Белая гвардия
Белая ГвардияКонтактыКарта сайта
Документы

Закон о реабилитации участников Белого движения

Государственная Дума РФВ целях восстановления исторической справедливости, законных прав и доброго имени всех лиц, принимавших участие в гражданской войне, чтя память погибших за Россию и осуждая проводившуюся партийно-государственную политику репрессий, произвола и беззакония, а также террор тоталитарного государства, Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации принимает настоящий Федеральный закон.

Прочесть...

Поэзия Белой гвардии
 

Ижевско-Воткинское восстание 1918 года

Ижевско-Воткинское восстание 1918 года

Ижевско-Воткинское восстание 1918 года (также известен как: Ижевско-Воткинский антисоветский мятеж) — вооружённое выступление фронтовиков, рабочих, офицеров, гимназистов, учащихся училища оружейных техников под руководством местной организации «Союз фронтовиков» против большевиков и эсеров-максималистов в районе Прикамья в августе—ноябре 1918 года.

Ижевск и Воткинск, в которых находились крупные государственные оборонные заводы, были центрами восстания. На пике восстание охватывало территорию с населением более 1 миллиона человек, а численность повстанческой армии достигала 25 000 штыков. Отличительной чертой восстания было активное участие в нем части рабочих Ижевска и Воткинска, при нейтралитете большинства остальных рабочих. Началось под лозунгом «За Советы без большевиков».

Социальное положение рабочих

Рабочие Ижевска и Воткинска, вместе со своими семьями составлявшие не менее 73—-74 % населения этих городов, принадлежали к особому типу уральских рабочих. На Ижевском заводе в мае 1918 года работало 26,7 тысяч рабочих, на Воткинском — 6,3 тысяч. Их основу составляли потомственные кадровые рабочие, каждое новое поколение которых работало на одних и тех же заводах и зачастую за одними и теми же станками, что и их отцы. По сравнению с приезжими коренные рабочие имели более высокую квалификацию и добросовестность.

Но при этом значительная часть рабочих была связана с деревней. Многие из них имели свою усадьбу, сад и огород, держали скот и домашнюю птицу. В денежном эквиваленте доходы от подсобного хозяйства составляли 15—-27 % от среднегодового дохода рабочего Ижевского оружейного завода.

Запрет свободной торговли, проводимый большевиками в рамках политики «военного коммунизма», вызвал недовольство ижевских рабочих и жителей близлежащих деревень и стал одной из причин восстания.

Политические организации Ижевска

После победы Февральской революции в Ижевске и Воткинске началось быстрое становление общественных и партийных организаций.

4 мая 1917 года в прежде объединённой Ижевской РСДРП произошёл окончательный раскол между большевиками и меньшевиками. В это время городская большевистская организация насчитывала 36 человек. Встретив поддержку рабочих и быстро увеличивая свою численность, к Октябрьской революции она выросла более чем до полутора тысяч человек. Осенью 1917 года в Ижевске был сформирован отряд Красной гвардии, бойцы которого помогали устанавливать Советскую власть в городе и заводских посёлках Прикамья.

В середине лета 1917 года в Ижевске появилась организация эсеров-максималистов. Вскоре максималистское движение становится массовым, а Ижевск и Воткинск — одними из центров максималистского движения России. Большевиков максималисты иногда поддерживали, а иногда — подвергали резкой критике слева. В апреле 1918 года дело дошло до вооружённого конфликта между этими двумя левыми партиями. Несмотря на это, между большевиками и максималистами затем установился окончательный блок, противостоявший блоку правых социалистов: меньшевиков и правых эсеров.

Ошибки, допущенные большевиками, прежде всего при проведении земельной и аграрной политики, привели к недовольству жителей Ижевска и близлежащих деревень. Популярность большевиков падала, и в апреле-мае 1918 года численность их организации в Ижевске сократилась с 1700 до 250 членов. Свою роль в падении популярности блока левых сыграли и действия ультрареволюционных максималистов. Возмущение ижевцев вызвало убийство максималистами меньшевика Сосулина, популярного среди заводских рабочих.

В мае 1918 года инициатива перешла к блоку меньшевиков и правых эсеров. Летом 1918 года, после того, как на прошедшем в середине мая в Москве VIII Совете партии эсеров было принято решение о начале вооруженного восстания, в Ижевск с целью организации восстания прибыли члены ЦК ПСР Н. Н. Иванов и И. И. Тетёркин. Дважды, в конце мая и в конце июня, на выборах в Ижевский Совет большевики потерпели поражение. После этого большевики и максималисты с помощью подкреплений из Казани разогнали городской Совет, и власть в городе перешла сначала к новому исполкому, в котором большинство было за большевиками и максималистами, а затем Ижевскому военно-революционному штабу, возглавлявшемуся большевиком С. И. Холмогоровым. После разгона Совета и последовавших за ним арестов лидеров оппозиционных партий недовольство многих ижевцев продолжало расти.

Позиции правых социалистов усилились после перехода на их сторону городского Союза фронтовиков. Эта организация объединяла солдат и офицеров — ветеранов Первой мировой войны. Несмотря на то, что формально её руководителями были рядовые солдаты и унтера, фактически союзом фронтовиков руководило офицерское ядро, ещё более правое, чем эсеры и меньшевики. Организация насчитывала около 4000 членов, у многих из которых дома хранилось оружие, и стала ударной силой восстания.

Начало восстания

  • Ижевск

Восстание в Ижевске непосредственно связано с падением Казани 6 августа 1918 года под ударами войск Чехословацкого корпуса. Для борьбы с чехословаками в Ижевске была объявлена мобилизация. Основные силы большевиков и максималистов ушли на фронт, и в городе остались только несколько десятков красноармейцев и милиционеров. Именно этот момент и был выбран организаторами переворота.

В ответ на попытку мобилизовать членов Союза фронтовиков фронтовиками и правыми социалистами была начата антибольшевистская агитация среди рабочих. 7 и 8 августа в разных частях Ижевска и непосредственно у заводских цехов постоянно шли митинги. На один из них утром 8 августа прибыли три конных милиционера, в том числе начальник милиции Ижевска Большаков. Митинговавшие напали на милиционеров. Большакову с одним милиционером после выстрелов в воздух из пистолета удалось вырваться, однако второй милиционер был стащен с лошади и убит. Разгорячённая убийством толпа в 9 часов утра направилась на склад завода, где хранились готовые винтовки с патронами. Охрана была обезоружена, и восставшие начали вооружаться.

Офицеры из Союза фронтовиков начали формировать из повстанцев организованные отряды: отделения, взводы, роты — которые затем атаковали немногочисленные части красноармейцев. Понимая, что город удержать неудастся, красные отступали. К исходу 8 августа Ижевск полностью контролировался повстанцами.

  • Воткинск

Воткинские фронтовики держали непрерывную связь с ижевцами. В день восстания в Ижевск прибыли из Воткинска фронтовики Непряхин, Разживин и Петров, доставившие ижевцам просьбу как можно скорее прислать оружие.

В исполнение этой просьбы в Ижевске было решено послать на помощь воткинцам роту в 250 человек, причем каждый боец должен был нести по две винтовки. Эта рота должна была подойти к Воткинскому заводу на рассвете 17 августа, и ее первый залп должен был быть сигналом для восстания воткинцев. Было решено по первому сигналу захватить прежде всего Совдеп и большевистский Центральный исполнительный комитет, и, овладев имевшимися там винтовками, захватить в свои руки почту, телеграф и телефонную станцию, управление завода и казначейство, а также снять рельсы у железнодорожного моста через реку Сивую и этим прекратить сообщение с Камской пристанью.

Численность красного гарнизона в Воткинске составляла 800 бойцов.

В 8 часов утра 17 августа раздался оружейный залп — цепи ижевцев вошли в город с западной стороны, со стороны Сарапульского тракта.

Красные были застигнуты врасплох; среди красноармейцев началась паника, но все же сгруппировалось ядро более 250 человек и начался бой с Ижевской ротой. В это время фронтовики-воткинцы с одними револьверами в руках сбили красные посты, захватили Совдеп, вооружились взятыми там винтовками и бросились на помощь ижевцам, заходя в тыл красноармейцам. Начался уличный бой; большевистский гарнизон был быстро разбит. Красногвардейцы разбегались, бросая винтовки, уходя по тракту на село Дебессы. Коммунисты и чекисты, попавшие в руки рабочим, безжалостно уничтожались. Через час город был очищен от большевиков. В первый же день их отбросили километров на 40 от завода; было захвачено и закреплено село Мишкино.

Повстанческая республика

Организация власти

После победы восстания перед повстанцами встала необходимость организации власти. Был обновлён Исполком Ижевского совета и его президиум, а позже проведены выборы в Совет. Ни большевики, ни эсеры-максималисты, ни анархисты к выборам допущены не были.

Совет просуществовал непродолжительное время: уже 17 августа, в день победы восстания в Воткинске, власть была передана Ижевским советом новому органу — Прикамскому комитету членов Учредительного собрания, названному так по аналогии с самарским КОМУЧем. В состав Прикамского КОМУЧа входило 4 эсера: Н. И. Евсеев (председатель), В. И. Бузанов, А. Д. Карякин, К. С. Шулаков (с 9 сентября). Прикамский КОМУЧ считал самарский КОМУЧ центральным, а себя — его местной структурой. После проведения 9 сентября Прикамским КОМУЧем административной реформы, упорядочивающей систему управления на подконтрольной повстанцам территории, Советская власть на территории Прикамья была устранена полностью.

Новый сдвиг власти произошёл после образования 23 сентября Уфимской Директории. Прикамский КОМУЧ, как и все другие местные антибольшевистские правительства, подчинявшиеся Директории, был упразднен. 14 октября Евсеев сосредоточил в своих руках всю полноту гражданской власти в Прикамье как чрезвычайный уполномоченный Директории, Бузанов, Карякин и Шулаков были назначены его заместителями. В заводских посёлках, подчинявшимся Ижевску, гражданская власть принадлежала особым уполномоченным Евсеева.

Военная власть в повстанческой республике, имевшая не меньший вес, чем гражданская, всё это время принадлежала сначала Штабу союза фронтовиков, а затем, после создания Народной армии, Штабу Народной армии.

Первые шаги повстанческой власти

Одним из первых мероприятий новых ижевских властей стало разрешение свободы торговли, запрещенной при большевиках. Было отменено осадное положение, отменена смертная казнь.

Главной задачей для руководства стало поддержание выпуска военной продукции на Ижевском заводе, которая была необходима для создания повстанческой армии. Для налаживания работы завода было принято несколько популистских мер. Было объявлено, что дни 8-10 августа, когда завод не работал, будут оплачены. Была отменена предельная норма выработки, установлена дополнительная оплата за всё, произведённое сверх нормы. Применялись и агитационные методы: рабочих призывали повышать производительность для успеха восстания.

Многие меры, проведённые большевиками в рамках своей рабочей политики, новые власти не стали отменять, учитывая настроения рабочих. Были оставлены прежние ставки оплаты труда, оставлены в силе прежние декреты Советской власти об условиях работы, социальных гарантиях. Уравнительные тенденции прослеживаются во многих мероприятиях повстанческой власти. Так, например, Прикамским КОМУЧем было принято постановление, по которому и офицеры, и солдаты, и рабочие должны были получать одинаковое денежное довольствие.

Формирование повстанческой армии

Повстанческие власти начали принимать меры по созданию регулярной армии с первых же дней восстания. 10 августа Исполком Совета принял решение о создании Ижевской народной армии. Отряд полковника Федичкина численностью в 300 человек, созданный 9 августа для отражения контратаки красноармейцев, послужил основой для будущей Прикамской Народной армии. 14-19 августа численность отряда увеличилась на 800 человек за счёт пополнения добровольцами, и из него было сформировано несколько рот. Войска были усилены 32 захваченными у красноармейцев пулемётами. Ижевский завод поставлял формирующейся армии повстанцев до 2500 винтовок в сутки.

По приказу Штаба народной армии 24 августа стрелковая рота в составе 4 взводов по 2 отделения была установлена в качестве основной тактической единицы. В каждой роте было от 100 до 250 бойцов. Общая численность ижевских военных частей в это время достигла 6300 чел., в числе которых было 300 офицеров, 3000 фронтовиков и около 3000 рабочих-добровольцев.

Непосредственно в первый день восстания в Воткинске также началось создание военных частей. 17 августа был образован Штаб Воткинской народной армии, начальником которого стал штабс-капитан Г. Н. Юрьев. Командующим вооружёнными силами Воткинска стал капитан Нилов, заменённый 2 сентября капитаном Журавлёвым. В тот же день 17 августа в Воткинске были сформированы 1-я и 2-я стрелковые роты, конный отряд и батарея из 2-х орудий, возглавленные соответственно поручиком А. Н. Наугольных, капитаном Г. И. Мудрыниным, ротмистром М. И. Агафоновым и подпоручиком Семёновым-Дыговским.

По мере роста масштабов восстания происходила реорганизация армии. Командующий Ижевской Народной армии полковник Федичкин стал Главнокомандующим войсками Прикамского края, а на Штаб Ижевской народной армии были возложены функции Главного Штаба Прикамского края. В сентябре—октябре роты в Народной армии сводятся в более крупные воинские части до бригад включительно. Численность повстанческой армии к 13 сентября насчитывала около 15 тысяч человек.

После взятия 31 августа Сарапула повстанцы попытались сформировать Сарапульскую Народную армию. Большого успеха они в этом не добились.

Отмена запрета свободной торговли привлекла на сторону повстанцев значительные слои прикамского крестьянства. Крестьянам было передано около 60 тысяч произведённых на Ижевском заводе винтовок. Было сформировано несколько крестьянских рот, которые затем сводились в более крупные отряды.

Начальный период боевых действий

14 августа отряд Красной армии численностью в 2500 человек предпринял попытку наступления на Ижевск со стороны Казанской железной дороги. Однако в 6 км от города отряд попал в устроенную повстанцами засаду и был полностью уничтожен.

17 августа отряд в 2000 красноармейцев, усиленный 200 кавалеристов и 6 пушками, начал новое наступление с того же самого направления. Однако повстанцы успели построить здесь укрепления. Штурм хорошо подготовленной позиции не удался и красноармейцы вынуждены были отступить. В этот же день отряд воткинских фронтовиков, получивших оружие на ижевском заводе, атаковал расположенные в Воткинске подразделения Красной армии. Советская власть в Воткинске была свергнута.

18 августа началось наступление на Ижевск с востока, от пристани Гольяны. 6000-й отряд красноармейцев под командованием Антонова-Овсеенко был остановлен отрядом фронтовиков полковника Федичкина, а затем полностью окружен подошедшими из Ижевска подкреплениями. После того, как у красноармейцев кончились боеприпасы, восставшим удалось одержать победу. В этом бою повстанцы захватили пушку и несколько пулеметов.

В 20-х числах августа отряд восставших под командованием капитана Куракина занял пристань Гольяны, а 31 августа вошел в Сарапул (находившийся там немногочисленный отряд красноармейцев оставил город без боя). Переправившись через Каму, повстанцы заняли Камбарский завод и несколько деревень, поставив там небольшие гарнизоны. В течение сентября повстанцы установили контроль над Сарапульским и Глазовским уездами, а также заняли узловую железнодорожную станцию Агрыз.

Вот как описывал ситуацию в Воткинске и Ижевске в августе-сентябре 1918 г. нижегородский меньшевик, депутат Нижегородского Совдепа И. Г. Уповалов:

  • Воткинск был неузнаваем. Это был уже не завод, а сплошной военный лагерь. В 10 или 15 верстах от Воткинска шла упорная борьба безоружных рабочих с вооруженными до зубов мадьярами, латышами и китайцами, а внутри Воткинска шла организационная работа Совета рабочих депутатов, местного самоуправления и военного штаба… Работающее в заводе офицерство было призвано организовать армию из восставших рабочих и крестьян. Крестьяне дали хлеб и обмундирование, ижевские рабочие день и ночь не отходили от станков, изготовляли винтовки и пулеметы, патроны и снаряды. Были моменты, когда большевистские латыши и китайцы подходили к Ижевску на 2 или 3 версты. Тогда станки останавливались, рабочие брали винтовки и уходили на фронт, разбивали противника и опять становились к станкам… Через месяц упорной борьбы Ижевская и Воткинская армии с 10 000 восставших рабочих увеличилась до 75 000 штыков. У них уже было более 100 пушек и 700 пулеметов, все взятые у противника.

Внутренний кризис

Если на подъёме восстания существовавшие внутри лагеря повстанцев противоречия отходили на второй план, то к осени, когда повстанцы начали терпеть от Красной армии одно поражение за другим, внутренние противоречия давали о себе знать всё сильнее.

Начались политические трения между правыми социалистами и офицерством из Союза фронтовиков. С точки зрения офицеров, в Прикамский КОМУЧ вошли люди слабые и бесхарактерные, связанные политической программой своей партии, в то время как для успеха восстания, по их мнению, необходим был твердый вождь, не связанный партийностью и преданный идее восстановления в стране государственного порядка. Правые социалисты, в свою очередь, с недоверием относились к офицерам, опасаясь военного переворота. В результате между гражданской и военной властями повстанцев происходило соперничество, приводившее к конфликтам. После одного из них Федичкин подал в отставку с должности Командующего Прикамской Народной армии, на его место был назначен социалист Г. Н. Юрьев, а правящая четвёрка во главе с Евсеевым перебралась в Воткинск.

Сказалась в значительной степени на ухудшении обстановки в ижевско-воткинском лагере и разлагающая роль большевистской пропаганды. Так, редактор повстанческой газеты «Воткинский вестник» А. Гутман в своих мемуарах следующим образом описывал ситуацию в войсках осенью 1918 г:

  • В повстанческой армии, вместо железной дисциплины и устремления всех сил на борьбу с красными, началась обычная социалистическая пропаганда со всеми ее атрибутами. Смертная казнь была отменена. Боевые приказы штаба обсуждались в солдатских группах и часто не исполнялись, особенно в Сарапуле. О строгой дисциплине нечего было и думать. Понятно, что после первого взрыва энтузиазма среди рабочих и крестьян наступило охлаждение. Дисциплина стала падать, а тыл разлагаться. Следственные комиссии (состоявшие из социалистов) держали сотни арестованных в импровизированных арестных домах, с которыми советские агенты имели свободное общение. Началась обычная в то время пропаганда — примирения с большевиками и прекращения «братоубийственной» войны.

Как пишет историк Д. Чураков, причинами нарастания противоречий между руководством восстания и основной массой рядовых участников и ростом разочарования в новой власти являлись также нормы труда, которые с течением времени становились всё менее демократичными. Исследователь отмечает, что сверхурочные работы стали обязательными, в то время как деньги за эти работы числились как задолженность, но не выплачивались. С первой половины сентября рабочим перестала выплачиваться и зарплата: рабочим выплачивалось в лучшем случае 2/3 положенной суммы, остальное также числилось как задолженность.

Началось разложение и в армии, где рабочие составляли её костяк. Если первоначально Прикамская Народная армия формировалась как добровольческая, то уже 18 августа была проведена принудительная мобилизация, ставшая затем обычной практикой. В ходе последней насильственной мобилизации призывались даже 16- и 50-летние.

Террор

С началом восстания повстанцы уничтожили большевистское руководство Ижевска. Были захвачены и жестоко убиты председатель военного отдела Исачев, военный комиссар Лихвинцев, председатель Ижевской ЧК Бабушкин, председатель ревтрибунала Михайлов, начальник милиции Рогалев, члены ревкома Папельмейстер, Боталов, руководитель эсеров-максималистов Посаженникова, был выведен из госпиталя и убит видный деятель Ижевских большевиков В. С. Жечев, а также многие другие представители и сторонники прежней власти. Издевательствам подвергались даже тела убитых. Например, убитому председателю ревкома Холмогорову один из участников погрома «вставил в рот … огурец и пнул труп со словами: Жри собака, не жалко теперь».

Такая же картина наблюдалась позже и в Воткинске, а также в других заводских посёлках и деревнях Прикамья, где власть брали повстанцы. Арестам подвергались большевики и красноармейцы, а также их родственники. По свидетельству воткинского меньшевика Смирнова, «чтобы где ни сказали, или не сделали, в пользу арестованных, даже за передачу и посылку табаку, и те лица привлекались за сочувствие». Так, например, были арестованы отец заместителя председателя Воткинского совета К. А. Казёнова и его 18-летняя сестра. Вместе с самим К. А. Казёновым все они вскоре были расстреляны.

Постепенно репрессии падали на всё более широкие слои населения. За недостатком тюремных помещений под временные тюрьмы приспособили баржи. У пристани Гольяны на этих плавучих тюрьмах содержалось около 3 тысяч заключённых, примерно столько же заключенных было и в Воткинске, где для их содержания использовался в том числе Дом Чайковского. Около тысячи заключенных находилось на баржах в Сарапуле. Как отмечает историк Д. О. Чураков, подсчёты современных историков говорят о том, что масштабы репрессий на подконтрольных повстанцам территориях Прикамья были существенно больше, чем во многих других регионах России, где шла Гражданская война. В Сарапуле, который был под властью мятежников значительно меньше, чем Ижевск, на каждые 18 жителей приходился 1 политзаключённый.

Заключённые содержались в нестерпимо тяжёлых условиях, в любой момент могли стать жертвами грубого произвола со стороны охранников. В одном из источников так описывается одна из экзекуций, регулярно проводившихся тюремщиками:

  • Вечером врывается с десятком белогвардейских опричников Солдатов. — Встать! Смирно! — раздается зычный голос тюремщика.- На первый, второй расчитайсь! Пришибленные заключенные торопливо исполняют грозную команду, выстраиваясь в две шеренги, и с замиранием сердца ожидая дальнейших издевательств пьяных палачей. — За что арестован? — грозно обращается к кому-либо из арестованных Солдатов. — А, молчишь, собака! — рычит, не ожидая ответа, озверевший хам, и со всего размаха ударяет несчастного заключенного револьвером по лицу. — Бей его мерзавца, ребята! — командует пьяный палач и на глазах остальных заключенных начинается зверское истязание несчастной жертвы. Насытившись расправой, палачи удаляются из камеры, а за ними уносится окровавленный, истерзанный товарищ. Выносится на двор, где его и приканчивают.

Одна из барж с заключёнными, стоявшая у пристани Гольяны, была приготовлена к затоплению на случай прорыва красноармейцев. Спасти заключённых позволил дерзкий рейд большевистских миноносцев «Прыткий», «Прочный» и «Ретивый» в тыл противника под командованием Ф. Ф. Раскольникова. По приказу Раскольникова при подходе к Гольянам на кораблях были подняты андреевские флаги вместо красных. Обманув таким образом охранников, Раскольников увёл «баржу смерти» в Сарапул. Так были спасены 432 заключённых. По их свидетельствам, перед приходом красных матросов были расстреляны 300 заключённых, часть их них была закопана ещё живыми.

В ответ Юрьев, ставший после отставки Федичкина Главнокомандующим Прикамской Народной армии, 5 ноября выпустил приказ, в котором говорилось:

  • "Пусть арестованные молят бога, чтобы мы отогнали красных, если красные приблизятся к городу ближе, чем на 3 версты, то арестантские помещения будут закиданы бомбами."

В ту же ночь повстанцы казнили 19 человек.

Массовые казни часто проводились повстанцами. Согласно исследованиям историка Чуракова, в одну из таких казней было убито более 100 человек. Также историком Ратьковским описывается случай расправы над 22 крестьянами Банниковыми, арестованными потому, что они были однофамильцами советского деятеля. Их стали сечь кнутом-девятихвосткой, в ходе чего 7 из них были забиты досмерти. Остальные были расстреляны. Всего в результате карательных акций повстанческих властей в Прикамье, по оценке этого историка, осенью 1918 погибло 500—1000 человек.

В дни сдачи Ижевска и Воткинска, спасаясь от Красного террора, восставшие ижевцы и воткинцы уходили от преследования Красной Армии. Ветеран ижевского восстания полковник Ефимов пишет:

  • "Около 40 тысяч, может быть, до 50 тысяч рабочих и их семей бросили родные очаги и все, что им было дорого. Уходили от расправы и мести той власти, которая именовала себя защитницей всех трудящихся."

Поражение восстания

11 сентября 1918 года части Красной армии взяли Казань. Это позволило руководству красноармейцев высвободить дополнительные силы против повстанцев Прикамья. С начала октября Прикамская Народная армия начинает терпеть одно поражение за другим. Попытки установить взаимодействие с частями Самарского КОМУЧа — позже Уфимской Директории — к успеху не привели.

Под влиянием внешних и внутренних причин в войсках повстанцев усиливалось брожение, отдельные их части переходили на сторону красных.

В начале октября красными был взят Сарапул. После этого началась подготовка к окружению и штурму Ижевска. Операция была возложена на 2-ю сводную дивизию 2-й армии, которой командовал В. М. Азин. 7 ноября после артподготовки произошло решающее сражение, бой шел на южных подступах к городу.

В ходе этого боя повстанцами впервые в гражданской войне была применена так называемая психическая атака. Ижевские офицеры видели такие атаки в Восточной Пруссии и, по причине нехватки патронов, решили повторить этот опыт. Цепи повстанцев шли в атаку шагом с винтовками наперевес, но без единого выстрела. Вместе с атакующими шли несколько десятков гармонистов, гудел заводской гудок, били колокола Михайловского собора. Приблизившись к позициям красных, повстанцы вступили в рукопашный бой, используя штыки и ножи. В результате атаки части Красной Армии на этом участке фронта были опрокинуты, а Второй мусульманский полк бежал с поля боя, оставив позиции. Азину пришлось лично возглавить контратаку, собственным примером вдохновляя солдат.

К концу дня повстанцы понесли тяжелые потери и вечером, оставив свои укрепленные позиции, отступили в Ижевск. Серьезные потери были и со стороны Красной армии, поэтому ночью боевые действия были приостановлены. Руководство восстания, посчитав, что удержать город не удастся, приняло решение отступать к Воткинску. В ночь с 7 на 8 ноября около 15 000 жителей покинули город (среди них было не менее 10 000 боеспособных мужчин, остальные — члены семей повстанцев). Утром 8 ноября части Красной армии вступили в Ижевск и жестоко расправились с восставшими. По утверждению полковника Федичкина, при вступлении в Ижевск большевики расстреляли на площади Михайловского собора 400 рабочих, из числа оставшихся в городе. 11 ноября повстанцами был оставлен и Воткинск. Вскоре через Каму перешли последние части Прикамской Народной армии.

Итоги

Отступившие за Каму войска повстанцев в дальнейшем воевали с большевиками в составе Ижевской и Воткинской дивизий Белой армии адмирала Колчака. После поражения белых большая часть сражавшихся в их войсках ижевцев осела в Маньчжурии и США.

Большинство же оставшиеся в Ижевске рабочих, разочарованных и возмущённых режимом террора, установленным властью правых социалистов, приветствовало вступающие в город части Красной армии. В Ижевске была восстановлена Советская власть.

Память о восстании

12 августа 2009 года в Ижевске состоялось торжественное открытие мемориальной доски в память об участниках Ижевского восстания 1918 года. Она установлена на фасаде здания бывшего Генеральского дома, где располагался штаб восстания. В церемонии открытия участвовали представители Администрации Ижевска и Удмуртской епархии РПЦ.


Страниц: 1
Опубликовано: 11.11.09 | Просмотров: 13953 | Печать  Статьи  Назад