Автор Тема: 140 лет со дня рождения Председателя РОВСа генерала А.П. Архангельского  (Прочитано 4593 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн White crossTopic starter

  • Со - Модератор
  • Штабс-Капитан
  • **
  • Дата регистрации: РЯа 2011
  • Сообщений: 594
  • Спасибо: 173
  • Amora vinced omnia




Алексей Петрович родился в 1872 г. По окончании 2-го Московского кадетского корпуса и Александровского военного училища, он вышел подпоручиком Лейб-Гвардии в Волынский полк. По окончании Николаевской Академии Генерального Штаба, откомандовав по цензу ротой и батальоном (в Л.-Гв. Егерском полку), он занимал должности по генштабу в 18 пехотной дивизии и в VI армейском корпусе, после чего был назначен в Главный Штаб, с которым сроднился и в котором в 1914 г. занял пост Дежурного Генерала. В мае 1917 г. был назначен начальником Главного Штаба и состоял в этой должности до расформирования штаба.

Можно безошибочно сказать, что не было в Русской Армии ни одного сколько-нибудь ответственного офицера, который бы не помнил на должности Дежурного Генерала Алексея Петровича, всегда входившего в нужды строевых частей и, поистине отечески, заботившегося об офицерстве. Все представления и награды проходили через его руки, и, созданная при его руководстве и совершенно поразительной работоспособности обстановка в Главном Штабе, всегда была на высоте.


Когда большевики захватили власть, необходимо было подумать о посильной эвакуации офицерства на Юг России в те места, где генералы Алексеев и Корнилов зажигали среди русской ночи белый огонёк. Выбор Совещания начальников управлений Военного министерства пал на генерал-лейтенанта Архангельского, который, не задумываясь, принес себя в жертву долгу. Неся крест службы в командном управлении штаба при советской власти, генерал сумел отправить сотни офицеров на Юг России и спасти тысячи их от большевистских мобилизаций. Беспристрастная история нашей гражданской войны оценит этот подвиг Алексея Петровича, подвиг работы в тылу врага, не менее героический и более великий, чем на поле брани перед лицом открытого противника.

В начале 1919 г. генералу Архангельскому удалось покинуть советскую Россию и 1-го марта он прибыл в Добровольческую Армию, где, по его же настоянию, был предан военному суду (в Белых Армиях была такая практика: все офицеры, которые служили у большевиков, и перешли на Белую сторону, должны были предстать перед военным судом; если суд офицера оправдывал – больше никто не имел права предъявлять ему претензии по поводу прошлой службы у большевиков; подобный суд был своего рода реабилитационной комиссией). Оправдание генерала было поистине триумфальным, и из зала суда он был вынесен на руках спасёнными им офицерами. Особым приказом генерал Деникин отметил роль Архангельского, как "кристаллически честного человека". Приказ этот, однако, далеко не полностью обрисовал жертвенную и сложную работу, проделанную генералом Архангельским. Благодаря его стараниям, была полностью сорвана мобилизация большевистских войск (им не удалось набрать даже четверти намечавшегося количества дивизий), и Добровольческая Армия получила драгоценное время для своего формирования и расширения освобождённых территорий.

В Добровольческой Армии А.П. Архангельский был назначен в Военное управление, а в конце 1920 г. – Дежурным Генералом. До 1928 г. до самой смерти генерала Врангеля, он состоял при Главнокомандующем, будучи в последние годы его начальником штаба.







23 марта 1938 года генерал Архангельский вступает в управление Русском Обще-Воинским Союзом в исключительно трудный момент внутреннего и внешнего напряжения в среде русской эмиграции. За эти 14 лет Алексей Петрович, несмотря на полное отсутствие средств, несмотря на уныние и разочарование в военной среде, несмотря на тяжёлую эпоху Мировой войны, разбившей географическое, а подчас и психологическое, единство русской эмиграции, несмотря на частую критику, нападки и клевету, сумел сохранить РОВС и дух борьбы в подчас опустошённых тяжкими испытаниям душах.

Глава Русского Воинства за рубежом, Алексей Петрович не только "командовал". Он отечески заботился обо всех членах большой русской военной семьи, разбросанной по всему свету. В тяжёлый период войны он подбадривал сотни людей своими бодрящими письмами, в ещё более тяжёлый момент после войны, сколько тысяч людей в лагерях Германии и Австрии была обязаны ему словами отеческой поддержки, посылками и пособиями, о которых он беспрерывно взывал к нашим соотечественникам за океаном, к организациям и благотворительным обществам?

Верный заветам генерала Врангеля, который всегда требовал, чтобы военные не замыкались в своём кругу, а старались бы, по мере их сил, работать против большевизма и на общественной ниве, Алексей Петрович широко отзывался на нужды всей русской эмиграции, входил в деятельные сношения с нашими общественными кругами, в а Бельгии явился основателем и первым председателем Российского Национального Объединения, которое избрало его своим Почётным Председателем.

А.П. Архангельский всегда пользовался огромным авторитетом среди всей русской эмиграции. В 1952 г. генерал отметил свой 80-летний юбилей. К нему стекались пожелания и тёплые поздравления ото всех организаций русского зарубежья. Можно без преувеличения сказать, что чествование юбиляра превратилось в подлинную перекличку всей русских патриотов, рассеянных по всему миру, но единых в своём стремлении к той цели, которую поставил перед собой Русский Обще-Воинский Союз и сам генерал-лейтенант А.П. Архангельский.

Подготовлено по материалам журнала "Часовой"



http://pereklichka.livejournal.com/147451.html
«Через гибель большевизма к спасению России. Вот наш единственный путь, и с него мы не свернем» - Генерал Дроздовский

Оффлайн Игорь Устинов

  • Полковник генштаба
  • Штабс-Капитан
  • ****
  • Дата регистрации: ШоЭ 2011
  • Сообщений: 555
  • Спасибо: 197
Задачи Русского Обще-Воинского Союза

    Основные положения, неизменные для Русской Армии и Русского Обще-Воинского Союза, следующие:
     1. Главная задача наша - борьба при всяком удобном случае с захватчиками и насильниками нашей родины - интернационалом, угрожающим культуре и цивилизации всего мира.
     2. Борьба эта должна вестись не против русского народа, не для завоевания России, а исключительно с целью освобождения русского народа, дабы помочь ему сбросить ненавистную власть и создать национальное правительство, отвечающее религиозному и национальному самосознанию русского народа и его историческим путям, нарушенным русской смутой.
     3. Наша борьба должна быть ведена под русским национальным флагом, а не каким-либо чужим.
     4. Борьба должна быть при первой возможности перенесена на родную территорию и выразиться в попытках поднять восстание против советской власти, вызвать гражданскую против неё войну.
     5. Во время войны и по её окончании мы должны принять все меры для защиты интересов Национальной России и бороться против попыток захвата русских территорий.

    Положение эмиграции и Русского Обще-Воинского Союза после начала войны и связанные с нею надежды

     С началом мировой войны Русский Обще-Воинский Союз, чины коего разбросаны по всем странам, оказался, как и вся русская эмиграция, в очень трудных условиях, так как целые отделы его находятся или в странах, воюющих друг с другом, или в странах нейтральных с самыми противоположными стремлениями и симпатиями. Такое положение повелительно требовало и требует от нас:
     а) соблюдения полного нейтралитета в отношении войны и воюющих стран;
     б) выполнения требований государств, приютивших нас и принятия всех мер для того, чтобы не осложнять или затруднять их положения, полного невмешательства, как всегда, во внутренние их дела. В случае призыва на военную службу наших чинов они должны честно и добросовестно, как подобает русскому воину, исполнять свой долг. Война вызвала в среде русской эмиграции и у чинов Русского Обще-Воинского Союза большие надежды на изменение положения в СССР, ибо:
     1. Война не может не поставить на очередь русский вопрос во всей его широте. /.../
     2. Война, несомненно, могла и может создать благоприятную обстановку для нашего проникновения на территорию СССР с целью возобновления нашей вооружённой борьбы. /.../

    Возможность возобновления нашей борьбы    
В вопросе о возобновлении нашей борьбы недавняя война СССР с Финляндией была одним из наиболее благоприятных для нас случаев, и притом в наиболее выгодных для нас условиях.

     1. Основной вопрос, который мог стоять между Национальной Россией и Финляндией - независимость последней - по видимому, надо считать решённым в благоприятном для Финляндии смысле: все зарубежные представители Национальной России с Главой Российского Императорского Дома во главе высказались за сохранение независимой Финляндии. В этом отношении у Национальной России с Финляндией как будто разногласий нет.
     2. Национальные русские интересы в отношении обеспечения русских границ, несомненно, были бы лучше охранены нами при нашем участии в борьбе за свободу Финляндии и за наше освобождение.
     3. Борьба в Финляндии давала нам больше, чем в каком-либо месте и случае, возможность перенесения борьбы на родную территорию и ведение её самостоятельно, а не в составе чужих войск и не под чужим флагом.
     4. Наличие во главе финской армии фельдмаршала Маннергейма, в своё время много сделавшего в деле борьбы с красными и настаивавшего на помощи России в её Белой борьбе, казалось, обеспечивало и в настоящее время в большей или меньшей степени эту помощь нам как для перенесения этой борьбы на территорию СССР, так и в отношении помощи материальной, пока мы не стали бы твёрдой ногой на родной земле.
     5. Принятие нами такой помощи от Финляндии было бы вполне логично и естественно, раз мы боролись бы вместе с Финляндией с нашим общим врагом - советской властью.
     6. В нашей борьбе мы были бы не зависимы от какой-либо великой державы и, следовательно, имели бы возможность наиболее полно обеспечить интересы Национальной России.
     Правда, втягиваясь в войну в Финляндии, мы неизбежно становились как бы на стороне одной из борющихся во время настоящей войны сторон и потому могли опасаться, что Германия может помешать нам в нашей борьбе. Однако мы знали, что отдельные русские люди ездили из Германии в Финляндию для борьбы с красными, как, например, Мельский, Ив. Солоневич, и что такие поездки не могли состояться без разрешения или даже прямого поощрения Германии. Это обстоятельство наводило на известные размышления и позволяло думать, что и наше участие может осуществиться беспрепятственно. При таких обстоятельствах Начальник Русского Обще-Воинского Союза считал себя обязанным обратиться к фельдмаршалу Маннергейму с предложением нашего участия в борьбе с нашим общим врагом и просил высказать его взгляд на возможность такого участия, дабы затем, по получении принципиального согласия, обсудить вопрос о форме нашего участия. Число наших добровольцев, зависевшее от средств и от отношения государств, в которых проживают наши чины, указано не было, но было ясно, что крупного отряда мы дать в ближайшее время не могли и что наше участие и помощь Финляндии должны были выразиться не в виде простой живой силы, а в качестве специалистов разного рода для работы в тылу Красной армии, для поднятия восстаний и гражданской войны в СССР. Это обращение к фельдмаршалу Маннергейму в полной мере отвечало, насколько можно было судить по многочисленным письмам и заявлениям, общему желанию чинов Русского Обще-Воинского Союза принять участие в борьбе против советской власти. Оно, соответствуя нашим целям и задачам, находилось также в полном соответствии с общим чувством негодования, охватившем мир против советской власти за её нападение на Финляндию, и потому можно было рассчитывать на помощь нам со стороны цивилизованных стран. Фельдмаршал Маннергейм ответил, что в настоящем периоде войны он не видит возможности воспользоваться сделанным ему предложением, но высказался, что трудно предвидеть, какие возможности для нас могут открыться в будущем. Несколько ранее получения ответа от фельдмаршала Маннергейма стало известно, что финское правительство, отдав распоряжение своим дипломатическим представителям заграницей содействовать поступлению добровольцев в финскую армию, запретило принимать русских, проживающих в Финляндии, и лишь позднее, в январе, они были мобилизованы.

     Причины отказа

     В настоящее время можно, по имеющимся данным, установить причину отказа приёма русских добровольцев. Советская власть объявила войну не Финляндии и финскому народу, а выступала с "поддержкой" искусственно созданного ею "народного правительства" Куусинена против "бело-бандитов и клики Таннера - Маннергейма", т.е. советское правительство начало борьбу на платформе гражданской войны в Финляндии, борьбы красных против белых. Принять борьбу в этой плоскости финны не могли, так как это грозило бы единству нации и внешняя война могла бы действительно перейти в войну гражданскую, гибельную для всякой страны, а тем более для такой маленькой, как Финляндия. Финскому правительству было необходимо сохранить полное единение народное, и это единение оно могло сохранить, лишь ведя войну национально-освободительную против русских. На этих именно условиях самая крупная группа Сейма - социалисты - и гарантировали правительству полную поддержку со стороны представляемых им групп населения. Ведением войны национально-оборонительной против "русских" единство нации действительно было сохранено и в стране был вызван огромный национальный подъём. При таких условиях участие русских, да ещё окрашенных в "белый" цвет, для Финляндии было недопустимо - оно не только внесло бы недоумение в стране, но и дало бы повод советской власти вести агитацию о "захватно - белогвардейских" планах финнов,"поддерживаемых русскими белогвардейцами". При этом финны считали, что вред от такой агитации не может быть компенсирован значительностью наших сил на фронте. Кроме того, финское правительство, ведя "борьбу на жизнь и смерть, один против пятидесяти" (слова фельдмаршала Маннергейма), не могло расширить её рамки и поставить себе задачей, помимо оборонительной, ещё и наступательную войну, вызывая гражданскую войну в СССР, как бы это ни было выгодно для Финляндии. Финляндия могла думать только об оборонительной войне и всё время мечтала о скорейшем её окончании, понимая, что длительная война грозит ей полным истощением и гибель.

     Изменение обстановки и возможность применения сил белых Русских

     В половине февраля с появлением в Финляндии известного числа пленных красноармейцев обстановка несколько изменилась и явилась возможность применения наших сил. Финское Правительство по предложению одного политического деятеля, г-на Б*., вызванного им в Финляндию (перед своей поездкой туда он имел продолжительный разговор с Начальником Русского Обще-Воинского Союза по вопросу о возможности и форме нашего участия в войне Финляндии с СССР) решилось попытаться воспользоваться наличием в Финляндии известного количества военнопленных для действий в тылу Красной Армии, для пропаганды и пр. Постепенное развитие этих действий должно было происходить следующим образом: среди военнопленных должна была быть произведена соответствующая агитация, дабы доказать им, что они во всём обмануты советской властью. Затем в случае успеха агитации из пленных должны были быть формируемы небольшие "русские народные отряды" для партизанских и иных действий в тылу Красной Армии и для привлечения красноармейцев к переходу на нашу сторону для борьбы за свержение советской власти. При успехе отряды должны были быть развёрнуты в строевые части "Русской Народной Армии". К командованию отрядами, а позднее частями Русской Народной Армии предназначались наши чины и офицеры, сначала по принципу добровольчества и в зависимости от их подготовки, а затем, по мере развития действий, и прочие чины Русского Обще - Воинского Союза и других воинских организаций. Опыт формирований из пленных Финляндское правительство, с согласия фельдмаршала Маннергейма, одобрило указанный выше план в середине февраля. Однако осуществление его несколько затянулось и сначала было решено произвести "опыт". Для этого опыта был избран один из лагерей для военнопленных, в котором было около 500 здоровых пленных красноармейцев (великороссы, украинцы и некоторое количество национальных меньшинств).

     Генштаба генерал-лейтенант А.П. Архангельский        Брюссель, 30 марта 1940 г.

     Б*- Бажанов Борис Георгиевич (1900. Могилев-Подольский - 1982) советский партийный деятель. С 1923 секретарь Оргбюро ЦК. С августа 1923 личный секретарь И.В. Сталина. В 1928 году бежал в Иран. Ему удалось обмануть посланных за ним сотрудников ГПУ, и он смог перебраться в Европу. Позже опубликовал свои мемуары "Воспоминания бывшего секретаря Сталина", в которых подробно описывал террористические методы Сталина, систему принятия политических решений в СССР, а так же свою антикоммунистическую деятельность во время советско-финской войны.
"Демократия – это власть подонков" Альфред НОБЕЛЬ

Оффлайн Игорь Устинов

  • Полковник генштаба
  • Штабс-Капитан
  • ****
  • Дата регистрации: ШоЭ 2011
  • Сообщений: 555
  • Спасибо: 197
Могила (первая слева) ген. Архангельского А.П. на кладбище в Брюсселе (Бельгия)

[ Guests cannot view attachments ]

ПРИКАЗ Русскому Обще-Воинскому Союзу № 35 Брюссель, 15 ноября 1952 г.

     Безвольное и бессильное Временное Правительство выронило из своих рук 25 октября (7 ноября) 1917 года управление расшатанной революцией РОССИЕЙ. Власть была захвачена большевиками, установившими на нашей Родине режим террора и обмана.
     В этот трагический для РОССИИ момент нашлись люди, готовые отдать все свои силы и жизнь за поруганную и разрушаемую Родину.
     На юге РОССИИ был «зажжен», по словам Основоположника Белого Движения Генерала АЛЕКСЕЕВА, «светоч среди охватившей РОССИЮ тьмы», и тридцать пять лет тому назад - 2/15 ноября 1917 года - был образован ПЕРВЫЙ БЕЛЫЙ фронт против красных. За ним возникли белые фронты и на других окраинах РОССИИ.
     Кровавая борьба длилась три года на четырех белых фронтах… упорно она велась и на «пятом» фронте внутри страны теми, кто, как и белые воины, не могли примириться с властью большевиков или кто не мог или не успел присоединиться к белым.
     Судьба не дала победы Белым Армиям, и они, отходя перед превосходными силами красных, измученные и всеми оставленные, ушли в изгнание, унося с собой незапятнанное Русское Национальное ЗНАМЯ.
     Рассеянные по всему миру белые воины не прекратили своей борьбы, как не прекратили ее и те, кто остался в стране под властью красных, о чем свидетельствуют миллионы замученных и расстрелянных или томящихся в концентрационных лагерях.
     Активность борьбы против красных усиливалась каждый раз, когда к этому предоставлялась возможность, как это показывают примеры Русского Охранного Корпуса и Освободительное движение Армии Генерала Власова.
     Годы идут, наши бойцы стареют и ряды их редеют, но все мы сохраняем в себе священный огонь непримиримости к красным угнетателям нашей Родины и готовность возобновить активную с ними борьбу. Свою борьбу мы будем продолжать, НИЧЕГО НЕ ИЩА ДЛЯ СЕБЯ, до полного освобождения и восстановления РОССИИ, ибо только смерть может освободить нас от исполнения нашего долга перед РОССИЕЙ и Русским Народом.
     В этой борьбе мы теперь не одиноки, как это было в начале борьбы.
     С нами душой весь Русский Народ, находящийся за «железным занавесом», на горьком опыте познавший всю ложь и гнет Советской власти.
     С нами и те русские люди, которые недавно покинули РОССИЮ и которые, как и мы, решили не прекращать борьбы до освобождения РОССИИ.
     С нами и те люди из «свободного мира», которые не только поняли, что такое Советская власть и что она несет за собой, но и поняли, что для сохранения мира и спасения цивилизации надо бороться не против РОССИИ и Русского Народа, а против Советской коммунистической власти, первой жертвой коей является Русский Народ, и кто уже понял, что свободная и миролюбивая РОССИЯ и явится залогом общего мира и спокойствия; число таких лиц непрерывно возрастает, и мы должны приложить все усилия для увеличения их числа.
     * * *
     Преклонившись пред светлой памятью наших Вождей, погибших на ВСЕХ фронтах Белой борьбы с красными, пред памятью десятков тысяч наших соратников, павших за освобождение РОССИИ, и памятью миллионов замученных и расстрелянных в СССР, и вознеся молитвы об упокоении их душ, мы почерпнем в воспоминаниях о заветах наших Вождей, о героических подвигах их и наших соратников новые силы для преодоления трудностей нашей жизни в изгнании, для укрепления нашего единства и для сохранения непоколебимой веры в конечную победу нашего Белого Дела, в ожидании той счастливой минуты, когда возродится, при нашей помощи, наша ВЕЛИКАЯ РОССИЯ во всей Ее былой славе и могуществе.
     Да поможет нам ГОСПОДЬ исполнить наш долг до конца.
     Вечная слава погибшим за освобождение РОССИИ и вечная им память.
     Слава бойцам, оставшимся в живых.

     Генерал-Лейтенант Архангельский
     Часовой. Орган связи Российского Национального Движения. № 325 (11). Bruxelles, декабрь 1952. С. 2
"Демократия – это власть подонков" Альфред НОБЕЛЬ