Автор Тема: Книги о Белом движении  (Прочитано 32690 раз)

0 Пользователей и 6 Гостей просматривают эту тему.

Оффлайн Игорь Устинов

  • Полковник генштаба
  • Штабс-Капитан
  • ****
  • Дата регистрации: ШоЭ 2011
  • Сообщений: 554
  • Спасибо: 195
Re:Книги о Белом движении
« Ответ #10 : 30.06.2011 • 18:38 »
Белогвардейских мемуаров очень много, ссылок я, как правило не сохраняю, закачивая книги в электронную библиотеку (программа ICE Book Reader Proffesional).  что очень удобно для их хранения и чтения. Ниже скопировал аннотации к книгам, наиболее обьемным, интересным, и которые сам читал, вот с этого хорошего сайта (рекомендую):
http://dk1868.ru/
http://dk1868.ru/history/vse_knigi.htm

Чуть позже добавлю еще названия книг, которые тоже прочел, но их нет на этом сайте. Итак:

- Антон Туркул. “Дроздовцы в огне”. Воспоминания последнего командира Дроздовской дивизии, прошедшего весь путь дроздовцев от Ясс в 1918 до Крыма в 1920.

- Венус Г.Д. «Война и люди. Семнадцать месяцев с дроздовцами». Воспоминания дроздовского офицера, написанные им в середине 20-х годов, в пору его разочарования в Белом Движении. В эти годы Георгий Венус принимает активное участие в «сменовеховском» движении. Весной 1926 года Г.Д. Венус возвращается в  Советскую Россию. Его воспоминания были опубликованы в Германии и в Советской России. Мемуары его интересны в первую очередь как в взгляд на Гражданскую войну «левой», близкой к эсэрам части офицерства. Да и сама атмосфера войны, «окопная правда» передана у Венуса точно и ярко. В приложении к мемуарам дана статья сына Георгия Венуса «Мой отец Георгий Венус».

- Сергей Мамонтов. Походы и кони. Воспоминания юнкера, прапорщика, поручика Сергея Мамонтова о Гражданской войне. Автор девятнадцатилетним юношей, окончив юнкерское училище, попадает на фронт летом 1917 года. Весной 1918 года они с братом пробираются через Украину на Дон и сражаются в Добровольческой армии офицерами знаменитой 2-й Конной батареи до эвакуации Русской Армии из Крыма.

- Трушнович А.Р. Воспоминания корниловца. Воспоминания человека удивительной судьбы, словенца сражавшегося добровольцем в Русской Армии в Первую Мировую, офицера Корниловского полка в Гражданскую, сельского врача на Кубани и в далекой Туркмении в 1922-1934 году. В жизни А. Трушновича разочарований было, увы, гораздо больше чем радостей. “Real politic” в королевской, а позднее титовской Югославии развеяла мечты о славянском братстве, так воодушевлявшие югославянскую молодежь в начале 20 века. И “не вошел в столицу Белый Полк”, как писала Цветаева и как мечталось всем корниловцам. Все боевые друзья погибли или ушли в эмиграцию, к жизни в которой большинство так никогда и не приспособилось. Русское крестьянство, казавшееся вечной и незыблемой основой русского государства было раздавлено раскулачиванием и коллективизацией, православное священство верное заветам патриарха Тихона погибло в концлагерях. Но верный заветам и мечтам своей юности, несмотря на все разочарования, Трушнович до конца жизни сохранил веру в людей, в великое будущее своей громадной славянской Родины, раскинувшейся от Владивостока до Варшавы и от Мурманска до Белграда. Памяти славянской молодежи начала 20-го века, романтической и наивной, смелой и великодушной, погибавшей на полях обоих мировых войн и сражавшейся в Белой Армии посвящается эта книга.

- Борис Павлов. “Первые четырнадцать лет". Борис Павлов — четырнадцатилетний кадет, самый юный воин в партизанском полку генерала Алексеева. В полку служила большей частью молодежь, даже ветеранам было чуть за двадцать, недаром цветами своего полка алексеевцы выбрали белый и голубой — цвета юности и чистоты. История Алексеевского полка трагична, словно отражение судьбы России. Искренние, горькие, иногда забавные воспоминания Бориса Павлова — дар светлой памяти погибших товарищей и утерянной навсегда страны.

- Елисеев Ф.И. “С хоперцами”. Воспоминания командира Хоперского конного полка (старейшего полка Кубанского Казачьего Войска) о боевых действиях осенью 1919 года. Это был один из самых тяжелых периодов в истории полка – отступление казачьих войск от Воронежа до Ростова.

- Елисеев Ф.И. “С Корниловским Конным”. Эта часть мемуаров Федора Ивановича Елисеева посвящена событиям 1917-начала 1919 года. В книге описаны последние месяцы 115-летней истории славного 1-го Кавказского полка Кубанского Казачьего Войска. Вторая часть книги посвящена первым восстаниям кубанских казаков против большевицкой власти и событиям Второго Кубанского похода добровольческой армии в котором Ф.И. Елисеев принимал участие сначала как командир сотни Корниловского Конного полка, а потом стал и командиром полка.

- Елисеев Ф.И. “Последние бои на Кубани. Капитуляция Кубанской армии.” В этом разделе собраны публиковавшиеся в различные годы статьи и воспоминания, относящиеся к февралю-марту 1920 года и описывающие последние бои кубанских полков, отход Кубанской армии в район Сочи и Туапсе и её капитуляцию.

- Рыхлинский Владимир. “Плен и побег”. В обычное время истории подобные этой кажутся чем-то необычайным, редким, уникальным. В годы Гражданской войны они происходили сплошь и рядом, бывшие одноклассники становились смертельными врагами, братья сражались по разную сторону фронта, люди совершали путешествия в 1000-2000 км. на крышах вагонов, проходили сотни верст пешком, за годы войны воевали в 3,4-, различных армиях и отрядах. Одна из таких обычных в те годы “невероятных” в любые другие историй и рассказана в этой статье. Это история белого офицера попавшего в плен летом 1920 года, встретившего в Красной Армии бывших сослуживцев, смогшего бежать и добравшегося до родного Киева, и в конце концов перешедшего нелегально через польскую границу.

- Гиацинтов Э.Н. «Белые рабы». Написанные в середине 20-х годов воспоминания офицера Добровольческой Армии повествуют о судьбе белых солдат и офицеров ушедших из армии Врангеля в Галлиполи и Лемносе и пошедших на службу во французский Иностранный легион. Прослужив в Сирии более 2-х лет и будучи комиссован по болезни, автор достаточно близко познакомился с условиями службы, характерами, привычками легионеров самых разных национальностей и социальных групп.

- Гиацинтов Э.Н. «Верность присяге (1917)». Интересный рассказ о малоизвестных событиях лета 1917 года – а именно, о подавлении мятежа 181-го Остроленского полка. Помимо этого эпизода в воспоминаниях дана картина постепенного разложения родной автору артиллерийской бригады. Воспоминания были переданы автором в Пражский архив в конце 20-х годов.  
- Гиацинтов Э.Н. “Записки белого офицера”. Небольшой рассказ начальника команды конных разведчиков 2-й Марковской артиллерийской бригады о ряде боевых эпизодов осени 1919 года в которых он принимал личное участие.

- Зинаида Гиппиус. Дневники. “Черная книжка. Серый блокнот”. Дневниковые записи в отличие от воспоминаний не подвержены искажениям времени и расстояния. Они наиболее точно и “рельефно” передают впечатления и переживания участников событий. А дневники Гиппиус, на мой взгляд, самое “Пронзительное” описание жизни Петербурга/Петрограда в годы военного коммунизма.

 - Ю. Кантакузина. Революционные дни. Воспоминания русской княгини, внучки президента США. Мемуары княгини Кантакузиной охватывают большую часть её действительно интересной и неординарной биографии. Внучка легендарного генерала и президента США У. Гранта, Юлия познакомилась с миром европейских аристократов в Вене, при дворе Габсбургов где её отец был послом США. Спустя несколько лет она выходит замуж за князя Кантакузина – потомка молдавских государей и одного из знатнейших людей тогдашней России. Основная часть воспоминаний посвящена именно «русскому» периоду жизни княгини. В них подробно описаны разнообразные элементы жизни тогдашней аристократии: смесь патриархальности и внедрения технических новшеств в огромном поместье на Украине, придворные балы и непростые взаимоотношения среди придворных, Русско-Японская война и события революции 1905 года  - все это находит свое описание в мемуарах княгини Кантакузиной. Особый интерес придают им её хорошее знакомство со многими выдающимися людьми той эпохи: министр внутренних дел Плеве, граф Витте, министр финансов Барк, Кривошеин и многие другие были завсегдатаями салона княгини. Её муж был в дружеских отношениях с Великим Князем Николаем Николаевичем, сама княгиня была хорошо знакома со многими представителями правящей династии. Воспитанная в другой среде и в ином обществе княгиня Кантакузина часто подмечает и описывает такие нюансы русского быта той эпохи, которые людям выросшим в России казались настолько естественными и очевидными, что не заслуживали упоминания в мемуарах или дневниках. Почти половина книги – это воспоминания Юлии Кантакузиной о событиях 1917 года: Февральской революции, постепенном отражении революционных событий в крестьянской среде, первой попытке большевиков захватить власть летом 1917 года, Октябрьском перевороте и борьбе в большевиками в Киеве во главе которой оказались муж княгини генерал Михаил Кантакузин и комиссар Временного Правительства Кириенко. Воспоминания княгини конечно не претендуют на абсолютную историческую точность, но они достаточно полно передают те настроения, слухи, надежды, опасения которыми жило тогдашнее русское высшее общество. Также весьма интересно описание Ю. Кантакузиной жизни и нравов Петрограда, Киева и русской деревни до и после революции.

- Корсак В.В. Великий исход. Воспоминания ветерана Великой Войны, офицера Киевского офицерского полка ВСЮР об одном из самых тяжелых моментов гражданской войны на Юге России – отступлении белых войск и отходе беженцев из Киева к Одессе зимой 1919-1920 годов. Состояние пресловутого “тыла” глазами фронтовика.

- Ларионов В.А. “Боевая вылазка в СССР”. Воспоминания организатора взрыва Ленинградского Центрального Партклуба в июне 1927 года, одного из активнейших бойцов “кутеповской” организации. Живой язык, яркие, запоминающиеся характеры и картины “Ленинграда” резко отличают рассказ “марковца-артиллериста”, ушедшего на войну с гимназической скамьи, от штампованного, тяжелого языка советской прозы. Рассказ стоит прочитать хотя бы ради наслаждения живым “старорежимным” русским языком.

- Никитин Б.В. «Роковые годы». Интереснейшая книга, написанная начальником контрразведки Петербургского военного округа апреля-июля 1917 года. Первый министр юстиции Временного Правительства Павел Николаевич Переверзев в условиях прогрессировавшей анархии и хаоса, именно в небольшом по численности контразведовательном отделе видел главную силу, способную еще остановить большевиков. И контрразведка сделала, что могла: именно Никитиным и его сотрудниками при действенной помощи полковника Нокса и камманданта Жильбера удалось раскрыть основную схему финансирования большевиков немцами и уличить Ленина и верхушку большевицкой партии в работе на врага. Их же заслугой является разоблачение целого ряда немецких агентов прибывших в Россию весной 17 года. Никитин принимал самое деятельное участие в подавлении первого большевицкого мятежа в июля 1917 года. Все дни восстания он находился в Таврическом дворце, который толпы пробольшевицки настроенных солдат и рабочих тщетно пытались захватить. Мемуары удивительно богаты уникальными материалами: 1. Полный перечень телеграмм, попавших тогда в руки контрразведки и качавшихся финансирования немцами большевиков, 2. Подробное описание всего хода восстания большевиков в июля 1917 года, 3. Материалы по нескольким попыткам немецкого Генерального Штаба купить русские газеты и журналы, 4. Описания последних боев Великой войны разыгравшихся на Северном Кавказе уже после перемирия, при попытке турецкого генерала Энвер-паши создать там независимое мусульманское государство. 5. Описание Петрограда первых недель после Февральской революции и изменения города по мере её «углубления».

- Рыхлинский Владимир. “Плен и побег”. В обычное время истории подобные этой кажутся чем-то необычайным, редким, уникальным. В годы Гражданской войны они происходили сплошь и рядом, бывшие одноклассники становились смертельными врагами, братья сражались по разную сторону фронта, люди совершали путешествия в 1000-2000 км. на крышах вагонов, проходили сотни верст пешком, за годы войны воевали в 3,4-, различных армиях и отрядах. Одна из таких обычных в те годы “невероятных” в любые другие историй и рассказана в этой статье. Это история белого офицера попавшего в плен летом 1920 года, встретившего в Красной Армии бывших сослуживцев, смогшего бежать и добравшегося до родного Киева, и в конце концов перешедшего нелегально через польскую границу.

- Столыпин А.А. “Записки драгунского офицера”. Подавляющее большинство воспоминаний и исторических работ, посвященных событиям октября 1917 года, описывают исключительно бои с Петрограде и Москве. Мемуары Столыпина дают нам редкую возможность увидеть, что же происходило в провинциальной России в эти судьбоносные дни. В своих записках автор рассказывает о событиях в Калуге и городах калужской губернии в октябре-ноябре 1917 года, о борьбе между большевиками и сторонниками Общеармейского Комитета и Учредительного Собрания.

- Толстов В.С. «От красных лап в неизвестную даль». Интереснейшие мемуары Атамана Толстова о последнем этапе борьбы уральских казаков против большевицкой власти – походе Уральцев от Гурьева к форту Александровск и дальнейшей экспедиции небольшого отряда во главе с атаманом Толстовым от Александровска до северной Персии. Трагические страницы истории Уральского Казачьего Войска глазами его последнего атамана проходят перед нами на страницах этой летописи последних месяцев истории Уральского Войска.

- Яконовский Е.М. “Каргалла”. В конце 1917 – начале 1918 года Оренбургское войсковое правительство было единственным центром антибольшевистской борьбы на Урале. В эти первые месяцы большевицкой власти основная часть не только обывателей, но и офицеров и казаков надеялась еще на возможность “сосуществования” с большевиками, на возможность небольшими уступками сохранить свои права на жизнь и свободу. Только очень немногие были готовы и понимали неизбежность борьбы с большевизмом “не на жизнь, а на смерть”. В Оренбурге таких людей нашлось около полутора тысяч. И среди них примерно четверть составляли 14-17 –летние кадеты Оренбургского Неплюевского кадетского корпуса – старейшего кадетского корпуса на Урале. Перед нами уникальное свидетельство 15-летнего кадета с оружием в руках противостоявшего наступлению матросских частей на Оренбург в январе 1918 года. В воспоминаниях также описана жизнь Оренбурга между Февралем и Октябрем 1917 года и поход отряда кадет из Оренбурга в Уральск после оставления столицы войска частями атамана Дутова.

- Яконовский Е.М. “Фарфоровая кокарда”. Воспоминания кадета Евгения Яконовского о его пути из северной Украины на Дон в декабре 1918 года. Редкая биография человека уже в 14 лет участвовавшего в боях на двух фронтах гражданской войны, сначала под Оренбургом, а потом на Юге России.

- Яконовский Е.М. «Кандель». «…Снежные холмы Подолии, белая пурга, бьющая в лицо, далекий в дымке тумана Аккерман, днестровский  лед, румыны, снова  лед, снова холмы  и безостановочный  девяностоверстный  марш  на  северо-запад...   Холод, гнилая кукуруза, подобранная на зимних пустых полях и, как на  детской картинке, аккуратная  немецкая колония  с красными  крышами и  мирными дымками на берегу замерзшего озера... Кандель. Мало кто знает  о гибели на  днестровской границе отряда  генерала Васильева.  Еще  меньше  знают  о  присутствии  в  нем  1-ой  полуроты Одесского корпуса  под  командой отважного  подполковника  Рогойского. Существует несоответствующий действительности приказ русского военного агента в Бухаресте, генерала Геруа, в котором говорится о  четырехстах кадетах. Это, слава  Богу, ошибка!  Что бы  мы делали  с малышами  под пулями Котовского  и в  ледяных днестровских  плавнях? Нет,  нас  было пятьдесят юношей и два офицера. 1-ый и 3-ий взводы 1-ой роты Одесского корпуса и  два  воспитателя. С  нами  же был  ротный  линейный  значок вылинявшего синего цвета с нашитыми желтыми буквами: О.К.»

- Яконовский Е.М. «После Канделя». Двухмесячное пребывание воспитанников Одесского кадетского корпуса в Румынии, переезд в Югославию. Как всегда у Яконовского очень живые, «теплые» воспоминания.
« Последнее редактирование: 01.07.2011 • 00:41 от Игорь Устинов »
"Демократия – это власть подонков" Альфред НОБЕЛЬ

Оффлайн Игорь Устинов

  • Полковник генштаба
  • Штабс-Капитан
  • ****
  • Дата регистрации: ШоЭ 2011
  • Сообщений: 554
  • Спасибо: 195
Re:Книги о Белом движении
« Ответ #11 : 30.06.2011 • 18:51 »
А эта книга - отдельный разговор, в электронном виде не попадалась, только в обычном бумажном...

 С. Бабаян, "ГОСПОДА ОФИЦЕРЫ", "РОТМИСТР НЕЖЕНЦЕВ", Москва, изд. "Вагриус", 1994 год

Аннотация:
 Сергей Бабаян окончил Московский авиационный институт, работал в различных НИИ и КБ, но главной его страстью стала российская история.
 Его первый роман "ГОСПОДА ОФИЦЕРЫ" рассказывает о судьбе участника Ледяного похода Белой армии. Драматические события тех лет мы видим глазами ротмистра Виктора Неженцева, вместе с ним попадаем в обезлюдевший после октябрьского переворота Петроград, оказываемся в самой гуще кавалерийской атаки, в армейском лазарете и среди тех, кто размышляет и спорит о судьбах России, истоках и причинах российской смуты.
 Роман "РОТМИСТР НЕЖЕНЦЕВ" продолжает повествование о судьбе русского офицера в горниле Гражданской войны и рассказывает о полном опасностей одиночном рейде по кубанским степям во время Ледяного похода... Один из немногих уцелевших в арьергардных боях, Виктор Неженцев пытается пробраться на Дон и присоединиться к восставшим казакам, чтобы продолжать борьбу с большевиками.

""ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ
 Наbеnt sua fata libelli*. ("Книги имеют свою судьбу (лат.)).

 История рукописи этой книги должна быть замечательной. Должна быть - потому что о ней неизвестно почти ничего. В коротком комментарии было бы уместно сказать о ней так:
 РУКОПИСЬ, НАЙДЕННАЯ НА АНТРЕСОЛЯХ.
 О ее существовании незадолго до своей смерти рассказал моему старинному приятелю его дед, Петр Николаевич К***. Сказано было всего несколько слов: старик второй месяц лежал в больнице и был уже очень слаб; прошло несколько дней - и его не стало. Он сообщил, что какая-то рукопись - которую он почему-то назвал "парижской" - лежит в его квартире на улице Горького (тогда еще Горького) в прихожей на антресолях. И все. Из того, что может иметь хоть какое-то отношение к этой истории, известно еще одно: в 1945 году, вскоре после падения Берлина, Петр Николаевич, входивший в состав одной из репарационных комиссий, по какой-то служебной надобности на несколько дней приезжал в Париж. И вот теперь уже точно - все.
 Через год после смерти деда мой друг нашел эту рукопись. Она лежала в старом портфеле под крокодила с письмами военной поры. Прочесть ее целиком Саша не смог: кроме того, что он читает исключительно научную и изредка фантастическую литературу, рукопись толщиной с энциклопедический том была написана в правилах дореволюционной орфографии и на бесчисленных ятях, ерах и десятеричных "и" Саша, по его выражению, "чуть не сломал глаза". Предполагая во мне некоторые литературные способности (быть может, потому, что сам он от изящной литературы бесконечно далек) и зная мою любовь к старой книге, он передал эту рукопись мне. Теперь, с его разрешения, я передаю ее Вам, читатель.
 Вступление мое - сравнительно с тем, что я знаю о судьбе этой книги, - уже затянулось.
 Не дело публикатора давать оценку неизвестного произведения неизвестного автора. Ограничусь самыми общими замечаниями.
 Рукопись представляет собой 554 листа очень тонкой голубоватой бумаги (размер in 8*), мелко исписанных с двух сторон удивительно стройным - летящим - почерком. Сейчас так уже не пишут; по крайней мере, я никогда не встречал даже отдаленно похожей руки. О литературных достоинствах, как и предупреждал, я говорить не буду. Возможно, книга в чем-то и выиграла бы, если бы ее переписал профессиональный романист (а propos: я вовсе не хочу сказать, что она дурно написана; но книга, по моему глубокому убеждению, автобиографична, уже поэтому автор ее - не литератор). Возможно, она в чем-то и выиграла бы; но, во-первых, мне не хотелось множить печальные примеры нашей недавней литературной истории, а во-вторых - писательский профессионализм, достигнув определенной высоты, начинает, на мой взгляд, "поедать" уже самого автора: публика и критика довольны - а лица у писателя уже нет... Поэтому я позволил себе внести минимальные изменения - вместе с теми, на которых настояло издательство. Конечно, пришлось проститься с дореволюционной орфографией и тем самым лишить этот текст его благородного - немного тяжеловесного и в то же время изящного - старинного рисунка. Признаться, мне было жаль делать это: в свое время безжалостная расправа над вековыми конструкциями - пусть они и превратились в архаичные украшения - выхолостила русский язык (как сказал Алексей Толстой об обритом в одночасье боярине: "Босое лицо"...). Я боюсь, чтобы случившееся три четверти века назад не было началом конца: русский язьк слабеет, в последние годы - в устах и под пером русских людей - он все больше превращается в какого-то даже не интернационального, а скорее не помнящего родства лапидарного ублюдка... Но я отвлекся. Орфографию, конечно, я изменил, оставив лишь, с любезного разрешения издательства "Вагриус", прежнее написание некоторых слов, в котором дышит обаяние времени: черт через"о", "купе" и "кафе" через "э", "большевистский" в соответствии с нормами словообразования русского языка через "ц" ("большевицкий"), склонение украинских фамилий ("нет Савченки") и т. п. По настоянию редактора, я вынужден был разделить на отдельные предложения огромные синтаксические периоды - из опасения, что они окажутся неприступными терпению нынешнего читателя. Части пришлось разбить на простые пронумерованные главы: книга написана сплошным текстом, лишь кое-где разделяемым хронологическими отточиями; читать по двести страниц непрерывного, к тому же не изобилующего абзацами повествования - я согласен с редактором, нелегко. .. Название книги - "Господа офицеры" - мое: рукопись была без заглавия. Эпиграфы - в том числе открывающий книгу поставлены автором, кроме строки Мандельштама перед частью 2-й ("Петербург"): "Я вернулся в мой город" и т. д. подобрано мной - 2-я часть почему-то была без эпиграфа. Наконец, некоторые страницы (общим числом около тридцати) в рукописи отсутствовали; я написал их сам для связности изложения. Не сомневаюсь, что читатель заметит чужеродные места, несмотря на все мои усилия не выделиться из оригинала.
 Надеюсь, он меня извинит: мною двигали самые благие намерения.
 Кромe того, я взял на себя труд составления примечаний. Я посчитал их необходимыми: книга была закончена (судя по нескольким отчетливым реминисценциям из "Очерков русской смуты" А.И.Деникина и отсутствию более поздних) во второй половине двадцатых годов когда многие непринужденно упоминающиеся в тексте факты и лица были не просто известны, но и на слуху современников; кроме того, из-за насыщенности некоторых страниц узкопрофессиональными кавалерийскими, военными и просто устаревшими терминами массовому читателю трудно обойтись без глоссария. Заранее прошу извинить за неполноту примечаний и возможные вкравшиеся ошибки: я не историк, не философ, не кавалерист, не врач и т. д. - Я просто человек, которому Бог или случай вручил судьбу этой книги. Я чувствую нравственную ответственность за нее - в первую очередь перед собой, - как за участь подкинутого мне на крыльцо ребенка.
 Теперь об авторе этой книги. Он неизвестен, и узнать его имя представляется едва ли возможным. По крайней мере, я здесь бессилен помочь. Фамилию Неженцев, которую автор по непонятным причинам дал своему герою (я полагаю - себе), носил командир Корниловского ударного полка подполковник Митрофан Осипович (Иосифович) Неженцев (1886-1918), погибший при штурме Екатеринодара. В романе он почему-то выведен под другой фамилией - Мезенцев (в отличие от подавляющего большинства действующих исторических лиц); главный герой не имеет к нему ни малейшего отношения.
 Далее. Искать в петербургских жилищных архивах домовладельца строения 29 по Гороховой улице (двухэтажного, с львиными масками на замковых камнях, в 17-м году - светло-зеленого цвета) бессмысленно: дома, который бы соответствовал этому описанию, на участке Гороховой от Екатерининского канала до Фонтанки, к сожалению, нет. Военные архивы времен русско-японской и 1-й мировой войн, буде такие сохранились, для наших целей видятся мне бесполезными: самые малые войсковые единицы, о которых как о местах своей службы упоминает герой, - это кавалерийский корпус под командованием ген. П.И.Мищенко в 1905-м и 4-я кавалерийская дивизия в 1914 г. Едва ли поможет и историография 1-го Кубанского ("Ледяного") похода: в списке офицеров - его участников 2350 человек (правда, из них только 215 капитанов и ротмистров - но присвоил ли автор герою свое настоящее звание?..). Попытка определить его истинное лицо по занимаемой в Добровольческой армии должности, скорее всего, тоже обречена на провал: кавалерийский дивизион Глазенапа, в котором Неженцев получил эскадрон, был сформирован из донских партизанских отрядов; вероятнее всего, что в нем не было офицерского эскадрона... Есть, конечно, штрихи, которые автор, за их малозначительностью, едва ли потрудился придумать: год рождения 1884, военное образование - Николаевский кадетский корпус, Николаевское кавалерийское училище, Офицерская кавалерийская школа; наконец, в 1911 г. его полк (стоял в лагерях под Курском... Вообще непонятно, почему автор (в отличие, например, от бывших добровольцев-мемуаристов Р.Пауля и С.Гуля) столь надежно скрыл свое имя; быть может, именно потому, что это скорее художественное произведение, нежели мемуары... Тогда - опять может быть - в этом направлении и надо идти? И заниматься не архивными поисками, а сравнительною стилистикой?..
 Уместно задать вопрос: почему эта книга не была издана в двадцатых-тридцатых годах в Европе, когда эмигрантские издательства публиковали практически всех, кто мог и хотел рассказать о безвременье революции и трагедии Белого дела? После прочтения этой книги, мне думается, на этот вопрос можно ответить так: среди эмигрантских политических группировок не было ни одной, которую эта книга более или менее болезненно не затронула бы...
 И последнее. Не отказываясь от своего намерения избегнуть оценки, я единственно не могу не сказать: герой этой книги достоин сочувствия, а труд его - уважения. Feci quod potui, faciant meliora potentes*. (Я сделал, что мог, кто может, пусть сделает лучше (лат.)).

...Мы любим Россию не noтому, что гордимся ее иcтopиeй, - история многих государств достойна большего уважения. Мы любим Россию не пoтому, что здесь живет самый умный,честный и добрый нapoд, - многие народы Земли умнee,честнее и добрее русского. Мы любим Россию не пoтому, что она прекрасна: прекрасно все на Земле, что создано Богом, а березы растут и во Франции. Мы любим Россию не потому, что нам здесь хорошо жить: Россия не любит нaс, и мы обречены на изгнаниe. Мы любим Россию потому, что она наша Мать; мы здесь родились, ей мы обязаны жизнью. ""

 От себя добавлю, что читал обе книги шесть лет назад и, как говорят, "на одном дыхании"... Ничего подобного, ни до ни после, из художественной литературы по теме белогвардейцев не читал. До конца так и не понял, действительно ли это изложение СТАРОЙ РУКОПИСИ, или полностью работа самого автора ? Написано очень ярко и живо, как будто сам являешься участником тех событий и сопереживаешь их с самим главным героем. По этим книгам можно было бы снять отличный патриотический и исторический фильм... Но, где те русские продюсеры, которым интересна эта тема, ведь для остальных продюсеров - это не их "тема", а Кеосаяны, снимавшие трилогии-"мультики" про белых закончились.
 Мнение мое и на истину не претендует. Интересно услышать МНЕНИЕ остальных, прочитавших эти книги ???...

« Последнее редактирование: 22.02.2013 • 20:30 от Игорь Устинов »
"Демократия – это власть подонков" Альфред НОБЕЛЬ

Оффлайн Ольга

  • Со - Модератор
  • Штабс-Капитан
  • **
  • Дата регистрации: ЭЮп 2010
  • Сообщений: 295
  • Спасибо: 169
  • Спаси Бог Россию!
Re:Книги о Белом движении
« Ответ #12 : 10.10.2011 • 22:27 »
  Интересно так же читать Романа Гуля, хотя он все-таки больше литератор, чем мемуарист. Широко известны такие его вещи как "Ледяной поход", "Жизнь на фукса", "Одвуконь" (сборник статей о советской и эмигрантской литературе).
-Скажите, ведь этого никогда не бывает?
-Раз в тысячу лет бывает...

Оффлайн Костоусов-Колчак

  • Со - Модератор
  • Штабс-Капитан
  • **
  • Дата регистрации: ЭЮп 2010
  • Сообщений: 218
  • Спасибо: 88
  • За честь, веру и Отечество
Re:Книги о Белом движении
« Ответ #13 : 11.10.2011 • 14:02 »
Также у Гуля есть цикл рассказов о деятелях советского периода, как то "Дзержинский" , "Азеф", "Котовский" и т.п.
Костоусов-Колчак

Оффлайн AbigalTopic starter

  • Генерал от Инфантерии
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: бХЭ 2010
  • Сообщений: 673
  • Спасибо: 179
Re:Книги о Белом движении
« Ответ #14 : 04.12.2011 • 16:15 »
Только сегодня приобрела одно великолепное произведение!
Вот. Пожалуйста: "Белое движение. Исторические портреты"
http://www.ozon.ru/context/detail/id/7258762/
Составитель Андрей Кручинин.
Очень уважаю эту личность!
И ничего лишнего!

Что скажите?
"Я, в конце концов, служил не той или иной форме правительства, а служу Родине своей, которую ставлю выше всего."
***
«Конечно, меня убьют, но если бы этого не случилось, – только бы нам не расставаться".
Александр Васильевич Колчак

"...Если Новая Россия забудет Вас - России, наверное, не будет."

Правила проекта "Белая гвардия"

Оффлайн Ольга

  • Со - Модератор
  • Штабс-Капитан
  • **
  • Дата регистрации: ЭЮп 2010
  • Сообщений: 295
  • Спасибо: 169
  • Спаси Бог Россию!
Re: Книги о Белом движении
« Ответ #15 : 24.08.2012 • 00:44 »
 
И. Головкина (Римская -Корсакова) "Побежденные" роман

  Эту книгу впервые я читала еще в школьные годы в "Роман-газете".

 Одна из моих любимых книг. Может быть роман покажется слишком "женским", но "дух времени", на мой взгляд, автору передать удалось мастерски...

 Почитать удобно по ссылке  http://www.e-reading.org.ua/book.php?book=133085
-Скажите, ведь этого никогда не бывает?
-Раз в тысячу лет бывает...

Сергей Шульгин

  • Гость
Re: Книги о Белом движении
« Ответ #16 : 22.02.2013 • 16:40 »
Добрый день!

Кто-то может подсказать, где можно на сегодняшний день купить реальные книги или как вариант скачать в электронном виде:
С. Бабаян, "ГОСПОДА ОФИЦЕРЫ" и "РОТМИСТР НЕЖЕНЦЕВ", Москва, изд. "Вагриус", 1994 год.
 Заранее благодарен!

Оффлайн Игорь Устинов

  • Полковник генштаба
  • Штабс-Капитан
  • ****
  • Дата регистрации: ШоЭ 2011
  • Сообщений: 554
  • Спасибо: 195
Re: Книги о Белом движении
« Ответ #17 : 22.02.2013 • 17:25 »
До сих пор, в электр. виде искал и не нашел, встречаются только аннотации к книгам... В реальном бумажном виде ищите на вторичном рынке, конечно это может быть проблематично и зависит от того места, где живете (город, райцентр, село). А старый тираж -  С. Бабаян, "ГОСПОДА ОФИЦЕРЫ", "РОТМИСТР НЕЖЕНЦЕВ", Москва, изд. "Вагриус", 1994 год был отпечатан в количестве 51 000 экз. и наверное больше не переиздавался.
"Демократия – это власть подонков" Альфред НОБЕЛЬ

Оффлайн elektronik

  • Генерал от Инфантерии
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: РТУ 2009
  • Сообщений: 2717
  • Спасибо: 223
Re: Книги о Белом движении
« Ответ #18 : 19.01.2016 • 14:05 »
Книга о Белом Исходе.
Рецензия на книгу Русский Исход. Керчь. 1920 год. Ходаковские, К.Н. и В.Н. Н.Новгород, изд. Черная Сотня, 2014.Эвакуации из Крыма Русской армии генерала Петра Врангеля посвящено немало разнообразной литературы. Воспоминаний, сборников документов, фотоальбомов и монографий. Начиная с 1990-х гг. в ноябрьские дни в городах полуострова проводятся памятные мероприятия: митинги, шествия, крестные ходы, панихиды, молебны.  Сегодня о Крымском Исходе 1920 г. напоминают поклонные кресты и мемориальные доски. 10 марта 2015 г. Законодательным собранием Севастополя принят Закон №122-ЗС «О праздниках и памятных датах города Севастополя». Согласно статье 2 этого Закона, 14 ноября – день эвакуации армии Врангеля из Севастополя, объявлен памятной датой.

И сегодня основное внимание крымских историков и публицистов приковано к событиям в Севастополе. Происходившее осенью 1920 г. в других городах изучено значительно меньше. Несмотря на то что сохранилось немало воспоминаний, документов и фотографий, на сегодняшний день практически нет специальных исследований (по крайней мере, на уровне монографий), посвященных эвакуации белых из Евпатории, Ялты, Феодосии и Керчи.

Представляемая читателям книга керченских исследователей и краеведов братьев Константина и Владимира Ходаковских, «Русский Исход. Керчь. 1920 год», выпущенная нижегородским издательством «Черная сотня», является первой серьезной попыткой осветить события крымской эвакуации за пределами Севастополя. Расположенная на восточной оконечности полуострова Керчь стала последним населенным пунктом, который покидали врангелевские части. Отсюда на чужбину отбыло около 40 тыс. человек. И именно на долю керченской флотилии выпали самые суровые испытания, связанные с морским переходом.

Если корабли из других портов преодолели путь в Константинополь при достаточно благоприятной погоде и без лишних задержек, то судам из Керчи пришлось несколько дней находиться у берегов Крыма для перегрузки топлива и отплывать в условиях шквального норд-оста. Для некоторых переход к берегам Турции длился до 10 дней. Плывущим на кораблях не хватало питьевой воды и съестных припасов. Единственной крупной потерей во время эвакуации белых из Крыма стал миноносец «Живой» с несколькими сотнями людей на борту, который также отчалил в свой последний путь из Керчи.

На наш взгляд, авторы блестяще справились с поставленной ими задачей. Несмотря на свой скромный объем (144 страницы), в книге достаточно полно описывается керченская страница крымской эвакуации осенью 1920 г. Источниками послужили опубликованные документы, а также мемуары непосредственных участников драмы. Им уделено особенное внимание.

Книга состоит из десяти разделов. Вслед за предисловием идёт обзор состояния врангелевского флота накануне эвакуации. Далее рассказывается о действиях 2-го отряда Черноморского флота перед эвакуацией; подготовке к эвакуации; ее начале; погрузке на корабли и выходе в море. Отдельный раздел посвящён прибытию к керченским берегам крейсера «генерал Корнилов» с Главнокомандующим на борту и его пути в Константинополь. Завершают книгу разделы о морском переходе керченской флотилии и мемориальных мероприятиях, которые проводятся сегодня в Керчи в память о Русском Исходе.

Все даты в книге указаны по новому стилю, а воспоминания цитируются в дореформенной орфографии, которая была родной для авторов мемуаров.

Уникальность исследованию придают редчайшие фотографии из собрания библиотеки де Гольера при Южном методистском университете в Техасе.

Особого внимания заслуживает оформление книги.  Обложка и концепция переплета – заслуга дизайнеров журнала «Спутник и Погром». Благодаря современной графической обработке старые фотографии обретают новое «звучание» и воспринимаются не только как документы эпохи, но и как медийные образы. Такая подача выгодно отличает издание от многого, что было выпущено по теме крымской эвакуации 1920 г. ведущими московскими и питерскими издательствами.

Без преувеличения можно сказать, что книга К. и В. Ходаковских имеет важное значение для изучения истории Белого движения и последних дней Крыма при Врангеле, дополняя известную, в общем, картину трагедии осени 1920 г. множеством новых подробностей.

Впервые опубликовано: «Посев», №?8 (1655), 2015. — с.46

Правила проекта "Белая гвардия" http://ruguard.ru/forum/index.php/topic,238.0.html