Автор Тема: Юмор  (Прочитано 24285 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн White cross

  • Со - Модератор
  • Штабс-Капитан
  • **
  • Дата регистрации: РЯа 2011
  • Сообщений: 594
  • Спасибо: 173
  • Amora vinced omnia
Re:Юмор
« Ответ #40 : 16.03.2012 • 17:59 »
Политическая сказка: Смерть патриота

4 февраля, в Москве, после тяжелого, продолжительного, двенадцатилетнего,    пропутинского завывания, окончательно умер для русского национально–       патриотического движения, Александр Проханов. Смерть настигла его внезапно, на   кремлевском банкете по случаю успешного проведения митинга на Поклонной горе.   


     После митинга Саша Проханов чувствовал себя победителем и Спасителем отечества. Уже через час он был в Кремле за праздничным столом. Власть в полном составе приветствовала Спасителя и не скупилась на угощения и комплименты. После политического шоу на 20 – градусном морозе Саше страшно хотелось выпить и закусить.  И сев за стол он  рванул с низкого старта, опрокидывая фужеры коньяка, виски, водки и поглощая одно за другим корыта с черной икрой.

     Потеплело. Банкет набирал силу. Саше все нравилось. Много новых знакомых, много  подарков. Путин поблагодарил лично, и вручил подарочный набор «Тридцать юбилейных серебряников с портретами олигархов, министров и воров в законе», Абрамович пригласил отдохнуть после выборов на яхте,  а Ротенберг  вручил ключи  от «писательского домика» у Озера.

     Алкоголь делал свое дело, и захотелось еще и еще общаться, спорить, убеждать, доказывать. Но, к сожалению, соседи по столу - Кургинян, Леонтьев и Шевченко - во всем соглашались и хитро улыбаясь, перемигивались между собой. Они давно дружили с  Кремлем и знали, как и зачем  появился Саша в кремлевской тусовке.  И  Саша не выдержал. Жажда общения подняла его со стула. Нетвердой походкой он направился к сцене и отобрал  микрофон у Макаревича, не дав тому  окончательно «прогнуться под изменчивый мир».

    -Братья и сестра! Товарищи! – начал Саша.

    Но зал не слушал и  не замечал его. Какофония из лязга вилок, чавканья, смеха заглушала его пьяный голос. Ему стало обидно, и он рявкнул  изо всех сил:

    - Братва! Слушать меня сюда! Меня, наряду с Кургиняном,  Леонтьевым, Шевченко и Васерманом  назначили  на роль идеолога – спасителя товарища Путина.

    Зал затих и прислушался.

    - Я считаю, что сегодня свершилось  величайшее событие. Это событие обеспечит нашему дорогому Владимир Владимировичу еще минимум 12 лет на посту Президента Всея Руси.  Запомните все присутствующие!  Я спаситель Путина! Я спаситель системы, которая позволит  вам, - он указал  пальцем на столики  с олигархами и  министрами, -  грабить страну дальше  и  высасывать последние соки из моей любимой  России – Матушки! …Шутка!!! Испугались?

   Саша дико заржал. Часть зала засмеялась, но большинство почему то не оценило «юмора», и  молча  наблюдало за «Спасителем».

    - Теперь мы в одной лодке, - продолжил Саша. - Теперь я  ваш главный  адвокат. Вы 12 лет меня игнорировали, не замечали.…  А я ведь  поддерживал все шаги Путина, критиковал всех вас, но не Путина. Почему Путин позволяет вам грабить Россию? …Вы при нем уже  украли больше, чем при Ельцине… Вы должны

      молиться на Путина.… И на меня! Хотите править?  Платите, много платите, мне    Кургиняну, Шевченко, Леонтьеву! Платите господа Путин и Абрамович. Иначе есть реальная перспектива закончить жизнь как Кадаффи, с кинжалом в заднем проходе, - и Саша снова рассмеялся.

       - И вот, что интересно, - неунимался Саша,- когда народ восстает  против власти,  деньги не помогают. У правителя миллиарды, а он не может купить себе даже наемников. Вот такие чудеса. Так, что ваше деньги - это дерьмо!  Жизнь  дороже! Мертвым деньги не нужны. Никто не будет воевать  за вас, сколько бы вы не платили.… За деньги умирают дебилы, а их, к несчастью для вас, в России очень мало. Нормальные люди жертвуют жизнью за детей, за близких, за Родину, за идею. Вас спасет только идея, идеология. А у вас нет ее.  Я вам  дам  идею, точнее продам.  И вы будите жить и продолжать воровать дальше…

      - Короче! Как писал Гайдар «банку варенья и бочку печенья». Наш Гайдар, а не ваш! Опять шутка!... Вот выпил и хочется пошутить…! И он опять искренне засмеялся.

      Пьяный голос Саши звучал все громче и громче, в итоге он сорвался на вопль:

      - Вы господин Путин просрали  за 12 лет больше  чем Горбачев с Ельциным вместе взятые. Разруха! Наркомания! Россия превратилась в Кущевку! Бандитизм! Русские дохнут, а ваши жиреют! Мигранты! Кавказ фактически отделился! Народ бежит из России.…!  Но я с вами, потому что я государственник – то есть человек, который кормится от государства, от власти, от вас.

    Часть зала постепенно начал понимать, что со сцены звучит что-то незнакомое, непривычное и очень  обидное для участников  банкета.  Другая часть умирала со смеху.

    - Заткните ему пасть, – раздался из глубины зала знакомый голос Премьера.

    Первыми, обгоняя друг друга, к сцене рванули Кургинян и Шевченко. Они повисли на Проханове, пытаясь  вырвать у него микрофон.

    - Саша успокойся! Отдай микрофон! Отдай микрофон, ты уже все сказал.

    - Мутинг за Путина,…Путинг за митинга,…пардон,… Петинг  Путинга – мутинга – это мой митинг, это все я организовал, я настоящий патриот,… а Кургинян,… Кургинян это  армянско – еврейский  мечтатель!!! Дайте мне сказать! Я Спаситель отечества, – Саша, хрипел, путал слова, но не выпускал микрофон. Он не собирался прекращать свой пьяный экспромт.

    По сцене катались три человека, а зал визжал, свистел, хохотал и закидывал дерущихся  ананасами. И среди этого шабаша, среди крика и мата все глуше и глуше звучали обрывки речи Спасителя:

    - Сами вы нажрались  пид...сы! … Слава Путину! …Меня Ромка на яхту пригласил!…война между татарами и кавказцами…, русский против русс…..

    Сашу стащили со сцены и  усадили за отдельный  столик.

    - Что же ты  долб..еб творишь? – прошипел Кургинян,- мы тебя в Кремль привели, с людьми нужными познакомили, а ты гудишь как Ельцин на овощебазе.

    К столику подбежал Димка Рагозин.

    - Санек, держись. Молодец, все правильно сказал, только поторопился и место неудачное выбрал. Но ничего, отдыхай, расслабляйся, большинство подумало, что это был Хазанов в гриме с новой пародией.  Но к микрофону больше не подходи.   Давай лучше выпьем.

    И выпили. Спаситель, утомленный битвой за микрофон  затих и вскоре уснул.

    Очнувшись через некоторое время,  он удивленно посмотрел  по сторонам.

    -  Где я? Что я здесь делаю? Почему так много икры? Можно я чуть – чуть поем?

    - Ешь, Саша и пей сколько душе угодно, но только микрофон больше не трогай, – сказал незнакомый голос. И чьи – то руки поднесли большую золотую ложку с икрой прямо ко рту, а следом фужер коньяка.

    И он снова ел икру и много пил и пытался вспомнить, как он сюда попал.  Но мозг почему-то выдавал картины то Афганских гор, то горящего Дома  Советов, то Зюганова.

     А на сцене, обнявшись, Макаревич и Стас Михайлов пели какую-то незнакомую Саше песню,  а зал дружно хором подпевал припев: «Для тебя.…, для тебя.…., для тебя….»

    Саша разобрал лишь «для тебя…» и понял, что это очевидно какая – то новая песня про Путина и про то какой пиз--ц будет со страной, если Путина не выберут.

    - Почему я никогда не слышал этой песни? - задумался Саша. - Почему все знают слова, а я нет?  Вот даже Шевченко подпевает.

     - А теперь дискотека по вашим заявкам! Заявка 10 000 долларов! Погнали! - профессионально прокричал Медведев,  стоя  за  диджейский пультом.

   Кто-то заорал, - Димас, Deep Purplе давай! Кобзон начал требовать «Мурку», Нургалиев - «Владимирский централ», а  Абрамович с  Чубайсом -  «7-40»

   Снова загремела музыка, и Саше стало грустно и одиноко. Он начал внимательно разглядывать  лица участников банкета в надежде найти  в толпе  духовно близкого  человека для совместного распития  напитков.

    Внезапно  лица всех присутствующих стали ярко  оранжевого цвета, цвета собачьей мочи на белом снегу.  Оранжевый Путин о чем - то беседовал  с оранжевым Медведевым. Оранжевые Чубайс, Фридман, Дерипаска, Абрамович, Потанин, Прохоров,  Кургинян и Леонтьев весело, с душою, танцевали «7-40». Он посмотрел на свои руки и чуть не завыл. Он был как все – оранжевым с головы до ног.

    Саша налил полный коньячный фужер водки и залпом выпил. Не помогло. Наоборот, оранжевые гости стали еще ярче, ярче  до рези в глазах.

    Саша обратил внимание, что в  дальнем углу зала  оранжевое  свечение было особенно ярким.

    - Не может быть!?  Там живой Ельцин!!!??? Яковлев!? Горбачев. Собчак – отец!? Саша был на грани психического срыва…

   - Я все понял, я все понял, я все понял.… Это оранжевые Горбачев и Ельцин уничтожили мою Родину – СССР, а затем  передали эстафету по уничтожению России оранжевому Путину. Здесь собрались почти все кто, кто поддерживал Ельцина.… Вся Ельцинская свора процветает при Путине, плюс появились новые, путинские воры. Путин - верный наследник дела Ельцина. Путин – это Ельцин сегодня. Это одна банда. Банду ЕльцеПута под суд! – тихо прошептал обновленные лозунги  Саша и оглянулся по сторонам.

    Увидев за соседним столом Шойгу, он представил себе, как тот выдает под роспись Гайдару 10 000 автоматов  для сторонников Ельцина  и ему стало ужасно больно и стыдно, что он практически за одним столом с теми, кто грабит его страну  и расстреливал его друзей.

     Он начал мысленно спорить сам с собой.

    - Почему я здесь, среди воров, убийц, мошенников и аферистов?  Я же всю жизнь с ними боролся. Да, но они пообещали решить все мои  материальные проблемы. Могу же я хоть на старости лет пожить спокойно и не думать о деньгах. Все так живут, все так зарабатывают. Мне надо встроиться в систему и попытаться улучшить ее изнутри. Вот Димка Рагозин умный мальчик. И патриот, и рожа скоротреснет  от икры. С Бабуриным, Холмогоровым и Тором хрен заработаешь.   Стар я уже  для баррикад.

    Неожиданно Саша почувствовал, как чья-то тяжелая рука опустилась к нему на плечо. Он обернулся и о чудо, перед ним стоял его боевой друг, которого он не видел с октября 93 года.

    - Андрюха, родной, ты откуда здесь взялся? - Саша обнял друга и прослезился.

     - Давай садись герой, рассказывай! Куда же ты пропал?  Я целый год тебя искал.   Наши  до сих пор  рассказывает о твоих подвигах 4 октября. Куда же ты потом исчез? Всех расспросил! Уже мысли дурные были. Вот так встреча! Да ты как попал на этот «бал сатаны»? -  не переставал удивляться Саша. – В камуфляже, в сапогах! Ты как будто только, что из боя!  Ничего не  понимаю.

Саша налил водки.

- Ну, Герой, за встречу!

Саша выпил, а Андрей, не говоря ни слова, поднял стопку, пригубил и поставил.

- Ну, рассказывай!

Андрей открыл рот, и издал  негромкий, но жуткий  звук, чем - то напоминающий вой немого.

- Уа-о-уоа…

- Ты был контужен? Потерял голос из-за ранения? Ты меня слышишь? - прокричал Саша.

Андрей утвердительно кивнул головой.

- Ну, ничего солдат держись, главное живой! Голос вернем!  Я тебя вылечу! Теперь у меня будет много денег. Я тебя помогу.

Андрей отрицательно закрутил головой.

Почему? Возьми ручку, пиши!  – не растерялся  Саша.

Андрей расстегнул камуфляж, поднял тельник и показал пальцем на три аккуратных бурых отверстия в районе сердца, - Уа-о уоа…, -захрипел он, и потянулся  к  ручке и блокноту, лежащему на краю стола.

    Саша внимательно посмотрел на пишущего друга.

– Почему у него пробит камуфляж и тельник…?  И он  ведь совсем белый…!  Вокруг все  оранжевые, а он белый.  О Господи! Почему он совсем не постарел почти за 20 лет…?  Да! Да! Он совсем не изменился!

   Перед ним сидел тот же молодой парень – десантник,  с которым он познакомился в 93, в  Белом доме.

    Саша почувствовал, как мурашки животного страха быстро поднимаются по его телу. Через мгновенье ватным стало все туловище, затем голова и  ему показалось, что волосы на голове встали дыбом.

- Неужели он …?  Нет,  не может быть! Зачем я так напился?

   Андрей закончил писать и  протянул Саше блокнот.

«Я мертвый. Меня убили 4 октября 1993 года на баррикадах у Белого дома.  Меня послали к Вам погибшие товарищи».

Ужас от  прочитанного вызвал паралич тела, сознание отключилось,  и Саша как мешок повалился  под стол.

    Сознание вернулось после десятка пощечин и душа из холодной минералки.

-  Вставай проклятьем заклейменный, - услышал Саша знакомый голос  Кургиняна. – Что же ты падаешь  как Ельцин на овощебазе? Встаем! Возвращаемся на исходную позицию! – Кургинян усадил Сашу за стол и налил коньяк.

         - А где Андрюха, десантник где? - спросил Саша и  посмотрел вокруг.  Его мертвого друга нигде не было.

- Какой Андрюха, никого здесь не было. Ты весь вечер один сидел – удивился Кургинян.

-  Как один? А мертвец с белым лицом в камуфляже, друг мой боевой, куда он ушел?

-  Все Саша!  Сегодня догуливай, а завтра на недельку на Кубу, к Феделю на пляж, на противоалкогольную   реабилитацию.  Иначе мы тебя потеряем. Нам страну надо спасать, а ты  коньячных чертей по Кремлю гоняешь.   Все, завтра же

летишь на  трезвый, заслуженный отдых. И не спорь, если хочешь  работать в    кремлевской команде.   Кургинян  ушел, и Саша вновь остался за столом  один,  в окружении бутылок и закуски.                                                                                                   

  - Что же это было? Обычный пьяный сон? А зачем он приходил ко мне во сне? В чем тайный  смысл  этого сна?  Андрей  настоящий герой, а я?  Жизнь позади, а кто  обо мне скажет, что я герой.  Почему я испугался выйти с автоматом на баррикады? Я же призывал к войне с  Ельциным.  Но ведь никто не вышел. Никто из тех, кто кричал «На Кремль», «На Останкино» не вышел. Никто ведь даже ранен не был. Ни один депутат, не один антиельцинский  политик.  Погибли простые люди, кто нас слушал, кто нам поверил. Получается, что я спровоцировал  гражданскую мини-войну, а потом спрятался  за толстыми стенами Белого дома? Я Трус и провокатор?

    -Нет, я же художник, а не солдат. Мое оружие перо, а не автомат, – пытался успокоить  себя Саша.  Но спокойствие не приходило.

    -  Я жру икру в Кремле, а они в могиле. Они герои, а я трус, мразь, предатель и провокатор. Они герои, а я провокатор,… они герои, а  я провокатор, - повторял он раз за разом.  - Что же получается, я опять зову народ на войну, но уже сидя в Кремле…??? И почему я с  теми против кого боролся в 93?  Как я смог предать и продать свою жизнь?

      Саша заплакал, опустил голову, и… увидел свой блокнот.  Он лежал  на кремлевском паркете, сбоку от стола.  Саша поднял блокнот и дрожащей рукой начал перелистовать страницы.

   - Ну и где же запись Андрея, ее же нет. Мне все приснилось.  Вот черновик речи на  Поклонной,… вот тезисы для передовицы газеты «Завтра» « За Путина, за Абрамовича, огонь!» - бормотал  он себе под нос, дрожа всем телом. И каждая новая  страница  лишь увеличивала дрожь и чувство тревоги.

    Взрыв адреналина подбросил его над стулом. На предпоследней странице  блокнота  светилась кроваво – красная запись:

«Я мертвый. Меня убили 4 октября 1993 года на баррикадах у Белого дома.  Меня послали к Вам погибшие товарищи».

    - Простите меня товарищи!  – что есть сил, заорал Саша.

    Но «банкетные»  его не слышали и не могли услышать, так как не было на банкете «товарищей», а были лишь «господа»  и  «холопы». Публика утопала в веселье.

      Он еще раз внимательно оглядел зал.  Буквально в пяти метрах от стола над чем-то истерично смеялись,  похлопывая друг друга,  Путин, Абрамович и Ельцин.

     - Какой же я Спаситель?- прошептал Саша.  Кого я спасаю?  Россию?  Я же этих упырей  спасаю… Зачем мне такая жизнь?

      Идея родилась сама собой.

      - Подорвать себя! Взорваться и уничтожить разом всю эту гниль!

     Пустота и холод смерти  уже совершенно не пугали.

    Саша заказал еще выпивки и закуски.

    Он заливал в себя слоями коньяк и  шампанское, водку и виски, прокладывая между ними икру и крабов.  Уже через час он стал похож толи на наполненный водой  контрацептив, толи на белую ленточку.  Он достал из кармана упаковку нитроглицерина и быстро проглотил все 20 таблеток. Реакция произошла почти что мгновенно.  Раздался негромкий  хлопок, но  ошметки тела разлетелись  по всему залу.

    К сожалению, на самоликвидацию «Спасителя» никто не обратил внимания. Взрыва практически никто не услышал. Алена Апина с новым хитом «Armenian Boy» заглушила все посторонние звуки. А подтанцовка  в составе Медведева  и  Мартиросяна  приняла на себя взгляды абсолютно всех посетителей.

      Поражающий эффект от взрыва  оказался минимальным. Кусок дерьма с черной   икрой попал в лицо Собчак.  Но она даже не шелохнулась, и продолжала рассказывать  Путину  о своей нелёгкой  работе по дискредитации «болотной» оппозиции. Путин же почувствовав неприятный запах, сослался на срочный звонок от Киссинджера и ушел за столик к Примакову. Собчак же весь банкет так ничего и не заметила, и не почувствовала. И покинула банкет, так и  не поняв, почему от нее весь вечер все шарахались.

     Кусок аналогичного наполнения, но  серебренником и красной звездочкой   посередине, упал  на стол   Кургиняна, Шевченко и Леонтьева.  Они сразу же  опознали  погибшего товарища.

    -Миша! Иди  и забери подарочный набор, - дал команду Кургинян, выковыривая монету.  - А то «Спасителя»  уже нет, а монеты хорошие, коллекционные. Как раз по 10 штук на рыло. Леонтьев быстро принес  монеты.

     -Эх, Саша, жизнь ведь только начиналась, а ты…, -  всплакнул Кургинян, глядя на то, что осталось от коллеги: на монеты, звездочку и кусок дерьма с черной икрой.

- Не выдержал человек «кремлевской прописки», слабым оказался.  Жрать на халяву  и не лопнуть - это серьезный экзамен и не каждому дано предугадать  его последствия!  -  извергая слюну, вдруг заорал Кургинян.

   Да и  хрен с ним! - почти хором  поддержали старшего товарища Шевченко с Леонтьевым.

  Ервандович, наливай!

  За Путина!

  Слава России!
«Через гибель большевизма к спасению России. Вот наш единственный путь, и с него мы не свернем» - Генерал Дроздовский

Оффлайн White cross

  • Со - Модератор
  • Штабс-Капитан
  • **
  • Дата регистрации: РЯа 2011
  • Сообщений: 594
  • Спасибо: 173
  • Amora vinced omnia
Re:Юмор
« Ответ #41 : 24.05.2012 • 19:07 »
Смех сквозь слёзы:






«Через гибель большевизма к спасению России. Вот наш единственный путь, и с него мы не свернем» - Генерал Дроздовский