Автор Тема: Поэзия Белой Эмиграции  (Прочитано 7814 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн AbigalTopic starter

  • Генерал от Инфантерии
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: бХЭ 2010
  • Сообщений: 672
  • Спасибо: 177
Поэзия Белой Эмиграции
« : 15.02.2011 • 20:21 »
Поэзия Белой Эмиграции как продолжение темы, посвященная Белым стихам...

Авторы следующих стихотворений или малоизвестные или, увы, неизвестные поэты Белого движения, отступавшие воины, будущие эмигранты...

Анатолий Величковский
 
 Моей России больше нет.                  
 Россия может только сниться,              
 Как благотворный тихий свет,              
 Который перестал струиться.
 
     Советским людям будет жаль              
     Навек исчезнувшего света.                
     Россия станет, как Грааль                
     Иль Атлантида для поэта.                

Мы проиграли не войну,                  
Мы не сраженье проиграли,                
А ту чудесную страну,
Что мы Россией называли.

Князь Касаткин-Ростовский

Лишили нас дома, средств к жизни и звания,
На грани поставили нас нищеты.
Но крепко живет в наших душах сознанье,
Что мы перед родиной нашей чисты.

           . . .
               
Бескрасочная жизнь Европы современной
Для нас, взращенных русской шириной,
Узка, сера и родины согбенной
Бессмертный дух мы чуем над собой.
    Здесь шири нет и силы нет привычной
    Ни в мыслях, ни в поступках, ни в делах,
   Там, даже в гибели, безумно хаотичной,
   Какой неподражаемый размах...

        . .  .

Пусть в стакане желтую мимозу
Как привет весны я берегу,
Мне дороже дальние березы,
Что сгибаясь никнут на снегу.

Гнут их низко злобные метели,
Завивает белою пургой,
Вторят им, в бору качаясь, ели,
Серебрит их месяц голубой.

Очертанья милые их тонут
Там, вдали, в родной туманной мгле.
Гнут их ветры и березки стонут
И зовут к родной земле.

В этом стихотворении неизвестного узника ГУЛАГа, напечатанном в журнале "Поиски" № 3, за 81 год, два героя - поручик и автор-узник. Между действиями 60 лет.
Автор рецензии пишет: "Стихи - молитва драгоценны, как свидетельство неучтожимости слова истины, красоты"


ПСИХИЧЕСКАЯ АТАКА.

          Поручик выпьет перед боем,
          Глоток вина походной фляги.
          Он через час железным строем
          Уйдет в психической атаке.
                   Поручик курит до сигнала.
                   На фотографии в конверте
                   Десяток слов, чтоб та узнала,
                   Как он любил за час до смерти.
  Давно проверены мундиры,
  Чтоб заблестеть, где блеск положен,
  И офицеры-командиры
  Уже торжественней и строже.
   Вопрос решен. Итог не важен
   За Русь и власть, за честь и веру,
   Идти им полем триста сажен,
   Не прикасаясь к револьверу.
           Красивый жест! - игра дурная.
            А Русь на Русь! и брат на брата?
           Добро и зло, земля родная,
           Ты перепутала когда-то.
         Падет поручик. Алой змейкой
         Метнется кровь из губ горячих,
         Подарок русской трехлинейки,
         Кусок свинца ему назначен.
   Что ж! Каждый должной смерти ищет,
   И не закон мы друг для друга,
   Но Русь совсем не стала чище,
   Судьба моя тому порукой.
       И я пишу девиз на флаге,
         И я иду под новым флагом,
         И я - в психической атаке
         Немало лет. Безумным шагом!
   И я иду по вольной воле
   По той земле, где нивы хмуры.
   И мне упасть на том же поле,
   Не дошагав до амбразуры.

Дмитрий Кленовский

Д. К. попал за рубеж после второй мировой войны, но в сущности был внутренним эмигрантом всю жизнь. Издав первый сборник юношеских стихов в 1917 г., не считал возможным писать в Сов. Союзе даже для себя, как принято там говорить «в стол».
За годы жизни за рубежом издал 9 сборников.


РОДИНЕ

Между нами — двери и засовы.
Но в моей скитальческой судьбе
Я служу тебе высоким словом,
На чужбине я  служу  тебе.

Я сейчас не мил тебе, не нужен,
И пускай бездомные года
Все петлю затягивают туже -
Ты со мной везде и навсегда.

Как бы ты меня ни оскорбила,
Ни замучила, ни прокляла,
Напоследок пулей ни добила  
Ты себя навек мне отдала.

Душное минует лихолетье,
Милая протянется рука...
Я через моря, через столетья
Возвращусь к тебе издалека.

Не спрошу тебя и не отвечу,
Лишь прильну к любимому плечу
И за этот миг, за эту встречу,
Задыхаясь, все тебе прощу.

          . . .
            
Как слепой ребенок, от рожденья
Материнского на знав лица,
Все-таки запомнил шепот, пенье,
Бережной руки прикосновенье,
Теплоту и нежность без конца.

Так и я, Тебя не видя знаю.
Разуму земному вопреки,
Я Твое дыханье ощущаю,
Голос слышу, шепот понимаю,
Чувствую тепло твоей руки.

Константин Бертье де ла Гард

           ...

Мы - боль и скорбь былого
Не заживших старых ран,
Призрак прошлого святого
Ряды последних могикан!

Нам смены нет и день настанет,
Когда покинув этот свет
Пред императором предстанет
Последний строй его кадет.

Мы уделы всех страданий
Еще страшны врагам своим,
Но не сломает нас изгнанье
Мы честь свою не отдадим.

Нас жизнь уносит понемногу,
Но чувство локтя знаем мы,
Сбираясь в вечную дорогу,
Тесней сомкнем свои ряды.

Пусть мир кипит в кровавой пене,
Своих знамен мы не свернем,
И преклоним свои колени
Перед Россией и царем.

Немного нас но и не надо,
Мы доживем своей средой
И в день последнего парада
Нас ждет могучий мертвый строй!
« Последнее редактирование: 26.02.2011 • 15:43 от Abigal »
"Я, в конце концов, служил не той или иной форме правительства, а служу Родине своей, которую ставлю выше всего."
***
«Конечно, меня убьют, но если бы этого не случилось, – только бы нам не расставаться".
Александр Васильевич Колчак

"...Если Новая Россия забудет Вас - России, наверное, не будет."

Правила проекта "Белая гвардия"

Оффлайн AbigalTopic starter

  • Генерал от Инфантерии
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: бХЭ 2010
  • Сообщений: 672
  • Спасибо: 177
Re: Поэзия Белой Эмиграции
« Ответ #1 : 15.02.2011 • 20:35 »
Георгий Иванов

             . . .

Несколько поэтов, Достоевский,
Несколько царей, орел двуглавый
И державная дорога — Невский.
Что мне делать с этой бывшей славой?
     Бывшей, павшей, изменившей, сгнившей?
     Широка на Соловки дорога,
     Но царю и Богу изменивший
     Не достоин ни царя, ни Бога.

Н. Снесарева-Казакова.

Кадеты Каппелевцы


Там — под бурю набатного звона,
В снеговые сибирские дали
Они мчались в горящих вагонах,
На разбитых площадках стояли.

Они пели, безумные, пели —
Обреченные в жертву Вандалу.
На их черных кадетских шинелях
Еще свежая кровь не застыла!

Красный флаг наступал отовсюду,
Русь металась подстреленной птицей ...
Никогда, никогда не забуду
Эти русские, детские лица.
 
        .  .  .
            
Как звезды были их глаза
Простые, русские кадеты;
Их здесь никто не описал
И не воспел в стихах поэта.
Те дети были наш оплот.
И Русь поклонится их гробу;
Они все там до одного
Погибли в снеговых сугробах..."

Н. АГНИВЦЕВ

 .  .  .

В Константинополе у турка
Валялся, порван и загажен,
План города Санкт Петербурга, —
В квадратном дюйме триста сажен.

И хлынули воспоминанья,
Прерывист шаг и взор мой влажен.
В моей тоске, как и на плане,
В квадратном дюйме триста сажен.

          . . .

Как вздрогнул мозг, как сердце сжалось,
Весь день без слов, вся ночь без сна:
Сегодня в руки мне попалась
Коробка спичек Лапшина.

О сердце, раб былых привычек,
И перед ним виденьем вдруг
Из маленькой коробки спичек
Встал весь гигантский Петербург:

Исакий, Петр, Нева, Крестовский,
Стоэвонно-плещущий Пассаж,
И плавный Каменноостровский,
И баснословный Эрмитаж.

Последним отзвуком привета
От Петербурга лишь одна
Осталась мне вот только эта
Коробка спичек Лапшина

МОЛИТВА РЕБЕНКА

Господи, Боже Ты мой,
С доброй, седой бородой,
Боже, склонись с неба к маленькой,
Господи, Боже Ты мой.

Очень мне плохо и жутко,
Очень мне холодно здесь...
Можно к Тебе на минутку
В небо по лесенке влезть?
Там - говорят - очень много
Хлеба в Твоей вышине...
Знаешь, все время, ей Богу,
Есть очень хочется мне.

С белого, белого неба
Кинь для России, Господь,
Чуточку черного хлеба,
Самую чуточку хоть.
Боже, для нас в переулке
Сделай, пожалуйста, так,
Чтоб пятачковая булка
Стоила снова пятак.

Чтоб русский с русским не дрались,
И чтоб еще по ночам
Не приходили, ругаясь,
Люди с винтовками к нам.

Боже, в любви неизменной,
Скоро ль придешь с высоты?
Только уже непременно
Сам опустись нынче Ты.
Если ж для дела такого
Сына - Христа - своего
Снова пришлешь Ты, то снова
Люди убьют здесь Его.

И вот еще, милый Боже,
Очень прошу Тебя я
Мне объяснить, отчего же
"Русской" ругают меня.
Русской была я и буду,
Если родилась такой!
Разве быть русской так худо?
Господи, Боже Ты мой.

С белого, белого неба
Кинь для России, Господь,
Чуточку черного хлеба,
Самую чуточку хоть...

Берлин 1921 г. (КП 40, 1986)

Полковник Н. А. Чудинов

ПОКАЯННАЯ


Со святыми в селеньях небесных
Упокой, Боже, павших в бою
За родную страну, и безвестных,
Убиенных за веру Твою.

Имена их Ты, Господи, веси,
Кто заполнил безвестных могил
Длинный ряд, всех пропавших без вести,
Всех, в подвалах ЧК кто почил.

Истекали когда они кровью,
Ни один дорогой человек
Не склонился у их изголовья,
Не закрыл холодеющих век.

Миновали кого вражьи пули,
Доконали тифозные вши,
А другие навеки уснули
На постах в неизвестной глуши.

Завывали в полях волчьи своры,
Стон забытых в поле заглох,
А в подвалах ЧК гул мотора
Заглушал убиваемых вздох.

Сохрани, Боже, воспоминанье,
Да пройдет оно из рода в род,
Об их подвигах, смерти, страданьях -
За отчизну и русский народ.

Святый Боже, спаси и помилуй,
Отпусти величайший наш грех,
Что мы, жизнь сохранивши и силы,
Забываем подвижников тех.

Замоливши лишь грех, из скитанья
Возвратимся к земле, залитой
Жарким потом, слезами страданья
И их жертвенной кровью святой.

Всеблагий, Всемогущий, помилуй,
Обрати на Россию свой взор,
Возврати ей и славу и силу
И сними поношений позор.

(Белая Церковь, 1927 год)

           * * *

Кто снимет с нас позорные оковы,
Кто возвратит нам Родину и честь,
Кто воскресит старинные основы
И принесет прощенье, а не месть?!

Один лишь Он, наш светозарный Воин,
На землю посланный от Бога Сил,
Кого народ заблудший недостоин,
И Кто забыл все, понял и простил.

(Белая Церковь, 1928 год)
"Я, в конце концов, служил не той или иной форме правительства, а служу Родине своей, которую ставлю выше всего."
***
«Конечно, меня убьют, но если бы этого не случилось, – только бы нам не расставаться".
Александр Васильевич Колчак

"...Если Новая Россия забудет Вас - России, наверное, не будет."

Правила проекта "Белая гвардия"

Оффлайн Ander

  • VIP
  • Штабс-Капитан
  • *
  • Дата регистрации: пЭТ 2011
  • Сообщений: 57
  • Спасибо: 69
  • Без Царя земля - вдова и народ - сирота
Re:Поэзия Белой Эмиграции
« Ответ #2 : 18.03.2011 • 01:18 »
Русь моя венчальная, нет тебе границ...

Русь моя венчальная,
Нет тебе границ,
Грусть моя печальная
Выше вольных  птиц.

Сказкой,  самородками,
Мудростью  крепка,
В горе людском кроткая,
И на ум ловка.

Сколько судеб  скошено
В ледяной поход!
Сколько рук изношено,
Переживши гнёт.

Русь моя безгранная,
Как страдала ты!
Долюшка изгнанная,
Вдоль границ кресты.

Через дали дальние,
Гнал овец пастух;
Возводил  сусальные
Церкви  русский  дух.

Дух Руси не вытравить,
Не загнать в тупик,
Русский может выстоять
Шахту и тростник.

Где вы, деды сгинули?
На какой земле?
Гнули ноги, спину ли,
Пали ли в седле?

Казаки изгнанные,
И дворянский люд,
Мужики сто кранные
Пальцем  скобы гнут.

Казаки Яицкие,
Знают  наизусть.
Руки как мужицкие
Воскрешали  Русь.

Светятся атласные
Церкви купола,
Русских пасху празднуя,
Слышалась  хвала.

Благодарно голову
Казачок склонил,
-Береги честь смолоду-
Дед благословил.

Русь - она кончается,
Только ныне  там,
 Где с судьбой  венчается
Православный храм.
            Людмила Ларкина


Уральские казаки в изгнании
[ Guests cannot view attachments ]


Песни  над «станицею»-
На чужой земле,
Мне бы половицею
Скрипнуть на селе;

Увидать родимую
Липу пред окном,
Стать  уральской глиною-
Крынкой с молоком,

Иль повиснуть радугой,
Заглянув,  в свой дом,
Стать кому - то  надобной,
На селе родном….

Душа к дому просится,
Помня в церкви лик…
Лишь опять  доносится
Кукабары крик…
                Людмила Ларкина


"Не бывает атеистов в окопах под огнем"

Оффлайн elektronik

  • Генерал от Инфантерии
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: РТУ 2009
  • Сообщений: 2713
  • Спасибо: 223
Re:Поэзия Белой Эмиграции
« Ответ #3 : 25.06.2011 • 22:51 »
ЛЕМНОС, ГАЛЛИПОЛИ, БИЗЕРТА.

Лемнос, Галлиполи, Бизерта!
Наш белый колокольный звон:
Как сердце русское согрето
Созвучьем дорогих имен.
Как много в этих трех коротких
Словах умеем мы прочесть:
Все наши белые походы,
И подвиг наш, и нашу честь!

Н.Снесарова-Казакова Прага. 1937.

"ГУБА"

То было у моря, где синяя пена,
Где вовсе не видно изящных карет,
Где груды развалин и голые стены.
В заливе стоял небольшой минарет.
А возле него возвышалась спесиво
Старинная башня прошедших веков.
Красавица башня! Ты много видала,
В глубоких подвалах ты предков вмещала!

Твои молчаливые мрачные стены
Говорят о былом;
Что деды терпели -
Ты знаешь о том!
Прошли года, ушли поколения,
Как видно, твоя уже такая судьба:
Нас, русских, неволить твое назначенье,
Была ты темницей, теперь же "Губа"!

Записал на "Губе" Анатол Гар.

НАКАЗ МАТЕРИ-КАЗАЧКИ.

Мать сыночка на фронт провожала
Со слезами на впалых глазах.
Материнский наказ пропептала:
"Милый сын, будь героем в боях!
Ты казак, ты идешь добровольцем,
Чтоб родную страну защищать.
В битвах правых за честь и свободу
Вспоминай свою старую мать.
Богоматери чаще молися:
"Пресвятая, от смерти храни!".
Когда будешь идти на разведку,
Путь опасный крестом осени.
Богатырские плечи расправив,
На врага за отчизну - вперед!
Мчись стрелою иль быстрою птицей:
Смелых пуля и штык не берет!"

Из стихотворения Е.Правдина.



ПРИЗЫВ.
Близок час! Взметнулись крылья ночи.
Славьте солнце. Слышен стали звон!
Пусть звучит и мстительней и громче
Наш призыв со всех земных сторон.
К сапогам, гвоздями кованным,
Липнет жирный чернозем;
К русским далям заколдованным
Мы с молитвою идем.
Молния клубящиеся тучи
Рассечет карающим мечем;
Мы лицом падем в тоске горючей
На ладонь, пробитую гвоздем.

А.Коморовский.


Правила проекта "Белая гвардия" http://ruguard.ru/forum/index.php/topic,238.0.html