Автор Тема: АЗБУКА  (Прочитано 4023 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн White crossTopic starter

  • Со - Модератор
  • Штабс-Капитан
  • **
  • Дата регистрации: РЯа 2011
  • Сообщений: 594
  • Спасибо: 173
  • Amora vinced omnia
АЗБУКА
« : 21.10.2011 • 01:44 »
Возникнув в средине ноября 1917 года, то есть одновременно с зарождением Добровольческой Армии, организация, впоследствии получившая название "Азбука", с первых же моментов своего существования работала в пользу Белого Движения. По существу "Азбука" являлась филиалом Национального центра, шпионским органом, обслуживающим его. [Иоффе Г.З. Крах российской монархической контрреволюции. - М., 1977 - с. 117-118.] Круг задач, который первоначально стоял перед Организацией, был очень широк. Прежде всего, она постаралась использовать свое положение. Работая на местах, в стане врагов, она, следуя указаниям генерала Алексеева, приложила все силы, чтобы создать аппарат разведки, как политической, так и специально военной. Но, кроме этой главной задачи, Организация преследовала и ряд других. Так например, "Азбука" имела свой вербовочный аппарат, который производил эвакуацию боевого элемента в Армию, всячески пропагандировал и популяризировал саму идею Доброармии, принимал деятельное участие в организации вооруженных восстаний и выступлений против большевиков, поддерживал связь с лицами Императорской Фамилии, имея целью дать им правильное информирование об общем положении дел в России и, в частности, в Доброармии, принимал на себя перевозку денег для Армии и выполнение различных поручений, которые давало ему командование Добровольческой Армии. [ЦГАРФ, Ф. 446, Оп. 2, Д. 97, Л. 48.] Но, работая на Армию, и будучи одним из ее осведомительных органов, "Азбука" никаких субсидий от командования Доброармии не получала и средства для своего существования черпала исключительно из частных источников, вплоть до января 1919 года.

К этому времени Киев занимается большевиками. Пульс политической жизни Юга России, находящегося в сфере влияния Доброармии, переносится в Одессу. Постепенно Одесса становится центром политической интриги и борьбы против непрерывно усиливающегося влияния и значения Доброармии.

Все это привело к мысли о необходимости иметь в Одессе преданный интересам Армии аппарат, который мог бы, работая в условиях полной конспирации, своевременно освещать истинное положение вещей и тем самым несколько облегчить задачи, стоящие перед командованием Доброармии. [ЦГАРФ, Ф.446, Оп.2, Д.97, Л.49.]

Препятствием к осуществлению этого плана являлось отсутствие средств, так как к тому времени стало известно, что главный денежный резерв, на который могла бы рассчитывать "Азбука", иссяк - Московское Отделение Национального Центра, до тех пор поддерживающее Организацию, сообщило, что средства его почти исчерпаны и то немногое, что осталось в его распоряжении, необходимо забронировать для сохранения местных аппаратов разведки. [ЦГАРФ, Ф. 446, Оп. 2, Д.97, Л. 49.]


Руководителем этой "Азбуки" являлся В.В.Шульгин, зачастую фигурировавший под псевдонимом "Веди". В.В.Шульгин (24749 bytes) Ее члены (и штатские, и офицеры) были весьма влиятельными людьми, которые своей целью ставили борьбу с большевизмом, сохранение монархии и верность союзникам. [Голинков Л.Д. Крушение антисоветского подполья в СССР. - М., 1980 - с. 250-253.] Первоначально эта организация насчитывала довольно узкий круг людей. Впоследствии она разрастается до больших размеров, охватывая немалую территорию бывшей Империи. В ноябре 1918 года руководящий центр "Азбуки" был перенесен в Одессу. Свои шифровки Василий Витальевич с тех пор стал иногда подписывать не только "Веди", но и "29/XI" - дата перенесения центра в Одессу. Шульгин постоянно в городе. Он курировал все отделения "Азбуки", встречался с руководителями Белого движения.

Вся работа "Азбуки" делилась на местную и общую. Посредством проведения данной работы появилась тщательно выстроенная агентурная цепочка, концы которой находились в руках Шульгина, доставлявшая сведения со значительной территории страны. Отделения информации "Азбуки" делились на пункты 3-х разрядов. На период 1917-1918 годов к осведомительным пунктам первого разряда относились Москва и Киев; второго разряда - Харьков, Воронеж и Саратов; третьего разряда - Одесса, Кишинев, Львов, Холм, Варшава, Вильно. Кроме этого, существовали курьерские линии:

Екатеринодар - Москва - 4 человека
Екатеринодар - Киев - 3 человека
Екатеринодар - Харьков - 2 человека
Екатеринодар - Воронеж - 2 человека
Екатеринодар - Саратов - 2 человека
Екатеринодар - Одесса - Кишинев - 2 человека

[ЦГАРФ, Ф. 446, Оп. 2, Д. 97, Л. 50-51.]

Но агентурная деятельность "Азбуки" этим не ограничивалась. Сохранились донесения агентов из Москвы, Ростова, Таганрога, Киева, Донецкого района, Екатеринослава, Екатеринодара, а также из Софии, Белграда, Бесарабии, Константинополя, Чехословакии, Галиции, Сербии, Болгарии, Берлина, Варшавы, Вильно, Минска, Львова. И это далеко не полный перечень.

Обычно донесения составлялись по определенной схеме: внешний вид города, настроения, военный гарнизон, мобилизация, эвакуация, органы надзора, советские учреждения, пропаганда и агитация, контрибуция и реквизиция, институт заложников, внутренний фронт. [См.: ЦГАРФ, Ф. 446, Оп. 2, Д. 21, 46, 97.] Мы видим, что круг освещаемых вопросов довольно широк. Агенты организации внедрялись в различные структуры города. В руках Шульгина находились сведения не только о действиях, дислокации, планах Красной армии, но и Антанты, Белой армии. [См.: ЦГАРФ, Ф. 446, Оп. 2, Д. 21, 46, 97.] Все эти данные В.В.Шульгин подвергал тщательному анализу и критике, независимо от того, в чью они пользу.

Василий Витальевич уже не может позволить себе такой роскоши, как "выдавать свои мысли и желания за действительность". Жизнь его уже научила многому.

Активно сотрудничая с Антантой, Василий Витальевич наотрез отказывается от какой-либо помощи со стороны немцев. Он считает их врагами России, как и в первые дни войны. Попытка немцев предложить Шульгину людей, вооружение, финансовую помощь потерпела неудачу. Василий Витальевич поддержал А.И.Деникина в намерении отказаться от сотрудничества с С.Петлюрой [ГАОО, Ф.153, Оп. 1, Д. 87, Л. 2-5.], написал Открытое письмо руководителям Астраханской и Южной Армий, где говорит о том, что пора уже сознаться в ошибках (принятие помощи от немцев) и присоединиться к ним. На это письмо полковник Астраханской армии Артабалетский дал свое согласие. [ЦГАРФ, Ф. 446, Оп. 2, Д. 95, Л. 12-13.] Шульгин был вездесущ, направив всю свою энергию на борьбу с большевиками и немцами. В средине ноября 1918 года в Яссах состоялось совещание. На нем Шульгин познакомился с французским консулом Э.Энно, который впоследствии в Одессе окажет горячую поддержку русскому контрреволюционеру. [ЦГАРФ, Ф. 5974, Оп. 1, Д. 49, Л. 3.] Кроме всего прочего, Антанта взяла на себя финансирование "Азбуки". В конце ноября англо-французские корабли прибыли в Одессу. [Гражданская война и военная контрреволюция в СССР. - М., 1987 - с.10.] Свою деятельность в Одессе "Азбука" начала с того, что помогла французским интервентам в формировании правительства во главе с деникинским ставленником Гришиным-Алмазовым, став связующим звеном Деникина с интервентами. "Веди" (Шульгин) вместе "Ижицей" (Иозефи) и "Ясем" (Могилянским) начали издавать монархическую газету "Россия". [Брыгин Н. Азбука // Вечерняя Одесса - 1983 - 27/XII - с.3.]

Агенты "Азбуки" проникли во все государственные и военные учреждения города, создав, таким образом, сильнейшую агентурную сеть. После взятия Одессы частями Красной армии в апреле 1919 года, Шульгин перебирается к Деникину, предварительно оставив весь цвет "Азбуки" в подполье и готовя почву для высадки в город белого десанта. После захвата Деникиным города в августе того же 1919 года, Шульгин вновь возвращается в Одессу. Здесь он восстанавливает старые связи, закрепляет контакты с местными иностранными консульствами, формирует "Отряд особого назначения", который должен был стать боевой и идеологической единицей "Азбуки" в условиях подполья, то есть на случай, если Одесса станет красной. Такой случай представился. 7-8 февраля части Красной армии занимают город, изгнав из Одессы деникинцев. Шульгин с остатками отряда уходит из города. "Азбука" оказывается развеянной. [См.: Брыгин Н. Указ. соч. - 28/XII - с. 3.] Хотя Шульгин имел возможность эвакуироваться за границу, он этого не сделал. Через некоторое время он вновь появляется в городе, начинает по крупицам восстанавливать организацию, налаживать работу в условиях подполья. [См.: Шульгин В.В. Дни. 1920. - М., 1989.] Ему удается это сделать. В городе начинает функционировать одна из ветвей "Азбуки" - организация Ярошенко. Чекисты выходят на след этой организации. Уже в том же 1920 году было обезврежено большое число членов этой группы. [ГАОО, Ф. 73, Оп. 1, Д. 117-132.] Но это будет позже, а сейчас "Азбука" возобновляет свою деятельность. Несмотря ни на что, одесская ЧК смогла распутать сложный клубок шульгинской деятельности, - организация была раскрыта, но обезврежена не полностью. Шульгин уезжает в Крым к Врангелю. Проработав некоторое, довольно непродолжительное время, в Крыму, Василий Витальевич уезжает за границу. [Какурин Н.Е. Как сражалась революция. Т. 1. - М., 1990 - с.75.] На этом белый этап деятельности Шульгина можно считать завершенным.


В своей публикации "Азбука" в "Вечерней Одессе" Никита Брыгин выдвигает гипотезу о том, что разоблачить эту организацию помог разведчик Котте, находившийся в близком окружении Шульгина и Врангеля. В этой же публикации Н.Брыгин говорит о том, что Врангель "встретил Шульгина прохладно, высокомерно", так как якобы "не без оснований считал, что шульгинская роль в белом движении уже отыграна". [Шульгин В.В. Дни. 1920. - М., 1989 - с.55.] Я не берусь судить об этом. Однако в одном из своих писем к Шульгину Петр Николаевич выражает благодарность за "поддержку и помощь нам в нашем правом деле", называет его своим учителем. Хочу отметить также, что переписка велась довольно активная, да и тон отнюдь не "холодный и высокомерный". [ЦГАРФ, Ф. 5974, Оп. 1, Д. 102.] Возможно, но утверждать не берусь, произошла переоценка ценностей у Врангеля.

Говоря об "Азбуке", необходимо добавить еще несколько деталей. Так, например, существовала Азбука-Изнанка. Это были особые донесения, которые содержали в себе информацию о злоупотреблениях, халатности некоторых представителей Добровольческой Армии. Как правило, эти донесения печатались только в трех экземплярах и отправлялись Драгомирову, Лукомскому и Романовскому. [ЦГАРФ, Ф. 446, Оп. 2, Д. 22, Л. 1-7.] Как видим, Доброармия тоже была под наблюдением "Азбуки". Что и говорить, организация была и сильной и серьезной. Только одесское отделение должно было иметь следующий штат с месячным окладом:

Начальник отдела - 1350 р.
Помощник его - 1350 р.
2 офицера для поручений - 2000 р.
Заведующий эвакуацией - 1000 р.
Зав. осведомительным бюро - 1350 р.
Его помощник - 1000 р.
Заведующий канцелярией - 1000 р.
2 машинистки - 1400 р.
10 агентов осведомления
и наблюдения - 10 000 р.
4 курьера - 4000 р.
1 служитель - 500 р.
командиры курьеров - 6000 р.
Наем помещения, на отопление,
освещение - 2000 р.
Телефон, пишущая машинка и
непредвиденные расходы - 5000 р.
Переводчики - 800 р.

Но из-за непредвиденных обстоятельств состав и смета изменялись. [ЦГАРФ, Ф. 446, Оп. 2, Д. 97, Л. 29.]

Организация делилась на отдельные немногочисленные группы. Командиры групп, как правило, друг друга не знали; знали только человека, координирующего их работу. О руководстве организации они не имели представления, а о ее масштабах - тем более. Работа "Азбуки" напоминала работу четко отрегулированного механизма, направляемого твердой рукой.

Но всему в этом мире рано или поздно приходит конец. В 1920 году Шульгин покидает Россию, но не уходит из политики, а, соответственно, и Белого движения.
«Через гибель большевизма к спасению России. Вот наш единственный путь, и с него мы не свернем» - Генерал Дроздовский