Автор Тема: Эмигрировавшие части Белых Армий на службе Вермахта.  (Прочитано 104709 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн elektronik

  • Генерал от Инфантерии
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: РТУ 2009
  • Сообщений: 2743
  • Спасибо: 228
КОМАНДУЮЩИЙ РУССКИМ КОРПУСОМ
ПОЛКОВНИК АНАТОЛИЙ ИВАНОВИЧ РОГОЖИН



    Анатолий Иванович Рогожин родился 12 апреля 1893 г. в станице Червленной, Терской области в семье казачьего офицера. Окончил Владикавказский кадетский корпус (1911) и Николаевское кавалерийское училище портупей-юнкером (1913).

    В чине хорунжего вышел в 1-й Кизляро-Гребенский генерала Ермолова полк Терского казачьего войска в то время находившийся в составе русских войск в Персии. В составе полка возвратился в Россию (24 апр. 1914) и был откомандирован с пулемётной командой в Штаб 3-й Кавказской казачьей дивизии (1 авг. 1914) с которым прибыл на Юго-Западный фронт.

    За участие в боевых действиях был награждён боевыми орденами до ордена Св. Владимира 4-й ст. с мечами и бантом включительно. Прикомандирован к Собственному Е.И.В. Конвою (24 мая 1915), а затем переведён Л.-Гв. в 4-ю Терскую казачью сотню (4 окт. 1915). Командирован для сопровождения вдовствующей Императрицы Марии Феодоровны в г. Киев (осень 1915). Переведён Л.-Гв. в 3-ю Терскую сотню (25 февр. 1916) и командирован для службы при Его Императорском Величестве во время Высочайшего пребывания в действующей армии (26 февр. 1916). Из Ставки Верховного Главнокомандующего командирован начальником команды в г. Киев для службы при Государыне Императрице Марии Феодоровне (10 июня 1916—5 апр. 1917). Произведён в чин сотника (23 марта 1917). После переформирования Конвоя в два дивизиона назначен в Терский Гвардейский казачий дивизион (1 мая 1917), в составе которого прибыл на Терек, где принял участие в борьбе с анархией. Назначен временно исполняющим должность адъютанта дивизиона (24 марта 1918).

    Участвовал в восстании терских казаков против большевиков (июнь 1918). Назначен командиром Л.-Гв. 2-й Кубанской сотни (начало 1919), действовавшей в Каменноугольном бассейне. Тяжело ранен в боях на Царицынском фронте (1919). Назначен командиром 1-й сотни Терского Гвардейского дивизиона (1 авг. 1919) и принял участие в боях с красными под г. Святой Крест. Произведён в чины подъесаула и есаула (янв. 1920). Назначен командиром Терского Гвардейского казачьего дивизиона (весна 1920) и прибыл в Крым, где дивизион был переформирован в сотню. Прибыл на о. Лемнос, откуда вместе с сотней был вызван для несения службы в личном Конвое Главнокомандующего генерала П. Н. Врангеля.

    В Югославии, после службы в пограничной страже назначен помощником командира Кубанского Гвардейского казачьего дивизиона, а затем – командира Собственного Е.И.В. Конвоя (1937). В 1941 г., будучи в чине полковника, прибыл в Белград на формирование Русского Корпуса и был назначен командиром батальона 1-го полка. Назначен командиром 5-го полка (11 февр. 1944). Во время боёв в долине р. Ибра назначен командиром боевой группы «Ибр». Назначен командиром Сводного полка (26 окт. 1944), за умелое руководство боевыми операциями которого награждён Железным крестом 2-го класса. За бои под г. Бусовача, где полк действовал в полном окружении, награждён Железным крестом 1-го класса (февр. 1945).

    После скоропостижной смерти генерал-лейтенанта Б.А. Штейфона принял командование Русским Корпусом (30 апр. 1945). Проявил твёрдость и мужество в переговорах с германским командованием о выборе направления для перехода австрийской границы, чем спас Русский Корпус от неминуемых больших потерь. В Австрии организовал сдачу Корпуса английскому командованию. После переезда в лагерь Келлерберг, будучи его начальником, способствовал своей деятельностью избавлению чинов Корпуса от выдачи советским властям. Арестован английской контрразведкой с целью выдачи в СССР, но по приказанию английского командующего генерала Стила был освобождён и вернулся в Келлерберг. Основал Союз бывших чинов Русского Корпуса и стал его председателем (1 нояб. 1945). Ведя упорную борьбу по вывозу бывших чинов Корпуса из Келлерберга в заокеанские страны, одним из последних (конец 1951) покинул лагерь, когда основная масса его соратников была уже устроена.

    Переехал в США, где продолжал вести большую активную работу в русских воинских и общественных организациях. Скончался 6 апреля 1972 г. и похоронен на кладбище Успенского Ново-дивеевского женского монастыря в Спринг-Валлей (штат Нью-Йорк, США).



    Русский Корпус на Балканах во время II Великой войны 1941-1945.
    Воспоминания соратников и документы.
    Сборник второй.СПб, 1999, С.427-428.


    Сочинения:

    1). Рогожин А.И. Последние дни Корпуса // Русский Корпус на Балканах во время II Великой войны 1941-1945 гг. Исторический очерк и сборник воспоминаний соратников/ Под ред. Д.П. Вертепова. Нью-Йорк, 1963. С.346-401.
    2). Рогожин А.И. Послесловие к очерку "Последние дни Корпуса" // Русский Корпус на Балканах во время II Великой войны 1941-1945 гг. Воспоминания соратников и документы. Сборник второй/ Под ред. Н.Н.Протопопова и И.Б. Иванова, СПб, 1999. С.378-388.

    Документы:

    1). Послужной список младшего офицера Терского Гвардейского казачьего дивизиона сотника Рогожина // Наши Вести, № 452, 1998, С.11-13.

    О нём:

    1). Протопопов Н.Н. Полковник Рогожин // Наши Вести, № 358, 1976, С.4-5.
    2). Полковник Франк. Полковник Рогожин // Наши Вести, № 314, 1972, С. 10-11.
    3). Юрканов И.Я. Памяти полковника А.И. Рогожина // Наши Вести, № 387, 1982, С.16-17.
Правила проекта "Белая гвардия" http://ruguard.ru/forum/index.php/topic,238.0.html

Оффлайн elektronik

  • Генерал от Инфантерии
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: РТУ 2009
  • Сообщений: 2743
  • Спасибо: 228
фотографии Русского корпуса
« Ответ #61 : 25.02.2011 • 21:37 »

Приезд командира корпуса
ген. Б.А. Штейфона (в центре)
в расположение 2-й дружины
1-го полка
г. Крупань. 24.01.1942.
======================================================

Молебен в Русском Корпусе.
======================================================

Духовой оркестр в строю
======================================================

Подразделение Русского Корпуса в противогазах
======================================================

5-я сотня, IV отряд, II взвод.Третий слева сидит ген.-майор В.М. Пулевич.
г. Ниш, 17 сентября 1942 года
======================================================

Молебен на артиллерийской позиции.
Священник окропляет святой водой
орудие, замаскированное вблизи бункеров
=======================================================

Казачья сотня на привале, 10.05.1942.
В фуражке стоит полковник
Б.С. Гескет (1890-1944),
командир 4-го полка Корпуса
=======================================================

Корпусной праздник
в Аргентине, 1965 год.
========================================================

Корпусной праздник
в Ричмонде, 1968 год.
========================================================

Праздник Русского Корпуса
Мельнбургский Отдел СчРК
1963 год.
========================================================

Портрет полковника А.И.Рогожина
в Сан-Франциском Отделе СчРК
========================================================

Корпусники - участники Съезда
в Наяке, 9 июля 1983 года.
========================================================

В зале Корпусного Дома
г. Буэнос-Айрес, Аргентина.
========================================================

50-летие Русского Корпуса.
Выступает поручик В.В. Гранитов.
Юбилейный Съезд в Аргентине, сентябрь 1991 г.
=========================================================

Слово Архиепископа Антония
на корпусном празднике
Сан-Франциско, 1992 год.
=========================================================

Поруч. В.В. Гранитов (слева)
с редактором "Наших Вестей"
И.Б.Ивановым у Николаевского
кав. училища. С.-Петербург,1997.
==========================================================

Атаман Н.Н. Протопопов (слева)
и Председатель РОВСа(1997 г) В.В.Гранитов
у памятника казакам в Лиенце.
===========================================================

Дочь и вдова офицеров-корпусников Т.А. Плищенко читает "Положение о Медали 80 лет Белой борьбы". Слева М.М. Борель - внучка основателя Добрармии ген. М.В. Алексеева. Буэнос-Айрес, 1999 г.
=================================================================

Слева направо: ныне действующий (2011 г.) Председатель РОВС капитан Иванов И.Б.,
потомок Белого Воина Северо-Западной Армии;
Т.А. Плищенко, дочь
гв. поручика А.Н. Дуброва и
внучатая племянница генерала
М.В. Алексеева Т.П. Борисова, 1999.
=================================================================

Слева направо: ппрчк. Е.В.Гранитов,
администратор "Наших Вестей"
О.П. Завадская-Кованько,
Н.М. Калиновская - дочь полк.
М.Т.Гордеева-Зарецкого. 1999 г.
Правила проекта "Белая гвардия" http://ruguard.ru/forum/index.php/topic,238.0.html

Оффлайн Artist

  • Штабс-Капитан
  • *****
  • Дата регистрации: пЭТ 2010
  • Сообщений: 50
  • Спасибо: 35
  • ВЕРА И ВЕРНОСТЬ
Они - не предатели, они исполнили свой долг! И никто из смертных не в праве их осуждать!
Проклятые! Оплели, испоганили... Но не будет! Не сломите! Мы устоим, вы - сгинете...

Оффлайн White cross

  • Со - Модератор
  • Штабс-Капитан
  • **
  • Дата регистрации: РЯа 2011
  • Сообщений: 594
  • Спасибо: 173
  • Amora vinced omnia
Раньше мне действительно казалось, что они предатели, а сейчас я стал понимать, что нет. Это несчастные обманутые подлой нацистской пропагандой люди. Сама мысль, что немцы могли принести нам свободу кощунственна. Их идеология, отношение к славняам общеизвестно. но эти люди верили, что в сложившейся ситуации это единственный шанс спасти нашу Родину от большевистской оккупации. Это их личное дело. Пусть их судит Бог, а не мы. Кто знает, как бы поступил в такой ситуации каждый из нас. Просто мы сегодня слишком хорошо знаем, что такое фашизм, особенности их идеологии, а те люди не были уверены, что нацисты это абсолютное зло. Это идеалисты, которые поверили в заведомо невозможное. Я категорически против их героизации, как сделали наши братья украинцы. Если бы в ВОВ победили бы фашисты мы бы все стали рабами. Это очевидно. Поэтому это не герои, но и не предатели. Повесить ярлык самое простое. Нужно понимать почему они так поступали и пожалеть их. Возможно, что среди них были предатели, которые воевали за себя, а не за Россию, но мы этого уже никогда не узнаем, кто есть кто. Тут главное мысли с которыми чедлвек шёл в бой. Их знает только Бог. Я не против того чтобы кому-то из них ставли памятники, но желательно не в крупных городах, а в тех местах с которым связана их жизнь, боевые действия. Это русские люди. Мы должны помнить о них. И никто не знает, кто из них совершал предательство, а кто нет. Ошибка - это ещё не предательство. Но если говорить обо мне то, конечно со своим образованием, если бы я в ту пору жил, знаю, что сразу же в первые дни войны вступил бы Красную Армию, дабы защитить свою Родину от оккупации, но никто не знает, что было бы потом. А если бы жил в эмиграции то сначала воевал бы в Испании на стороне Франко, а потом скорее всего рискнул бы отправиться на западный фронт воевать на стороне английской армии. Большевики это свои оккупанты, а немцы чужие. Своя оккупация всегда лучше. Да и потом я читал, что Гитлер вообще хотел разрушить Москву. Кто знает, что было бы если бы. Сколько немцы взорвали храмов, разграбили ценностей, убили тех же свящннников. Всё это было.    
« Последнее редактирование: 09.06.2011 • 18:16 от White cross »
«Через гибель большевизма к спасению России. Вот наш единственный путь, и с него мы не свернем» - Генерал Дроздовский

Оффлайн Дмитрий

  • Штабс-Капитан
  • *****
  • Дата регистрации: ФХЪ 2010
  • Сообщений: 200
  • Спасибо: 102
Чтобы правильно оценивать этих людей, нужно сначала дистанцироваться от точки зрения "совков" и их псевдо-исторических утверждений. Например, что касается Русского Корпуса на Балканах, то совки представляют его как какой-то сброд карателей, действовавших будто-бы против населения приютившей его страны. Но это очевидная ложь. Они боролись с коммунистическими партизанами, к которым отношение немалого числа сербов было резко негативное. Более того, бойцы Русского Корпуса когда предоставлялась возможность, защищали сербское население от бесчинств хорватов. И совершенно неверно, будто бы коммунистические партизаны олицетворяли собой патриотические силы сербского народа. Так в газете "Ново време" от 11 августа 1941 г. сербские деятели опубликовали "Призыв к сербскому народу": "В этом обращении подчеркивалось, что "сербский народ переживает тяжелые дни", и в то время как "каждый настоящий патриот должен помогать сохранять в стране порядок и спокойствие", "горстка иностранных наемников и саботажников, по приказам преступного большевизма, своими безумными действиями...пытается вызвать пожар уничтожения и истребления". Подписавшиеся под призывом утверждали, что "долг каждого настоящего сербского патриота всеми силами помешать намерениям коммунистических преступников", и в силу этого призвали "весь сербский народ решительно, в любых условиях и всеми силами помочь нашим властям в борьбе против этих врагов сербского народа и его будущего"."
"Бог не в силе, а в правде".

Оффлайн Dageron

  • VIP
  • Штабс-Капитан
  • *
  • Дата регистрации: ЭЮп 2010
  • Сообщений: 136
  • Спасибо: 110
Русское освободительное движение на весах истории
http://www.belrussia.ru/page-id-2336.html

Оффлайн elektronik

  • Генерал от Инфантерии
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: РТУ 2009
  • Сообщений: 2743
  • Спасибо: 228
О роли и месте белых в Второй мировой войне

    * 23 Июн, 2011 at 12:17 PM сайт РОВС ПЕРЕКЛИЧКА

В этом году отмечается Семидесятилетие начала германо-советской войны. Данная дата до сих пор является одной из самых спорных в истории Второй мировой войны. На такие вопросы, как: знал ли Сталин о планах Гитлера, каковы причины проигранной РККА летней кампании 1941г., до сих пор не найдено ответа. Как правило, объектом исследований российских историков и публицистов становится только «советское общество» и его настроения в связи с 22 июня, и только в последние 20 лет широкому кругу населения стало известно о других настроениях «других русских».

Эти «другие русские» были представителями «русского зарубежья»- уникального явления во всей тысячелетней русской истории. Русская эмиграция в Европе к тому моменту прожила более 20 лет в изгнании. Эти двадцать лет можно охарактеризовать, как время борьбы, время надежд и разочарования. По данным Лиги наций в Европе осело более одного миллиона беженцев и эмигрантов после окончания военной фазы Первой Гражданской войны 1917-1922гг. Ядром эмиграции, не позволившим ей превратиться в безликую и бесправную массу людей и кучку «политических эмигрантов», стали военные кадры Русской армии генерала Врангеля, объединенные в РОВС и множество других политических и ветеранских организаций. Именно среди них была рождена мечта о «Весеннем походе» за «Чертополох». Но к 1941г. золотой век русского зарубежья подходил к концу, не стало таких лидеров как генералы П. Н. Врангель и А.П. Кутепов, что могли объединить и влияли своим авторитетом, умирали естественным образом многие старшие офицеры и лидеры русского зарубежья.


Известие о начале германо-советской войны было встречено эмиграцией с надеждой на возможное возрождение России и Русской Армии. Русские эмигранты, несмотря на двадцатилетие вынужденного бездействия, с самого начала войны понимали, что их место на Востоке. Генерал А.А. фон Лампе обратился с письмом в немецкий Генеральный штаб, с предложением о формировании отдельных русских частей на основе Объединения Русских Воинских Союзов, III и IV отделов Русского Обще-Воинского Союза. Получив отказ за подписью генерала Браухича, генерал Фон Лампе обратился 17 августа с письмом ко всем чинам ОРВС, в котором предоставил право каждому чину Объединения самостоятельно использовать все возможности для отправки на Восток.

Таким правом воспользовались многие эмигранты, что поступали в отдельные немецкие части, структуры (Г.П. Ламсдорф, И.К. Сахаров и т.д.) и службы (К.Г. Кромиади и т.д.), для отправки на Восток. В последующем, именно они сыграют одну из основных ролей в формировании первых русских частей воевавших в составе Вермахта.

Если официальный Берлин не дал добро на участие русских эмигрантов в «Крестовом походе против большевиков» и формированию из них частей для отправки на Восточный фронт, то многие сочувствующие немецкие ведомства и другие участники «Крестового похода против большевиков» с удовольствием начали использовать таких добровольцев.

Русских добровольцев можно было встретить во всех частях, что воевали на Восточном фронте, в испанской «Голубой дивизии» (Тоцкий Л.Г.,), в составе КСИР (Сладков Н.К.,Яремчук А.П.), в контингенте румынской армии и во многих национальных легионах Вермахта и Ваффен СС (Г.В.Чехов).

О создании первого полномасштабного воинского формирования из числа русских эмигрантов было объявлено 12 сентября 1941г. М.Ф. Скородумовым в далеком от Берлина Белграде. Это был легендарный Русский корпус. Можно смело сказать, что Русский корпус стал «лебединой песней» РОВС, его III и IV Отделов, самых активных частей, все межвоенное двадцатилетие проводивших активную деятельность по борьбе с СССР.

Русские эмигранты стали именно тем костяком, на котором были созданы все крупные казачьи части Вермахта.

Общая численность русских эмигрантов, что с оружием в руках отправились в «Весенний поход», по оценкам ученых колеблется от 12 000- 22 000 человек.

Именно эта борьба против главного врага России и заставила объединиться многих идейных врагов (чинов Корпуса Императорской Армии и Флота и РОВС) в ряды Русского освободительного движения, став его костяком и основой.

Та часть активной военной эмиграции, что непосредственно не приняла участие в создании Остбатальонов, а в последующем ВС КОНР, участвовала в таких мероприятиях, как организация помощи подсоветским русским.

Начало Советско-Германской войны обернулось трагедией для миллионов солдат и офицеров РККА, что оказались в немецком плену. Положение советских военнопленных было уникальным во всей мировой истории, они оказались не нужны ни победителям не проигрывающей стороне. Все заявления со стороны Советского правительства сводились лишь к тому, что СССР видит в этих людях только предателей, нарушивших военную присягу и Устав, но об этом преступлении советской власти, забывают все современные «оборонцы».

Единственными, кто с самого начала войны, кто пытался хоть что-то сделать для облегчения их жизни- русские эмигранты.

Интересна история княгини Лидии Васильчиковой. Ее деятельность началась весной 1942г., когда русская эмиграции узнала, что за зиму 1941-1942гг. погибло более 1 000 000 человек. Ею был организован сбор денег и одежды для помощи советским военнопленным. Ее поддержали русские люди со всего мира, графиня Панина (Толстовский фонд, США), авиаконструктор Сикорский, граф Зубов и архиепископ Константин (Изразцов) (Южная Америка). К сожалению, ее инициатива не была одобрена руководством Германии, и тогда неравнодушная женщина обратилась к другому бывшему русскому офицеру- К.Г. Маннергейму, который согласился принять более 5 000 продуктовых посылок для советских военнопленных.

К такой же помощи военнопленным можно отнести и активную вербовочную деятельность в Остбатальены русских эмигрантов.

С окончанием Второй мировой войны на Европейском театре боевых действий многие русские эмигранты, делали ВСЕ от них зависящее для спасения участников РОД от насильственных выдач в СССР, где их ждали бы фильтрационные лагеря и практически стопроцентное заключение в ГУЛАГ, а порой даже и внесудебная расправа. При этом, нужно не забывать, что большая часть из русских эмигрантов сама вновь оказалась в положении беженцев, потерявших все, что у них было.

Руководитель РОВС de facto во время Второй мировой войны генерал А.А. фон Лампе писал 5 августа 1945г. Ивану Ильину: «Я сначала решил оставить все, но потом решил, что мой последний долг еще как-то отдать мои последние силы тем, кто в них нуждается,- бесподданным, которым грозит участь быть выданными на мучительную смерть». Белый генерал, что в свои 60 лет вступил в резерв ВС КОНР, потеряв все, что он имел, второй раз в жизни, думал лишь о том, что должен спасти участников РОД и остовцев от выдачи в СССР.

Русская эмиграция за двадцать лет вынужденного изгнания не оказалась сломлена, как не пытались это сделать советские спецслужбы (убийство Кутепова, похищение Миллера), а продолжала жить чувством долга, что необходимо выполнить. Они не превратились в общеевропейцев или французов, а продолжали оставаться непримиримыми русскими патриотами, готовыми при первой возможности отправиться в «Весенний поход» и всеми силами послужить своей Родине!


К.А. Попов
Правила проекта "Белая гвардия" http://ruguard.ru/forum/index.php/topic,238.0.html

Оффлайн Осень

  • Унтер-офицер
  • ***
  • Дата регистрации: ЮЪв 2011
  • Сообщений: 6
  • Спасибо: 3
Здравствуйте! Очень содержательный форум, и поднята крайне интересная тема. Однако, как мне показалось, все участники либо клеймят русских эмигрантов за присоединение к власовскому КОНР, либо защищают их. Тем не менее, позиция эмигрантских военных организаций в период Второй мировой войны не была столь однозначна. Существуют исследования современных историков (Цурганов, например), в которых подчёркивается как раз НЕОДНОРОДНОСТЬ взглядов "старых" эмигрантов-белогвардейцев в отношении Власова и германского фашизма. Если мы обратимся к документам непосредственного наследника РОВС на территории  Третьего Рейха - Объединения Русских Общевоинских Союзов (ОРВС), то увидим, что далеко не все эмигранты, желавшие бороться против СССР, разделяли взгляды Власова и соглашались с позицией КОНР. Немцы, со своей стороны, сделали всё, чтобы не допустить объединения в РОА бывших "белых" и преребежчиков-"красных". Для бывших белых генералов, претендовавших по-прежнему на возглавление всего Русского освободительного движения Власов был во многом несимпатичной фигурой (двойной "перелёт", изменивший и коммунистам, и Родине). Председатель ОРВС генерал-майор фон Лампе до последнего воздерживался от личного вступления в КОНР и, в пику Власову, отдал чинов своего объединения именно офицеру вермахта - Смысловскому, который, будучи сотрудником Абвера, формировал свою  Русскую Национальную Армию (1-ую РНА). Т.е. - сотрудничество с фашистами и немецкой армией для руководства ОРВС и РОВС оказалось предпочтительнее, нежели с двойным предателем Власовым. Кстати, Смысловский, в отличие от Власова, свою армию не бросил. Более 500 чинов, как известно, попали в Лихтенштейн и избежали выдачи советским войскам. Вывод: отношения бывших белых военачальников с гитлеровской Германией накануне Второй мировой войны - это очень обширная и интересная тема, которую следует рассматривать отдельно. Можно найти массу объективных причин тому, почему и ради чего руководство военных эмигрантских организаций пошло на сотрудничество с нацистами. (С одной стороны - был генерал Туркул, кричавший о своей верности фашизму ещё в 1936-37 годах, а с другой был генерал Миллер, который исключил Туркула из РОВСа за подобные заявления. ) В какой мере нацисты сами позволили реализовать эту готовность эмиграции к сотрудничеству, выяснилось лишь в 1945 году: полный развал и масса внутренних противоречий раскололи Белое движение, свели деятельность его формирований исключительно к борьбе за выживание в условиях советской оккупации.

Оффлайн Дмитрий

  • Штабс-Капитан
  • *****
  • Дата регистрации: ФХЪ 2010
  • Сообщений: 200
  • Спасибо: 102
Идеология КОНР для многих старых эмигрантов была неприемлемой, так как будучи монархически настроенными, они отвергали ценности февральской революции. Но все же сотрудничество с Власовым для них представлялось меньшим злом, чем с бандитом джугашвили.
"Бог не в силе, а в правде".

Оффлайн elektronik

  • Генерал от Инфантерии
  • Штабс-Капитан
  • ***
  • Дата регистрации: РТУ 2009
  • Сообщений: 2743
  • Спасибо: 228
К 7О ЛЕТИЮ 5-ГО ДОНСКОГО КАЗАЧЬЕГО ПОЛКА.

Начало советско-германской войны казачество восприняло, как возможность, с помощью немцев, освободиться от ненавистного большевицкого режима. На хуторах и станицах были выбраны атаманы, созданы отряды самообороны. 6 октября 1941 года командование Вермахта разрешило создавать казачьи воинские части для борьбы с партизанами.

Днем рождения 5-го Донского казачьего полка приказом от 1943 принято считать 28 октября 1941 года – дату первой боевой операции 102-го восточного казачьего эскадрона. Эскадрон был сформирован бывшим майором РККА Кононовым Иваном Никитовичем 23 октября 1941 года в Могилёве, из добровольцев, военнопленных, преимущественно из раскулаченных и репрессированных уроженцев казачьих обл. Дона, Кубани и Терека.


С октября 1941 по июнь 1943, под командованием Кононова (в чине майора), эскадрон постоянно участвовал в интенсивных боевых действиях в тылу группы армии «Центр». 27-29 октября, в районе деревень Шепелевичи – Мортяновичи – Глубокое, под Могилевом, сотнями Кононова был уничтожен советский десантный отряд майора Яснова и старшего батальонного комиссара Гущенко, численностью около двух батальонов. Десантники потеряли 171 чел. убитыми, 348 ранеными и 257 пленными. Казаки потеряли 63 чел. убитыми и 29 ранеными. Вначале 1942 кононовцы приняли участие в боях против 1-го гв. кавалерийского корпуса генерала Белова окруженного в р-не южнее Вязьмы и Дорогобужа. Кононов положительно отнесся к прибытию и назначению на офицерские должности группы офицеров-эмигрантов во главе с майором А. Н. Пуговочниковым.

Из воспоминаний К. С. Черкасова: «Интенсивное впечатление произвёл он на нас. Стройный, подтянутый, резкий и поворотливый, с моложавым румяным лицом и длинной пушистой, белой, как лунь бородой, Пуговочников производил впечатление красавца-старика, затянутого в мундир. Он был похож на офицеров Павловских времён, о которых нам, молодым казакам, пришлось только читать в книгах. «Дедушка-майор» называли его между собой казаки-кононовцы. О нём рассказывали всякие легенды, говорили, что он неимоверно строгий, придирчивый, неугомонный и злой старик. Однако из рассказов можно было заключить, что казаки всё-таки любят своего злого «Дедушку-майора». Помню, один казак рассказал нам, как однажды, ещё когда их полк стоял в Могилёве, он со своим приятелем, ночью, украдкой, ушли из казарм погулять к «девочкам», что строго преследовалось. Утром, пробираясь к забору казарм и стараясь проскользнуть незаметно в казарму, они натолкнулись на объезжавшего верхом расположение полка «Дедушку-майора». Увидав проказников, последний, пришпорив коня, помчался к ним. – Эй, казачки … а ну-ка стой! Давай-ка сюда! – закричал он. Один казак, недолго думая, бросился наутёк, перепрыгнул через ограду и был таков. Другой, в испуге, растерявшись, вытянувшись в струнку, стал докладывать подскочившему к нему Пуговочникову: «Казак Донского войска, второго дивизиона…» Пуговочников закричал на него: «Баба ты, баба, а не казак! Вон казак, убежал, черта с два я его теперь найду, а ты баба, а не казак. Нет у тебя казачьей сноровки. Марш в сотню, трое суток ареста». Подобное о Пуговочникове рассказывали и многие другие казаки. Из всего рассказанного о нём можно было видеть, что хотя «Дедушка-майор» и очень строг, и придирчив, но и явно поощряет ловкость, находчивость, изворотливость, смелость и т. п., то есть то, что называется казачьей сноровкой».

В августе 1942 усиленный батальон, имевший следующую организацию: 2кавалерийских эскадрона, 2 эскадрона самокатчиков, артиллерийский взвод на конной тяге, взвод орудий ПТО (всего 1043 чел.), проводил регулярные рейдовые операции против красных партизан на территории Смоленской, Витебской и Могилёвской обл., действуя в составе войск 203-й (на 2 июля 1942), 201-й (на 25 августа 1942), 286-й (на 10 июля и 4 ноября 1942) охранных дивизий. Осенью 1942 Иван Никитович был произведен в чин подполковника (войскового старшины). На 15 октября штаб батальона занимал д. Круча Круглянского р-на Могилевской обл., обеспечивая охрану предполья ж/д коммуникаций по линиям Витебск – Полоцк (на 28 сентября) и Борисов – Орша (до 20 ноября 1942). За отличия и высокую результативность операций, Кононов, вместе с батальоном, неоднократно отмечался высшим командованием Вермахта. Способный тактик. Отличался личной храбростью, настойчивостью и пользовался популярностью среди подчинённых.

Иван Никитович родился 2 апреля 1900 г. в семье Донского казака есаула Н. Г. Кононова, повешенного большевиками в 1918 г. Служил в РККА на командных должностях до командира полка включительно, участник советско-финской войны. 22 августа 1941, оказавшись в окружении, перешел на сторону противника, с одним из батальонов 436-го стрелкового полка. Из воспоминаний Кононова: «…Живя непосредственно в Советском Союзе, я видел все прелести террора, нищеты, издевательства над народом, находящимся под гнетом коммунизма. Я твердо решил стать на путь открытой борьбы против коммунизма с целью освобождения нашей родины от варваров, бандитов-коммунистов во главе с проклятым, кровавым горным шакалом Джугашвили-Сталиным. Нужно прямо, отчетливо, правдиво сказать, что миллионы людей Советского Союза войну 1941 г. восприняли с большой радостью и надеждой на Германию, что она поможет, наконец, сбросить ярмо коммунизма с людей СССР. Но из-за тупости и беспредельной наглости нацисткой политики, народы Советского Союза не сумели получить освобождение от коммунизма».

По состоянию на 27 декабря, батальон вел ожесточенные бои с партизанами. В марте 1943 года батальон был преобразован в 600-й восточный казачий дивизион в составе: управление, 6 кавалерийских эскадронов, 2 эскадрона самокатчиков, эскадрон мотоциклистов, артиллерийский дивизион (всего 2.3 тыс. чел.).

В июне дивизион убыл на учебный полигон в Млаву, севернее Варшавы, где формировалась 1-я казачья дивизия генерал-майора Х. фон Паннвица. На базе 600-го дивизиона, к 4 августа 1943 года был сформирован 5-й Донской казачий полк под командованием Кононова, который настоял на назначении офицерами исключительно русских (казаков).

С октября 1942 полк участвовал в рейдовых операциях в Восточной Славонии, стычках и боях в р-не населенных пунктов, расположенных юго-восточнее Загреба: Славонска Пожега, Ново-Градишка и др. (октябрь 1943), а также массива Фрушка Гора и в окрестностях (ноябрь 1943), в Босанском походе (зима 1943-1944), у города Глина и Петринья, юго-восточнее Загреба (апрель-май 1944).

Полк нанес серию поражений частям 12-й и 7-й Банийской дивизий НОАЮ (осень 1943-зима 1944). Полковник (июль 1944) Кононов отличился с полком в ходе интенсивных боев с красными партизанами 14-й Средне-боснийской бригады в р-не Прнявора, в Боснии (25-26 июля) и р-не Дарувар–Пакрац юго-восточнее Загреба (август), где кононовцы уничтожили ряд баз и опорных пунктов 28-й дивизии НОАЮ.

Постоянно приходилось конфликтовать с полевыми командирами усташей, систематически расправлявшихся с православным сербским меньшинством на территории НГХ. Кононов негласно разрешал подчиненным в подобных случаях вмешиваться и сопротивляться усташам, вплоть до применения оружия. 26-27 сентября полк участвовал в кровопролитном штурме захваченного красными боснийского г. Баня-Лука, в боях за который, казаками 1-й дивизии и объединенными немецко-хорватскими силами, были разгромлены две усиленные бригады и части 4-й, 39-й и 53-й дивизии НОАЮ. С конца сентября и до начала декабря оперировал в р-не Бьеловара против 32-й и 33-й дивизий , 12-й и 40-й дивизий в р-не Вараждина. В первой декаде декабря, полк, в составе 2-й Кавказкой бригады полковника И. фон Щульца, совершил переход по маршруту Вараждин – Копривница. В боях своими действиями способствовал деблокаде Копривницы.

Наибольшего успеха полк Кононова добился в декабре 1944 г. в бою с регулярными частями 57-й армии генерала Шарохина. 26 декабря 3-й Кубанский полк подполковника Лемана, 5-й Донской полковника Кононова и 6-й Терский подполковника принца К. цу Зальм-Хорстмара, в ожесточенном бою в р-не населенных пунктов Вировитица, Старый Градац и Питомач, нанесли тяжелое поражение 233-й Кременчугско-Знаменской стрелковой дивизии полковника Сидоренко. В бою, в котором Кононов командовал полком прямо на поле боя, были разбиты 684-й артиллерийский полк майора Ахмеджанова и 703-й Белградский Краснознаменный стрелковый полк подполковника Шумилина.

17 января 1945 полк в составе бригады перешел к обороне в р-не Питомача – Вировитица. С конца февраля 1945 на базе 5-го Донского полка начали формировать Отдельную пластунскую бригаду, позднее развернутую 3-ю дивизию.

Мало кто из чинов полка избежал выдачи казаков англичанами советам в Лиенце. Многие, из выданных большевикам, приняли мученическую смерть в лагерях. Генерал-майор ВС КОНР Иван Никитович Кононов выдачи избежал. После войны жил в Австралии, участвовал в деятельности антисоветских организаций. 15 сентября 1967 погиб автокатастрофе.

К завершению, привожу слова А. И. Солженицына: «А теперь надо ж и о тех, кто еще до 1941 года ни о чем другом не мечтал, как только взять оружие и бить этих красных комиссаров, чекистов и коллективизаторщиков… Эти люди, пережившие на своей шкуре 24 года коммунистического счастья, уже в 1941 знали то, чего не знал еще никто в мире: что на всей планете и во всей истории не было режима более злого, кровавого и, вместе с тем, более лукаво-изворотливого, чем большевистский… И вот – пришла пора, оружие давалось этим людям в руки…».

Вечная память всем казакам, павшим в борьбе с безбожным, людоедским большевистским режимом в годы 2-й Гражданской войны 1941-1945 гг., и в миру скончавшимся.



Литература:
К. М. Александров «Русские солдаты Вермахта. Герои или предатели». «Яуза». «Эксмо». Москва 2005 г.
К. М. Александров «Офицерский корпус армии генерал-лейтенанта А. А. Власова 1944-1945». «Посев». Москва 2009 г.
С. Чуев «Проклятые солдаты». «Яуза». «Эксмо». Москва 2004 г.
К. Залесский «Командиры национальных формирований СС».

Николай Бечин (РОВС)
Правила проекта "Белая гвардия" http://ruguard.ru/forum/index.php/topic,238.0.html