Автор Тема: 65 лет назад 7 августа 1947 г. скончался генерал А.И. Деникин.  (Прочитано 4043 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн elektronikTopic starter

  • Генерал от Инфантерии
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: РТУ 2009
  • Сообщений: 2717
  • Спасибо: 223
Генерал Деникин умер за границей после шестого инфаркта, перенеся на ногах все предшествующие. Антон Иванович хотел, чтобы его похоронили на родине, и осенью 2005 года его останки был перезахоронены в некрополе столичного Донского монастыря. Усилия государственника Деникина в полной мере оценили нынешние государственные мужи. Президент Владимир Путин, на личные средства которого в мае 2009 года на могиле Деникина было установлено мраморное надгробие, а прилегающая к памятнику территория благоустроена, открыто восхищается политиком, даже мысли не допускавшем о расчленении России
Прах генерала Деникина, скончавшегося 7 августа 1947 года в больнице Мичиганского университета в Энн-Арборе, тревожили не один раз. Как главнокомандующего союзной армией, американские власти похоронили Деникина с воинскими почестями на кладбище в Детройте. 15 декабря 1952 года, по решению белоказачьей общины США, состоялось перенесение останков генерала на православное казачье Свято-Владимирское кладбище в городок Кесвилл в местности Джексон (штат Нью-Джерси). И наконец, они обрели успокоение в Москве за оградой Донского монастыря.
На протяжении всей своей жизни генерал оставался последовательным и непримиримым противником советской власти, но никогда не забывал своей родины.
Чудом избежав самосуда от распоясавшейся солдатни в период революции, Деникин всегда был уверен, что "Россию развалили другие, а большевики — лишь поганые черви, которые завелись в гнойниках ее организма". Бежать из-под стражи победившего гегемона было противу офицерской чести. И лишь после освобождения оказался Антон Деникин на Дону. Атаман еще пользовался старинным казачьим законом: "С Дона выдачи нет!". Словно некогда беглого холопа, боевого генерала едва не сдали на расправу.

И потом, когда дело всей жизни обернулось крахом, генерал не сдавался. Вместо шашки Деникин взялся за перо. И оставил после себе не только глыбу в виде "Истории русской смуты", но и многочисленные очерки о старой русской армии и русском офицерстве.

Генерал Деникин писал статьи для разных эмигрантских изданий, получал гонорары за книги и небольшую пенсию от Союза бывших русских послов, но этих денег едва хватало на жизнь, поэтому семье, как вспоминает Марина Деникина, приходилось на всем экономить, даже одежду покупать подержанную. Русские офицеры, устроившиеся в Париже таксистами и официантами, помогали генералу и его семье, чем могли, например, дарили коробки с сигарами, которые Деникин любил курить, но не покупал себе из-за отсутствия денег.
В небольшой парижской квартирке Деникиных всегда бывало много гостей, всегда только русские - военные, писатели, журналисты, художники. Девочка, которую отец всегда называл Машей, запомнила визиты Бунина, Шмелева, Марины Цветаевой.

Происхождение

Отец, Иван Ефимович Деникин, крепостной крестьянин, был отдан помещиком в рекруты; прослужив в армии 35 лет, вышел в отставку в 1869 году в звании майора. Участник Крымской, Венгерской и Польской кампаний (подавление восстания 1863 года). Мать, Елисавета Федоровна Вржесинскоя, — полька, из семьи обедневших мелких землевладельцев. Деникин с детства свободно говорил на русском и польском языках. Материальное положение семьи было очень скромным, а после смерти отца в 1885 году резко ухудшилось. Деникину приходилось подрабатывать репетиторством


Деникин с детства мечтал о военной службе. В 1890 году, после окончания реального училища, пошел вольноопределяющимся в армию и был вскоре принят в «Киевское юнкерское училище с военно-училищным курсом». Окончив училище, (1892) служил в артиллерийских войсках, a в 1895? поступил в Академию Генерального штаба (закончил eё в 1899).
 

Первый боевой опыт получил в русско-японской войне. Hачальник штаба Забайкальской казачьей дивизии, а затем — знаменитой Урало-Забайкальской дивизии генeрала Мищенко, прославившейся дерзкими рейдами по тылам противника. В Цинхеченском сражении одна из сопок вошла в военную историю под названием Деникинской.

 
На момент начала Первой мировой войны генерал-майор Деникин служит в штабе Киевского военного округа.


В августе 1914 принимает участие в операциях 8-й армии в качестве генерал-квартирмейстера, вскоре добивается перевода из штаба в строй. С сентября 1914 командует знаменитой «Железной» 4-й стрелковой бригадой (затем дивизией), доблестно сражавшейся на самых тяжелых участках фронта. Участник так называемого «Брусиловского» прорыва 1916 года.

 

За успешные операции и личный героизм был награжден Георгиевским оружием, орденами Святого Георгия 4-й и 3-й степени и Золотым Георгиевским оружием с бриллиантами. В 1916 г. был назначен командовать 8-м корпусом на Румынском фронте, где фактически он руководил и румынскими войсками, заслужив высший орден этой страны — Св. Михаила.

В апреле — мае 1917 Деникин являлся начальником штаба Верховного главнокомандующего, затем главнокомандующим Западным и Юго-Западным фронтами.

 

28 aвгуста 1917 был арестован за то, что резкой телеграммой Временному правительству выразил солидарность с генералом Корниловым. Вместе с Корниловым содержался в Быховской тюрьме по обвинению в мятеже (так называемый «корниловский мятеж»). Корнилов и арестованные с ним офицеры требовали открытого суда, чтобы очиститься от клеветы и высказать России свою программу. После падения Временного правительства обвинение в мятеже потеряло смысл и 19 ноября (2 декабря) 1917 верховный главнокомандующий Духонин распорядился о переводе арестованных на Дон, однако Общеармейский комитет воспротивился этому. Узнав о приближении эшелонов с революционными матросами, грозившем самосудом, генералы приняли решение бежать. С удостоверением на имя «помощника начальника перевязочного отряда Александра Домбровскаго» Деникин пробрался в Новочеркасск, где принял участие в создании Добровольческой армии, возглавив одну из её дивизий, а после гибели Корнилова 13 апреля 1918 — всю армию.


8 января 1919 Добровольческая армия вошла в состав Вооружённых сил Юга России (ВСЮР), став их основной ударной силой, а генерал Деникин возглавил ВСЮР. 12 июня 1919 он официально признал власть адмирала Колчака как «Верховного Правителя Русского государства и Верховного Главнокомандующего русских армий».

 

К началу 1919 Деникину удалось подавить большевистское сопротивление на Северном Кавказе, объединить под своим командованием казачьи войска Дона и Кубани, получить через черноморские порты от стран Антанты большое количество оружия, боеприпасов, снаряжения.


На территориях, контролируемых Вооружёнными силами Юга России, вся полнота власти принадлежала Деникину как главнокомандующему. При нём действовало «Особое совещание», исполнявшее функции исполнительной и законодательной власти. Обладая по сути диктаторской властью и будучи сторонником конституционной монархии, Деникин не считал себя вправе (до созыва Учредительного собрания)предопределять будущее государственное устройство России. Он старался сплотить как можно более широкие слои Белого движения под лозунгами «Борьба с большевизмом до конца», «Великая, Единая и Неделимая», «политические свободы». Такая позиция была объектом критики как справа, со стороны монархистов, так и слева, из либерального лагеря. Призыв к воссозданию единой и неделимой России встречал сопротивление со стороны казачьих государственных образований Дона и Кубани, добивавшихся автономии и федеративного устройства будущей России, а также не мог быть поддержан националистическими партиями Украины, Закавказья, Прибалтики. Расширение помощи странами Антанты также ставилось в зависимость от признания Белым движением новых государств на территории бывшей российской империи.

 

В занятых белыми областях принимались меры к налаживанию нормальной жизни. Возобновлялась регулярная работа железнодорожного и водного транспорта, начинали работу парализованные заводы и фабрики, открывались банки, оживала торговля. Устанавливались твердые цены на сельскохозяйственные продукты, был принят закон об уголовной ответственности за спекуляцию. Ни в одном из районов, подвластных белым, не было голода. На землю возвращалась законность — возрождались суды, прокуратура и адвокатура. Почти без ограничений выходила пресса, избирались органы городских самоуправлений, свободно действовали политические партии вплоть до эсеров и социал-демократов. Деникинским Особым Совещанием было принято прогрессивное рабочее законодательство с 8-часовым рабочим днем и мерами по охране труда.


Деникинское правительство не успело полностью осуществить разработанную им земельную реформу, в основу которой должно было лечь укрепление мелких и средних хозяйств за счет казенных и помещичьих земель. Действовал временный колчаковский закон, предписывающий, до Учредительного Собрания, сохранение земли за теми владельцами, в чьих руках она фактически находилась. Насильственный захват прежними владельцами своих земель резко пресекался. Тем не менее подобные инциденты, а также случаи грабежей в прифронтовой зоне давали пищу красной пропаганде, распространявшей слухи о возврате белыми земли помещикам и о наказании крестьян за её прежний захват.

 

Сентябрь-октябрь 1919 были временем наибольшего успеха противобольшевистских сил. Войска Деникина заняли Донбасс и обширную область от Царицына до Харькова и Екатеринослава. 6 октября деникинцы заняли Воронеж, 13 октября — Орёл и угрожали Туле. Большевики готовились к уходу в подполье. Был создан подпольный Московский комитет партии, правительственные учреждения начали эвакуацию в Вологду.

 

В середине октября положение белых армий Юга заметно ухудшилось. Тылы были разрушены махновским восстанием, а большевики заключили перемирие с поляками и с петлюровцами. В октябре Красная Армия перешла в контрнаступление. После ожесточённых боёв белогвардейцы начали отступать на юг.

 

В январе 1920, после гибели Верховного Правителя адмирала Колчака, всероссийская власть должна была перейти к генералу Деникину. Однако Деникин, учитывая тяжелое военно-политическое положение белых сил, не принял эти полномочия официально. В конце марта 1920 Деникин с остатками армии эвакуировался из Новороссийска в Крым. 2 апреля 1920 генерал Деникин, столкнувшись с активизацией оппозиционных настроений в среде белого движения, принял решение назначить себе преемника. 4 апреля он оставил пост Главнокомандующего ВСЮР и передал командование барону Врангелю. В тот же день Деникин отбыл в Англию с промежуточной остановкой в Константинополе.


Деникин пробыл в Англии лишь несколько месяцев. Осенью 1920 вместе с семьей покинул ее, убедившись, что Великобритания взяла курс на признание Советской России и отказ от поддержки белого движения. С 1920 по 1922 жил в Бельгии, затем — в Венгрии, а с 1926 — во Франции. Занимался литературной деятельностью, выступал с лекциями о международном положении, издавал газету «Доброволец». Оставаясь убежденным противником советского строя, призывал эмигрантов не поддерживать фашистскую Германию в войне с СССР (лозунг «Защита России и свержение большевизма»). После окупации Франции Германией отказался от предложений гитлеровцев о сотрудничестве и переезде в Берлин.

Усилившееся после Второй мировой войны советское влияние в странах Европы вынудило А. И. Деникина переехать в США в 1945, где он продолжил работу над книгой «Путь русского офицера», выступал с публичными докладами.


В эмиграции приступает к созданию документального исследования о Гражданской войне «Очерки Русской Смуты». Издает сборник рассказов «Офицеры» (1928), книгу «Старая Армия» (1929—1931), не успевает завершить автобиографическую повесть «Путь русского офицера» (впервые издана посмертно в 1953 г).выступал с публичными докладами.


Могила в США.

3 октября  2005  года прах генерала Антона Ивановича Деникина и его жены Ксении Васильевны (1892—1973) вместе с останками русского философа Ивана Александровича Ильина (1883—1954) и его супруги Натальи Николаевны (1882—1963) был перевезён в Москву для захоронения в Донском монастыре[3]. Перезахоронение было осуществлено с согласия дочери ДеникинаМарины Антоновны Деникиной-Грей(1919—2005) и организовано Российским фондом культуры.




 В 2003 году Владимир Путин на встрече русских эмигрантов в США попросил  Марину Деникину и получил ее согласие на перезахоронение. В том же году идею переноса праха генерала из США в Россию поддержал режиссер Никита Михалков, который написал Владимиру Путину, что это поспособствует "укреплению российской государственности и духовного возрождения граждан". В письме господин Михалков также попросил содействовать переносу останков супруги генерала Ксении Деникиной, скончавшейся в 1967 году и похороненной на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем. Президент поручил подготовить акцию своему полпреду в Центральном федеральном округе Георгию Полтавченко.
Между тем информация о перезахоронении останков генерала и его супруги не появлялась до апреля 2005 года, когда президент Путин подписал указ о предоставлении Марине Деникиной российского гражданства. Тогда же представители Российского фонда культуры заявили, что прах четы Деникиных будет похоронен в Большом соборе московского Донского монастыря.




Правила проекта "Белая гвардия" http://ruguard.ru/forum/index.php/topic,238.0.html