53.radikal.ru/i141/1110/76/5912a6acde68t.jpg)
Поздравляем православных, всех чинов РОВС, все православное казачество, Донских казаков, казаков и казачек всех Казачьих войск со светлым Праздником Покрова Пресвятой Богородицы!

Казачество всегда было символом свободы, воплощением национального характера, силы и любви к Родине. Казаки подарили нам яркие примеры самоотверженного служения своей стране, сохранения и развития национальной культуры и духовности. Они по праву считаются гордостью исторической национальной России, её надежным оберегом.

Велика история Войска Донского, велики и славны деяния и подвиги донских атаманов и казаков, Платова, Бакланова, Чернецова, Каледина, Краснова и многих других. Казакам сохранять память о былом и преумножать славу предков! Войску Донскому молодого пополнения и процветания!

В праздник Покрова Пресвятой Богородицы мы испрашиваем у Царицы Небесной защиты и помощи: "Помяни нас во Твоих молитвах, Госпоже Дево Богородице, да не погибнем за умножение грехов наших, покрой нас от всякаго зла и лютых напастей; на Тя бо уповаем и, Твоего Покрова праздник чествующе, Тя величаем".

Желаем всем заступничества от Владычицы нашей, да не лишиться нам Ее Покрова!

1 Отдел РОВС в России.
================================================================


14 Окт, 2011 12:00 (UTC)
Поздравляю от всей души со Светлым Праздником ПОКРОВА ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ - Войсковым Праздником во всех казачьих Войсках, установленном п.1 Приказа Начальника ГУКВ ген.от кав. П.Н.Краснова за № 15 от 17.09.1944 г.!

Да хранит всех истинных казаков и их благодарных потомков в Рассеянии и в Отечестве сущих ПРЕСВЯТАЯ БОГОРОДИЦА под Чесным Своим Омофором!

С самыми добрыми пожеланиями здравия,спасения,благополучия и многолетия,


Войсковой Старшина Абрамовъ.
г.Ростовъ на Дону


источник http://pereklichka.livejournal.com/

Название: Петербуржцы по-христиански похоронили героя Порт-Артура, а Вооружённые Силы РФ…
Отправлено: elektronik от 16.11.2011 • 21:27
Петербуржцы по-христиански похоронили героя Порт-Артура, а Вооружённые Силы РФ… от него отреклись.
  16 Ноя, 2011 at 12:38 AM
О ТОМ, ЧТО ОСТАЛОСЬ ЗА КАДРАМИ ОФИЦИАЛЬНЫХ РЕПОРТАЖЕЙ
4 ноября 2011 года в Санкт-Петербурге состоялось отпевание и захоронение генерал-майора флота Александра Николаевича Рыкова (1874-1918) – одного из героев обороны Порт-Артура, Георгиевского кавалера и военного инвалида, расстрелянного большевиками в Петропавловской крепости в декабре 1918 года.

История с обнаружением останков жертв красного террора в Петропавловской крепости и проблемы, связанные с их идентификацией были неоднократно описаны в средствах массовой информации. Совершенно справедливо отмечалось в СМИ и то выдающееся значение, которое имеет сегодня факт достойного христианского погребения генерала А.Н. Рыкова. Поэтому повышенное внимание к этой истории со стороны общественности, телевидения и прессы ни для кого не стали неожиданностью. И всё же без неожиданностей не обошлось…

Отпевание генерала А.Н. Рыкова, как и предполагалось, было совершено в Никольском Морском соборе – месте святом и глубоко символичном для русских моряков. Погребение состоялось в родовой усыпальнице генерала на кладбище Воскресенского Новодевичьего монастыря. Репортажи об этом событии в тот же вечер демонстрировались сразу по нескольким каналам телевидения. Однако за кадрами репортажей остались столь существенные и вопиющие моменты, что умолчать о них нельзя!

Начнём с того, что вся тяжесть – в том числе и материальная – по идентификации останков и погребению генерала Рыкова легла исключительно на его потомков. Несомненно, потомки обязаны были участвовать в этом, и свой долг они выполнили с достоинством. Но почему не приняли в этом участия федеральные власти? Ведь речь идёт не о каком-то частном деле Николая Николаевича Крылова (внука генерала Рыкова), а о факте массовых политических репрессий! Генерала Рыкова и других жертв красного террора убивали не «в частном порядке», их целенаправленно уничтожило советское «государство», юридическим преемником которого является нынешняя Российская Федерация.

Чего же стоят тогда все недавние слова президента РФ Медведева о «декоммунизации» и необходимости чтить память жертв политических репрессий, если на поверку и «декоммунизация», и сохранение памяти остаются в России исключительно личным делом частных лиц, заботой самих потомков репрессированных?! А «государство» не только не намерено нести юридическую, моральную и материальную ответственность за кровавые преступления прошлого, но фактически негласно их одобряет!

Хамское поведение Министерства Обороны РФ в этой ситуации – вопрос отдельный. С самого начала через СМИ было заявлено, что захоронение генерала А.Н. Рыкова будет проходить со всеми полагающимися воинскими почестями, а в торжественных церемониях примут участие представители Западного Военного округа и Ленинградской Военно-Морской базы. Однако в самый последний момент, перед отпеванием генерала в Никольском соборе, собравшимся представителям общественности и СМИ стало известно, что ни почётного караула у гроба генерала, ни официальных представителей военного ведомства РФ на отпевании вообще не будет…

Факт неожиданной ретирады представителей Министерства Обороны вызвал шок у собравшихся в соборе. Но оставалась ещё надежда, что почётный караул прибудет если не на отпевание, то хотя бы на Новодевичье кладбище: ведь нельзя же хоронить заслуженного российского генерала и Георгиевского кавалера без воинских почестей и традиционного залпа! Увы, на Новодевичьем кладбище не было ни роты почётного караула, ни дежурного комендантского взвода, ни представителей от нынешнего «Морского корпуса», который в 1894 году окончил Александр Николаевич… Вооружённые Силы РФ погребение генерала Рыкова демонстративно проигнорировали…

Может быть, для современных «Российских» Армии и Флота герои Порт-Артура – совсем уж «чужие герои». Или не герои вовсе? Но тогда называться «Российскими» таким армии и флоту не следует: они этому названию просто не соответствуют. А разговоры о «возрождении» в Российской Федерации ордена Св. Георгия – не более, чем лицемерие со стороны господина Путина и его команды, ибо, как наглядно продемонстрировано, настоящих-то Георгиевских кавалеров в подвластной им стране отнюдь не чтят.

А может быть, дело вовсе не в военных, а в руководстве политическом? И 14 ноября 2011 года федеральное воинство позорно отреклось от героя Русского Флота не по собственной воле, а под давлением «сверху»? Похоже, что так дело и обстоит. Ведь известно, что в 1918 году чекисты обвинили генерала А.Н. Рыкова в подпольной работе по вербовке и тайной отправке добровольцев в Белую Армию… А истинное отношение нынешнего чекистского режима к Белым ни у кого сомнений не вызывает…

По сути 14 ноября 2011 года в Петербурге ПОВТОРИЛАСЬ история, происшедшая там 17 мая 2001-го, когда власти РФ в последний момент запретили установку мемориальной доски адмиралу А.В. Колчаку (кстати, однокашнику Александра Рыкова) на фасаде здания Морского корпуса, а тогдашнее руководство «Военно-морского института им. Петра Великого» оказалось в роли «крайнего» и было подставлено под огонь справедливых обвинений и критики со стороны общественности и средств массовой информации.

Разница заключается в том, что в 2001 году средства массовой информации ещё могли себе позволить подобную критику в адрес политического руководства страны, а 10 лет спустя, ни один (!) из многочисленных телевизионных каналов, транслировавших репортаж о захоронении генерала Рыкова, не посмел даже упомянуть о постыдной позиции политического и военного руководства в этой истории! Фактически федеральные СМИ попросту «замяли» скандал с отказом в воинских почестях порт-артурскому герою.

«Тогда зачем же – спросит человек, не искушённый в тонкостях политических игр, – власти РФ сами инициировали и с помпой провели перезахоронение в РФ праха Белого генерала А.И. Деникина? Почему они сами ставят сегодня памятники и мемориальные доски в память участников Белого движения? Где логика в их действиях?».

Логика в их действиях есть. Ведь одно дело, когда ставят памятники и перезахоранивают ОНИ, когда перезахоронения и мемориальные доски являются частью тщательно спланированных и целенаправленных информационно-психологических операций спецслужб РФ. И совсем другое дело, когда этим занимаются «снизу» – «неорганизованные» спецслужбами родственники Белых Воинов, неподконтрольные ФСБ общественные организации, когда этим занимается не антинародный режим и агентура спецслужб, а сам народ… Тем более, если речь идёт не просто о могилах участников Белого движения, а о жертвах кровавых ПРЕСТУПЛЕНИЙ органов ВЧК-КГБ, что как раз и имело место в случае с генералом А.Н. Рыковым…

И всё же, не смотря ни на что, христианское захоронение генерала Александра Николаевича Рыкова состоялось! И проведено оно было достойно, в чём несомненная заслуга принадлежит родственникам генерал-майора, их друзьям и единомышленникам – археологам, сотрудникам Государственного музея Санкт-Петербурга (Петропавловская крепость) и отдельным петербуржцам, посильно помогавшим потомкам порт-артурского героя.

«Вроде захоронение, траур, но настроение светлое, ведь сегодня закончил свой исторический путь Александр Николаевич Рыков», - сказал внук генерал-майора, Николай Николаевич Крылов, в своём надгробном слове. Действительно, родственники генерала исполнили свой долг сполна. Чего, увы, нельзя сказать ни о властях РФ, ни о федеральных Вооружённых Силах.

Впрочем, будем говорить начистоту: генерал А.Н. Рыков был захоронен без воинских почестей не потому, что он их не достоин, а потому, что сегодняшние федеральные Армия и Флот вместе с их политическими хозяевами не достойны стоять у могил национальных героев России. И их отсутствие у гроба прославленного порт-артурского героя вполне логично и совершенно закономерно. Так же как логично и совершенно закономерно было присутствие у гроба героя руководителей старейших русских национальных организаций – Русского Обще-Воинского Союза (РОВС) и Российского Имперского Союза Ордена (РИС-О).

«Как бы нам ни хотелось в этот день отрешиться от политического налёта, окружающего сегодняшнее событие, сделать это не удастся», – сказал в надгробном слове Председатель РОВСа И.Б. Иванов – «ибо это было убийство. И убийство политическое. А убийство не может иметь сроков давности. И потому, придавая земле прах наших национальных героев, мы не должны забывать об их убийцах. Коммунистическая партия и её карательные органы должны быть осуждены, их преступления должны получить юридическую оценку точно так же, как получили юридическую оценку преступления германского национал-социализма. Без этого невозможно возрождение России, и все мы, русские люди, обязаны прилагать усилия для достижения этой цели».

Председатель Александровского Исторического Общества Д.К. Матлин со своей стороны отметил: «По сути, генерал Рыков – не просто «жертва красного террора», а один из тех Святых Новомучеников Российских, погибших от рук богоборческой власти, которых прославила Православная Церковь. И, быть может, через несколько лет на этом месте, на могиле генерала Александра Николаевича Рыкова, будет возвышаться не простой намогильный крест, а часовня в память Святого Новомученика»…


(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000q221w/s640x480)
На Новодевичьем кладбище.

(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000q4q23/s640x480)
Печальная процессия.

(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000q55hb/s640x480)
Символы офицерской чести.

(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000q6ecs/s640x480)
Внук прощается с прахом генерала Рыкова

(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000q73a7/s640x480)
Председатели РОВСа и Александровского Исторического Общества.

(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000q8ck6/s640x480)
Надгробное слово Н.Н.Крылова.

(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000q9rrb/s640x480)
Председатель Александровского Ист. Об-ва Д.К. Матлин.

(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000qa4dx/s640x480)
У гроба генерала Рыкова.

(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000qb19z/s640x480)
Перед приданием земле.

(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000qcypc/s640x480)
Внук возлагает цветы на могилу деда.

(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000qds3t/s640x480)
Могила генерала А.Н. Рыкова.


(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000qeeaw)
Родственники ген. Рыкова.

(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000qfsz8/s640x480)
Общий план. Погребение А.Н. Рыкова.

ВИДЕОРЕПОРТАЖИ

Телеканал Санкт-Петербург: http://topspb.tv/news/news3494/

Ресурс Life News: http://www.lifenews.ru/news/74531

Телеканал ТВ100: http://www.tv100.ru/news/istoricheskaya-spravedlivost-vosstanovlena-48345/

======================================
http://pereklichka.livejournal.com/123063.html?view=700343#t700343
Название: Ближний Восток (Взгляд РОВСА)
Отправлено: White cross от 18.11.2011 • 21:34
Ни для кого нет секрета в том, что в наше время Ближний Восток - это самый нестабильный и самый взрывоопасный геополитический район мира. Слишком много интересов, денег и политических комбинаций сталкиваются в этом регионе. Расстановка сил всегда нестабильна, малейшее изменение равновесия между странами Ближнего Востока - и мы получаем совсем другую картину.

Но есть ли система в ближневосточных отношениях? Как и во всех регионах, на Ближнем Востоке существует фундаментальная расстановка сил. Пример в Европе: отношения между Россией и Великобританией, между Германией и Францией и т.д. Фундаментальная расстановка показывает, как страны относятся друг к другу, причём не только на уровне элит, но и на уровне национальных задач и приоритетов. Система официальных политических связей и договоров может колебаться вокруг этой фундаментальной установки очень широко, однако перечеркнуть её не в состоянии. Изменить фундаментальную расстановку могут лишь войны и другие сильные потрясения, и то не слишком сильно.


Определить базовую расстановку сил – это значит получить чёткий ориентир во всех хитросплетениях политической жизни Ближнего Востока.

Для начала надо отметить, что главным мерилом отношений на Ближнем Востоке является ислам, причём не только приверженность к какой-либо его ветви, но и само отношение к религии в стране. Ислам порождает разделение стран Ближнего Востока на два враждующих негласных блока: стран-суннитов и стран-шиитов; возглавляют эти лагеря зарождающиеся великие державы: Турция и Иран. Это разделение – одна из "пороховых бочек" региона.

Турция сегодня на первый взгляд – одно большое противоречие. С одной стороны, она озадачена не только отношениями в регионе (особенно с Израилем), но и возвращением имперского престижа. Идёт постепенная радикализация турецкого общества и руководства страны, которая ничего хорошего для соседей Турции не принесёт. С другой стороны, турецкая армия остаётся одной из самых сильных в блоке НАТО, уступающая только армиям США и Великобритании. С одной стороны, откровенные анти-израильские "выходки" вроде "флотилии свободы" для сектора Газа, и препирания с руководством НАТО. С другой - Турция является местом базирования самой мощной заграничной авиабазы и других военных объектов США. Такие странные факты можно объяснить только одним: Турция является проводником американского влияния в регионе, но не сколько по своему желанию, сколько из-за военного присутствия Штатов в стране. Турецкие элиты имеют множество амбиций и проявляют их там, где над ними не висят директивы НАТО и Вашингтона.Сейчас Турция в своих разборках с Израилем умело использует принцип американской политики: "союзники ссорятся – мы (американцы) не становимся на чью-то сторону и молча наблюдаем, а потом извлекаем из этого прибыль для себя". Именно поэтому турецкие элиты не желают уходить из-под американского влияния, т.к. будучи у Штатов под крылом, Турция может спокойно заниматься своими делами в регионе. Разумеется, только аккуратно и без наглого давления.

Союзниками Турции по суннитскому блоку являются "нефте-монархии" Персидского Залива (Саудовская Аравия, Кувейт, Катар, Бахрейн и т.д.) Эти страны образуют местную группу под сильным влиянием Саудовской Аравии, которая исповедует радикальную форму ислама – ваххабизм. Сама Аравия живёт только за счёт экспорта нефти, и, будучи покорным вассалом США, получает от них значительные субсидии (как лично династии Саудов, так и в казну Аравии; поставки вооружения по льготным ценам и т.д.) за продвижение американских интересов в ОПЕК. Хотя подобная политика династии Саудов не нравится простому народу, ваххабитские круги она вполне устраивает, т.к. кроме субсидирования Штаты закрывают глаза на агрессивные акции ваххабитов и даже поощряют их на акции в совместных интересах.

Третий важный член суннитского блока – Египет. До недавнего времени Египет под руководством Хосни Мубарака чётко вписывался в блок из-за своей проамериканской ориентации. В суннитском блоке действует тот же принцип отношений, что и в Европе: страны, испытывающие американское влияние, проводят внутриблоковую политику против тех, кто заокеанские указания не выполняет, а сама система отношений замыкается на США.

После "арабской весны" начала этого года казалось, что к власти в Египте должны прийти радикалы. Однако и тут хитрые вашингтонские регуляторы не позволили потерять контроль над страной: вместо Х. Мубарака пришёл маршал Хусейн Тантави. А что такое армия, вскормленная на заокеанские субсидии и вооружённая американским же оружием? Естественно, что США не позволит Египту так просто уйти из-под крыла. Во время недавнего скандала с Израилем, Турция перетянула Египет на свою сторону. Если бы в Египте к власти действительно пришли радикалы – Израилю не поздоровилось даже и без скандала вокруг "флотилии свободы". Сейчас можно уверенно утверждать: "арабская весна" на расклад сил в суннитском блоке не повлияла.

Суннитский блок направлен против Ирана как представителя шиизма, который сегодня, как и Турция, имеет большие амбиции и желание стать одной из великих держав мира. И поэтому Иран пытается обзавестись одним из атрибутов современного влиятельного государства – ядерным оружием. Хотя у Ирана уже есть всё необходимое для его создания, нагнетаемая в течение многих лет шумиха вокруг персидской атомной бомбы, заставляет усомниться в том, что она появится в ближайшее время. Однако тут Соединённые Штаты могут спокойно повторить иракский сценарий и привлечь Израиль к своей военной акции против Ирана.

Иран сегодня активно ищет военно-политических союзников, которые смогут уже своим присутствием охладить пыл США и их партнёров из суннитского блока. Хотя сегодня противостояние суннитов и шиитов не настолько сильно, оно может в любой момент перерасти в войну.

Особой проблемой на Ближнем Востоке является Израиль и его политика по вытеснению арабов из Палестины.Израиль граничит со странами суннитского блока, и поэтому неудивительно, почему Соединённые Штаты решили распространять влияние именно на них: без американского "намордника" эти страны вполне могут уничтожить Израиль как государство и изгнать евреев из Палестины. Поэтому, если одна из стран суннитского блока имеет проблемы с Израилем, остальные придерживаются нейтралитета. Хотя Египет недавно попытался нарушить эту "традицию", дальше громких разговоров это дело не дошло.

Израиль, как ни странно, сегодня является одним из стабилизирующих факторов на Ближнем Востоке, т.к. своим существованием удерживает страны суннитского блока от войны с шиитским Ираном. В то же время, привилегированное положение Израиля (стараниями Вашингтона), позволяет ему жёстко проводить свою бескомпромиссную политику. Однако эта "привилегия" будет сохраняться только до того момента, когда одна или несколько стран суннитского блока скинет американский контроль (хотя это сегодня крайне маловероятно).

Кроме Израиля и Ирана, у стран суннитского блока есть ещё внутренний противник - курдские сепаратисты. Общины курдов находятся на территории Турции, Ирака, Ирана и Сирии, а организации сепаратистов активно действуют в первых трёх странах. Север Ирака сейчас почти неуправляем, а в Турции недавно началась операция по уничтожению баз курдских боевиков. Иранские курдские общины сейчас тоже неспокойны.

Проблема курдского сепаратизма сегодня является самой опасной для хрупкой стабильности в регионе. Если кто-то будет заинтересован в полной дестабилизации Ближнего Востока, то он в первую очередь обратит внимание на курдов и окажет им поддержку. Если курдские сепаратисты, опираясь на северный Ирак и иракскую анархию, захотят объявить о создании Курдистана, то гражданская война в странах, где есть курдское население, обеспечена. Последствия такой войны непредсказуемы, и поэтому все страны с курдским населением сейчас озабочены смягчением курдской проблемы.

Подобный расклад сил показывает нам основные направления политики главных игроков на Ближнем Востоке. Перед Турцией стоят задачи:

• увеличить своё влияние на остальные страны суннитского блока и сравнить его с влиянием американским;
• выход из НАТО и развязывание себе рук;
• сделать всё возможное для выхода американских войск со своей территории;
• взять контроль над суннитским блоком целиком в свои руки;
• наладить отношения с Арменией, и, опираясь на Азербайджан, распространить своё влияние на Кавказ и южные территории России.

Такие задачи можно решить, если сложится такая ситуация, когда армия Соединённых Штатов должна будет покинуть территорию Турции. Однако сегодня США крепко держатся за Турцию, и поэтому осуществление задач пока невозможно. Улучшение отношений с Арменией упирается в вопрос об армянском геноциде во время Первой Мировой войны, причём и Турция, и Армения сегодня не намерены менять свою позицию.

Иран сейчас озабочен другими вопросами:

• найти союзников среди сильных стран;
• обеспечить безопасность от израильской и американской агрессии;
• снять западные эмбарго и занять достойное место в мировой экономике.

А какие интересы имеет Россия в этом взрывоопасном регионе?

К сожалению, Россия не может отмахнуться от Ближнего Востока. Цель России на протяжении веков – выполнение Византийского Завещания (защита и распространение Православия, обращение Константинополя, установление контроля над Святой Землёй). И, как назло, всё зависит именно от нашего злейшего врага – Турции. Не секрет, что сегодня Турция с поддержки Вашингтона, проводит анти-русскую политику на Кавказе, а главный союзник Турции – Саудовская Аравия – финансирует ваххабитские секты на Кавказе и оказывает всю возможную помощь чеченским боевикам.

Сегодняшняя постсоветская элита абсолютно не озабочена турецкими поползновениями на Кавказе. Она позволяет себе заигрывание с боевиками, которых надо только уничтожать, и не делает ничего для прекращения ваххабитской пропаганды, которая представляет опасность не только для Кавказа, но и для Татарстана с Башкирией. Затягивание с борьбой с ваххабизмом на территории страны чревато большими проблемами в будущем.

В целом, национальные задачи России требуют ослабления Турции и ослабления влияния суннитского блока на Кавказ. Дипломатическим способом можно удержать только Армению. А вот Азербайджан после развала СССР сделал большое продвижение в сторону Турции, и чтобы его повернуть его к себе, надо решить проблему Нагорного Карабаха в пользу Азербайджана, что отвратит уже Армению. Поэтому идеальный способ остановить турецкие козни на Кавказе – вернуть всё Закавказье в состав России и привлечь элиты Азербайджана к ответственности. По процессу против коммунизма, т.к. азербайджанские элиты в основном выходцы из парт-номенклатуры, как и во всех постсоветских странах, кроме Прибалтики. К сожалению, сделать это сегодня невозможно, т.к. Россия сама нуждается в подобной чистке, да и дипломатически путём разрубить это узел тоже не получится. Но этот путь – единственный, и поэтому дело возврата Закавказья – вопрос будущего.

Сказать Турции "нет" на Кавказе – это ещё не значит остановить её поползновения на север. Турция хорошо помнит, что именно вмешательство России в турецкие дела в XVIIв. поставило точку в решении "восточного вопроса", сделав крах Османской Империи вопросом времени. И вряд ли она упустит шанс, чтобы отыграться. Для этого надо при каждой возможности всеми силами ослаблять Турцию и не давать ей ходу на мировой политической арене.

В деле ослабления Турции Россия может поставить на Иран, который как раз ищет сильных союзников. Хотя Иран тоже имеет к нам исторические претензии, но сегодня не существует особых камней преткновения между нами. Самое главное, что Иран находится в суннитском окружении, и поэтому персы не ставят перед собой экспансивные задачи.Союзнический Иран – это и противовес Турции в регионе, и прикрытие интересов России в Средней Азии, и хороший задел для распространения русского влияния на Ближний Восток и на Индостан. Оказание помощи Ирану в дипломатической борьбе с США и Израилем, установление тесных экономических связей - вот способы привлечения персов на свою сторону.

К большому сожалению, сегодня дипломатический прорыв России на Ближнем Востоке невозможен. А всё из-за чекистско-нуворишской шайки, рулящей страной, которая ради мнимой дружбы с Западом портит отношения с вероятными союзниками в регионе (например, не оказывает дипломатическую помощь Ирану, присоединяется к санкциям, не помогает с развитием вооружения)
и не морочит себе голову проблемами агрессивной турецкой политики. А ведь время идёт, обстановка на Ближнем Востоке нестабильна, и сегодняшние вероятные партнёры могут просто потерять терпение и отвернуться от России, возможно и навсегда. Для России это означает ужасный геополитический разгром и изгнание из региона. В таком случае наша страна теряет возможность создать внутри-региональные противовесы Турции, окончательно усмирить радикальный ислам на своей территории, спокойно вернуть Среднюю Азию. Россия получает постоянные проблемы с Кавказом, а также необходимость отбиваться от Турции только своими силами. И самое главное – выполнение Византийского Завещания отодвигается на неопределённый срок…

Глеб Ходкевич



http://pereklichka.livejournal.com/123540.html



Обращаю Ваше внимание, что и здесь мои позиции во многом совпадают с РОВС, хотя и не во всём. 
Название: Обществу Галлиполийцев - 90 лет!
Отправлено: White cross от 23.11.2011 • 02:37
Из Приказа № 98

Русскому Обще-Воинскому Союзу


(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000qtckg)


22 ноября 2011 года исполнятся 90 лет со дня основания Главнокомандующим Русской Армией генерал-лейтенантом бароном П.Н.Врангелем Общества Галлиполийцев – ныне старейшей русской воинской организацией, ставшей предтечей, а затем идейным и организационным костяком РОВСа.

90 лет – огромный, редко достижимый срок – будь то для жизни человека или для жизни организации. Уже нет с нами русских генералов, офицеров, юнкеров, солдат, казаков, матросов, с неизменной гордостью носивших на своих военных мундирах, а затем и на лацканах пиджаков скромные чёрные кресты с надписями: «Галлиполи», «Кабакаджи-Галлиполи», «Лемнос», «Чаталджа», «Бизерта», «Лукулл»… Последние из них ушли в вечность в конце 1990-х – начале 2000-х годов. И если младшее поколение сегодняшних членов РОВСа знает их уже только по книгам, то для старшего и среднего поколения – они были дедами, отцами, соратниками, теми людьми, которые учили нас Белому Делу, верности России и традициям Русской Армии.


Они оставили нам не только добрую память по себе, но и свои заветы, и само Общество Галлиполийцев, продолжающее, как и прежде, оставаться на своём посту в составе Русского Обще-Воинского Союза.

Сегодня Общество Галлиполицев в США – единственная организация, оставшаяся от некогда многочисленного объединения «Рыцарей Чёрного Креста». Его работу ныне продолжают дети галлиполийцев, во главе с потомственным лемносцем, нашим уважаемым Почётным Председателем РОВСа, Донским Атаманом за Рубежом ЯРОПОЛКОМ ЛЕОНИДОВИЧЕМ МИХЕЕВЫМ. Их, вступивших в молодые годы в ряды легендарной организации и получивших законное право ношения Галлиполийского Креста от своих отцов, тоже осталось не много. Тем выше лежащая на них ответственность по сохранению Общества. Тем важнее для всех нас, членов Русского Обще-Воинского Союза, оказать Председателю Общества Галлиполийцев в США всемерную поддержку в его работе.

Хочу подчеркнуть, что Галлиполи – это не просто «страница истории», не просто значительный этап в жизни Русской Армии и всей Белой эмиграции. Галлиполи – это символ нашей белой НЕПРИМИРИМОСТИ к поработившему Россию антинациональному режиму, символ ВЕРНОСТИ нашим национальным Вождям, их памяти и их Делу борьбы за освобождение и возрождение Родины. И этой основной сущности Галлиполи никто не сможет ни заболтать, ни опошлить, ни подменить, кто бы и как бы старательно не пытался сегодня это сделать! <…>

И.Б. Иванов, Председатель РОВСа


ОТ 1-го ОТДЕЛА РОВСа В РОССИИ

22 ноября 1921 года, по окончании пребывания чинов Русской Армии в лагерях, по инициативе чинов 1-го Армейского корпуса, находившегося в Галлиполи, Приказом Главнокомандующего Русской Армии генерал-лейтенанта барона П.Н. Врангеля, было образовано Общество Галлиполийцев.

90 лет прошло с тех пор, как Общество Галлиполийцев, когда-то ставшее основой и костяком всего нашего Русского Обще-Воинского Союза, стоит на своём посту. Девизом Галлиполийцев, выложенным ими из камней в Галлиполи, были слова: «Только смерть может избавить тебя от исполнения Долга!» Этому девизу Общество Галлиполийцев следовало все 90 лет со дня своего основания!

I Отдел РОВС в России поздравляет с 90-летним юбилеем Общества Галлиполийцев Председателя Общества, уважаемого Ярополка Леонидовича Михеева, а также всех членов Общества Галлиполийцев и их потомков! Вам удалось на многие годы сохранить славный дух и традиции Русской Армии. Желаем вам всем здоровья и многих лет плодотворной деятельности на благо нашей Родины – России!

Уважаемый Ярополк Леонидович, Вы и Ваши соратники, оставаясь верными избранному пути, являетесь примером для всех русских антикоммунистов в дальнейшей борьбе за освобождение Русского народа.

I Отдел РОВС в России.
Название: Вечная память Леониду Ивановичу Бородину.
Отправлено: elektronik от 26.11.2011 • 21:22


(http://s47.radikal.ru/i117/1111/c3/934e190c2e04t.jpg)

Биография

Родился в семье учителей. Учился в школе милиции в Елабуге, на историческом факультете Иркутского университета. В 1956 году был исключён из ВЛКСМ и университета за участие в неофициальной студенческой студии «Свободное слово». В 1962 году ему удалось экстерном получить высшее образование (окончил заочное отделение педагогического института в Улан-Удэ). Работал директором средней школы на станции Гусиное Озеро (Бурятия), затем в деревне Серебрянка Ленинградской области.

В 1965 году вступил во «Всероссийский социал-христианский союз освобождения народа» (ВСХСОН), программа которого, по словам самого Бородина, заключалась в трёх основных лозунгах — христианизация политики, христианизация экономики и христианизация культуры[1]. После разгрома этой организации был осуждён и находился в заключении с 1967 по 1973 годы.

В заключении начал писать стихи, после освобождения обратился к прозе. Его тексты через самиздат попадали на Запад и печатались в журнале «Грани». Сотрудничал с самиздатским журналом «Вече», после прекращения его выхода издавал национально-православный журнал «Московский сборник». В апреле 1975 года после конфискации третьего выпуска «Московский сборник» прекратил своё существование.

13 мая 1982 года за публикации на Западе и в самиздате был повторно арестован и приговорён к 10 годам заключения и 5 годам ссылки. Был освобождён в 1987 году.

В 1992—2008 — главный редактор литературно-публицистического журнала «Москва», с сентября 2008 — его генеральный директор.


Прощание с Л. И. Бородиным пройдёт в понедельник 28 ноября. Отпевание в храме святителя Николая в Хамовниках в 11:00.
Название: С днем Святого Георгия!
Отправлено: White cross от 09.12.2011 • 11:19
ПОЗДРАВЛЯЮ членов Русского Обще-Воинского Союза и всех верных Исторической России людей на Родине и в Русском Зарубежье, носящих на плечах и сохраняющих в сердцах погоны Русского Солдата, с Днём Святого Великомученика и Победоносца ГЕОРГИЯ!

Вознесём в этот день наши молитвы за упокой душ Державной Основательницы Ордена Св. Георгия Императрицы Екатерины Великой, а также Российских Государей, Великих Князей, полководцев и офицеров Русских Императорских Гвардии, Армии и Флота – кавалеров самого почётного из всех орденов Российской Империи.


Помолимся о русских солдатах, казаках, матросах – кавалерах Георгиевских Крестов (Знаков отличия Военного Ордена) и медалей.

Молитвенно помянем сестёр милосердия и священнослужителей, увенчавших свои подвиги на полях сражений Георгиевскими медалями и наперсными крестами на Георгиевской ленте.

Вспомним славные полки Русской Императорской Гвардии и Армии, заслужившие в боях Георгиевские знамёна и штандарты.

Не забудем и корабли Русского Флота, по праву храбрейших заслужившие право носить на корме Георгиевские флаги.

Помолимся о Белых Воинах – генералах, офицерах и добровольцах, награждённых Геогриевскими отличиями в самой трудной для русского народа войне – войне междоусобной, войне за Православную Веру, Честь, Свободу и Единство России.

Вспомним, что 70 лет назад, в 1941 году, в рядах Русского Корпуса на Балканах состоялось последнее в русской военной истории награждение Георгиевскими Крестами. Молитвенно помянем Георгиевских кавалеров Русского Корпуса, покрывших себя славою в борьбе против коммунизма.

Пусть подвиги всех этих Вождей и Воинов будут не книжной пылью для перелистывания досужими потомками и воспоминаний о былой славе России, а прямым руководством к действию для нашей молодёжи и для старшего поколения в переживаемый нами очередной критический период истории России, когда её судьба в действительности зависит не от избирательных бюллетеней, не от заседаний в Государственных думах и Законодательных собраниях, а от воли к сопротивлению, гражданского и воинского мужества русских людей.

Обратимся в этот день с молитвою к Святому Великомученику и Победоносцу Георгию и Святым Мученикам и Страстотерпцам, Императору Николаю и Цесаревичу Алексию – Георгиевским кавалерам – о даровании русскому воинству и всему русскому народу победы над игом безбожной, фарисейской власти и всеми врагами России – внешними и внутренними!
***
Из приказа №101 Председателя РОВСа И.Б. Иванова



http://pereklichka.livejournal.com/127904.html?view=745888#t745888



(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000r21gr/s320x240)
Название: Последний Георгиевский кавалер. Юнкер Шауб.
Отправлено: White cross от 09.12.2011 • 20:12
Семнадцатилетний юнкер 4-го пулеметного взвода 1-й роты 1-го полка Сергей Шауб был награжден за отличия в бою 8 декабря 1941 г. у рудника Столица. В тот день рудник, занимаемый 1-й юнкерской и частью 2-й юнкерской рот 1-го полка, был атакован коммунистической бандой некого «Вука». В завязавшемся ожесточенном и продолжительном бою, юнкерам не только удалось успешно удерживать оборону, но и успешно контратаковать, нанеся поражение и обратив в бегство банду и уничтожив ее командира (тот был расстрелян в упор юнкером Фортелем). Тяжелые потери неприятеля подтверждались так же и перехваченным на следующий день донесением коммунистов. Юнкер Шауб, геройски сражавшийся в тот день, получил тяжелое ранение в бок, став единственной в этом бою потерей добровольцев.

"Корнет Гаттенбергер подполз к нему, предлагая ползти вниз, но тот лишь тяжело дышал и ползти не мог. С гребня доносились голоса партизан. Опасаясь, что последние могут броситься в контратаку, корнет Гаттенбергер вынул из кобуры револьвер, готовясь возможно дороже продать свою жизнь. Но партизаны, видя сверху, что их товарищи внизу повсюду отбиты и бегут, решили также начать отход. Поднявшийся на гребень 4-й взвод занял его уже без сопротивления и лишь огнем преследовал отходящего противника. Юнкера Шауба на шинели отнесли вниз к баракам.


Ранение оказалось очень серьезным. Пуля не вышла наружу, а остановилась около самого сердца. На другой день через рудник Заяча, где стоял 3-й батальон, юнкер Шауб был доставлен в Лозницу, а оттуда аэропланом в Белград.

Командир Корпуса генерал Штейфон наградил его солдатским Георгиевским Крестом 4-й степени, второй и последней такой наградой в нашем Русском Корпусе". (В.В. Гранитов "Первый бой")

Юнкер Шауб после боя у Столицы был комисован по состоянию здоровья. Окончил гимназию в Белграде, после войны получил медицинское образование в Мюнхене и Гейдельберге, переехал в Швейцарию в 1951 г. Был женат (его жену звали Жанесс). Скончался доктор Сергей Владимирович Шауб 11 июля 2006 г. в Аарберге, Щвейцария, на 83-м году жизни.

Ниже, мы размещаем статью Шауба "Воспоминания и мысли бойца Русского Корпуса", напечатанную в газете "Наша Страна", №2771 от 14 мая 2005 года.

ВОСПОМИНАНИЯ И МЫСЛИ БОЙЦА РУССКОГО КОРПУСА

В сентябре 1941 года, 17-летним, я вступил в Русский Корпус, в 1-ую юнкерскую роту. Служил недолго: три месяца.

В первом томе книги о Русском Корпусе на Балканах о первом «большом бою» было написано, что я был ранен в бок. Ранен я был в левое легкое. Пуля (очередь из пулемета титовских партизан) попала в меня рикошетом и застряла в лёгком в 3-4 см. около сердца. Был неделю без памяти из-за потери крови. Целый год лежал в военном госпитале (немцы заняли хирургическую клинику в Белграде).

В больнице меня посетил генерал Штейфон, командир Русского Корпуса, и наградил солдатским георгиевским крестом. Крест с лентой, пулю и свидетельство храню возле иконы.

Пулю я носил 20 лет в груди, а в 1960 году вдруг стал харкать кровью и пришлось её извлекать. Слава Богу, медицина созрела для операций грудной полости, а то был бы тогда конец.

Если я только подумаю, что из 15 тысяч бойцов Русского Корпуса остались живыми в конце войны только 5 тысяч, то не такой я уж герой. Герои те, кто прошли через все горнило коммунистических партизан, которых снабжали «союзники». Да «союзники» всегда были таковы! О чем думала интеллигенция начала ХХ века в России?

Прошляпили свою страну прохвостам и предателям.

«Поправившись» — инвалид в 17 лет — я окончил Русско-Сербскую гимназию, выпуска 1944 года. В том же году с последним транспортом русских семейств из Белграда поехали в Германию: мать, дед и я. Перезимовали в теперешней Австрии, а весной «побежали» дальше на Запад и дошли до Мюнхена. Я нашел работу и прибежище, а потом пошёл студентом на медицинский факультет. В 1953 году стал врачём и переехал в Швейцарию, где живу по сей день.

В 1990 году я был принят всей русской колонией в Буэнос Айресе. Для меня эта поездка оказалась зарядкой для деятельности в России. Выйдя на пенсию, я объехал много городов Европейской России, искал и нашел родню в Москве и Петербурге. Это — родня со стороны моей матери, урожденной Ордовской-Танаевской; её отец был губернатором Тобольской губернии с 1914-го по 1917 год.

Побывал я в Тобольске и окрестных селах. В тобольском кремле, в архиве на чердаке, мне удалось найти послужной список деда.

В 1991 году в России началась деятельность Организации Российских Юных разведчиков. Я побывал у них в штаб-квартире и на первом съезде руководителей в «Вербилках», недалеко от Москвы. Еще живя в Белграде, в 1937 году я стал скаутом-разведчиком в 4-ом отряде Святослава Пелипца. Со скаутским руководителем Борисом Мартино познакомился во время войны. После войны я провел два разведческих лагеря под Мюнхеном.

Раcсказываю все это, чтобы было понятно как я горел всем сердцем, радовался тому, что СССР кончился, и надеялся на быструю перемену к лучшему. Но не тут то было. Разъезжая, во многих разговорах и беседах я скоро увидел, что следы и печать коммунизма люди сбросить не могут. Инициативы — ноль. Воззрение на всё философское: «поживём–увидим». Скинуть с себя материалистическо-социалистическое отношение к жизни — не просто. Для этого нужна смена двух поколений, то есть 40-50 лет. А пока особенно страдают от бесхозяйственности государства старики, дети, матери и вообще все немощные, например — инвалиды.

Инициатива только у тех, кто быстро переоделись в демократов. На деле — это простые жулики.

В России (то есть в РФ или Эрефии) меня часто спрашивали: а как я представляю себе восстановление монархии? (Употребляли часто выражение «монархизм» и приходилось всегда исправлять: никаких «измов»; по-русски так не говорят, а надо «монархия»). Я отвечал: без общего желания и без православной веры никто ничего сделать не сможет. Монархия - это не партия и «синеву с неба» никому не обещает. Все следует сделать самим, с верой в Господа.

Сергей Шауб.



(http://s39.radikal.ru/i086/1112/e2/0545813b5773t.jpg)




http://pereklichka.livejournal.com/128199.html
Название: День памяти Св. Апостола Андрея Первозванного
Отправлено: White cross от 13.12.2011 • 17:17
День памяти Св. Апостола Андрея Первозванного - Небесного Покровителя Русской Императорской Гвардии


По давней традиции Русского Воинства в сей знаменательный День во всех уголках мира потомки и преемники гвардейцев вспоминают славные боевые дела своих полков и молитвенно поминают ушедших в лучший мир старших товарищей и далёких предшественников. Это прекрасная традиция, ибо историческая память - моральная основа существования всякого государства и всякой армии.

Поздравляем всех потомков чинов Русской ИМПЕРАТОРСКОЙ Гвардии, верных памяти и заветам своих отцов, дедов и прадедов, а также всех Лейб-казаков в России и Русском Зарубежье с Днём Св. Апостола Андрея Первозванного!



(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000fh0cd)


http://pereklichka.livejournal.com/129178.html
Название: Праздник Святителя Николая Чудотворца
Отправлено: White cross от 19.12.2011 • 22:22
(http://s006.radikal.ru/i213/1112/37/af9c396ecdc4t.jpg)



19 декабря Православные отмечают День святителя Николая Чудотворца - христианского святого, архиепископа Мира Ликийских - одного из самых великих святых, почитаемого во всем христианском мире. За свою земную жизнь он совершил такое множество добрых дел во славу Божию, что их не перечислить, но среди них есть одно, которое относится к числу добродетелей и к тому, что служило основанием их совершения, что двигало Святителя на подвиг, — его вера, удивительная, сильная, ревностная.

Поздравляем всех православных с праздником - днем памяти Святителя Николая Чудотворца! Святителю отче Николае, моли Бога о нас!

В этот день в России и зарубежье отмечают войсковые праздники - праздник всех частей Сибирского казачьего войска, Лейб-Гвардии Кубанской сотни, Кубанского казачьего дивизиона, Донской казачьей 1-й батареи.

1 Отдел РОВС поздравляет всех Сибирских казаков и всех ревнителей памяти названных частей!



http://pereklichka.livejournal.com/130035.html
Название: Герои нашего времени
Отправлено: White cross от 19.12.2011 • 22:28
(http://s014.radikal.ru/i327/1112/d7/8b1f214116a0t.jpg)



усский Север – край суровый. Жить там сможет не каждый. И немногие люди, что живут там (плотность населения северных территорий в разы меньше чем в других частях Европейской России) настоящие русские мужики.

Взять к примеру Верхнетоемский район Архангельской области. Здесь нет интернета, а почта также как и единственный рейсовый автобус из райцентра ходят не регулярно. Трудно тут и с работой. Но мужики не унывают. Они привыкли надеяться только на себя, на свои собственные силы.



(http://s006.radikal.ru/i215/1112/00/ad16c0a8e8a8t.jpg)



Вот и наши два Николая, чины РОВС в этих местах, не только не унывают, но и подают пример всем нам своими делами. Год назад они организовали общину РПЦЗ в память Святителя Николая и приступили к строительству первой в России часовни в память всех русских Белых воинов сражавшихся за честь и свободу России на Русском Севере в годы гражданской войны. В ход идут не только личные средства, которые зарабатываются физическим трудом кочегара (другой работы там просто нет), но и время. А у Николая Ивановича, нашего Представителя в Верхнетоемском районе, трое сыновей, которых он воспитывает в национальном духе. Бог даст, в скором времени, будут помощниками и сменой отцу.







Сам Николай Иванович не собирается останавливаться на часовне. В планах, создания небольшого мемориала в память Белых Воинов-Северян, своими силами конечно. А пока готовилась эта заметка, Николай Иванович сообщил по телефону, что готов крест, который в ближайшее время они с Николаем Васильевичем установят на часовне.

Их по праву стоит назвать героями нашего времени. И в день памяти небесного покровителя, Святителя Николая, мы все желаем нашим Николаям здравия, благополучия и новых свершений во славу Бога и России!


А.С.Терзов.
Название: Немеркнущие идеалы
Отправлено: White cross от 23.12.2011 • 07:47
Два года назад, 22 декабря 2009 года, в Буэнос Айресе скончался скаут-мастер Г. Л. Лукин, человек о котором нужно говорить, дела и мысли которого нужно помнить. Передо мной лежит журнал «Град Китеж. Ведомости Организации Российских Юных Разведчиков Южной Америки» №3, 2000. В нём представлен отчет «Служение России» написанный Г. Л. Лукиным, и повествующий о 60-летней разведческой работе в Европе и Южной Америке, видным участником которой он был. В нём Георгий Львович излагает те мировоззренческие ориентиры, которые легли в основу декларации Съезда ОРЮР в Южной Америке, начальником которой он являлся долгие годы. «Наша цель: служение родине – России. Преданность Богу и Православной Церкви Христовой. Нам пример – Русское Христолюбивое Воинство, РОВС и Белые Организации. Бескомпромиссный антикоммунизм. Мы - Белая Организация, Организация Белых, их детей и их внуков!»


Другие пункты его доклада:

- ОРЮР ЮА является чадом РПЦЗ, давшей этой Церкви за 45 лет 7 священников и 5 иподьяконов.

-Только здоровый русский национализм, вместе с православием, подымет Россию.

- Мы служим России бескорыстно, альтруистически и не пойдем на компромиссы ни с кем, ни за «признание», ни за субсидии, ни за какие бы то ни было иные блага.

- Мы - Белые, и кровавых дел красного интернационализма по отношению к русскому народу не забудем.

В том же журнале, Г. Л. Лукин написал: «Старший скаут-мастер ОРЮР Борис Мартино всегда говорил, что мы должны окружение подымать до себя, а не опускаться до него. Потеряем своё лицо – всё потеряем, и это будет конец разведчества». Увы, эти слова оказались пророческими.

Вернувшись в Россию, в начале 1990-х годов, руководители ОРЮР принесли с собой те идеи, на которых они были воспитаны в эмиграции – верность Исторической России, Белой Идее и РПЦЗ. Но не все бывшие пионервожатые и комсомольцы, ставшие в один миг православными, смогли осознать и впитать в себя эти идеи. Вышло наоборот, эмигрантам пришлось приспосабливаться не только под бывших советских людей, поваливших в ОРЮР, но и под ситуацию сложившуюся на родине в тот момент.
Организация получила стремительное развитие на родине. Но в погоне за массовостью была совершена первая уступка. Заграничная часть ОРЮР согласилась на окормление российских отрядов и дружин Московской Патриархией, хотя на родине было уже достаточное количество приходов РПЦЗ.
Со временем, существованию Российского Отдела ОРЮР стали мешать и многие идеологические принципы старшего эмигрантского поколения, в частности Белого Дела и Русского Освободительного Движения 1941-1945 годов, что послужило причиной для выхода многих национально мыслящих руководителей из ОРЮРа и создания Национальной Организации Русских Разведчиков (позднее "Добровольцев") « Русь » (НОРД «Русь). Однако естественная смена первого поколения руководителей НОРДа своими молодыми воспитанниками привела к тем же проблемам, от которых старшие пытались в свое время уйти. На сегодняшний день ОРЮР в России вполне вписалась в сложившуюся в РФ систему идеологии внешкольного воспитания юношества, которая уже не имеет ничего общего с идеологией ОРЮР Б. Б. Мартино и Г. Л. Лукина. Именно поэтому идеологические ориентиры Г. Л. Лукина сегодня актуальны как никогда. Его имя уже вписано в историю разведчества, но история самого разведчества еще не дописана.

Время требует прихода новых романтиков и идеалистов, таких же верных и непримиримых, каким был при жизни глава Организации Российских Юных Разведчиков в Южной Америке. Хочется надеяться и верить, что со временем в России появиться и отряд разведчиков имени скаут-мастера Георгия Львовича Лукина.

А. С. Терзов

Ниже мы публикуем ссылку на статью Г.Л. Лукина, размещенную ранее в "Перекличке" 30.01.2010 года http://pereklichka.livejournal.com/14044.html, которая может считаться жизненным отчетом этого неординарного человека, до конца оставшегося верным Христу, Исторической России и Белому Делу.

СЛУЖЕНИЕ РОССИИ - ШЕСТИДЕСЯТИЛЕТНИЙ ОТЧЕТ




(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/0006zawr/s320x240)



http://pereklichka.livejournal.com/130727.html
Название: Обращение Председателя РОВСа к членам Союза и единомышленникам.
Отправлено: elektronik от 10.01.2012 • 21:12
Обращение Председателя РОВСа к членам Союза и единомышленникам.
                                      (http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/0007xsd8)
Новый 2012 год вступил в свои права под аккомпанемент массовых народных митингов и акций протеста, охвативших обе столицы и многие российские города... Политические аналитики и журналисты сегодня наперебой выступают со своими прогнозами, пытаясь предугадать, какими политическими катаклизмами обернётся новый год для России и для всего мира. А в том, что наступивший 2012-й будет в политическом плане рубежным, определяющим судьбу русского народа на ближайшие годы – в этом не сомневается никто.

Политические перспективы России в наступившем году весьма заботят и нас – наследников и продолжателей Русского Белого движения. Но прежде, чем перейти к этому вопросу, хотелось бы сказать здесь о той работе, которую в минувшем 2011 году проделали члены Русского Обще-Воинского Союза, о том, чем он нам запомнился.

Прежде всего, 2011 год стал памятным для членов Обще-Воинского Союза тем, что в этом году мы отметили 90-летие Общества Галлиполийцев, являющегося ныне не только старейшей организацией в составе РОВСа, но, по всей видимости, старейшей из всех ныне существующих российских национальных организаций.


Очень показательно, что спецслужбы и официальная пропаганда чекистско-олигархического режима попытались – в присущей им мародерской манере – «перехватить» галлиполийскую тему и использовать её в собственных интересах. Для этого в ноябре 2011 г. в С.-Петербурге ими был организован масштабный и довольно дорогостоящий проект «Галлиполийское Дело», приуроченный к «празднику»(!) 7 ноября под подзабытым уже было провокационным лозунгом «Согласия и примирения» (Согласия кого с кем? Примирения с чем?!) Проект этот, явившийся, по сути, частью предвыборной кампании правящей «Единой России», стал своеобразной смотровой площадкой для внутрироссийских и зарубежных приверженцев, попутчиков и пособников антинационального режима, подвизающихся ныне вокруг темы Белого движения. Разумеется, представителей Общества Галлиполийцев и РОВСа на этих «торжествах» не было, а его организаторы в официальных документах даже не упомянули о 90-летии Общества Галлиполийцев (в противном случае им пришлось бы оглашать и тот факт, что основанная в 1921 году генералом П.Н. Врангелем организация не признаёт законности ныне существующего в РФ режима и контактов с его представителями не поддерживает). В итоге, по целому ряду внешних и внутренних причин, сколько-нибудь серьёзного результата проект «Галлиполийское Дело» не достиг – за исключением списания немалой суммы денег, потраченных на его организацию, – а по существу – провалился…

Но эти сфальсифицированные режимом «именины без именинника», якобы «белая» акция без… участия Белых, ярко продемонстрировали два важных обстоятельства:
1) Очевидное стремление политических фальсификаторов в РФ (на самом высоком уровне) активно махинировать с темой Белого движения и пытаться использовать патриотический образ Белого Воинства для пропагандистского прикрытия сегодняшнего антинационального режима.
2) Огромную важность сохранения историческими Белыми организациями – Обществом Галлиполийцев в США и РОВСом – своих рядов и своих идейных принципов. Ибо до тех пор, пока в их лице существуют подлинные наследники и продолжатели Белого движения, говорить от имени «белых» и использовать псевдобелогвардейское прикрытие кремлёвско-лубянской клике и её агентуре, действующей в общественно-политических кругах России и Русского Зарубежья, крайне затруднительно.

Ещё одним значительным для нас событием минувшего года стало возобновление деятельности объединения ветеранов Русского Корпуса. Символично, что произошло это в год 70-летия основания Корпуса, в те дни, когда члены РОВСа, корпусники и наши единомышленники по обе стороны границы торжественно отмечали корпусной юбилей. Весьма важно, что принятое 9 сентября 2011 года Временное Положение о Союзе Святого Благоверного Великого Князя Александра Невского предусматривает членство в нём не только ныне здравствующих ветеранов-корпусников, но и их потомков, а также молодёжи из числа ревнителей памяти Русского Корпуса. А значит, есть все основания надеяться, что историческая преемственность не будет прервана, а память о делах и героях Русского Корпуса будет сохраняться новыми поколениями русской молодёжи.

Нельзя не отметить успешной работы в 2011 году наших средств информации и связи, прежде всего, электронного журнала «Перекличка», ставшего в последние годы главным рупором РОВСа в сети интернет, а также издаваемого II Отделом РОВСа журнала «Штык», выпустившего к январю 2012 года свой уже 81-й номер и заслужившего высокую оценку со стороны военных специалистов.

Ставлю в пример успехи группы офицеров РОВСа, ведущих в С.-Петербурге военно-патриотическую работу с молодёжью. Воспитательная работа с подрастающим поколением, особенно с детьми младшего и среднего школьных возрастов – это работа по подготовке будущих солдат и офицеров Русской Армии на весьма отдалённую перспективу. Чтобы военно-патриотическая работа с детьми и подростками давала реальный результат, её нельзя вести «от случая к случаю»: она требует от офицеров-воспитателей особой самоотдачи, ответственности, регулярности, терпения и, конечно, знания и умения. С удовлетворением отметим, что всеми этими качествами обладают наши офицеры-воспитатели и помогающие им унтер-офицеры-инструктора, в течение всего 2011 года не жалевшие ни личного времени, ни сил для передачи своим юным воспитанникам подлинного духа православного русского воинства!

Наконец, нужно упомянуть и несколько отрадных для нас событий ушедшего года в области мемориальной работы – это, прежде всего, установка памятной доски героям Белого движения в Прикамье (6 мая 2011 г.) и установка памятной доски Донскому Атаману генералу-от-кавалерии А.М. Каледину в Воронеже (9 декабря 2011 г). Важно отметить, что обе эти мемориальные доски установлены на центральных фасадах учебных заведений – едва ли не первые в РФ случаи! Первая – силами Прикамского Отделения РОВСа на здании школы д. Армязь Камбарского района. Вторая – трудами Представителя РОВСа в г. Воронеже на здании Воронежского Великого Князя Михаила Павловича кадетского корпуса.

Разумеется, всем перечисленным не исчерпывается разноплановая работа, проделанная членами РОВСа в 2011 году. Нужно подчеркнуть, что эта работа была проделана в непростой обстановке, при отсутствии какой-либо моральной и материальной помощи со стороны, а зачастую и в условиях прямого давления и травли со стороны местных «властей», средств массовой информации и спецслужб правящих в РФ и на Украине режимов. Честь и хвала вам за ваши труды и стойкость, господа офицеры, добровольцы, постоянные члены и члены-соревнователи Союза!

Несомненно, для нас, как и для всей России, главным политическим событием ушедшего 2011 года стали декабрьские акции протеста, разразившиеся после очередной фальсификации выборов в Государственную Думу РФ. Но если для многих они явились полной неожиданностью, то для нас таковыми не стали. Ещё осенью 2010 года РОВС констатировал, что организуемая тогда в РФ перепись населения – политизированная и заведомо «липовая» – станет своеобразной репетицией предстоящих выборов, способной продемонстрировать реальный уровень протестных настроений и степень готовности населения отстаивать свои права. Тогда же, в октябре 2010-го, РОВС обратился к населению РФ с призывом бойкотировать «перепись», как и все прочие политические мероприятия антинационального режима. При помощи интернета обращение РОВСа «Бойкот переписи: тест на национальное самосознание и гражданскую совесть» получило широкое распространение и поддержку в кругах русских патриотов. Результат переписи-2010 известен – она была бойкотирована значительной частью населения и с треском провалилась, а её итоги откровенно фальсифицировались. Причём, участие в бойкотировании «переписи» приняли не только члены и сторонники самых разных оппозиционных организаций и движений, но и те группы населения, которые традиционно считались аполитичными. О присоединении к бойкоту объявляли даже целые коллективы предприятий… Это была общероссийская демонстрация возрастающего гражданского сознания народа, его готовности к проведению акций гражданского неповиновения. Это был серьёзный предупредительный звонок для правящего режима. Однако мало кто из политических аналитиков смог тогда по достоинству оценить значение состоявшегося массового всероссийского бойкота «переписи», а правящий режим чекистов и олигархов, будучи уверенным в своей силе, вседозволенности и безнаказанности, в тот момент не сделал для себя должных выводов…

В начале декабря 2011 года РОВС призвал единомышленников бойкотировать политический спектакль беззаконных, фиктивных «выборов» в Государственную Думу РФ. Поэтому у Белых, в отличие от многих сегодняшних оппозиционных партий и движений, нет оснований кричать: «У нас украли голоса!» Ведь Белые и не передавали своих голосов в руки заведомых политических шулеров, на потребу «жуликов и воров». Наши голоса принадлежат не им и не их формальным оппонентам из так называемой системной оппозиции. Наши голоса принадлежат только Исторической России и тем, кто на деле борется за Её возрождение. И в данной ситуации для нас важнейшим является вовсе не то, что в процессе «выборов» были обнаружены (а в большинстве случаев ведь даже и не обнаружены!) махинации с подсчётом голосов. Важнейшим для нас является сам принцип формирования власти в стране. А он ныне по-прежнему, как в тёмные времена диктатуры КПСС, – нелегитимен по происхождению, коррупционен по форме и антинароден по направленности. При таких условиях участие Белых в «выборах» явилось бы не только бессмысленным с точки зрения достижения желаемого результата, но стало бы обманом народа, прямым пособничеством чекистам и коммунистам, изменой Белому Делу.

Наше отношение к бурным событиям конца минувшего года ясно изложена в аналитическом материале «Путинский режим – на пороге краха, слово – за народом». Мы не склонны переоценивать значения, а тем более перспектив начавшихся народных акций протеста. Но было бы глупостью их и недооценить! Степень серьёзности положения, в котором после 4 декабря 2011 года оказалась кремлёвско-лубянская верхушка, характеризуется, в том числе и начавшимся процессом поспешного бегства из путинского стана некоторых его вчерашних друзей, почуявших приближение конца и теперь спешащих откреститься от зашатавшегося режима, «замять» и оправдать своё вчерашнее с ним сотрудничество. Не так ли 20 лет назад бежали с тонущего корабля КПСС коммунистические, комсомольские и гэбистские крысы, наперегонки стремясь успеть вовремя перепрыгнуть в «демократические шлюпки»?

Путинский режим, действительно, оказался на пороге краха. Но ведь этот порог ещё нужно переступить! Само по себе, без усилий, это произойти не может. Многое сегодня зависит от массовости протестных акций, упорства их участников, серьёзности политических требований протестного народного движения. В целом же сегодняшняя ситуация в РФ очень напоминает и во многом в точности повторяет события 1991-го года в СССР. Вновь очевиден глубочайший политический кризис правящего антинародного режима. Вновь стихийная волна массового народного протеста поднимается против лживого, насквозь коррумпированного правления антинациональной «элиты», предающей и обирающей страну, подводящей её к неминуемой гибели. Но, как и 20 лет назад, вышедший на улицы народ – вновь не организован, не имеет настоящих оппозиционных партий и признанных авторитетных лидеров, которым он мог бы доверять, за которыми он мог бы пойти. А те «лидеры оппозиции», которые сейчас пытаются оседлать на митингах народное протестное движение, стремятся подняться на его волне, отнюдь не пользуются доверием народа и не выражают его истинных политических устремлений. Вот почему, несмотря на очень большую вероятность сбросить в 2012 году путинскую клику, шансы переломить при этом политическую ситуацию в корне, одновременно отстранив от власти и всю паразитическую «элиту», крайне невелики. Реально «выбирать» России приходится сегодня только из двух путей: либо режим наследников КПСС будет продолжать существовать в своём сегодняшнем гнусном состоянии, либо он будет вынужден начать очередную трансформацию. Вопрос только в степени и направлении этой трансформации.

Новый 2012 год будет и годом больших юбилейных дат, имеющих национальное значение. В этом году русский народ отметит 400-летие изгнания поляков из Москвы и 200-летие победы над Наполеоном. Не может остаться незамеченной и такая дата как 90-летие исхода Белой армии из Приморья – последнего свободного от большевизма клочка Русской Земли. Для Русского Обще-Воинского Союза 2012 год – это ещё и год 75-летия создания добровольческого отряда РОВСа («Русского Отряда») в Испании и 20-летия первого визита Председателя РОВСа поручика В.В. Гранитова в Россию, с которого началась открытая работа Обще-Воинского Союза на Родине.

Все эти юбилейные и «круглые» даты являются хорошим стимулом для того, чтобы напомнить русским людям, прежде всего молодёжи, о славном прошлом нашего Отечества, борьбе Русского Воинства за честь и свободу России. Но политическая ситуация сегодня такова, что историю надо не только и не столько вспоминать и изучать, сколько делать. Поэтому я желаю всем чинам РОВСа и нашим единомышленникам в предстоящем году выполнить наш воинский и гражданский долг перед Россией так, как подобает солдатам, как завещал основатель нашего Союза, Главнокомандующий Русской Армией генерал-лейтенант барон Пётр Николаевич Врангель.

С Рождеством Христовым и новолетием!


И.Б. Иванов, Председатель РОВСа
7 января, 2012 г.
Название: Re:РУССКИЙ ОБЩЕ-ВОИНСКИЙ СОЮЗ ( РОВС)
Отправлено: White cross от 14.01.2012 • 14:07
Дорогие друзья! Поздравляем Вас с наступившим 2012 новым годом! Рождается Иисус Христос и вместе с его рождением приходит новый год от Рождества Христова. Эти прописные истины, увы, пока остаются непонятыми большинством нашего народа, по советской традиции, отмечающим новый год без Христа, т.е. до Его рождения. И в новом году хочется надеется и верить, что мы все своими делами, словами и молитвами обращенными к нашему Спасителю, приблизим час духовного и национального возрождения нашего Отечества! Желаем всем Вам крепости духовной и физической, твердости и решительности в борьбе за нашу Россию, новых радостей и новых свершений во славу Бога и Родины!



(http://s49.radikal.ru/i123/1201/2b/6093150da889t.jpg)
Название: Скончался Атаман Обще-Казачьего Союза в США Виктор Павлович Метленко
Отправлено: White cross от 15.01.2012 • 21:54
10-го Января 2012г., в 5 ч., на третий день Р.Х., далеко в Сан-Франциско, после продолжительной болезни, отошел к Господу Атаман Обще-Казачьего Союза в США Виктор Павлович Метленко. Панихида прошла в Четверг 12-го Января в 7:30 ч. вечера, в Соборе Всех Скорбящих Радость РПЦЗ. Отпевание и погребение состоялось 13-го января в 10 ч. на Сербском Православном кладбище Колма.

Активный прихожанин Русской Православной Церкви Заграницей, родился в г.Кульджа в семье русского офицера (впоследствии священнослужителя) и принадлежал к плеяде последних участников Дальневосточной эмиграции.


Известно, что победный 45-й принес населению Маньчжурии, Китая горе и слезы, перечеркнул кровавой чертой историю нормального существования всего русского населения на китайской земле, открыв новую, скорбную страницу в трагической эпохе русской эмиграции. В 1947г. вооруженные силы коммунистической партии перешли в контрнаступление, а осенью 1948г. всем стало ясно, что остаткам «недобитой белогвардейщины» приходит конец. К русским шанхайцам присоединились беженцы из Пекина, Тяньцзиня, Циндао, и других районов Китая. Шанхай стал одним из главных центров деятельности советских властей, которые повели широкое примиренческое движение, борьбу за церковное имущество и за эмигрантские души.

Единственная страна, которая откликнулась и заявила, что готова принять беженцев были Филиппины, но только временно, до нахождения стран им постоянное местожительство. "Мы были знакомы приблизительно с 1948г". – Пишет сын Вице-Председателя Союза казаков в Шанхае оренбургский казак Алексей Димитриевич Кочнев - "Когда семья Метленко из шести человек (отец дьякон Павел, матушка, три сына Александр, Виктор, Геннадий и дочь Галина) прибыли из провинции Синьзянъ в Шанхай. Затем в 1949 году с группой около 6000, главным образом Русских, на беженских началах, мы были перевезены на остров Тубабао, Самар, Филипинны, где жили почти два года в палатках и в 1950/51 стали переселятся как Ди Пи Displaced Persons, (Перемещенные Люди) - кто в США, а другие в Австралию, Сан Доминго, Аргентину, а самые больные были приняты Францией".

На открытии известного памятника «Казаки - Казакам» в мае 2005г., многим запомнилась речь Виктора Павловича:

«Ваше Преосвященство, Отцы духовные, собратья казаки и казачки, кадеты, скауты, имперцы и дорогие сердцу русские и православные люди, собравшиеся все вместе сегодня на этом святом месте! Христос Воскресе! Наконец наступил для всех нас долгожданный, радостный и светлый день освящения памятника, созданного в честь всех погибших от жестокого красного террора, который принес море слез и непоправимого горя казачьим семьям. Никого не щадили красные комиссары: невинная кровь казачьих детей и матерей, мужей и жен, братьев и сестер навсегда осталась несмываемым позором их звериной лютости и мрачного мракобесия.

Один только Лиенц, где погибли десятки тысяч казаков — бессмертная гордость и слава Русской Армии, вызывает в груди бесконечную боль и страдание за попранную и поруганную честь нашей светлой Отчизны! Сколько унижения и горя пришлось пережить России, связанной по рукам и ногам красным кумачом и позорно поставленной на колени?! До сих пор Россия не смогла до конца оправиться от нанесенных ей смертельных ран и увечий...

Наши сердца наполнены благоговейным трепетом и светлой радостью при виде этого памятника, воспевающего бессмертный подвиг российского православного казачества в то страшное лихолетье. Наконец настал этот долгожданный час, когда наш памятник с Божией помощью закончен и освящен! Вечная слава и память героям — казакам — защитникам нашего родного Отечества!

Нам всем дорог этот торжественный и памятный день Светлой Пасхальной Недели — мы видим в этом промысел и перст Божий на богоугодное дело! Не случаен день и час этого важного события! Земля Российская орошена мученической кровью православных христиан, стоны и крики которой звучат в наших сердцах и по сей день. Казаки, верные защитники Родного Отечества, сложили свои буйны головы на поле брани, но ни один из них не покинул поле сражения! Полевые цветы да степной ковыль справили им панихиды в те страшные дни...

Да пусть ведают и знают потомки православной земли Русской минувшую историю Великой России! Да пусть ведают и знают и наши дети и потомки их детей истинную историю венценосной, а значит — непобедимой России!

Склонив молитвенно наши головы, будем непрестанно молиться о подлинном расцвете духовного и патриотического возрождения России! Наша сила — в единстве, в нашей русской всенародной православной соборности! Да здравствует великая, непобедимая и Святая Русь! Да здравствует всероссийское казачество! Христос воскресе!».

Да упокоит его душу Господь в своем Царствии.
С.Простнев

На фото: Виктор Павлович Метленко - второй слева.



(http://i031.radikal.ru/1201/7c/09952823ae4bt.jpg)



http://pereklichka.livejournal.com/134905.html
Название: Панихида по православным Вождям
Отправлено: White cross от 17.01.2012 • 22:05
15 января в храме Преподобномученицы Великой Княгини Елизаветы (РПЦЗ) во Владивостоке состоялась традиционная панихида по православным вождям казачьих антикоммунистических формирований. В этом году исполнилось 65 лет до дня гибели генерала от кавалерии П.Н.Краснова, генерал-лейтенанта Г. фон Паннвиц, генерал-майора C.Н.Краснова, генерал-лейтенанта А.Г.Шкуро, генерал-майора Т.Н. Доманова и генерал-майора Cултан-Гирей Клыч. Казачьи генералы были повешены 16 января 1947 года в во дворе внутренней тюрьмы МГБ СССР (Лефортово) в Москве. Большевики обвинили казачьих генералов в создании белогвардейских отрядов, которые <<вели вооруженную борьбу против Советского Союза и проводили активную шпионско-диверсионную и террористическую деятельность против СССР.

На панихиде традиционно присутствовали чины Дальневосточного Отделения РОВС во главе с начальником Отделения поручиком А.Ю.Бушиным, который по окончании молитвенного поминовения православных воинов выступил с краткой речью. А.Ю.Бушин подчеркнул, что хотя Бог и не благословил победу Русского Освободительного Движения, однако память о Белых воинах, мужественно встретивших позорную смерть от рук сталинских чекистов, будет и дальше вдохновлять на служение России современных продолжателей Белой Борьбы.

14 декабря панихида по казачьим атаманам состоялась в домовом храме Державной иконы Божией Матери РПЦЗ в Санкт-Петербурге, которую отслужил в присутствии Председателя РОВС епископ Виктор, Санкт-Петербургский и Северо-Русский.



(http://s018.radikal.ru/i510/1201/34/ff404b6fd9dft.jpg)



http://pereklichka.livejournal.com/135031.html
Название: Молебен на месте расстрела заложников.
Отправлено: elektronik от 16.02.2012 • 21:49
                                                    Молебен на месте расстрела заложников.

18 февраля 2012 года в день памяти иконы "Взыскание погибших",
состоится молебен на месте, где в 1917-1920 гг. большевики осуществляли массовые расстрелы заложников.

                                                                    (http://s018.radikal.ru/i526/1202/95/6894a68bcb2ft.jpg)


Национальный Общественный Комитет по увековечению памяти жертв красного террора «Взыскание погибших» сообщает, что 18-го февраля (Суббота), когда Православная Церковь отмечает День памяти иконы "Взыскание погибших", в 15:00, у Головкина бастиона Петропавловской крепости (с внешней стороны, обращенной к Кронверкской протоке, напротив Артиллерийского музея), состоится молебен на месте, где в 1917-1920 гг. большевики осуществляли массовые расстрелы заложников.

Приглашаем всех неравнодушных принять участие в молебне.
Справки по телефону в Петербурге: 929-34-45.
http://pereklichka.livejournal.com/
Название: Памяти С.Н. Флегинского
Отправлено: White cross от 18.02.2012 • 07:57
(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000rcyxb)





17 февраля 1972 года скончался галлиполиец и корпусник капитан Сергей Николаевич Флегинский. К 40-летию его памяти размещаем данную статью младшего унтер-офицера 2 Отдела РОВС А.А.Тлустенко, впервые опубликованную в "Нашей Стране" No. 2921.

В опасности - спортсмен

Сергей Николаевич Флегинский родился 20 января 1901 года в Тифлисе, а умер на теплоходе по пути в Уругвай в порту Барселоны 17 февраля 1972 года. Похоронен в Монтевидео.

В 1911 году был принят в Александровский кадетский корпус в Санкт-Петербурге. В 1919 г. в Екатеринодаре поступил в Константиновское Военное Училище (67-й выпуск). 18 декабря 1920 г. в Галлиполи выпущен подпоручиком в Гвардейский Батальон.

В Гражданскую войну с 1918 года - рядовой в составе Добровольческой Армии, затем с февраля 1919 г. юнкер Константиновского Военного Училища. За участие в боевых действиях в Крыму и десанте на Кубань в 1920 г. награжден двумя Георгиевскими крестами 4-й степени. Четыре раза был ранен. 2 ноября 1920 г. эвакуирован в составе училища на военном транспорте «Дон». Галлиполиец. После передислокации пехотных частей в Болгарию, недолго работал там на угольной шахте. До 1945 года проживал в Югославии, работал маляром и учился в землемерном техникуме, был начальником геодезической партии, совладельцем предприятия по изготовлению брусчатки и строительству дорог.

С 1941 по 1945 г. в составе Русского Корпуса на Балканах: поручик, командир отделения 4-го взвода 5-й сотни 1-го полка, командир охотничьей команды 1-го полка, командир взвода 9-й роты 3-го полка, лейтенант, командир роты, капитан. Был ранен, получил боевые награды.

Его командир роты Е. Смола-Смоленко в своих воспоминаниях дал Сергею Николаевичу такую характеристику:

«Мой заместитель - командир 1-го взвода, лейт. С.Н. Флегинский, исключительно храбрый офицер и, если можно так сказать, спортсмен в опасности. Это его качество немало меня беспокоило и заставляло довольно часто удерживать его буйные порывы».

Но именно это качество в бою под Шолубари 21 мая 1943 г. позволило ему атаковать 20-ти кратно превосходящего противника и вывести разведку из окружения. Подчиненные вспоминали, что Сергей Николаевич никогда не одевал каску, а носил только офицерскую фуражку; уложив людей на землю, ходил во весь рост под огнем противника и успокаивал их.

Вместе со всеми частями Корпуса 12 мая 3-й полк перешел Драву, сдал оружие англичанам и стал лагерем возле Клагенфурта. Узнав, что в окрестностях орудуют агенты СМЕРШа, выкупающие за деньги у местных фермеров бывших советских граждан, Сергей Николаевич со своими бойцами обошел округу, предупреждая людей. Всех желающих отправлял в лагерь Корпуса в Тигринге, где им выдали бумаги о том, что они являются членами семей корпусников.

В лагере Келлерберг пребывал в 1945– 1949 гг. Будучи в нём, Сергей Николаевич предпринял вылазку на территорию Германии в поисках своих однополчан. Попав во французскую зону оккупации, при переходе границы был арестован и на несколько месяцев заключен в замок Купштейн. В феврале 1949 года выехал в Аргентину. С августа 1950-го – в Уругвае. Состоял в Союзе Чинов Русского Корпуса, был председателем ревизионной комиссии в Аргентинском отделении Союза, а также числился в Гвардейском Объединении в Париже в составе Лейб-Гренадерского полка.

Родным и близким (его жена - Елена Алексеевна, дети - Сергей и Инна) Сергей Николаевич запомнился смелым, решительным, энергичным, до конца исполнявшим свой долг, в то же время, любящим отцом и мужем, верным товарищем…

А. А. Тлустенко




http://pereklichka.livejournal.com/140692.html
Название: Фальшивая борьба за Сирию
Отправлено: White cross от 21.02.2012 • 08:45
(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000rddtg)


2011 год для Ближнего Востока стал настоящей перетасовкой карт. Никто не мог предположить, что Муаммар Каддафи найдёт свою смерть от пули повстанца, Хосни Мубарак окажется за решёткой, а их коллеги из Сирии и Йемена будут вынуждены в течении нескольких месяцев вести борьбу с повстанческим движением. Но если Али Абдалла Салех ещё отделался титулом "почётного президента" и иммунитетом от судебного преследования, то Башару Асаду до сих пор приходится расхлёбывать последствия "арабской весны".

А последствия для Сирии очень серьёзны: в стране идёт, по сути, гражданская война. И практически полностью повторяется ливийский сценарий: сначала повстанцы захватывают какой-нибудь крупный город, делают его своей базой, а потом сколачивают свою армию и посылают своих послов в другие страны с просьбами надавить на руководство страны. Давление тоже делалось обычным способом: "негодующие" политики других стран вводят экономические санкции и оказывают всякую помощь повстанцам. Т.к. санкции должного эффекта не оказывают – в ход идут резолюции ООН.

Сейчас вокруг Сирии ведётся дипломатическая война между двумя вариантами урегулирования ситуации: сделать как с Ливией или запретить все попытки внешнего вмешательства. За первый вариант выступает Запад и актив суннитского блока (нефтемонархии Персидского залива). К слову, страны Залива (особенно Катар) сразу заняли воинственную позицию по отношению к сирийскому вопросу, прямо требуя передачи власти сирийским повстанцам под угрозой отправки своих войск. В своей статье "Гремучий коктейль" (http://pereklichka.livejournal.com/123540.html) я уже писал, кем по сути являются нефтемонархии Залива.

Россия и Китай решили воспользоваться вторым вариантом и наложили вето на все резолюции ООН касательно Сирии. Это вызвало массовые демонстрации возле посольства РФ в Сирии, церемониями сжигания русского флага повстанцами и т.д.

Однако это не сравнится с реакцией в нашей стране. Национал-большевики, прокремлёвские группировки, да и простое население просто возликовали. Стали добрым словом поминать СССР, Сталина и Путина.

А есть ли на самом деле повод для радости?

Конечно, каждому из нас хочется, чтобы наша страна отошла от сегодняшнего вялого положения и вернулась на мировую арену полноправной державой. Но мы должны помнить: подобное возвращение возможно только после десоветизации и сложнейшего лечения страны от последствий большевистских экспериментов. Вся политика РФ является по своей сути антирусской и всякое её торжество не является праздником для русского народа.

Сейчас происходит то же самое. Блокирование резолюций ООН по Сирии диктуется не принципами исторической политики России, а личными шкурными интересами правящей элиты. Прежде всего, это отличный рекламный ход для обуздания оппозиции, укрепления власти и пиара предвыборной кампании Путина. Второй заяц, на которого охотятся кремлёвские политтехнологи – повышение престижа РФ во всем мире, т.к. в адрес России (а для иностранцев, к большому сожалению, нет разницы между Россией и РФ) давно летят упрёки в потакательстве Западу и нежелании оказывать покровительственную помощь слабым странам.

Раз власть преследует свои интересы, то политика по поддержке Сирии будет продолжаться только до тех пор, пока чекистско-нуворишская элита не получит желаемое. Отстаивать интересы России она не собирается. Тем более, что если она этим займётся – то все мосты на Запад будут сожжены. Кремлёвская элита потеряет всё своё имущество за границей, все свои счета в банках и т.д. Сейчас, когда в нашей стране назревает гражданская война – это просто самоубийство. Поэтому в ближайшее время стоит ожидать отхода России от политики защиты Сирии.

Встаёт вопрос: что нам стоит ожидать от Сирии в ближайшее время? Всё сейчас зависит от того, успеет ли Башар Асад воспользоваться данной РФ и Китаем передышкой и пойти на радикальные шаги, не дожидаясь военного вмешательства Запада и его слуг из Персидского залива. Проблема усугубляется тем, что сами повстанцы пользуются активной поддержкой Запада, и поэтому успокоить их обещаниями и различными политическими реформами не получится. Всё, что может сделать президент Сирии – это ослабить повстанцев и отвратить от них остальное население. И на всё это очень мало времени, т.к. после президентских выборов в нашей стране и "переизбрания" Путина (хорошо, если этого не случится), Башару Асаду остаётся надеяться только на Китай, в деле сохранения иммунитета от военного вмешательства. Но Китай, несмотря на свою экономическую мощь, не настолько самостоятельное государство в международной политике, чтобы в одиночку гнуть свою линию. Это объясняется тем, что собственником китайской экономики является финансовая элита США. А это означает американский контроль над Китаем в той или иной степени. Разумеется, что Китай – не послушная марионетка дяди Сэма, он имеет достаточно широкий коридор для своих действий, но отстаивать общую политическую линию Китай не способен. В данной ситуации Китай наложил вето не чисто по своему желанию, а из-за позиции РФ. Так что для Китая это также дело престижа.

Поэтому можно с большой вероятностью утверждать - Сирию ожидает участь Ливии, спасти Башара Асада может только чудо.

В целом, ситуация вокруг Сирии является лишним доказательством того, что современная система международных отношений несостоятельна. Соединённые Штаты использовали верный принцип политического шерифства в своих корыстных целях, превратив всё международное право в пустой звук и заменив его своими желаниями. Обязанности "мирового жандарма" можно доверить только той стране, которая не преследует личных интересов, где только можно, и которая может гарантировать выполнение международного права своей силой и авторитетом. Политические принципы Российской Империи (мир, порядок, справедливость) и её вес больше всего отвечали таким требованиям. Её восстановление – это первый шаг к стабилизации. И поэтому мы сегодня не можем предать Империю в угоду её врагам и всем тем, кто выступает за чисто национальное государство или воскрешение сгнившего трупа СССР.

Глеб Ходкевич



http://pereklichka.livejournal.com/141395.html
Название: Поздравление Председателя РОВСа И.Б. Иванова
Отправлено: White cross от 22.02.2012 • 08:49
(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/0004k611)



РУССКИЙ ОБЩЕ-ВОИНСКИЙ СОЮЗ
Председатель: капитан И.Б. Иванов
а/я 107, Санкт-Петербург, 198262, Россия. St.-Petersburg, Russia
ivanov-liskin@mail.ru

22 февраля 2012 года
Из Приказа № 102
Русскому Обще-Воинскому Союзу

п.1

ПОЗДРАВЛЯЮ чинов Русского Обще-Воинского Союза и всех русских людей, верных Исторической России, с 94-й годовщиной выступления Добровольческой Армии в 1-й Кубанский генерала Л.Г. Корнилова поход, а чинов I Отдела РОВСа в России – с 16-й годовщиной основания Отдела!

В день 22 февраля слова о продолжающемся Ледяном походе произносились уже не раз и, казалось бы, они могли утратить свою остроту. Но слова эти до сих пор образно отражают суть происходящего. Как и 94 года назад, русские люди, не утратившие в своих сердцах Веры и Отечества – в походе. Этот поход ведется за честь Русского Имени и само существование Российского Государства – Великого, Единого, Свободного. Наши цели остаются неизменны.

*****



http://pereklichka.livejournal.com/141989.html
Название: В свет вышел новый номер "Переклички"
Отправлено: White cross от 23.02.2012 • 17:28
Представляем Вашему вниманию недавно вышедший новый номер "Переклички" с избранными статьями из сетевой версии журнала.


(http://pics.livejournal.com/gleb_hodkevich/pic/0000rhg4/s640x480)



(http://pics.livejournal.com/gleb_hodkevich/pic/0000s2s3/s640x480)



http://narod.ru/disk/41606950001.94f5d3c5413d2b34918e6e1b7cd0391d/Перекличка%2019.pdf.html


Скачать перекличку.



http://pereklichka.livejournal.com/142170.html
Название: Последний бой генерала М.М. Зинкевича
Отправлено: White cross от 23.02.2012 • 22:54
(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000rg6dp)



23 февраля 1945г. в бою под Бусовачей (Босния) погиб командир батальона 5-го полка Русского Корпуса, генерал-майор М.М.Зинкевич, последний командир Алексеевского полка. В 2010 году мы разместили статью полковника Мацылева о генерале М.М.Зинкевиче. В этом году мы размещаем воспоминания М. Федоровского, одного из участников боев под Бусовачей. Оригинал был напечатан в "Наших Вестях" №369 (март-апрель 1978 г.)

В двадцатых числах февраля 1945 года Пятый полк Русского Корпуса, охранявший один из участков линии Сараево-Загреб в районе городка Бусовича, был вынужден после трёхмесячных боев отойти под натиском всё возраставших, хорошо вооружённых, а главное свежих партизанских сил Тито.

Полком в то время командовал полковник А.И. Рогожин, командирами батальонов имея генералов М.М. Зинкевича и Ф.Э. Бредова. В ночь на 23 февраля второй батальон был расположен на линии деревушек Горно-Ровно – Долно-Ровно. 11-я рота полковника Т.М. Чибирнова находилась в Горно-Ровно, 10-я, вместе со штабом батальона, разместилась в Долно-Ровно, расположенном в полутора километрах от стоянки 11-й роты, в резерве же в местечке Ковачица была 9-я рота.

Лежал глубокий снег, заставлявший противников пользоваться исключительно протоптанными и покрывшимися ледяной коркой дорожками. По ночам мороз достигал 18-20 градусов, и масло в итальянских легких пулемётах сгущалось, отчего пулемёты плохо работали.

В эту ночь противник перешёл в атаку. Крайняя усталость и измотанность людей, просидевших в течении трёх месяцев на позициях, привели к тому, что планомерное отступление превратилось в беспорядочное бегство, приведшее остатки батальона – в эту ночь батальон потерял убитыми, ранеными и пропавшими без вести приблизительно половину своего состава, - в местечко Бары, расположенное в двух километрах к северо-западу от разбитого воздушными налётами городка Бусовича.

Как сейчас помню, благодаря усилиям командира батальона генерала Зинкевича и полковника Чибирнова остатки его были собраны и заняли новую боевую позицию. Самообладание и умение влиять на подчинённых генерала Зинкевича привело к тому, что паническое чувство страха, охватившее батальон, прошло и он удержался на позиции в Барах.

От этого местечка у меня в памяти осталось воспоминание о двух хибарках и хлеве, расположенных на склоне холма и простреливаемого с фронта и фланга противником, занявшим очень выгодную для него позицию. Около одной из этих хибарок расположились остатки 11-й роты и взвода, тяжёлых пулемётов, около другой – остатки 9-й и 10-й рот и штаб батальона.

Настало чудное солнечное утро. Батальон, несмотря на всё усиливающийся ружейный и миномётный обстрел, отдыхал после тревожной ночи. Люди разместились по укрытиям или отогревались в указанных домиках.

Генерал Зинкевич вышел вместе с полковником Чибирновым изучить обстановку. Они стояли около угла штабной хаты, рассматривая в бинокли линию фронта, как вдруг упавшая между ними мина свалила обоих в снег.

- Вот опять двух наших здорово шарахнуло – сказал мне вошедший лейтенант Зипунников, приятель мой по медицинскому факультету, тогда командир тяжёлого взвода.

Я выбежал из хибарки, чтобы оказать первую медицинскую помощь. Шагах в ста я увидел две корчившиеся фигуры и побежал к ним напрямик, решив не пользоваться укрытием довольно извилистой канавы, мало укрывавшей от миномётного обстрела.

Подбежав к раненым, я узнал в них командира батальона и своего командира роты.

- Федоровский, передайте "паку" (противотанковая 37 мм пушка), чтобы он открыл беглый огонь – приказал мне генерал Зинкевич.

Пока я осматривал его самым поверхностным образом, он всё время полусознательно повторял эти же слова. Я увидел, что у генерала перебиты обе ноги, и понял, что он исходит кровью.

В это время начали подбегать другие и я, увидев среди них доктора Метальникова, поспешил к лежавшему в трёх шагах полковнику Чибирнову. Меня поразило выражение нечеловеческого страдания на его лице. Он был весь залит кровью и я сравнительно долго не мог обнаружить рваную рану в паху и раздробленную кисть левой руки. Накладывая повязки потуже и тем стараясь приостановить кровотечение, я сдавливал пораненные места.

- Доктор, ведь я ещё человек! – несколько неожиданно для меня произнёс полковник Чибирнов, не издававший до того ни одного стона.

Затем он попросил у меня закурить, и когда были закончены перевязки, раненых отправили в Бусовачу. Капитан Гапон – фельдфебель 11-й роты – организовал отправку раненых на приставной лестнице и куске выломанного плетня.

На следующий день генерал Зинкевич и полковник Чибирнов, доблестные офицеры Алексеевского полка, скончались, а в осиротевшем батальоне вечером того же дня насчитывалось 97 человек строевых.

М. Федоровский



http://pereklichka.livejournal.com/142962.html
Название: Re:РУССКИЙ ОБЩЕ-ВОИНСКИЙ СОЮЗ ( РОВС)
Отправлено: elektronik от 11.03.2012 • 20:04
Воспоминания юнкера о февральской революции.

    9 Мар, 2012 at 9:06 PM
(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000rwz6b)

Эти воспоминания юнкера 1-го Сибирского корпуса не займут много времени, но окунут читателя в реальную историю без советского грима и косметики. Они передадут атмосферу, «бескровной» революции и тот воинский дух, который был присущий безусым мальчишкам-юнкерам Николаевского кавалерийского училища, вставшим на защиту поруганной Родины.

Два года тому назад

25-го февраля 1917г. (ст. ст.) телеграммой начальника училища я был вызван, как прикомандированный к эскадрону в легкоконную школу юнкеров, и навсегда покинул Кавказский запасной полк, где числился в 9 маршевом эскадроне Северного драгунского полка. В полку было все спокойно: шли эскадронные учения и готовились к весенней кампании, нижегородцы старались казаться подготовленее северцев, северцы из кожи лезли, что бы превзойти терцов, казаки тягались с дикой дивизией, - словом, была обычная картина тылового житья маршевых эскадронов незадолго до отправки на пополнение родных полков.

Поезд уходил из Армавира около полуночи. Я в последний раз был на поверке и молитве, после которой пропели «Боже, царя храни», еще раз простился с эскадроном и, напутствуемый пожеланиями вернуться в полк корнетом, отправился на вокзал.

Там время прихода поезда промелькнуло почти незаметно в разговорах с офицерами и вольноопределяющимися, снова повторились пожелания увидеть меня в полку корнетом и, высказалась самая искренняя зависть по поводу того, что я покидаю всем нам наскучивший Армавир. О готовящихся беспорядках в столицах никто не знал и, все были убеждены, что с весны наши армии перейдут в наступление.

В поезде я попал в вагон Москва-Тифлис в купе с двумя хорунжими и мичманом. Они были из Батума и тоже ничего не знали о столицах. Газет по дороге мы не брали, садившиеся в Лисках и Воронеже кавалеристы рассказывали лишь о мелочах полковой жизни и мы в блаженном неведении о происходящих в России событиях приехали в Москву в ночь на 28 февраля. Калачевская площадь была пуста и трамваев не было ни у Рязанского, ни у Николаевского, ни у Ярославского вокзалов.

- С каких часов начинают ходить трамваи? – спросил я у носильщика, несшего мой чемодан.
- А кто его знает, - пойдут ли: вчера с полудня их не стало.
- Забастовка?
- Да Вы издалече должно быть Ваше благородие? У нас в Москве не спокойно.
- Что так?
- Да царя вишь, не надо стало! Без него, сказывают, легче народу будет.


На подъезде Николаевского вокзала стояли толпой артельщики и оживленно разговаривали.
- Всех городовых, сказывают, поснимали с постов.
- Какой-то полковник с орденами ездил на автомобиле и приказывал, чтобы ни одного околоточного больше не было, а не то прикажут стрелять!
- Не прежние времена, отошло их царство!
- Ну а мы на работу станем нынче?
- А это как будет распоряжение от рабочих…

Но вещи на хранение приняли, и я пошел по Москве, чтобы посмотреть, что в ней делается.

Москва была, как всегда своеобразной: у Иверской толпы народа теснили вокруг часовни и служили молебны, а с подъезда Исторического музея кто-то выкрикивал зажигательные слова и слышались громовые раскаты «Ура!». На Дмитровке у Дмитрия Солунского служили литургию преждеосвященных даров и, в церкви было много молящихся, а мимо окон несли красные флаги, пели руссофицированную Марсельезу, Варшавянку и "Смело товарищи в ногу". Псаломщик читал и поглядывал в окно, служба шла под аккомпанемент редких ружейных выстрелов. На улицах ездили казачьи патрули, но старались держаться в стороне от демонстрантов, которых появлялось все больше и больше. Часов в двенадцать стали останавливать извозчиков и снимать с них седоков. Москва пустела и пешеходы торопливо бежали по тротуарам, стараясь добраться до спокойного уголка. Вместо трамваев, извозчиков по улицам неслись грузовики, переполненные солдатами и рабочими с винтовками. На автомобилях были красные флаги, на груди пассажиров красные банты. Офицеры с красными бантами и перевязями на рукавах и погонах стояли на подножках автомобилей и кричали, размахивая обнаженными шашками:
- Ура!
И толпа вторила им, кидая шапки вверх.

В вагоне, везшем нас из Москвы к северу, разговоры шли на темы о происходящих в Москве событиях. Прапорщики и другая молодежь восторженно говорили о новых горизонтах и подъеме среди солдат. Кто-то указывал на «бескровность революции».

- А трупы городовых и офицеров, которые лежат не подобранными на улицах? – спросил старик-полковник: - или это не считается пролитием крови? Да и потом, все ли пойдет так гладко, как это высчитано теоретически? Поднять толпу народного негодования легко, но пойдет ли эта толпа по определенному руслу?
- Реки в половодье разливаются на десятки верст, но это не мешает им войти потом в свои берега! – запальчиво заметил капитан с академическим значком.
- Но есть примета, что чем сильнее разлив, тем больше мелей в середине лета и дай Бог, чтобы наблюдаемый нами взрыв народного негодования не посадил Россию на мель, - хладнокровно возразил полковник и принялся свертывать толстую крученку.


На станции назначения я не нашел ничего похожего на столичное волнение: на платформе стояли бравые жандармы, около вокзала городовые и околоточный, присоветовавший мне: садись прямо на извозчика и запомните его номер. Если запросит лишнее, сообщите вам в часть.

По дамбе в город ходили желтенькие вагоны трамвая, ехали подводы, шли люди. В одном месте толпа фабричных крикнула вдогонку:
- Офицер! Бей его…

Но, в общем, вокзал и город напомнили мне мое первое знакомство с городом до войны, когда я был юнкером мирного времени: так было тихо и спокойно вокруг. Не менее спокойно было и в училище, но дежурный юнкер подверг меня самому детальному допросу относительно положения в Москве: сын жандармского офицера, он боялся за отца и за свою семью. Дежурный офицер опросил меня не менее тщательно и сообщил по телефону эскадронному командиру и начальнику училища. Оба предложили мне не уходить из дежурной комнаты, и я в третий раз должен передать свои московские впечатления.

- Словом, Россия гибнет! – заметил начальник училища, когда я окончил свой рассказ.
- И не нам ее спасти, - дополнил эскадронный: - пока не пройдет угар и люди не придут в ужас от того, что они сделали.


1-го марта была езда на манеже, классные занятия и панихида по Императору Александру II. Жизнь легкоконной школы шла обычным размеренным темпом, и мне казалось сном все виденное в Москве. Я сидел в своем взводе и рассказывал, чуть ли не в сотый раз о событиях в Белокаменной.
- Ну, здесь нам ничего подобного не увидеть! – Говорили вокруг юнкера.
- Да и в Москве, наверное, все теперь тихо.
- Поднять всю армию нельзя!
- Кавалерия не пойдет, - будьте ж уверены!
- Да, это преждевременно говорить, что революция прошла.
- Поживем, увидим!

В это время кроваво-красный блик упал в окно и обдал зловещим светом половину дортуара.
- Что это? – Кинулись к окнам.
- Тюрьма горит!
- Жгут полицейское управление!
- Вот вам и спокойствие в нашем захолустье!
- Очевидно, бескровная революция и здесь…
- Придется кое-что пережить…
- Строиться! – влетел дежурный юнкер.


Внизу затрубили сбор, дневальные бросились будить спящих после обеда. Вихрем летели вниз по лестнице сугубцы младшего курса, но старший курс забыл свою привилегию – приходить позднее новичков-зверей и поспешно шел в портретный зал, где уже слышалась команда взводных:
- Становись!
Не успели построиться и услыхать обычное:
- «Чище в затылок», - как раздалось:
- Равняйсь!

Вошел вахмистр, за ним следом появился дежурный офицер.
- Смирно! Равнение на право и на лево!

Эскадрон поднялся на носки и замер. Дежурный офицер был серьезен и поздоровался особенно отчетливо, отчеканивая слова. Ему также: наша школа любила щеголять своей выправкой. Не успел затихнуть гул приветствия, как вошло все начальство с начальником училища во главе. Поздоровавшись, начальник училища счел своим долгом обратиться к нам с речью:
- Не нам решать судьбы России, но мы дали присягу на верность воинскому долгу и не можем отступать. На страже права и порядка призываю всех вас стоять за армию и нашу школу. В городе беспорядки и в них могут принять участие полки пехоты. Мы обязаны охранять мирных жителей от погромов и потоков крови. Я уверен, что каждый из вас выполнит свой долг. Имеющие в городе родных могут пойти в отпуск и узнать о положении в городе, но к поверке все должны быть в сборе.

В отпуск пошли без оружия, бывшие студенты и гимназисты в виде «штатских» фигур», вольноопределяющихся в формах своих полков. Вернулись благополучно, но передали о выстрелах в городе и угрозах поджогами и погромом. Вечерняя молитва прошла своим обычным порядком, и особенно истово пели – «Спаси, Господи» и гимн. После молитвы поднялись в эскадрон: зарево не уменьшалось и дортуары были ярко освещены красным отблеском пожара.
- А ведь ночью нам не придется спать!- заметил кто-то.
- Не запугивайте!
- У страха глаза велики.
- А вот запомните мое слово…
- Не пророчьте!


Утром 2-го марта были строевые занятия, и училище жило, как будь-то ничего не совершалось вокруг. А между тем, сведения из города были ужасные: губернатора в нижнем белье среди белого дня водили по городу, заставляли танцевать на площади босиком и повесили на фонаре, в полках начались беспорядки и избиение офицеров, не спешивших встать в ряды бойцов революции и заменить старые знамена красными флагами, на городовых и жандармов устраивались облавы и их трупы, залитые кровью, лежали на площадях и перекрестках, подвергаясь поруганию толпы.

- «Бескровная революция!» – цитировали из «Русского слова», каким-то образом попавшего в училище.
- Невиданный в истории России переворот!
- Перевернет всю Россию!
- Перевернуть легко, а вот поставить на ноги…


К вечеру сообщили, что на площади лежит растерзанный толпой труп офицера-драгуна, бывшего нашего юнкера. Он еще первого шел по площади и встретил солдата, который толкнул его и обругал, - передавали со слов очевидцев: - Он обнажил шашку и рубанул его. Тут же началось преследование, толпа погналась и, несмотря на отчаянное сопротивление, избила его до смерти, не оставив живого места.
- Что же будет? – недоумевали юнкера.
- Неужели же Россия погибнет от разложения армии?
- Помощь германцам.


Обычным путем прошла перекличка и молитва. Как всегда пропели – «Спаси Господи» и «Боже, царя храни», поднялись в эскадрон и разошлись по взводам, собираясь лечь спать, как вдруг внизу раздалась тревога. Кинулись к шинелям, шашкам и винтовкам, наскоро оделись и побежали вниз.
Седлать! – командовали во дворе и вестовые бросились к конюшням.
- Становись! – раздалось в училище. И младший и старший курсы начали наскоро строиться двумя
полуэскадронами - один напротив другого в портретном зале. Из города доносился набат церквей, зарево освещало двор и силуэты оседланных лошадей полуэскадрона.

В швейцарской стоял растерянный человек с семитическим лицом и бегающими глазками и повторял, поправляя красную повязку на рукаве и бант на груди: - Я председатель Комитета безопасности и требую помощи, так как город в опасности!
- Что же делал ваш Комитет безопасности, что бы не допустить в городе опасности? – острили дежурные юнкера. Комитет отмахнулся и спросил:
- Где я могу видеть начальника училища?
- В его квартире.
- А где он живет?
- Во флигеле через двор…
- Но позвольте, там же стреляют…

- Во первых – не стреляют, во вторых – там вестовые с лошадьми, в третьих – стоит часовой.
- Так может быть, он меня проводит?

Несмотря на серьезность положения, раздался взрыв хохота:
- Председатель Комитета безопасности не хочет подвергать себя опасности!
- Он хочет, чтобы его проводил часовой!
- Шпак!
- Шляпа!
- Штатская фигура!


Высмеянный председатель Комитета пытался оправдаться: - Откуда я знал, что часовой не может проводить? Теперь все меняется и будет по-новому…
Ему не дали договорить:
- По-новому?
- Это вы заведете новые законы?!
- Вопреки традициям и уставам?!
- Забавно!


А в зале уже находился начальник училища, эскадронный командир и сменные офицеры.
- Положение серьезное, - говорил ровным и спокойным голосом начальник училища: - Говорят, что пехота и артиллерия распропагандированы и будут громить город. По счастью нет снарядов и мало винтовок, но возможность кровопролития не исключается. Старший курс, в конном строю поделившись на взводы, выедет в город и постарается показать, что он не окончательно беззащитен. Вольноопределяющихся выделить и дать им пики. Ни одного выстрела зря, употребление оружия только в самом крайнем случае. Младший курс остается для охраны училища. Приготовить пулеметы и защищать ими подступы к училищу!
- Помните, что я училище не сдам и уверен, что мы не посрамим нашу легкоконную школу!


Раздали по тридцать патронов, младший курс пошел снимать шинели, так как предполагалось держать его в стенах училища, четыре полувзвода старшего курса вышли во двор, вольноопределяющихся снабдили пиками.
- Садись!
Быстро вскочили на коней!
- Справа по три, карьером марш – марш!
Лихо вынеслась прямо перед собой правофланговая тройка, за ней пошли остальные, и началась бешеная скачка по городу по пяти различным направлениям. Пики были взяты к бою, но в дело употреблять их не пришлось: солдаты и толпа, бывшие в сущности дезорганизованной массой, разбегались в стороны при виде скачущих с пиками на перевес всадников, падали ничком в сугробы, прятались в ближайшие дворы и закоулки, а когда приходили в себя, разъезды юнкеров были уже далеко.

Их было всего пять разъездов по пятнадцать всадников, но их видели на всех улицах и воображению толпы представлялась сила не менее полка, внезапно появившегося неизвестно откуда.

Через час разъезды начали собираться в училище, и выяснялась картина переворота: свыше десятка разгромленных и сожженных зданий, не менее ста трупов на площадях и улицах города. Разъезды не подверглись обстрелу, и везде рассеивали толпу. Начальник училища признал, что первая опасность миновала и можно ограничиться посылкой патрулей по городу и младшему курсу продолжить охранять училище. Спать разрешалось сняв сапоги, но не снимая шинелей и амуниции. Оружие лежало подле.

Так прошло три дня. 4-го марта начальник училища прочел об отречении Государя от престола и объявил, что наша служба по охране города закончена, так как сформирована милиция и ей в помощь приданы пехотные части и казаки, прибывшие из Москвы.

Через неделю, образовавшийся в городе «Искосол» («Исполнительный Комитет солдатских депутатов») прислал предложение училищу явиться на первый парад революционных войск в ознаменование полной победы над старым режимом, училищу предлагалось прибыть в конном строю и иметь при себе красный флаг с девизом. Начальник училища долго говорил с эскадронным командиром и сменными офицерами и наконец решил пригласить на совещание корнетский комитет - организацию существующую во всех кавалерийских училищах едва ли не с их основания, во всяком случае организацию более древнюю, чем Искосолы и Совдепы, существующую нелегально, но ведающую весь внутренний распорядок жизни юнкеров вплоть до разбора вакансий в полках при выпусках в офицеры включительно.

Выслушав сообщение о необходимости выступить с красным флагом, члены Корнетского Комитета с председателем во главе сделали почтительные и в то же время недоумевающие физиономии и осторожно спросили:
- А разрешите узнать господин полковник, почему необходим красный флаг?
- Ну, потому что это торжество революции господа! В Петрограде и Москве военно-учебные заведения выходили с красными флагами.

Но члены Комитета сделали наивные физиономии:
- Господин полковник, разрешите доложить: гвардейская школа носит алый погон, артиллеристы и пехотинцы – юнкера - красный, а наши цвета голубой с белым. Может нам, позволят выехать с голубым флагом?
Эскадронный командир не выдержал:
- Нечего крутиться! Я Государя моего гвардии ротмистр, старый офицер и поеду впереди эскадрона, а вы мальчишки и не вам рассуждать, с каким флагом ехать…
Начальник училища нахмурился:
- Мы бессильны противостоять разложению армии, которое начинается с приказа № 1. С целью сохранения училища в целости приказываю выехать с красным флагом и поручаю вам выбрать девиз для надписи. Или вы предпочитаете везти среди красных знамен ваш старый штандарт?

Но такая мысль оказалась кощунством! Выбрали несколько человек с академическими знаками, «злостных канонирщиков», и поручили разработать вопрос о надписи. А пока избранники ломали голову свои лысеющие головы над заданной им дилеммой, училище твердило стихи одного из членов комиссии по разработке вопроса о надписи на флаге, кончавшие злобным вопросом:
- «Иль наш штандарт, во имя моды
Заменит красный флаг свободы?»
Надпись была разработана и одобрена корнетским комитетом и начальством. Она держалась в строгом секрете и, младшему курсу ее не сообщали. Везти красный флаг поручили штрафному юнкеру, «красному», т.е. бывшему под бойкотом однокурсников. На дежурства и дневальства в день парада просились десятки юнкеров, околоток был переполнен…

В день парада с утра декламировали вновь написанные стихи училищного поэта:
- «С красной тряпкой эскадрон
выступает на параде…
То ли это скверный сон
Или мы на маскараде?».


На парад явились, как всегда, щеголяя выправкой и блестящей внешностью.
Раздалась марсельеза, пошли с плакатами и знаменами полки и группы рабочих. Училище двинулось под свой марш и развернуло красный флаг с девизом.

Толпа прочла и остолбенела:
«Враг не дремлет: помни войну!»
Таков был наш девиз…

Юнкер А.Г. «Сибирские стрелки» № 62. 1919г.


Сергей Простнев http://pereklichka.livejournal.com/145627.html#cutid1

Название: Re:РУССКИЙ ОБЩЕ-ВОИНСКИЙ СОЮЗ ( РОВС)
Отправлено: elektronik от 13.03.2012 • 22:26
Страна, где победу в войне над собой отмечает народ.
Россия, если отпадешь, то уже не будешь Россией или Русью Святой.
И если не будет покаяния у русского народа – конец мiра близок.
Бог отнимет благочестивого Царя и пошлет бич, в лице нечестивых, жестоких,
самозваных правителей, которые зальют твою землю кровью и слезами»
Св. Иоанн Кронштадтский

В очередной раз в РФ отпраздновали 23 февраля "День Защитника Отечества", называвшийся в СССР сначала "Днем Красной армии", затем "Днем Советской Армии и Военно-Морского флота".

Позвольте мне, внучке русского белого офицера, воевавшего за Россию в Первой мiровой, затем в т.н. гражданской, и покинувшего Россию в 1920 г. с армией генерала Врангеля, поделиться с Вами размышлениями по поводу этого дня.

Судьба России мне всегда была дорога, и очень хотелось надеяться, когда я вернулась на Родину в 2001 г., что моя многострадальная страна наконец-то вернется к своим историческим истокам. Прошло 20 лет новой посткоммунистической эпохи, и с горечью должна признать, что всё не так. То, что Российская Федерация продолжает официально праздновать день создания Красной Армии, доказывает, что нынешняя армия РФ вовсе не является преемницей христолюбивого русского воинства Русской Императорской Армии, чьим покровителем был св. великомученик и Победоносец Георгий, а преемницей интернационалистической антирусской Красной Армии, созданной Троцким в 1918 г. под символом масонской сатанинской красной пентаграммы для борьбы против русского народа.

Знают ли наши молодые современные защитники Отечества, какое событие они в этот день празднуют? Советская пропаганда гласит что, якобы "23 февраля 1918 г. Красная армия одержала свои первые победы под Псковом и Нарвой" против германских завоевателей. На самом деле даже из советских газет и записок Ленина того времени выясняется, что никакой победы в этот день не было, а наоборот: красные бежали от немцев, что и заставило Советскую Россию капитулировать. Именно, в эти дни 23-24 февраля 1918 г., на заседании ЦК РСДРП (б) было принято решение о подписании Брестского мира на германских позорных условиях, т.е. с немецкой оккупацией Прибалтики, Украины и части Белоруссии.

Вот что писал тогда Патриарх Тихон: «Заключенный ныне мир, по которому отторгаются от нас целые области, населенные православным народом, и отдаются на волю чуждого по вере врага, а десятки миллионов православных людей попадают в условия великого духовного соблазна для их веры; мир, по которому даже искони православная Украина отделяется от братской России и стольный град Киев, мать городов русских, колыбель нашего Крещения, хранилище святынь, перестает быть городом державы Российской; мир, отдающий наш народ и Русскую землю в тяжкую кабалу, такой мир не даст народу желанного отдыха и успокоения, Церкви же Православной принесет великий урон и горе, а Отечеству неисчислимые потери. А между тем у нас продолжается все та же распря, губящая наше Отечество...»

Документально подтверждено, что большевики захватили власть благодаря огромным деньгам, полученным от германского Генштаба посредством Израиля Лазаревича Гельфанда (Парвуса). Взамен Ленин обещал прекратить войну на восточном фронте. И потому Германия продолжала оказывать помощь большевикам деньгами, а также немецкими инструкторами для создаваемых интернациональных войск, вплоть до завершения Мiровой войны в ноябре 1918 года.

Так что же мы на самом деле отмечаем 23 февраля? "День Защитников Отечества" или "День Изменников", в тяжелейшей войне предавших Русское Православное Государство за тридцать сребреников?

Иуды-большевики не скрывали, что цель революции, на осуществление которой они получили деньги от врагов, была – физическое, духовное, моральное и культурное истребление исторической России и создание на ее месте плацдарма для мiровой богоборческой революции. А чтобы вырывать с корнем все то, на чем строилась веками Россия и насадить коммунистическую власть, им нужно было применять террор. Красный террор был объявлен в 1918 году специальным декретом для подавления сопротивляющегося русского православного народа.

Для войны против народа и была создана Красная армия, вначале из платных интернациональных войск (австро-венгерских пленных, китайцев, латышей и др). Преимущество их было в том, что они не имели никакой связи с подавляемым народом и не жалели его. Численность их доходила до 300.000 человек, и они сыграли огромную роль в первые годы гражданской войны.

Прежде всего, надо было истребить священнослужителей и верующих мiрян, так как Православная Церковь была фундаментом православного русского государства. «Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать», – писал Ленин в связи с планируемым ограблением и разгромом Церкви под предлогом борьбы с голодом.

«До революции в России было 360 000 священнослужителей. К концу 1919 года осталось в живых 40 000 священников. В книгах о том времени против каждого имени — род его мученической кончины. Читаем: «утоплен», «исколот штыками», «избит прикладами», «задушен епитрахилью», «прострелен и заморожен», «изрублен саблями», а чаще всего «расстрелян», – писал Владимир Солоухин.

Уничтожали все слои народа, дворян, чиновников, офицеров, казаков, крестьян, рабочих. Убивали не в чем не повинных детей. «Расстреливали детей в присутствии родителей и родителей в присутствии детей. Особенно свирепствовал в этом отношении Особый Отдел ВЧК, находившийся в ведении полусумасшедшего Михаила Кедрова. Он присылал с «фронтов» в Бутырки целыми пачками малолетних «шпионов» от 8 до 14 лет». Он расстреливал на месте этих малолетних шпионов-гимназистов» (Сергей Мельгунов. "Красный террор").

Солженицын также пишет в "Архипелаге ГУЛаг": «Для того, чтоб пулю получить, не надо было непременно быть белым офицером, сенатором, помещиком, монахом, кадетом, эсером или анархистом. Лишь белых мягких немозолистых рук в те годы было совершенно довольно для расстрельного приговора. Но можно догадаться, что в Ижевске или Воткинске, Ярославле или Муроме, Козлове или Тамбове мятежи недешево обошлись и корявым рукам. В тех свитках – внесудебном и трибунальском – если они когда-нибудь перед нами опадут, удивительнее всего будет число простых крестьян. Потому что нет числа крестьянским волнениям и восстаниям с 18-го по 21-й год, хотя не украсили они цветных листов "Истории гражданской войны", никто не фотографировал и для кино не снимал этих возбужденных толп с кольями, вилами и топорами, идущих на пулеметы, а потом со связанными руками – десять за одного! – в шеренги построенных для расстрела. Сапожковское восстание так и помнят в одном Сапожке, пителинское – в одном Пителине. Из того же обзора Лациса за те же полтора года по двадцати губерниям узнаем и число подавленных восстаний – 344».

Именно для подавления народных восстаний Троцкий создал Красную Армию, а вовсе не для защиты Отечества. Он писал: «Устрашение является могущественным средством политики, и надо быть лицемерным ханжой, чтобы этого не понимать»! В 1918 г. Троцкий объявляет всеобщую принудительную мобилизацию. Он понимал, что армия не может быть создана без военных специалистов, поэтому мобилизации подлежали и все бывшие офицеры, семьи которых брались в заложники. Это была главная причина, заставившая около 20 % офицеров генштаба пойти "военспецами" на службу к большевикам. Так под угрозой расстрела близких удалось «заставить строить коммунизм тех, кто является его противником», – объяснил Ленин секретный метод Троцкого. К каждому военспецу был приставлен комиссар, без одобрения которого приказы командира не выполнялись. Комиссар имел право арестовать командира. За сдачу Казани были расстреляны и командир, и комиссар 5-й армии...

Главнокомандующий И.И. Вацетис (он же командир Латышской дивизии) писал Ленину: «Дисциплина в Красной армии основана на жестких наказаниях, в особенности на расстрелах... Безпощадными наказаниями и расстрелами мы навели террор на всех, на красноармейцев, на командиров, на комиссаров... смертная казнь... на фронтах практикуется настолько часто и по всевозможным поводам и случаям, что наша дисциплина в Красной армии может быть названа, в полном смысле этого слова, кровавой дисциплиной».

Итак, Ленину удалось осуществить свой лозунг «Превратим империалистическую войну в гражданскую!». Но эту войну трудно назвать гражданской, это была оккупационная война против народа и тех, кто его защищал. Все было позволено, грабеж, насилие, убийство, пытки – лишь бы сохранить власть. Зиновьев заявил на VII Петроградской партийной конференции в сентябре 1918 года: «Мы должны увлечь за собой 90 миллионов из ста населяющих Советскую Россию. С остальными нельзя говорить – их надо уничтожить». Ленин в конце гражданской войны торжествующе заявил: «Россия завоевана большевиками».

В ноябре 1920 г., в Крыму после эвакуации Врангелевской армии было расстреляно более 100 тысяч человек по приказу начальника политотдела 13 армии Розы Залкинд (Землячки) и председателя революционного комитета Белы Куна. Убивали не только белых офицеров, оставшихся на родине, но и членов их семей, женщин, детей и стариков. А вот как пишет об этом сегодня военный комиссар Автономной Республики Крым Владимир Данчук по случаю 90-летия Военного коммисариата Крыма: «Во все времена, на всех поворотах истории нашей страны не было священней, выше и почетней миссии, чем защищать Родину. Традиции верности воинскому долгу, боевому братству и присяге передаются из поколения в поколение как одна из высших ценностей. Любовь к Отчизне, честь, верность воинской обязанности – стали законом жизни для народа, выстоявшего в жестоких схватках минувших войн, отстоявшего у врагов свою землю и свободу. Неслучайно одним из самых значимых и первостепенных событий в освобожденном от белогвардейцев Крыму было создание местных органов военного управления – военных комиссариатов»...

После подавления белого сопротивления, так называемая "Рабочая-крестьянская Красная армия" стала уничтожать само рабоче-крестьянское население. Известный полководец М. Тухачевский после подавления Кроншатского мятежа в марте 1921 г., в котором погибло более 2000 рабочих и матросов (тех же рабочих, призванных на флот), в июне был послан в Тамбовскую губернию для подавления другого восстания – крестьянского. Красная Армия себя вела как на оккупированной территории, травила леса газами, сжигала села и деревни, расстреливала заложников, среди которых были женщины и дети.

Вот письмо-прошение от заключенных Кожуховского лагеря, заложников Тамбовской губернии, наркому юстиции Д.И. Курскому с просьбой об освобождении.

14 сентября 1921 г.

Мы, крестьяне Тамбовского, Кирсановского и Козловского уезд[ов] Тамбовской губ[ернии], арестованы в июне с.г. Вот уже четвертый месяц, как мы, старики, беременные женщины и малые дети, находимся в непривычно тяжелых для нас условиях: голодаем, болеем, и среди детей были уже смертные случаи. За что мы арестованы, мы совершенно, как темные люди, не можем понять…Теперь наступают холода, а у нас нет ни одежды, ни обуви, так как при аресте нам не дали возможности взять с собой что-либо, да мы, откровенно сознаемся, как не виновные, думали, что наш арест будет очень непродолжителен, но оказалось наоборот, и причины такового нам до сих пор не выясняют – в чем есть наша вина, за что мы взяты, – в качестве ли заложников ... или же за других в чем-то виновных, вообще все это мы понять не можем… Надеемся на СПРАВЕДЛИВОСТЬ и милосердие нашей рабоче-крестьянской власти, мы будем освобождены, нам не дадут испытывать всех ужасов холодной и голодной жизни, особенно детям...

Тогда же первый раз в истории армия применила против собственного гражданского населения химическое оружие. Из приказа М. Тухачевского № 0116 от 12 июня 1921:

Для немедленной очистки лесов ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Леса, где прячутся бандиты, очистить ядовитыми газами, точно рассчитывать, чтобы облако удушливых газов распространялось полностью по всему лесу, уничтожая всё, что в нем пряталось.

2. Инспектору артиллерии немедленно подать на места потребное количество баллонов с ядовитыми газами и нужных специалистов.

3. Начальникам боевых участков настойчиво и энергично выполнять настоящий приказ.

Тухачевский доложил 16 июля 1922 ЦК РКП(б) : «Мятеж ликвидирован, Советская власть восстановлена повсеместно». Погибло больше 50 тысячи крестьян с женами и детьми – «враги Советской власти»!

С Тухачевским воевал против Тамбовских крестьян и другой известный полководец, Георгий Жуков. За участие в подавлении этого восстания Жуков получил свой первый орден Красного Знамени. Он написал в своих мемуарах: «За этот выдающийся подвиг большинство командно-политического состава и бойцов было отмечено правительственными наградами. Был награжден и я».

Все чаще встречаются патриоты, которые твердят: «Да, был печальный троцкистский этап в истории Армии, но позднее, когда тов. Сталин заслуженно отстрелял эту публику, русские воины и генералы одержали величайшие в истории победы. И сделали они это под флагами Советской Армии. Отрекаться от этих побед, от жизней, которые положили на полях сражений наши ближайшие предки, могут только слепые фанатики…» (отклик на сайте "Русская Идея" http://www.rusidea.org/?a=25022302).

Но "слепые фанатики" приводят вышеперечисленные факты, цитаты указаний большевицких вождей, и задают красным патриотам следующие вопросы по поводу Второй мiровой войны:

Как за 6 первых месяцев боев (с июня до декабря 1941 г.), миллионы советских солдат могли сдаться в немецкий плен? Такого еще не было в мiровой истории, чтобы целые дивизии становились "изменниками Родины" и сдавались врагу без сопротивления. Как это объяснить? Были они предателями?

Безусловно НЕТ, они не изменяли Руси Святой, Родине-матери, которую именно красные комиссары оккупировали и замучили, а бежали они от кровавой родины-мачехи, от ленинского-сталинского концлагеря под имени "Совдепия". И когда часть из них вместе с белоэмигрантами попыталась создать Русскую Освободительную Армию, – это было продолжение борьбы против внутреннего врага за освобождение России, а не измена! – вот единственный ответ.

Только после того, как выяснилось, что не освобождение несли советскому народу гитлеровцы, а колониальную оккупацию, то тогда изменился ход войны. Также и Сталин понял, что не за "Совдепию" русский солдат будет воевать, а за Россию, Родину-мать, он стал открывать церкви и вернул русскому солдату ордена святых полководцев Александра Невского, Димитрия Донского… Тактически это был умный шаг Сталина, но лишь для сохранения своей марксистской власти, которую армия "красных освободителей" несла и народам Восточной Европы…

Действительно русский народ защитил родную землю советско-германской войне, но прежде всего благодаря Божьей помощи и усердным молитвам матерей и жен перед иконами Спасителя и Богоматери, а вовсе не перед красной звездой. Не красная сатанинская пентаграмма – символ победы, не красный флаг с серпом и молотом, а нательный православный крест, который нес наш русский солдат, отдававший свою жизнь с сознанием что «несть жертвы выше той, чем кто положит душу свою за друга своего». Благодаря удивительному самопожертвованию простого русского мужика, который героически защищал то, что у него еще оставалось родное: свою хату, свою семью, свои иконы, а не благодаря заслугам Красной армии, "великого стратега" Сталина и советских генералов, как нам долбили при власти КПСС и сейчас долбят по всем телеканалам новыми военными сериалами. И победили наши солдаты вопреки тому, что тов. Сталин и его красные генералы их посылали на бой как пушечное мясо часто из политической, а не военной необходимости. Не были бы столь безжалостны к народу Сталин и его Красная Армия, – не была бы такой дорогой цена победы: от 25 до 30 миллионов жертв...

Жуткое зрелище предстает перед нами каждый год, когда наши "православные" правители и священнослужители отдают честь Защитнику Отечества, возлагая венок несчастному Неизвестному солдату. Вопреки его воле похоронили этого воина без креста, у Кремлевской стены, где горит душа палачей Русского народа, демонов и чертей, в геенском вечном огне, выходящем из сатанинской пентаграммы. «Идите от Мене, проклятии, во огонь вечный, уготованный дьяволу и ангелам его» (Мф 25, 41). «Гореть тебе в геенне огненной», – вот как в РФ отдают честь нашему солдату. Какой кощунственный, языческий обряд! Стыд и срам!

"Национальный лидер" Путин заявил по случаю 70-й годовщины начала Второй мiровой войны: «Мы видим попытки переписать историю под нужды сиюминутной политической коньюнтуры. В некоторых странах зашли еще дальше – героизируют нацистов и их пособников, ставя в один ряд жертв и палачей, освободителей и оккупантов». Можно задать и ему вопрос: почему вы не применяете эти слова к нашей несчастной истории? Почему до сих пор в нашей стране ставят в один ряд жертвы и палачей нашего народа? Почему несмотря на прославление Царя Мученика и сонма Новомучеников и Исповедников России, главный их гонитель все еще покоится в сатанинском капище в центре нашей страны? Почему наши улицы, города и области все еще носят имена богоборцев и палачей? Почему, в отличие от Германии, не дают русскому народу возможность разоблачить своих собственных палачей и осудить преступления режима, который был не только человеконенавистническим, но хуже – богоненавистническим?!

Российская Федерация станет «РОССИЕЙ», только когда она решит стать преемницей тысячелетней российской Православной государственности. Воскреснет историческая Россия – Родина-мать, от которой дети не будут бежать, а наоборот будут любить и защищать своей кровью. Но пока мы не избавились от жуткого наследия родины-мачехи, пока не осудили злодеев, преступно захвативших власть и обрекших нашу страну на массовые жертвы, то у Российской Федерации нет будущего и народ ее обречен на погибель и исчезновение.

Если наши предки и отцы в чем-то соучаствовали в уничтожении российского государства, в попрании святынь, кощунствах и издевательствах над Богом и Православной верой, то наш долг как любящих детей молиться за их грешные души, а тех, которые остались в живых – не героизировать, а призвать к покаянию. Это будет лучшей данью уважения к ним. Если ветераны Второй мiровой войны верят, что победу они одержали благодаря богоотступнику Сталину и красному флагу, то наш христианский долг попытаться объяснить им, что они заблуждаются – иначе, не дай Бог, они предстанут перед Всевышним без покаяния.

В.В. Путин на "Прямой линии" (15.12.2011 г.), сказал следующее: «Можно ли сказать, что наша страна полностью оправилась и выздоровела после тех драматических событий, которые произошли с нами после распада Советского Союза...». Не "после распада Советского Союза" началась беда для нашего народа, а после разрушения православной Имперской России в 1917 г. Когда богоборцы совершили страшную подмену: вместо Родины-матери дали народу "родину-мачеху", вместо Руси Святой – богоборческий СССР, вместо Царя Помазанника Божия создали культ своего кумира Ленина, вместо церквей стали строить мавзолей и идольские капища, вместо двуглавого орла – красную звезду... И нынешняя власть старается всё это объединить и примирить. Но нельзя примирить нераскаянных врагов Церкви Божией, цареубийц и палачей русского православного народа с теми, кто проливал кровь за Бога, Царя и Отечество. Вспоминается надгробное слово протоиерея Василия Виноградова, сказанное у могилы генерала Врангеля еще в 1928 г. в Бельгии: «Лобызая его священные для нас останки, дадим на них обещание взгревать в себе никогда не угасающую любовь к обездоленной родине и священный огонь непримиримости к сатанинской, богоборческой власти, не идя ни на какие компромиссы и соглашения, от кого бы они не исходили. В мире надо жить, говорит преподобный Феодосий, с врагами своими, но не с Божиими».

Если Русский народ не очнется и не заставит властителей отречься от этих демонских символов, то он погибнет. Когда теряется память, теряется и возможность покаяния, теряется различие праведности и греха – и это ведет к погибели народа. И при виде того, как наш несчастный обманутый и ограбленный народ все еще празднует 23 февраля и другие подобные даты – вспоминаются слова из песни Игоря Талькова: «Покажите мне такую страну, ... где победу в войне над собой отмечает народ»...


Н. Селезнева
4 марта 2012 г.
Торжество Православия
------------------------------------------------------
ИСТОЧНИК http://pereklichka.livejournal.com/146054.html
ПЕРЕКЛИЧКА- электронный журнал I отдела РОВС в России.
Название: Памяти Генерала Баратова.
Отправлено: elektronik от 22.03.2012 • 22:09
Памяти Генерала Баратова.
(http://s019.radikal.ru/i630/1203/ce/410b4eaf843ft.jpg)(http://s017.radikal.ru/i423/1203/3b/6ca61bd6019bt.jpg)

22 марта 1932 года, 80 лет назад, скончался Баратов Н.Н., генерал-от-кавалерии. Предлагаем вашему вниманию статью генерала-от-кавалерии Шатилова П.Н., опубликованную в апрельском 1932 года № 77 журнала "Часовой".
22-го марта Русскую Эмиграцию постигла тяжелая утрата. Скончался въ кругу своей семьи Н. Н. Баратовъ. Едва ли въ нашемъ изгнании найдется человекъ, более известный, чемъ генералъ Баратовъ среди самыхъ разнообразныхъ круговъ. Нетъ сомнения, что все те, кто его зналъ хоть немного, съ глубокой горестью узнаютъ о его кончине. Его жизнь полная ответственной деятельности заставляла его сталкиваться съ безконечнымъ количествомъ просьбъ о помощи.

Вспоминая деятельность Н. Н. невольно обращаешься къ его последнему положению Председателя Зарубежнаго Союза Русскихъ Военныхъ Инвалидовъ. Эта семья теряетъ въ его лице исключительно заботливаго отца. Своей деятельности на пользу инвалидамъ онъ посвятилъ последние годы своей жизни и скончался на своемъ посту. Сколько моральныхъ и физическихъ силъ потрачено Н. Н. для облегчения участи инвалидовъ.



Какъ переживалъ Н. Н. все вопросы, связанные съ помощью инвалидамъ, можно заключить изъ того, что узнавши о его болезни шефъ кабинета Министра Председателя, поспешилъ сообщить Н. Н., что его ходатайство объ улучшении положе- ния Русскихъ Инвалидовъ во Франции, проведено черезъ Министерство Иностранныхъ Делъ и что премьеръ Тардье уже подписалъ соответствующей законопроектъ для представлешя его въ Парламенте. Шефъ кабинета сообщилъ при этомъ, что знаетъ какъ генералъ Баратовъ болеетъ душой за своихъ искалеченныхъ соратниковъ и надеется, что это радостное известие облегчитъ его страдания.

Если теперь, въ изгнании, Н. Н. былъ однимъ изъ самыхъ видныхъ деятелей Русской эмиграции, то и на родней земле имя Баратова было хорошо известно, особенно на Кавказе, гдe въ периодъ Великой Войны онъ создалъ себе выдающееся боевое имя.

Н. Н. родился во Владикавказе. По окончании Владикавказскаго реальнаго училища онъ поступилъ въ Инженерное военное училище и началъ свою офицерскую службу въ рядахъ 1-го Сунженско-Владикавказскаго полка Терскаго войска. Затемъ Н. Н. прошелъ Николаевскую Академию Генеральнаго Штаба и продолжалъ почти безъ перерыва свою службу на Кавказе. Работа офицера на низшихъ военныхъ должностяхъ въ мирное время не даетъ возможности проявить себя чемъ-либо выдающимся. Но, вотъ начинается Японская война и Н. Н.. во главе своего родного 1-го Сунженско- Владикавказскаго полка прибываетъ на театръ военныхъ действий. Я его отлично помню молодымъ командиромъ полка въ Маньчжурии, где онъ сразу былъ отмеченъ генераломъ Мищенко, какъ выдающийся начальникъ. Во время Факумынскаго набега одна изъ его сотенъ атакуетъ японскую пехоту, а 18 поля 1905 г. подъ его руководсгвомъ наносится решительный ударъ японской пехоте при сел. Сан-войцзы. Эти блестящия дела даютъ Сунженцамъ рядъ Георгиевскихъ наградъ.

Сунженский полкъ получилъ специальныя боевыя награды - Георгиевския петлицы, а Н. Н. зачисленъ навсегда въ списки своего родного полка, съ мундиромъ котораго онъ уже больше не разставался и въ который и теперь онъ одеть на своемъ смертномъ одре.

Н. Н. возвращается съ Японской войны во главе своего полка уже генераломъ, произведеннымъ въ этотъ чинъ за боевое отличие, и съ Георгиевскимъ темлякомъ на его боевой шашке.
Въ 1907 году Николай Николаевичъ покидаетъ полкъ и назначается Начальникомъ Штаба 2-го Кавказскаго корпуса.

Въ 1913 году Николаю Николаевичу подошла очередь получить дивизию. Онъ получилъ 1-ую Кавказскую казачью дивизию и во главе ея съ началомъ войны оказался на главномъ Турецкомъ направлении, где смогъ съ самаго начала операций проявить свои выдающиеся качества кавалеристскаго начальника.

Всемъ, кому памятны тревожные дни Сарыкамышской операции конца 1914 и начала 1915 годовъ, когда 3-ья турецкая армия, руководимая Энверомъ- пашей, обошла правый флангь Кавказской армии и вышла на ея тылы, — могутъ вспомнить блестяще выполненный форсированный переходъ дивизш генерала Баратова съ левато фланга Сарыхамышской нашей группы на ея правый флангь и стремительный ударъ его по тыламъ турокъ, завершивши полный ихъ разгромъ.

1 июль 1915 года прибавляетъ новыя страницы въ описание боевыхъ подвиговъ покойнаго Н. Н. Во время Евфратской операции, когда Турецкая армия опрокинула части нашего IV-го корпуса передъ Алашкертомъ и стала выходить на Агрыдагский хребетъ (государственная граница России), глубоко обойдя левый флангь главной массы нашей Кавказской Армии, генералъ Юденичъ сосредоточилъ сильную ударную группу въ районе Даяра, для удара во флангь и тылъ наступавшимъ туркамъ. Для этого удара, требовавшаго быстраго выполнения, решительных действий и исключительной активности, онъ выбираетъ генерала Баратова, «какъ боевого генерала, известнаго своей активностью и энергией». Такъ оцениваетъ Николая Николаевича въ одномъ изъ отчетовъ генералъ Томиловъ, бывший тогда фактическимъ Начальникомъ Штаба генерала Юденича. Въ этой операции Н. Н. играетъ уже первенствующую роль. Нанесенный имъ сокрушительный 20-ю батальонами ударъ решаетъ участь операции, и турецкая группа въ 92 батальона, теряя все обозы, оставляя тысячи пленныхъ и большую материальную часть, въ паническомъ безпорядке откатывается далеко за свое исходное положение.
Эта победа генерала Баратова дала ему орденъ Св. Георгия и утвердила за нимъ выдающуюся боевую репутацию. Поэтому вполне понятно, что въ 1916 году, когда Персия была вовлечена подъ полное германское влияние, когда pyccкie и англичане, проживающее въ ней, вынуждены были покинуть ея пределы, когда образовали новый персидский фронтъ, когда русское командование вынуждено было противопоставить ему открытыя силы, — генералъ Баратовъ былъ избранъ на исключительно ответственную роль, — на правахъ командующаго apмией, стать во главе экспедищоннаго отдельнаго корпуса въ Персии.

Для этой роли недостаточно было послать выдающагося самостоятельнаго начальника, но для выполнения поставленныхъ задачъ требовалось отъ командира корпуса знание Востока и наличие способности разбираться въ тонкостяхъ восточной дипломатии.

Вступление въ 1916 году генерала Баратова черезъ Энзели на Персидскую территорию и захватъ Казвина послужили первымъ ударомъ для ликвидации немецкаго влияния, а последующия его операции полностью возстановили престижъ Русскаго имени въ Персии.

Но не легко дались генералу Баратову рядъ поражений турокъ подъ Кермашахомъ и Ханекиномъ, когда части генерала Баратова шли на выручку осажденнаго турками у Куръ-Эль-Амара генерала Таунсанда, удаляясь отъ базы свыше, чемъ на 1000 верстъ, безъ оборудованнаго тыла. Въ безпрерывныхъ бояхъ съ турками въ Персии генералъ Баратовъ проявлялъ исключительную твердость управления, а своимъ знаниемъ восточной психологии окончательно закрепилъ влияние союзниковъ на положение въ Персии.

Революция застала Николая Николаевича въ Персии. Ему приходилось пережить ее въ трудныхъ условияхъ дальности отъ центра. Одно время онъ былъ вызванъ въ Тифлисъ, чтобы вступить въ командование Кавказской Армией, на смену генерала Пржевальскаго, но назначение это было отменено изъ-за желания центральной власти сделать уступку начавшимся самостийнымъ течениямъ. Вместо него былъ назначенъ ген. Адишилидзе, грузинъ по происхождению.

Въ периодъ революции, въ Персии, Н. Н. присутствовалъ при развале еще недавно доблестныхъ частей. Направляя и руководя эвакуацию ихъ до последней возможности, онъ самъ уже не былъ въ состояли следовать въ пределы Pocciи, такъ какъ уже Казвинъ и Энзели были во власти большевиковъ.

Его тогда съ почетомь приняли англичане и предложили отправиться въ Индию, где около Калькутты Н. Н. провелъ около 5 месяцевъ.

Зажженный ген. Алексеевымъ и Корниловымъ светочъ потянулъ къ себе и Николая Николаевича. Въ 1918 году онъ прибываетъ на Югъ России и получаетъ назначение Представителя Главнокомандующаго въ Закавказье. Тамъ его подстерегла беда. 13 сентября 1919 года, при проезде его по Bepiйскому спуску, большевиками въ него брошена была бомба. Раздробленная взрывомъ нога была въ тотъ же день ампутирована. Николай Николаевичъ сталъ инвалидомъ. Но уже въ декабре 1919 года, пользуясь костылями Н. Н. прибываетъ на Югъ Pocciи и получаетъ назначение Управляющаго Министерствомъ Иностранныхъ Делъ въ министерстве Мельникова. Съ падениемъ Новороссийска Н. Н. освобождается отъ должности после ликвидации этого правительства и выезжаетъ, по приглашению англичанъ, въ Лондонъ для изготовления протеза.
Какъ только онъ получилъ искусственную ногу, онъ торопится въ Крымъ, но доезжаетъ только до Константинополя.

Здесь, при содействии генерала Врангеля, онъ начинаетъ работу по обезпечению инвалидовъ. Трудная на него выпала задача, но разъ взявшись за дело, онъ продолжаетъ его съ неустанной энергией. Занявшись сначала инвалидами въ Сербии и Болгарии, онъ продолжаетъ работу и въ другихъ странахъ. Въ настоящее время, за самыми малыми исключениями, все 6500 русскихъ инвалидовъ сведены въ одинъ Зарубежный Союзъ. Раскинувши свою деятельность по всему русскому разсеянию, Николай Николаевичъ переезжаетъ въ Парижъ и продолжаетъ искать помощи для инвалидовъ отъ союзныхъ и другихъ правительствъ. Въ настоящее время Югославия, Boлгария, Бельпя, Франция, Чехословакия, Польша въ той или иной мере оказываютъ нашимъ инвалидамъ государственную помощь.

Для помощи инвалидамъ Н. Н. организовалъ ежегодные «Дни Инвалида». Со всемъ миромъ Н. Н. наладилъ сношения какъ по связи съ инвалидными организациями, такъ и по содействии въ отношении сборовъ. Онъ скончался, если не закончивши свое дело, то во всякомъ случае поставивши его на твердыя ноги. Онъ былъ для инвалидовъ темъ. чемъ для воинскихъ организаций былъ Врангель — создателемъ и душой. Онъ обратилъ инвалидный вопросъ въ широкое национальное дело.


(http://s019.radikal.ru/i607/1203/b7/9ac81c65a5e0t.jpg)
Преклонимся передъ его светлой памятью и окажемъ ему вместо венка поддержку въ его незаконченной работе. Пусть наступающий въ Мае «День Инвалида» не будетъ очереднымъ днемъ помощи, а Днемъ Инвалида Генерала Баратова. Ока- жемъ ему то внимание, которое онъ заслужилъ. Помощь инвалидамъ была импульсомъ последнихъ летъ его жизни и служения Родине и оказание поддержки въ этомъ деле будетъ лучшимъ проявлениемъ внимания къ его светлой памяти.
источник http://pereklichka.livejournal.com/147548.html#cutid1
ПЕРЕКЛИЧКА.

Название: 27 марта - день памяти жертв геноцида Терского казачества./
Отправлено: elektronik от 27.03.2012 • 22:40
27 марта - день памяти жертв геноцида Терского казачества.

В 1920 году большевистские руководители Кавказа Сергей Киров и Григорий Орджоникидзе приняли решение о выселении терских казачьих станиц, прилегавших к городу Грозному и передаче их чеченцам и ингушам. 27 марта 1920 года терские казаки-жители станиц Аки-Юртовской, Тарской, Сунженской вооруженными большевистскими отрядами были изгнаны из своих домов и построены в колонны. Имущество взять разрешили только семьям казаков-красноармейцев разрешили брать имущество, но не более одной телеги. Колонны пеших казаков-выселенцев под вооруженным конвоем двигались несколько десятков километров к железнодорожному разъезду Далаково, ныне город Беслан.

Путь к Беслану стал «дорогой смерти». Всех пытавшиеся бежать и тех кто не мог идти, в первую очередь детей и стариков, убивали конвоиры. Вдоль дорог также стояли заранее собранные чеченцы и ингуши, которые, не трогая конвоиров, убивали идущих в колоннах казаков. По словам современников, вся дорога до самого Беслана была покрыта телами убитых. Но и на конечном пункте - станции Далаково мучения выселяемых не закончились. Несколько тысяч человек из-за отсутствия вагонов были расстреляны из пулеметов и изрублены шашками на лугу в нескольких километрах от станции. Тела убитых были захоронены в заранее вырытых огромных ямах.

Истребление терских казаков продолжалось в течении всей весны 1920 года. Точное число погибших во время мартовско-апрельской резни 1920 года неизвестно. Современными исследователями называются цифры до 35-38 тысяч.

Осетины, жители Беслана, землю на которой произошла бойня 1920 года, никогда не использовали в сельскохозяйственных целях. В 2001 году на месте трагедии был насыпан курган, на котором был поставлен православный крест, а у основания был воздвигнут памятник.

Вечная память павшим от рук большевиков и их прихвостней!

http://www.youtube.com/watch?v=2c2IpndnzV4

источник: http://pereklichka.livejournal.com/149227.html#cutid1
Название: Сообщение Почетного Председателя РОВС Я.Л. Михеева
Отправлено: White cross от 28.03.2012 • 10:48
(http://s018.radikal.ru/i509/1203/a9/3c329d2344bct.jpg)



http://pereklichka.livejournal.com/149495.html
Название: Профессор Иван Александрович Ильин
Отправлено: White cross от 29.03.2012 • 19:19
Замечания Я.Л. Михеева, Почетного Председателя РОВСа, Донского Атамана о фильме, который не совсем полно освещает жизнь и деятельность экстраординарного профессора Ивана А. Ильина и его супруги проф. Наталии Ильиной.



http://www.youtube.com/watch?v=hNO5K6Ru4HI




Фильм о профессоре Иване Александровиче Ильин снят хорошо, но редакция представила профессора однобоко, утаив большую часть его работы, его идеологию и многолетнюю борьбу за свободу народов России от коммунистических захватчиков и очищение русской Церкви на Родине.

Несмотря на то, что всем известно, что проф. И.А.Ильин создал идеологию белого воинства, к нашей грусти, в настоящее время, мало кто из людей, считающих себя сторонниками «белой идеи», знают, как она появилась и в чем она заключается.

Проф. И.А.Ильин был очень высоко ценим российской студенческой молодежью. У него были тысячи последователей по всей Совдепии, и красная власть не решалась покончить с ним и придать ему мученический ореол. Советская власть, после 6-го ареста в 1922 году, выслала профессора Московского университета И.А.Ильина, со многими другими профессорами, в Германию. Из Берлина проф. И.А.Ильин по болезни уехал на юг, в Рим, там лечился и усиленно производил философские изыскания. Вернувшись в Берлин, проф. Ильин выступил в печати с обширной статьей «Идея Корнилова». Большевики, толстовцы и русские зарубежные социалисты сразу встрепенулись, и на проф. Ильина посыпались нападки. Через несколько месяцев проф. Ильин начал печатать по частям свою новую книгу, посвященную белому делу «Сопротивление Злу силою»..

Анализируя толстовское учение непротивления злу, которым была заражена русская интеллигенция 19-го и первой части 20-го столетия, проф. Ильин пришел к заключению, что именно это и привело к сравнительно легкой победе, сначала социалистического блока, а затем и коммунистов. Исходя из этого, он пришел к выводу: чтобы преодолеть зло коммунизма необходимо преобразить самый подход к решению задачи. Необходимо одухотворенное сопротивление злу, доходя до применения православного меча против врагов Божиих, если другие способы не воздействуют.

Базируясь на этом, он и написал книгу «Сопротивление Злу силою», а затем целый ряд других, как из рога изобилия.

Сразу же на него обрушились большевики, толстовцы и левый блок зарубежных социалистов, так как его философская система сплотила белых и дала им возможность сплотиться духовно и противостоять, все время непрекращающимся, атакам на белое воинство и на проф. Ильина до самой его смерти в 1954 году и даже позже. Им необходимо было уничтожить рассадник белой идеологии, заключенной в творениях проф. Ильина. Они и сейчас работают над тем, чтобы имя проф. Ильина и его труды канули в вечность. Боюсь, что им, в какой-то степени, это почти удалось это сделать: они похитили гробы проф. Ильина и его жены из Швейцарии и зарыли их в простой могиле на московском кладбище. Они объявили об «примирении красных с белыми», что по своей идее невозможно, сколько бы они не старались изворачиваться.

А проф. Ильин написал более 30 книг, многие сотни статей и исследований. В настоящее время, кто из молодежи, или даже людей среднего возраста знакомы с его работами: «О сопротивлении Злу силою», «О грядущей России», «Путь духовного обновления», «Поющее сердце», «О тьме и просвещении», «Аксиомы религиозного опыта», «Путь к очевидности», «О сущности правосознания», "Наши задачи», «Философия Гегеля как учение о конкректности Бога и человека», "Творческая идея нашего будущего», «Основы борьбы за национальную Россию, «Понятие права и силы», «Религиозный смысл философии», «Яд большевизма», «Основные задачи правоведения в России» и многими, многими другими его трудами?

Диктор фильма много говорит о том, что у профессора Ильина и его супруги была "тоска по родине" и что они скучали заграницей. Это не так. Проф. И.А. Ильин был очень занят и у него не было времени скучать. Статьи которые впоследствии напечатаны как "Наши Задачи" являлись передовицами помещенными в Бюллетене РОВСа. РОВС руководил зарубежными воинскими организациями, военной разведкой положения в СССР, военной подготовкой офицерских кадров на Высших военно-научных курсах Генерального штаба. Кроме активной борьбы с большевизмом в России, РОВС оказал поддержку Испании, Португалии, Финляндии, Эфиопии, ряду государств южной Америки, национальному Китаю, Монголии, Африки и Ирану. Ильин создал идеологию белой борьбы и внедрял ее в умы молодежи.

Иван Александрович Ильин был председателем Союза Русских Академических Организаций с правом высшаго учебного заведения, утверждающаго дипломы и диссертации русских академических организаций в Европе, Азии, Африке и Америках. Это было признано рядом западных государств. Он разъезжал по многим странам, устраивая конференции и читая доклады на пяти языках.

Его супруга Наталия Ильина много работала по русской праистории. Известна ее работа "Изгнание норманнов", в которой она доказывала, что норманны не имели никакого отношение к образованию древнего русского государства. Князья Рюрик, Синеус и Трувор были внуками новгородского князя Гостомысла и его дочери Умилы, замужем за славянским полабским князем (на верховьях Одера). Их княжества были завоеваны германцами, и трое братьев с их дружиной, оставшись без земель пришли к деду. После смерти деда, они оказали сопротивление норманнским захватчикам и выбросили их из новгородскаго княжества. Остатки этой норманнской дружины впоследствии завоевали Нормандию. Кроме Ильиных над праисторией Руси работал ряд зарубежных русских и украинских историков, таких, как Парамонов (Сергей Лесной) - Австралия, генерал Кур (Куренков) и Миролюбов - Сан-Франциско, прот. Ляшковский - Джорданвилл, Нью Йорк, Борис Ребиндер (Франция) и много других.

Ильин был убежденным монархистом и до конца жизни проповедовал возвращение к "русскому правописанию" протестовал против "ленинского кривописания", которое совершенно извращало значение русских слов. Одновременно он не признавал употребление "варваризмов" в русском языке - иностранных слов, для которых существуют равнозначащие слова (синонимы).

В своем завещании он подчеркивал, что хотел бы вернуться на родную землю, но когда она будет совершенно свободна. Россия сегодня является наследницей не Российской Империи, а СССР. Его с женой не следовало выкрадывать из могил. Сделано это кощунство было только для того, чтобы коммунистические наследники могли показать, что белая идея исчезла и гражданская война закончена. Это не так, гражданская война не закончилась и народы России еще закованы в красные цепи, и они еще задыхаются. Пора бы было сбросить красное иго и прогнать вчерашних чекистов сидящих на шее народов России.

Ярополк Л. Михеев,
Атаман донских казаков за рубежом
Председатель Общества Галлиполийцев в США
Почетный Председатель РОВС




http://pereklichka.livejournal.com/149782.html
Название: Председатель РОВС о возвращении исторических названий
Отправлено: White cross от 30.03.2012 • 13:33
В Санкт-Петербурге в который уже раз громко обсуждается тема о возвращении исторических названий улицам Северной столицы и о необходимости убрать с карты города имена большевицких преступников. О мнениях по этому вопросу официальных лиц и известных общественных деятелей, в том числе председателя Русского Обще-Воинского Союза Игоря Борисовича Иванова, сообщает Балтийское Информационное Агенство:
http://www.baltinfo.ru/2012/03/29/Toponimicheskaya-demokratiya-mezhdu-Sovetami-i-Rozhdestvom-268699

http://pereklichka.livejournal.com/150116.html
Название: Документы из архивов РОВСа и Общества Галлиполийцев в США.
Отправлено: elektronik от 31.03.2012 • 20:27
Памяти наших отцов и старших соратников
(http://s019.radikal.ru/i628/1203/6c/f54fee584270.jpg)
Руководители Русского Обще-Воинского Союза и Общества Галлиполийцев заявили о своем намерении, в целях увековечения памяти Галлиполийцев - своих отцов и старших соратников, опубликовать для широкого доступа ряд документов из действующих архивов РОВСа и Общества Галлиполийцев в США. Среди этих материалов - редкие галлиполийские издания, приказы и анкеты, собственноручно заполненные 50 лет назад членами Общества Галлиполийцев в США. Как справедливо считают руководители РОВСа, сегодня все эти материалы, несомненно, представляют интерес для историков и всех, кто интересуется историей Белого движения и Русской эмиграции. С некоторыми, уже опубликованными материалами из архива РОВСа и Общества Галлиполийцев в США, можно ознакомиться на специальной Галлиполийской страничке, размещенной на персональной странице Председателя РОВСа И.Б. Иванова "ИЗ ПУТ": http://izput.narod.ru/g/g.html

источник: http://pereklichka.livejournal.com/
Название: Презентация бюллетеня "Корпусник"
Отправлено: White cross от 04.04.2012 • 21:38
Редакция "Переклички" педставляет Вашему вниманию новый информационный бюллетень "Корпусник" - издание Союза Святого благоверного Великого Князя Александра Невского.


(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000sa04s/s640x480)


Корпусник №1

http://narod.ru/disk/45204539001.a020f67287987a0d31c9bd0ee6037dd0/КОРПУСНИК%201.pdf.html


http://pereklichka.livejournal.com/151627.html
Название: Re:РУССКИЙ ОБЩЕ-ВОИНСКИЙ СОЮЗ ( РОВС) Со Светлым Праздником Пасхи!
Отправлено: elektronik от 15.04.2012 • 20:33
(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000sq32b)
источник: http://pereklichka.livejournal.com/
"ПЕРЕКЛИЧКА" электронный журнал 1 отдлеа РОВС в России.
Название: Вера Маркеловна Назимова
Отправлено: White cross от 16.04.2012 • 09:09
В городе Эскондидо под Сан Диего, в Южной Калифорнии, у себя дома скоропостижно скончалась дочь есаула Кубанского казачьего войска, галлиполийца Маркела Иосифовича Маско - Вера Маркеловна Назимова. Вера Маркеловна родилась в казачьей семье в местечке Заячар в Югославии в 1923 году. После второй Мировой Войны из Германии совместно с семьей переехала в Калифорнию. В 1953 году в Преображенском Соборе Лос Анджелеса, венчалась с сотником, участником местного отдела Чинов Русского Корпуса, Русского Обще-Воинского Союза, адьютантом генерала А.Г. Шкуро - Назимовым Георгием Владимировичем род. 1923.

Вера Маркеловна, получила архитектурно инженерное образование в Мюнхене, и по переезду в Лос Анджелесе, сдала инженерный экзамен подтвердив диплом, и долгое время работала инженером архитектором на строительстве небоскребов в Лос Анджелесе. После того как ее супруг открыл успешный частный бизнес, она стала его помошницей и вела канцелярские дела частного семейного предприятия в Лос Анджелесе. За годы жизни в Америке, Вера Маркеловна проживала в Лос Анджелесе, Сакраменто, и в Эскондидо. Но несмотря на постоянные переезды никогда не утратила связь с Русской колонией. В Лос Анджелесе, пела в церковном хоре.

Последние годы жизни несмотря на болезнь Элзхаймера она оставалась гостеприимной хозяйкой в доме Назимовых и музее "Невозвратной России". После своей смерти она оставила мужа Георгия Владимировича Назимова, дочь Ольгу и внука Александра Назимова. Отпевание пройдет в Преображенском Соборе в Пятницу 20 апреля около 10:30 утра с последуюшими похоронами на Голливудском кладбише в Лос Анджелесе, где покоится прах ее отца.

От имени РИСО, выражаем глубокое соболезнование, дорогому Георгию Владимировичу и дочери Ольге в связи с постигшим их горем. Вечная память!

Иван Подвалов,
РИСО, Лос Анджелес

Русский Обще-Воинский Союз и Союз Святого Александра Невского скорбит вместе с семьей Назимовых и выражает соболезнование Георгию Владимировичу, дочери и внуку.



http://pereklichka.livejournal.com/154675.html
Название: СОВЕРШЕНО НАПАДЕНИЕ НА ДИРЕКТОРА МУЗЕЯ ВОЗДУХОПЛАВАНИЯ.
Отправлено: elektronik от 19.04.2012 • 23:01
СОВЕРШЕНО НАПАДЕНИЕ НА ДИРЕКТОРА МУЗЕЯ ВОЗДУХОПЛАВАНИЯ.
(http://img-fotki.yandex.ru/get/6206/80933452.0/0_8e389_ef4f33_M.jpg)
Утром 18 апреля 2012 года в С.-Петербурге совершено нападение на общественного деятеля, градозащитника, создателя и руководителя уникального Музея истории военного воздухоплавания Юрия Михайловича Лозыченко. Юрий Михайлович был жестоко избит в подъезде своего дома. Все обстоятельства нападения не оставляют сомнений в том, что оно связано с общественной деятельностью историка.

Семидесятилетний руководитель Музея воздухоплавания Ю.М. Лозыченко известен в Северной столице не только тем, что он уже много лет бережно собирает, хранит и экспонирует материалы, связанные с историей воздухоплавания, но и тем, что он активно выступает за сохранение исторической территории и зданий Воздухоплавательного парка – колыбели русской авиации.


Сейчас и территория эта, и здания находятся под угрозой разрушения. В начале 2012 года их нынешний владелец – некое совместное российско-австрийское предприятие Крафт Инвест (управляющая компания KRAFTINVEST BETEILIGUNG GmbH находится в Австрии) – скандально «прославилось» тем, что противозаконно сняло с фасада Главного здания бывшей Офицерской Воздухоплавательной Школы (ОВШ), две мемориальные доски, посвященные памяти русских покорителей неба. Причем одна из снятых досок была посвящена национальному герою России штабс-капитану Петру Николаевичу Нестерову, учившемуся в стенах ОВШ. Об этом уже сообщалось по линии Русского Обще-Воинского Союза и в независимой прессе.

Особый цинизм господ из Крафт Инвеста выразился в том, что памятные доски были демонтированы ими накануне 125-летия со дня рождения П.Н. Нестерова… Представители петербургской общественности не только не были допущены нынешними австро-россиянскими хозяевами территории для возложения цветов к единственному в Петербурге памятнику Нестерову, но и самой доски на месте не обнаружили… (территория Воздухоплавательного парка сейчас огорожена железобетонным забором, однако фасад ОВШ из-за него виден). Может быть, российско-австрийские владельцы здания таким образом выразили собственное отношение к подвигу русского летчика, ценой своей жизни сбившего австрийский аэроплан и вошедшего в мировую историю в качестве автора первого воздушного тарана?..

Скандал вокруг самовольства Крафт Инвеста, столь беспардонно покусившегося на святое для русских людей имя Нестерова и честь русской военной авиации, попал в центр внимания общественности. Городские власти С.-Петербурга, как и всегда, проявили в этой ситуации лишь свою беспомощность и незаинтересованность… Промолчало и командование Вооруженных Сил и ВВС: с военными в РФ давно никто не считается… А вот петербургская патриотическая общественность и независимая пресса горячо выступили против деятельности беспредельщиков из Крафт Инвеста. Причем самое живое участие в этом приняла и Инициативная группа «Воздухоплавательный парк», одним из членов которой является Юрий Михайлович Лозыченко.
(http://img-fotki.yandex.ru/get/6109/80933452.0/0_8e38a_3c081fb3_M.jpg)
В итоге, благодаря усилиям общественности и журналистов, Крафт Инвест был вынужден вернуть мемориальные доски на место. Но никаких извинений со стороны совместного предприятия не последовало, как и сколько-нибудь правдоподобных объяснений: представители Крафт Инвеста поначалу вовсе уклонялись от объяснений с общественностью, а затем, под нажимом прессы, отговорились тем, что «памятная доска П.Н. Нестерову была демонтирована в целях обеспечения ее сохранности в связи с подготовкой реставрационных работ…»

Но верится в это с трудом, ведь официального разрешения на демонтаж досок Крафт Инвест не получал и не запрашивал; доски были сняты «тихой сапой», без ведома соответствующих органов. И – главное – никаких «реставрационных работ», ради которых якобы и снимали доски, проведено не было!.. Грязно-облупившийся фасад ОВШ как был, так и продолжает оставаться в крайне запущенном состоянии…

У петербуржцев осталось немало вопросов и к руководству Крафт Инвест, и к соответствующим городским органам власти, столь халатно относящимся к своим обязанностям по сохранению исторических памятников, а практически вовсе не контролирующим сегодня ситуацию с охраной памятников… Но сейчас речь идёт не об этом.

Не успели защитники Воздухоплавательного парка облегченно вздохнуть, узнав о возвращении мемориальных досок, как у них начались проблемы иного рода… Первой «ласточкой» был анонимный телефонный звонок Юрию Михайловичу Лозыченко с угрозами расправиться с ним и его женой. Угроза, как мы видим, пустой не оказалось… Ю.М. Лозыченко утром был доставлен в больницу. Полиция, побывавшая на место происшествия, уже занимается этим делом.

Комментируя происшедшее, руководитель Инициативной группы «Воздухоплавательный парк», председатель секции истории авиации и космонавтики ИИЕТ РАН Виталий Лебедев заявил: «Я далёк от мысли, что это простое хулиганство, так как Лозыченко не был ограблен, а был избит со словами, «...Ты много рыпаешься и выпендриваешься», а истинные намерения и мотивы раскрывают их последние слова: «Выйдешь из дому – убьём!» Жена Юрия Михайловича сейчас с нервным срывом и подскочившим давлением находится дома и боится выйти из дома... Доколе мы будем терпеть этот беспредел?.. Сейчас нам нужна решимость отстоять справедливость в этой стране!»

Нельзя не согласиться с этим мнением. Нам известен Юрий Михайлович Лозыченко – человек, по-настоящему увлеченный, отдающий все свое время и силы делу увековечения памяти русских воздухоплавателей, много лет ведущий борьбу за сохранение главного материального памятника российского воздухоплавания – комплекса Воздухоплавательного парка. Врагов у него нет, и единственной причиной подобных бандитских угроз и нападения на пожилого историка могла быть его общественная деятельность, связанная с защитой многострадального Воздухоплавательного парка.

Ни для кого не секрет, что сегодня, когда в РФ понятия собственности и недвижимости часто ассоциируются с понятием криминал; градозащитники, общественные деятели, люди, наделенные гражданским мужеством взять на себя в смутное время ту роль, которую во всякое нормальное время выполняет само государство, – нередко ходят по лезвию ножа в буквальном смысле этих слов. Они оказываются в своей борьбе за справедливость, за сохранение исторических памятников один на один и с криминалом, и с коррумпированными чиновниками (а разве кто-то знает в РФ других?) И порою расплачиваются за сохранение исторической памяти и чести своей страны собственной кровью. Увы, не в переносном, а в самом прямом смысле этих слов…

Русский Обще-Воинский Союз, с самого начала заинтересованно следивший за развитием нездоровой ситуации вокруг Воздухоплавательного парка в С.-Петербурге, будет и впредь внимательно отслеживать ее, а если потребуется, приложит все усилия и свои возможности для ее разрешения. Мы будем внимательно наблюдать за ходом расследования по делу об избиении основателя Музея истории военного воздухоплавания и надеемся, что на этот раз полиция назовет имена исполнителей и заказчиков преступления. Мы призываем всех петербуржцев, всех русских патриотов не оставаться равнодушными к происшедшему.


Игорь Борисович Иванов,
Председатель Русского Обще-Воинского Союза (РОВС)
18 апреля 2012 г.
===================================================
http://pereklichka.livejournal.com/155563.html#cutid1
Название: Светлой памяти генерала П.Н. Врангеля.
Отправлено: elektronik от 25.04.2012 • 21:14
Светлой памяти генерала П.Н. Врангеля.
(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000t23ca)
В день памяти Основателя РОВ Союза, генерала П.Н. Врангеля, редакция Переклички публикует статью И.А. Ильина

Двадцать пять лет прошло с тех пор, как ушел из жизни последний русский Главнокомандующий, белый воин и рыцарь. Весь - энергия, весь - накаленность мысли, весь - волевой огонь; с единым помыслом о спасении России, с единым служением Родине. Кто знал его, тот никогда его не забудет. Лучи исходили от него. Враги не принимали их. Слепцы не видели их. А те, кто их принимал, те накалялись и заряжались их благородной энергией. Все, общавшиеся с ним, изумлялись его взору, смотревшему через события и над событиями и видевшему одно главное, одно существенное. Все, над кем он начальствовал, знали его стихию - требовательного служения, вдохновенного предвидения, ответственного и мудрого властвования. А соратники его знали еще его пренебрежение к опасности и смерти, его бурную прямоту, его отвращение ко всякой интриге.

Двадцать пять лет русской истории прошло, - мучительной, трагической, невиданной и неслыханной в веках; истории величайшего злодейства, величайших унижений и тупого, преступно-предательского безразличия со стороны других народов. Двадцать пять лет изгнаннического верностояния, эмигрантского приспособления, обывательского малодушия и закулисных интриг, исходящих от врагов России.

Но за эти двадцать пять лет наше знамя, принятое из рук покойного Главнокомандующего, не было ни свернуто, ни брошено, ни предано. И русская национальная традиция, которую он берег и которой он служил, по-прежнему живет в наших сердцах. Это есть древняя, русская традиция, которою всегда строилась и держалась Россия и которой предстоит великое и ответственное будущее. Это есть традиция русского национального рыцарства. В этом все: идея, программа и путь борьбы. Это главное, единственно верное и единственно нужное.

Рыцарственный дух; рыцарская дисциплина; рыцарское единение и рыцарская борьба. В мире раздор и смута потому, что люди утратили веру в Бога, задушили в себе совесть и отреклись от чести. Все ищут только «своего» и только «для себя»; добытчики промышляют, коварные оплетают, жадные высасывают, ловчилы устраиваются, честолюбцы пролезают, властолюбцы сулят и подминают, интриганы шепчутся в закулисной темноте, трусливые страхуются и перестраховываются...

Смута и разложение царят потому, что в похотливых сердцах нет Престола Божия; в алчных душах нет ответственности и преданности; в черствых нет доброты и милосердия; в гибких и скользких нет воли и прямоты. О Божием деле, о Родине, о служении люди забывают и разучаются думать. Откуда же может родиться спасительная идея? Рыцарственный дух предстоит Престолу Божьему, и в этом трепетном предстоянии почерпает бестрепетность для честного и грозного служения.

Господь зовет! Убоюсь ли соблазна и сатаны? Рыцарственный человек укрепляет и закаляет свой характер. Он ищет не личного успеха, а предметного служения и утверждает свою честь на служении. В борьбе закаляюсь; в лишениях крепну. Служу России; отвечаю Богу.

Человек рыцарственного уклада не мечтает об «отвлеченном идеале» и не предается сентиментальным фантазиям. Он является верным, сильным и бесстрашным орудием этой идеи, ее служителем навсегда, ее носителем до смерти. Грозная любовь, честная борьба. Моя святыня - мое слово, мое дело. Быть рыцарем - значит утопить свое малое «я» в Великом, но всенародном и подчинить свое личное общему спасению. Любовью ведом, жертвою очищаюсь. Жертвую, но не посягаю, соревную, но не завидую. Все за Родину, всё за Родину. Человек рыцарственного уклада строит свою жизнь на свободном повиновении. Он силен свободным подчинением. Он свободен и в дисциплине. Он подъемлет бремя своего служения доброю волею; он остается свободным в жизни и в борьбе, и именно потому самое смертное угасание становится у него актом силы.

Рыцарственный человек вносит во все дела свои дух верного и обоснованного ранга, дух неуравнивающей справедливости и всегда несет слабому защиту, а злому грозу. Рыцарственный дух совсем не отвергает частную собственность, но преображает ее щедростью; осмысливает ее как публичную обязанность; живет ею с чувством живой ответственности за себя и за нее; и осуществляет ее, как исконное и конечное достояние своей родины.

Этот дух не впервые зародился в России. Это есть дух православной государственности, ведшей всех сильных и доблестных борцов за Россию - от князей и государей, которых мы можем назвать по именам, до тех верных и героических «простых», имена которых история нам не сохранила, но которые известны Господу, Творцу вселенной и покровителю благих и доблестных. Из древности назовем Владимира Мономаха, Даниила Галицкого и Александра Невского. Из смутного времени назовем Михаила Скопина-Шуйского, бесстрашных письмоносцев Патриарха Гермогена, Родиона Мосеева и Романа Пахомова и, конечно, Минина и Пожарского. Помыслим о Петре Великом и его достойных сподвижниках; помыслим о Суворове и о всех русских солдатах и офицерах, верных его духу; почтим севастопольцев во главе с Корниловым и Нахимовым; и мысленно склоним наши головы пред всеми героями-патриотами России, павшими в первой мировой войне, в гражданской войне и во второй мировой. Им - вечная память.

От них и через них наша традиция. Их дух жил во всех честных и самоотверженных русских людях, образованных и необразованных, военных и штатских, во всех терпеливых стоятелях и верных строителях нашей истории. Их духу принадлежит и будущее России.

Этому духу служил покойный Главнокомандующий, и Россия уже включила его в пантеон своих национальных героев.

И.А. Ильин, 25 апреля 1953 г.

источник: http://pereklichka.livejournal.com/

Название: Белогвардейские песни
Отправлено: White cross от 27.04.2012 • 11:43
Бодро урчит мотор, удобный руль приятно вливается ладони, и всегда спокойный, как истинный самурай, "Сузуки"-сан деловито проглатывает километр за километром неблизкого пути. Жаль только, что делают таких самураев не в России. Ну да ничего, придёт время. Кто как, а я-то помню, что трудолюбивые японцы делали этого неприхотливого воина дорог и бездорожья, очень пристально оглядываясь на нашу «Ниву». Машин на трассе мало, вести легко, и прохладное, слегка пасмурное, но совершенно не хмурое, а как бы задумчивое, утро настраивает на возвышенный лад.

Выключаю радио. Слишком уж диссонирует оно с величественным спокойствием окружающего мира. Натужный юмор «ниже пояса», жалкие попытки рассуждений на серьёзные темы, о которых диктор не имеет понятия, но вещает с непоколебимой уверенностью и апломбом, навязшая в зубах реклама... И песни на чужом языке. И ведь ладно ещё, что на чужом. Потому что от большинства вопиюще бездарных русскоязычных «шлягеров» и «суперхитов», просто тошнит. Надоело. Это всё – чужое. А хочется своего. Такого, чтобы защемило сердце, чтобы разум вдруг получил ответы на самые главные вопросы, а душа непостижимым образом прикоснулась к вечности.

У меня есть из чего выбрать, но я уже точно знаю, что именно хочу услышать в этот застывший в раздумьи утренний час. И, словно откликнувшись, нужный диск сам ложится мне в руку, и я узнаю его на ощупь, не глядя. Это хор «Валаам» и мой самый любимый его альбом – «Тернистый путь борьбы и муки». Песни Белой армии. Настоящие. Рождённые в страшные годы Гражданской войны. Сочинённые полковниками, капитанами, прапорщиками. Песни, с которыми Белые воины шли в бой и принимали смерть за Родину, за Россию.

Аппарат считывает диск, и хлынувшие из динамиков мощные звуки хорового пения охватывают меня, словно языки невидимого пламени.

Пусть свищут пули, льётся кровь,
Пусть смерть несут гранаты,
Мы смело двинемся вперёд,
Мы – русские солдаты!

Песня Алексеевского полка, одного из четырёх «цветных» полков Добровольческой армии. И всё же это не просто одна из полковых песен. Пришедшая с фронтов Первой Мировой войны, Великой войны, как называли её тогда в России, она стала одной из самых любимых во всей Добровольческой армии. И она по праву звучит здесь первой.

В нас кровь отцов-богатырей,
И дело наше право,
Сумеем честь мы отстоять,
И умереть со славой.

Автор песни – штабс-капитан Ян Пояшкевич, писавший под псевдонимом Иван Новгород-Северский. В годы Гражданской войны служил в Добровольческой армии, в возрасте всего лишь 26 лет был произведён бароном П. Н. Врангелем в полковники. Генерал Деникин в своих воспоминаниях охарактеризовал его фразой: «отличнейший боевой офицер, вне очереди аттестован на полк».

Не плачь о нас, Святая Русь,
Не надо слёз, не надо,
Молись о павших и живых,
Молитва нам награда!

Полк получил шефское имя М. В. Алексеева только в октябре 1918г., после смерти генерала. В самом начале Белой борьбы он назывался Партизанским. Ветеран-алексеевец Б. Павлов писал: «То, что пошло с Алексеевым и Корниловым на Кубань, трудно было бы назвать армией: только около 4000 человек нашлось на всю Россию, пошедших в этот поход. По численности это был только старого состава полк, правда, небывалый в истории России полк: В его рядах было два бывших Верховных Главнокомандующих, Командующий армией, командиры корпусов, дивизий, полков - и в то же время зеленая молодежь, место которой было еще сидеть на школьной скамье. И вот одним как бы батальоном этого небывалого полка был Партизанский полк, его история в Первом Кубанском походе - это история этого «небывалого» полка, то есть Добровольческой армии. Во всех боях этого похода Партизанский полк участвовал, и много безымянных могил Партизан-Алексеевцев разбросано по полям Кубани. … Состав полка был: молодые офицеры, юнкера, студенты, кадеты, гимназисты, казаки - в главном зеленая молодежь. Впоследствии цветами формы полка стали синий и белый - цвета юности, в память именно этой молодежи, пошедшей с Алексеевым и Корниловым в Первый Кубанский поход.»

Мужайтесь, матери, отцы!
Терпите, жёны, дети!
Для блага Родины своей
Забудем всё на свете.

Мысли возвращаются к личности генерала Алексеева. Сколько упрёков, обвинений, а то и откровенной брани в свой адрес получил он от представителей различных правых движений и организаций, главным образом, монархического направления.
И обвинения эти, увы, не беспочвенны. В феврале 1917 года он совершил страшную ошибку, по сути – государственное преступление. Именно он, в конечном итоге, вынудил последнего русского Государя отречься от престола. Что двигало им в те роковые февральские дни? Вряд ли кто-то сможет точно ответить на этот вопрос. Но можно с уверенностью сказать – что угодно, только не поиск личной выгоды. И тем, кто сейчас с лёгкостью судит старого генерала, не мешало бы вспомнить, что даже святой Пётр трижды за одну ночь отрекался от Христа. А генерал Алексеев не был святым. Он был человеком, который всю свою долгую жизнь верой и правдой служил России, но имел несчастье страшно ошибиться в то жестокое, смутное время, когда ошибались все.

Нет сомнений, что он мучился от тяжести содеянного и раскаивался в своём поступке. "Никогда себе не прощу, – говорил он позднее, – что поверил в искренность некоторых людей, послушал их и послал телеграмму главнокомандующим по вопросу об отречении государя от престола". Но лучшим доказательством раскаяния служит его «последнее земное дело» – создание Добровольческой армии для борьбы за освобождение Родины от большевизма. И, кто знает, может быть, именно поэтому Господь даровал ему, единственному из организаторов отречения императора Николая II, достойную смерть – в походе, во время победоносного наступления своей армии, в окружении соратников. В отличие от того же Рузского, зарубленного чекистами вместе с другими заложниками в 1918г.

"В годы великой смуты, - писал об Алексееве генерал Деникин, - когда люди меняли с непостижимой легкостью свой нравственный облик, взгляды, ориентации, он шагал твердой старческой поступью по прямой кремнистой дороге. Его имя было тем знаменем, которое привлекало людей самых разнообразных политических взглядов обаянием разума, честности и патриотизма".

…Сурово и строго звучат баритоны, взвиваются ввысь тенора, мощь голосов нарастает, и песня взрывается последним куплетом:

Вперёд же, братья, на врага!
Вперёд, полки лихие!
Господь за нас, мы победим,
Да здравствует Россия!

Дмитрий Цапаев


http://pereklichka.livejournal.com/157020.html


Скачать марш тут: http://narod.ru/disk/47404946001.4a6c26b7baaa9d47cea140b0afc35b9a/%D0%9C%D0%B0%D1%80%D1%88%20%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B5%D0%B5%D0%B2%D1%86%D0%B5%D0%B2.mp3.html
Название: Добровольчество - состояние души
Отправлено: Ольга от 27.04.2012 • 18:43
 Уважаемый White cross и дорогие наши форумчане!
 Что есть наше Добровольчество - таким ярким светом озарившее сумерки истории Страны, опустившееся на нее после октября 1917 г .? Добровольчество - порыв, мгновенный ответ искренне преданных Отечеству  людей - молодых или солидных, опытных солдат и генералов, или юных гимназистов, сестер милосердия... Добровольчество - это состояние души, честной, живой, горячей... Это готовность отказаться от себя и своих личных планов ради своих друзей и соратников, а главное - ради счастья Родины. На такой поступок способна только сильная личность. Не задумывая специально никаких подвигов - ОНИ совершали героические поступки...
  Добровольчество - это светлая страница нашей истории, это наше богатство...
 Выше говорилось об М.В. Алексееве... А ген. Марков - особенно дорогой мне представитель необыкновенных "первооткрывателей" антибольшевистской борьбы. "Умираю за вас, как прежде вы - за меня" - говорил он соратникам, смертельно раненый, принимая без всякого сожаления смерть за Родину...
  Сможем ли мы теперь по достоинству оценить все богатство душ и сердец тех, кто темной ночью выступил в исторический Поход следуя не красноречивым призывам агитаторов, а только велению своего сердца...
  Добровольчество - наше наследство, наша величайшая ценность на все последующие времена...

 ТАК БУДЕМ ЖЕ ДОСТОЙНЫ!...
Название: 82-й день рождения Я.Л.Михеева
Отправлено: White cross от 04.05.2012 • 16:16
(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/0009cr13/s320x240)



Почетного Председателя РОВС, Атамана Войска Донского за рубежом, Председателя Общества Галлиполийцев в США, Ярополка Леонидовича Михеева поздравляем с днем рождения! Желаем Вам, дорогой Ярополк Леонидович, здравия и долголетия, Божией помощи в трудах по возглавлению тех последних воинских организаций, которые связывают нас с Исторической Россией! Счастья Вам и всего самого наилучшего!

Редакция журнала 1 Отдела РОВС в России "Перекличка"


http://pereklichka.livejournal.com/157474.html
Название: День Первого костра
Отправлено: White cross от 04.05.2012 • 16:31
(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000t3pgk)



Ежегодно, 30 апреля русские скауты и разведчики проводят День Первого Костра. Этот день принято считать днем рождения Российского Скаутского (Разведческого) Движения. Именно в этот день 1909 года гвардии штабс-капитан Олег Иванович Пантюхов собрал у костра в Павловском парке подростков, впоследствии ставших первыми русскими скаутами. В память об этом событии каждый год в конце апреля русские скауты и разведчики в России и Русском Зарубежье собираются у своего первого костра в новом году.

История Российского Скаутского Движения в ХХ веке наполнена героическими и трагическими моментами. От Высочайших Смотров и участия русских скаутов в Великой войне (1914 года) и Белом Движении, до гонений и запретов со стороны советской власти, и вынужденного изгнания. От воссоздания единой скаутской организации в изгнании до возрождения скаутинга на Родине.

При этом важно особо отметить первые 20-30 лет русского изгнания. Ведь именно в этот период Российское Скаутское Движение приняло форму национальных юношеских организаций, основой которых стала Белая Идея и воспитание русской молодежи в духе Служения и Борьбы за Национальную Россию. Многие юноши прошедшие эти организации отдали свои жизни, сражаясь в рядах Русского Корпуса на Балканах. Скаут Сергей Шауб, будучи юнкером Русского Корпуса, стал последним Георгиевским кавалером. Пути и формы служения и борьбы за свою Россию у этой молодежи были разные. Одни посвятили свою жизнь национальному воспитанию новых поколений русской молодежи, другие посвятили себя Церкви, третьи стали активистами и участниками различных русских эмигрантских организаций (военных, политических, общественных, благотворительных), четвертые стали просто хорошими людьми, не забывшими кто они и чьи потомки.

В этот праздничный день мы вспоминаем всех преждеушедших и поздравляем здравствующих ветеранов и тех, кто продолжает дело национального воспитания русской молодежи, как в России, так и за ее пределами. Нам особенно приятно поздравить чинов РОВС, как ветеранов, так и более молодых руководителей национальных юношеских организаций: Почетного председателя РОВС Я.Л.Михеева (скаутмастер ОРЮР), члена Совета Старших чинов РОВС Г.М.Солдатова (1й начальник ОРПР), заместителя начальника 2 Отдела РОВС Сергея Ревина и Игоря Ветрова ( руководители БПРС) и пожелать им СЧАСТЛИВОЙ РАЗВЕДКИ!

Начальник 1 Отдела РОВС в России, поручик А.С.Терзов (руководитель Корпуса Разведчиков)



http://pereklichka.livejournal.com/157860.html
Название: Похороны генерала Шатилова
Отправлено: White cross от 09.05.2012 • 03:35
(http://s1.ipicture.ru/uploads/20120506/ZfjTSR14.jpg)
(http://s1.ipicture.ru/uploads/20120506/N46DaG5m.jpg)

http://pereklichka.livejournal.com/159147.html
Название: Святой Грааль для КГБ
Отправлено: White cross от 21.05.2012 • 09:27
Хочу высказать свою точку зрения на проблему экуменизма в РПЦ. Играя в шахматы, наверное, каждый из нас думал, как бы сделать один такой ход, чтобы все планы противника расстроились, а его защита была подорвана сразу в нескольких местах. И вот у чекистов в 1940-х годах это получилось.

В это время советскому руководству стало понятно, что мировая революция не получилась, и что для выживания СССР надо менять формат государства. Что и было сделано: Сталин отодвинул некоторые агрессивные лозунги своего предшественника и занялся историческим мародёрством. Один из подобных актов случился 4 сентября 1943 г. – на приёме у Сталина присутствовали митрополиты Сергий (Страгородский), Алексий (Симанский) и Николай (Ярушевич), а также В. Молотов и полковник НКГБ Г. Карпов. Через некоторое время (при невмешательстве властей) было "восстановлено" патриаршество. Не может остаться незамеченным то, что на такой высокой встрече затесался какой-то полковник, да ещё и чекист. Да и вообще, какое дело НКГБ до церковных дел?

Конечно, все мы знаем, что одним из пунктов соглашения между Страгородским и Сталиным была помощь церкви в делах чекистов. И таких примеров множество: люди, тайно крестившиеся в МП, через день-другой исключались из партии или комсомола, увольнялись без надежды найти новую работу (иногда и жильё). КГБ контролировало всю жизнь в стране, и существующих инструментов хватало с избытком. Однако чекистам хотелось получить от конторы "Московский Патриархат" куда большего. И тут на помощь приходит экуменизм.

В 1946 г. МП принимает участие в переговорах о создании Всемирного Совета Церквей. В виду того, что РПЦЗ отнеслось к экуменизму крайне отрицательно, да и остальные Православные церкви отнеслись к этому весьма настороженно, Московский Патриархат не мог сделать прямое предложение, не вызвав подозрений. В то время ограничились лишь ультиматумом (не пускать раскольников и не сотрудничать с РПЦЗ). И не ошиблись: ни одна поместная Православная церковь и Ватикан экуменизм не поддержали.

Всё изменилось через 15 лет, когда в ВЦС вошли многие протестантские церкви и некоторые поместные Православные. В 1961 г. МП вступил в экуменическое движение. Однако самый большой сюрприз ждал чекистов впереди – Второй Ватиканский Собор. На нём католическая церковь частично встала на позиции экуменизма. И хотя Ватикан вошёл в экуменистическое движение только в качестве наблюдателя – с этого момента ВЦС давал чекистам веер возможностей.

Затея КГБ была проста: использовать ВЦС для распространения своей агентуры и влияния. Компартии в странах христианского мира к тому времени перестали удовлетворять нуждам чекистов. В западных странах они не пользовались большой поддержкой населения, а опыт с Коминтерном и провалы ряда советских агентур в 50-х гг. заставлял Запад не спускать глаз с коммунистов. В большинстве стран Южной Америки компартии или были в подполье (и поддерживались СССР), или уже захватили власть. Поэтому нужен был новый канал для вербовки агентов и информации. Всё это чекистам давали экуменизм и ВЦС.

В работе по линии ВЦС чекисты выделяли три задачи:
• вербовка новой агентуры;
• противодействие операциям спецслужб Ватикана ("русский отдел" Russicum в контрразведке);
• поиск путей к РПЦЗ и русской эмиграции;

Надо отметить, что агентура Russicum в СССР представляла наибольшую угрозу всей затее чекистов, хотя её уничтожали и не раз. Долгое время Ватикан никак не мог понять, почему его агенты почти сразу пропадают, однако в 1968 г. разразился шпионский скандал. Сотрудник Russicum и агент КГБ по совместительству, Алигьеро Тонди, собирался передать СССР документы о работе Ватикана в Восточной Европе. Как потом выяснилось, Тонди нёс ответственность и за провалы 40-50-х гг.

Хоть агент и провалился, чекистам удалось сохранить свою затею в тайне. И вот, сквозь проделанную брешь хлынуло множество "милых православных батюшек", которые перед направлением в ВЦС прошли подготовку в спецшколах КГБ. И на западного пастора это действует. Православие всегда пользовалось подсознательным авторитетом в христианском мире, чем и пользуются чекисты. Остаётся только догадываться, что они натворили за всё это время. Надеемся, что в будущем все уцелевшие архивы КГБ будут рассекречены, и о работе чекистов по линии ВЦС нас ещё ждут многие исследования. Но уже сейчас ясно – масштабы были огромными, и поэтому "Московский Патриархат" сильно увяз в экуменизме.

Как видим, КГБ слишком глубоко пустило корни в экуменистическом движении, и поэтому вряд ли оно откажется использовать плоды своей работы. Тем более что одной из целей чекистов была и остаётся Зарубежная Церковь. "Разбойничий собор" и сделка митрополита Лавра с МП не разгромили её до конца. Другие церкви – самая удобная среда, из которой можно дотянуться до РПЦЗ. Работа против Зарубежной Церкви подробно описана в книге К. Преображенского "КГБ в русской эмиграции".

Вырвать РПЦ из лап экуменизма можно только отстранив КГБ-ФСБ от власти и проведя полную люстрацию духовенства. И хотя будет обезглавлена огромная агентурная сеть, которой позавидует всякая разведка, чистота Православия и нашей Церкви не может быть оценена.

Глеб Ходкевич


http://pereklichka.livejournal.com/161230.html
Название: Заявление на пятилетие преступной унии
Отправлено: White cross от 21.05.2012 • 10:05
5 лет назад,17 мая 2007 года в Москве между предстоятелями МП и РПЦЗ (Л) был подписан "Акт о каноническом общении", согласно которому бывшие приходы и епархии РПЦЗ окончательно и добровольно вошли в структуру Московской Патриархии и признали над собой власть Московского Патриарха, избрание которого в 1990-м году объявил неканоничным и несвободным Архиерейский Синод под председательством Высокопреосвященнейшего Митрополита Виталия (Устинова), четвёртого Первоиерарха РПЦЗ (1986-2006).

По слову приснопамятного Владыки Виталия, вся структура Московской патриархия - ложная, следовательно и вся духовная жизнь в ней - неправильная. Иначе и быть не может, ибо на каждом богослужении там возносится ложь о том, что не истинного Патриарха следует почитать как "Великого Господина и Отца нашего".

В ложную Сергианскую структуру, с 1927 года узурпировавшую власть во Всероссийской Церкви в союзе с антихристовой властью, в мае 2007 года вовлекли себя и те бывшие Архиереи, которых Собор Епископов нашей Церкви в 2008 году справедливо назвал "оступниками" от Истинного Православия и от канонического пути Русской Зарубежной Церкви.


Приобщившись к Московской патриархии, "последователи архиеп. Лавра... утеряли преемственность не только с Блаженнейшим Митрополитом Виталием, по слову которого они уже «не могут считаться находящимися в ограде Церкви», но и с Святейшим Патриархом Тихоном Исповедником" (Из послания Архиерейского Собора РПЦЗ 2008 года в Монреале).

Эта измена внутри РПЦЗ зрела долгие годы, пока явным образом не обнаружилась в 2000 году, когда Собор Епископов вместо того, чтобы призвать сынов Церкви к трезвению и бдительности в отношении Апостасии, вынес страшное решение о подготовке к унии с МП и евхаристическом общении с экуменическим Сербским Патриархом. Принятие нового антицерковного курса, который по сути перечёркивал 80-летнее стояние РПЦЗ в Истине, вызвало протесты со стороны ревнителей Православия, предлагавших исправить допущенные ошибки на ближайшем Соборе. Позицию верных чад РПЦЗ в декабре 2000 года и в июне 2001 года поддержал в своих посланиях Первоиерарх РПЦЗ, а также другие Преосвященные и клирики нашей Церкви.

Летом-осенью 2001 года в РПЦЗ произошёл "лавровский" раскол. Часть оступившихся в вере епископов, отказавшись пересмотреть неправославные итоги Собора 2000 года, попытались через насилие принудить к отставке пожизненного Первоиерарха РПЦЗ Митрополита Виталия, дабы иметь возможность соединиться с МП.

27 октября 2001 года Митрополит Виталий выпустил "Чрезвычайное Заявление" с отказом передавать Первосвятительскую власть Архиепископу Лавру. В дальнейшем Митрополит Виталий в своём "Послании" с болью в сердце провозгласил, что отступнический епископат во главе с Архиепископом Лавром своими действиями поставил себя вне ограды Русской Зарубежной Церкви.
В результате "разбойничьего собора" в Нью-Йорке (октябрь 2001 года) большинство зарубежных епископов, окончательно предав своё исповедание и проигнорировав "Чрезвычайное Заявление", перестали подчиняться своему законному Первоиерарху, подвергая Митрополита издевательствам и насилию.

Несколько гнилых яблок, вовремя не извергнутые вон, смогли испортить едва ли не всю корзину. И 17 мая 2007 года мы наблюдали страшную картину уже полной капитуляции бывших Архиереев РПЦЗ перед ложью - неизжитым Сергианством и Экуменизмом, двумя величайшими соблазнами нашего времени.

Наша Зарубежная Церковь, которая сохранила верность старцу-Митрополиту как своего законному Первосвятителю, через многие испытания и расколы стала маленькой, но сберегла Православие во всей его чистоте. Неоднократно наши Епископы пытались удержать своих бывших собратьев от окончательного погружения в Сергианство и Экуменизм, однако в ответ слышали только оскорбления в наш адрес и пустую похвальбу своей мнимой "каноничностью". Им ли не знать, что каноничные Церкви - это те Церкови, которые стоят на каноническом пути, а не пути в экуменический Вавилон или советское царство антихриста.

Каноничная Церковь – это та Церковь, которая неизменно следует духу и букве Свв.Канонов через верность своим Первоиерархам, Апостольским Правилам и Правилам Свв.Соборов.
Неканоничные же группы, нарушающие каноны, объединены либо на основании общего экуменического исповедания либо на основании бунта против преемства Высшей Церковной Власти.

"Окончательное падение Синода Митр. Лавра результат уже давно начавшего падения человечества, т.е. последних апокалиптических времен. Врата ада открылись и полки бесов накинулись на и так уже ослабленное духовно человечество", - писал в 2004 году в своём "Призыве", обращённым к верным чадам РПЦЗ, Блаженнейший Митрополит Виталий.

Сейчас отвернувшийся от Истинного Православия русскоязычный мир празднует 5-ю годовщину капитуляции бывшей части Зарубежной Церкви перед неправдой наследников и продолжателей дела большевиков. Теперь в Мировой Совет Церквей, как бы в некую колыбель будущей "церкви антихриста", оказались вовлечены и те лжепастыри, которые долгое время сами возглашали анафему против ереси, отрицающую учение Символа Веры, святых апостолов и Вселенских Соборов о том, что на земле Спасителем основана только одна истинная Церковь (Еф.5,5). В памяти же верных чад Русской Церкви 17 мая 2007 года навсегда останется "днём великого предательства".

Но у пасомых бывших епископов РПЦЗ еще есть время покаяться и вернуться на правый путь. Для этого нужно осознать невозможность соединения Церкви Новомучеников и Исповедников с той подделкой под Истину, которая в наиболее апостасийный момент истории человечества выступила против Церкви Христовой на стороне врагов всякой религии, нарушив соборность Российской Церкви и утратив свою внутреннюю свободу, а затем и изменила православному учению о единстве Церкви через вступление в еретический Мировой Совет Церквей.
Поэтому мы призываем православных христиан, особенно бывших чад РПЦЗ, находящихся под омофором предателя Зарубежной Руси и Истинного Православия Митрополита Иллариона, прислушаться к голосу своей совести и решить – оставаться ли им под омофором лжецеркви МП или вернуться в подлинную Русской Зарубежную Церковь, которую неизменно возглавляет Собор Епископов, наследующий Блаженнейшему Митрополиту Виталию и Святейшему Патриарху Тихону.

Епископ Мартин (Лапковский), Истринский и Южно-Российский
Епископ Кассиан (Мухин), Марсельский и Западно-Европейский

http://pereklichka.livejournal.com/161612.html
Название: Новый номер журнала "Верность"
Отправлено: White cross от 25.05.2012 • 08:33
Вышел в свет новый номер церковно-общественного издания “Общества Ревнителей Памяти Блаженнейшего Митрополита Антония (Храповицкого)” "Верность", под редакцией председателя Общества проф. Г.М. Солдатова.


(http://img-fotki.yandex.ru/get/6311/80933452.0/0_91269_e9c25d18_XXL.jpg)


Предлагаем Вашему вниманию журнал ВЕРНОСТЬ №174


http://www.metanthonymemorial.org/VernostNo174.html
Название: Новый номер журнала "Белое Дело"
Отправлено: White cross от 31.05.2012 • 13:46
Редакция Переклички предлагает Вашему вниманию недавно вышедший номер журнала "Белое дело" (№6), который издаёт Братство Ревнителей Православия во имя Святителя Тихона, Патриарха и Исповедника Всероссийского.

(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000tq41h/s640x480)


http://narod.ru/disk/51223944001.8c48640b6b85de6fafb0b8264691fd58/delo46.pdf.html
Название: Анонс панихид в РПЦЗ
Отправлено: White cross от 31.05.2012 • 13:47
По благословению Владыки Мартина http://rocormoscow.livejournal.com/18179.html на приходах Южно-Российской епархии 1-2 июня будут служить панихиды по жертвам Лиенца.

В Московском регионе панихида будет 2 июня в 12.00 в Свято-Владимирском храме, поселка Глебовский, Истринского района. По вопросам проезда и службы уточнить можно у благочинного московского округа иеромонаха Арсения по телефону 89154377998.

Информацию о панихиде в Удмуртии можно уточнить у настоятеля храма Священномученика Иосифа Петроградского иерея Георгия Пескишева 89128752091

Панихиды также будут служить в Санкт-Петербурге и Владивостоке. 1 июня в Санкт-Петербурге http://rocor-spb.livejournal.com/5597.html и 2 июня во Владивостоке, в храме Священномученика Евсевия на ст.Океанская (пригород Владивостока) в 12 ч.


http://pereklichka.livejournal.com/164880.html
Название: Памяти жертв Лиенца (приказ Я.Л. Михеева)
Отправлено: White cross от 31.05.2012 • 13:53
31 мая 2012 г.
Ярополк Л. Михеев
Атаман Всевеликого Войска Донского за Рубежом

Приказ № 4-2012

1.Тяжелые годы упали на плечи многострадальных казаков в прошлом веке. В протяжении всей истории славное казачество отдавало свои жизни за Веру, за Славу, за Волю Вольную, за процветание Дона и России. Выдержали казаки три года гражданской войны, геноцид во время советского владычества, жгли их огнем и мечем в 30-32-х годах коллективизации и раскулачивания. До 1936-го года казаки были лишены всех прав человека – лишены по иронии судьбы наравне с духовенством.

Но как Феникс вылетающий из пламени, в 1942-м году, как только отступила Красная Армия, из всех трущоб, подземелий, лесов и гор вышли остатки несломленного народа. Осмотрелись кругом и без колебания сорганизовались в свои станицы и полки и, окрепнув и собрав всех, кто мог, двинулись на Запад из страны Советов. Знали казаки, что это был единственный выход. Уходили казаки от безбожной власти к христианским народам, надеясь на защиту. Но подошел конец войны, попали наши доверчивые богатыри в лапы коварного Альбиона. Не считаясь с основными правилами человечества, выдали англичане их в руки кровожадного тирана Сталина.

Тяжело поплатилось за свою доверчивость казачье племя за все то добро, которое в течении многих веков оно давало Европе, включая и Англию, защищая ее свободу от иноземных врагов. Но вопреки всех козней злой силы, не сгинули былинные богатыри! Осталась еще в их недрах казачья сила!

Мы вечно будем помнить тех, кто за свою верность казачьим традициям и идеалам погибли от руки красных палачей и в нечеловеческих условиях скончались от коммунистического врага человечества. Вечная слава им!

Мы верим, что взойдет солнце правды, разгонит туман лжи, восстанут и вернутся казаки в край родной, вызволять российские народы от затягивающегося нового тумана, который уже сейчас виден на горизонте. Пресвятая Богородица, покрой нас Своим Пречистым Омофором и помоги одолеть врагов Родины!

2. 1 июня 2012 года исполняется 67-ая годовщина выдачи казаков в Лиенце и других местах коммунистам. Помолимся за души убиенных казаков на поле брани за отечество и веру православную живот свой положивших, в неволе замученных безбожной властью и в мире скончавшихся.

Слава Богу, что мы казаки!
Спаси Господи Россию и казачество!


Ярополк Михеев
Атаман Всевеликого Войска Донского за Рубежом
Почётный председатель РОВСа
Председатель Общества Галлиполийцев в США


http://pereklichka.livejournal.com/165317.html
Название: Казачья трагедия
Отправлено: White cross от 03.06.2012 • 21:12
(http://img-fotki.yandex.ru/get/6310/80933452.0/0_9213c_20d2041f_M.jpg)

Посмотреть на Яндекс.Фотках[/url]Казачья трагедия мая-июня 1945г., которую с 1949г. кощунственно прикрывает мифический праздник - «День защиты детей», известна всем. Без суда и следствия, в угоду желаний Сталина, правительство Великобритании обрекло десятки тысяч русских антикоммунистов на верную смерть.

1-го июня, на месте массового воинского захоронения бойцов Воткинской Народной армии, прошла панихида по выданным на расправу палачам, жертв Лиенца и Юдебурга. Панихиду по белоказакам, «коммунистической властью умученных, убиенных или в изгнании скончавшихся», их женам, старикам и детям провел иерей РПЦЗ (В) о. Георгий (Пескишев), проделавший путь в несколько сот километров.
На мероприятии присутствовали чины РОВС и, наверное, неравнодушные к этим событиям люди.


(http://img-fotki.yandex.ru/get/6312/80933452.0/0_9213d_3219fd4a_L.jpg)


С. Простнев


http://pereklichka.livejournal.com/165583.html


Название: Панихида по жертвам Лиенца в Санкт-Петербурге
Отправлено: White cross от 03.06.2012 • 21:22
1 Июня в Санкт-Петербурге на Смоленском кладбище, на могиле Юнкера Владимирского военного училища Александровича в 19.00 была отслужена Панихида по жертвам Лиенца. Панихиду служил иерей РПЦЗ отец Максим Сахнов. Присутствовали члены РОВС и РИС-О, прихожане Общины Державной иконы Божией Матери (РПЦЗ) и просто неравнодушные люди.


(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000tr4cs/s640x480)


(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000ts5z1/s640x480)


(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000ttfpa/s640x480)



http://www.youtube.com/watch?v=GNlbOez8Rso




РОВС



http://pereklichka.livejournal.com/165815.html
Название: Паломничество в Сент-Илэр-ле-Гран
Отправлено: White cross от 08.06.2012 • 00:27
Традиционное паломничество, организуемое в день Святой Троицы Союзом Памяти Русского Экспедиционного Корпуса во Франции к часовне-памятнику и к русскому военному кладбищу поселка Сент-Илэр-ле-Гран (Мурмелон), состоялось 27 мая с.г. Собралось несколько сот человек паломников и посетителей со всей Франции и из за рубежа, в том числе из России, при участии французских гражданских и военных властей а также организаций, созданных первой волной русской эмиграции. В атмосфере, которая была одновременно молитвеннной, братской и не унылой, все участники почтили память русских воинов, павших во Франции и в Македонии в боях Первой мировой войны.

Если же прошлый год ознаменовался открытием памятника павшим воинам на русском военном кладбище поселка Сент-Илэр-ле-Гран, то в этом году Союзу передано полевое орудие Путиловского завода (1913 г, трехдюймовое), которое сопровождало Экспедиционный корпус в поход на фронт во Францию.


(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000tzy1h)



(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000w2wkt)



(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000w3ww4)



Г.фон Бреверн



http://pereklichka.livejournal.com/167082.html
Название: Рождение Корниловского ударного полка.
Отправлено: elektronik от 11.07.2012 • 10:24
Рождение Корниловского ударного полка.
(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000x43zc)25 июня 1917г. по православному календарю (8 июля 1917г. по принятому у нас сейчас григорианскому летоисчислению), принял свой первый бой Корниловский ударный отряд, переименованный вскоре после боевого крещения в Корниловский ударный полк. Ураганом прокатившийся по Российской Империи 1917-й год оставил после себя в истории длинную череду горьких печальных дат. Но на этом траурном фоне по сей день светит нам, словно чистое пламя зажжённой в храме свечи, славное событие в героической истории русской армии – рождение и начало боевого пути легендарного Корниловского ударного полка.

Доблесть на войне драгоценна в любых условиях. Но какое же нужно иметь сердце, чтобы проявить её тогда, когда рушится, словно карточный домик, не только армия, но и само государство, когда Правительство делает офицерский корпус заложником политических спекуляций, напоминающих больше прямую государственную измену, а высшее командование не может (или не хочет?) с этим бороться, когда даже недавние боевые товарищи готовы стрелять уже не во врага, а в того, кто ещё имеет мужество ему противостоять!

Сегодня я постараюсь, чтобы моих слов здесь было как можно меньше. Пусть говорят сами корниловцы. И если кто-то из посетителей сайта захочет найти в интернете и прочитать вышедшую в 1936г. в Париже замечательную книгу «Корниловский ударный полк», составленную по воспоминаниям корниловцев и материалам полкового архива М. Критским, я буду считать свою задачу выполненной.

«В мае 1917г. командующим 8-й армией, действовавшей в Галиции и Буковине, был назначен генерал Корнилов. Новый командующий немедленно начал объезд своих войск. Во всех штабах ему докладывали, что власть офицеров парализована комитетами, дисциплина расшатана, боеспособность полков с каждым днём падает.

В развале своей армии Корнилов убедился, когда стал обходить окопы. Его острые, немного раскосые глаза повсюду замечали безпорядок и распущенность солдат, но то, что ждало его на одном боевом участке, превзошло всё. Командующего никто не встретил, солдат не было. В зловещей тишине он шёл по пустым окопам всего в нескольких шагах от неприятельской линии. Корнилов шёл и бормотал: предатели… изменники… Потом обернулся к сопровождавшему его молодому капитану Генерального Штаба Неженцеву и сказал:

- Какой позор… Немцы следят за нами и даже не обстреливают. Точно издеваются над нашим безсилием… Я нисколько не удивлюсь, если сейчас наткнусь на них, и они заиграют мне встречный марш…»

Что мог сделать в таких условиях рядовой русский офицер? С точки зрения унылой обывательской логики – ничего, только ждать, пока Правительство и высшее командование, наконец, разберутся в ситуации и наведут порядок в войсках.

Но уже через несколько дней после описываемых событий, капитан Генерального штаба Митрофан Осипович Неженцев подаёт Корнилову рапорт, в котором предлагает, не дожидаясь решительных мер от верховной власти, начать самостоятельно формирование ударных отрядов из добровольцев, готовых пожертвовать собой ради победы. Такие отряды должны будут прорывать оборону противника в самых укреплённых местах, чтобы своим примером воодушевлять остальные войска. 19 мая 1917г. (здесь и далее все даты по старому стилю) генерал Корнилов разрешил формирование такого отряда, и Неженцев взялся за дело с огромной энергией.

Однако в штабе армии идея добровольчества сочувствия не встретила, а напротив в течение всего времени формирования отряда, Митрофан Осипович повсюду наталкивался на скрытое сопротивление своим действиям. Вербовать добровольцев, как солдат, так и офицеров, ему было разрешено лишь из запасных, а не из фронтовых частей. Только после усиленных хлопот удалось добиться разрешения вызвать с фронта шестерых штабс-капитанов. Вот их имена: Гавриленко, Морозов, Петров, Савков, Скоблин и князь Чичуа.

«От вас, господа офицеры, - писал им Неженцев в одном из своих приказов, - я требую, чтобы вы были в полной мере начальниками, но не теми, которые умеют отдавать только сухие распоряжения. Вы должны быть начальниками, показывающими вашим подчинённым пример воина – человека долга и порядка. Вы должны быть в часы досуга среди солдат, беседовать с ними, разъяснять им все их сомнения, колебания… В отряде должна быть прочная спайка, достигаемая взаимным доверием, общностью интересов и любовью к тому делу, для которого мы собраны… Пусть вся Россия знает, что у неё ещё есть сыны, сказавшие – лучше смерть, чем рабство».

Между тем, штаб армии категорически отказался снабдить отряд хозяйственной частью. Людей было элементарно нечем кормить, но это совсем не заботило командование, последовательно продолжавшее чинить добровольцам препоны.

Находчивый Неженцев договорился с главноуполномоченным Красного Креста при 8-й армии Лерхе, и в его распоряжение была откомандирована санитарная «летучка», которая и стала кормить отряд.

У казаков, записавшихся в отряд, в штабе армии отняли коней, и они были вынуждены идти к новому месту службы пешком.

Но, несмотря на все трудности, к середине июня 1917г. отряд был сформирован. Он состоял из двух батальонов по 1000 человек, трёх пулемётных команд общей численностью 600 человек, команды пеших разведчиков из пленных добровольцев-чехов и сотни конных разведчиков – донских казаков.

10 июня 1917г. командующий армией генерал Корнилов произвёл смотр отряда. «Трёхтысячный отряд в стальных касках был построен в каре. На всех плечах чёрно-красные погоны. На левых рукавах суровая эмблема: на щите череп над скрещёнными мечами, под ним граната. Череп белый, граната красная, щит голубой – национальные цвета России…

Генерал Корнилов вручил коленопреклоненному Неженцеву знамя отряда – чёрно-красное полотнище, не котором белели слова: «1-й Ударный Отряд»… С этого дня ударники называли себя «корниловцами». Это слово они начертали над своей суровой эмблемой»
(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000x5af9)
В конце июня 1917г. 8-я армия перешла в наступление, главной движущей силой которого стал только что сформированный Корниловский ударный отряд. Сменив на позициях Заамурскую дивизию, 25 июня отряд вступил в бой, чтобы занять линию Ямницы – Павельче.

Впрочем, здесь будет лучше вновь предоставить слово самим корниловцам:

«Глубокой ночью отряд стал сменять заамурцев… С рассветом огляделись. Окопы были запущены, загажены. Накаты со многих блиндажей сняты, брёвна расколоты на костерки для чая. Немедленно начали приводить всё в порядок и строить новые гнёзда для пулемётов и бомбомётов… По намеченным целям быстро пристреляли пулемёты, и горе было той голубоватой фигурке, которая вдруг показывалась за неприятельскими окопами…

По ночам бомбомётчики еле подымали здоровенные снаряды и вкладывали их в широкие короткие стволы. С гулом вылетали снопы красного пламени, с грохотом подымались над неприятельскими окопами столбы чёрного дыма…

Из соседних полков к корниловцам приходили комитетчики и с возмущением требовали прекратить стрельбу.

- Без вас, - говорили они, - всё было спокойно. По брустверу гуляли и нас не трогали. А теперь житья нет. Что вас обкладывают немцы, так вам и надо, но ведь бьют теперь и по нашим окопам… Не кончите вашего безобразия, в штыки на вас пойдём!

Комитетчиков выпроваживали…

Наконец… было назначено общее наступление 8-й армии…

Командир 12-го корпуса генерал Черемисов вызвал к себе Неженцева. Генерал сказал, что по постановлению комитета его корпус не пойдёт в атаку до тех пор, пока не будет взята группа тяжёлых немецких батарей, скрытых где-то правее деревни Ямницы, и что комитет со злорадством заявил – пусть эти батареи возьмут корниловцы…

Когда стемнело, окончательно приготовились к атаке – ножницами разрезали проволоку для проходов, вынули из гнёзд пулемёты. Ударники попросили оставить в окопах скатки и вещевые мешки для того, чтобы можно было взять с собою как можно больше патронов и ручных гранат…

Атака корниловцев шла волнами; через каждые 3-5 минут одна команда за другой захлёстывали австрийские окопы. Первая волна вынеслась уже на третью неприятельскую линию. Здесь австрийцы попытались перейти в контратаку. Корниловцы опрокинули их штыками и ворвались в последние основные окопы. Отсюда уже был виден тыл противника. Прапорщик Шинин, начальник пулемётного взвода, огляделся и вдруг заметил в лощине серые пушки. Около них суетились люди, вздымались кони.

- Сейчас батарея снимется, - закричал Шинин, - взвод, живо, по батарее огонь!

Около батареи всё смешалось, лошади упали. Корниловцы, что есть духу, побежали к батарее…

Свою задачу корниловцы выполнили: они захватили 4 тяжёлых орудия и 2 лёгких. За полтора часа своего боя они прорвали фронт противника глубиною в семь вёрст и подошли к изгибу железной дороги Калуш-Станиславов… Кроме орудий, зарядных ящиков, пулемётов и бомбомётов было взято в плен 26 офицеров и 831 солдат…

С высокой насыпи корниловцы увидели, как правее их, сзади продвигались с боем заамурцы. У соседей слева тоже слышалась оживлённая ружейная и пулемётная стрельба…

Неженцев получил приказание: собрать свой отряд и, укрывшись в ближайшей лощине составить резерв корпуса…

Всем захотелось есть. Послали в свои окопы по пяти человек от взвода. Те скоро вернулись и доложили, что оставленное имущество «спёрли» подошедшие резервы. Выручили захваченные австрийские кухни…

Было уже семь часов вечера. Вдруг на фронте впереди корниловцев сразу всё стихло, как отрезало – ни единого выстрела. Все смолкли, напряжённо прислушиваясь. Тишину также неожиданно разорвал сильнейший пулемётный треск и ружейные залпы. По верху лощины мимо корниловцев стали пробегать солдаты то в одиночку, то по несколько человек. На все окрики отмахивались и торопились дальше.

Офицеры взбежали наверх. По всей равнине в полном безпорядке отступали наши солдаты, а за ними шли в касках сомкнутые цепи немцев со штыками наперевес. Как выяснилось впоследствии, это была «стальная» немецкая дивизия, спешно переброшенная по железной дороге для восстановления положения.

Штабс-капитан Скоблин закричал во всю мочь:

- Корниловцы, вперёд, в атаку!

Не разбираясь поротно, корниловцы все, как один, выскочили из котловины. Завопили диким криком. Одни со штыками наперевес, другие, крутя над головой винтовки так, что свистело вокруг, третьи с поднятыми в руках гранатами бросились на немцев. Столкнулись. Было минутное клокотанье, и немцы побежали назад. Корниловцы их преследовали до полной темноты. Захватили пленных, пулемёты. Сами корниловцы потеряли около трёхсот человек…

Так произошло первое боевое крещение корниловцев.»

Но рассказ о первом бое и первой победе Корниловского ударного отряда будет неполон без упоминания ещё об одном событии:

«… 29 июня перед развёрнутым отрядом генерал Корнилов объявил:

- Военный министр Керенский приказал раздать по пяти крестов на роту, - и, обернувшись к адъютанту, Корнилов сказал – дайте эти кресты.
Подполковник Неженцев выступил вперёд, приложив руку к козырьку:
- Ваше превосходительство, корниловцы отказываются от этих крестов, так как выделить отличившихся нет никакой возможности!
- Я так и думал, - промолвил Корнилов».

Да, корниловцы не смогли, да и не имели даже теоретических шансов переломить ход Мировой войны. Усилий трёхтысячного отряда было явно недостаточно там, где сталкивались миллионные армии. Но разве не достойны эти суровые, непреклонные люди вечной памяти в сердце каждого человека, называющего себя русским?

Дмитрий Цапаев.
http://pereklichka.livejournal.com/173264.html#cutid1 (http://pereklichka.livejournal.com/173264.html#cutid1)
Название: Мемориальная доска ген.В.М. Молчанову в г. Спасске-Дальнем торжественно открыта.
Отправлено: elektronik от 23.07.2012 • 14:52

Мемориальная доска ген.В.М. Молчанову в г. Спасске-Дальнем.

    23 Июл, 2012 at 11:16 AM

Редакция ПЕРЕКЛИЧКИ представляет своим читателям заметку из Живого Журнала нашего друга d_m_vestnik Александра Любавского (Владивосток) дополняющую текстовые и фото материалы по теме открытия мемориальной доски генералу В.М.Молчанову в Спасске-Дальнем.

19 июля 2012 г. в городе Спасске-Дальнем (Приморский край) состоялось торжественное открытие памятной доски на здании, где осенью 1922 года размещался штаб Поволжской группы генерал-майора В.М.Молчанова во время знаменитых оборонительных боев за город с частями Народно-революционной армии ДВР.

Установление мемориальной доски - заслуга директора Спасского краеведческого музея Шубиной Надежды Григорьевны и краеведа Букреева Сергея. Причем Сергей Букреев даже выдвинул идею переименовать улицу, на которой стоит этот дом, в улицу генерала Викторина Молчанова (сейчас это ул. Краснознаменная). Видимо местная власть еще не созрела для такого шага. Даже на мемориальную доску и ее установление деньги собирались Сергеем Букреевым среди местных жителей. Когда в Спасске узнали, что на открытие мемориальной доски будет присутствовать представитель  РОВС на ДВ поручик А.Ю.Бушин, его выступление категорически отказались включать в список выступающих. В начале церемонии выступил глава городского округа Шумский В. Ф. (это уже радует). Людей было немного, человек двадцать. Оно и понятно - утро рабочего дня.
(http://img-fotki.yandex.ru/get/6402/122320056.1e/0_95dcc_d3226d6e_XL)
Фото: Слово было предоставлено начальнику Дальневосточного отделения РОВС поручику А.Ю.Бушину. Собравшиеся услышали о службе генерала В.Молчанова и его борьбе за свободную Россию.

Право скинуть покрывало и открыть мемориальную доску было поручено Букрееву, что он и проделал. Далее выступал руководитель отдела культуры администрации города, следом должен был выступить И.Л.Рыжов  с краткой исторической справкой о генерале Молчанове. И.Л.Рыжов вместо себя предложил выступить представителю РОВС А.Ю.Бушину. Ведущей церемонии ничего не оставалось, как объявить его.
После своего выступления поручик А.Ю.Бушин повернулся лицом к мемориальной доске и отдал воинское приветствие. Далее выступали еще краеведы и журналисты. После церемонии все отправились "могилу 400" (http://fotki.yandex.ru/users/beloe-primorie/view/613846?page=1) для возложения цветов. Все мероприятие было построено в духе примирения белых с красными и окончания Гражданской войны.
Но появление Бушина, его выступление и отказ возлагать цветы непонятно кому, выбивались из  заранее утвержденного сценария мероприятия.
(http://img-fotki.yandex.ru/get/6600/122320056.1e/0_95dcd_6aaa1d2f_XL)


(http://img-fotki.yandex.ru/get/6402/122320056.1f/0_95dd0_c345f826_XL)
Фото: Здание, где осенью 1922 года размещался штаб Поволжской группы генерал-майора В.М.Молчанова во время знаменитых оборонительных боев за город с частями Народно-революционной армии ДВР.

(http://img-fotki.yandex.ru/get/6503/122320056.1e/0_95dce_3a988f86_XL)
Фото: По данным местных краеведов, в двухэтажном доме в разное время располагались штабы и японского отряда, и войск Земской Рати, а позже красных. Сейчас здание по ул.Краснознаменной,34 относится к жилому фонду.

(http://img-fotki.yandex.ru/get/6403/122320056.1f/0_95dcf_20049c7c_XL)
Фото: Официальные лица говорили о "согласии и примирении".

Фотографии © И.Л.Рыжова.
http://pereklichka.livejournal.com/175648.html#cutid1 (http://pereklichka.livejournal.com/175648.html#cutid1)
Название: Неизвестный Юденич.
Отправлено: elektronik от 31.07.2012 • 16:09
Неизвестный Юденич.
(http://img-fotki.yandex.ru/get/6603/80933452.0/0_94fda_5015c4df_M.jpg)
31 июля - 150 лет со дня рождения Николая Николаевича Юденича, выдающегося русского военного деятеля, генерала от инфантерии, Главнокомандующего всеми русскими сухопутными, морскими вооружёнными силами против большевиков на Северо-Западном фронте.

Имя генерала Юденича по-прежнему малоизвестно большинству современников. Оно ассоциируется в основном с неудачным походом на Петроград, а главным виновником неудачи выступает, конечно, сам "бездарный" генерал. Однако обратимся к фактам истории.

Николай Николаевич Юденич родился 18 июля (все даты до 31 января 1918 года даны по старому стилю) 1862 года в Москве в семье коллежского советника. В 19 лет он окончил Александровское военное училище и был направлен для дальнейшего прохождения службы в Лейб-гвардии Литовский полк, что говорило о его высоких успехах в учебе и отменном поведении. После производства в поручики Юденич поступает в Академию Генерального штаба, которую оканчивает по первому разряду и причисляется к Генеральному штабу русской армии. Первой должностью капитана Юденича после академии было назначение старшим адъютантом штаба 14-го армейского корпуса Варшавского военного округа. Следующие пятнадцать лет военная судьба бросала его по различным округам России, где он командовал батальоном, служил в штабах, командовал 18-м стрелковым полком.


С началом русско-японской войны часть полковника Юденича перебрасывается на театр военных действий. За отличное командование полком в Мукденском сражении Юденич получает Золотое оружие, а его доблестный полк — особый знак на головной убор с надписью: "За Янсынтунь. Февраль 1905 года". В июне 1905 года он производится в генерал-майоры и назначается командиром 2-й бригады 5-й стрелковой дивизии. Его военный талант снова проступает с особой отчетливостью — высокие ордена Св. Владимира 3-й степени и Св. Станислава 1-й степени украшают его мундир.

После лечения тяжелого ранения в 1907 году Юденич принимает должность генерал-квартирмейстера Казанского военного округа и отмечает свое пятидесятилетие уже в должности начальника штаба этого округа. Незадолго до начала Первой мировой войны, в январе 1913 года, Юденич назначен начальником штаба Кавказского военного округа и произведен в генерал-лейтенанты. 2 ноября 1914 года Турция объявила войну России. На базе округа была развернута Кавказская армия, штаб которой возглавил генерал-лейтенант Юденич. 9 декабря турки перешли в наступление. Началось Сарыкамышское сражение. После ряда тяжелых боев Юденичу было предписано стать во главе армии и непосредственно влиять на ход событий. Действуя в сложных условиях горной местности и неблагоприятного климата, русские войска победно завершили Сарыкамышскую операцию, перейдя государственную границу Турции. Ущерб противника — 90 тысяч убитыми и ранеными и около 70 орудий. Русские потеряли около 26 тысяч убитыми, ранеными и обмороженными. Николай Николаевич производится в генералы от инфантерии и получает орден Св. Георгия 4-й степени.

6 января посол Франции в России Морис Палеолог записал в своем дневнике: "Русские нанесли поражение туркам вблизи Сарыкамыша… Этот успех тем более похвален, что наступление наших союзников началось в гористой стране, такой же возвышенной, как Альпы, изрезанной пропастями и перевалами. Там ужасный холод, постоянные снежные бури. К тому же — никаких дорог, и весь край опустошен. Кавказская армия русских совершает там каждый день изумительные подвиги". Турецкое командование постоянно пыталось перехватить инициативу и предпринимало наступательные действия на разных участках фронта. Удары планировал немецкий офицер, который возглавлял штаб турок. Однако на всех направлениях турок встречали согласованные действия русских войск. За высокое оперативное искусство генерал Юденич получил орден Св. Георгия 3-й степени.

Осенью 1915 года снабжение турецкой армии значительно улучшилось и ожидалось прибытие больших подкреплений. Штаб Кавказской армии отреагировал подготовкой большого наступления. После проведения огромной подготовительной работы русские войска 28 декабря 1916 года перешли в наступление, что стало полной неожиданностью для турок. Бои носили ожесточенный характер. Потеснив турок, войска остановились перед крепостью Эрзерум. На горном хребте располагались в две линии 11 хорошо подготовленных к круговой обороне фортов. Почти каждый форт представлял собой долговременное оборонительное сооружение в виде каменной многоярусной башни с амбразурами для орудий. Часть из них имела 2—3 вала и систему рвов. Форт вмещал до 50 орудий с расчетами и до 400 солдат пехоты. Фланги турок надежно упирались в горы. Предстоял тяжелый лобовой штурм.
(http://img-fotki.yandex.ru/get/6502/80933452.0/0_94fd8_a98aecbc_XL.jpg)
Юденич лично приступил к детальной разработке плана штурма. С 29 января по 3 февраля 1917 года продолжался напряженный бой за овладение эрзерумскими укреплениями. Николай Николаевич потребовал от войск очень многого, но это были русские войска, и штурм был успешно завершен. Среди еще не погасших пожарищ генерал Юденич вручал своим солдатам и офицерам Георгиевские награды. А дальше — преследование турецкой армии… В ходе Эрзерумской операции Кавказская армия пленила 13 тысяч солдат противника, захватила 300 орудий, 9 знамен, большие запасы продовольствия. Начальник штаба верховного главнокомандующего генерал Михаил Алексеев отмечал: "Этот успех приобрел на Ближневосточном театре особую значимость на фоне неудач в ходе Дарданелльской операции и наступления англичан в Месопотамии".

Генерал Юденич за проведение сложнейшей Эрзерумской операции был заслуженно удостоен очень высокой награды — ордена Св. Георгия 2-й степени. Эта награда ставила военный авторитет Николая Николаевича на особую высоту. За всю Первую мировую войну 2-ю степень получили только четыре человека, включая самого Юденича. Из Петрограда приехал великий князь Николай Николаевич и передал Юденичу глубокую признательность государя.

После Февральской революции и отречения государя от престола генерал Юденич назначается командующим войсками Кавказского фронта. Временное правительство требовало от нового командующего наступательных действий, однако положение на фронте не способствовало успеху в наступлении. Кроме того, революционное разложение коснулось и войск Кавказского фронта. Николай Николаевич отправил в Ставку глубоко аргументированный доклад на эту тему, и реакция последовала очень быстро. 7 мая 1917 года генерал Юденич был отстранен от командования фронтом "как сопротивляющийся указаниям Временного правительства" и был вынужден уйти в отставку.

Во второй половине мая Николай Николаевич появился в Петрограде и через несколько дней отбыл в Москву, чтобы встретить семью, прибывшую из Тифлиса. Предприняв безуспешные попытки вернуться в армию, Юденич в ноябре 1918 года эмигрирует в Финляндию. Здесь его ждала встреча с генералом Карлом Густавом Маннергеймом — товарищем по Академии Генерального штаба. Частые беседы с ним и те события, свидетелем которых пришлось быть самому, подтолкнули Николая Николаевича к мысли об организации борьбы против большевиков здесь, за границей. Его опорой стали русские эмигранты, в частности около 2,5 тысячи офицеров. Из представителей промышленных, финансовых и политических кругов русской эмиграции был образован Русский политический комитет, который обязал Юденича стать лидером антисоветского движения на Северо-Западе.

При посредничестве "Национального центра" Юденич в январе 1919 года обратился с письмом к адмиралу Александру Колчаку, в котором признал для себя обязательной его политическую платформу и просил оказать посильную помощь. Верховный правитель поддержал Николая Николаевича и выделил первые средства для организации вооруженной силы. С согласия генерала Маннергейма Юденич приступает к формированию армии на территории Финляндии. В дело начали вмешиваться и союзники — в мае 1919 года "нашлась" Англия. К Юденичу прибыла военная миссия. Англичане были очень озабочены формированием некой политической власти, которая должна была именоваться "Северо-Западное русское правительство". Сама обстановка была крайне сложной. Кроме частей Юденича имелись части генерала Родзянко и Булак-Балаховича и другие, которые действовали вначале самостоятельно. В июле 1919 года генерал Юденич получил приказ адмирала Колчака о своем назначении Главнокомандующим войсками Северо-Западного фронта.
(http://img-fotki.yandex.ru/get/6405/80933452.0/0_94fd9_8de74f74_L.jpg)
Николай Николаевич, обладая огромным военным и организационным опытом, собрал под свое начало всех, кто был способен сражаться. 28 сентября 1919 года Северо-Западная армия прорвала фронт 7-й армии большевиков и устремилась на Петроград. Были взяты Ямбург, Красное Село, Гатчина. До Петрограда оставалось не более 20 км. Однако никем не поддержанный (пресловутые союзники в лице англичан и французов) и обладающий слабыми силами (в момент наивысшего подъема — к началу октябрьского наступления на Петроград — боевой состав армии насчитывал 17 800 штыков, 700 сабель, 57 орудий, 4 бронепоезда, 6 танков, 2 бронеавтомобиля и 6 самолетов), Юденич не смог отразить контрнаступление красных. Части армии были вынуждены отойти в Эстонию, где были интернированы. По договору властей Эстонии с большевиками Северо-Западная армия подлежала расформированию и превращалась в массу беженцев.

Николай Николаевич окольными путями эмигрировал в Англию. Отказавшись впоследствии от политической деятельности, он скончался 5 октября 1933 года в Каннах в возрасте 71 года. Так завершилась судьба еще одного русского патриота и выдающегося полководца.

Игорь Родин
http://pereklichka.livejournal.com/176754.html#cutid1 (http://pereklichka.livejournal.com/176754.html#cutid1)
Название: Re: Русский Обще-Воинский Союз ( РОВС)
Отправлено: elektronik от 07.08.2012 • 21:09
Извещение.
(http://img-fotki.yandex.ru/get/6600/80933452.1/0_962a6_8bbc51ab_XL.jpg)

http://pereklichka.livejournal.com/ (http://pereklichka.livejournal.com/)
Название: Новая книга о генерале КУТЕПОВЕ.
Отправлено: elektronik от 24.08.2012 • 20:20
НОВАЯ КНИГА О ГЕНЕРАЛЕ КУТЕПОВЕ.
(http://img-fotki.yandex.ru/get/6408/80933452.1/0_974ad_f2fbb7d8_M.jpg)
В издательстве «Написано пером» вышла новая книга Андрея Юрьевича Петухова. Имя и произведения этого царскосельского поэта и писателя известны многим из тех, кому близка тема нелёгкой солдатской службы и повседневного быта Советской Армии в последний период её существования. В конце 1990-х – начале 2000-х гг. А.Ю. Петухов стал известен как автор книг «Приложение к Уставу» и «Армия», а также методического пособия для курсантов военных училищ по проблеме «дедовщины». (Рецензия на эти книги была опубликована в № 5 журнала «Вестник РОВС» за 2002 г.: http://www.izput.narod.ru/aup.html (http://www.izput.narod.ru/aup.html) )

Новое произведение Андрея Юрьевича Петухова написано совершенно в другом жанре (это историко-биографическое исследование) и посвящено иной теме – детству, юности и молодым годам Александра Павловича Кутепова – будущего героя Белого движения и Председателя Русского Обще-Воинского Союза. Что касается содержания, то лучше всего об этом говорит само название книги: «Генерал Кутепов. Неизвестные страницы биографии».

Поздравляем Андрея Юрьевича с выходом книги, надеемся, что читатели увидят её в продаже уже в сентябре 2012 года.

Редакция "Переклички"
http://pereklichka.livejournal.com/ (http://pereklichka.livejournal.com/)
Название: Битва при Танненберге.
Отправлено: elektronik от 28.08.2012 • 20:45
Битва при Танненберге.


26 — 30 августа 1914 произошло крупное сражение между русскими и германскими войсками в ходе Восточно-Прусской операции Первой мировой войны. В российской историографии данное сражение известно как битва при Танненберге, «самсоновская операция», «самсоновская катастрофа», «операция Гинденбурга».

Эта битва вызвала колоссальный общественный резонанс не только в России, но и в Германии. Её официозными кругами были незамедлительно проведены исторические параллели между разгромом 2-й армии генерала от кавалерии А.В. Самсонова под Танненбергом и Грюнвальдской битвой эпохи Средневековья, в которой Тевтонский орден был разбит союзными польско-литовско-русскими ратями. Победа 1914 г. позиционировалась как реванш за поражение в 1410 г.

В России же одну из страниц истории Восточно-Прусской операции зачастую связывают с куда более близкими по времени, но территориально удаленными событиями русско-японской войны 1904–1905 гг. На её фронтах, в Маньчжурии воевали будущие командующие злополучными армиями — вышеупомянутый Самсонов и генерал от кавалерии П.К. фон Ренненкампф. Предлагаем вашему вниманию передачу из цикла "История России" об этом событии:
История России.Фильм 16. Танненберг — на Яндекс.Видео (http://video.yandex.ru/users/shansway/view/76#)
“Люди, действовавшие в данном случае, даже если они принадлежали к числу самых плохих полководцев, все же никогда не бывали лишены простого здравого смысла и никогда бы не допустили тех нелепых поступков, какие им приписывает огулом и без разбора широкая публика и историческая критика. Большинство представителей последней были бы изумлены, если бы могли ознакомиться с ближайшими мотивами действий и, по всей вероятности, сами подчинились бы им, как и тот полководец, который теперь представляется им и изображается ими чуть ли не полуидиотом." (Карл фон Клаузевиц)

В конце первого месяца войны очертания фронтов рисовали весьма парадоксальную ситуацию. Решительно каждая сторона, за исключением миноритарных участников вроде Сербии и Бельгии, перенесла боевые действия на территорию противника. Пока на севере западноевропейского театра германские дивизии через южную Бельгию продвигались к французской границе, на южном участке фронта основные ударные силы французской армии вдохновенно освобождали отторгнутые по результатам франко-прусской войны города Эльзаса и Лотарингии. В это же время русская армия почти одновременно вошла в восточную Пруссию и австрийскую Галицию, тогда как армия австрийского императора в свою очередь вошла в пределы Российской Империи, нанося удары в русской Польше в направлении на Холм и Люблин.

В советской исторической школе, а зачастую среди русских историков белоэмигрантов, участие России в Первой Великой войне 20-го столетия преподносится не иначе как цепочка унылых поражений. Обусловлено это якобы тотальной бездарностью царских генералов, помноженной на полную неспособность последнего русского царя организовать работу тыла, неспособность организовать полную мобилизацию материальных и нравственных ресурсов. Но так ли это было на самом деле?

Одним из главных жупелов, работающих на эту историологическую конструкцию, является легенда о полной погибели в лесах восточной Пруссии полков второй армии генерала Самсонова. Иногда на Самсонова возлагается основная вина за разгром и гибель ввереных ему полков и дивизий.

Самсонов Александр Васильевич (1859-1914г.г.), генерал от кавалерии, в ходе Русско-Японской войны последовательно командовал Уссурийской конной бригадой и Сибирской казачьей дивизией. За храбрость награжден орденом Святого Георгия 4-го класса и золотым оружием. В ходе войны допускал ошибки во взаимодействии с соседями.

Восточную Пруссию прикрывала 8-я германская армия генерала фон Притвица. На северо-западе в направлении на Кенигсберг против нее действовала первая русская армия генерала Ренненкампфа. С юга против ее правого фланга выдвигалась вторая армия генерала Самсонова.

Мифы о русской армии.


На Западе любят представлять русскую армию времен императора Николая Александровича как некие неисчислимые орды, которые, пользуясь численным превосходством, могли решать любые поставленные перед ними задачи. В реальности все обстояло далеко не так. Людские мобилизационные возможности России были, безусловно, выше немецких. В эпоху средневековья или времена славного 12-го года такое преимущество было бы решающим, но к началу и в течение 20-го столетия война все больше зависела от технологий. Уровень развития промышленности уже в ту эпоху мог компенсировать недостаток живой силы. Недостаточная оснащенность высокотехнологичными видами оружия уже тогда сводила на нет простое преимущество штыков и сабель.

17 августа первая армия генерала Ренненкампфа перешла немецкую границу, спустя три дня двинулась в бой и вторая армия генерала Самсонова. Русские войска в Восточной Пруссии имели над 8-й германской армией полуторное превосходство в живой силе, а вот в артиллерии силы были практически равны - приблизительно тысяча русских пушек против тысячи немецких. В том числе у немцев имелось 156 тяжелых полевых орудий, каковые в распоряжении русского командования попросту отсутствовали, но, что важнее, по количеству пулеметов германская пехота даже имела превосходство. Было у немцев и еще одно не маловажное преимущество - густая дорожная сеть, покрывавшая пространства восточной Пруссии. Прикрытая с востока непроходимой линией мазурских болот, она обеспечивала беспрепятственную и скорую переброску войск с фланга на фланг. Этим незамедлительно воспользовался немецкий командующий фон Притвиц, сосредоточивший против 75 тысячной группировки Ренненкампфа не менее 110 тысяч пехоты и кавалерии.

В советское время было принято говорить о косности царского правительства, не достаточно быстро вводившего в войска технические новшества, вроде того, что игнорируя опыт англобурской компании, русская армия в первых боях японской войны щеголяла в снежно-белых гимнастерках, а ее артиллерия умела стрелять только с открытых позиций. О том, что это было не совсем так, уже говорилось в соответствующем фильме, но, что интересно, совсем не косные европейцы вроде немцев и французов, и вовсе не удосужились изучить опыт военного конфликта на далеких сопках Маньчжурии.

Если французская пехота пошла освобождать Эльзас и Лотарингию, будучи облаченной в пронзительно красные панталоны, то немецкие артиллеристы в Восточной Пруссии эффективно вести огонь могли только прямой наводкой и все с тех же открытых позиций. Статистические таблицы, обобщающие опыт применения артиллерии в ходе Восточно-Прусской операции августа 1914 года, приводимые русским историком-эмигрантом генералом от инфантерии Николаем Головиным в его труде «Россия в Первой мировой войне», наглядно показывают, что, благодаря блестящей подготовке офицеров и высокой выучке личного состава, русская полевая артиллерия была как минимум в два раза эффективней противостоявшей ей превосходной по материальной части немецкой артиллерии.

Гумбинненское сражение.


20 августа 1914 года в ходе Гумбинненского сражения армия Ренненкампфа разбила превосходящие силы Притвица. Особо тяжелые потери понес 17-й армейский корпус генерала фон Макензена. Русская артиллерия, ведя огонь с закрытых позиций, оставаясь неуязвимой, буквально выкашивала немецкую пехоту. Ценой собственной крови германские артиллеристы платили за недостаточное изучение чужого военного опыта. С характерным для немецкого солдата мужеством пытались они облегчить положение собственной пехоты, бесстрашно выводя орудия на прямую наводку. В полосе наступления русской 27-й пехотной дивизии, немецкий артиллерийский дивизион на полном скаку развернулся, буквально в зоне эффективного ружейно-пулеметного огня, всего в километре от залегших цепей русской пехоты. Его боевая жизнь продолжалась менее одной минуты. Все 12 пушек стали русскими трофеями.

Немецкое отступление во многих местах походило на бегство. Генерал фон Притвиц даже отдал приказ об отступлении за Вислу.

«Сцепление несчастных обстоятельств привело к тому, что великолепно обученные войска, позднее всюду доблестно себя проявившие, при первом столкновении с противником потеряли свою выдержку». (генерал фон Притвиц)


Пограничное сражение.


В эти же самые дни с 21 по 25 августа на западном фронте произошло самое большое маневренное столкновение войск за всю четырехлетнюю историю Первой мировой войны, вошедшее в военные летописи сторон под именем Пограничного сражения. На фронте протяженностью 250 километров столкнулись лоб в лоб пять германских, три французских и одна британская армии. По количеству участвующих в нем людей это было самое большое встречное сражение в истории человечества. Никаких окопов и тем более долговременных сооружений, только созданный Богом рельеф местности, да те ее особенности, которые возникли по милости мирного человеческого труда.

Германская армия строго по пунктам выполняла довоенный план Шлиффена – Мольтке, осуществляя главный удар правым флангом. Собственно, это была предельно увеличенная в масштабе знаменитая «косая атака» Фридриха Великого. Правофланговую группу из трех германских армий отделяло от Парижа всего двести километров.

Пограничное сражение было, безусловно, выиграно наступающими германскими армиями. Франко-английские армии не были разгромлены, но по всему фронту от верхней Шельды до Лотарингии союзники были вынуждены начать отступление.

«Намеченное отступление не удалось. Однако нас раздавило не численное превосходство… одной из главных причин неудачи было то, что наш боевой аппарат не дал полностью того, что в праве были от него ожидать. Произошли многие случаи неустойчивости в наших крупных соединениях…» (генерал Жоффр)


Полководцы и их ошибки.


Русский читатель и зритель, заботливо огражденный коммунистами от знания подробностей Первой мировой войны, в которой коммунистам по отношению к собственной родине выпало сыграть роль коллективного предателя, роль беспримерно гнусную и подлую, невольно переносит на Францию 1914-го года более знакомый ему образ Франции эпохи войны 1940-го года. Должно заметить, что в 1914 году французский солдат был достоин великой военной истории своего Отечества. Хотя немцам уже и мерещилась бегущая французская армия, французы были разбиты, но не побеждены. Стойкость французских арьергардов лишила Мольтке больших военных трофеев, на которые он, судя по всему, уже рассчитывал. Отступление французов не было бегством, оно было и своевременным, и искусным. До Парижа оставалось, каких-нибудь 150 километров. Именно в этот момент Мольтке совершает стратегическую ошибку, которая, по сути, изменила и определила дальнейший ход войны.

25 августа, считая, что с французами покончено, он снимает с направления главного удара два пехотных корпуса и кавалерийскую дивизию. Причем, один из пехотных корпусов не что-нибудь, но резервный корпус гвардии, и все это он отправляет в Восточную Пруссию на выручку потрепанной Ренненкампфом 8-й армии. Между тем, главная помощь Восточной Пруссии уже была оказана. 22 августа командующим 8-й армией назначается генерал-полковник Гинденбург, а его начальником штаба генерал-майор Людендорф. С этого момента эти два человека составят лучшую полководческую пару кайзеровской Германии.

Пауль фон Бенкендорф унд фон Гинденбург (1847 – 1934г.г.), в армии с 1866г. Участник Австро-Прусской и Франко-Прусской войн. В эпоху «Веймарской республики» дважды избирался президентом Германии. Именно он, сделав его канцлером, привел к власти Адольфа Гитлера.

Германскую военную мысль со времен Мольтке-старшего и его приемника, знаменитого теоретика Шиффена, предусматривавшего войну на два фронта, принято всячески порицать. Надо сказать, что огульное охаивание немецкой военной науки - это просто следование очередному устойчивому мифу. Конечно, во Второй мировой войне решение воевать на два фронта и было причиной поражения Гитлера и его вермахта, но это говорит только о качестве исполнения, но вовсе не качестве мысли. В Первой мировой войне у немцев был реальный шанс доказать возможность таких действий. Фон Гинденбургу удалось на частном примере доказать возможность подобной операции. Этот пример как раз «трагедия армии генерала Самсонова».

В немецких официальных источниках военный эпизод, связанный с гибелью в восточно-прусских лесах второй русской армии генерала Самсонова, носит гордое имя битвы при Танненберге, уж очень хотелось немецким историкам ощутить вкус реванша за стратегическое поражение, которое потерпели при Танненберге рыцари Тевтонского ордена в 1410 году. В русских и польских военно-исторических источниках эта битва носит гордое имя Грюнвальдского сражения. Вообще-то, историческое поле находится несколько в стороне от тех мест, где в конце августа 1914-го года была разбита армия генерала Самсонова. Интересно другое, чем больше вчитываешься в описание этой трагедии, тем больше хочется вслед за известным булгаковским героем воскликнуть: «Как причудливо тасуется колода!»

Павел-Георг Карлович фон Ренненкампф, генерал от кавалерии, генерал-адъютант. Остзейский немец. Родился в 1854 году в замке Панкуль близь Ревеля. Участник Японской войны, во время которой командовал Забайкальской казачьей дивизией. Отличился в Мукденском сражении. Награжден золотым оружием, украшенным бриллиантами. Вместе с генералом А.Н. Меллер-Закомельским в 1906 году подавил революционные выступления на Транссибирской магистрали. В 1918 году после длительных истязаний расстрелян большевиками в Таганроге.

Генералам Самсонову и Ренненкампфу, уже доводилось встречаться на поле боя, в 1905 году во время боев на реке Тахэ, Сибирская дивизия Самсонова не оказала помощи попавшим в затруднительное положение войскам Ренненкампфа. Теперь все повторилось с точностью до наоборот.

Используя возможность рокадных железных дорог, Гинденбург сосредоточил против 9-ти дивизий и 450-ти пушек Самсонова 13 пехотных дивизий и не менее 700 орудий. Это означало, что перед Ренненкампфом немецкие силы были ослаблены до предела, но надо было точно знать направление их отхода. Командующий северо-западным фронтом, в состав которого входили армии Самсонова и Ренненкампфа, игнорируя сообщение Самсонова об усилении немцев на фронте его армии, решил, что разбитые германские полки не могут отходить иначе, как под прикрытие фортов города и крепости Кенигсберг. Жилинский заносчиво посчитал, что с 8-й германской армией покончено, одна ее часть отступает на Кенигсберг, а другая беспорядочно отходит к Висле. Самсонову было предписано идти на север с целью перерезать неприятелю пути отхода, сделано это было в жесткой и вызывающей форме. Вот как описывает этот эпизод историк Керсновский в капитальном труде «История русской армии»:

«…на представление командовавшего 2-й армией об усилении противника перед его фронтом главнокомандующий Северо-Западным фронтом ответил ужасным, неслыханным, немыслимым для офицера оскорблением: - «Видеть неприятеля там, где его нет, - трусость, а генералу Самсонову быть трусом я не позволю!» Фраза эта была сказана офицером, слышавшем лишь на маневрах стрельбу, про другого, получившего еще кадетом солдатского Георгия и заслужившего 4-ю и 3-ю степень в Манчжурии. Душевное равновесие генерала Самсонова было потеряно, и он предписал своей армии безотлагательно двинуться на север…». (А. Керсновский «История Русской Армии»)


Поражение армии Самсонова.


26 августа 2-я армия двинулась вперед, и в течение трех последующих дней все было кончено. Превосходящими силами немцы смяли открытые фланги армии Самсонова. 29 августа два армейских корпуса – 13-й и 15-й, составлявшие центр боевого порядка, отступили в лес, вокруг которого и замкнулось кольцо окружения, прорвать которое удалось не более чем 20-и тысячам человек.

Не выдержав позора, генерал Самсонов застрелился. Немцы похоронят его с воинскими почестями, а позднее переправят прах его в Россию. Армия Самсонова потеряла убитыми 6 000 человек, 20 000 взято в плен на поле боя. 30 000 солдат и 15 генералов сложили оружие в виду полного отсутствия огнеприпасов. Вот в этих цифрах и кроется лукавство советской исторической школы и ее наследников. Невероятное число павших на поле боя в огне Отечественной войны приучило советского читателя и зрителя понимать под потерями именно число убитых и это по-человечески правильно. Ведь только убитый солдат не вернется под кров родного дома. Раненный или пленный он потерян для государства, но не для тех, с кем он прощался, уходя на войну. Убитыми армия Самсонова потеряла только 6 000 человек, в отличие от страшной гибели 2-й ударной армии генерала Власова.

Эта битва лесу была военной катастрофой, это был болезненный удар по русской гордости и чести, но это не было трагедией. Шесть тысяч раздавленных войной судеб – это только горсть земли в огромном кургане из одного миллиона человеческих жизней, которыми оплатила Россия свое участие в Первой большой войне 20 века.

В 1915 году немцы добьются куда более существенных успехов на русском фронте, но такой громкой и блестящей победы у них уже более не будет и это притом, что почти всю войну русская армия будет страдать не то, что от недостатка, но скорее от отсутствия тяжелой техники. Единственное, что она сможет противопоставить до зубов вооруженному противнику, будет доблесть ее солдат. Справедливо считается, что в Первую мировую войну русская армия воевала больше кровью, чем железом. Был ли виноват в этом русский царь или виной тому были дельцы из Государственной думы, революционеры и другие могущественные силы, стоявшие за кулисами Великой войны, об этом позднее.

А сейчас хочется обратить внимание на другое: несмотря на качественное и количественное превосходство врага соотношение потерь русской императорской армии к потерям армии Германии и Австро-Венгрии остается на уровне один к одному. Соотношение по пленным выглядит примерно также - 2 миллиона австро-германцев на 2 миллиона русских. Таковой были боеспособность русской армии, армии национальной и народной не по названию, но по духу. При всех невзгодах, выпавших на ее долю, армия последнего русского императора не имела в своей боевой летописи таких черных страниц, как вяземские, минские и киевские котлы. И в страшном сне не виделась русским генералам такая бессмысленная бойня, как та, которую в 1942 году устроил под Ржевом самый знаменитый маршал Советского Союза. Тогда в трех ржевско-вяземских и вяземских операциях, красивые названия, которых скрывали бои за городок с не слишком звучным именем Сычевка, Красная армия потеряла 1 миллион солдатских жизней. Именно 1 000 000 солдатских жизней потеряет Россия на всех фронтах войны от Турецкого Закавказья до Балтики за три года Первой Мировой, которую в тогдашней России называли великой и Отечественной.

Восточно-Прусская операция окончилась поражением исключительно по вине командования. Генералы Ренненкампф и Самсонов в Японскую войну были неплохими дивизионными командирами, но оказались не пригодны в качестве командующих крупными войсковыми объединениями. Главной их проблемой явилось отсутствие связи, а значит отсутствие реального управления войсками. Вот как пишет об этом в докладной записке на имя верховного главнокомандующего Великого князя Николай Николаевича-младшего, командующий Северо-Западным фронтом генерал Жилинский:

«…Отъезжая из Нейденбурга, генерал Самсонов уведомил штаб вверенного мне фронта, что вместе с отъездом снимается телеграфный аппарат, который по прямому проводу был связан с аппаратом, находящемся в штабе вверенного мне фронта, сообщив вместе с тем, что будет некоторое время без связи со мной. Помешать этому было невозможно, так как факт прекращения связи стал известен только тогда, когда он уже совершился».

Следует отметить, что такое отношение к новейшим средствам управления войсками, вовсе не было характерной чертой русской армии. Зимой того же 1914-го года на Кавказском фронте в ходе Сарыкамышской операции, в условиях сложного горного театра, генерал Николай Юденич строжайше запретил вверенным ему войскам иной вид передачи сообщений, кроме релейной связи по радиотелеграфу. Впервые в военной истории войска, находившиеся внизу на визуальном управлении, были превращены в информационно боевую систему. Это обеспечило русским войскам блестящую победу над превосходящими силами турецкой армии.

Русский император не был костным феодальным владыкой, влюбленным в рутину позднего средневековья. В его армии были представлены все новейшие виды тогдашней боевой техники. По количеству и аэропланов русская армия в 1914 году не уступала ни одной из тогдашних европейских армий. Иное дело, что русская промышленность не располагала достаточными мощностями для того, чтобы выпускать все это в количествах, достаточных для удовлетворения растущих нужд армии военного времени. Нужна была безжалостная тотальная мобилизация всей экономики, но это было невозможно по причинам, независящим от русского царя.
Название: Чему поучает нас Успение Пресвятой Богородицы?
Отправлено: elektronik от 29.08.2012 • 20:23
Чему поучает нас Успение Пресвятой Богородицы?

Велик и радостен для христиан православных праздник Успения Пресвятой Богородицы. С древнейших времен христианских, как и самое почитание Приснодевы, ведет он свое начало. Уже в IV столетии упоминается о нем в сочинениях Бл. Иеронима и Бл. Августина, причем Бл. Иероним свидетельствует, что на гробе Богоматери построен был храм. В V веке Св. Анатолий Константинопольский, в VIII веке св. Иоанн Дамаскин и св. Косма Маиумский, а в IX в. св. Феофан Никейский составили вдохновенные песнопения в честь этого праздника, который издревле почитался великим, дванадесятым, вселенским праздником всей Христианской Церкви. В церковных песнопениях, которые поются у нас доселе, праздник Успения Пресвятой Богородицы именуется «знаменитым», «торжественным», «Божественным праздником».

Чему же так радуется Св. Церковь в день этого праздника? Ведь в этот день воспоминается смерть Божией Матери, а смерть, как это обычно принято считать у людей, есть событие скорбное, печальное, но вовсе не радостное?

Радуется Св. Церковь в день праздника Успения Пресвятой Богородицы потому, что во успении Своем Она не только не оставила мiра, а наоборот — «преставльшися от земных к небесным», Она стала еще ближе, еще дороже мiру, ибо сделалась всесильной Ходатаицей за мiр перед престолом Сына Своего и Бога, «в молитвах неусыпающей» и «в предстательствах непреложным упованием» (см. кондак Успения).

Смерть Ее была лишь коротким переходным моментом в Ее жизни, именно «успением», то есть временным сном, после которого Она возстала уже к новой, вечной и нетленной жизни, воскрешенная Божественною силою Сына Своего и Бога. Вот почему Бл. Иероним называет праздник Успения «торжеством, несравненным с празднествами святых», «ибо в оный», говорит он, «Спаситель всех Сам во всей Своей славе с радостью сретил и вселил Матерь Свою с Собою». «Она как бы сном на малое время смертью уснула, вскоре от нея, яко от сна, воспрянула, и мертвость гробную, как сонное от очес дремание оттрясши, узрела безсмертную во свете лица Господня жизнь и славу».

А что это было действительно так, в этом воочию убедились св. Апостолы Христовы уже на третий день после Ее кончины. По особому промыслу Божию, св. Апостол Фома не был при успении и погребении Божией Матери. Пришедши только на третий день в Гефсиманию, где была погребена Она, св. Фома с плачем повергся перед гробовой пещерой, громко, жалостным воплем выражая свою глубокую скорбь о том, что он не удостоился попрощаться с Божией Матерью и получить от Нее Ее последнее благословение. Желая доставить ему утешение, Св. Апостолы решились открыть пещеру, дабы он мог поклониться останкам Приснодевы. И вот — тела Пресвятой Богородицы там не оказалось: лежали одни только погребальные пелены Ее, которые издавали чудное благоухание. В тот же день вечером, св. Апостолы, беседуя между собою за трапезою о том, как не нашлось во гробе Святого тела Богоматери, услышали вдруг ангельское пение и неожиданно, подняв взоры к небесам, узрели там Пресвятую Деву, «живу, со множеством ангелов стоящую и неизреченною славою осияваемую. Яже и рече к ним: радуйтеся!».

Вот, где причина нашей радости в день великого праздника Успения Пресвятой Богородицы: мы радуемся безмерной славе Той, Которая удостоилась стать Матерью Бога нашего и сделалась «Честнейшей Херувим и Славнейшей без сравнения Серафим», — мы радуемся и тому, что гроб Ее подлинно стал «лествицей к небеси», не только для Нее Самой, но и для всех нас, несомненно уповающих на Нее, как на «Предстательство христиан непостыдное и Ходатайство ко Творцу непреложное».

Безмерна и несравненна слава Пречистой Матери Божией, ибо хотя и умерла Она, подобно всем смертным людям, покорившись общему закону смерти, но не видела тления: пречистое тело Ее, «возвысив на небеса возведе Иисус, Сын Ея и Спас душ наших». Но ведь и все люди, искупленные драгоценною Кровью Сына Ее, призваны к наследованию вечной небесной славы, вечного блаженства. В этом и только в этом, как ясно учит нас Слово Божие, состоит наше предназначение, к этому должны быть устремлены все наши мысли, чувства и пожелания, в постоянной подготовке себя к этому должна проходить вся наша временная земная жизнь — в неустанном стремлении к этой конечной цели должны видеть мы весь смысл нашей жизни.

Ведь и для всех нас смерть есть не более, как временный сон — «успение», после которого мы пробудимся к вечной жизни, ибо все мы, как христиане, веруем и ожидаем «воскресения мертвых и жизни будущего века» (см. конечные слова нашего Символа Веры), а кто в это не верует, тот и не христианин.

И мы знаем, что все истинные христиане во все времена так именно и смотрели на смерть, которая сама по себе была для них не страшной, а наоборот — радостной, как вожделенный для них переход к лучшей жизни, что так прекрасно выражено во вдохновенных словах умилительнейшей молитвы св. Василия Великого на вечерни в день Пятидесятницы: «Несть убо, Господи, рабом Твоим смерть, исходящим нам от тела, и к Тебе Богу нашему приходящим, но преставление от печальнейших на полезнейшая, и сладостнейшая, и на упокоение и радость». Вот почему смерть и именуется у нас, христиан, «преставлением», а недавно умершие — «новопреставленными».

Такой взгляд на смерть был и у великого Апостола языков св. Павла, прошедшего с проповедью Евангелия всю вселенную. «Для меня жизнь — Христос, и смерть — приобретение», говорил он (Фил. 1, 21), а потому он и выражал желание «разрешиться (от уз плоти) и быть со Христом, потому что это несравненно лучше» (Фил. 1, 23).

Неудивительно поэтому, что целые сонмы мучеников христианских на протяжении почти трех веков с такой радостью шли на страшные мучения и смерть за Христа, а Св. Церковь отмечала радостным празднованием те дни, в которые они сподобились мученической смерти, называя эти дни «днями рождения» их.

Так ли и теперь настроены все современные христиане Все ли они смотрят на эту временную земную жизнь только как на подготовку к новой — лучшей будущей жизни, все ли они с радостью ожидают наступления своего последнего смертного часа?

Увы! страшно сказать до чего теперь извращены все понятия в современном христианском обществе — даже среди христиан православных, даже среди самих руководителей их духовной жизни и носителей священного сана, казалось бы, обязывающего хотя бы мыслить правильно по-христиански, если нет сил так жить.

Мы живем в страшное время, когда самые понятия христианские, здравые и истинные, подмениваются понятиями фальшивыми и ложными, зачастую злонамеренно изобретаемыми, с несомненной целью, конечно, отклонить людей от правого пути истинно-христианской жизни. Во всем этом видна какая-то планомерно-действующая черная рука, которая стремится как можно крепче привязать людей к этой временной земной жизни, заставив их забыть о неизбежно всех нас ожидающей жизни будущей, жизни вечной.

Так например, достаточно кому-нибудь начать регулярно ходить в церковь, молиться Богу дома, соблюдать посты, вести себя целомудренно и воздержно, уклоняясь от всех современных, столь нескромных развлечений и увеселений, как окружающие сейчас же набрасываются на него с насмешками и укоризнами: «Да, что ты? в монахи что ли собрался? или хочешь показаться перед нами каким-то праведником, святошей?» Это и прежде бывало, но никогда в такой мере, как теперь, когда — увы! — и некоторые современные пастыри, либерально и модернистически настроенные, относятся к подобным подвижникам благочестия (иначе их в наше время и не назвать!) явно неодобрительно.

Стоить пастырю, желающему только честно и добросовестно исполнять свой пастырский долг, без всяких поблажек и уступок современной моде и развращенным нравам, начать учить своих пасомых истинно-христианскому пути жизни, как сейчас же весьма многие из современного мнимо-христианского общества обрушиваются на него со всею силою ожесточенного озлобления, начинают всячески хулить и порочить его, стремясь его дискредитировать в глазах остальных и подорвать его пастырский авторитет.

И наоборот — теперь многим нравятся пастыри, которые, приноравливаясь к вкусам, взглядам и настроениям современной расцерковленной толпы, унижают высокий христианский идеал жизни, едва ли не втаптывают его в грязь, фальшиво подменяя и извращая все подлинно-христианские понятия, лишь бы только кому-то угодить. Весьма ошибочно видеть здесь то «пастырское применение», основываемое на словах св. Апостола Павла: «всем бых вся, да всяко некия спасу» (1 Кор. 9, 22), которое рекомендуется пастырю для успеха его святого дела, ибо такое «пастырское применение», как ясно видно из тех же слов св. Апостола, должно иметь свою меру: применяясь к немощи своих пасомых, пастырь не смет доходить до того, чтобы становиться «беззаконником Богу» (9,21).

Это не «пастырское применение», а просто искание сомнительной популярности, дешевая демагогия в духе столь строго обличаемых в кн. св. пророка Иеремии и св. пророка Иезекииля лживых пророков.

«Горе безумным пророкам, которые водятся своим духом», говорит Господь: «и предвещают ложь (Иезек, 13, 3-6). Не слушайте слов пророков, пророчествующих вам: они обманывают вас, разсказывают мечты сердца своего, а не от уст Господних». «Они говорят: мир! мир! когда нет мира. Я не посылал пророков сих, а они пророчествовали сами от себя» (Иерем. 23, 16-32). «Вот Я на пророков, говорить Господь, которые действуют своим языком, а говорят: «Он сказал» (Иерем. 23, 30). «И будет рука Моя против этих пророков, видящих пустое и пророчествующих ложь» (Иез. 13, 9).

Совершенно справедливо говорит наш выдающийся гомилет профессор Киевской Духовной Академии проф. В. Ф. Певницкий, что истинный пастырь не должен поддаваться заманчивой идее примирения христианства с современностью, и что «нельзя допускать ни малейшего изменения начал веры Христовой», «никакой уступки в виду ходячих заблуждений времени, никакого послабления строгих требований евангельского закона, в виду понизившейся нравственности и нежелания подчиниться им со стороны разслабленной воли» («Церковное Красноречие и его основные законы» стр. 164). Нельзя проповедывать какое-то «новое христианство», «христианство разжиженное и разслабленное», ибо задача пастыря не в том состоит, чтобы принижать высокие требования Божественного Закона до уровня понизившейся жизни, но в том, чтобы эту понизившуюся жизнь возводить до той высоты, на какой она должна стоять, по требованию Слова Божия и указанию Церкви (см. там же).

Раньше были только отдельные попытки такой проповеди, а теперь мы лицом к лицу стали перед таким достаточно уже мощным и сильным, в виду общего падения нравственности, направлением «нео-христианства», как откровенно нарекли его сами сторонники этого направления. На этой именно почве, главным образом, и возникли у нас церковные расколы в нашей Русской Церкви в Советской России и заграницей, на этой именно почве ширится и движение так называемого «экуменизма» и стремление к объединению всех христианских и даже нехристианских вероисповеданий — объединению не в Истине, а во лжи. Усиленно проповедуется мир там, где нет и не может быть для истинного христианина мира.

В полной мере исполняется то, что говорил еще в начале нынешнего столетия наш благочестивый профессор: «Не нравится то, что служители Церкви влекут людей к Небу, а забывают о земле, — говорят о спасении души и вечном блаженстве, а не думают устроить земное благополучие, водворять царствие Божие на земле, — царство Божие, понимаемое ими своеобразно, как культ плоти и признание нормальными требований того закона, сущего во удех наших, который св. Апостол противополагает закону Божию и прямо называет «законом греховным» (Рим. 7, 22-23) (см. в той же книг стр. 168).

Современные «христиане» хотят, чтобы пастыри не стесняли греховных стремлений человеческой природы, и только под этим условием согласны войти в единение с Церковью и жить ее жизнью. И вот находится теперь немало «пастырей», которые готовы идти на такой преступный компромисс, во имя чего и устраиваются в наше время всякие «примирения» и «объединения» и замышляются даже грандиозные «реформы» в Церкви в мiровом масштабе, с каковой целью предполагаются созывы всяких «предсоборных совещаний» и чуть ли не «вселенского собора» в недалеком будущем.
Каково должно быть наше отношение ко всему этому?

Ответ на этот вопрос для каждого истинного христианина ясен. Церковь, верная заветам Христа-Спасителя, имеет в виду внутреннего человека, а не внешнего: душу хочет обновить и спасти, а не телу угождать. Поэтому все наши мысли, чувства и пожелания должны быть направлены в сторону будущей ожидающей нас вечной жизни, а не в сторону забот о наилучшем устройстве нашего кратковременного и быстро исчезающего земного благополучия.

«Господи, даждь ми слезы, и память смертную, и умиление!» — так горячо должны мы, по заповеди св. Церкви, молиться ежедневно, отходя ко сну, который всегда должен напоминать нам неизбежно ожидающую нас смерть, — молиться не одними устами, но и всем сердцем. И всю жизнь свою строить не иначе, как сообразно с этой молитвой, умоляя Пречистую Матерь Божию, во успении Своем нас не оставляющую: «О Всепетая Мати Безсмертнаго Царя небесе и земли Христа Бога нашего, живущая и по смерти! В жизни сей и в смертном успении нашем от всякия напасти, бед и муки нас избави, и Небеснаго Царствия нас, Царице, сподоби!..»

Архиепископ Аверкий (Таушев)
Джоржданвилль, 1975 г.

http://pereklichka.livejournal.com/181163.html#cutid1 (http://pereklichka.livejournal.com/181163.html#cutid1)
Название: Re: Русский Обще-Воинский Союз ( РОВС)
Отправлено: elektronik от 03.09.2012 • 19:35
Через тернии к свету Истины.
(http://ic.pics.livejournal.com/pereklichka/18436226/188401/188401_original.jpg)
20 лет назад отошёл ко Господу великий богослов, философ и служитель РПЦЗ Серафим Роуз. До сих пор, в нашей стране его имя известно очень незначительному числу людей. Однако фигура отца Серафима очень нетипична: обычный американец, философ, неожиданно увлекается Православием, воспринимает нашу веру в чистом виде, называя её Истинной, признавая высшим достижением человеческой философии. Учитывая, что он был академиком, изучал различные культуры, проанализировал весь пласт мировой философии, такой выбор Сераифма, доказывает, продуманность его взглядов и моментально разбивает в пух и прах все аргументы врагов Христа, упрекающих нашу веру в "антинаучности".

Удивляет место рождения великого богослова – США. В этой стране грехопадение и антихристианская философия пронизывает все стороны жизни. Выдающийся философ родился 12 августа 1934 г в штате Калифорния, в курортном городке Сан-Диего. Он происходил из в протестантской семьи, в которой соблюдались основы христианской веры, и не пропагандировались утопии. Школу он закончил на отлично, после чего поступил в колледж в г. Пемона, рядом с Лос-Анджелесом. Уже тогда учителя поражались его одарённости. После его окончания он поступает в Академию востоковедения в Сан-Франциско. Там он, и увлёкся философией.

В течение нескольких лет он сравнивал постулаты разных религий: индуизм, буддизм, конфуцианство, ислам. Все учения он предпочитал изучать на тех языках, на, которых они были написаны. Ради этого он, даже выучил древнекитайский. Он написал целую работу по древнекитайским наречиям, за, что ему был присвоен статус магистра. Обладал фундаментальными познаниями во французском языке и латыни. Тут он встретил Рене Генона, после чего увлёкся средневековой духовной традицией. Среди его друзей был сокурсник по Академии Востоковедения Йон Грегсон, который способствовал его прихожу в русский православный собор Всех скорбящих Радости в Сан-Франциско. В Великую Пятницу на Страстной неделе, он увидел наш храм и стиль богослужения, после чего отошёл от буддизма, занялся изучением русского языка, и стал изучать Православие.

В 1961 г. он пишет диссертацию, чтобы получить статус бакалавра, но, вдруг, неожиданно оставляет учёбу и приступает к написанию книги «Исследования духовного состояния современного человека». Ради этой работы он уходит из университета и начинает заниматься самой грязной и тяжёлой работой (дворник, уборщик) чтобы не умереть с голоду и остаться наедине с Богом и своими мыслями. В том же году он заболел неизлечимой болезнью, причины, которой до конца неизвестны. Врачи предсказывали скорую смерть, но он чувствовал, что ещё не исполнил своё небесное предназначение.

Всеми ночами он горячо молил Богородицу о выздоровлении, прося у Неё исцеления и помощи в поисках предназначения. Случилось великое чудо, и он остался в живых! А через год нашёл и предназначение. В феврале 1962 г. он принял православное крещение, стал духовным чадом святителя Иоанна Шанхайского. После этого он узнал выпускника Русской православной духовной семинарии Глебом Подмошенским. Они приступили к изданию брошюры «Православный вестник», а позднее открыли при храме лавку «Православные иконы и книги", которая стала одной из первых в США. Через годы она стала одним из главных центров Православия в стране. Юджин всё глубже и глубже познавал русский, и церковнославянский языки, и читал песнопения в храме.

К середине 60-ых. друзья приняли решение основать православное братство. В 1967 г. недалеко от города Платин, штат Калифорния, был куплен участок земли. Там построили скит. В день Успения, через два года, они переезжают туда жить и проводят год в молчаливой тишине, а в 1970 г. подстригаются в монашество. Именно, тогда Юджину, было дано имя Серафим, а Глебу Герман. Они продолжают издавать «Православный вестник» и предпринимать, дальнейшие усилия для максимального распространения Православия в Америке. В 1977 г. отец Серафим стал священником, а через пять лет в 1982 г., умер от своей старой болезни.

Отец Серафим оставил после себя множество произведений, которые войдут в сокровищницу православной философии. В их числе «Православие религия будущего», «Вкус истинного православия», «Будущее России и конец мира» и множество других. Историографическое описание жизни самого Серафима дошло до нас, благодаря, книге «Жизнь и труды. Отец Серафим (Роуз)» автором, которой был иеромонах Дамаскин (Христенсен).

Философия и произведения отца Серафима не остались незамеченными в России, среди православных богословов, среди его почитателей есть Архимандрит Рафаил (Карелин), который сделал многое для распространения памяти о Роузе среди рядовых православных в нашей стране.

Вклад сделанный в Отцом Серафимом в сокровищницу православной философии трудно переоценить. В условиях, когда, большая часть православных государств, жила в атмосфере атеистической ереси, определённой части мирового сообщества казалось, что наша вера находиться в глубоком кризисе, в не православной стране появляется человек готовый служить нашей вере. Причём не просто служить, а научно доказывать истинной нашей философии, образов мысли, модели сознания. Для многих это прозвучало, как гром среди ясного неба.

Заслуга Отца Серафима в распространении нашей веры в США бесконечно велика, он сумел найти средства на открытия православного прихода, начал выпускать литературные издания, всё это привлекало к вере людей, позволяло объединить разрозненные русские общины на территории страны. Появление Роуза это одна из самых больших побед православия в третьей четверти ХХ в. Живя в русофосбкой стране, он сумел не только подогреть интерес общества к нашей вере и культуре, но и реабилитировать наш народ в глазах многих американцев, он смело бросил вызов официальной пропаганде, рисующей, (как и в наши дни) русский народ в чёрном цвете, пытающейся представить нас бездуховной нацией. Резонанс от деятельности Серафима в США был таким, что многие из тех, кто не имел существенного представления о Православии, начали интересоваться нашей верой, изменили к ней отношение. За это он и поплатился своей смертью, в 48 лет. Считается, что он умер от болезни, но нельзя сказать, какие точно факторы повлияли на её возникновение, и что к этому не имеют отношения какие-то посторонние силы.

Ещё одним важным достижением Серафима является сама его философия. Его произведения доказывают не только Истинность Православного учения, но и указывают на его современность, актуальность. Тот факт, что Серафим имеет несколько учёных степеней, доказывает научность его идей, полностью разбивает атеистические преставления о том, что наука и религия, якобы, несовместимы и являются антиподами. Его представления о Царской семье, её месте и роли в судьбе России, также повлияли на умы людей.

Однако в России долгое время не знали об Отце Серафиме. Ситуация изменилась с конца 80-ых г., когда граждане нашей страны получили доступ к философской сокровищнице оставленной Белой эмиграцией. В те годы, философские произведения Роуса стали проникать в нашу страну. Постепенно они стали распространяться среди граждан, но и, сегодня о нём знают только знатоки православной философии.

Проповеди о. Серафима не были нудными и всегда пользовались популярностью у прихожан. На них он никогда не использовал записки или заготовки, предпочитая им живой диалог с верующими. Он отличался спокойствием духа, грамотно и профессионально отвечал на все вопросы. До конца своих дней он оставался противников сергианства, оставаясь верным принципам РПЦЗ.

Как и любой порядочный человек, он понимал, что в РПЦ, есть люди, которые служат истинной Церкви, Богу, обладают подлинной верой и не идут ни на какие сделки с безбожными властями. Но в своей незаконченной работе "Что такое сергианство?". Он отмечает все основные негативные аспекты этой философии, научно доказывает, что в РПЦ, уже не осталось внутренней свободы, столь характерной для внутреннего Православия. Московскую Церковь он называл раскольнической, что он и доказывает в этой работе. Однако внимательно изучив все православные пророчества, он пришёл к выводу, что объединение Церквей неизбежно, раскол будет преодолён, а в России будет восстановлена богоустановленная форма правления, а сама Святая Русь возродится из пепла, правда произойдёт это только в самые последние дни мира, перед концом света, незадолго до прихода Антихриста.

Философия Серафима не потеряют актуальность никогда, потому что они раскрывают суть нашей веры, взглядов, философии, национального духа. Православные люди со всего мира почитают и помнят имя Серафима Роуса, богослова и подвижника. И хотя РПЦ МП не признаёт многих святых XX в., официальная канонизация о. Серафима - это лишь вопрос времени.

Александр Павлов
http://pereklichka.livejournal.com/181977.html (http://pereklichka.livejournal.com/181977.html)
Название: Журнал "Верность" №178
Отправлено: elektronik от 11.09.2012 • 19:53

Редакция ПЕРЕКЛИЧКИ сообщает о выходе и предлагает нашим читателям ознакомиться с №178 электронного журнала "Верность", редактором которого является старейший чин РОВС в США, член Совета Старших чинов РОВС Георгий Михайлович Солдатов.

Журнал "Верность" №178
Содержание номера:

1. ДЕЛА ДАВНО МИНУВШИХ ДНЕЙ; ПРЕДАНИЯ СТАРИНЫ ГЛУБОКОЙ…Иосиф, Епископ Вашингтонский
2. ЦЕРКОВНЫЙ ПОГРОМ ХХI ВЕКА. Епископ Андрей (Маклаков). Часть 4
3. ВАРАВВУ! Вадим Виноградов
4. МЫ ЖИВЫ ЕЩЛ.. Елена Семёнова
5. ЗАГОВОР В СИНОДЕ РПЦЗ. Г.М. Солдатов
6. РАЗБОЙНИЧИЙ СОБОР РПЦЗ. Г.М. Солдатов
7. СУД ИНКВИЗИТОРОВ. Г.М. Солдатов
8. РУССКИЕ АНТИМИНСЫ. (Продолжение см. Верность № 177)
9. THE DAY TRUE ORTHODOXY SAVED THE WORLD. Dr. Vladimir Moss
10. РУССКИЙ ШТЫК. Н. Смоленцев-Соболь. (Продолжение, начало в №№164, 165, 167, 169, 170, 171, 172, 174, 176, 177 «Верности»)
11. ПОД АНДРЕЕВСКИМ ФЛАГОМ. Посвящается генерал-лейтенанту П.В. Глазенапу.
12. ЮБИЛЕЙ. РУССКИЙ ОБЩЕ-ВОИНСКИЙ СОЮЗ
13. СУДЕБНОЕ ДЕЛО
14. ОБРАЩЕНИЕ к соратникам Союза Русского Народа Кубанский отдел СРН Председатель В.Ф.Савченко Протоиерей Иоанн Савченко
15. ИГОРЮ ОГУРЦОВУ 75 ЛЕТ
16. ИЗ ИСТОРИИ НОРС. Письмo по случаю 25-ти летия Русского Скаутизма, Великий Князь Георгий Константинович
СКАУТИЗМ НА КУБАНИ.
17. НАМ ПИШУТ
18. НОВОСТИ


Журнал "Верность" №178
 (http://metanthonymemorial.org/VernostNo178.html)
Название: 180 лет со дня рождения С.П. Боткина.
Отправлено: elektronik от 17.09.2012 • 20:01
180 лет со дня рождения С.П. Боткина.
(http://img-fotki.yandex.ru/get/6411/80933452.1/0_9b0ff_225a255_M)
180 лет назад родился Сергей Петрович Боткин - выдающийся русский врач-терапевт, основоположник русской клинической медицины. В Санкт-Петербурге перед зданием Военно-медицинской академии стоит памятник: на гранитном постаменте фигура пожилого человека в старомодном сюртуке. Человек невысок, но плечист, он слегка расставил ноги, заложил руки за спину, в раздумье склонил на грудь голову с большим мудрым лбом. Когда в 1908 г. скульптор В. А. Беклемишев закончил работу над памятником профессору Сергею Петровичу Боткину, еще живы были многие ученики и соратники замечательного врача и ученого. Они хорошо помнили эту позу, так удачно схваченную скульптором...

За что же так ценили С. П. Боткина современники ученого и почему его имя чтут новые поколения врачей? Сергей Петрович Боткин был выдающимся русским врачом-терапевтом, одним из основоположников русской военной медицины.


В 1855 г. Боткин окончил Московский университет и отправился с санитарным отрядом в Крым, где в то время шла война. Там ему посчастливилось работать под руководством великого хирурга Н. И. Пирогова. Работа в военном госпитале дала Боткину необходимые практические навыки. В 1860г. Боткин поступил в Медико-хирургическую академию на должность адъюнкт-профессора терапевтической клиники, в 1862г. получил эту кафедру и вскоре поставил её на уровень лучших современных западноевропейских клиник.

Боткин придавал серьезное значение военно-медицинской подготовке в Академии. Военным врачам, говорил он, приходится иметь дело со своеобразными коитиигонтами и особыми бытовыми условиями военнослужащих. Военные врачи работают в обстановке, когда часто бывают лишены возможности посоветоваться с более опытными товарищами и даже с книгой и когда им военное время приходится иметь дело с новыми заболеваниями или своеобразными формами уже известных заболеваний. Военному врачу приходится выступать в роли хирурга, терапевта и гигиениста. Все это требует основательной общей и военно-медицинской подготовки его, ибо «только большой запас сведений позволит действовать удачно при всех неудобствах, встречающихся в военной жизни». Поэтому Академия должна стремиться достигнуть «самой высокой степени своего развития»…

Находясь на фронте во время русско – турецкой войны в качестве терапевта при Главной квартире, Боткин развил большую деятельность по организации медицинской помощи. При посещении лечебных заведений действующей армии он помогал улучшению лечебного дела, поднимал квалификацию врачей, побуждал их изучать особенности патологии военного времени, лично выделил здесь инфекционную болезнь, которая до него рассматривалась как малярия (это был, по видимому, лептоспироз). Боткин боролся со злоупотреблениями царских военно-медицинских чиновников, обычно не имевших врачебного образования, с бездушием и бюрократизмом госпитальной администрации. Он считал, что задачей врача-терапевта на фронте является не только внимание к отдельным случаям заболеваний, но в особенности хорошая организация лечебной помощи массам и умелая администрация. В этом смысле Боткин был продолжателем своего учителя Н.И. Пирогова.

Боткин с возмущением писал с фронта о тех полководцах, которым "кровь русского солдата не дорога". Однако в его письмах не было места унынию. Он твердо верил, что наступит для России светлое будущее, "невежество и бездарность сотрутся и осязательно почувствуется значение знаний, ума и таланта. Россия не погибнет; она выйдет из этого затруднения, но другие деятели, другие люди будут спасать ее".
http://pereklichka.livejournal.com/184656.html (http://pereklichka.livejournal.com/184656.html)
Название: Памятная доска священномученику Иосифу Петроградскому
Отправлено: elektronik от 21.09.2012 • 20:31
Памятная доска священномученику Иосифу Петроградскому установлена на его родине в городе Устюжне

Надпись, выбитая на доске из черного мрамора размером 85 на 50 см., установленной на одном из муниципальных домов в Устюжне гласит:

«Въ домѣ №14 по этому переулку (бывшему Казанскому) въ 1872 году родился и прожилъ первыя 17 лѣтъ своей жизни священномученикъ Iосифъ, Митрополитъ Петроградскiй (въ мiру Иванъ Семеновичъ Петровыхъ). Разстрѣлянъ въ 1937 году».

Наконец закончилась эта неприглядная история, длившаяся ровно два года. Именно день в день 15 сентября 2010 года к главе Администрации Устюжны обратилось петербургское издательство «Кифа» с предложением установить на родине их великого земляка памятную доску. В 2006 году издательство выпустило в свет книгу «Священномученик Иосиф, митрополит Петроградский. Жизнеописание и труды» в известной серии «Новомученики и исповедники Российские пред лицом богоборческой власти», в которой до настоящего времени публикуются жизнеописания и архивные материалы, посвященные исповедникам – иосифлянам.. В 2012 году к 140 годовщине со дня рождения и 75-летию мученической кончины митрополита Иосифа издательствами «Кифа» и «Братонеж» (Москва) совместно было выпущено в свет второе издание этой книги, дополненное новыми архивными документами и материалами.

Местные власти в целом благосклонно отнеслись к предложению установить памятную доску, но с самого начала все осложнилось их непреклонным желанием иметь одобрение представителей местного духовенства, а те, в свою очередь, не торопилось согласовывать этот вопрос со своим священноначалием. Лишь вмешательство Международного общества «Мемориал» в апреле 2011 года позволило сдвинуть дело с мертвой точки. Было получено письменное благословение правящего архиерея Вологодской епархии архиепископа Максимилиана, а администрация выпустила соответствующее решение.

После этого были согласованы место установки доски (к сожалению, нынешний хозяин дома владыки – полковник в отставке вначале согласился, а потом отказался дать разрешение на ее установку), эскиз доски и текст надписи. В декабре 2011 года мемориальная доска была изготовлена в Санкт-Петербурге. Для церемонии открытия была выбрана более чем подходящая дата – 23 января/5 февраля – Всемiрное прославление святых Новомучеников и Исповедников Российских. В январе сего года издательство «Кифа» на своем сайте поместило получившее широкую известность обращение «Братья и сестры, иосифляне!», в котором содержался призыв ко всем, кто причисляет себя к иосифлянской духовной традиции, финансировать акцию в прославление памяти духовного возглавителя Истинно-Православной Церкви.

Скандал разразился 2 февраля, накануне отъезда питерской делегации с доской в Устюжну. Администрация отменила все запланированные на 5-е число мероприятия «в связи с вновь выявленными обстоятельствами». Что это за «обстоятельства» по телефону попыталась выяснить И. И. Осипова, руководитель группы сотрудников научно-информационного и просветительского центра «Мемориал», научный редактор выпускаемых в серии о новомучениках книг. Но объяснить ей эти обстоятельства никто из сотрудников администрации, как это можно было бы предполагать, не мог. Пояснил их лишь священник местного прихода отец Геннадий. Он заявил, что несмотря на полученное «Мемориалом» разрешение от епархии, сами они благословения от архиерея не получали, что именно они, местные священники, категорически против надписи на доске, где митрополит Иосиф назван священномучеником, и что, вообще, им решать, священномученик он или нет (более полно этот разговор приведен в статье И. И. Осиповой «И посмертно репрессирован? РПЦ против увековечивания памяти расстрелянного митрополита» «Новая газета» № 15 от 13. 02. 12г.). Понятно, что после такого бесцеремонного разговора всякое присутствие «Мемориала» в памятных мероприятиях было исключено.

Наконец, 11 марта руководство «Кифы» получило бумагу, в которой администрация без обиняков объясняет каковы эти обстоятельства, а именно, что «в тексте памятной доски указаны слова, вызвавшие протест представителей русской православной церкви, проживающих в г. Устюжна – «священномученикъ Iосифъ, митрополитъ Петроградский.. Далее сообщалось, что «решение о правильности данной надписи должно быть принято и согласовано всеми представителями церкви»(?!) (орфография документа сохранена).

Ниже приводим фрагменты последнего письма директора издательства «Кифа» С. Н. Канаева главе Устюженского муниципального района В. И. Виноградову, отосланное неделей позже:

«Мы считаем, что текст, помещенный на памятной доске, однозначно согласован обеими сторонами. Вами был утвержден присланный нами эскиз доски, с редакцией текста надписи: «священномученикъ Iосифъ». Наконец, никто не возражал против назначенной на тот же день презентации второго издания нашей книги «Священномученик Иосиф, митрополит Петроградский. Жизнеописание и труды». Напомним, что презентация первого издания этой книги с тем же названием без протестов и с участием местного духовенства прошла в Устюжне в 2006 году.

Во-вторых, мы не считаем местный приход и в целом Московскую Патриархию стороной в этом деле. С церковно-канонической точки зрения священномученик Иосиф не имеет никакого отношения к юрисдикции, созданной в 1943 году. Мы, как светская по своему статусу организация, в течение последних полутора лет вели переговоры об увековечивании памяти митрополита Иосифа только с вами, как представителями светской власти и не намерены начинать согласовывать еще что-то с кем-либо. Если Вы считаете, что какие-то моменты необходимо еще с кем-то согласовать – это Ваше право.

И самое главное. Для нас митрополит Иосиф – Священномученик. Это наша принципиальная позиция. И именно мы в сентябре 2010 года обратились к Вам с инициативой увековечить память пострадавшего за Христа митрополита Иосифа. Поэтому менять надпись на доске мы не будем. Если Вы принимаете нашу редакцию текста, мы готовы предоставить Вам доску для установки. Администрация может независимо от нас изготовить и повесить памятную доску со своей редакцией надписи или не вешать, вообще, никакой. Опять же – это Ваше право.

И наконец, последнее. Мы понимаем, что администрацию или кого-то из представителей православной общественности Устюжны может не устраивать наша открытая иосифлянская позиция, которая находит свое отражение в выпускаемой нашим издательством литературе и материалах, размещаемых в Интернете. Поэтому, чтобы никого не смущать, мы исключаем свое участие в любых мероприятиях, посвященных памяти святителя Иосифа в Устюжне. Единственным представителем Санкт-Петербурга в делах, связанных с нашей памятной доской будет Михаил Сергеевич Сахаров, родственник святителя, соавтор книги о нем и ваш земляк, человек, положивший много сил на то, чтобы в вашем городе висела памятная доска священномученику Иосифу, митрополиту Петроградскому. В случае Вашего решения установить в Устюжне изготовленную нами доску, она незамедлительно будет передана М. С. Сахарову».

В итоге, ни «Мемориал», ни «Кифа» в церемонии открытия памятной доски участия не принимали. Можно с приличной долей уверенности предположить, что именно это и было целью затеянной администрацией вкупе с местным духовенством возни с «обстоятельствами».: исключить участие в церемонии «упертых» иосифлян из Санкт-Петербурга и Москвы и провести все тихо, спокойно, можно сказать, кулуарно, в ничем особо неприметный осенний день. В планы столичных гостей, доподлинно известно, абсолютно не входило устраивать в Устюжне иосифлянский митинг, но и потворствовать сергианским речам, звучавшим на церемонии, никто тоже бы не стал.

Самое главное – достигнута поставленная цель: на родине святителя Иосифа установлена памятная доска. Текст надписи набран достойно, в русской орфографии, не на «советите». И установлена она не как аванс некоей «будущей канонизации», а в честь и память подвига мученика за Христа.
    21 Сент, 2012 at 12:43 AM
РПЦЗ,
 rocor_spb (http://rocor-spb.livejournal.com/)
Название: Вышли в свет новые номера газеты "Наша Страна"
Отправлено: elektronik от 26.09.2012 • 19:24
Вышли в свет новые номера газеты "Наша Страна"
(http://img-fotki.yandex.ru/get/6610/80933452.1/0_9bc4d_a9fea1ba_XL.jpg)
Название: Re: Русский Обще-Воинский Союз ( РОВС)
Отправлено: elektronik от 06.10.2012 • 19:12
Юбилей А.А.Морозова.
(http://legitimist.ru/assets/files/images/news-5/moiseev.gif)
5 октября в далекой Австралии свой 90-летний юбилей отмечает один из последних ветеранов Русского Корпуса и РОА Аркадий Александрович Морозов

А.А. Морозов родился в Румынии в семье офицера Русской Императорской и Румынской Королевской Армии. Ставший изгнанником в 1920 году, поручик Александр Морозов был приглашен королевой Марией на службу в Румынскую Королевскую Армию, в которой дослужился до чина полковника и должности начальника Отдела контрразведки Румынского Генерального Штаба. Его сын, Аркадий, пошел по стопам отца, поступил в Румынское кавалерийское училище. Однако война с Советами, в которую вступила и Румыния, не смогла удержать юнкера Морозова в стенах училища. Он с группой товарищей сбежал в полк 4-й гвардейского кавалерийского корпуса, был произведен в лейтенанты с условием, что после войны закончит 2 последних курса училища. Лейтенант Морозов был награжден Высшим военным орденом Михая Храброго. В 1943 году он переводится в Русский Корпус, в котором служит в отделении контрразведки штаба Корпуса. Осенью 1944 года пробивается из Белграда в Боснию с частями 2 полка. В конце декабря 1944 года направляется в штаб РОА и по распределению попадает в офицерскую школу в Мюнзингене. Закончить её Аркадию Александровичу не удалось. В марте 1945 года он получил ранение во время учений и был отправлен в гоститаль. Конец войны встретил на больничной койке и чудом избежал выдачи Советам. Его спас военный доктор, полковник Фишер, изменив табличку с русской фамилией на румынскую. Судьба отца Аркадия Александровича, в отличие от сына, сложилась трагично. Будучи командиром штурмовой бригады Вермахта, он сдался союзникам, но поняв неминуемость выдачи Советам застрелился.

Аркадий Александрович после войны переехал в Австралию, где и проживает по сей день. Чины 1 Отдела РОВС в России поздравляют Белого Воина - лейтенанта А.А.Морозова с юбилеем, желают сохранить присущее ему боевое расположение духа, здравия, долгих лет жизни, оставаясь верным Христу, Белому Делу и Исторической России!

РОВС
http://pereklichka.livejournal.com/ (http://pereklichka.livejournal.com/)
Название: К 90-летию оставления Приморья Белой армией.
Отправлено: elektronik от 13.10.2012 • 10:41
К 90-летию оставления Приморья Белой армией.
В настоящее время готовится к изданию военно-историческая работа И.Л.Рыжова "Последний поход", освещающая эаключительный этап боевых действий в Приморье осенью 1922 года. Автору удалось собрать значительный фактологический материал, основанный на архивных документах обеих сторон. До сегодняшнего дня не было еще ни одного исследования такой полноты: ежедневная хроника войны, бои и незначительные стычки, потери красных и белых прослежены на максимально возможном уровне. Текст иллюстрирован картами, редкими фотографиями, автором разработаны схемы сражений и реконструирован облик образцов техники.

Вниманию читателей предлагается одна из статей И.Л.Рыжова "Последний бой бронепоезда" - о гибели бронепоезда Земской Рати "Волжанин" в октябре 1922 г.Из сухих строк рапортов и донесений ярко встает доблесть и героизм последних белых бойцов, дравшихся отчаянно до самого
конца.
(http://pics.livejournal.com/pereklichka/pic/000rafqg)
Следует пояснить одно сокращение, применявшееся тогда: "бепо" или б/п обозначает собственно бронепоезд. Могли называть также "броневик", как видно на подписи на одной из фотографий.
А.Ю Бушин

Во многих мемуарах и исторических исследованиях посвященным последним боям Гражданской войны в Приморье можно встретить такой факт, что во время штурма Спасска 8-9 октября 1922 года частями Народно-Революционной армии Дальневосточной республики в числе трофеев был захвачен бронепоезд. Об этом, в частности, писал командир 2-й Приамурской стрелковой дивизии Покус Я.З. Его дивизия принимала самое непосредственное и активное участие в штурме Спасска.

Меня очень заинтересовал этот вопрос. А так как "былинникам речистым" я на слово уже давно не верю, то и решил для себя все-таки докопаться до истины.

Пришлось перелопатить гору литературы, и по большей части только ту, которая была издана в СССР, но везде одно и то же: "В Спасске наши бойцы захватили… бронепоезд противника…". Причем в некоторых опусах даже утверждалось, что было захвачено не один, а ДВА! бронепоезда. Как говориться, чем дальше в лес, тем толще партизаны. Как известно, историю пишут победители, и надеяться, что эти победители будут объективны, по меньшей мере легкомысленно. Оставалась надежда на архивы и мемуары участников с другой стороны, то есть белых.

Прежде всего, надо было узнать, сколько же было бронепоездов в Земской Рати, а именно так были переименованы вооруженные силы белых в Приморье.

Из разных источников, и прежде всего из Государственного Военного Архива, было выяснено, что бронепоездов было четыре. Из разведсводки разведотдела отдела Штаба НРА и Флота ДВР от 15 сентября 1922 года и из ряда других источников удалось выяснить состав бронесил Каппелевской армии, как ее называли красные:
• № 1 "Волжанин" (поручик Воронцов) - 2 орудия, 4 пулемета;
• № 2 "Каппелевец" (капитан Симанович) - 2 орудия, 9 пулеметов;
• № 3 "Дмитрий Донской" (лейтенант Куров) - 20 офицеров и 25 морских стрелков, 2 орудия, 9 пулеметов;
• № 4 (Гурвич) - 55 солдат, 1 орудие, 2 пулемета;
• Бронедрезина - 7 солдат, 1 пулемет;
• Дивизион бронепоездов - 43 офицера, 300 солдат, 7 орудий, 25 пулеметов.

Дивизионом бронепоездов командует капитан Кормишин в составе Железнодорожной бригады полковника Ростовцева.

Удалось найти фото бронепоездов "Каппелевец" и "Дмитрий Донской", сделанные в феврале 1922 года.
(http://ic.pics.livejournal.com/pereklichka/18436226/190477/190477_original.jpg)(http://ic.pics.livejournal.com/pereklichka/18436226/190442/190442_original.jpg)
Как видно из снимков, бронепоезда эти были самодельные или импровизированные. Никакой стальной защиты они не имели.

В 1922 году гражданская война на Дальнем Востоке велась при огромном недостатки самых элементарных ресурсов. При отсутствии какой бы то ни было материально-технической базы, бронепоезда приходилось собирать из подсобных материалов. Все они, как правило, были сделаны на скорую руку и имели крайне примитивную конструкцию. Это были товарные вагоны, угольные пульманы либо платформы с сооруженными на них блиндажами из шпал, бревен, досок, рельсов, мешков с песком. Часто встречались и бронелетучки — один вагон с орудием или пулеметом, намертво закрепленным на его лобовом торце, и способным вести огонь только вдоль направления железнодорожного полотна. В бортах вагонов устраивались бойницы для пулеметов и винтовок. В качестве тяги применялся любой подвернувшийся под руку паровоз, и лишь изредка котел его обкладывали мешками с песком. Поначалу бронепоезда, даже изготовленные на крупных заводах, отличались явным примитивизмом. Бронеплощадки (а именно их конструкция и характеризует степень совершенства самих бронепоездов) представляли собой вариации на тему: бронеказемат, занимающий примерно три четверти платформы, и на оставшейся площади — упрощенный барбет с тумбовой установкой орудия, нередко с отрезанной хоботовой частью лафета. Подчас на орудии отсутствовал даже штатный щит.

Но самым уязвимым оставался паровоз, который не имел вообще никакой защиты. И именно это сыграет свою трагическую роль в дальнейшем.

На вооружении бронепоездов находилось 1-2 орудия калибра 37 и 76 мм, а также 2-9 пулеметов, причем только половина из них станковые, а остальные ручные. Экипаж состо-ял из 10-20 офицеров и 20-50 рядовых. Иногда к экипажу бронепоезда добавляли пехотную команду численностью до роты.

Но даже и с таким довольно слабым вооружением и отсутствием брони, эти бронепоезда представляли собой грозную силу для противника. И появление их на том или ином участке фронта приносило немало хлопот красным.

Дальнейшие поиски привели меня в Российскую Национальную Библиотеку в городе Санкт-Петербурге, где нашлась книга "Исторический очерк 2-й Приамурской Красно-знаменной стрелковой дивизии. 1919-1923 гг." издание 1924 года.

На свое удивление, я не нашел в ней упоминания о захвате белого бронепоезда в Спасске. Более того, в ней говорилось, что части белых отошли от Спасска именно под прикрытие бронепоезда.

А дальше еще интереснее.
(http://ic.pics.livejournal.com/pereklichka/18436226/190804/190804_original.jpg)
11 октября в 16 ч. 30 мин. 6-й Хабаровский стрелковый полк при 6-ти орудиях после пятичасового боя занял д. Черниговка и ст. Мучная. Белые отошли и заняли позиции в 4-х верстах северо-восточнее д. Халкидон. Красные пытались атаковать по тракту Черниговка-Халкидон, но встретили упорное сопротивление. А огонь бронепоезда заставил их отойти и залечь. Наступившая темнота приостановила боевые действия.

Как видно бронепоезд своими действиями очень мешал красным, сковывая их маневр.

И вот с рассветом 12 октября части группа товарища Вострецова вновь перешла в атаку. 6-й Хабаровский пехотный полк при поддержке Троицко-Савского кавалерийского полка сбил части Сибирской группы генерала Смолина с занимаемых позиций и заняли д. Халкидон. При артиллерийской перестрелки с бронепоездом противника, огнем орудия, внесенного на руках на вершину сопки в 2-х верстах восточнее Халкидона (район нынешнего села Высокое) бронепоезд белых был подбит и зажжен. И, несмотря на поддержку прибывшего со ст. Ипполитовка другого бронепоезда, захвачен частями большевиков.

Так значит, захват бронепоезда произошел не в Спасске, а под сопкой у нынешнего села Высокое. Дальше уже придется обратиться к документам из Российского Государственного Военного Архива.

В одной из телеграмм командира Ударной группы товарища Покуса в Штаб НРА из Спасска от 12 октября говорится:

"Бронепоезд белых, стоявший полторы версты южнее Халкидона, около 9 часов подбит нашим орудием, стащенным на указанные холмы. Второй бепо, подойдя с юга, не мог помочь подбитому и открыл огонь по батальону 6-го полка и Троицко-Савскому кав. полку, решившемуся преследовать".

На основе этой телеграммы и других донесений была составлена Оперативная сводка Штаба НРА за №0263 от 13 октября. В ней говорится, что бепо при двух орудиях подбит артиллерийской батареей с высоты в полуверсте к востоку от д. Халкидон и захвачен батальоном 6-го пехотного полка. То есть бронепоезд вел артиллерийскую дуэль не с одним орудием а целой батареей, а это 4 орудия.

В другой Оперативной сводке Полевого Штаба НРА ДВР №5158 от 13 октября 1922 года сообщалось, что же из себя представлял бронепоезд и что было захвачено на нем. А именно: "2 орудия, одно полевое другое 37 мм, 30 ящиков патронов и снарядов, 2 контрольные платформы, одна площадка, остальные площадки и бронепаровоз попорчены взрывом".

В Спасском музее удалось обнаружить негативы старых снимков 1922 года, на которых был сфотографирован подбитый бронепоезд и место боя. Благодаря местному краеведу Смоленкову И. мы можем их сейчас видеть. К сожалению они не очень хорошего качества, но что есть.

(http://ic.pics.livejournal.com/pereklichka/18436226/191650/191650_original.jpg)
(http://ic.pics.livejournal.com/pereklichka/18436226/191910/191910_original.jpg) (http://ic.pics.livejournal.com/pereklichka/18436226/192023/192023_original.jpg)

Теперь стало известно имя подбитого бронепоезда. Это был "Волжанин" под командой поручика Воронцова, который был вооружен 2 пушками (одно полевое 76 мм и второе мелкокалиберное 37 мм), 4 пулеметами.

Более подробно последний бой описал участник последних боев в Приморье поручик Филимонов Б.Б.

Из его дневниковых записей стало известно, что Черниговку обороняли части Сибирской группы генерала Смолина с приданными ей кавалерийскими частями Поволжской группы генерала Молчанова.

На горе Крестовая в 2 верстах к северу от Черниговки стоял заслон полковника Смирнова в составе Иркутской пешей и Петроградской конной дружин и одно орудие. В селе Черниговка Московская, Прикамская и Поволжская конные дружины, рота Красноярской пешей дружины, Штаб Сибирской группы. На высотах южнее села Томская пешая дружина, Воткинская артиллерийская дружина - 1 орудие, Добровольческая батарея - 2 орудия. На станции Мучная - один бронепоезд ("Волжанин"), на станции Манзовка - другой ("Каппелевец").

Пусть современного читателя не пугает слова дружина. По приказу правителя Приамурского Земского края генерала Дитерихса, батальоны стали называться дружинами.

Но так как оборонять саму деревню по условиям местности было невыгодно, то генерал Смолин приказал своим частям занять позиции в 2 верстах к югу от Черниговки. Весь день 11 октября шел бой, то разгораясь то затухая.

Бронепоезд, теперь уже известно, что это был "Волжанин", вел огонь по красным с левого берега реки Люзанки (Низинка) не давая им атаковать и прикрывая отход частей Сибирской группы. И огонь его наносил чувствительные потери наступающим красным. Это известно из телефонограммы Начальника полевого Штаба Главкома НРА № 042/в: "В 16 ч. 30 мин. наши части заняли поселок Черниговка. Особое сопротивление оказывает огонь бепо противника".

Передовые части белых стали испытывать нехватку боеприпасов. "Чувствительный расход патронов" доносил генерал Смолин. В связи с этим, большая огневая нагрузка возлагалась на "Волжанина", на его орудия и пулеметы.

Что происходило дальше известно из донесения генерала Смолина Воеводе Земской Рати генералу Дитерихсу №25/оп от 12 октября 8 ч. 40 мин.:

"В 7 ч. 40 мин. пехота под сильным натиском противника отошла по линии железной дороги за первый мост, что через реку Сухой Яр. В настоящий момент Томская дружина прикрывает бронепоезд, по которому противник открыл сильный артиллерийский огонь. Бронепоезд подбит, три платформы сошли с рельс и горят. Вперед выкинулся бронепоезд № 2 ("Каппелевец") и полковник Ростовцев".

И уже окончательно полную картину боя дополняют воспоминания вахмистра Давыденко из команды бронепоезда и помощника командира Томской дружины полковника Бахтерева, которые стали известны из книги Филимонова Б.Б. "Конец Белого Приморья" изданной в США в 1971 года. Вот что мы теперь знаем.

Ночь передовые части белых провели около Халкидона. Утром со стороны Черниговки появились красные. Они наступают. Заняли сопки. Красная артиллерия ведет интенсивный обстрел белого расположения. У белых имеется в боевой линии один лишь бронепоезд, на него и легла основная боевая задача. Почти вся артиллерия красных сосредоточила свой огонь по "Волжанину". Пехота белых находиться правее (восточнее) железной дороги, занимая сопки. Полковник Бахтерев с конной сотней Томской дружины выдвигается в боевую линию. Красные одним из своих снарядов попали в паровоз белого бронепоезда. С тыла на дрезине ехало несколько человек к бронепоезду. Под огнем красных дрезина перевернулась. У бронепоезда же американский вагон сошел с рельс, опрокинувшись поперек пути. Красные находятся теперь на расстоянии полутора-двух верст от белого бронепоезда. Видя, что он обездвижен, вся артиллерия красных открыла интенсивный огонь. Думать о поднятии американского вагона на рельсы не приходиться. Большевики вскоре пристрелялись и теперь уже били наверняка. Бронепоезд, подожженный снарядами красных, начинает гореть. Для команды белого бронепоезда остается один выход: взорвать орудия и сжечь его. Надо убирать тяжело раненых. Между тем под давлением красных, белая пехота оставила гребни сопок, спустилась вниз на равнину и, оставляя горящий бронепоезд впереди своего фронта, отошла версты на две к югу, где заняла новый рубеж и остановилась. Отступление белой пехоты было довольно поспешным, кое полковник Бахтерев характеризовал словами: "наша пехота посыпалась". Таким образом, горящий белый бронепоезд остался на "ничьей земле". Его команда поспешно отходила, имея в прикрытие лишь кавалеристов полковника Бахтерева. В этот момент эскадрон Троицко-Савского кавалерийского полка решился на атаку небольшого отряда белых, залегших у бронепоезда. Непосредственно около «Волжанина» находилось только 10 всадников во главе с полковником Бахтеревым. Конница красных уже развернулась для атаки, силы слишком неравны, сейчас налетят и порубят. Но неожиданно из-за полотна железной дороги раздались частые залпы. Оказалось, что там собралось около 30 отставших белых бойцов Томской дружины. Видя несущихся на них красных всадников, они не растерялись, но открыли огонь залпами. Этот огонь оказался полной неожиданностью для красных. Их атака захлебнулась и смешалась. Красная конница повернула быстро назад, отскочив на приличную дистанцию. Этот огонь небольшой горстки белой пехоты спас жизнь полковнику Бахтереву и его людям.

От разъезда Манзовка подошел "Каппелевец". Своим огнем он стал прикрывать отход частей белых. И теперь уже на его команду ложились задачи "Волжанина". Им не раз приходилось ранее вместе прикрывать свою пехоту, вести артиллерийскую дуэль с батареями и бронепоездами противника. Особенно часто бились они бок о бок во время Хабаровского похода и под Волочаевкой. Теперь "Каппелевец" уже в одиночку прикрывал остов умирающего собрата. Бронепоезд "Волжанин" горел, его орудия были испорчены экипажем, сняты замки и панорамы, пулемет забраны с собой. Защищать, некогда грозного для врага, а теперь беспомощно замершего на дороге "Волжанина" не имело смысла. Последние его защитники стали отходить за ручей Сухой Яр, отстреливаясь от красных конников, державшихся теперь на приличном расстоянии.

Бронепоезд "Волжанин" не был захвачен, он погиб в бою, до конца выполнив долг солдата. Красным достались только разбитые и полусгоревшие вагоны и платформы, да две испорченные и негодные к стрельбе пушки.

Уходя, белые бойцы сняли с бронепоезда трехцветный флаг Российской империи, символ воинской чести и доблести, символ патриотизма и любви к Родине, знак мужества и стойкости последних Защитников Отечества.

И.Л Рыжов
http://pereklichka.livejournal.com/188366.html?view=1134798#t1134798 (http://pereklichka.livejournal.com/188366.html?view=1134798#t1134798)

Название: Судьба Астраханской монархической армии (часть 1)
Отправлено: elektronik от 19.10.2012 • 20:25
Судьба Астраханской монархической армии (часть 1)
(http://ic.pics.livejournal.com/pereklichka/18436226/193658/193658_original.jpg)
Редакция Переклички предлагает Вашему вниманию очерк о пути Астраханской армии в годы Гражданской войны 1917-1922 гг. Мнение автора может не совпадать с позицией РОВ Союза

В начале 1918 г. на широких просторах калмыцких степей, раскинувшихся в междуречье Волги и Дона, царило безвластие, сопровождавшееся периодическими вспышками доходящих до кровавой резни конфликтов между казачьими станицами, калмыцкими кочевьями и русскими селами. Эти конфликты были вызваны накопившимися этническими, социальными, политическими и экономическими противоречиями.

К лету 1918 г. калмыцкая степь продолжала оставаться своего рода "диким полем", ничейной пограничной территорией, зажатой между большевистским Поволжьем и Северным Кавказом, являвшем собой арену ожесточенной борьбы между Добровольческой армией, Советами, казачьими властями и национальными правительствами. Здесь переплелись интересы германской армии, оккупировавшей часть Донской области, Добровольческой армии, ведущей кровопролитные бои за Северный Кавказ, и Всевеликого войска Донского. Кроме того, политически влияли на события независимые государственные образования, фактически подчиненные немцам (Украина, Грузия и Азербайджан), а также стремившиеся к "самостоятельной исторической роли" монархические организации и группы, приютившиеся в Киеве и ориентирующиеся на Германию.

( Свернуть )
Главными участниками драматической истории Астраханской армии стали астраханские казаки и калмыки. Астраханское казачье войско, одно из самых малых казачьих войск России (к 1914 г. - около 40 тыс. чел.), в конце 1917 г. перед лицом угрозы со стороны большевизированного населения Нижнего Поволжья, заключило военно-политический союз с калмыцкой верхушкой и приняло в свой состав около 200 тыс. астраханских калмыков. Однако основная масса казаков и калмыков не захотела участвовать в вооруженной борьбе с большевиками и заявила о признании Советской власти. В итоге казачья и калмыцкая верхушка и созданные ими добровольческие вооруженные формирования из казаков, калмыков и офицеров Астраханской губернии в январе – феврале 1918 г. были разбиты и рассеяны красногвардейскими отрядами Астрахани, а их остатки нашли приют в станицах Донского, Уральского и Оренбургского казачьих войск.

К лету 1918 г., когда на территории большинства казачьих войск полыхнули антибольшевистские восстания, и на юге России развернулась широкомасштабная гражданская война, возникли предпосылки для возникновения военно-политических формирований и у астраханского казачества. Основным инициатором и организатором Астраханской армии стал наследственный глава астраханских калмыков 27-летний нойон (князь) Данзан Давидович Тундутов - бывший адъютант вел. кн. Николая Николаевича, принадлежавший к придворным кругам, имевший репутацию энергичного и говорливого, но недалекого авантюриста. При образовании объединенного Астраханского казачье-калмыцкого войска он был избран калмыками главой калмыцкой части войска и утвержден объединенным Кругом вторым помощником войскового атамана с возведением в чин полковника. Во время вооруженной борьбы казаков с астраханскими большевиками в январе - феврале 1918 г. нойон Тундутов был все время в центре событий, хотя сам активного участия в боевых действиях не принимал. После разгрома бежал в степь, всю весну скитался по югу России, дважды попадал в плен к большевикам и оба раза освобождался верными калмыками. А в конце мая 1918 г. объявился в Грузии, представившись "атаманом Астраханского казачьего, объединенного с калмыцким, войска".

Здесь Тундутов завязал деловые и дружеские отношения с представителем германского правительства - "королевско-баварским генерал-майором" фон Лоссовом, вместе с которым выехал 28 мая 1918 г. из Поти на немецком торговом судне "Mina Horn" в Германию. При содействии фон-Лоссова, Тундутов надеялся добиться от немцев материальной и моральной помощи для организации под своим началом вооруженной борьбы с большевиками на юге России. 3 июня они прибыли в Берлин, откуда 5-го отправились в ставку императора Вильгельма II. Продолжительная аудиенция у императора и беседы с офицерами германского Генштаба дали Тундутову обнадеживающий результат: он договорился о создании на немецкие деньги в калмыцкой степи антибольшевистской армии из астраханских калмыков и казаков, которая станет главной союзницей и блюстительницей интересов Германии на юге России.

Подразумевалось, что, при первом же появлении Тундутова в Поволжье, астраханцы дружно поднимутся на борьбу, и в самые короткие сроки из них будет сформирована мощная многочисленная Астраханская армия, которая развернет наступление на большевиков из калмыцкой степи в сторону Ростова-на-Дону, навстречу германской армии. А на границах с германской зоной оккупации будет организовано контролируемое астраханцами буферное казачье-калмыцкое государство. Германская сторона обязалась выделять для организации и снабжения армии деньги, вооружение, боеприпасы и обмундирование. За это Тундутов должен был придерживаться в своей деятельности определенной политической программы, куда, кроме прогерманской ориентации и монархизма, входил план раздела России на четыре независимых государственных образования: Великороссию, Украину, Сибирь и Юго-Восточный союз с Кавказом. То есть и здесь, как и в случае с Украиной, Доном и Грузией, основным условием, на который можно было получить помощь от Германии, была поддержка ее планов расчленения России.

Из описания встречи в мемуарах Вильгельма II видно, что Тундутов рисовал перед немцами антибольшевистскую борьбу астраханских казаков и калмыков как национально-освободительную, утверждая, что "казаки, не считая себя русскими, чувствуют к большевикам непримиримую вражду". Получив желанные заверения, Тундутов в сопровождении немецкого офицера отправился через Варшаву и Киев в Новочеркасск, к Донскому атаману П.Н.Краснову, куда прибыл 11 июня в компании одного из лидеров киевских монархистов герцога Н.Н.Лейхтенбергского и своего старого соратника, бывшего представителя Астраханского войска при Каледине и Корнилове, И.А.Добринского, обретшего прочную репутацию авантюриста еще в период корниловского выступления.

В Новочеркасске Тундутов сразу же принялся организовывать Астраханскую армию и Юго-Восточный Союз. Уже 11 июня состоялась встреча Тундутова, Лейхтенбергского и Добринского с Красновым. Во время встречи они предъявили ему ноту фельдмаршала Эйхгорна, командующего германскими войсками на Украине, о желательности скорейшего образовании Юго-Восточного союза, удалении с Дона Добровольческой армии (или удалении из ее частей германофобского командного состава), и о возможности поддержки немецких частей против войск Антанты в случае активизации Восточного фронта на Волге.

Астраханскую армию по обоюдному соглашению было решено сформировать на Дону, в районе станции и окружной станицы Сальского округа Великокняжеской (на границе Донского войска и Астраханской губернии). Причем в политическом отношении армия должна была в конечном итоге обрести статус общероссийской монархической организации и воевать под лозунгами "За Веру, Царя и Отечество" и "Единая, Великая, Неделимая Россия". Эта политическая программа, принятая вопреки первоначальной договоренности с немцами, стала плодом переговоров Тундутова с другой заинтересованной стороной - киевскими монархическими организациями, - проведенных в ходе той же самой поездки.

Таким образом, задуманная нойоном Тундутовым "Астраханская казачья армия" должна была стать вооруженной силой нового независимого государственного образования - Астраханского объединенного казачье-калмыцкого войска, а в ходе развертывания превратиться во всероссийскую добровольческую монархическую армию, призванную сыграть главную роль в освобождении России от большевиков, и включить в свой состав всех желающих восстановления империи и монархии. Путанность и несовместимость поставленных задач не смущали деятельного Тундутова. Обосновавшись в Новочеркасске, в гостинице "Европейская", он достаточно быстро сгруппировал вокруг себя находившихся на Дону членов астраханского и калмыцкого войсковых правительств, офицеров обоих войсковых штабов, и, насколько возможно, всех вообще астраханских казаков и калмыков. Уже в середине июня выделилась инициативная группа "астраханцев" в составе Д.Д.Тундутова, И.А.Добринского, есаула Г.В.Рябова-Решетина (офицера астраханской полусотни Лейб-гвардии Сводно-казачьего полка, старшего адъютанта штаба Походного атамана всех казачьих войск вел. кн. Бориса Владимировича) и Б.Э.Криштафовича ("Заведующего калмыцким народом", "комиссара Калмыцкой степи" и председателя калмыцкого войскового правительства). В течение июня на полученные от немецкого командования суммы из имевшихся кадров ими были организованы астраханское войсковое правительство и войсковой штаб. Возникла и возможность формирования воинских частей, так как все больше астраханских казаков и калмыков, недовольных политикой большевиков, искало спасения на Дону. Фигура Тундутова стала пользоваться в Новочеркасске определенным политическим весом и популярностью. Сам он как бывший помощник атамана И.А.Бирюкова получил признание в качестве легитимного главы астраханских казаков и калмыков и статус "Временного Астраханского атамана"

В конце июня - начале июля князь Тундутов вместе с Красновым выступил одним из инициаторов создания замышляемого еще при А.М.Каледине Юго-Восточного союза. Теперь - под видом нового федеративного суверенного "Доно-Кавказского союза", в который должны были войти Донское, Кубанское, Терское и Астраханское войска, "вольные народы степей" и горцы Северного Кавказа. Это государство мыслилось как союзное Германии и именно с ее помощью Краснов и Тундутов надеялись добиться его международного признания. 28 июня в Новочеркасске в Атаманском дворце под председательством Краснова состоялось первое совещание по вопросу об образовании союза. На нем присутствовали от Астраханского войска - князь Тундутов, от Кубанского - П.Л.Макаренко, от горцев Северного Кавказа - П.Коцев, от Донского - А.П.Епифанов и А.П.Богаевский. Совещание высказалось против изложенного Красновым проекта, поскольку он слишком явно устанавливал лидирующую роль Дона в союзе, и никакого решения принято не было. 4 июля было созвано второе совещание для ознакомления с проектом декларации Доно-Кавказского союза. Астраханское войско представляли, кроме Тундутова, Криштафович и Рябов-Решетин. Опережая ход событий, Краснов заранее послал письмо императору Вильгельму II, сообщая об уже достигнутой договоренности между "высокими сторонами" о желании создать свое государство, и обратился с просьбой о поддержке. После второго совещания, столь же бесплодного, текст декларации был разослан для подписи представителям сторон. Однако никто, кроме Тундутова, декларацию не подписал. Даже немцы в итоге отказались поддерживать эту несостоятельную идею.

Независимую "Казакию", как суверенного субъекта международных отношений, никто всерьез не воспринял. Единственным лицом, с которым Краснов заключил свой "союз", стал князь Тундутов. Так провалилась первая из вынашиваемых нойоном Данзаном авантюр.

С Астраханской армией дела у новоявленного Астраханского атамана развивались не многим лучше. Получив от немцев часть обещанных средств, инициативная группа Тундутова в конце июня 1918 г. приступила к формированию в Сальском округе первых астраханских частей. При этом всевозможные штабы, учреждения и прочие бюрократические атрибуты армии росли как грибы после дождя, тогда как формирование боевых частей не спорилось. К середине июля из находящихся на Дону казаков-астраханцев ими был создан только двухсотенный Астраханский казачий дивизион, который сразу же стал привлекаться донским командованием к отдельным операциям. Причисленный к Задонскому отряду полковника Быкадорова, он отличился в совместных с донцами боях под станцией Куберле 19 июля - 8 августа 1918 г. На его базе к концу августа удалось развернуть конную казачью бригаду в составе 1-го казачьего, 2-го и 3-го калмыцких полков.

Необходимо отметить, что Тундутов начал формирование армии не на пустом месте. К моменту его появления в Новочеркасске в составе Донской армии уже действовали отряды астраханских казаков. Астраханская дружина - первое формирование астраханского казачества на юге России - возникла еще весной 1918 г. в Сальском округе из бежавших на Дон участников Астраханского восстания, прежде всего из остатков отряда Сахарова - Тундутова, рассеянного в конце февраля 1918 г. на границе Сальского округа и Астраханской губернии. Этот добровольческий партизанский отряд состоял в основном из казачьих офицеров, примкнувших к ним офицеров регулярных частей и интеллгенции ("вольных казаков") Астрахани. Калмыки до середины 1918 г., как и рядовые станичники, в антибольшевистской борьбе в массе своей не участвовали.

До июля 1918 г. дружина не превышала 200 бойцов и периодически пополнялась казаками, бегущими в восставшие донские станицы от произвола Советов, и являлась единственным боевым формированием Астраханского войска. Она и стала основой для организации конных казачьих частей армии. Вооруженная борьба астраханского казачества с большевиками началась именно на Дону, а не в Поволжье. Произошло это потому, что существовавшие к началу гражданской войны два десятка малочисленных астраханских станиц с хуторами, разбросанных на огромных пространствах трех поволжских губерний, частью находились в крупных промышленных городах (Саратов, Царицын, Астрахань), являвшихся опорой большевиков, или рядом с ними, а частью - вкраплены в почти сплошной массив типичных для данного региона крупных крестьянских поселений, тянущихся вдоль Волги до Каспийского моря, традиционно враждебных казакам и симпатизировавших большевикам. Поэтому любая, даже хорошо скоординированная, попытка антибольшевистского выступления астраханских казаков без посторонней помощи сколько-нибудь реальных шансов на успех не имела. Зато в соседних большинству астраханских станиц землях Донской области уже в апреле 1918 г. полыхнуло мощное антибольшевистское восстание и туда, скорее за помощью, чем на помощь "старшему брату", потянулись наиболее воинственно настроенные астраханцы.

В этом отношении в самом выгодном положении находился 2-й отдел Астраханского войска (от Царицына до Саратова), где русла Волги и Дона максимально сближаются. Генерал И.А.Поляков, описывая бои в междуречье Волги и Дона в начале июня, упоминает о неожиданной помощи, полученной донцами при освобождении станиц Каргальской и Романовской со стороны партизанских отрядов "казаков-камышинцев". То есть, при внешнем спокойствии астраханские станицы являлись горючим материалом в тылу у советских формирований, готовым моментально вспыхнуть при приближении донских частей, что и происходило неоднократно летом - осенью 1918 г.

В течение 1918 г. в районе боевых действий Донской армии разновременно находились Александровская, Александро-Невская, Николаевская, Пичужинская и Царицынская станицы 2-го отдела, c общим населением около 14 тыс. человек. Периодические мобилизации населения этих станиц проводились как в части Красной армии, так и в Донские части, воевавшие на их территории. Район боевых действий и дислокации астраханских соединений находился далеко от станиц и 2-го, и 1-го отделов войска, поэтому целенаправленные мобилизации астраханских казаков не приняли широких размеров, однако командиры донских частей обязаны были направлять, и часто действительно направляли, попавших к ним астраханцев в Сальский округ, в формировавшуюся Астраханскую армию. Некоторый приток коренных казаков в части шел во время наступлений Донской армии на Царицын, когда астраханцы приближались к Волге, но их процент был незначительным даже в конных полках.

Официально комплектование астраханских частей на занятых белыми территориях было возложено астраханским правительством на командира 2-го Астраханского князя Тундутова полка полковника Суворова, который именовался "командующим северным районом Астраханского казачьего войска". Ему как "атаману северного района" были подчинены 2-й Саратовский и Малодербетовский отделы. Проведение мобилизаций, формирование частей и передача их донскому командованию в отделах носили случайный характер и зависели от перемещения линии фронта. Конные казачьи части армии формировались непосредственно в Сальском округе, в основном за счет откочевавших сюда летом - осенью 1918 г. калмыков: 2-й Астраханский князя Тундутова полк - из астраханских, 3-й Зюнгарский калмыцкий полк - из донских и ставропольских; калмыками отчасти пополнялся и 1-й Астраханский казачий полк. Калмыцкая молодежь в целом охотно откликалась на мобилизации, получала астраханскую форму, проходила курс обучения под руководством офицеров и урядников. На смотрах они выглядели вполне пристойно, но по боевым качествам заметно уступала казакам, поэтому конные астраханские полки не представляли из себя серьезной боевой силы и за всю историю существования армии ничем особенным себя не проявили.

Пехотные части формировались контрактным набором русских офицеров-добровольцев на Украине, в Грузии и на других территориях, оккупированных Германией, или занятых Добровольческой и Донской армиями. Первое вербовочное бюро астраханцев было открыто уже в начале июля 1918 г. в Киеве. Затем "Бюро записи в Астраханскую казачью армию" были открыты в Ростове-на-Дону, Новочеркасске и других южных городах, где подальше от большевиков скапливалось "безработное" российское офицерство.

Кадровые русские офицеры монархических убеждений сыграли заметную роль в создании Астраханской армии. Один из активных участников политической жизни белого юга кн. Г.Н.Трубецкой приводит в своих воспоминаниях ряд отрывков из деловых и дружеских бесед с офицерами-"астраханцами", из которых следует, что еще в период формирования добровольческой бригады М.Г.Дроздовского на Румынском фронте значительная часть вступавших в нее офицеров стремилась к созданию именно монархического соединения. Однако в тогдашних условиях это оказалось неосуществимо. Бригада Дроздовского, включавшая офицеров-добровольцев весьма различной политической ориентации, как самостоятельная боевая единица просуществовала недолго. Она шла на Дон на соединение с армией Корнилова и в конце мая 1918 г. влилась в Добровольческую армию А.И.Деникина, где была переформирована в 3-ю дивизию. Но не все офицеры согласились служить под началом "демократа" Деникина. Многие из них, последовательные монархисты, откликнулись на предложение киевских монархических организаций, и, покинув ряды Добровольческой армии, вступили в формируемую под монархическими лозунгами и на немецкие деньги, Астраханскую армию, став костяком ее пехотных частей. Летом 1918 г. Дроздовский был основным посредником в переговорах между Астраханской и Добровольческой армиями, связанных с переходами офицеров из одной в другую. Наиболее широко вербовку офицеров для Астраханской армии удалось, при помощи германского командования и киевских монархистов, поставить на Украине. Первоначально, в июле - сентябре 1918 г., на Украине существовало множество независимых пунктов набора в армию и отдел снабжения, который возглавлял полковник Гавдзинский. Штаты этих учреждений были несоразмерно велики, наполняющие их "темные личности" получали на свое содержание очень крупные по тем временам суммы, а эффект от их деятельности был весьма мал. Формирование частей шло чрезвычайно медленно.

В октябре - ноябре 1918 г., когда немецкое снабжение прекратилось и астраханские части перешли в ведение донского командования, все украинские бюро (кроме киевского) были ликвидированы. По ходатайству председателя астраханского правительства Криштафовича, представительство Астраханского войска и ведение дел по укомплектованию армии на Украине взял на себя атаман Донской зимовой станицы (посольства) в Киеве генерал А.В.Черячукин, после чего вербовка офицеров пошла несколько успешнее. Черячукин добился выделения некоторых сумм на комплектование армии от гетмана Скоропадского, наладил относительно регулярную отправку офицерских пополнений в Сальский округ. Однако, едва приведя дело комплектования в порядок, Черячукин в связи с уходом немцев и неминуемым падением гетманской власти вынужден был быстро сворачивать и эвакуировать астраханские организации в Новочеркасск. В начале декабря украинская армия Петлюры заняла Киев, Скоропадский бежал и все структуры Астраханского войска сосредоточились на Дону.

В начале августа 1918 г. была сделана попытка открыть вербовочное бюро Астраханской армии в Тифлисе. Города Грузии весной - летом 1918 г. наводнили офицеры бывшего Кавказского фронта, что являлось предметом недовольства и беспокойства социалистического правительства Н.Жордания. Несмотря на посредничество немцев, правительство официально отказало астраханцам в открытии вербовочного бюро, не желая осложнений с большевиками, однако фактическому набору и вывозу офицеров в Сальский округ не препятствовало. Русское офицерство охотно массами вербовалось в новую армию. Большинство - потому что желало просто вернуться в Россию. Других привлекали монархические лозунги и вообще возможность вооруженной борьбы с большевиками. Третьих - высокие денежные оклады (самые высокие по сравнению с другими антибольшевистскими формированиями на юге России). В Тифлисе из завербованных офицеров составляли партии, которые отправлялись через Поти и Керчь в Ростов. В течение всего августа шла регулярная оживленная пересылка офицерства на Дон. К концу сентября, в виду нехватки средств она прекратилась.

Астраханская армия задумывалась Тундутовым очень широко: пехотные, конные, пластунские, охотничьи, партизанские, инженерные, тракторные, авиационные, артиллерийские, броневые и всевозможные гвардейские части, речные и морские флотилии и т.д. и т.п. Был даже издан приказ о формировании в составе армии отдельной Текинской сотни во главе с Ханом Хаджиевым, бывшим адъютантом генерала Корнилова. Для каждой части уже в начале июля приказами Тундутова была установлена своя форма - весьма вычурная и претенциозная. Предполагалось, что к осени 1918 г. армия будет насчитывать в своем составе не менее 60 тыс. бойцов. В соответствии с монархическим духом армии всем ее чинам уже в первые дни формирования было предписано снять добровольческие бело-сине-красные, национальные, нарукавные шевроны и заменить их бело-желто-черными, "романовскими", шевронами, нашитыми углом к плечу. Однако на деле формирование некалмыцких частей армии, с первых до последних дней ее существования, было поставлено очень плохо.

К концу июля 1918 г., кроме двухсотенного Астраханского казачьего дивизиона, из всех задуманных на бумаге частей был сформирован только один офицерский пехотный батальон в 400 штыков, на основе которого к концу августа была развернута двухполковая пехотная бригада неполного состава.

Одной из серьезных причин нехватки офицерских кадров для Астраханской армии стала конкуренция с Добровольческой Армией. Штаб А.И.Деникина развернул целую подпольную войну против руководства Астраханской армии за "души и тела" офицеров. Считая эту организацию своим потенциальным противником, штаб Добровольческой армии регулярно собирал информацию о деятельности и состоянии "астраханцев", по мере сил дискредитировал их, препятствовал попаданию завербованных офицеров в Великокняжескую, всячески переманивал их к себе. То есть эта война сводилась в основном к политическим интригам и отбиванию присланных для Астраханской армии пополнений. Добровольцы добились в своей "антиастраханской" деятельности серьезных результатов: в среднем около 75% астраханских пополнений, не доезжая до Великокняжеской, попадали в состав Добровольческой армии. Да и сам Тундутов, изначально бестолково поставив все дело формирования и уже в июле 1918 г. собрал вокруг себя бесчисленную свиту из всякого рода кутил и выжиг, вместе с которыми активно растрачивал немецкие суммы, ведя праздный образ жизни. Как свидетельствует современник, в штабах и учреждениях Астраханской армии "царил дух Царского села". Это также отталкивало от астраханцев потенциальные офицерские кадры.

Основная масса офицеров и казаков Астраханской армии относилась к Тундутову и его затеям безразлично или отрицательно. Сам он не пользовался уважением среди подчиненных; куда большим "уважением" пользовались те крупные средства, которые он получал от немцев. Когда же немецкие средства иссякли и несостоятельность затеи стала вопиюще очевидной, начальник штаба армии подполковник Рябов-Решетин и генерал-квартирмейстер подполковник Полеводин от имени астраханских офицеров и казаков попытались через генерала Е.Ф.Эльснера, представителя Деникина в Новочеркасске, наладить контакт с командованием Добровольческой армии и неоднократно обращались с просьбами о переходе в ее состав. Однако Деникин неизменно отвергал ходатайства астраханских частей, исходя из политических соображений.

Николай Суренский

Продолжение следует...
http://pereklichka.livejournal.com/ (http://pereklichka.livejournal.com/)
Название: Судьба Астраханской монархической армии (часть 2)
Отправлено: elektronik от 30.10.2012 • 19:47
Судьба Астраханской монархической армии (часть 2)
К концу августа - началу сентября 1918 г., по сведениям штаба Добровольческой армии, вся Астраханская армия состояла из двух офицерских, одного казачьего и двух калмыцких полков. Однако полки эти были сборные, слабого состава и не представляли из себя реальной боевой силы. Вместо приведения в порядок уже существующих частей, Тундутов отдавал приказы о создании все новых и новых полуфантастических формирований. Это лишний раз подтверждало показной, политический характер армии и отсутствие за громкой вывеской реального содержания.

Политическое руководство формируемой армией официально принадлежало астраханскому войсковому правительству. Военным руководителем армии в августе 1918 г. был выбран проживавший в Киеве, достаточно известный в армейских кругах, генерал-лейтенант А.А.Павлов, - монархист по убеждениям, человек сугубо военный, далекий от политических интриг, блестящий кавалерист. Сам Тундутов в императорской армии был корнетом, и не смел претендовать на эту роль.

Таким образом, создав видимость бурной организационной работы, на деле Тундутов и его сподвижники даже к концу лета не сформировали ни одной сколько-нибудь крупной боевой единицы. И тут дело заключалось не только в авантюризме калмыцкого князя. Этому мешала изначальная двойственность и непоследовательность всех заинтересованных сторон, участвовавших в организации армии. Тундутов, Краснов, немцы, киевские монархисты, офицеры-дроздовцы - каждый стремился к достижению своих целей и выгод, часто взаимоисключающих, в совокупности делающих продуктивную организационную работу просто невозможной. Немцев не устраивали “единонеделимские” настроения киевских монархистов, что сказывалось на финансировании армии. Значительную часть офицеров не устраивала позиция немцев, требовавших за оказываемую помощь признания раздела России, что порождало утечку в Добровольческую армию, и т.д.

В конце августа немцы, видя неудачу и бесперспективность затеи с Астраханской армией, прекратили субсидировать Тундутова, и он вынужден был обратиться за продолжением финансирования к киевским монархистам. 7 сентября между “Советом монархического блока” и руководством армии был заключен договор (от астраханцев его подписали - атаман Тундутов, командующий Астраханской армией генерал-лейтенант Павлов и управляющий Внешним отделом войскового правительства Добринский). В соответствии с этим документом политическое руководство армией передавалось киевским монархистам. В статье 2-й говорилось: “Астраханская армия должна быть использована для борьбы со всеми противниками возстановления Законопреемственной монархии и возсоздания России”. В качестве политического и духовного руководителя формирующейся армии киевские монархисты попытались привлечь жившего в Крыму вел.кн. Николая Николаевича, однако он отверг это предложение.

Очень скоро выяснилось, что киевские монархисты, не обладают достаточными материальными средствами для содержания армии, поэтому с начала осени она начала испытывать острую нехватку буквально всего, что в итоге поставило вопрос о ее дальнейшем существовании.

Видя отрицательное отношение массы астраханцев к собственной персоне, их желание перейти к добровольцам, безвыходность финансового положения, Тундутов уже в августе - сентябре пытался наладить контакт с Деникиным, прося его принять астраханские части в Добровольческую армию. 4 августа Тундутов направил генералу М.В.Алексееву, верховному руководителю Добровольческой армии, официальную телеграмму, в которой просил его содействия для включения Астраханской армии в Добровольческую, “исторический путь которой является единственным для истинных преданных сынов Единой, Великой России”. Эта телеграмма была перехвачена немцами и послужила одним из поводов для расторжения их договоренностей с Тундутовым. Однако Деникин, не желая подрывать свой авторитет связями с прогерманскими организациями, наотрез отказывался от сотрудничества с астраханским атаманом, в котором он видел лишь авантюриста, разлагающего офицеров.

В этих условиях единственной серьезной фигурой, действительно заинтересованной в организации и использовании астраханских частей, оказался П.Н.Краснов. С самого начала своей атаманской деятельности он выказал стремление к занятию Нижнего Поволжья для обеспечения рубежей “суверенного Дона”, расчитывая на поддержку казаков-астраханцев, калмыков и, отчасти, крестьянского населения. В конце августа - начале сентября, когда Краснов добился от Большого войскового Круга решения наступать на Царицын, союз между донцами и астраханцами приобрел практическое значение.

Именно с этого времени начинается боевая деятельность основных сил Астраханской армии в качестве Волжского отряда под командованием генерала Демьянова, в состав которого входили Офицерская стрелковая бригада генерала Виноградова (Астраханский и Украинский пехотные полки) и Конная бригада князя Тундутова (1-й Астраханский казачий и 2-й Астраханский князя Тундутова конные полки). Они участвовали в первом наступлении Донской армии на Царицын, причем, ведя бои в пределах Астраханской губернии, Волжский отряд пополнился астраханскими казаками. 3-й Зюнгарский калмыцкий полк, временно отделенный от бригады, самостоятельно действовал в Сальском округе и Элистинском уезде, обеспечивая тыл правофланговой группировки.

Основные боевые задачи астраханских частей в сентябре 1918 - феврале 1919 гг. состояли в обороне Сальского округа от действовавших в калмыцких степях частей Красной армии, защите стратегической железной дороги Царицын – Тихорецкая, обеспечении правого фланга Донской армии и участии в ее наступлениях на Царицын.

В течение сентября Волжский отряд, приданный Сальскому отряду полковника Постовского, совместно с донцами, обычно находясь на их южном, правом, фланге, вел борьбу со Степной (Сальской) группой 10-й красной армии (почти 12 тыс. бойцов при 40 орудиях и 90 пулеметах), располагавшейся в районе станций Куберле - Ремонтная - Котельниково (железнодорожной ветки Царицын - Тихорецкая), на границе Сальского округа и Астраханской губернии. В результате успешных наступательных действий Сальского отряда и астраханцев в сентябре эта группа красных была вытеснена из занимаемого района и в начале октября присоединилась к царицынскому гарнизону.

В конце сентября - начале октября части астраханцев приняли активное участие во втором наступлении на Царицын, действуя с южного направления, в районе Жутова, Сарепты, и практически приближаясь к царицынским пригородам. Волжский отряд занял почти весь Малодербетовский улус и успел провести там мобилизацию калмыков в конную бригаду.

В связи с успешностью развития наступления и уверенностью в близком освобождении Нижнего Поволжья от большевиков, Тундутов и его сподвижники составили и издали “Положение об управлении Астраханским краем”. Астраханский край объявлялся суверенным казачьим государством, членом федерации казачьих войск юга России, состоящим из Астраханского войска (с казачьей и калмыцкой частями), пяти русских уездов и Букеевской (казахской) орды. Высшими органами власти и управления края объявлялись круг, правительство и атаман. Войсковое правительство было частично реорганизовано в астраханское краевое правительство по типу донского. Его главой стал Криштафович, управляющим Военным и морским отделом правительства – генерал Павлов. Началась срочная организация новых и новых всевозможных штабов, отделов и управлений, раздувались штаты старых.

В начале октября советская 10-я армия перешла в контрнаступление и оттеснили донские и астраханские части к Дону и Салу. Успех красным обеспечил удар в тыл астраханцам Стальной дивизии Д.Жлобы. Дивизия неожиданно для донского, добровольческого и красного командования снялась с фронта под Ставрополем, где в составе советской 11-й армии сдерживала атаки Добровольческой армии и стремительным маршем вышла к Царицыну, 2 октября оказавшись в тылу у астраханцев под Чапурниками. В течение 45-минутного боя Стальная дивизия наголову разбила пехотную и конную бригады, причем погиб сам командир отряда генерал Демьянов и попал в плен его штаб. После разгрома Волжского отряда донские войска Северо-Восточного фронта, которым командовал генерал К.К.Мамантов, оказались под угрозой окружения и вынуждены были отступить из-под Царицына. Инициативу с краевым правительством, как неуместную в сложившейся ситуации, свернули.

Разгром под Чапурниками фактически ознаменовал начало нового этапа в истории Астраханской армии. Еще 30 сентября, окончательно признав свое поражение в деле формирования особой монархической армии, киевские монархисты и руководство астраханцев заключили с генералом Красновым договор, по которому Астраханская армия передавалась под командование Донского атамана. 11 октября приказом Краснова была образована Южная армия, формировать которую предполагалось из неказаков, жителей соседних Воронежской, Саратовской и Астраханской губерний, во главе которой согласился встать широко известный, но уже престарелый генерал Н.И.Иванов. Астраханские части, вернее все что от них оставалось, были включены в нее в виде Астраханского корпуса. Кроме Краснова часть средств для Южной армии (по союзному договору) обещал выделить гетман Скоропадский. Однако реально все финансирование и снабжение армии лежало на донском правительстве. Главной задачей новой армии Краснов поставил освобождение от большевиков сопредельных с Доном территорий (для Астраханского корпуса - Астраханской губернии), и создания буферных зон для обеспечения безопасности границ Донской области.

В составе Астраханского корпуса по штату положено было сформировать пехотную и конную бригады, артиллерийский и броневой дивизионы, авиаотряд, саперную роту, автомобильный дивизион, химический взвод, бронепоезд. Во главе корпуса был поставлен донской генерал Чумаков. Он оказался, как и Черячукин, неплохим организатором: имевшиеся казачьи и офицерские части были приведены в порядок, пополнены иногородними Сальского и 2-го Донского округов, созданы недостающие по штату, и уже в начале ноября вновь сформированный Астраханский корпус, выросший до 4 тыс. чел. (3 тыс. штыков и 1 тыс. шашек), был введен в бой на правом фланге Донской армии. Но это потребовало от Чумакова слишком больших сил. 30 ноября он по болезни ушел с занимаемой должности, и с 1 декабря 1918 г. до упразднения корпуса им снова командовал генерал Павлов.

Включение Астраханского корпуса в Южную армию было чисто формальным и оказалось временным. Уже 31 октября был издан приказ об исключении корпуса из состава Южной армии и включении в Донскую.

В течение ноября 1918 г. сформированный генералом Чумаковым корпус успешно оборонял Сальский округ от красных, выполняя роль Юго-Восточного фронта Донской армии, и штаб Астраханского корпуса, находившийся в ст. Великокняжеской, являлся одновременно штабом Юго-Восточного фронта.

К концу осени 1918 г. военно-политическая обстановка на юге России претерпела серьезные изменения, что непосредственно отразилось на судьбе Астраханского войска и его “армии”. После поражения Германии в мировой войне ее войска стали покидать юг России и помощь прогерманским правительствам Украины и Дона прекратилась. Красная армия развернула наступление на Дон, добиваясь успехов благодаря разложению частей Донской армии. Добровольческая армия, очистив от Советов Кубанский край, Ставропольскую и часть Черноморской губерний, превратилась в ведущую антибольшевистскую силу на юге России. Наконец, в Новороссийске, Екатеринодаре и Новочеркасске появились представители Антанты, обещавшие щедрую военную и материальную помощь противникам большевиков и прежде всего Деникину. Тундутов быстро переориентировался на новых союзников, стал неизменным участником всех встреч и мероприятий с ними, и более того, взял на себя роль посредника между представителями Антанты и генералом Красновым, начав открыто вести двойную игру - и на Деникина, и на Донского атамана. В начале декабря он переехал в Екатеринодар, где находилась ставка Деникина, и попытался официально оформить свои союзные отношения с добровольцами и Антантой. Однако новыми интригами он лишь еще больше дискредитировал себя и ему ничего не оставалось, как уйти в тень.

26 декабря 1918 г. на станции Торговая состоялось совещание Деникина и Краснова, закончившееся заключением соглашения о подчинении Донской армии командующему Добровольческой и образовании Вооруженных сил на юге России (ВСЮР). Была решена и судьба Астраханского корпуса. Он был формально передан на пополнение частей Добровольческой армии, хотя фактически до конца февраля 1919 г. продолжал входить в состав Донской армии и участвовать в боях на ее правом фланге. На этом совещании очень ярко обозначилось безразличное и даже неприязненное отношение к астраханцам как добровольцев, так и донцов, причем каждая сторона стремилась извлечь из корпуса максимальную выгоду при минимальных затратах.

Серьезный отпечаток на судьбу Астраханской армии наложил ее сложный этносоциальный состав, в котором выделялись как минимум три державшиеся особняком исторически чуждые друг другу группы - калмыки, казаки и русские офицеры. И особенно острыми были противоречивые казачье-калмыцкие отношения.

В 1918 г., в виду отсутствия на Дону признанных лидеров коренного астраханского казачества, под влиянием тундутовских финансов, общих интересов и значительного численного преимущества калмыков, твердой почвы для оформления особой казачьей линии в политической жизни войска не возникало.

В январе 1919 г., когда состояние корпуса во всех отношениях ухудшилось, усилилось недовольство и дезертирство калмыков, ушел в тень дискредитировавший себя Тундутов, между казачьей и калмыцкой верхушкой обозначились серьезные противоречия. Представители калмыцкой интеллигенции - присяжные поверенные С.Баянов, Н.Очиров и другие - стали склоняться к идее союза с большевиками, созыва общекалмыцкого съезда совместно с подсоветскими калмыками, создания единой советской Калмыкии. Более того, они негласно наладили контакты с советскими властями Астрахани и вступили с ними в тайные переговоры, длившиеся всю зиму 1919 г. Заведующий Калмыцким отделом Астраханского губисполкома Амур-Санан добился даже объявления амнистии для Баянова и его сподвижников в случае их перехода на сторону Советской власти. Но благодаря своевременным мерам, принятым Деникиным, и их последующим успехам на фронте калмыков удалось удержать в составе войска.

В начале 1919 г., изучив “астраханский вопрос”, Деникин пришел к выводу, что устранив Тундутова, снабдив астраханские части верным командованием и подчинив их себе, из Астраханского войска можно извлечь определенную пользу. Не последнюю роль сыграл и политический фактор: в деле создания на юге России антибольшевистского государственного объединения из Вооруженных мил на юге России (ВСЮР) и казачьих войск одним из важных звеньев должны были стать земли Астраханского казачества, расположенные между донцами и уральцами. Ради одного этого нужно было хотя бы номинально сохранить Астраханское казачье войско в составе ВСЮР. С другой стороны, поскольку коренные астраханские станицы находились под властью большевиков и действующие части пополнялись в основном калмыками, между ними и казаками необходимо было обязательно сохранять статус-кво - отношения, декларированные в конце 1917 г.

В декабре 1918 г., после присоединения Астраханского войска к ВСЮР, на Дон стали съезжаться лидеры коренного астраханского казачества: первый помощник атамана Г.М.Астахов, председатель войскового круга и правительства Н.В.Ляхов, бывший начальник войскового штаба полковник А.Н.Донсков и другие. В объединенном казачье-калмыцком правительстве начались конфликты: между калмыками и казаками, между Тундутовым и правительством. Это вызвало беспокойство главного командования ВСЮР и заставило вмешаться в ситуацию. Тундутов пользовался большим влиянием среди калмыков и вполне мог восстановить их и против казаков, и против добровольцев. Раскол в верхушке Астраханского войска между либералом Ляховым, которого поддерживал Деникин, и Тундутовым, партнером Краснова, положение которого становилось все более шатким, дополнился столкновением двух начал в самой калмыцкой среде – монархического прогерманского (нойон Тундутов и его сподвижники) и демократического проантантовского (Баянов, Очиров и нойон Тюмень).

В январе 1919 г. в Ростове состоялось расширенное совещание астраханского правительства, на котором Тундутов был лишен атаманского звания и отстранен от дел, причем участники совещания выделили ему крупную сумму в качестве компенсации. Вместе с ним убрали и всех его сподвижников - Рябова-Решетина, Добринского, Криштафовича. Все ключевые должности в войске заняли сторонники прочного союза с Добровольческой армией, отчасти либеральных и демократических взглядов, лидерство вновь закрепилось за коренным казачьим офицерством. Система управления формально была приведена в тот вид, в каком она была учреждена войсковым кругом в 1917 г.: два круга, два правительства, единый атаман с двумя помощниками. Однако, адекватно сложившейся ситуации, до окончания войны во главе войска были оставлены единые руководящие органы. Исполнение обязанностей астраханского атамана было возложено на Н.В.Ляхова, его помощниками стали полковники Г.М.Астахов и А.Н.Донсков, помощником по калмыцкой части войска стал нойон Тюмень. Главой объединенного казачье-калмыцкого правительства был избран Санджи Баянов; членами правительства - Н.Очиров, Д.Онкоров и другие. В военном отношении так же решили сохранить казачье-калмыцкое единство, однако, по возможности, не смешивать в полках и сотнях чуждые друг другу коренной казачий и калмыцкий элементы.

Фактически ростовское совещание представляло собой “деникинский” переворот и полное подчинение астраханцев главному командованию ВСЮР. Однако, во-первых, Тундутов не смирился со своим изгнанием, во-вторых, произошедшие в правительстве перестановки не устраняли причины калмыцко-казачьих трений: калмыки в Астраханском войске в этот период являлись большинством и склонялись к самостоятельности: бадма и нойон были для них единственными непререкаемыми авторитетами и их интересы дальше калмыцкой территории не распространялись. Это дало Тундутову, воспринимавшему Астраханское казачье войско как собственный улус, над которым он бог и царь, основание и возможность настраивать калмыков против нового правительства и атамана. Уехав в Астраханские степи, он устраивал там калмыцкие съезды, объявил о расторжении договора между казаками и калмыками и образовании из калмыков особого Волжского казачьего войска, “избрав” себя его атаманом. Претензии нойона Тундутова поддерживал гелюн Бова Кармыков, “развивавший перед невежественными калмыками легенду об его божественном происхождении”.

Выступления Тундутова взволновали калмыков и вызвали дезертирство из калмыцких полков. Чтобы избежать развала астраханских частей, Деникин вынужден был срочно удалить Тундутова и Кармыкова из пределов Астраханского войска и занимаемой ВСЮР территории, после чего страсти несколько поутихли.

Дальнейшая судьба Тундутова складывалась не менее ярко и динамично. Весной - летом 1919 г. он находился в Баку, занимаясь политическими спекуляциями за счет своего народа в сношениях с азербайджанским правительством и агентами Кемаль-паши. Добыв у них деньги, осенью 1919 г. он вернулся к калмыкам и подбивал их на мятеж против астраханцев и добровольцев, пока вновь не был изгнан Деникиным. После эвакуации Русской армии Врангеля в ноябре 1920 г. в Турцию он объявился в Константинополе в качестве “светского и духовного главы калмыков и Астраханского атамана”, мистифицируя оккупационные власти Константинополя и правительство Венгрии, награждая английских офицеров русскими орденами. Однако после отстранения от атаманства Тундутов перестал играть серьезную роль в жизни войска.

Между тем в декабре 1918 г. Астраханский корпус, имея фронт по линии Атаманская - Граббевская - Манычский, занимал основными силами район Котельниково - Гашун - Куберле, расположив тылы в Шаблиевке, Торговой и Развильном. Корпус имел в своем составе 2,4 тыс. штыков и 2,4 тыс. шашек при 12 орудиях и 15 самолетах, входящих в состав 1-й Астраханской казачьей дивизии (один казачий и три калмыцких полка), 1-й стрелковой бригады, 1-й пластунской бригады, трех батарей и авиаотряда.

Развивая наступательные действия против Степной группы Терехова (6 тыс. бойцов при 20 орудиях и 57 пулеметах) и группы Удовиченко (2,2 тыс. бойцов при 4 орудиях и 30 пулеметах), то есть против вдвое превосходящего по численности противника, астраханские части отбросили красных на линию Заветное - Торговая - Ремонтное - Крестовое, вытеснив их из пределов Сальского округа в Астраханскую губернию и выдвинулись передовыми отрядами к Киселево.

С 26 декабря, когда началось третье, последнее, наступление Донской армии на Царицын, в результате которого казачьи части к 5 января 1919 г. прорвались непосредственно в пригороды Царицына, Астраханский корпус, продолжая выполнять прежнюю задачу - оборонять Сальские и Манычские степи, - одновременно выделял свои части для вспомогательных ударов по Царицыну с юга, в районе Чапурников и Сарепты.

В начале января 1919 г. сильные морозы, большие потери при отсутствии пополнений и возрастающее упорство противника вынудили донцов прекратить наступление. 12 января началось контрнаступление 10-й красной армии, в результате которого к началу февраля Донская армия была отброшена от Царицына.

Фронт Астраханского корпуса мало менялся в течение января, в основном проходя по линии Киселево - Заветное - Торговая - Ремонтное - Крестовое - Кормовое. Против Астраханского корпуса действовали части Степной групы Терехова. Бои шли с переменным успехом, однако серьезного преимущества красным добиться не удалось. Во время повальной деморализации и отступления донцов монархический Астраханский корпус (особенно его пехотные части) показал себя с лучшей стороны, надолго удержав фронт и нанеся противнику серьезные потери. Только вследствие оголения донцами левого фланга, под угрозой окружения, отступил к концу февраля к Салу и Манычу.

Командование Степной группы отмечало, что в боях против малочисленного Астраханского корпуса участвовала в основном пехота, которая, боясь окружения, растягивалась в линию, терпела постоянные поражения от небольших подвижных групп астраханцев. За ноябрь 1918 - январь 1919 гг. между противниками произошло более 60 боев, но решительного успеха ни одна из сторон добиться не смогла. За весь указанный период у корпуса было мало крупных операций, он был разбросан небольшими группами, отрядами и гарнизонами по широкому фронту, но в целом действовал успешно и не допускал красных в Сальский округ.

Февраль 1919 г. стал последним месяцем существования Астраханского корпуса. Генерал Бредов, по распоряжению Деникина проведший его подробное обследование, представил достаточно яркую картину состояния Астраханского войска и его частей, накануне их окончательного включения в состав ВСЮР.

Атаман войска, он же военный министр астраханского правительства Н.В.Ляхов имел свою резиденцию на станции Торговая. Там же располагался войсковой штаб. Войсковое правительство под председательством С.Баянова трудилось в Ростове. При войсковом штабе состояли: запасной стрелковый полк, учебная команда, школа пулеметчиков, запасная сотня, запасная батарея, Лейб-гвардии Астраханская казачья сотня (конвой атамана) и войсковая типография, издававшая газету “Вестник Астраханского казачьего войска”.

Управление начальника снабжений Астраханского войска, возглавляемое полковником Сорокиным, находилось в Новочеркасске и работало как самостоятельный орган. При нем состояли: 1-я отдельная Астраханская тракторная рота, а также слесарные, токарные и другие мастерские.

Штаб Астраханского корпуса располагался на станции Великокняжеская. При нем состояли: тяжелая артбатарея, инженерная рота (железнодорожный, саперный, телеграфный и подрывной взводы), авиационный дивизион (3 отряда), транспортный взвод, броневик “Астраханец” и кадр бронедивизиона.

К 19 февраля корпус занимал фронт протяженностью более 200 верст, имея в своем составе 660 штыков, 1 260 шашек, 48 пулеметов, 7 орудий, а вместе с находящимися в тылу кадрами частей - 404 офицера и 2355 казаков, то есть треть состава корпуса находилась в тылу.

В состав корпуса входили: 1-я Астраханская казачья дивизия генерала С.П.Зыкова (четырехполковая) с двухбатарейным Астраханским казачьим артдивизионом (123 офицера, 1760 казаков, 19 пулеметов, 2 орудия; коренных казаков в строю оставалось не более 400), 1-я Стрелковая бригада генерал-майора Достовалова (2 полка и батарея - 101 офицер, 211 стрелков, 15 пулеметов, 5 орудий), 2-я стрелковая бригада генерал-лейтенанта Гунцадзе (два полка - 60 офицеров, 75 стрелков, 2 пулемета) и 1-я пластунская бригада генерал-майора Патрикеева (два полка и батарея - 11 офицеров, 60 бойцов).

Корпус обеспечивался из средств Донской и Добровольческой армий (причем в 1919 г. денежное довольствие вообще не выплачивалось, из продовольствия выдавался только хлеб). Астраханцы абсолютно во всем испытывал острый недостаток: и в вооружении, и в технических средствах, и в обмундировании, и в продовольствии. Обоз находился в зачаточном состоянии, при переездах в основном эксплуатировались перевозочные средства местных жителей. Медицинское обслуживание практически отсутствовало (например, 3-й казачий полк находился на попечении одной сестры милосердия, и та к 19 февраля заболела тифом и была эвакуирована), в результате чего все части были охвачены эпидемией сыпного тифа. Среди конского состава свирепствовала чесотка.

Практически ни одна из задуманных Тундутовым частей так и не была сформирована. Из сформированных большинство числились только на бумаге или имели мизерный кадр и находились в тылу. Из всего корпуса более или менее боеспособной была лишь казачья дивизия, зато в тылу сидела масса нахлебников, числившихся в каких-то реально не существующих и никому не нужных учреждениях, многочисленных штабах и управлениях.

Астраханский корпус, которому до развертывания в настоящее боевое соединение было еще очень далеко, не мог самостоятельно существовать, пополняться, обеспечивать свой конский состав ремонтом, и потому уже с начала февраля начался его неизбежный развал.

1 марта 1919 г. остатки корпуса были включены в состав Добровольческой армии, в группу войск генерала Кутепова, действующую в том же районе, и отведены в тыл на отдых и переформирование. Реально это “переформирование” вылилось в расформирование и распределение бойцов по боеспособным добровольческим полкам. В частях корпуса в это время шли полным ходом разложение и деморализация: между донцами и астраханцами нарастали неприязненные отношения, грабежи местного населения стали обычным делом. Это, кстати сказать, дало повод донскому генералу В.И.Сидорину обвинить атамана Краснова на февральской сессии Большого войскового круга в попустительстве злоупотреблениям “карательных отрядов” монархистов, третировавших мирных жителей. Часть астраханского офицерства обсуждала планы вообще покинуть юг России и пробраться к Колчаку. Среди офицеров и рядовых распространилось неповиновения приказам начальства. Произошел примечательный перелом в отношении к пленным: на них просто перестали обращать внимание и они, предоставленные сами себе, или блуждали в тылу, или поступали в белые части, или вообще возвращались к красным.

Таким образом, попытка немцев, Тундутова и Краснова создать на базе Астраханского казачьего войска и калмыцкого населения общероссийскую монархическую армию под наименованием “Астраханская” завершилась полным провалом.

О.О. Антропов
http://pereklichka.livejournal.com/190337.html (http://pereklichka.livejournal.com/190337.html)
Название: Журнал "Белое Дело" №7
Отправлено: elektronik от 30.10.2012 • 19:50
Журнал "Белое Дело" №7
Вышел в свет новый номер журнала "Белое Дело", издаваемый Братством Ревнителей Православия им. Святителя Тихона, Патриарха и Исповедника Всероссийского.
(http://ic.pics.livejournal.com/pereklichka/18436226/194706/194706_original.jpg)

"Белое Дело" №7 (http://pravbrat.ru/file_download/209/delo47.pdf)

Редакция Переклички
Название: Дмитровская суббота в Русской Армии.
Отправлено: elektronik от 03.11.2012 • 19:13
Дмитровская суббота в Русской Армии.
(http://img-fotki.yandex.ru/get/6414/80933452.1/0_9ec1d_94f33d13_M.jpg)
Державной Волею Государя Императора 22 августа 1903 года приказано в войсковых частях, управлениях, учреждениях и заведениях Военного Ведомства, имеющих своих священников, совершать в Димитровскую субботу (перед 26 октября) панихиды по усопшим воинам за Царя и Отечество на брани живот свой положившим. До появления этого Высочайшего повеления в Димитровскую субботу русская армия чтила память всех павших в Куликовской битве (1380 г.). День скорби земли русской был установлен Великим князем Дмитрием Иоанновичем Донским.

Таким образом, в Дмитровскую субботу вся русская военная сила живет одним чувством: она славит и вспоминает тех, кто в различное время отдал на алтарь отечества драгоценный дар Божий - свою жизнь. Русская армия скорбит и, отдавая дань глубочайшего уважения соратникам своим, боевым товарищам, коленопреклоненная возглашает вечную память тем, кости которых плотным слоем покрыли поля брани, раскинутые в различных местах мира.
В этот день русский воин вспоминает всех, без различия чинов, членов одной своей семьи-армии; не существует для него в этот час ни фельдмаршала, ни рядового бойца. Исполненный долг объединяет всех. Этот день несет в армию известное удовлетворение и покой, он наполняет сердца тех, кто низко стоит в рядах, гордостью и сознанием величия переживаемых минут, он вызывает в памяти ряд бессмертных образов русской военной силы, он напоминает о длинной веренице героев наших предков, которым благодарная Родина в этот день низко кланяется до сырой земли. И есть что вспомнить русскому штыку, есть над чем остановить свое внимание, есть перед кем благоговеть в изумлении. С крохотного кусочка земли, напоминающего размерами современную нам Новгородскую губернию, Россия выросла в мощный колосс, раздвинув свои пределы от моря до океана.

Кто же, как ни русская армия внесла свою лепту в эту огромную работу государственной стройки.Кто как не она ценою громадного напряжения и жертв дарила своей Родине страницу за страницей своего блестящего боевого прошлого; кто как не русский штык, кто как не серая шинель с чистым сердцем, беззаветно и с молитвой на устах шел во имя Родины, гордо закинув голову перед неумолимой смертью. И по мере того как ре¬дели ряды бойцов, раздвигала ма¬тушка Русь широко свои пределы.

Русская армия предоставила своей Родине в различные эпохи такие яркие образцы мужества, силы, долготерпения и любви, которыми вправе гордиться страна. Не место и не время подробно останавливаться на заслугах русской рати, перечисляя ее подвиги в строгой последовательности и порядке. Не опускаясь в глубину веков, несколькими штрихами можно было бы напомнить нашим бойцам в день прославления своих предков рельефно и наглядно грандиозную, совершенную ими работу.

Так, движение к Балтийскому морю стоило русской армии за 21 год борьбы 500.000 больных и 120.000 убитых и раненых и потребовало за весь период войны 1.700.000 бойцов. Движение на юг к Черному морю за 4 войны с турками стоило 300.000 больных и 90.000 убитых и раненых и потребовалось выставить в поле 1.500.000 бойцов. Бесконечной длины получился бы список, если бы я вздумал перечислить хотя бы выдающиеся подвиги наших бойцов...

Как не вспомнить в этот день незабвенного Кондратенко, потеря которого была равносильна потери крепости. Россия не знала своего героя много лет. Всю жизнь скромно, тихо работал он на пользу Родине и медленно двигался вперед по служебным ступеням, не избалованный вниманием и отличиями.

"Прошел ты мимо меня скромным, хотя и способным работником, - писал М.И.Драгомиров в некрологе, - и работал так, как последний рядовой, и сделал в три месяца то, на что работающим с прохладой мало и шести лет... Слава твоя неувядаемая, но потеря невознаградима. "Плачьте близкие и присные, плачь вся Россия, зане потеряла ты большого человека, которого скоро может и не наживешь"!...

"Это начало конца",- говорили артурцы, узнав горестную весть. Кондратенко был для Артура тем же, чем Нахимов для Севастополя. И как со дня смерти последнего перестала жить крепость, так с момента удара в блиндаж снаряда, прекратившего жизнь Кондратенко, отлетела душа обороны и замерла крепость. Кондратенко умер телесно, но духовно он жив в памяти благодарной России. Пройдут годы, из поколения в поколение будет передаваться славная его деятельность, и понесет народная молва весть о его истинной и чистой службе Родине из хаты в хату, и в необъятной Руси прозвучит имя его как народного героя.

Сила этого необыкновенного воина заключалась в его глубокой религиозности, кристаллической нравственности, беспредельной любви к родине. Он знал своих бойцов, для них он был свой, родной, понятный. И они шли. Шли безропотно туда, куда вел их этот мощный волей раб меча. Эта невидимая связь была прочна, она одухотворяла бойцов, она удесятеряла их силы. С ним страшная оборона крепости не казалась адом. Артур, объятый пламенем, Артур, погибающий в развалинах в неравной борьбе. Артур, посылающий врагу последние патроны... Артур, взятый, но не сданный. Таков был план Кондратенко, другого он и не мог дать. Каждый рядовой при жизни генерала знал, что последний кусок хлеба в крепости будет первым днем полного торжества врага, и сознавал, что день этот еще далек. Кондратенко день за днем превращал Артур в место будущего поклонения силе и величию духа русского народа. Судьба судила иное и не дала ему видеть последние часы многострадального гарнизона при такой обстановке, которую бы все равно этот богатырь не пережил. И он ушел в иной мир со спокойной совестью и чистым сердцем, дав России незабываемый пример истинного и чистого служения долгу.

Где тот художник, чья талантливая рука должна была бросить на полотно эти бессмертные эпизоды и на вечные времена передать их следующим поколениям как бесценное наследство?.. Где тот поэт, который в звучных, задушевных, трогательных стихах дал бы образ наших богатырей... Где следы перьев мужей науки, которые бы заставили нас трепетать, читая одну страницу за другой и в благоговейной тишине преклониться перед их памятью?..

Недалеко то время, когда волею Государя Императора будет поставлен памятник бойцам в минувшую кампанию. Настанет время, когда каждый православный, проходя мимо, невольно лишний раз вспомнит, что:

За горами Сибири высокими
Бились храбро с достойным врагом;
Умирая, деревни далекие
Вспоминали с последним крестом

И для вас, будущих бойцов, на долю которых неминуемо выпадут боевые, страдные дни, есть чем вспомнить этот день: на этих же скамьях всего несколько лет назад сидели те, которые уже не числятся в рядах армии. Они остались на полях брани, исполнив честно и бестрепетно долг свой, и только молчаливые мраморные доски в церкви с именами славных борцов указывают, что незримо живут они духовно в стенах училища…..

Сколько истинно верных сынов дало училище Родине, сколько бойцов и в турецкую войну, и в только что минувшую кампанию справедливо заслужили вечную память и благодарность... И хотел бы сказать им в этот день. Слава вам, гордость наша, вы положили камни того фундамента, на котором высится здание великого духа, и мы пойдем в час, когда волею Державного Вождя станем в ружье, пойдем продолжать начатую вами стройку на святое, бестрепетное служение Родине.

Статья из журнал «Александровец» № 5 (13) за 1909 год.
Автор Генерального штаба полковник Михаил Сергеевич Галкин
http://pereklichka.livejournal.com/ (http://pereklichka.livejournal.com/)
Название: Re: Русский Обще-Воинский Союз ( РОВС)
Отправлено: elektronik от 09.11.2012 • 19:53
Журнал "Белое Дело" № 9 (49)

 Вышел в свет новый номер журнала "Белое Дело", издаваемый Братством Ревнителей Православия им. Святителя Тихона, Патриарха и Исповедника Всероссийского.
(http://img-fotki.yandex.ru/get/6517/80933452.1/0_9f395_4e291813_M.jpg)
Как начинался 1917 год (Л. Спирин)
1917. Хроника Февральской революции
Пьяные погромы и борьба за власть в 1917-м
Духовенство РПЦ и Февральская революция (М. Бабкин)
Заветы февраля (И. Ильин)

Белое дело. (http://pravbrat.ru/delo/delo49)

http://pereklichka.livejournal.com/ (http://pereklichka.livejournal.com/)
Название: Последний Главнокомандующий Русской Императорской Армии (часть 1)
Отправлено: elektronik от 11.11.2012 • 16:44
Последний Главнокомандующий Русской Императорской Армии (часть 1)
(http://ic.pics.livejournal.com/pereklichka/18436226/195211/195211_original.jpg)ухонин Николай Николаевич появился на свет 1(13).12.1876 года в старинной дворянской семье города Киева Киевской губернии Российской империи. Его отец - полковник Николай Лаврентьевич Духонин происходил из дворян Смоленской губернии. Первоначальное военное образование Н.Н.Духонин получил во Владимирском кадетском корпусе (г. Киев), который закончил 1894 году. На службу поступил 01.09.1894 и продолжил военное образование в 3-ем Александровском военном училище. Из портупей-юнкеров выпущен из училище в чине подпоручика 12.08.1895.

Ровно через год Н.Н. Духонин направляется для дальнейшего прохождения службы в Санкт-Петербург в лейб-гвардии Литовский полк и зачисляется в него в чине подпоручика гвардии. После производства в поручики гвардии, он в 1899 году поступает в Николаевскую академию Генерального штаба, которую блестяще закончил в 1902 г. Лагерный сбор отбывал в Варшавском Военном Округе. С 06.11.1904 по 02.01.1906 занимается штабной работой в чине старшего адъютанта штаба 42-й пехотной дивизии.
В 1906 году в жизни будущего генерала произошло немаловажное событие: по приезду в Киев Николай Николаевич вскоре вступил в брак с Натальей Владимировной Вернер - дочерью почетного гражданина этого города, красивой и образованной девушкой. Кроме этого за отличия в службе он получил третьи степени орденов Святого Станислава и Святой Анны. Затем последовала работа на должности помощника старшего адъютанта штаба Киевского Военного Округа (02.01.1906.-08.01.1907).

Некоторое время служебные обязанности Духонин делит с другим старшим адъютантом округа - подполковником А.С. Лукомских, у которого уже имелся опыт этой работы. Он помог молодому коллеге быстро вникнуть в суть дел, а затем постоянно помогал в работе. Это положило начало зарождению дружеских отношений между офицерами, которые они поддерживали и все последующие годы. Могли ли они тогда себе представить, что через 10 лет, после провала корниловского мятежа, Духонину придется менять Лукомского на посту начальника штаба Ставки, а затем освобождать его из быховской тюрьмы и ценой собственной жизни спасать от самосуда "революционных" солдатских масс?

Затем следует должность штаб-офицера для поручений при штабе Киевского Военного Округа (08.01.1907-02.09.1908). С новым начальником штаба округа, генералом М.В. Алексеевым, которого Н.Н. Духонин помнил ещё по лекциям в академии, тоже сложились хорошие отношения. Совместная работа и личные отношения с Алексеевым оставили неизгладимый след в памяти Николая Николаевича. В лице Михаила Васильевича он создал себе кумира, которого боготворил и которому стремился всячески подражать в работе. Это, в свою очередь, не прошло мимо внимания Алексеева, высоко ценившего профессиональные знания, исполнительность и штабную культуру Духонина. В последующие годы им еще не раз предстояло работать вместе, решая сложные задачи.

22.04.1907 г. (ст.ст.) Н.Н. Духонин был произведен в чин подполковника; 02.09.1908-30.04.1910 был прикомандирован к Киевскому Военному училищу для преподавания военных наук, проходил цензовое командование батальоном в лейб-гвардии Литовском полку (30.04.-02.09.1910). После этого Н.Н. Духонин вернулся к преподаванию в училище (02.09.1910-24.09.1912), во время которого был досрочно произведен в полковники (ст. 06.12.1911).

Летом 1913 года генерал Алексеев предложил ему служебную командировку в качестве наблюдателя на маневры австро-венгерских войск, он с радостью согласился. О значимости этой командировки в условиях надвигающейся Великой войны, в которой Австро-Венгрия должна была стать одним из противников России, говорить не приходится. Духонин отлично выполнил служебное задание и по возвращении был награжден орденом Св. Владимира IV степени, а также получает пост старшего адъютанта штаба Киевского Военного Округа (24.09.1912-22.07.1914).

В то же время служба свела Духонина с работавшим в штабе округа подполковником М.Д. Бонч-Бруевичем. Последний как раз переживал глубокую душевную драму в связи с разводом с женой. Николай Николаевич не только морально поддержал сослуживца, но и помог ему с жильем. Позже судьба еще не раз сводила этих людей, столь непохожих друг на друга. И события 1917 года - лучше тому доказательство.

Вот такого офицера выпустила Николаевская Академия Генерального штаба. Офицера, который обладал проникнутым чувством долга, глубоко верующим в Бога, ярким патриотом и любившим простого солдата. Он нес свое служение Родине в страшные годы на ответственнейших постах, отдавая все свои силы работе. Блестящая карьера штабного офицера, которая сложилась у Н.Н. Духонина, была нарушена Великой войной. Сразу после её начала полковник Духонин подаёт рапорт о переводе на фронт.
А.А. Котляревский
http://pereklichka.livejournal.com/ (http://pereklichka.livejournal.com/)
Название: Последний Главнокомандующий Русской Императорской Армии (часть 2)
Отправлено: elektronik от 11.11.2012 • 16:49
Последний Главнокомандующий Русской Императорской Армии (часть 2)

Под шрапнелью Великой Войны

1 августа 1914 года началась Первая Мировая война, которая принесла нашему Отечеству много бед, но даже тут офицеры и солдаты Русской Императорской Армии доказали на деле, что они умеют постоять за свою Веру, Царя и Отечество. Показав на деле чудеса героизма.

Непосредственным поводом к войне послужило убийство 28 июня 1914 года австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда девятнадцатилетним сербским террористом, студентом из Боснии Гаврилой Принципом, который является одним из членов террористической организации "Млада Босна", боровшейся за объединение всех южнославянских народов в одно государство. Австро-Венгрия сочла это удобным поводом для расправы с Сербией. Ультиматум, выдвинутый ей Веной, заставил Россию пригрозить австрийцам войной и начать мобилизацию, вспугнувшую весь Германский блок. В итоге 1 августа кайзер объявляет войну Российской империи, а чуть позже 6 августа так же поступает Австро-Венгрия.

Война застает полковника Духонина на действительной военной службе в должности старшего адъютанта отдела генерал-квартирмейстера штаба 3-й армии Юго-Западного фронта (на которой он находится с 19.07.1914). Духонину было поручено заниматься вопросами разведки, с чем он блестяще справился. В то время 3-й армией командовал генерал от инфантерии Н.В. Рузский, а сама армия была сформирована в Киевском Военном Округе и входила в состав войск Юго-Западного фронта.

Впервые Духонин проявил себя в 1-й Галицийской битве с 5 августа по 8 сентября 1914 года против австро-венгерской армии Конрада фон Хётцендорфа. За проведение рекогносцировки в сентябре 1914 года в районе крепости Перемышль награжден орденом святого Георгия 4-й степени.

Однако молодому полковнику не сиделось на штабных должностях, и в январе 1915 года его по настойчивым просьбам отправляют на передовую позицию командиром 165-го Луцкого пехотного полка. Участвовал во главе полка в боях против наступающего противника. Под командованием Духонина полк успешно действовал, прикрывая в период наступления противника 19-22 апреля 1915 года отход 42-й пехотной дивизии у реки Бяла и в боях у села Мокры 25-27 апреля. Позже, за умелое руководство полком и личное мужество командир полка был награжден орденом Святого Георгия 3-й степени (из официального приказа):

"...1) будучи в чине полковника и командуя 165 пехотным Луцким полком, в боях 19, 20, 21 и 22 апреля 1915 года, исполняя возложенную на него задачу - прикрывать отход частей своей 42 пехотной дивизии, которые находились под угрозой быть отрезанными от единственной переправы через реку Бялу вел ряд очень тяжелых и упорных боев с значительными силами противника, под убийственным огнем легкой и тяжелой артиллерии (до 42-сантиметровой включительно), обстреливавшей не только с форта, но с обоих флангов и несмотря на яростные атаки отборных частей тирольских стрелков и отход находящейся слева 70 пехотной дивизии, а затем и 2 сводной казачьей дивизии, вследствие чего был обнажен левый фланг и тыл остальных дивизии, ведшей бой на противоположенном берегу реки Бялы, ясно сознавая возложенную на него задачу, находясь под убийственным артиллерийским, ружейным и пулеметным огнем, подвергая свою жизнь явной опасности, в высшей степени талантливо удерживал натиск противника, переходя при каждом возможном случае в контратаку и этим ударами, лично им руководимыми, удержал противника, чем дал возможность частям 42 пехотной дивизии отойти за реку Бялу в полном порядке, причем было все до последнего зарядного ящика и повозки;

2) в ночь 24 апреля того же года, когда вследствие растянутости позиции было потеряно кладбище северо-восточнее села Когурска Воля на позиции Маховка-Волки, и противник прорвал наше расположение и угрожал выйти в направление Дзяры - Чарны и отрезать путь отступление, Генерал-майор (был возведен в чин 06.12.1915 г. - прим. ред.) Духонин с присланными ему ротами резерва, под сильным огнем противника, лично перешел в наступление, поддержанное частями 165 пехотного Луцкого полка и не только отбросил превосходного в силах противника, причем было захвачено в плен 1 офицер и около 100 тирольцев 1-го полка, но и захватил часть неприятельских окопов, чем положение было окончательно восстановлено;

3) в боях у Мокрее 25, 26 и 27 апреля того же года, имея полк 7 офицеров и 1200 солдат и занимая фронт в 7 верст, три дня сдерживал наступление превосходных сил противника, переходя для этого в частичные наступления на наиболее угрожаемых участках; благодаря этим действиям, части дивизии имели возможность задержаться на позиции до получения приказа об отходе, и развитие успеха противника на соседнем участке позиции было остановлено." (Выс. пр. 15.06.1917).


Увы, в результате этих героических оборонительных боев полковник Духонин был ранен. С 8 сентября 1915 года это обстоятельство вынудило покинуть его полк, но позволило хоть немного передохнуть. Война шла своим чередом, но как ее начало ощущал сам полковник, давайте узнаем из его писем, которые сохранились, правда, в отрывках. Среди войны он находил минуты, чтоб на случайных листах бумаги тут же, в штабе полка или фронта, набросать несколько слов привета любимой жене, поделиться с ней беглой мыслью, связанной, однако, всегда с служебными переживаниями, которые поглощали все его существо, все досуги, всю личную жизнь. Они перед нами - эти случайно уцелевшие письма, краткие, набросанные спешным размашистым почерком. В них он искренно и открыто высказывает свои сокровенные мысли. Суммируя их, мы познаем духовный облик честного русского офицера, прочного своими вековыми традициями, своим ясным, благим мировоззрением.

От 1915 года. Полковник Духонин командует на Галицийском фронте 165-м пехотном Луцком полком:

"Работы много, и нет минуты, когда меня не могли бы потребовать и я не был бы нужен: но так и должно быть на войне - на своем посту, ответственном и важном."

"Молю Господа, чтобы сохранил всех и сподобил всем снова увидеться и зажить мирно, но раньше, конечно, победив; без этого невозможно вернуться и смело всем смотреть в глаза. Мы победим; дух солдат очень хороший, офицеры отличные..."

"Как много значит победоносный бой. Какой чудный, прямо богатырский вид у тех рот, которые более всего пострадали, но с честью и славой вышли из боя! Победа окрыляет надеждой и дает уверенность в себе. Людям этим, кажется, ничего не страшно, и их можно повести куда угодно, несмотря ни на какие трудности..."

"Часто забывают, что это не солдаты мирного времени с хорошо развитым чувством долга; здесь в большинстве случаев серый, простой, бесхитростный мужик, взятый от сохи, ибо в полку у меня до 1000 ополченцев, никогда не служивших, и до 600 новобранцев. В полку есть опытные, доблестные, умные офицеры, такие, о которых я всегда мечтал..."

8 сентября 1915 года Н.Н. Духонина как ценного специалиста, вновь возвращают на штабную работу, но на этот раз с повышением: он получает должность исполняющего делами генерала для поручений при главнокомандующем армиями Юго-Западного фронта генерала от артиллерии Иванова Н.И. 6 декабря 1915 года получает чин генерал-майора высочайшим приказом Государя императора Николая II. С 22 декабря 1915 года был помощником генерал-квартирмейстера штаба Юго-Западного фронта генерала Дитерихса. 5 мая 1916 года, после назначения генерала Дитерихса начальником 2-й Особой пехотной бригады, назначен генерал-квартириейстером штаба Юго-Западного фронта.

Молодому генералу повезло и с непосредственным начальником: в марте 1916 года командующим Юго-Западного фронта был назначен генерал от инфантерии А.А. Брусилов. С этого времени, Н.Н. Духонин принимает самое активное участие в разработке плана знаменитого Луцкого прорыва (4-й Галицийский битве).

Об этих незабываемых днях А.А. Брусилов впоследствии писал в своих воспоминаниях "Во время этой подготовке к наступлению, работы крайне тяжелой и кропотливой, как лично я, так и командированные мною для этой цели... офицеры Генерального штаба и штаба фронта ездили для проверки работ и добытых сведений о противнике. Не могу не помянуть тут добрым словом двух неутомимых самоотверженных молодых сотрудников и боевых товарищей: генерал-квартирмейстера Духонина, впоследствии так трагично погибшего, и начальника артиллерии талантливейшего генерала Дельвига".

Как видел положение дел весной 1916 года генерал-квартирмейстер штаба Юго-Западного фронта, увидим в его письме супруге:

"Боязно всходить на эту высокую и ответственную кафедру, становиться кормчим такого гигантского корабля, каким является фронт. Нечего и говорить, что чувствую я себя мало подготовленным к предстоящей в высшей степени ответственной работе. Буду верить в помощь Божью, ибо незримая рука ведет меня помимо моей воли..."

В феврале-марте 1917 года в Санкт-Петербурге разразилась революция, и в стране установилась двоевластие: с одной стороны - Временное правительство во главе с председателем князем Георгием Львовым и с другой - Петроградский Совет. Самодержца царя Николая II принудили отказаться от престола и вскоре из-за закулисных интриг дом Романовых прервал свое царствование. Сразу же после этого начался развал фронта и Русской армии. Солдаты по одному, изредка по несколько человек стали самовольно покидать расположения своих соединений, устремляясь, домой без приказа о демобилизации.

После Февральской революции Духонин Н.Н., как лояльно настроенный по отношению к Временному правительству генерал, 29 мая 1917 года был назначен исполняющим делам и начальника штаба армий Юго-Западного фронта. 4 августе он был произведён в генерал-лейтенанты и назначен начальником штаба главнокомандующего армиями и Западного фронта.

17 августа, накануне собрания членов солдатских комитетов гарнизона Минска, где находился штаб, опасаясь демонстраций "против Верховного главнокомандующего и Московского совещания" и попыток освобождения арестованных после Июльских событий в Петрограде, привел в боеготовность кавалерийские части. 7 сентября запретил провести такое же собрание, посвященное поражению выступления генерала Лавра Григорьевича Корнилова. Но через два дня выходит указ Керенского: генерал-лейтенант Духонин становится начальником штаба верховного главнокомандующего.

А.А. Котляревский
http://pereklichka.livejournal.com/193750.html (http://pereklichka.livejournal.com/193750.html)
Название: Re: Русский Обще-Воинский Союз ( РОВС)
Отправлено: elektronik от 23.11.2012 • 20:14
92 года назад возникла Русская Православная Церковь За рубежом.
(http://incognita.day.kiev.ua/img/calendar/antony.jpg)

Революция 1917 г., разрушившая вековую государственность России, повлекла за собою тяжелые последствия для Русской Православной Церкви. Первым следствием большевистского переворота было нарушение единства Русской Церкви. Политические сдвиги, гражданская война, прекращение связи с окраинами империи, потеря русских территорий и, наконец, эмиграция – все это оторвало часть русских людей от церковных центров. Если в Польше, Прибалтике и на Дальнем Востоке епархии и сохранили свою организацию, то связь с патриархом Тихоном и его Церковным Управлением была потеряна. Еще сложнее было положение на территориях, охваченных гражданской войной или среди эмиграции за пределами Советского государства. Множества православных людей оказались "овцами без пастырей" и требовали скорейшего церковного устроения.

Промыслом Божиим во главе Русской Церкви стоял патриарх Тихон, бывший до этого в течении 15-ти лет управляющим Северо-Американской епархией. Он хорошо понимал опасность отрыва епархий от Москвы и мудро предусмотрел тот случай, когда отрезанные от Патриархии архиереи должны будут образовать церковное управление на местах. В 7/20 ноября 1920 г. он издал распоряжение за № 362 : "В случае, если епархия окажется вне всякой связи с Высшим Церковным Управлением, епархиальный архиерей входит в сношение с архиереями соседних епархий на предмет организации высшей инстанции церковной власти".

В 1920 г. в Константинополе оказалась группа архиереев, эвакуированных вместе с военным и гражданским населением из России. Они, с благословения Константинопольского патриарха, созвали заграничный собор русских епископов и, еще не зная о распоряжении патриарха Тихона, образовали Высшее Церковное Управление Заграницей. Этот собор не был случайным собранием нескольких архиереев, но многочисленным совещанием правящих архиереев, покинувших свои епархии вместе со своими пасомыми. К ним вскоре присоединились правящие архиереи вне России: в Финляндии, Латвии, Манчжурии, Китае, Японии и Северной Америке. Всего же оказалось 34 епископа, отрезанных от Москвы, которые считали необходимым создать высший церковный органа для временного управления заграничными епархиями.

Собор в Константинополе избрал своим главой митрополита Антония Киевского и Волынского, старейшего иерарха Русской Церкви, бывшего одним из кандидатов при избрании патриарха, и создал свой исполнительный орган – Высшее Церковное Управление Заграницей.

Русской Православной Церкви Заграницей было суждено сыграть в русской истории ХХ столетия весьма существенную, можно даже сказать — уникальную роль. Именно из ее уст на протяжении долгих десятилетий звучало суровое слово обличения богоборческому миру — равно коммунистическому и западному.

«Русская Православная Зарубежная Церковь, единственная во вселенной, сохранила чистоту своих риз, не погрешив соглашательством или каким-либо соприкосновением с богоборческой властью или поставленной ею церковной патриархией. Она одна узрела истинную природу овладевшего Россией Зла и свидетельствует об этом Зле, как самоотверженная изгнанница Правды ради».
http://pereklichka.livejournal.com/ (http://pereklichka.livejournal.com/)
Название: Re: Русский Обще-Воинский Союз ( РОВС)
Отправлено: elektronik от 08.12.2012 • 18:35
Новые номера газеты "Наша Страна"
Увидели свет новые выпуски "Нашей Страны" - №2953 и №2954.
(http://ic.pics.livejournal.com/pereklichka/18436226/195549/195549_original.jpg)

"Наша Страна" № 2953, №2954 (http://narod.ru/disk/64293814001.4cf87dac96477cbfeacf10d020221989/NS.rar.html)

http://pereklichka.livejournal.com/ (http://pereklichka.livejournal.com/)
Название: Мнение о критике "Нашей Страны"
Отправлено: elektronik от 08.12.2012 • 18:40
Мнение о критике "Нашей Страны"


Наблюдая в последнее время нападки некоторых "белых" товарищей на "Нашу Страну" и её редактора хочу отметить следующее. "Наша Страна" на протяжении последних 10 лет выполняет две особо важные задачи: Первая: в отсутствие в Русском Зарубежье Белых Организаций и средств печати, она объединяет вокруг себя Белую Эмиграцию, которую многие товарищи в РФ поспешили похоронить без отпевания, так как захватили, отняли у Белых их духовную отраду и утешение в лице РПЦЗ. Да, это уже не Белые Воины, но это их дети и внуки, которые сохраняют верность заветам своих отцов и дедов: не просто помнить Россию, сохранить Веру и Язык, но служить ей, бороться за нее, молится о грядущем Воскресении Отечества. Да, их уже не десятки тысяч, а в лучшем случае сотни. Но мы прекрасно помним подвиг 300 спартанцев во главе с Царем Леонидом. И этим примером я хотел бы перейти к 2-й задаче "Нашей Страны", которая заключается на наш взгляд в том, чтоб свидетельствовать своим соотечественникам и всему миру Правду о том, что было и что сегодня происходит с Россией. Сегодня Россия, как и Греция времен 300 спартанцев, больна и разобщена, являясь легкой добычей для своих внешних и внутренних врагов. Но слава Богу есть у нас и свой Леонид - Николай Казанцев, который вместе с горсткой верных будит Совесть и Веру наших соотечественников, поддерживает на страницах "Нашей Страны" "светоч Белой Борьбы", и от этой негасимой лампадки расходятся огоньки горящие за Россию в самые разные и дальние уголки нашего Отечества. И мы будем ему в этом всемерно помогать и содействовать.

А.С. Терзов, начальник 1-го Отдела РОВС в России.

Название: Слово Председателя Русского Обще-Воинского Союза к 200-летию Отечественной войны
Отправлено: elektronik от 10.12.2012 • 21:31
Слово Председателя Русского Обще-Воинского Союза к 200-летию Отечественной войны.
                                                   (http://ic.pics.livejournal.com/pereklichka/18436226/187694/187694_original.jpg)

РУССКИЙ ОБЩЕ-ВОИНСКИЙ СОЮЗ
Председатель: капитан И.Б. Иванов
а/я 107, Санкт-Петербург, 198262, Россия. St.-Petersburg, Russia
ivanov-liskin@mail.ru

9 декабря 2012 года,
День Св. Георгия Победоносца

Благодарите Бога, что вы русские,
гордитесь сим преимуществом.

Кн. М.И. Кутузов-Смоленский.
Декабрь 1812 г.


2012 год памятен для русских людей как год 200-летия Отечественной войны 1812 года.

Из многочисленных войн, которые вёл наш народ, Отечественными были названы три – 1812, 1914-1918 и 1941-1945 годов. Но лишь одна из них получила это название с полным правом, отразив в нём не злободневные интересы пропаганды, а саму суть событий.

Увы, войны ХХ века, в подражание войне 1812 года наименованные своими современниками «Отечественными», не стали ни по-настоящему народными, ни в действительности освободительными.
Великая война 1914 года, хотя и вызвала в своём начале большой патриотический подъём и дала многочисленные примеры подвигов нашего народа, закончилась гибелью Исторической России. Война эта была проиграна не российской армией, а российским обществом; не на полях сражений, а в умах. Поражение умов, духовный и моральный упадок значительной части правящей элиты и ведущего слоя общества, политическое развращение и прельщаемость широких народных масс привели Российскую Империю к неизбежному в таких случаях итогу – разложению, военному поражению, братоубийству и национально-государственному краху…

Ещё менее оснований именоваться «Отечественной» было у войны 1941-1945 годов. Ибо не может по праву называться «Отечественной» война, в которой русский народ оказался расколот на два непримиримых лагеря, в которой миллионы соотечественников сражались друг с другом по разные стороны фронта. Не может быть «Отечественной» война, которая ценою потоков народной крови укрепила самый чудовищный в истории человечества тоталитарный режим (зло во сто крат худшее, чем любое крепостное право) и на десятки лет штыками загнала за колючую проволоку социалистического «рая» целые страны и народы.

Подлинная Отечественная война была совсем иной. Не позорный приказ № 227, отданный для устрашения собственных генералов и офицеров, не угрозы расстрелов, штрафбатов, репрессирования семей, не заградительные отряды в своём тылу толкали в бой русских воинов в 1812 году. Нет, иные побудительные мотивы вели Александровских солдат, казаков и ополченцев, дерзавших «чужие изорвать мундиры о русские штыки»!..

* * *

Играя на национальных чувствах поляков, Наполеон Бонапарт весьма неудачно назвал эту войну «Второй Польской». 22 июня 1812 года, накануне рокового перехода через Неман, он объявил своей армии цель похода на Восток – «положить конец пятидесятилетнему кичливому влиянию России на дела Европы»…

Французский император считал поражение русских делом предрешённым: полководческий гений, прежние победы, закалённые в боях полки, составлявшие костяк «Великой армии», внушительное численное превосходство – всё говорило в его пользу. В наполеоновских войсках никто не сомневался в победе и, переходя границу Российской Империи, завоеватели поговаривали уже не только о Москве, но и об Индии и Ганге! Казалось, что вновь «Бог будет на стороне больших батальонов». Но Бог был на стороне русских…

Несомненно, кульминационной точкой войны, событием, которое во многом предопределило её дальнейший ход, стало Бородинское сражение 26 августа (7 сентября). Сражение это признано самым кровопролитным из всех, когда-либо происходивших в мировой истории до того времени. На Западе его назвали «Битвою под Москвой», «Битвой генералов», «Могилою французской кавалерии»…

Уже 200 лет не стихают споры о том, кто же оказался победителем в Бородинском сражении на самом деле. Конца спорам не видно и сегодня. И этот факт красноречивее всего свидетельствует, что победителя в той великой битве не было. Ни одна из сторон не была разгромлена физически, ни одна не потеряла духа. Было бы справедливо признать Бородинское сражение закончившимся «вничью». Но с точки зрения избранной полководцами стратегии Наполеон не смог решить под Москвой своей главной задачи, к которой он так стремился – покончить с Русской Армией в одном генеральном сражении. Кутузов же свою задачу решил: в генеральном сражении Русская Армия с честью выдержала удар и смогла продолжить дальнейшую борьбу.

Несмотря на оставление Москвы, именно после Бородина начался моральный перелом в ходе войны и в ходе всей истории наполеоновских завоеваний. Вот почему Бородинское сражение и Отечественная война 1812 года являются одними из самых значительных событий не только в истории нашего Отечества, но и в мировой истории.

Сегодня наши современники, слыша о войне 1812 года, воспринимают победу Русского оружия, как нечто должное, само собою разумеющееся. Таково свойство человеческого восприятия истории: «А разве могло быть иначе?»
Да, могло быть иначе…

Нашествие «двунадесяти языков» Россия смогла одолеть вопреки многим неблагоприятным для неё обстоятельствам, лишь благодаря Божией помощи и невероятному напряжению сил всего народа.

Что же предопределило итог войны 1812 года? Хладнокровие ли Барклая де Толли? Стойкость ли русских полков в день Бородина? Трезвый расчёт и хитрость Кутузова? Москва, отданная в жертву ради спасения армии? Гениальный фланговый марш на Калужскую дорогу? «Дубина народной войны» в тылу завоевателей? Или же непреклонная воля Императора Александра I «не положить оружия, доколь ни единого неприятельского воина не останется» в России?

Конечно, все эти обстоятельства сыграли свою роль. Но важнейшим фактором, предопределившим итог войны, был вызванный ею исключительный подъём русского национального чувства.

Национализм, до той поры дремавший в русском народе, в 1812 году проявился в нём с поразительной мощью. Национализм этот не имел ничего общего с казённым ура-патриотизмом, ибо он был вызван не указаниями правительства или лубочной ростопчинской пропагандой, а естественным чувством самосохранения народа.

Перед лицом иноземного нашествия в России произошла своеобразная самомобилизация народа на борьбу с врагом, охватившая все сословия, все слои тогдашнего общества. Российское дворянство с энтузиазмом бралось за оружие, а некоторые, наиболее состоятельные, дворяне на собственные средства формировали воинские части; купечество жертвовало на нужды обороны страны огромные суммы денег, нередко целые состояния; крестьяне, которые раньше считали рекрутскую повинность тяжким бременем, радовались призыву. Русские женщины и старики – те, кто в силу слабости сил или возраста не могли держать оружия – считали своею святой обязанностью оказывать посильную помощь в тылу.

Поборники классовой теории и до сих пор пытаются утверждать, что всё это не так, что у русских крестьян Отечества не было, а были в царской России только крепостное право и «темнота». Следовательно, и защищать крестьянам было нечего. На это, кстати, в своё время возлагал надежды и сам Наполеон. Но к большому неудовольствию Наполеона и поклонников классовой теории, русские крестьяне их сильно разочаровали. И доказали, что Отечество у них – есть. И что русский народ может отлично самоорганизовываться для его защиты от иноземных захватчиков, осквернителей православных святынь, насильников и мародёров, создавая им невыносимые условия существования на Русской Земле.

Национальное самосознание русского народа проявилось не только в самоотверженности его воинов, но и в самых разных областях жизни, в том числе в культуре и в экономике. Так в 1812 году в России широко распространилось явление, получившее название экономического национализма. Без какого-либо принуждения или указания свыше русские люди стали покупать только русские товары и только в русских лавках. Торговля отечественными товарами и бойкотирование товаров иностранных сделалась для купцов предметом гордости и чести. И правительство, и народ восприняли дело развития национальных промышленности и торговли, как патриотический долг. Русский экономический национализм усилил отечественное производство и торговлю, став одним из важных факторов в противоборстве с Наполеоном.

Нигде в Европе Наполеон не встречался с таким яростным всенародным сопротивлением. Нечто подобное французы испытали лишь на Пиренейском полуострове, где их дивизии натолкнулись на фанатичное сопротивление испанцев и увязли в гибельной партизанской войне. Но в России положение «Великой армии» оказалось ещё хуже, ибо в Испании завоевателям пришлось иметь дело с вооружённым народом, лишённым верховной власти и серьёзной помощи регулярной армии. Россия же минуту смертельной для себя опасности продемонстрировала нерушимую национальную симфонию Церкви, верховной власти, армии и народа. Эта симфония стала залогом всенародной победы в войне 1812 года и дала ей неоспоримое право именоваться Отечественной.

* * *

Юбилеи великих событий должны служить делу просвещения, воспитания и сплочения народа. Они – не только повод вспомнить о жертвенности, достижениях и подвигах предков, но и возможность для современников осознать свою сопричастность к истории страны, острее почувствовать принадлежность к своему народу, ответственность за его настоящее и будущее.

Увы, 200-летие Отечественной войны не стало для русского народа таким объединяющим событием. Хотя формально юбилей Двенадцатого года в Российской Федерации и отметили – различные праздничные мероприятия будут продолжаться вплоть до конца 2012-го и начала 2013-го годов – общенационального торжества не получилось. Да и не могло получиться никакого подлинного общенационального праздника в стране, фактически находящейся в ситуации жёсткого гражданского противостояния – по существу, войны – правящей «элиты» и народа.

В РФ люди давно привыкли к тому, что всякие юбилейные даты превращены здесь в повод для политической рекламы правящей верхушки – центральной и местной – в бездарные мероприятия «для галочки» и механизм для расхищения бюджетных денег. Не удивительно, что народ смотрит на юбилеи не как на национальное дело, а как на дурно попахивающие бюрократические игры. Истинное же отношение власть предержащих к историческому наследию России известно народу не из речей, заготовленных «спичрайтерами» для руководителей страны и регионов – а из жизни…

В юбилейном году федеральная бюрократия бодро отрапортовала об установке новых памятников, посвящённых войне 1812 года. Но какой смысл выбрасывать средства на изготовление этих новоделов – весьма дорогих лишь в смысле их сумасшедшей стоимости, но ничего не стоящих с точки зрения исторической – если одновременно по всей России варварски уничтожаются памятники подлинные?..

Прямо сейчас в С.-Петербурге медленно разрушатся историческое здание, в котором с 1794 года жил граф М.И. Голенищев-Кутузов и откуда 11 (23) августа 1812-го полководец уехал в действующую армию. Попытки общественности и нынешних жильцов дома обратить внимание чиновников на плачевное состояние историко-архитектурного памятника успеха пока не имеют… Но что говорить о доме Кутузова, если в том же Петербурге целыми кварталами уничтожают уникальные памятники военной архитектуры – комплексы казарм тех самых полков Русской Императорской Гвардии, что покрыли себя славою в сражениях 1812 года. В юбилейном 2012-м – уже при новом губернаторе-чекисте Полтавченко, торжественно пообещавшем не разрушать исторический центр города – в Северной столицы цинично стёрли с лица земли комплекс построек Лейб-Гвардии 2-й Артиллерийской бригады, отличившейся при Бородино и награждённой (1-я и 3-я батареи) Георгиевскими серебряными трубами с надписью: «За отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России 1812 года»… Ещё ранее – при губернаторстве партноменклатурщицы Матвиенко – до основания срыли экскаваторами казармы Л.-Гв. Преображенского полка – ценнейший памятник истории и культуры… А под Москвою историки и патриотическая общественность уже который год бьются за спасение Бородинского поля от незаконной застройки коттеджами. Но в этой новой «Бородинской битве» побеждают пока продажные чиновники и владельцы коттеджей... «Власти» же фактически безмолвствуют и… покрывают эти преступления…

* * *

В РФ главным событием юбилея Отечественной войны была объявлена военно-историческая реконструкция, организованная на Бородинском поле 2 сентября 2012 года силами энтузиастов-любителей из военно-исторических клубов.

Юбилейное действо оставило у зрителей и участников двоякое впечатление. Реконструкторы старались, как могли, и свою часть программы они исполнили на совесть. Хуже вышло с той частью, за которую отвечали чиновники: к празднику до конца не успели завершить даже строительные работы на Бородинском поле…

Многих из тех, кто наблюдал за официальными торжествами с участием президента, правящей партийной верхушки РФ и прикормленной ими «общественностью», не покидало горестное ощущение фальши и лицемерия всего происходящего. Невольно напрашивалось сравнение с торжествами, происходившими на этом же месте в 1912 году, в день празднования 100-летнего юбилея Отечественной войны.

Тогда на Бородинском поле в Высочайшем присутствии и присутствии членов Царствующего Дома собрались высшие сановники Империи, дипломатический корпус всех аккредитованных при Российском Дворе государств, синклит Русской Церкви, возглавляемый митрополитами Московским и Санкт-Петербургским, представители от всех сословий – дворянства, купечества, казачества, крестьянства (в лице сельских старост), множество зрителей – городской публики и крестьян. Но главным героем юбилейных торжеств 100 лет назад была – Русская Армия. Всё Бородинское поле заполняла пехота, кавалерия, артиллерия – не ряженые, бутафорские, а настоящие сводные подразделения от всех частей Русской Гвардии и Армии, принимавших участие в знаменитом сражении… Юбилейные торжества 1912 года олицетворяли собой ту национальную симфонию Церкви, верховной власти, армии и народа, которая столь ярко проявила себя во время Отечественной войны.

Торжества же 2012-го не олицетворяли ничего и демонстрировали только раскол общества и разложение правящей элиты. Сам факт переноса празднования юбилея Бородинского сражения с 7-го на 2-е сентября вызвал недоумение и оставил неприятное впечатление, зато вполне продемонстрировал пренебрежение руководства РФ к одному из самых важных событий в российской истории: Бородинские торжества перенесли специально из-за В. Путина... (а как бы отреагировала кремлёвская компания на идею сместить на недельку празднование 9 мая – центрального идеологического фетиша путинского режима?)

Бросилось в глаза отсутствие на главных (!) торжествах представителей Церкви и Армии (рота почётного караула в карнавальных мундирах от Юдашкина – в счёт не идёт). Московская Патриархия отслужила молебен 8 сентября. Армия же не принимала участия в торжествах ни второго, ни восьмого… Российскую Армию посчитали «лишней» на праздновании 200-летия Отечественной войны. Но отнюдь не лишним считается в РФ поддерживать партийные коммунистические традиции, для чего ежегодно 7 ноября Российская Армия привлекается к нелепым «парадам в память парада в память годовщины Великой Октябрьской Социалистической революции...»

Да, Вооруженные Силы РФ не имеют исторической преемственности от Русской Армии и Флота. Но отсутствие военных на главных торжествах, посвящённых юбилею Отечественной войны, было обусловлено отнюдь не желанием подчеркнуть этот печальный факт, а той невзрачной ролью, которая отведена нынешней Армии.

Путинский режим на каждом углу кричит о патриотизме, но само понятие «патриотизм» в РФ трактуется по-большевицки извращённо – только как приверженность политике правящей группировки и культивируемым ею идеологическим догмам. В подъёме же патриотизма подлинного эта группировка заинтересована менее всего. Ведь чем меньше национального чувства и гражданского сознания будет у русских людей, а тем более у русских солдат и офицеров – тем спокойнее для Кремля и Лубянки, внутренняя политика которых направлена на подмену подлинных ценностей и подавление самосознания русского народа.

Опрос, проведённый в 2012 году Фондом общественного мнения (ФОМ), наглядно продемонстрировал конкретные результаты этой политики. По данным ФОМ, сегодня 31 % жителей Российской Федерации уже не знает, против кого воевала Россия в 1812 году. Нынешние россияне не имеют представления о том, кто во время Отечественной войны занимал Российский Престол: 6 % уверены, что в то время царствовала Екатерина Вторая, 7 % называют Павла Первого, 51 % вообще не смогли никого назвать и только 29 % – менее трети населения! – знают об Императоре Александре I…

В результате проведённого ФОМ опроса, в котором приняли участие 1500 человек из 43 регионов страны, выяснилось, что меньше всего об Отечественной войне знает… российская молодёжь в возрасте от 18 до 30 лет. А ведь это именно то поколение, которое выросло в период диктатуры чекистско-олигархической корпорации КГБ-ФСБ, поколение на котором путинский режим успел апробировать «реформу образования» и тому подобные «реформы», включая военную…

Стирание исторической памяти на протяжении десятилетий являлось одним из тех механизмов, с помощью которого партийная олигархия осуществляла геноцид и этноцид русского народа. Политика дерусификации России, хотя уже и в иных формах, проводится и сегодня. Ведь антинациональная «диктатура жуликов и воров» понимает, что сможет удержаться только в стране, где народ не знает своей подлинной истории, не осознаёт своего исторического места и своей исторической роли, не чувствует себя полноправным хозяином в собственном доме.

Но никакая антинациональная диктатура окажется невозможна, когда русский народ объективно оценит собственное историческое прошлое и своё историческое место, когда будет дана юридическая оценка преступлениям коммунизма против России, когда народ осознает, что его исторические победы и взлёты, в том числе и победа 1812 года – не только страницы из школьного учебника и повод для «военно-исторических реконструкций», но и важнейший практический урок тем, кто живёт в России XXI века и хочет сохранить её для будущих поколений русских людей.

И.Б. Иванов, Председатель РОВСа
Название: Последний Главнокомандующий Русской Императорской Армии (часть 3.2)
Отправлено: elektronik от 20.12.2012 • 20:24
Последний Главнокомандующий Русской Императорской Армии (часть 3.2)
Попытка спасения родины от большевистской революции

В первой половине октября, по указанию Керенского, Духонин приказал перевести под Петроград самокатные батальоны с Юго-Западного фронта как самые надежные части. В распоряжение командующего Московским Военным Округом полковника К.И. Рябцева приказал перебросить с того же фронта одну из кавалерийских дивизий, а в Калугу - 4-й Сибирский казачий полк. 25 октября в обращении к армии писал: "...под влиянием агитации большевиков большая часть Петроградского гарнизона... примкнула к большевикам... Священный долг перед Родиной... требует от армии сохранения полного спокойствия, самообладания и прочного положения на позициях, тем самым оказывая содействие правительству и Совету Республики...". В Петрограде требовал немедленного прекращения большевиками действий, отказа от вооруженного захвата власти и безусловного подчинения Временному правительству, угрожая, что "действующая армия силой поддержит это требование".
В ночь с 26 на 27 октября, получив информацию с Северного фронта об отправке в распоряжение А.Ф. Керенского "сильного пехотного отряда", в разговоре по прямому проводу предложил послать один-два, но вполне надежных броневика, добавив, что тактика уличных боев в значительной степени зависит от них, особенно при теперешнем настроении масс. Утром 27 октября направил московским властям телеграмму, требуя от них немедленно прекратить насильственные большевистские действия, добиться отказа восставших от вооруженного захвата власти и их подчинения Временному правительству. Через несколько часов телеграфировал в Москву: "Совместно с армейскими комитетами принимаю меры помощи Москве и освобождения ее от мятежников". Утром 29 октября телеграфировал в Новочеркасск генералу А.М. Каледину: "Не найдете ли возможным направить на Москву для содействия правительственным войскам в подавлении большевистского восстания отряд казаков с Дона, который, после усмирения восстания в Москве, мог бы пойти на Петроград для поддержки войск генерала Краснова?". 30 октября вторично обратился к Каледину с просьбой ускорить посылку казаков.

Всю неделю, с 25 октября по 1 ноября, генерал Духонин провел в непрерывных переговорах по прямому проводу с командованием различных фронтов, ища возможность мобилизации верных присяге частей и соединений для оказания помощи Временному правительству и делая распоряжения в этом направлении. Так, в разговоре по прямому проводу с начальником штаба главнокомандующего армиями Северного фронта генерал-майором С. Г. Лукирским 28 октября Н.Н. Духонин указывал: "С Юго-Западного фронта высланы части в Киев, дабы заставить притихнуть большевиков". А в телеграмме на имя А.Ф. Керенского от 31 октября он говорил, что для подкрепления правительственных войск в Москве "принимаются меры". В то же время генерал старался занять верными Временному правительству войсками важные в оперативном отношении пункты на путях к Петрограду и Москве. В разговоре по прямому проводу 31 октября с С. Г. Лукирским Н.Н. Духонин сообщил ему о своих действиях: "Мною сделано распоряжение о прочном занятии войскам и XVII (армейского) корпуса станции Дно и Орша. Вероятно, это распоряжение приведено в исполнение, посланный на паровозе офицер, чтобы установить и проверить, еще не вернулся. В тот же день генерал отправил благодарственную телеграмму в Новочеркасск на имя помощника донского атамана генерал-лейтенанта М. П. Богаевского: "Готовность казачества стать на сторону государственного спасения для нас всех является поддержкой в эти трудные минуты... До последнего предела будем бороться для восстановления в данное время Временного правительства и Совета республики, а с ним и порядка в стране". Однако развернутая Н.Н. Духониным кампания по мобилизации верных Временному правительству сил после того, как 1 ноября большевикам удалось подавить под Петроградом вооруженное выступление Керенского-Краснова, оказалась напрасной.

7 ноября (25 октября) 1917 года большевики и их союзники (левые эсеры) свергли вооруженным путем Временное правительство и тем самым осуществили государственное преступление перед лицом истории и российского народа. Большевистский переворот сразу же выдвинул на политическую авансцену начальника штаба Ставки генерала Н.Н. Духонина.

Так, уже в ночь на 26 октября главнокомандующий армиями Западного фронта генерал от инфантерии П.С. Балуев запросил начальника штаба Ставки, как быть с поступающими к нему телеграммами и об аресте Временного правительства: "Я прошу дать указания Ставки – и немедленно, так как телеграммк Военно-революционного комитета скрыть от войск не могу". Рано утром генерал Духонин сообщил ему, какие меры решила принять Ставка в связи с создавшимся положением: "Так как начинают проникать телеграммы с разными распоряжениями и большевиков, то мы установили в Ставке, Могилеве и на станции дежурство членов комитета (Общеармейского исполнительного комитета при Ставке) для задержки телеграмм". В тот же день начальник штаба Ставки обратился с телеграммой к главнокомандующим фронтами и командующими армиями. В ней он излагал точку зрения Ставки на октябрьские события в Петрограде: "Ставка, комиссарверх (верховный комиссар Временного правительства при Ставке) и общеармейский комитет разделяют точку зрения правительства и решили всемерно удерживать армию от влияния восставших элементов, оказывая в то же время полную поддержку правительству.

После провала похода на Петроград войск Керенского и Краснова в ночь на 1 ноября Керенский подписал распоряжение о передаче Духонину должности Верховного главнокомандующего "ввиду отъезда моего в Петроград". Духонин сообщил войскам о вступлении во временное исполнение должности Главкомверха и призвал войска стоять на позициях, "дабы не дать противнику воспользоваться смутой, разыгравшейся внутри страны и еще более углубиться в пределы родной земли".

В этих обстоятельствах генерал стремился всеми средствами сохранить и удержать все более разваливающийся фронт. 1 ноября Духонин получил послание от генерала Корнилова из Быхова: "Вас судьба поставила в такое положение, что от Вас зависит изменить ход событий, принявших гибельное для страны и армии направление, - писал Лавр Георгиевич. - Для Вас наступает минута, когда люди должны или дерзать, или уходить, иначе на них ляжет ответственность за гибель страны и позор за окончательный развал армии... Положение тяжелое, но не безвыходное. Но оно станет таковым, если Вы допустите, что Ставка будет захвач